Многие академические гуманитарные дисциплины (история, филосо­фия, литературоведение и т. д.) давно определили собственные интересы и границы. Однако за последние десятилетия вновь возник интерес к междисциплинарным ис­следованиям культуры, и появилась область интеллектуальной деятельности, которая по-новому осмысливает особенности разнообразия человеческих культур и раскрывает новые перспективы. Это обусловлено тем, что сам термин «культура» имеет сложную историю и широкую сферу применения, что обеспечивает леги­тимно обусловленный ареал исследования сразу нескольким академическим дисциплинам. В нашей стране такой интегративной областью стала культу­рология, определившаяся как самостоятельная научная и учебная дисцип­лина в середине 1990-х гг. В Британии подобной интеграцией социально-гу­манитарного знания в области изучения культуры являются «Культурные ис­следования» («Культуральные исследования», Cultural Studies, сокращенно – CS). «Под культурными исследованиями понимается не отдельная социальная или гуманитарная дисциплина, а определенная междисциплинарная сфера, в рамках которой применимы методы весьма широкого круга дисциплин – от социологии и этнографии до истории и литературно-художественной критики», – пишет С.А. Ерофеев.

В 1964 г. был создан Бирмингемский центр современных культурных исследований (БЦСКИ), что положило начало развитию этого направления, ставшего сегодня одним из основных в изучении культуры – как в англоязыч­ном мире, так и за его пределами. Как утверждает А.Р. Усманова, сегодня «Cultural Studies» «превратились в огромную культурно-исследовательскую индустрию по воспроизводству живой… силы, охватившей своим влиянием практически все англо-саксонские университеты (от Южной Африки до Канады), а также весь остальной мир…».

Актуальность темы исследования. Очевидно, что роль исследований в области культуры особенно возрастает в дестабилизационные периоды общественного развития, следствием которых, как правило, становится маргинализация не только отдельных людей, но и целых социальных групп, утрачивающих свою социальную идентичность вследствие резких изменений социально-экономической структуры общества.

События, происходящие в нашей стране в последние два десятилетия, на­глядно показали значимость влияния культурных факторов на социально-политическую, экономическую жизнь. Провоз­глашение намерения построить де­мократическое общество не избавляет ав­томатически от попыток манипу­лирования массовым сознанием. Трансфор­мационные процессы в постсоветском простран­стве приводят к аксиологическому хаосу, смешению ценно­стей, следова­тельно, к необходимости построения и трансляции новых культурных образ­цов, кодов, стилей жизни, а также необходимости их изучения.

Культурологическое знание способствует осмыслению и переосмыслению соотношения культурных традиций и инноваций, роли норм и ценностей, образцов и способов поведения, позволяет посредством инкультурации удерживать общество в рамках позитивного социального бытия. В рамках проекта британских «Культурных исследований» накоплен огромный опыт как эмпирических исследований культурных процессов, так и теоретической концептуализации культуры.

Актуальность темы исследования, таким образом, обусловлена во-первых, необходимостью освоения и критического осмысления опыта мирового социально-гуманитарного зна­ния для развития культурологических дисциплин и культуроло­гического образования в нашей стране, преодоления тенденций к самоизоляции от познавательных подходов и концептов, которые используются в зарубежной науке; во-вторых, потребностью в преодолении распространенного в культурологической мысли XIX–XX вв. противопоставления «культуры» и «цивилизации», основанного на сведении первой исключительно к духовным ценностям и пренебрежительной трактовке второй как «низшей», неполноценной сферы материальной, технико-технологической и технически-коммуникативной практики, в формировании системного взгляда на культуру, позволяющего видеть в ней сложное взаимодействие и целостное единство материальной и духовной форм деятельности, а также синкретично объединяющей их деятельности художественной.

Степень научной разработанности проблемы. Осмысление истории становления и развития проекта «Культурных исследований» занимает значительное место в англоязычной литературе.

Общий обзор теории и практики британских «Культурных исследований» представлен в работах С. Баркера, М. Грина, Дж. Стори, С. Холла и др.

Эволюцию «Культурных исследований» в США и других странах анализируют Дж.У. Кэрри, А. О’Коннор и др.

Проблемы развития популярной и массовой культуры рассматривают англоязычные теоретики Т. Беннет, Д. У. Броган, Д. А. Дрейк, Р. Джонсон, Дж. Фиске, Д. Хобсон, М. Шайэк, И. Шилз, а также отечественные исследователи А.В. Аврамов, К.З. Акопян, Г.К. Ашин, О.Ю. Биричевская, Н.И. Киященко, А.В. Кукаркин, Г.И. Маркова, В.В. Молчанов, К.Э. Разлогов и др. Феномены элитарной культуры, европейского эстетизма анализируют Ю.Н. Давыдов, Н.И. Киященко, И.В. Клюева и др.

В отечественной науке истоки и становление проекта британских «Культурных исследований» еще не были предметом специального анализа. Освоение опыта данного направления гуманитарного знания в нашей стране началось в 1990-е гг. «Сейчас… в России только еще начинается дискуссия о том, что же в действительности представляют собой культурология и культурные исследования», – подчеркивает С.А. Ерофеев. Важную роль в этом направлении сыграл Центр социологии культуры Казанского государственного университета, осуществивший публикации работ ряда современных представителей британских «Культурных исследований».

Существуют работы, посвященные отдельным представителям и предшественникам «Культурных исследований», в которых они рассматриваются в ракурсе различных отраслей социального и гуманитарного знания.

С. Т. Кольридж интересует отечественную науку исключительно как поэт (А.А. Елистратова), его культурологические взгляды предметом специального анализа не были.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Существует большое количество литературоведческих работ, посвященные различным аспектам творчества Т.С. Элиота (А.А. Аствацатуров,  Я.В. Любивый, О.М. Ушакова и др.). Литературоведческий анализ творчества  М. Арнольда представлен в диссертации О.Б. Вайнштейн. Культурологическую концепцию Ф.Р. Ливиса рассматривает Т.Н. Красавченко.

Анализ историко-культурологических работ Э. П. Томпсона представлен С.В. Оболенской. Краткие упоминания о нем можно найти в работах историков Д.А. Модель, а также В.В. Согрина, Г.И. Зверевой и Л.П. Репиной.

Наибольшее внимание отечественных исследователей привлекает Р. Уильямс. Одним из первых значение его работ для современной культурологии и социологии обозначил С.А. Ерофеев, писавший в 1997 г.: «…следует подчеркнуть значение творчества выдающегося британского историка, литературоведа и социолога-марксиста Раймонда Уильямса, с которым отечественный читатель практически незнаком, но чья интерпретация истории и основных значений понятия «культура» сыграла большую роль в современном развитии теоретических концепций культуры». Общий обзор проблематики работ Уильямса представлен в статьях Д.В. Галкина, А.Р. Усмановой.  Его концепция массовых коммуникаций, прежде всего, телевидения рассмотрена в публикациях Е.Н. Шапинской.

Гипотеза исследования представляет совокупность следующих научных предположений: «Культурные исследования» в Британии связаны с интеллектуаль­ной традицией XIX в. (линия консервативного либера­лизма:  С.Т. Кольридж, М. Арнольд) и ХХ в. (консервативно-просветительские позиции: антилибе­ральные (Т.С. Элиот) и либеральные (Ф.Р. Ливис), для которых характерны антидемократизм, элитизм, литературоцентризм, критический пафос. Во второй половине XX в. молодое поколение интеллектуалов    (Р. Хоггарт, Р. Уильямс, Э.П. Томпсон) коренным образом пересматривает не только соотношение элитарной, популярной и массовой культуры, сделав центром своего внимания повседневный опыт и сознание представителей английского рабочего класса, но и само понятие культуры, понимая ее не как высшие достижения гениев, а как «образ жизни» обычных людей.

 Объект исследования – британские «Куль­турные исследова­ния».

Предмет исследования – истоки и становление проекта британских «Культурных исследований».

Целью исследования является выявление истоков и разработка панорамы становления проекта британских «Культурных ис­следований».

В соответствии с целью исследования в нем ставятся два комплекса за­дач:

1. Задачи, связанные с выявлением теоретических истоков «Культурных исследований» в британ­ской интеллектуальной традиции XIX–XX вв.:

  • рассмотреть оппозицию «высокая» / «низкая» культура в трудах английских мыслителей XIX в. С. Т. Кольриджа и М. Арнольда;
  • проанализировать культурологические взгляды представителей мо­дернистской литературной критики XX в. Т.С. Элиота и Ф.Р. Ливиса.

2. Задачи, связанные с анализом работ основоположников британских «Культурных исследований»:

  • определить социокультурные причины возникновения Бирмингемского центра «Культурных исследований» и охарактеризовать культурологическую концепцию его основателя Р. Хоггарта;
  • представить модель концепции «обыденной культуры» Р. Уильямса;
  • рассмотреть принцип «истории снизу» в исследованиях культуры рабочего класса Э.П. Томпсона.

Методология исследования. Методика исследования основана на соединении биографического и междисциплинарного подхода.

Оно осуществляется на стыке культурологии (теории, философии и истории культуры), литературоведения, социальной истории и социологии, на основе фундаментальных теоретических положений, полученных мировой и отечественной наукой по данной проблематике. В работе использованы идеи, разработанные такими выдающимися мыслителями, как М.М. Бахтин, Х. Ортега-и-Гассет, а также современными исследователями С.А. Ерофеевым,    Л.Г. Иониным, Н.И. Киященко, Е.Н. Шапинской, А.Р. Усмановой и др. Интегративный, комплексный подход позволяет применить знания, полученные раз­ными гуманитарными нау­ками, к решению задач, поставленных в на­стоящем исследовании.

Диссертант исходит их принципа биографической и социокультурной детерминации творчества, предполагающего учет смыслового горизонта, субъективного опыта представителей британских «Культурных исследований» и их предшественников при анализе их работ.

Автор применяет научные методы, адекватные комплексу задач, обусловленные предметом и целью исследования:

  • сравнительно-исторический, дающий возможность рассмотреть различные стадии и этапы эволюции парадигмы британских «Культурных исследований»;
  • историко-генетический, позволяющий выявить преемственные связи в данном процессе;
  • исторической и логической реконструкции, с помощью которых реконструируются концепции культуры рассматриваемых авторов.
  • аналитико-интерпретативный, дающий возможность рассмотрения концепций представителей британских «Культурных исследований» и их предшественников с позиций современной культурологии;

В работе использовался и комплекс общенаучных методов: абстрагирования, конкретизации, анализа и синтеза, аналогии, индукции и дедукции.

Источниковедческую базу работы составили труды основоположников проекта бри­танских «Культурных исследований» (Р. Хоггарта, Р. Уильямса, Э.П. Томпсона) и их предшественников (С.Т. Кольриджа, М. Арнольда, Т.С. Элиота, Ф.Р. Ливиса).

Научная новизна работы и личный вклад автора. Диссертация представляет собой одно из первых в отечественной культурологии исследований заявленной темы. В нем впервые проведен анализ истоков британских «Культурных исследований» в XIX–XX вв., дана обобщающая характеристика основополагающих для данного проекта текстов конца 1950-х – 1960-х гг. Большая часть анализируемых текстов не издавалась на рус­ском языке. Их фрагменты даются в переводе диссертанта.

На защиту выносятся следующие положения:

В XIX в. истоками британских «Культурных исследований» стали: 1) романтический критический анализ индустриа­лизма в работах С.Т. Кольриджа, разде­лявшего «цивилизацию», принадлежащую нации в целом, и «культивирова­ние», принадлежащее гуманитарной интеллигенции («clerisy») – небольшому меньшинству, обеспечиваю­щему продвижение цивилизации вперед; 2) кри­тика со­временной цивилизации М. Арнольдом, считавшим, что «высокая культура» элиты (способность знать лучшее; все то, что является лучшим; следование лучшему) призвана через систему образования и просвещения подавлять анархию рабочего класса («низкую культуру»).

В ХХ в. истоками британских «Культурных исследований» являются критические концепции литературного мо­дернизма (Т.С. Элиот и Ф.Р. Ливис). Представления Элиота о наличии независимой от субъекта реаль­ности, основанной на абсолютных метафизических ценностях, выражаются в прин­ципах «де­персональности» искусства и «функцио­нальной традиции»; культура трактуется как диалог с традицией (не ис­ключающий трансформации популярных форм в элитарных видах ис­кусства). Для  Ливиса «высокая культура» – удел «университетской элиты», гуманитарной интелли­генции, окруженной враждебной средой коммер­ческой массовой культуры; функция «высокой культуры»: формирование зрелых индиви­дуумов, осознающих «смысл жизни»; функции массовой культуры: «компенсация», «отвлечение», психо­логичес­кий контроль над аудито­рией, «стандартизация и уравниловка с ук­лоном вниз».

Стимулом к возникновению Бирмингемского центра «Культурных исследований» стала необходимость критического анализа изменений в британском обществе после Второй мировой войны, связанных с: 1) потерей  старой имперской идентичности и трудно­стями приобретения новой; 2) разрушением традици­онной культуры рабочего класса; 3) «новыми беспорядками», причинами которых были: а) усиление социальных противоречий; б) повышение роли выходцев из африканских стран, молодежи и женщин в жизни общества и в сфере потребления; в) возникновение движения «новых левых».

Книга Р. Хоггарта «Преимущества образованности» детерминирует основную тематику британских «Культурных исследований» (тема популярной и массовой культуры), их проблематику (проблемы «обычной жизни обычных людей», повседневной жизни семьи, политического противостояния в среде рабочего класса), методологию (антропологический подход, сравнительно-исторический метод), методику («непосредственное наблюдение», использование данных этнологии и др.) и основную парадигму (противопоставление традиционной популярной британской культуры современной коммерческой, упадочной, глобальной массовой культуре, распространяющейся из США).

Р. Уильямс, рассматривая культуру рабочего класса с позиций «обновленного марксизма», «демократизирует» и «социализирует» понятие культуры, подчеркивая, что она 1) материальна и «обыденна»; 2) представляет собой не только и не столько совокупность высших интеллектуальных и художественных достижений человечества, сколько определенный «способ жизни», а также способ интерпретации и репрезентации жизненного опыта. Методологическое значение его концепции заключается в признании полифоничности, гетерогенности культуры; в создании новой исследовательской парадигмы (выявление частных, конкретных, часто «невидимых» аспектов культурного процесса), определяющей основную методику – «документирование опыта»: фиксирование скрытых от общества жизненных миров. Понятие «обыденной культуры» стирает различие между понятиями «популярной» и «массовой» культуры.

Неомарксистская концепция Э.П. Томпсона выявляет историческое значение популярной культуры в создании классовых отношений, определяя культуру английского рабочего класса как «самую выдающуюся популярную культуру Англии». Класс – это отношения единства и различия в процессе опыта и в сознании. Представляя «историю снизу», Томпсон бросает вызов «старому» марксизму, рассматривающему историю капитализма как предопределенную только неминуемыми изменениями способов производства и социальных формаций, не придающему значения культуре как образу жизни, опыту, ценностям, идеям, действиям, желаниям, творчеству «обычных людей». Концепция «истории снизу» предполагает изучение разнообразных документальных материалов, способствующее выявлению состояния сознания и характера повседневной жизни.

Достоверность результатов и основных выводов диссертации обес­печивают: методологическая обоснованность исходных теоретических поло­жений; необ­ходимый объем выборки; адекватность методов исследования его целям и зада­чам; разнообразие методов исследования; внедрение резуль­татов исследования в практику.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследова­ния. Материалы, содержание и результаты диссертационной работы, могут ис­пользоваться в исследованиях проблем массовой культуры и межкультур­ного взаимодействия, для обобщающих работ по проблемам развития куль­турологической мысли, при подготовке основных и специальных курсов по культурологии, страноведению, истории культуры Великобритании, куль­турным коммуникациям, английскому языку и литературе в высшей школе.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры культурологии Мордовского государственного универси­тета им. Н.П. Огарева 6 мая 2009 г. Основные положения исследования излагались в выступлениях диссертанта на всероссийских и региональных научных и научно-практических конференциях (Саранск, 2003, 2005–2009 гг.) и отражены в 13 научных публикациях автора.

Структура. Диссертация состоит из введения, двух глав (пяти пара­графов), заключения, библиографического списка (241 наимено­вание) и изложена на 148 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы и актуальность исследования, формулируются его цели и задачи, определяются теоретико-методологиче­ская база и методы, характеризуется научная новизна, теоретическая и прак­тическая значимость работы, дается характеристика состояния разработанно­сти проблемы и структуры работы.

Глава I «Истоки «Культурных исследований» в британской культу­роло­гической мысли XIXXX вв.» состоит из двух параграфов. В первом – ««XIX век: оппозиция «высокая» / «низкая культура» в работах С.Т. Кольриджа и М. Арнольда» – подчеркивается, что современные британские «Культурные исследования» не могут быть адекватно поняты вне своих идеологических и культурных предпосылок, развернутых в исторической ретроспективе.

Диссертант рассматривает культурологическую концепцию английского поэта и мыс­лителя Сэмюэла Тэйлора Кольриджа (1772–1834). Анализируя его работы «Литературная биография», «Побужде­ние к рефлексии», «Literary Remains» («Исповедь вопрошающего духа») и др., диссертант утверждает, что именно с него в британской интеллектуальной традиции начинается «сдвиг» в пони­мании культуры: переход от философии к науке о литературе как основ­ной дис­циплине, на которую нация-государ­ство возлагает задачу осмыс­ления своей культурной идентичности. По мнению Кольриджа, философия не столь укоренена в на­цио­наль­ном, как литература, т.к. в ней не ставится вопрос о языке. Кольридж внес новый ме­тод в изучение У. Шекспира, противополож­ный распространенным в то время психологическим объяснениям творче­ства великого поэта, провозгласив его символом национальной культуры.

Кольридж – один из основопо­ложников консервативного и либерального направлений в истории социальной мысли Британии. Его культурологиче­скую концепцию можно определить как «либераль­ный консерватизм» или «романтический консерватизм», проникнутый просветитель­ским пафосом. Своеобразное «ядро» культурологических взглядов Кольриджа – концепция «интеллигенции» («clerisy»)неформального класса обра­зо­ванных людей, сохраняющих и развивающих культурное наследие страны. Осуществляя характерный для романтизма критический анализ индуст­риализма, он проводит различие между «цивилизацией» и «культивирова­нием», т.е. гармоничным развитием качеств и способно­стей человека, пола­гая, что цивилизация от­носится к нации в целом, культивирование же при­надлежит «clerisy», кото­рое продвигает цивилизацию вперед. Таким образом, Кольридж разделяет единую национальную культуру на низовую куль­туру большинства (массы, народа) и культуру меньшинства (просве­щенной элиты).

Традиция консерватизма продолжается в середине и второй половине XIX в. в творчестве поэта, педагога, публициста Мэтью Арнольда (1822–1888). Он окончил Оксфордский университет, оставшийся для него синонимом накопленной человечеством куль­туры, подтачиваемой «чернью» (рабочий класс), «филистимлянами» (бур­жуазия) и «варварами» (аристократия). Арнольд не употреблял термины «популярная культура» и «массовая культура», однако открыл традицию их непосредственного наблюдения и определения их места в поле культуры. Анализируя труды Арнольда «Литература и догма» (1873), «Культура и анархия» (1869) и др., диссертант утверждает, что, несмотря на выпады против романтизма, его критика современной цивилизации была, по существу, романтической. Согласно Арнольду, идея культуры в Англии осознается в ее противо­поставленности технике, «науке». Литера­тура при этом заменяет фило­софию в качестве средства сохранения этниче­ской идентичности и объе­динения нации с помощью идеи исторического прогресса. В основе куль­туры, считает Арнольд, лежит стремление к совершенству.

Будущее культуры Ар­нольд, как и Кольридж, связывает с искусст­вом, считая, что оно займет в обществе то место, которое традиционно занимают ре­лигия и философия. Согласно Арнольду, культура это: а) способность знать лучшее; б) все то, что является лучшим («лучшее из всего, что когда-либо было осмыслено и сказано в мире»; результат «чтения, наблюдения и раз­мышления»; в) умст­венное и духовное применение лучшего, т.е. средство морального совершен­ствования и достижения социального добра, следова­ние лучшему. Носителем высокой культуры может быть только высокообра­зованная элита общества. Арнольд противопоставляет ей анархию рабочего класса.

Быстрый рост индустриализации грозит уничто­жить подлинную культуру. В индустриальном обществе, где главная цель – деньги, со­храня­ется принцип разделения людей на элиту и массы по имущественному крите­рию и по степени возможности влиять на властные структуры, лобби­руя свои экономические интересы. Демократизация сра­стается с коммерциализацией культуры, что способствует профанации и снижению в творчестве интеллектуального потенциала. Арнольд под­черкивает ценность элитарного центра вкуса и разума, спо­собность меньшинства удерживать культурные ценности. Согласно Арнольду, «анархия» рабочего класса должна быть подавлена гармоничным влиянием культуры. Функция образования состоит в том, чтобы восстановить чувство подчинения и уважения к господствующему классу. Образование принесло бы рабочему классу «культуру», которая удалит искушения профсоюзного движения, политической агитации и «низкой» культуры. «Культура с большой бу­квы» вытеснила бы массовую культуру.

Во втором 673 параграфе «ХХ век: культурологическая концепция представителей британского литературного мо­дернизма (Т.С. Элиот и Ф.Р. Ливис)» выявлены особенности концепций популярной и массовой культуры в новой социокультурной ситуации.

С антидемократических позиций массовую и популярную культуру критикует поэт, литературный критик, шекспиро­лог, культуролог Томас Стернз Элиот (1888–1965). Анализируя программные тексты Элиота: «Традиция и инди­видуальный талант» (1919), «Назначение по­эзии и назначение критики» (1933), «Социальное назначение поэзии» (1945) и др., диссер­тант приходит к выводу, что основания его культурологической концепции неразрывно связаны с его религиозными представлениями. Осознавая Бога как существующего вне человека, он ис­ходит из представления о наличии объективной, независимой от субъекта ре­альности, в основе кото­рой лежат абсолютные, метафизические ценности.

Осмысливая политические события в Европе конца 1930-х гг. Элиот при­ходит к выводу, что демократические общества и их идеалы лишены под­линно духовных оснований. Их внешняя и внутренняя политика амо­ральна, т. к. подчинена сиюминутной выгоде и мелким политическим амби­циям. К упадку западную цивилизацию привел либерализм (т. е. анархия в обществе), отрицавший дисциплину и незыблемые духовные ценности, при­ведший к исчезновению ощущения божественного начала и культивирова­нию обыденных, примитивных, стереотипных устремлений.

Истоки либера­лизма Элиот видит в гуманизме, реформации и роман­тизме. Он отрица­тельно относится к литературной критике викторианского периода (в частно­сти, к работам М. Арнольда), основой которой был либера­лизм, что вырази­лось: 1) в отсутствии строгих критериев и субъективизме в оценке произведений; 2) в представлении о главенствую­щей роли личностного начала в литературном творчестве. Либерализму, раз­рушающему единство тради­ции, романтическому духу с его хаосом и анархией Элиот противопос­тавлял классический идеал, ориентирующийся на единую норму и традицию.

Элиот утверждает идею единства мировой культуры. Культура – это  открытость: иным влияниям, внешним и внутренним воздействиям, это полноцен­ный диалог. Для здоровой европей­ской культуры требуются два условия: 1) культура каждой страны  должна  быть неповторимой; 2) культуры разных стран должны пони­мать свою взаимо­связанность. Элиот формулирует прин­ципы функциональной традиции» и «депер­сональности» искусства: по­эзия – не «самовыражение» поэта, но закрепле­ние в художественной форме совокупного культурного опыта. Одна из функций традиции – дистилля­ция, приводящая к выделению «верх­него» ряда художников, чьи имена со­храняются в культурной памяти (У. Шекспир и др.).

Сохранение культуры, читал Элиот, зависит от сравнительно узкого круга интеллигенции, способной выразить себя. Вместе с тем он с интере­сом наблюдал за развитием современной популярной культуры: мюзик-холла, цирка, кукольного театра, пантомимы, джазовой музыки, комического кинематографа, анимации и  т. п.  Влияние низовой культуры проявляется в его произведениях (обсценные стихи, использование строчек из по­пулярных песен, масок комедии дель арте, персонажей кукольного театра, ритмов и образов английской детской поэзии и поэзии нонсенса), его привле­кала трансформация популярных форм в традиционно элитарных видах искусства. Синтез популярного и классического ис­кусства стал одним из основных принципов его эстетики и художе­ственной практики («Книга Старого Опоссума о практич­ных кошках» (1939), ставшая осно­вой всемирно известного мюзикла «Кошки»). Одной из форм взаимодейст­вия с культурной традицией стала для Элиота разработка мифологической по­этики (драма «Вечеринка с коктейлями»). Элиот пытался применить доктри­нерские принципы к общественному устройству и системе образования.

После Элиота самой влиятельной фигурой в культурологической мысли Великобритании стал литературный критик, культуролог и педагог Фрэнк Реймонд Ливис (1895–1978), сыгравший важную роль в теоретиче­ском осмыслении форм массовой культуры и воспитавший просвещенную, критически мыслящую группу гуманитариев (поня­тие «ливисизм» обозначает взгляды как самого Ливиса, так и его после­дователей). Привлекая для анализа такие работы Ливиса, как «Массовая цивилиза­ция и культура меньшинства» (1930), «Культура и окружающая среда» (в соавт. с Д. Томпсоном, 1933), «Образование и университет» (1943), «Величие традиции» (1948) и др., дис­сертант утверждает, что влияние, оказанное на него Кольриджем, Арнольдом, Элиотом, прояв­ляется, прежде всего, в развитии идеи эли­тизма. В отли­чие от Элиота, он защищает идеи либера­лизма (подкрепленного протес­тантской этикой), продолжая в новых усло­виях консервативно-просвети­тельскую традицию Арнольда.

Ливис противопоставляет «культуру» как органическое един­ство людей, существовавшее при Шекспире, и «цивилизацию» как век массо­вого внедрения машин и утверждения этики «бентанизма» (по имени пози­тивиста И. Бентама), т.е. утилитаризма, индивидуализма, эгоизма. До индустриальной революции и почти всеобщей урбанизации XIX в. Англия имела подлинно народную (popular) общинную культуру и культуру меньшинства образованной элиты, дававшую стимул для интел­лектуального развития и эмоцио­нального наслаждения. В XIX в. происхо­дит «культурный распад»: общин­ная культура раскололась на культуру образованного меньшинства, во­плотившую ценности и стандарты «лучшего из сказанного и задуманного» (по Арнольду) и массовую коммер­ческую культуру «стандартизации и уравни­ловки с уклоном вниз», потребляе­мую «необразованным» большинством.

Ливис отмечает, что с потерей органического сообщества упало качество работы, признак чего он видит в потребности досуга. В прошлом рабо­чий жил своей работой, теперь он работает для того, чтобы жить в нерабо­чее время. Вместо отдыха досуг предоставляет лишь восстановле­ние потерянного в процессе работы, поэтому люди обра­щаются к массовой культуре за компенсацией, становясь своего рода «наркома­нами», увлеченными «имитацией жизни». Согласно ливисистам, куль­тура – не просто досуговая деятельность, почитание «больших тради­ций» – средство формирова­ния зрелых индивидуумов, осознающих «смысл жизни». Ливис выделяет основные функции массовой культуры: беллетристика выпол­няет функции «компенса­ции» и «отвлечения», приучая «к от­казу сталкиваться с действи­тельностью», «адекватно чувствовать и ответст­венно размышлять»; голливуд­ское кино приобщает к самым дешевым эмо­циям; популярная пресса – «са­мый мощный и последовательный антипедаго­гический разрушитель общест­венного мнения»; радио – «могильщик крити­ческой мысли»; реклама, сведя все функции языка к одной – коммуниката­тивной – понижает его качество, понижая тем самым качество эмоциональной жизни языкового сообщества; осу­ществляет психологичес­кий контроль над аудиторией. Причина распространения массовой культуры в Британии – влияние из США.

Хотя органическое сообщество потеряно, существует возможность по­лучить доступ к ценностям и стандартам высокой культуры, которая теперь сведена к литературной традиции – самой мо­гущественной форме существования языка, сохраняющей культурную преемственность. В преодолении кризиса культуры XX в. Ливис отводил решающую роль литературной критике и гуманитарной интеллигенции – «универ­ситетской элите». Все занятия в университете должны быть организованы вокруг единого центра – английской литературы. Обра­зо­вание должно быть всегда направ­лено против массовой культуры. Сопро­тивление культурному плюрализму и релятивизму привело Ливиса к крайностям: круг писателей, причисленных им к «великой традиции», чрезвычайно узок.

Во второй главе «От “Литературных ис­следований” к “Культурным исследованиям” (конец 1950-х – 1960-е гг.)» анализируются культурологические концепции основоположников британских «Культурных исследо­ваний».

В первом параграфе «Р. Хоггарт как основатель Бирмингемского центра “Культурных исследований“» рассматриваются теоретические работы филолога, социолога, культуролога, писателя, общественного деятеля Герберта Ричарда Хоггарта (р. 1918). Сирота из рабочих кварталов Лидса Хоггарт благодаря своим способностям сумел получить высшее образование. Он был участником Второй мировой войны, затем преподавал английский язык в провинциальных университетах. В 1964 г. Хоггарт основал «Центр современных культурных исследований» в Бирмингемском университете и занимал пост его директора до 1973 г. В 1971–1975 гг. он являлся заместителем Генерального Председателя ЮНЕСКО, в 1976–1984 гг. – профессором Лондонского университета. На протяжении многих лет Хоггарт принимал активнейшее участие в культурной и общественной жизни Британии.

Диссертант под­черкивает, что стимулом к возникновению Бирмингемского центра «Культурных исследований» стала необходимость критического анализа изменений в британском обществе и культуре после Второй мировой войны, связанных с: 1) потерей Британией старой имперской идентичности и трудно­стями приобретения новой (ослабление ее как мировой супердержавы; закрепление осо­бых отношений с США, Европой и новым содружеством наций в союзе про­тив СССР, пополнение гомогенного населения притоком народов из нового содружества наций; усиление культурного влияния США); 2) разрушением традици­онной культуры рабочего класса, обусловленным: а) ростом уровня благосостояния, увеличением спо­собности приобретения потребительских товаров; б) заменой конфронтации «народа» с правящим классом посредническими организа­циями; б) реформой образования, затушевывающей классовые различия; 3) «новыми беспорядками», причинами которых были: а) усиление социальных противоречий; б) повышение роли чернокожих, молодежи и женщин в жизни общества и в сфере потребления. в) возникновение движения «новых левых».

В работе «Преимущества образованности» (1957) Хоггарт исследует культуру английского рабочего класса 1930-х – 1950-х гг.: смыслов, ценностей обычных людей, живущих своей жизнью и создающих собственную историю. Соединив методы социологии и ливисистских «литературных исследований», Хоггарт таким образом соединяет тщательное описание образа жизни, поведения, жилья и одежды людей с оценкой моральных и культурных смыслов, которые они воплощают. Для Хоггарта культура рабочего класса 1930-х гг. – жизнь, отмеченная глубоким чувством общинности. Это культура, созданная народом и для народа, более здоровая, чем наступающая из-за океана массовая культура. Массовые развлечения 1950-х гг. не просто «безответственны и чужды», они разрушают саму структуру городской популярной культуры – культуры рабочего класса.

Хоггарт связывает духовное обеднение национальной английской культуры с американизацией и глобализацией культуры, прежде всего, с молодежным потребительством американского типа. Он критикует популярную журналистику, реально оценивая качество «желтых» журналов и романов, построенных на сексе и насилии, транслируемых по радио «мыльных опер», газетных комиксов, предсказывая возникнове­ние общества, в котором большая часть населения будет сведена к состоянию покорно восприимчивой пассивности, «с глазами, приклеенными к телевизорам, фотографиям красоток и киноэкранам». Потребители этой культуры – «безволь­ные и прирученные невольники класса с механическим, как у машины мыш­лением», «пассивные варвары-гедонисты».

Предмет критики Хоггарта – главным образом производители популярной культуры, а не ее потребители. Власть «коммерческой культуры» выросла в неустанном нападении на старую традиционную культуру рабочего класса от имени нового «солнеч­ного варварства». Но даже в этой «стране чудес из сахарной ваты» все еще есть признаки сопротивления. Рабочий класс живет не столь бедной духовной жизнью. Старая общинная и самодеятельная популярная культура все еще остается в манере речи, стиле пения, в существовании рабочих клубов, духовых оркестров, в старомодных журналах, групповых играх (дартс, домино). Хоггарт доверяет «значительным моральным ресурсам» представителей рабочего класса, помогающим им приспосабливать к собственным целям изделия и методы культурной про­мышленности. Главный во­прос состоит в том, как долго сохранится этот запас морального капитала и будет ли он воспроизводиться.

Подход Хоггарта а к популярной культуре имеет много общего с подходом Ливиса: оба работают с понятием «культурный спад», рассматривают образование как средство сопротивления манипулятивной привлекательности массовой культуры. Но, в отличие от ливисизма, внимание Хоггарта приковано, прежде всего, к культуре рабочего класса: вместо органической общинности XVII в., его «хорошее прошлое» является культурой рабочего класса 1930-х гг., против которой ополчились ливисисты.

Во втором параграфе «Концепция «обыденной культуры» Р. Уильямса» подчеркивается, что имя романиста, литературного критика, социолога, культуролога Реймонда Генри Уильямса (1921–1988) неразрывно связано с британскими «Культурными исследованиями». Родившийся в Уэльсе в семье железнодорожного рабочего, он формировался на границе: английской и валлийской идентичности; сельского хозяйства и промышленного производства; фермерства и рабочего класса, либералов и лейбористов. Начав свой путь простым рабочим, Уильямс с ранней юности был связан с левым движением. Участник Второй мировой войны, окончив Кэмбриджский университет, он преподавал в Оксфорде, затем в Кембридже.

В работах конца 1950-х – начала 1960-х гг. «Культура и общество. 1780–1850» (1958), «Долгая революция» (1961), «Средства массовой информации» (1962) Уильямс проводит различие между буржуазной культурой как «основной индивидуалистической идеей» и культурой рабочего класса как «основной коллективной идеей». Каждая отличается своими учреждениями, манерой поведения, мышлением и «намерениями, которые из нее проистекают». Рабочий класс не имел возможности производить культуру в более узком смысле. Культура рабочего класса является, прежде всего, социальной (там, где она создала учреждения), а не индивидуальной (в специфической интеллектуальной или художественной деятельности). «Социальное» определение культуры представляет три новых способа мышления о культуре: 1) «антропологическое» требование: культура – это описание определенного образа жизни; 2) культура выражает некоторые значения и ценности; 3) функция культурного исследования должна состоять в «разъяснении значений и ценностей, скрытых и явных, в определенном образе жизни».

В концепции Уильямса модель К. Маркса «базис – надстройка» была заменена интерпретацией общества как «выразительного целого», в котором все сферы – политическая, экономическая, идеологическая – взаимодействуют и влияют друг на друга. Уильямсу не нравится термин «масса». В XX в. это эквивалент использовавшемуся в XVIII–XIX вв. слову «толпа» («mob»). Этот термин ироничен, несет в себе негативную оценку. Идея массы – это видение людей как толпы, а идея массовой коммуникации – это комментарий ее функционирования. Именно в этом состоит угроза демократии, а не в самом существовании многочисленных мощных средств медиа-транс­ляции. Ученый предлагает найти лучший способ описания медиа-коммуникаций, который бы раскрыл их демократический потенциал. Он предпочитает термин «популярная культура» и предлагает новый – «обыденная культура» («common culture»).

Ученый выделяет четыре значения понятия «популярная культура»: 1) «то, что нравится большинству людей; 2) произведения более низкого качества; 3) произведения, сделанные в угоду зрителям; 4) культура, «фактически сделанная людьми для себя».

Англия стала первой страной, в которой появилась популярная культура. До начала процессов индустриализации и урбанизации она имела две культуры: общинную, так или иначе разделявшуюся всеми классами, и элитарную, производимую и потребляемую господствующими классами. В результате индустриализации и урбанизации появилось новое культурное пространство – популярной культуры, относительно свободное от влияния господствующих классов. Прежде всего, это была культура рабочего класса.

Уильямс рассматривает культуру как «способ жизни», повседневные значения и ценности, являющиеся частью выразительной цельности социальных отношений. Современ­ное понимание термина «культура», по его мнению, несет на себе печать аристократических представлений: она ассоциируется с филосо­фией, искусством, литературой, наукой (сферами деятельности, где главную роль играли представители господствующего класса). Между тем общее качество жизни возрастает потому, что изменяются другие сферы деятельности, также являю­щиеся разумными и творческими (искусство садовников, рабочих-металлургов, ткачей, политиков, экономистов и т.д.). Все культурное производство (газеты, кни­ги, кинофильмы) ориентировано уже не на малочислен­ную группу образованных и имеющих досуг людей, а на социальное большинство. Интеллектуалам следует приспособить свою научную дея­тельность к широкому контексту повседневной культуры.

Третий параграф – «”История снизу” Э.П. Томпсона: популярная культура в контексте классовых отношений». Эдвард Палмер Томпсон (1924–1993) – один из крупнейших социальных историков своего времени, политический и общественный деятель, марксист «социалистическо-гуманистического» направления. В своей первой книге – об известном мыслителе-социалисте, писателе и художнике-дизайнере У. Моррисе (1955) он отталкивается от «Литературных исследований», написав биографию, в которой текстовой анализ играет центральную роль в определении поворотного момента в жизни Морриса – его обращения к социализму. В этой работе Томпсон подвергает критике марксизм, считая основным его недостатком отсутствие понятия ценности – главного элемента, который «вычеркнула» социалистическая традиция, в результате чего механистическая и редукционалистская коммунистическая ортодоксальность привела СССР к сталинизму.

Важное значение для «Культурных исследований» имеет разработанная Томпсоном методика исторических исследований: если консервативные историки слушали избирательным способом, считая историю «беседой посвященных», то он слушает обычных людей, использует материалы, собранные этнологами, переосмысливая их, стремясь выявить состояние сознания и характер повседневной жизни. Эту методологию он применяет к исследованию как культуры английского рабочего класса, так и английской народной плебейской культуры в контексте социальной жизни Англии XVIII в.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Книга Томпсона «Создание английского рабочего класса» (1963) выявляет важную роль культуры в создании классовых отношений. Подобно Уильямсу, Томпсон рассматривает культуру как образ жизни (однако наряду с культурными проблемами анализирует и социально-экономические). Стремясь представить историю, которую рабочий класс создает «своими руками», он бросает вызов традиционной марксистской интерпретации, рассматривавшей историю капитализма как предопределенную неминуемыми изменениями способов производства и социальных формаций (структурных детерминант), и уделяет основное внимание роли человеческого фактора: опыта, ценностей, идей, действий. Класс для Томпсона – не структура, не категория, не «вещь», а исторические отношения единства и различия (объединение одного класса против другого класса или классов). Считая формирование рабочего класса выдающимся фактом 1790–1830 гг., Томпсон утверждает, что культура рабочего класса – наиболее выдающаяся популярная культура, которую когда-либо знала Англия. Рабочий класс был не толь­ко рабочим классом Англии, но и английским рабочим классом, политические амбиции рабочих вырастали из веры в традиционный моральный порядок, из сознания прав «свобод­норожденного гражданина Англии», понимания своей культурной укорененности, идентичности передававшегося от поколения к поколению (в песнях, устных рассказах, в пере­сказах истории и мифов, на собра­ниях землячеств), а не из нового революционного мировоззрения.

В Заключении подводятся итоги работы, подчеркивается, что первые теоретики популярной и массовой культуры в Британии (С.Т. Кольридж, М. Арнольд, Т.С. Элиот, Ф.Р. Ливис) представляли критические концепции, рассматривая их с консервативных и часто антидемократических позиций, объединяя понятием «низкая культура». С начала 1950-х гг.представители нового поколения интеллектуалов – выходцев из демократических «низов» (Р. Хоггарт, Р. Уильямс, Э.П. Томпсон) обращаются к изучению культуры английского рабочего класса, связывая ее духовное обеднение с американизацией и глобализацией потребительской культуры. Они предложили отказаться от делений искусства на «высокое» и «низкое», от оппозиции интеллектуала и массы, культуры и политики, делая акцент на «обыденности» культуры и активной, творческой способности «обычных людей» создавать общие выразительные формы интерпретации и репрезентации своего жизненного опыта. «Культурные исследования» были задуманы как междисциплинарная область социально-гуманитарного знания. Принцип междисциплинарности – признание факта, что культура не может существовать как автономная область, ограниченная эстетическими и формальными критериями, она связана с социальными отношениями, является их выражением и определяет их. Если Хоггарт противопоставляет популярную культуру (традиционную культуру английского рабочего класса) и массовую культуру (нарождающуюся американизированную культуру), идеализируя первую и критикуя вторую, а Томпсон понимает массу как следствие депролетаризации и формирования среднего класса (когда масса объединяется такими параметрами образа жизни как уровень дохода, образование, тип потребления, и предстает социальным образованием, в котором принципиально не различаются индивиды и общественные группы), то Уильямс, вводя в оборот понятие «обыденной культуры», стирает различие между «популярной» и «массовой» культурой и критический ракурс рассмотрения массовой культуры заменяет аналитическим.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендуемых ВАК:
1. Черемушкина Е.Ф. Проблемы межкультурного взаимодействия в работах основоположников британских «Культурных исследований» // Регионология. – 2008. – № 4. – С. 347–353.

Прочие публикации:
2. Черемушкина Е.Ф. «Культурные исследования» в Великобритании / Е.Ф. Черемушкина // ХХХI Огаревские чтения: материалы науч. конф. Ч. 1. – Саранск, 2003. – С. 30–33.
3. Черемушкина Е.Ф. Проблемы семьи в британских «Культурных исследованиях» 1960-х – 1980-х гг. / Е.Ф. Черемушкина // Феникс: ежегод. каф. культурологии МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2003. – С. 115–116.
4. Черемушкина Е.Ф. Традиция и традиционное в «Культурных исследованиях» / Е.Ф. Черемушкина // «Nota bene»: молодежн. науч.-публ. альманах (прилож. к «Вестнику Мордовского университета»). Вып. 7. – Саранск, 2003. – С. 134–135.
5. Черемушкина Е.Ф. Британские «Культурные исследования» и феминизм / Е.Ф. Черемушкина // Межкультурная коммуникация: язык – культура – личность: материалы Всерос. науч.-практ. конф. – Саранск, 2003. – С. 93–97.
6. Черемушкина Е.Ф. Проблема определения границ, или игра слов в британских «Культурных исследованиях» / Е.Ф. Черемушкина // Феникс: ежегод. каф. культурологии МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2005. – С. 182.
7. Черемушкина Е.Ф. Основные этапы становления британских «Культурных исследований» / Е.Ф. Черемушкина // Материалы Х науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов МГУ им. Н. П. Огарева. Ч. 1. – Саранск, 2005. – С. 196.
8. Черемушкина Е.Ф. От М. Арнольда и Ф.Р. Ливиса к «Культурным исследованиям» / Е.Ф. Черемушкина // ХХХIV Огаревские чтения: материалы науч. конф. Ч. 1. – Саранск, 2006. – С. 207.
9. Черемушкина Е.Ф. Популярная культура в «Культурных исследованиях» Великобритании / Е.Ф. Черемушкина // Гуманитарные исследования: традиции и инновации: сб. науч. тр. Вып. 2. – Саранск, 2006. – С. 45.
10. Черемушкина Е.Ф. Бирмингемский центр современных «Культурных исследований»: история и современность / Е.Ф. Черемушкина // Философия. Наука. Культура: сб. науч. трудов / Мордов. гос. пед. инт.– Саранск: 2007. – С. 59.
11. Черемушкина Е.Ф. Идеологические и культурные предпосылки возникновения британских «Культурных исследований» / Е.Ф. Черемушкина // Вестник Мордовского университета. Сер. «Гуманитарные науки». – 2007. – № 2. – С. 32.
12. Черемушкина Е.Ф. М. Арнольд и его исследования культуры / Е.Ф. Черемушкина // Вестник Мордовского университета. Сер. «Гуманитарные науки». – 2008. – № 3. – С. 100–102.
13. Черемушкина Е.Ф. Ричард Хоггарт – основоположник британских «Культурных исследований» / Е.Ф. Черемушкина / Язык. Культура. Общество: сб. науч. тр. – Саранск, 2008. – С. 124–126.