Эти перемены в личностно значимой форме, в первую очередь, сказываются на психическом состоянии и здоровье молодежи. И поскольку именно в юности происходит активное формирование системы идеалов и ценностей, то вопрос о динамике ценностных ориентаций молодежи сегодня встает особенно остро.

На основе перестройки жизненных планов и жизненного опыта, новых взаимоотношений между людьми при отсутствии единых заданных эталонов и стандартов деятельности, взаимозависимости социальных интеракций и нарастании нарциссических тенденций в современном обществе начинают по-новому проявляться или подвергаться трансформациям различные социально-психологические феномены, что, конечно же, относится и к феномену нарциссизм. Многогранность и сложность феномена «нарциссизм» отражается в современной зарубежной науке в многочисленных публикациях в области философии (M. Hrdliska, 1997), социологии (E.J. Finkel, W.K. Campbell, L.E. Buffardi, 2009; R.P. Brown, K. Budzek, M. Tamborski, 2009), политологии (A. Horowitz, R. Matthews, 1997; K.W. Franks, S. Sreenivasan, B.J. Spray, 2009), педагогики (F.Ryan, M.Bednar, J.Sweeder, 1999; M.J. Gehrie, 2009; J.L. Fosshage, 2009), литературы (W.Hunt, 1995; А.Гольдштейн, 1997; А.Е. Плохарский, 1998), психологии религии (R. Nauta, 2008; L. Somerstein, 2009), психиатрии и клинической психологии (J.Kruse, W.Woller, 1995; M. Väfors Fritz, V.M. Ruchkin, 2008; A. Campbell, G. Waller, N. Pistrang, 2009), в рамках общепсихологических исследований (F. Rhodewalt, J. Madrian, S. Cheney, 1998; M. Clark, 2009), в сфере организационной психологии (N. Sadeh, E Verona, S. Javdani, 2009), психологии развития (G. Goldman, C. Gelso, 1997; J.M. Guilé, V. Mbékou, 2004; S. Thomaes, B.J. Bushman, 2008) и пр.

Высокая частота употребления термина «нарциссизм» за рубежом и устойчивый интерес исследователей к его содержательной стороне привлекает внимание и российских ученых (Е.Т. Соколова, 2001-2009; Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева, 2002-2009; О.А. Шамшикова, 2003-2009; А.Ш. Тхостов, 2007; Е.П. Чечельницкая, 2001, 2002; А.В. Казанская, 2002; И. Кадыров, 2002; С. Кравченко, 2001; В.А. Зимин, 2001; А.Б. Холмогорова, Н.Г. Гаранян, 2002; О.Н. Павлова, 2004; Е.С. Разумовская, 2006; М.М. Магурская, 2007; В.П. Дворщенко, 2008; И.Ю. Млодик, 2009; Е.В. Улыбина, 2001; Л.В. Стародубцева, 2002; М.И. Розенова, 2006; Н.М. Клепикова, 2006-2009; Е.О. Шамшикова, 2006-2009; С.Б. Нестерова, 2006-2009 и другие).

Несмотря на многочисленные исследования данной проблемы, остается ряд вопросов, требующих существенной проработки. Известно, что понятие «нарциссизм» до сегодняшнего дня не имеет общепринятого определения и рассматривается в большей степени исходя из методологических предпочтений зарубежных и отечественных исследователей, воспроизводя достаточно разрозненную картину подходов, концепций, теоретических находок и экспериментальных данных, в целом не интегрированных и до конца не осмысленных современной психологией личности и общей психологией. И хотя, все без исключения, авторы понимают нарциссизм как непрерывный континуум его переходных форм, простирающийся от его здоровых до злокачественных форм, однако область здоровых нарциссических проявлений личности остается по-прежнему не разработанной. В связи с чем, необходим системный анализ научного знания о здоровом нарциссизме, что позволило бы определить его продуктивные и непродуктивные формы и обобщить основные концепции.

Проблема исследования обусловлена потребностью как в теоретическом осмыслении понятия «здоровый нарциссизм», так и терминологической неопределенностью самого феномена «нарциссизм», вопросом его легитимизации в общей психологии и психологии личности, слабой изученностью взаимосвязи ценностного самосознания и нарциссических проявлений личности в юношеском возрасте.

Таким образом, существует противоречие: между тем, что изменение социально-экономических и культурных условий в нашей стране и, как следствие, изменение ценностного самосознания как на уровне социальных групп, так и отдельной личности, настоятельно требуют проведения комплексного исследования по проблеме здорового нарциссизма, его продуктивных и непродуктивных форм, взаимосвязи ценностей, ценностных ориентаций и выраженности нарциссических проявлений личности. Стремление найти пути разрешения этого противоречия и определило проблему диссертационного исследования.

Объект исследования: психологическая природа и сущность феномена «нарциссизм»

Предмет исследования: взаимосвязь общественных ценностей, ценностных ориентаций и уровней выраженности нарциссических проявлений личности на континууме переходных форм нарциссизма

Цель диссертационной работы: исследование ценностных коррелятов нарциссических проявлений личности в пределах психической нормы.

Теоретический анализ литературных источников по проблеме диссертационного исследования позволил сформулировать гипотезу, имеющую следующие допущения:

  1. В основе нарциссических проявлений личности лежит проблема ее собственной ценности (самоценности), определяя представление личности о себе.
  2. Существует взаимосвязь между нарциссическими проявлениями личности, ее ценностями и ценностными ориентациями.
  3. Уровень выраженности нарциссических проявлений личности обусловливает специфику ее ценностей и ценностных ориентаций.

Исходя из цели и гипотезы диссертационного исследования, в работе ставятся следующие задачи:

  1. Рассмотреть нарциссизм как социокультурный феномен, выявить базовые представления о нарциссизме и его ценностном содержании.
  2. Провести теоретический анализ литературных источников по проблеме здоровых нарциссических проявлений личности на континууме переходных форм нарциссизма.
  3. Определить базовые формы нарциссизма и рассмотреть трансформации нарциссизма как динамические тенденции самосознания.
  4. Провести анализ категории «ценность» в науках о человеке и рассмотреть соотношение нарциссических проявлений и ценностной структуры личности в диапазоне существующих типологий нарциссизма.
  5. Экспериментально исследовать ценностные корреляты личности с разным уровнем выраженности нарциссических проявлений в пределах психической нормы.

Методологической основой диссертационного исследования являются:

– ведущие принципы психологии – принцип детерминизма, единства сознания и деятельности, системности и единства теории и практики;

– основные теоретико-методологические положения концепта «нарциссизм» З. Фрейда, теория нарциссизма Х. Когута; отдельные положения теории нарциссизма О.Ф. Кернберга, Э. Фромма, интегральная модель «нарцисcической системы личности» Ф.-В. Денеке (F.-W.Deneke), разработки отечественных психологов в области нарциссизма Е.Т. Соколовой, В.Д. Шадрикова, О.А. Шамшиковой, Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриевой, Е.П. Чечельницкой и др.

– положение о направленности самосознания как ядре личности С.Л. Рубинштейна, теории самосознания И.И. Чесноковой и В.В. Столина, представления о регуляторной функции самосознания Е.Т. Соколовой, В.И Моросановой и Е.А. Ароновой;

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать автореферат

– базовые положения теорий и концепций по проблеме ценностей и ценностных ориентаций А.Г. Здравомыслова, М.И. Бобневой, М. Рокича, Ш. Шварца, Д.А. Леонтьева, М.С. Яницкого, Н.А. Журавлевой, Л.М. Смирнова и др.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

1. Разработан научный подход к пониманию здорового нарциссизма, который является необходимой составляющей самосознания.

2. Описаны и проанализированы различные подходы к исследованию феномена «нарциссизм», что позволило рассматривать здоровый нарциссизм как универсальную и специфическую систему саморегуляции, направленную на защиту, восполнение и сохранение структурной целостности, временной стабильности и позитивно-аффективной окраски представления личности о себе.

3. Установлена роль здорового нарциссизма в становлении и развитии самосознания личности, ее ценностей и ценностных ориентаций.

4. Теоретически обосновано и экспериментально установлено, что здоровый нарциссизм имеет продуктивные и непродуктивные формы, которые обусловливают направленность самосознания и ценностную структуру личности.

5. Впервые выявлена взаимосвязь между ценностями, ценностными ориентациями и нарциссическими проявлениями личности и сформулированы концептуальные представления о ценностной структуре лиц, дифференцированных по признаку «уровень выраженности нарциссических проявлений».

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что результаты диссертационного исследования дополняют научные представления о становлении и развитии ценностного самосознания личности во взаимосвязи с ее нарциссическими проявлениями, расширяют исследовательское поле в таких отраслях общей психологии и психологии личности, как психология самосознания, психология саморазвития и психология ценностей.

Полученные результаты способствуют преодолению сложившихся в общей психологии и психологии личности стереотипов, в соответствии с которыми нарциссизм рассматривается в основном лишь как клинический феномен. Исследование ценностных коррелятов нарциссических проявлений личности позволяют раскрыть психологическую сущность здорового нарциссизма, его продуктивных и непродуктивных форм, обусловливающих направленность самосознания и ценностную структуру личности.

Практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в данной работе положения и выводы относительно роли здорового нарциссизма и нарциссических проявлений личности во взаимосвязи с ее ценностями и ценностными ориентациями, могут быть положены в основу оказания психологической помощи студентам; использованы в психологическом консультировании по вопросам становления и развития ценностного самосознания в юношеском возрасте; в лекционно-практической части системы профессиональной подготовки психологов и социальных работников; в процедурах по отбору кадров и профессиональной ориентации; при проведении тренингов личностного роста и курсах самопознания. Результаты исследования имеют практическую значимость для преподавателей высшей школы, специалистов по организации учебного процесса в вузе, сотрудников психологической службы вузов, а также могут существенно дополнить спецкурсы по психологии личности и психологии развития.

В диссертационной работе использовался следующий комплекс методов: теоретический анализ литературных источников по исследуемой проблеме, констатирующий и уточняющий эксперимент, тестирование, опрос, методы математической статистики [группировка данных по их значениям, оценка центральной тенденции распределения, иерархический (метод средней связи и метод Уорда) и итеративный кластерный анализ (К-средних), критерий Краскала-Уоллеса (Н), критерий Манна-Уитни (U), коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r)], обобщение результатов исследования. Математическая обработка полученных данных проводилась с использованием компьютерных программ SPSS 13.0, Microsoft Excel XP. Достоверность результатов исследования – не ниже 5% уровня значимости.

Экспериментальной базой исследования служили вузы: Новосибирский государственный педагогический университет, Высшее военное командное училище, г. Новосибирск и Восточно-Европейский Институт Психоанализа, г. Санкт-Петербург.

Экспериментальная выборка составила 334 человека в возрасте от 18 до 24 лет, студенты 1-5 курсов и аспиранты.

В диссертационном исследовании использовались следующие методики: «Опросник ценностей» Ш. Шварца (в адаптации В.Н. Карандышева, 2004), «Диагностика социально-психологической адаптации» К. Роджерса, Р. Даймонда (в адаптации А.К. Осницкого, 2004), опросник «Диагностика нарциссизма» – Narzißmusinventar (NI) – Ф.-В. Денеке, Б. Хильгеншток, Р. Мюллер (F.-W. Deneke, B. Hilgenstock, R. Müller), 1989-1994 (в адаптации О.А. Шамшиковой, Н.М. Клепиковой, 2005-2006), «SKID-II» (в адаптации Н.Л. Волобуевой, 2001), «Нарциссические черты личности» О.А. Шамшиковой, Н.М. Клепиковой (2006-2007).

Положения, выносимые на защиту:

1. Нарциссизм является универсальной и необходимой составляющей здорового самосознания. Функции нарциссизма направлены на защиту, восполнение и сохранение структурной целостности, временной стабильности и позитивно-аффективной окраски представления личности о себе.

2. В основе динамических тенденций самосознания лежит принцип взаимодополнительности: развитие самосознания в онтогенезе необходимо предполагает дискретно-поступательные трансформации нарциссизма.

3. В основе нарциссических проявлений личности лежит проблема ее самоценности, что обусловливает регуляцию представления личности о себе и продуктивные и непродуктивные формы здорового нарциссизма.

4. В процессе переживания себя и собственной ценности во взаимодействии с миром и окружающими людьми раскрывается то, какие общественные ценности (как связующее и связывающее звено между обществом, социальной средой и внутренним миром личности) становятся ее ценностными ориентациями.

5. Низкий уровень выраженности нарциссических проявлений обусловливает непродуктивную форму здорового нарциссизма, порождая конформистскую тенденцию – на место ценностных ориентаций встают общественные ценности, а ценностные ориентации личности не формируются и не развиваются.

6. Средний уровень выраженности нарциссических проявлений, определяет продуктивную форму здорового нарциссизма и отражает оптимальный процесс формирования и развития общественных ценностей и ценностных ориентаций личности.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

7. Высокий уровень выраженности нарциссических проявлений обусловливает непродуктивную форму здорового нарциссизма, порождая деструктивную нарциссическую тенденцию, блокирует интериоризацию общественных ценностей – ценностные ориентации личности направляются исключительно на поддержание самоценности и имиджа самодостаточности.

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивались критическим анализом данных, имеющихся в отечественной и зарубежной литературе; соотнесением теоретических положений с результатами экспериментального исследования, тщательным планированием эксперимента; использованием валидных методов исследования, соответствующих методологии, целям и задачам диссертации; использованием методов математической статистики и компьютерной обработки данных для оценки полученных результатов, их анализом, проверкой достоверности экспериментальных гипотез.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования обсуждались на Международной конференции «15 лет психоанализа в России» (2005), на I и II Международных научно-практических конференциях «Социокультурные проблемы молодежи» (2006; 2007), на III Международной научно-практической конференции «Социокультурные проблемы современного человека» (2008) и других российских конференциях разного уровня, на заседаниях кафедры Общей психологии и истории психологии и научно-методических аспирантских семинарах НГПУ (Новосибирского государственного педагогического университета).

По материалам диссертации разработаны два спецкурса: «Психология здорового нарциссизма» и «Психология самости».

Публикации. По результатам диссертационного исследования опубликовано 15 работ.

Структура работы. Структура диссертации соответствует логике и форме построения научного исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и 3 приложений. Основной текст изложен на _____ страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяется объект, предмет, задачи и гипотеза исследования, подчеркивается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Главу 1 «Теоретический анализ психологического феномена «нарциссизм» открывает параграф 1.1. «Философские аспекты нарциссизма на историческом континууме европейской культуры». Тема нарциссизма от Античности до наших дней перманентно воспроизводит себя в мифе о Нарциссе и позволяет проследить, каким образом наполнялось содержание нарциссического феномена на историческом континууме европейской культуры. Самая первая версия древнего мифа дошла до нас от Публия Овидия Назон из его «Метаморфоз» (II век нашей эры): однажды юноша Нарцисс набредает на ручей и, влюбившись в собственное отражение, умирает от безнадежной  любви к самому себе (Овидий, 1983, с.144 – 165). Вместе с тем, уже и тогда существовали иные трактовки мифа. В рационалистической версии Канона акцент смещается на высокомерие и гордыню Нарцисса (там же, с. 201), Павсаний преимущественно указывает на его фантазии, Люциан вводит идею vanitas – гордыни, связанной с телесной красотой Нарцисса, а Клеменс из Александрии предостерегает об опасной привязанности к преходящей красоте (M. Jacoby, 1990). И только в третьем столетии, начиная с философии неоплатонизма, в основе которого лежала платоновская идея самопознания как припоминания своей забытой сущности, появляется возможность рассматривать миф о Нарциссе как аллегорию (Л.В. Стародубцева, 2002). В средние века и Новое время миф о Нарциссе используется как предупреждение об опасности фантазий и гордыни, что порождают изолированность от общества. В начале XVII века Нарцисса впервые как символ себялюбия начал рассматривать Френсис Бекон. Философ утверждал, что тщеславие и себялюбие могут давать стимул широкому кругу человеческих достижений и достоинств (Н. Шварц-Салант, 2007). Вслед за Ф. Беконом элемент себялюбия в европейской культуре стал интерпретироваться как самодостаточность (B. Sartorius, 1981). Параллельно начинает осмысливаться идея «самопознания». В это время П. де ла Серре (1627), Х. де ла Крус (1680) сравнивают Нарцисса с Христом, а Эхо с человеческой натурой (M. Jacoby, 1990). На рубеже XVII и XVIII веков Ж. Аббади вновь обращается к мифу о Нарциссе и описывает любовь к самому себе с позиций ложной самооценки, как тенденцию сохранения собственного «Я» (Н. Шварц-Салант, 2007). В конце XVIII века в работах В.А. Шлегеля (1798) появляется мотив гения как Нарцисса, а в конце XVIII века возникает мотив цветка нарцисса как символ художника, который потерял и может обрести себя вновь только в фантазиях (в мире творчества) (там же). Известный поворот к теме человека, влюбленного в свой образ, был создан Ф.Крейцером (1812), эту же тему поднял О. Уайльд (1890). На переломе конца XIX начала XX веков в европейской культуре существовал широкий диапазон различных точек зрения на нарциссизм. Одну из них в это время представляют Х. Эллис и П. Неке, которые ввели данный термин в область сексуальной психопатологии (Ж. Лапланш, 1996). Не менее известной была в это время точка зрения Р.М. Рильке (1913), А. Жид (1891), П. Валерии (1926) и Г. Гессе (1930), Р. Касснера (1928) и др., которые видели в Нарциссе символ аскезы и созерцания (А.И. Жеребин, 2003). В это время «Нарцисс выступает как одна из наиболее суггестивных условных фигур, предназначенных окрашивать своей традиционной символикой ситуацию кризиса современной личности» (А. Ханзен-Леве, 1999, с.49). В работе Л.А. Саломе «Двойная ориентация нарциссизма» (1921) приводятся аргументы в пользу синкретического Нарцисса. «Первая ориентация нарциссизма» отражается в произведениях Г. Гофманнсталя, Л. Андриана, В. Брюсова, Ф. Сологуба и др. Здесь «миф о Нарциссе стоит за образом эстета-индивидуалиста, отлучившегося от источников бытия и обособившегося в самом себе» [там же, с.87–112]. «Вторая ориентация» сводится к тому, что Нарцисс смотрится не просто в зеркало водной глади ручья, но скорее в «зеркало Природы». Такой нарциссизм стирает условность любых границ, выходит за рамки «Я», за пределы любви к себе (L. Andreas-Salome, 1962, с.8). Позднее Г. Маркузе (1950/1995) представит подобный нарциссизм как позитивную экзистенциальную альтернативу репрессивной культуре. В конце ХХ вновь возникает новая волна интереса к теме нарциссизма – многочисленные авторы (М. Фуко, Ж. Дерида, К. Леш, Дж. Хуган, П. Мэрин, Ж. Бодрияр, Ж. Липовецки, А. Лоуэн и др.) заговорили о современной западной культуре как о культуре нарциссизма, которая оказалась связана с трансформаций ценностного самосознания как отдельного человека, так и общества в целом.

В параграфе 1.2. «Базовые представления о нарциссизме и его ценностном содержании» отмечается: в статье 1914 года «О нарциссизме: введение» З.Фрейд перечисляет пять клинических фактов, которые доказывают существование нарциссизма как психологического феномена, используя в аргументации восемь его различных иллюстраций. «Проявления <…> нарциссизма можно наблюдать <…> в широком объеме и им должно быть уделено определенное место в нормальном <…> развитии человека» (З. Фрейд, 2006, с. 48). З. Фрейд размышляет о роли нарциссизма в отношениях между людьми и уделяет большое внимание «идеалу Я», который складывается благодаря интериоризации социальных нормативов: они служат для «Я» безусловным стандартом оценки реальных достижений. Идеал Я включает в себя и родительские требования, и их отношение к реальным достижениям человека в раннем детстве, и становится той инстанцией психики, которая содержит ценностные аспекты представления личности о себе. «Этот идеал помимо индивидуального имеет еще и социальную долю, он является также общим идеалом (общественными ценностями) семьи, сословия, нации» (там же, с. 44). Автор отмечает потенциальную взаимообусловленность нарциссической и ценностной сфер личности, взаимосвязь личностных и общественных нормативов: «от идеала Я широкий путь идет к пониманию психологии масс» (там же). Уже в ранних попытках З.Фрейда объяснить феномен «нарциссизм» начинает учитываться <…> тема самоценности» (А. Хайл-Эверс и др., 2001, с. 67). Эта проблема нашла свое отражение в работах К. Хорни (2000), которая показала, что высокая степень выраженности нарциссических характеристик отражает искажение нормального развития личности и охватывает все области ее жизни. По Г.С. Салливану (1999), общественные ценности, транслируются ребенку через родительские фигуры и – в определенном диапазоне – формируют «здоровую» организацию психики с персонификациями «меня хорошего». Относительно маленького ребенка Х. Хартманн (2002) вводит понятие «ожидаемый внешний мир» и рассматривает отношения матери и ребенка на «соответствие друг другу». Несколько раньше Э. Якобсон (Е. Jacobson, 1964) предпринимает глубокое исследование нарциссизма в области формирования идентичности ребенка, идущего через «осознание Я, <…> имеющего идеалы, нормативы и индивидуальные ценности» (с. 22-23). Важным этапом в развитии теории нарциссизма явились работы Г. Розенфельда (H.A. Rosenfeld, 1971), который  показал, что лица с высокой выраженностью нарциссических проявлений имеют грандиозный образ Я, который проявляется не иначе, как псевдонезависимость, и вбирают ценности и идеи окружающих, декларируя их как свои собственные. Э. Фромм (1998) определяет нарушенный нарциссизм, как такое психическое «состояние, при котором человек реально проявляет интерес только к собственной персоне, своим потребностям, своим мыслям и чувствам, своей собственности и т.д., нивелируя ценности других людей» (с.264). У.Г. Йоффе и Дж. Сандлер (W.G. Joffe, J. Sandler, 1967) предложили рассматривать здоровую форму нарциссизма в аспекте развития ее самосознания как такое «психическое состояние, которое <…> в норме сопровождает гармоничное и интегрированное развитие всех биологических и ментальных структур личности» (цит. по: Deneke, F.-W., Hilgenstock B., Müller B.R., 1989, с. 63).

В параграфе 1.3. «Трансформации нарциссизма как динамические тенденции самосознания» отмечается, что в зарубежной психологии широко представлены различные определения и классификации нарциссизма, предложенные разными авторами. Мы будем придерживаться подхода, который в современной формулировке отражает позицию Х. Когута (2002; 2003). Х. Когут (2003) предпринял детальное исследование происхождения и развития «естественного детского нарциссизма», поставив его в центр развития структур «Я» – нарциссизм сам по себе является нормальной и необходимой основой развивающегося «Я». Он показал, что самоуверенные детские амбиции («детская грандиозность») в процессе развития самосознания должны переродиться в здоровые цели, амбиции и уверенность в себе. Результатом трансформированного нарциссизма в этой области является способность регулировать самооценку, достигать жизненные цели, получать удовольствие от различных видов деятельности. Х. Когут считал, что в основе нарциссического ядра также лежит потребность в идеализации, которая при нормальном развитии трансформируется в чувство самоценности и является основой позитивного самоотношения, образуя остов ценностного отношения личности к себе и миру. Подобные трансформации нарциссизма проявляются как результат усвоенных нормативных требований и идеалов, отражающих способность жить в соответствии с этими ценностями и придерживаться их. Третий компонент, составляющий ядро нарциссизма, – это потребность в соотнесенности с другими людьми, которая определяет развитие «Я» и отражает основные трансформации нарциссизма (развитие эмпатии, способность к юмору, креативность и признание конечности жизни). По мнению Х. Кохута, успешное удовлетворение этой потребности, позволяет чувствовать себя членом большой человеческой семьи и подтверждать принадлежность к своей культуре. И хотя Х. Когут не предложил развернутой модели нарциссизма как динамической тенденции самосознания, но попытался объяснить, как развивается и трансформируется естественный детский нарциссизм, описав ожидаемые варианты поведения, отношений и чувств в онтогенезе (от ребенка до взрослого) на континууме переходных форм его развития. Он подчеркивал, что нарциссические потребности не изживают себя никогда, и важны в функционировании представления личности о себе на протяжении всей жизни.

Структуры представления личности о себе, на наш взгляд, по-новому могут быть раскрыты в процессе анализа двух взаимообусловленных конструктов – «самосознание» и «нарциссизм», образующих динамические тенденции Я: развитие самосознания в онтогенезе необходимо предполагает дискретно-поступательные трансформации нарциссизма, отражающие направленность самосознания (О.А. Шамшикова, Е.О. Шамшикова, С.Е. Соколов, 2008). Мы считаем, что представление личности о себе является саморегулирующейся системой, которая включает в себя как осознаваемые, так и неосознаваемые динамические структуры, образующие целостность и непрерывность «Я». Это не противоречит тенденции, существующей в отечественной психологии, рассматривать самосознание как ядро личности (Л.И. Божович, И.С. Кон, А.Б. Орлов, С.Р. Пантилеев, В.В. Столин и др.), а основной характеристикой самосознания признавать целостность и непрерывность «Я». Подход, который методологически и теоретически наиболее близок нам по целям и задачам, – это понимание направленности самосознания как ядра личности. Направленность личности, вслед за С.Л. Рубинштейном (2002), понимается нами как динамическая система мотивационных тенденций, нормативов и идеалов, которые находятся в сложных, в том числе, и иерархических связях и отношениях.

В параграфе 1.4 «Функциональные характеристики нарциссизма» отмечается, что в 1950-х годах ХХ века в зарубежной психологии началась дискуссия о существовании свободной от влечений зоны «Я», функции которой обусловливает нарциссическая активность, направленная на образование «внутреннего Я» человека (Х. Хартман, 2002). Итогом этой дискуссии стало понимание того, что психическая активность является нарциссической в той степени, в какой ее функцией является защита, восполнение и сохранение структурной целостности, временной стабильности и позитивно-аффективной окраски представления личности о себе (Р. Столороу и др., 1999). По мнению Ф.-В. Денеке (F.-W. Deneke, 1994), эта активность лежит в основе функционирования сложной динамической само-системы, которая образуется, как субъективная модель внутреннего мира человека. Эта специфическая само-система содержит все то, что вытекает из субъективного переживания – “Я личность”. Ее организацию характеризуют две позиции: гомеостаз и гомеорез. Антитезой гомеостаза, способствующего поддержанию внутреннего постоянства любой живой системы, выступает гомеорез, обеспечивающий возможность ее эволюции и развития. Эти два процесса представляют собой некое диалектическое единство и не могут существовать друг без друга (К.Х. Уодингтон, 1970). Ф.-В. Денеке (1989) пишет: «Регуляторные процессы одного вида ориентированы на то, чтобы можно было добиться свободного от внутренних напряжений равновесия, состояния спокойствия. Процессы регуляции другого вида протекают в диаметрально противоположном направлении, следуя принципу беспокойства, нарушают равновесие, создают возбуждение» (цит. по: О.А. Шамшикова, Н.М Клепикова, 2006, с.264). Целевые функции гомеостаза (ориентированные на принцип спокойствия), автор связывает с нарциссическими потребностями – это стремление 1) быть уверенным в стабильности своих отношений с людьми и в относительном постоянстве мира, чувствовать себя ориентированным в происходящем и преодолевать требования жизни; 2) поддерживать чувство собственной значимости в согласии со своими ценностями, личными нормативами и идеальными «самопроектами», гордиться собой, любить себя и ценить, ощущать свою уникальность и знать, что другие воспринимают эту непохожесть и принципиальную незаменимость «меня другим человеком»; 3) искать смысл жизни. В одном фрагменте жизненного опыта часто удовлетворяются одновременно несколько нарциссических потребностей, поэтому баланс в одной из названных областей может компенсировать неравновесие в какой-либо другой. При исследовании функций гомеореза (отвечающих принципу беспокойства), Ф.-В. Денеке обнаруживает два главных момента: стремление 1) «к удовольствию ради удовольствия» и 2) к новому, потенциально вселяющему неуверенность опыту в новых отношениях; к тренировке новых навыков, форм восприятия, чувствования, переживания, форм мышления и нового знания, ломающих привычные границы прежнего порядка; любопытство к ситуациям, требующим компетентности, которые до сих пор не были хорошо знакомы и не могли быть достоверно проверены опытом. «Функции нарциссической регуляции играют принципиальную роль для всех людей (безусловно, с разной степенью важности), а не только для тех, которых принято изображать в клинической литературе как пример нарциссической патологии» (цит. по: О.А. Шамшикова, Н.М Клепикова, 2006, с. 262). И хотя «компоненты опыта у каждого человека индивидуально-специфичны» (F.-W. Deneke, 1989, с. 11), но «существуют устойчивые нарциссические формы саморегуляции, которые, являются универсальными для всех <…> хотя они могут в некотором пределе индивидуально различаться, порождая континуум переходных форм нарциссизма» (цит. по: О.А. Шамшикова, Н.М Клепикова, 2006, с. 262).

В Главе 2 рассматривается «Соотношение ценностей, ценностных ориентаций и нарциссических проявлений личности». В параграфе 2.1. «Анализ категории ценность в науках о человеке» отмечается, что существуют два основных подхода к пониманию ценностей: первый – общефилософский, второй – социологический и психологический (И.Е. Задорожнюк, 2006). В рамках общефилософского подхода, ценность рассматривается как обобщающее понятие для таких явлений как идеал, нравственная норма (В.П. Кобляков, 1989) – это то, что объективно существует в рамках культуры и включено в структуру личности как носителя этой культуры. 3. Фрейд (1991), А. Адлер (1995), Г.С. Салливан (1999), Э. Эриксон (1996), К. Хорни (2000) и др. непосредственно рассматривали развитие личности в зависимости от ценностей культуры. Д. Рисмен считал, что «источником ценностных ориентаций личности является или собственное мировоззрение человека, или социальная среда, признающая или отвергающая те или иные ценности» (Совр. Зап. социология, 1990, с. 321). В отечественной науке соционормативной позиции придерживался В.П. Тугаринов (1960). По С.Л. Рубинштейну (1976), ценности производны от соотношения мира и человека и выражают все то, что в мире значимо для человека. Развитие личности, по Л.С. Выготскому (1996), обусловлено освоением человеком ценностей культуры. Двойственный характер ценностей описывает Ю.А. Шерковин (1982): они обусловлены социальным опытом, системой воспитания и усвоенных социокультурных норм и правил, но в то же время они индивидуальны. А.Г. Здравомыслов (1986) выдвигает принципиальную для нашего исследования мысль о ценностях как связующем звене между обществом и внутренним миром личности. Эту же точку зрения развивает М.И. Бобнева (1978, 1981).

Д.А. Леонтьев (2003) дифференцировал теории ценностей на три группы. Первая трактует ценности наряду с такими понятиями как мнение, представление, убеждение, дифференцируя ценности жизнедеятельности, или терминальные ценности, с одной стороны, и ценности как принципы жизнедеятельности, или инструментальные ценности, с другой (В.Н. Карандашев, 2004). Вторая  предлагает рассматривать ценности как социальные установки, задаваемые официальной идеологией и определяющие оценку окружающей действительности, и реальные ценности, регулирующие поведение и деятельность людей, которые могут не совпадать (В.В. Гриценко, 2005). Третья, сближая ценности с понятиями «потребность» и «мотив», относит ценности к классу устойчивых мотивационных образований. Д.А. Леонтьев (2003) отмечает, что потребности человек субъективно воспринимает как нечто, находящееся «внутри» и толкающее его к чему-то «снаружи», в то время как ценности есть нечто внешнее, относящееся к миру. Потребности всегда переживаются человеком как связи с миром, а ценности – как конечные ориентиры желаемого состояния дел. Анализ категории «ценность» позволил выделить два главных для нас положения: определение ценностей как связующего и связывающего звена между обществом, социальной средой и внутренним миром человека и понимание психологической природы ценностей как проявления потребностей и формообразующих мотивов.

В параграфе 2.2. «Ценностные ориентации, личностные характеристики и направленность личности» отмечается, сегодня ценностные ориентации рассматриваются в разных аспектах: в связи с анализом ее деятельности (А.Н Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), основной жизненной направленностью (Б.Г. Ананьев), анализом отношений (В.Н. Мясищев) и общения (К.А. Абульханова-Славская, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов), установками (Д.Н. Узнадзе, А.С. Прангишвили), как отношение личности к жизненным ценностям (В.Я. Ядов, Л.О. Лотар) и объектам окружающей действительности (М.В. Демина, Р.Х. Шакурова, С.С. Бубнова), как стремление, интерес личности к жизненным ценностям (В.Б. Ольшанский, Б.Г.Ананьев), как направленность личности на ценности (Б.Г. Ананьев, В.А. Ядов, Л.И. Анцыферова, Е.А. Яблокова, Е.З. Волчек), как представление личности о жизненных ценностях (К. Клакхон, Д.А. Леонтьев), как установка личности на жизненные ценности (И.С. Кон, В.В. Водзинская). В отечественной литературе представлены многочисленные исследования, посвященные изучению взаимосвязи ценностных ориентаций с различными личностными характеристиками, например, конформизмом (А.П. Васильев, 2000), авторитаризмом (Н.А. Дьяконова, 2001), направленностью личности (Л.В. Зубова, 1997), особенностями самосознания (В.В. Гулякина, 2000; Ф.А. Очере, 1994), с самооценкой и самоуважением (Т.Н. Мальковская, 1983). Любые теории и концепции «Я» выделяют в его структуре ценностные компоненты (И.С. Кон, 1980). Ценностные ориентации личности на каждом этапе ее развития являются основным интегрирующим образованием, а уровень оптимальной согласованности жизнедеятельности (поведения) и ценностных ориентаций личности свидетельствует об уровне развития ее самосознания (М.С. Яницкий, 2000). Регулирующая роль ценностных ориентаций проявляется в том, что именно они, являясь показателем общей направленности самосознания личности, ее жизненных устремлений, отношения к тем или иным сторонам жизни, «несут» в себе смысловые схемы поведения и не исчезают при достижении цели. Специфика ценностных ориентаций состоит в том, что они направляют личность на реализацию определенных отношений, на определенную деятельность, а также обусловливают выбор определенных средств для достижения конкретной цели (М. Rokeach, 1992) и коррелируют с общественными нормами и идеалами (Н.А. Журавлева, 2006).

В параграфе 2.3. «Ценности и ценностные ориентации в диапазоне типологии нарциссических проявлений личности в пределах психической нормы» рассматривается вопрос о ценностях и ценностных ориентациях во взаимосвязи с нарциссическими проявлениями личности. Б. Берстен (В. Bursten, 1973) предлагает рассматривать нарциссические проявления личности по способу восстановления позитивно-аффективной окраски представления личности о себе. Вслед за В. Райхом, он описывает нарциссический профиль личности, обозначенный им как «фаллический», и отмечает, что подобные лица имеют тенденцию занимать устойчивое положение в жизни, стремятся быть успешными, неотразимыми и часто действительно становятся лидерами. Активная жизнь выступает для них не как ценность, а как специфический способ выживания (Е.О. Шамшикова, 2006). Они ориентируются на чужие цели и копируют пути их достижения, стремясь получить признание и восхищение (S. Bach, 1985). Б. Берстен рассматривает два нарциссических профиля – «манипулятивный» и «конфликтный». Конфликтная нарциссическая личность более склонна контролировать и примененять силу, вплоть до проявления антисоциальных тенденций (О.Ф. Кернберг, 2000), манипулятивная – предпочитает обман. И для манипулятивных, и для конфликтных личностей одинаково характерно презрение к другим людям. Успешные в деловых отношениях, они имеют большие сложности в установлении близких отношений. Различные аспекты отношений, часто принимаются ими за необоснованные претензии и атаку на их свободу (M.T. White, 1986). Их ценности не интегрируются с социокультурными ценностями мира, частью которого они являются и в котором они живут (С.Е. Соколов, 2006). В связи с высокой самооценкой самосознание таких людей переполнено ожиданиями, согласно которым окружающие люди должны оценивать их как особых личностей. Следующий нарциссический профиль личности Б. Бернстен называет «зависимым» (по своей форме он тяготеет к конформному типу). Главной целью подобных лиц является стремление поставить других людей в позицию заботящихся, поддерживающих или иным образом удовлетворяющих их потребности. Они склонны к социальному общению, но иногда могут «цепляться» за одного человека или малую группу людей (В. Bursten, 1973; W.W. Meissner, 1986).

В параграфе 2.4. «Базовые формы нарциссизма и их ценностные характеристики» отмечается, что концептуализация характеристик взрослого нарциссизма предполагает некоторые его характерные образцы. Следуя традиции, О.Ф. Кернберг (2000) классифицирует нарциссизм в широком диапазоне – от его нормальной до патологической формы – по степени выраженности дескриптивных характеристик, выделяя следующие формы. Нормальный нарциссизм взрослого может быть определен как адаптивный способ регуляции самооценки, который зависит от здоровой структуры «Я»: связан со стабильностью представления личности о себе, характеризуется способностью к устойчивым и длительным межличностным отношениям, подразумевает способность жить согласно собственным ценностям в гармонии с общественными нормативами и идеалами, является источником самоуважения и непрерывным подтверждением собственной ценности. Нормальный инфантильный нарциссизм отражает структуру Я и регуляцию самооценки (сообразно возрасту ребенка) посредством удовлетворения возрастных потребностей, подразумевает инфантильную ценностную сферу личности, инфантильные потребности и запреты. Патологический нарциссизм отражает наличие деформации практически всех аспектов нормального нарциссизма. О.Ф. Кернберг смещает здесь акцент на нарушения внутреннего мира личности, который, в его понимании, складывается из опыта отношений со значимыми людьми и из их роли в формировании представления о себе и других людях. Позитивные источники самооценки здесь всецело нивелируются активным грандиозным Я (раздутой Я-концепцией). Структура грандиозного Я, позволяет человеку думать, что он уже и является тем, кем он хотел бы быть (в итоге нет признания той работе, которую следует выполнять для достижения реальных целей, и нет тех значимых людей, которым можно подражать).

Х. Когут (2002) предлагает следующую дифференциацию базовых форм нарциссизма. Ожидаемый нарциссизм (соответствует детскому – юношескому возрасту) – на каждой стадии психологического развития человек различает и объединяет осознание себя и других в контексте общественных нормативов, требований и формирования индивидуальных приоритетов и ценностных ориентаций личности. Стабильный нарциссизм – Х. Кохут выделяет две его формы: 1). Нарциссические состояния, при которых выражены проблемы настроения, самоуважения и регуляции напряжения, что проявляется в виде таких специфических симптомов как повышенная чувствительность к недостаточному вниманию и признанию, ожидании особого отношения и пр. Устойчивые во времени (хронические) нарциссические состояния рассматриваются Х. Когутом как стабильный нарциссизм, которому на континууме его переходных форм отводится место рядом с легкими расстройствами характера. 2). Нарциссические нарушения поведения – проявляются в виде таких симптомов как делинквентность или пагубные привычки. Трансформированный зрелый нарциссизм – соответствует физиологическому возрасту и уровню зрелого психического развития личности – переживается взрослым человеком не иначе как чувство самоценности, проявляется как чувство собственного достоинства и отражает интеграцию межличностной соотнесенности с другими людьми и социокультурного самоопределения личности, предполагает такие ценностные ориентации личности (в терминах Ш. Шварца) как «открытость изменениям» и «самотранцендентность» (В.Н. Карандашев, 2004).

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Глава 3 содержит «Экспериментальное исследование ценностных коррелятов личностей с разным уровнем выраженности нарциссических проявлений». В параграфе 3.1 «Методы и организация исследования» представлена программа экспериментального исследования, которая реализовывалась в четыре этапа на протяжении 2005-2009 г.г. Первый этап экспериментальной работы включал выбор методического инструментария, релевантного объекту и предмету исследования, с помощью которого последовательно проводилась диагностика испытуемых. На втором этапе решалась задача дифференциации выборки (N=334) на n однородных групп методом кластерного анализа по признаку – степень выраженности нарциссических проявлений личности – с использованием шкалы «нарциссизм» методики SKID-II. Для выявления устойчивых закономерностей результатов кластеризации использовался иерархический кластерный анализ в двух вариациях: метод средней связи и метод Уорда. Для того чтобы определиться с оптимальным количеством кластеров, была проведена предварительная кластеризация при помощи иерархических методов на случайно отобранной компьютером выборке наблюдений – 79 человек при кластеризации по методу средней связи и 78 человека при кластеризации по методу Уорда. Анализ таблицы агломерации по методу средней связи показал скачок между 76 и 77 шагом с 11,250 до 21,488; по методу Уорда – между 74 и 75 шагом с 63,307 до 112,940, что говорит об оптимальном количестве кластеров, равном трем. Однако границы выделенных кластеров оказались нестабильными. Для уточнения результатов кластеризации применялся метод к-средних, удалось выявить следующие пограничные значения: от 0 до 3; от 4 до 8; от 9 до 15, также установлены конечные центры кластеров: 2,66; 6,06; 10,31. Итак, по совокупным результатам кластеризации – метод средней связи, метод Уорда и метод к-средних – общая выборка (N=334) была дифференцирована на три экспериментальные группы. На третьем этапе проверялась достоверность различий по H – критерию Краскала-Уоллеса и U – критерию Манна-Уитни на трех экспериментальных группах между переменными, образованными по 9 шкалам опросника «Нарциссические черты личности» и 18 шкалам методики «Диагностика нарциссизма». Зафиксированы различия по H – критерию Краскала-Уоллеса на 1% и 5% уровне значимости по двенадцати из восемнадцати возможных параметрам, образованных по шкалам опросника «Диагностика нарциссизма» и по девяти из девяти возможных – по шкалам методики «Нарциссические черты личности». Произведенные расчеты с применением U – критерия Манна-Уитни позволили установить, что уровень исследуемых нарциссических признаков нарастает при переходе от группы к группе, указывая на направление этих изменений. Испытуемые с показателями: от 0 до 3 – составили ЭГ-1 (N1=120) – низкий уровень; от 4 до 8 – ЭГ-2 (N2= 169) – средний уровень; от 9 до 14 – ЭГ-3 (N3= 45) – высокий уровень нарциссических проявлений. На четвертом этапе методом корреляционного анализа (rs-Спирмена) велся поиск существенных взаимосвязей между ценностями, ценностными ориентациями, характеристиками социально-психологической адаптации и уровнем выраженности нарциссических проявлений личности отдельно на каждой из трех экспериментальных групп.

В параграфе 3.2. «Анализ ценностных коррелятов личностей с низким уровнем выраженности нарциссических проявлений» в результате анализа матрицы интеркорреляций (rs-Спирмена) на ЭГ-1 (N1=120) было сделано предположение, что данную группу формирует конформный тип личности. Для испытуемых ЭГ-1 характерен феномен группового нарциссизма (группа – это и есть «Я»), функциями которого является, во-первых, аппеляция к общим ценностям, которая цементирует группу изнутри, а, во-вторых, нарциссизм создает членам группы ощущение удовлетворенности (Э. Фромм, 1998). Заметим, что обнаруженные нами взаимосвязи между переменными, образованными по шкалам методики «Диагностика нарциссизма» и опросника ценностей Ш. Шварца, практически дублируют друг друга на уровне ценностей и ценностных ориентаций испытуемых. Самые сильные связи обнаружены между переменными традиция – жажда похвалы и подтверждения значимости (r=0,265 при р<0,01); идеалы ценностей (r=0,236 при р<0,01). Как отмечает Ш. Шварц, традиционный способ поведения является символом групповой солидарности, выражением единых ценностей и гарантией выживания (В.Н. Карандашев, 2004):  традиция – симбиотическая защита (r=0,226 при р<0,05). Ценность традиция в данном случае не столько является ценностной ориентацией испытуемых, сколько больше свидетельствует о конформистской тенденции, основанной на желании «двигаться по заданной траектории», поскольку «успешная социализация предполагает, с одной стороны, эффективную адаптацию человека в обществе, а с другой – способность в определенной мере противостоять обществу» (А.В. Мудрик, 2007, с. 297). Конформистская тенденция позволяет иметь испытуемым свои бонусы: безопасность – ожидание особого отношения (r=0,219 при р<0,05), потребность в постоянном внимании (r=0,212 при р<0,05). Обращают на себя внимание взаимосвязи между переменными, образованными по шкалам методик «Нарциссические черты личности» и опросником ценностей Ш. Шварца: традиция – (r=0,281 при р<0,05); вера в собственную уникальность (r=0,196 при р<0,05); потребность в постоянном внимании и восхищении (r=0,218 при р<0,05), которые тоже дублируются как на уровне ценностей, так и на уровне ценностных ориентаций. Обращает на себя внимание отрицательная корреляционная связь традиция – грандиозное Я (r= – 0,199 при р<0,05). Чем более выражена ценностная ориентация традиция, тем менее востребованным является механизм нарциссической регуляции грандиозное Я, который «способен эффективно поддерживать когерентность личности (связность ее Я) при уязвленном самолюбии и иных реальных или потенциальных угрозах внутренней стабильности. Грандиозность – это эффективная защита от чувства зависимости» (О.А. Шамшикова, Н.М. Клепикова, 2006, с. 271). В данном случае зависимость от группы очень высокая, а представление личности о себе регулируется исключительно со стороны группы: внешний контроль – достижения (r = 0,197 при р=0,05); гедонизм (r = 0,203 при р=0,05); самостоятельность (r = 0,193 при р=0,05); конформность (r = 0,193 при р=0,05).

В параграфе 3.3. «Анализ ценностных коррелятов личностей со средним уровнем выраженности нарциссических проявлений» отмечается, что в результате анализа матрицы интеркорреляций (rs-Спирмена) на ЭГ-2 (N2= 169) было сделано следующее предположение. Испытуемых характеризуют процессы естественного становления личности в период юности. У них присутствуют амбивалентные желания: самостоятельность – социальная изоляция (r=0,228 при р<0,01); конформность – идеал самоудовлетворения (r=0,220 при р<0,01); стимуляция – идеал самоудовлетворения (r=0,167 при р<0,05). Эти амбивалентные связи в своей основе содержат, с одной стороны, гротесковый отказ от любого чувства зависимости, с другой, потребность быть полноправным членом общества. Наиболее важной для испытуемых является общественная ценность власть, с ней оказались сцеплены два механизма регуляции представления личности о себе: власть – идеалы ценностей (r=0,219 при р<0,01); идеал самоудовлетворения (r=0,205 при р<0,01). С одной стороны, ценность власть (авторитет, богатство) отражает стремление к достижению или сохранению доминантной позиции в рамках социальной системы, с другой, у испытуемых присутствует тенденция преувеличивать масштабы собственной значимости. Иметь в юности высокий статус и устойчивое положение в обществе достаточно сложно: власть – грандиозное Я (r=0,191 при р<0,05); базовый потенциал надежды (r=0,178 при р<0,05). Ценность безопасность как гармония индивидуальных и групповых потребностей переживается, с одной стороны, через внутренний контроль и приносит эмоциональный комфорт, и в то же время, вызывает сложности в отношениях и проявлениях себя: безопасность – эмоциональный комфорт (r= 0,349 при р<0,01); внутренний контроль(r= 0,218 при р<0,01); доминирование (r= -0,312 при р<0,01); адаптивность (r= -0,228 при р<0,01); принятие других (r= -0,192 при р<0,05). Обращает на себя внимание группа корреляций: самостоятельность – бессильное Я (r=0,158 при р<0,05); самостоятельность – внутренний контроль (r=0,200 при р<0,05); эмоциональный комфорт (r=0,192 при р<0,05);  адаптивность (r= -0,211 при р<0,01); принятие других (r= -0,197 при р<0,05).– слабая социальная компетентность порождает неадекватность в проявлениях самостоятельности мышления и выборе способов действий, что приводит к переживанию собственной хрупкости и бессилия, привносит сложности в отношениях с группой: В юности человеку свойственно считать себя особенным и уникальным и завидовать тем, кто остался в анналах истории: универсализм – потребность в постоянном внимании и восхищении (r=0,83 при р<0,05); вера в собственную уникальность (r=0,166 при р<0,05); зависть (r=0,158 при р<0,05). Принадлежность к группе, следование ее ценностям и идеалам приносит удовлетворение, но в то же время требует внутреннего контроля и ограничивает в претензиях на доминирование: традиции – эмоциональный комфорт (r= 0,242 при р<0,01); доминирование (r= -0,171 при р<0,05); внутренний контроль (r= 0,151 при р<0,05). Не теряя связь с группой испытуемые все-таки могут реализовывать стремление к новизне и глубоким переживаниям не нарушая представления о себе: стимуляция – самопринятие (r= 0,172 при р<0,05). Заметим, что взаимосвязи между переменными, образованными по шкалам методик «Диагностика нарциссизма», «Нарциссические черты личности» и опросника ценностей Ш. Шварца на ЭГ-2 на уровне общественных ценностей и ценностных ориентаций испытуемых существенно различаются. В юношеских переживаниях раскрывается то, какие общественные ценности становятся или не становятся личными ценностями человека (Д.И. Фельдштейн, 1999).

В параграфе 3.4. «Анализ ценностных коррелятов личностей с высоким уровнем выраженности нарциссических проявлений» в результате анализа матрицы интеркорреляций (rs-Спирмена) на ЭГ-3 (N3= 45) было сделано предположение, что данную группу формирует нарциссический тип личности. Примечательно, что взаимосвязи между переменными, образованными по шкалам методик «Диагностика нарциссизма», «Нарциссические черты личности» и опросника ценностей Ш. Шварца на ЭГ-3 полностью дублирую друг друга на уровне общественных ценностей и ценностных ориентаций испытуемых. Самостоятельность является той ценностью, которая поддерживает позитивное представление личности о себе: самостоятельность – эмоциональный комфорт (r=0,447 при р<0,01), идеал самоудовлетворения (r=0,306 при р<0,05) Однако, стремление к доминированию мешает самостоятельно мыслить и действовать: самостоятельность – доминирование (r= -0,627 при р<0,01). Самопринятие и способность к адаптации напрямую связаны с юношескими представлениями о достижениях – ценятся только великие достижения, а доступные победы и успехи только нивелируют грандиозное представление о себе: достижения – адаптивность (r= -0,430 при р<0,01); самопринятие (r= -0,414 при р<0,01). Потребность в доминировании, чувство особенности и исключительности, неспособность принимать других людей как автономных личностей не позволяет радоваться жизни и создают проблемы в отношениях с окружающими: доброта – доминирование (r= -0,409 при р<0,01); гедонизм – принятие других (r= -0,331 при р<0,05); конформность – доминирование (r= -0,377 при р<0,05). Желание получать удовольствие от жизни и демонстрировать убедительный имидж без учета правил группы, приводит к дезадаптации и постоянно нарушает представление личности о себе: гедонизм – адаптивность (r= -0,341 при р<0,05); гедонизм – самопринятие (r= -0,310 при р<0,05). Стремление иметь высокий ранг в социальной структуре, мечты о богатстве и славе приводят к девальвации окружающих:  власть – принятие других (r= -0,295 при р<0,05). Выявлены восемь отрицательных взаимосвязей, собирающих фокус внимания испытуемых на собственном теле: гедонизм – нарциссическая польза от болезней (r= — 0,517 при р<0,01); гедонизм – ипохондрия (r= — 0,355 при р<0,05) – отношения с собственным телом используются для того, чтобы переложить на них реальные межличностные конфликты, компенсировать собственную слабость: традиция – нарциссическая польза от болезней (r= -0,429 при р<0,01) и самостоятельность – ипохондрия (r= — 0,316 при р<0,05). Речь здесь идет об отсутствии того самого жизненного чувства, той витальности, которая дает подъем (тонус) для переживания себя и глубоко осознается человеком: «Я существую», «Я есть». Ценность стимуляция как производная от потребности в разнообразии и глубоких переживаниях для поддержания оптимального уровня активности у испытуемых отрицательно связана с позицией всемогущества: стимуляция – грандиозное Я (r= — 0,344 при р<0,05). Активное грандиозное Я – эффективная защита, поддерживающая позитивное представление личности о себе. Отказ от социальных отношений включает поиск объектов, которые в отличие от разочаровавших людей, были бы постоянно доступны: конформность – возвращение к архаическим фантазиям (r= -0,343 при р<0,05); универсализм – возвращение к архаическим фантазиям (r= -0,314 при р<0,05). Следование общественным ценностям понимается как собственная слабость: конформность – бессильное Я (r= -0,313 при р<0,05). Чем более выражено ожидание особого отношения к себе тем более аннулируется ценность традиции: традиции – ожидание особого отношения (r= -0,339 при р<0,05). «Как бы внешне ни выглядели <непродуктивные> формы нарциссизма, но за ними всегда скрывается отсутствие подлинного интереса к внешнему миру» (В.Д. Шадриков, 2006 с. 256).

В заключении сделаны следующие выводы:

1. Нарциссизм как социокультурный феномен перманентно воспроизводит себя на историческом континууме европейской культуры (от Античности до наших дней) в мифе о Нарциссе, который является универсальной моделью внутриличностных проблем человека.

2. Проблема исследования нарциссизма носит междисциплинарный характер и находится на стыке различных направлений: философии, социологии, политологии, литературы, педагогики, психологии религии, психиатрии и клинической психологии, общепсихологических исследований, организационной психологии, психологии развития и пр.

3. Нарциссизм является универсальной и необходимой составляющей здорового самосознания и понимается нами как в большей степени неосознаваемая часть представления личности о себе. В основе динамических тенденций самосознания лежит принцип взаимодополнительности: развитие самосознания в онтогенезе необходимо предполагает дискретно-поступательные трансформации нарциссизма, отражающие направленность самосознания.

4. В основе нарциссических проявлений личности лежит проблема ее собственной ценности, что обусловливает продуктивные и непродуктивные формы здорового нарциссизма. На протяжении всей юности субъективный образ себя и мира содержит утопическую особенность – становление самосознания универсально порождает позицию всемогущества (грандиозное Я), а потребность в самоутверждении направляется в сторону общества, однако мера собственной личности пока еще мало известна.

5. Нарциссизм является динамической системой, с помощью которой переживание себя приобретает связность и непрерывность во времени, благодаря чему опыт Я принимает свою характерную форму и прочную организацию. В процессе переживания себя и собственной ценности раскрывается вопрос о том, какие ценности (как связующее и связывающее звено между обществом, социальной средой и внутренним миром) личности становятся ее ценностными ориентациями.

6. Низкий уровень выраженности нарциссических проявлений обусловливает непродуктивную форму здорового нарциссизма, порождая конформистскую тенденцию – на место ценностных ориентаций личности встают общественные ценности (нормативы и идеалы), а ценностные ориентации личности не формируются и не развиваются. Общественные ценности в данном случае выступают лишь внешними категориями, лишенными субъективной значимости, маскирующими нестабильность представления личности о себе.

7. Средний уровень выраженности нарциссических проявлений, обусловливает продуктивную форму здорового нарциссизма и на уровне тенденции в юношеском возрасте отражает оптимальный процесс формирования общественных ценностей (нормативов, идеалов) и поступательное развитие ценностных ориентаций (индивидуальных приоритетов) личности.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

8. Высокий уровень выраженности нарциссических проявлений личности обусловливает непродуктивную форму здорового нарциссизма и блокирует интериоризацию общественных ценностей – ценностные ориентации личности направляются исключительно на подтверждение ее самоценности и поддержание грандиозного имиджа самодостаточности. В данном случае происходит интуитивное схватывание тех видов деятельности, где подобные лица могут быть потенциально успешными, но внутренняя ценность и смысл этой деятельности остаются недоступными.

9. Общим для всего спектра нарциссических проявлений личности является тот факт, что в период юности мотивирующее действие общественных ценностей как актуализация юношеской позиции самосознания (потребность в самоутверждении перед обществом) и формообразующих мотивов ограничивается конкретной деятельностью и конкретной ситуацией, ценностные ориентации в большей мере направляются на стабилизацию позитивного представления личности о себе.

Итак, исследование ценностных коррелятов нарциссических проявлений личности подтвердило выдвинутую гипотезу и позволило установить с высокой степенью достоверности, что в основе нарциссических проявлений личности лежит проблема ее собственной ценности (самоценности), а уровень выраженности нарциссических проявлений личности обусловливает специфику ее ценностей и ценностных ориентаций.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях:

1. Соколов, С.Е. К вопросу о взаимосвязи нарциссических проявлений личности и развитии ее самосознания [Текст] / С.Е. Соколов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. – № 105. – М., 2009. – 231 с. – С. 205-212.
2. Соколов, С.Е. Ценности и ценностные ориентации личности в диапазоне ее нарциссических проявлений [Текст] / С.Е. Соколов, О.А. Шамшикова // Международный научный журнал «Мир науки, культуры, образования». Экология, культурология, филология, искусствоведение, педагогика, психология. – № 2 (14) – Горно-Алтайск, 2009. – 240 с. – С. 226 – 231.
3. Соколов, С.Е. Опыт работы с нарциссическим расстройством личности [Текст] / С.Е. Соколов // Психоаналитический вестник. – N1(7). – М., 1999. – 217 с. – С. 202-215.
4. Соколов, С.Е. Нарушение рефлексивной функции и образование защитной фантазии у пациентов с нарциссическим расстройством личности [Текст] /С. Е. Соколов // Вестник психоанализа. – №1. – СПб., 2000. – 165 с. – С. 127-143
5. Соколов, С.Е. Особенности работы с пациентами с ощущением внутренней пустоты [Тезисы] / С.Е. Соколов, Е.А. Сокальская // 10 лет психоанализа в России: материалы международной конференции. – СПб., 29 июня- 2 июля 2000 г. – СПб., 2000. – 56 с. – С. 35.
6. Соколов, С.Е. Язык одиночества [Текст] / С.Е. Соколов // Вестник психоанализа. – СПб, 2002. – № 2. – 184 с. – С. 99-114.
7. Соколов, С.Е. Интерпретация, как форма терапевтической коммуникации [Текст] / С.Е. Соколов // Психоаналiз. – № 2 (5). – Киiв, 2004. – 278 с. – С. 102-116.
8. Соколов, С.Е. Психоанализ и психоаналитическая терапия [Текст] / С.Е. Соколов // Вестник психоанализа. – № 1-2. – СПб. 2004. – 145 с. – С. 55-64.
9. Соколов, С.Е. Человек в пустоте, пустота в человеке [Текст] /С.Е. Соколов // Вестник психотерапии. – № 16 (21). – СПб. 2006. – 169 с. – С. 136-147
10. Соколов, С.Е. Переживание пустоты и пространство культуры [Текст] / С.Е.Соколов // Социокультурные проблемы современной молодежи. Материалы Международной научно-практической конференции. 11-13 мая 2006 г. – Ч.1. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2006. – 446с. – С. 60-67.
11. Соколов, С.Е. Ускользающее бытие [Текст] / С. Е. Соколов // Социокультурные проблемы современной молодежи. Материалы Международной научно-практической конференции. 11 – 13 мая 2006 г. – Ч.1. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2006. – 446с. – С. 259-266
12. Соколов С.Е. От смысла жизни к смыслу в жизни [Текст] / С.Е. Соколов // Вестник психоанализа. – №1. – СПб, 2007. – 152 с. – С. 117- 124.
13. Соколов, С.Е. Общество перемен: культура нарциссизма [Текст] / О.А. Шамшикова, С.Е. Соколов // Социокультурные проблемы современной молодежи. Материалы Международной научно-практической конференции. 18 – 22 апреля 2007 г. – Ч.1. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2007 – 462 с. – С. 159-167.
14. Соколов, С.Е. Ценности и ценностные ориентации личности в диапазоне ее нарциссических проявлений [Текст] / С.Е. Соколов, Е.О. Шамшикова // Социокультурные проблемы современного человека: материалы III Международной научно-практической конференции. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2009. – Ч.2. – 538 с. – С.468-479.
15. Соколов, С.Е. Трансформации нарциссизма как динамические тенденции самосознания [Текст] / О.А. Шамшикова, Е.О. Шамшикова, С.Е. Соколов // Социокультурные проблемы современного человека: материалы III Международной научно-практической конференции. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2009. – Ч.2. – 538 с. – С.457-468.