Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Автореферат на тему «Концептуальные закономерности формирования архитектуры современного Центра искусств»

Актуальность исследования. На современном этапе развития общества очевидна потребность в архитектурном пространстве для активизации художественного и духовно-образного мироосвоения в сфере искусства, для формирования полноценной творческой личности и эстетически выразительной среды.

Особое место занимают вопросы доступности искусства широкому потребителю, превращения культурного досуга в норму жизни, а человека – в творца.

Актуальным является дальнейшее развитие искусства на основе творческой коммуникации разных видов и жанров художественной культуры. «Повседневная жизнь» искусства в современном мире требует новых экспериментов, развития концептуального искусства, привлечения медиа-технологий, расширения возможности поиска новых путей, стилей и направлений в искусстве, что формирует новые синтетические виды творчества.

В настоящее время во всем мире Центры искусств – одни из основных типов многофункциональных сооружений. Расширение функций культурно-просветительских учреждений в России ведет к изменению их традиционных типов. При этом Рабочие клубы и Дворцы культуры 1920-х – 1930-х можно считать наиболее близкими прообразами современных Центров искусств. Таким образом, актуально возродить и развивать синтезирующие концепции советского авангарда как базы для формирования Центров искусств в нашей стране, обеспечив встроенность в общемировой архитектурный процесс. Разработке историко-теоретической, методологической и критической основы для этого посвящено данное диссертационное исследование.

Сегодня, когда культурная жизнь очень многообразна и находится в неустойчивом состоянии поиска, особенно актуально существование  всего многообразия центров искусств, в том числе и комплексных. Наиболее востребованным представляется Центр искусств, создаваемый на основе синтетической концепции архитектурной среды, в которой на контекстуально-средовом и объектном уровнях синтезированы существующие и зарождающиеся виды творчества, разнохарактерные архитектурные пространства, символические элементы формообразования, природные и технологические факторы.

Цель исследования состоит в разработке синтетической модели архитектуры современного Центра искусств на основе идеи синтеза искусств.

Для этого необходимо решить следующие основные задачи:

  • проанализировать формирование идеи синтеза искусств в аспекте эволюции системы искусства;
  • выявить теоретические предпосылки и закономерности формирования архитектуры Центров искусств на основе развития идеи синтетичности;
  • проанализировать и систематизировать ключевые концепции архитектуры Центров искусств;
  • выявить базовые закономерности построения синтетической модели Центра искусств.

Предмет исследования – концептуальные закономерности формирования архитектуры современного Центра искусств.

Объект исследования – Центры искусств как высшее проявление архитектурного творчества.

Границы исследования:

  • исторические границы исследования: XX – начало XXI веков, с включением в исторической главе анализа центров творчества различных цивилизационных эпох;
  • географические границы исследования – территория Европы, Северной и Южной Америки, Австралии, Азии, Африки;
  • типологические границы исследования вмещают изучение культурно-зрелищных комплексов и Центров искусств различного типа.

Методология исследования включает:

  • метод историко-культурного анализа и синтеза;
  • структурно-аналитичекий метод, восходящий к системному подходу;
  • экспериментальный метод, опирающийся на специфику архитектурной деятельности;
  • метод теоретического моделирования в аспекте средового подхода.

Теоретическая база исследования включает следующие группы научно-исследовательских работ:

  • по теории архитектуры – труды Г.Г. Азгальдова, А.В. Бокова, А.К. Бурова, З. Гидиона, В.Л. Глазычева, А.Э. Гутнова, Э.В. Даниловой, И.А. Добрицыной, А.В. Ефимова, А.В. Иконникова, Т. Ито Т., Р. Коолхаса, И.Г. Лежавы, Ле Корбюзье, А.В. Рябушина, Н.А. Сапрыкиной, В.Л. Хайта, С.О. Хан-Магомедова, А.Н. Шукуровой;
  • по истории архитектуры – труды Ю.Н. Бубнова, Е.И. Кириченко, О.В. Орельской, Н.Ф. Филатова, С.М. Шумилкина;
  • по градостроительству – труды Е.А. Ахмедовой, В.Н. Белоусова, А.В. Бунина, В.А. Нефедова, И.М. Смоляра;
  • по типологии многофункциональных, зрелищных и культурно-просветительских общественных зданий – Б.Г. Бархина, А.Л. Гельфонд, Г.Ф. Горшковой, В.И. Ревякина;
  • по искусствоведению: И.А. Азизян, Й. Иттена, В.В. Кандинского, К.С. Малевича, В.Э. Хазановой;
  • по философии и культурологии – труды Р. Арнхейма, М.М. Бахтина, Р.Л. Грегори, А.В. Дахина, Л.А. Зеленова, А.Я. Зися, А.Ф. Лосева, С.В. Норенкова, П.А. Флоренского, К. Фремптона, Ф.В.Й Шеллинга.

Научная новизна настоящего исследования состоит в том, что в нем  впервые предложена синтетическая модель Центра искусств как концепция архитектурной среды, которая базируется на синтезе объективных и субъективных начал: духа места, духа времени и индивидуальной авторской трактовки.

Положения, выносимые на защиту:

  • закономерной основой синтеза искусств является архитектура в своей наиболее совершенной форме – синтетический комплекс Центра искусств;
  • концепция архитектуры современного Центра искусств выстраивается на основополагающем принципе синтетичности, который закономерно развивается на основе идеи синтеза искусств: функциональный синтез, конструктивно-технологический синтез, символический синтез, концептуальный синтез, средовой синтез;
  • базовыми закономерностями формирования синтетической модели архитектуры Центра искусств являются: пространственная универсальность как функциональная основа; коммуникативность как общая средовая и деятельностная взаимообусловленность; символичность как особенность архитектурного образа;
  • теоретическая модель архитектуры современного Центра искусств трактуется в аспекте синтетичности архитектурной среды.

Практическое значение диссертации заключается:

  • в возможности перехода на основе предложенной модели с теоретического уровня синтеза архитектуры и искусства к практическому уровню реального проектирования Центров искусств;
  • в возможности использования результатов исследования для составления программ-заданий на проектирования Центров искусств различного типа.

Апробация и внедрение результатов исследования

Работа над данной тематикой была начата автором при разработке дипломного проекта на тему «Центр искусств на пл. Маслякова в Нижнем Новгороде». Проект отмечен на Международном смотре-конкурсе лучших дипломных проектов выпускников архитектурно-художественных школ (г. Минск, 2002 г.) Дипломом 1 степени МООСАО и грамотой МАСА.

Внедрение результатов исследования в архитектурно-проектную практику проводилось автором диссертации в качестве основного автора и в составе творческого коллектива НПП «Архитектоника». Результаты научных исследований и методик автора были внедрены:

  • в проект общественного здания с офисно-зрелищной функцией (1 проект);
  • в конкурсный проект многофункционального здания общественного назначения (1 проект);
  • в проект реконструкции здания под сооружение для искусства (1 проект).

Внедрение в учебный процесс проходило на кафедре архитектурного проектирования ННГАСУ по следующим направлениям:

  • чтение курса лекций «Основы концептуального проектирования» для студентов специальности «Архитектура»;
  • руководство дипломным проектированием по теме «Центр искусств», 3 проекта, выполненные под руководством автора отмечены Дипломами 1 степени МООСАО (Пенза, 2003 г., Волгоград, 2004 г.), один проект экспонировался на Международной выставке дипломных проектов, проходившей в рамках международной конференции «Болонская декларация и архитектурное образование» (Веймар, 2004 г.);
  • руководство ВКР бакалавра на тему «Музей в историческом центре города»;
  • составление программ-заданий для разработки проектов зданий Центров искусств различного типа;
  • опубликование методических указаний на тему «Музей», «Проектирование зданий библиотек и музеев с учетом потребностей инвалидов и маломобильных групп населения»;
  • ежегодное участие в научно-практических конференциях ННГАСУ, Международных Нижегородских ярмарках идей, Международных конференциях «Великие реки» с выступлениями по теме исследования.

Основные концептуальные результаты исследования внедрены при участии автора в проектном семинаре Арх-десант «Нижний – 2005», проводимом Центром современной архитектуры (Н.Новгород, май 2005 г.).

По всем объектам и проектам имеются акты внедрения.

На тему исследования опубликовано 14 статей: результаты исследования опубликованы в сборниках аспирантов ННГАСУ (2003, 2004, 2005 г.), в сборниках РААСН (Самара, 2003, 2005 гг.), в материалах Международной Нижегородской ярмарки идей (2003 г.), в тезисах научно-технической конференции «Архитектура и строительство – 2003», в материалах Международных конференций «Великие реки» (2004, 2005 гг.), в журнале «Нижегородский проект».

Результаты диссертации были доложены на кафедре  архитектурного проектирования ННГАСУ.

Структура и объем работы

Диссертация состоит из двух томов: первый том включает в себя текстовую часть (170 страниц), состоящую из введения, трех глав, заключения,  библиографического списка (150 литературных источников) и приложений; второй том иллюстративный – 40 графоаналитических таблиц.

СОДЕРЖАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В главе 1 «Синтез искусств как основа эволюции архитектуры Центров искусств» рассматриваются идеи синтеза искусств в аспекте становления системы искусства, проявления синтетичности в творчестве первой половины XX века, трансформация музейно-выставочных комплексов и теоретические предпосылки формирования Центров искусств в начале XX века.

Система искусства прошла в своем формировании три этапа: синкретический этап возникновения на мифопоэтическом уровне; этап развития с периодической дифференциацией и интеграцией видов в процессе эволюции; синтетическое взаимодействие на современном этапе. Архитектурное пространство для искусства на каждом этапе обусловливалось его спецификой. Структура искусства изначально предполагает соединение разнородных пластов творчества, выраженных в триединстве «poiesis – mimesis – techne». В архитектуре как синтетическом искусстве организации материального мира это триединство проявилось в классической триаде: «польза, красота и прочность». Таким образом, архитектура – закономерная основа для синтеза искусств, который достигает своего наивысшего воплощения в архитектуре Центра искусств.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Основные направления синтеза выявляются при анализе системы видов, родов, жанров, направлений, стилей и художественных концепций творческой деятельности. При этом выделяются закономерности, определившие распад синкретических форм художественного творчества на систему простых искусств, а также механизмы формирования синтетических искусств (театр, кино, цирк, оформительское искусство). Ключевым подходом в рассмотрении моноискусств является классификация видов относительно основных форм бытия материи на пространственные (живопись, графика, скульптура, архитектура, прикладные искусства); временные (словесное и музыкальное творчество); пространственно-временные (актерское искусство и танец).

Концептуальная модель Центра искусств характеризует синтетическую совокупность видов и форм творческой деятельности в области искусства. Это архитектурное пространство для художественного и духовно-образного освоения Универсума Человеком, социально-культурная обусловленность которого связана с социальной ролью универсума функций искусства как типом мировоззрения и творческой деятельностью по освоению пространства. Центр искусств (далее ЦИ) рассматривается в исследовании как комплекс архитектурных пространств, формирующих художественную среду творческой коммуникации.

В процессе исследования было выявлено, что социально-культурная динамика восприятия искусства повлияла на складывание концепции ЦИ и его архитектурного воплощения. Трансформация традиционного подхода, связанного с трактовкой «закрытого» пространства для элитарного искусства, проявилась в новаторских идеях начала ХХ века. Они обозначили социальную открытость искусства, определив базовые параметры зарождения концепции современного ЦИ. Для ХХ века характерно взаимодействие всего спектра подходов к решению социального пространства ЦИ, что легло в основу их развития на современном этапе восприятия искусства – как «открытого» пространства коммуникации и становления творческой личности.

Концептуальную основу современного ЦИ предопределили передовые идеи начала ХХ века, взаимодействовавшие в мировом пространстве. Архитектурные поиски были подготовлены концептуальными по сути направлениями изобразительного искусства: кубизмом, футуризмом, пуризмом, экспрессионизмом, неопластицизмом, супрематизмом. Идеи синтеза искусств проявились в создании художественных объединений, что потребовало обновленного выставочного пространства. Трансформация сложившихся стереотипов музея и галереи в европейском опыте связана с предложениями Г. Земпера, О. Вагнера, У. Морриса по созданию «содружества искусств» в музеях нового типа. В теоретической рефлексии отечественных деятелей, К. Малевича и В. Кандинского, выявлена особая роль современного музея в формировании актуальной «художественной культуры».

Таким образом, становление и развитие ЦИ в ХХ веке, в первую очередь, было связано с трансформацией функциональной структуры их базовых прототипов – музейных и выставочных комплексов. Она проявилась в распространении двух принципиальных схем организации пространства (радиаль­ной и сегментной), в усложнении объемно-планировочной структуры здания с необходимой гибкостью и возможностью трансформации внутреннего пространства, в обновлении технологических приемов экспонирования и переоснащении фондохранилищ.

Рабочие клубы и Дворцы культуры, выполненные мастерами советского авангарда (К. Мельниковым, И. Голосовым, братьями Весниными и др.) являлись новаторскими экспериментами по созданию комплексов – прообразов современных синтетических ЦИ. В них ядром синтеза и коммуникации становилась развитая зрелищная часть с залом для «массового действа».

Эпицентрами, генерирующими новое искусство в педагогической и экспериментальной деятельности, являлись ВХУТЕМАС и Баухауз – прототипы современных образовательных ЦИ. Общность концептуальных принципов определялась трактовкой единства всех пространственных искусств и ориентацией на подготовку синтетического специалиста. Во ВХУТЕМАСе этой цели служило введение пропедевтических дисциплин: «Пространство», «Графика», «Цвет», «Объем».

Баухауз в Веймаре (позднее – в Дессау), созданный В. Гропиусом, провозгласил связь архитектуры, изобразительного искусства, ремесел и строительных технологий основой образовательного процесса. К преподаванию привлекались передовые деятели из разных областей: В. Кандинский, П. Клее, Й. Иттен, Г. Ритвельд и др.

В предвоенные годы центр передовых идей закономерно переместился в США. Этот период характеризовался завершением формирования «интернационального стиля» и осознанием необходимости его популяризации, чему способствовала деятельность Музея современного искусства в Нью-Йорке (МОМА) – одного из важнейших мировых центров культурной коммуникации. Пропаганда современного искусства стала приоритетной задачей функционирования ведущих мировых ЦИ: МОМА, системы музеев фонда С. Гуггенхейма (в Нью-Йорке, Бильбао, Лас-Вегасе, Венеции), Центра Жоржа Помпиду в Париже.

В рамках сложившихся в начале ХХ века архитектурных прототипов обозначились три направления формирования ЦИ: зрелищное, образовательное, выставочное. Общей тенденцией трансформации функции большинства культурно-зрелищных сооружений явилось превращение из монофункционального здания в многофункциональное сооружение; из специализированного здания – в универсальный комплекс. Основным концептуальным принципом ЦИ стало развитие заявленной в начале ХХ века идеи синтеза искусств.

В главе 2 «Концептуальные подходы к формированию архитектуры Центров искусств в XX – начале XXI вв.» анализируются концепции формирования функциональной структуры внутреннего пространства Центра искусств; конструктивно-технологические аспекты проектирования Центра искусств; концепции формы в архитектуре Центра искусств; градостроительные подходы в развитии концепции архитектурной среды Центра искусств.

Трактовка ЦИ как синтетического ансамбля или произведения искусства архитектуры, вмещающего органическую совокупность художественных и эстетических произведений, обусловила подход к рассмотрению целостных концепций проектирования культурно-зрелищных сооружений в творчестве мастеров современной архитектуры. Авторские концепции рассматриваются в исследовании как разносторонние проявления синтетичности на функциональном, конструктивно-технологическом и формальном уровнях, а также на градостроительном уровне организации среды современного ЦИ.

Синтетичность, ключевое понятие в концепции ЦИ, трактуется как совокупность форм и способов прямых и опосредованных взаимодействий, при которых происходит гармоничное объединение свойств участников синтеза и появление свойств нового, синтетического, качества. Для ЦИ характерен интегральный синтез и «предельная» синтетичность реальных и потенциальных форм в сфере искусства и архитектуры.

В исследовании приведены три принципиальных типа структурного построения ЦИ: линейный (в горизонтальном и вертикальном направлениях), плоскостной (регулярная и свободная организация) и объемный (по сумме векторов развития). Организующим началом в плоскостном построении ЦИ выступает выявленный крест направлений, задающий параметры возможного перехода к объемному типу. Синтезирующий поливекторный тип является приоритетным и формируется на основе концепции «развития» внутренней структуры ЦИ.

В аспекте становления концепции были выявлены три функционально-типологические модели: растущий музей Ле Корбюзье, предполагающий неограниченное расширение здания; универсальный музей Мис ван дер Роэ с обязательной возможностью трансформации внутреннего пространства; музей-спираль Франка Ллойда Райта, задающий график движения посетителя. На основе этих моделей сформулированы пропорционально-геометрический, универсальный и органический подходы, которые легли в основу современной концепции структурного развития внутреннего пространства ЦИ.

Автор прослеживает преемственность приведенных концептуальных принципов в творчестве современных архитекторов. Пропорциональные построения квадратной спирали «музея познания» Ле Корбюзье нашли продолжение в концепциях непрерывного движения внутренней структуры ЦИ, определяющей его «внеэтажный» характер (Р. Коолхас, Д. Либескинд, З. Хадид). Р. Коолхас выстраивает структуру ЦИ на основе «траекта» (от слова «траектория») – «пространственного меандра», который одновременно выступает как несущий остов, схема пути посетителя, способ организации естественного освещения. Геометрический подход лег в основу концепции пропорционального развития пространства ЦИ (Р.Мейер). Наряду с трансформацией базовых структурных подходов в исследовании сформулированы концепции образной выразительности внутреннего пространства ЦИ: концепция пространственного супрематизма (З. Хадид), «говорящей пустоты» (Д. Либескинд); «классического» минимализма (С. Браунфельс).

На основе обобщения опыта проектирования ЦИ выявлено, что совокупное внутреннее пространство ЦИ представлено синтезом пространств для разнородных функциональных процессов: выставки, концерта, театрального зрелища, образования, научно-исследовательской работы, творчества. Выставочное пространство формируется на основе синтеза традиционных подходов к экспозиции (в исторически достоверной среде, на нейтральном фоне или опосредованной технологическими и эксплуатационными факторами) и ее концептуального сценария. Результатом взаимодействия становится пространственное мега-произведение или ансамбль, представляющий собой культурно-эстетическую и художественную целостность.

Конструктивно-технологические аспекты проектирования Центра искусств рассматриваются в исследовании по трем направлениям:  техническое – трансформация, динамичность, мобильность;  информационное – социальная открытость, интеллектуальная игра, медиативность; экологическое – адаптивная архитектура, «green architecture», симбиотическая архитектура. Автором выделены и сформулированы группы подходов, рассматривающих конструкцию и технологию как отправную точку в формировании ЦИ: концепция предметного «дизайна» архитектуры ЦИ (Элсоп и Стормер); концепция хай-тек ордера архитектуры ЦИ (Н. Фостер). В ЦИ Элсопа и Стормера концепция предметного «дизайна» воплощается в масштабе сооружения, что проявляется в программном техницизме или «виртуальности» художественного образа здания-механизма, достижении максимальной мобильности и трансформируемости его пространственных характеристик, а также в свободном отношении к контексту. Игровой подход определяет искажение масштабных характеристик объектов и эпатажность их облика, включая ЦИ в систему открытой социальной коммуникации.

Концепции формы ЦИ рассматриваются в исследовании на основе сложившегося подхода к анализу многофункциональных сооружений: формирование структуры изнутри, соответствие требованиям внешней городской среды, внешнее выражение многофункционального сооружения как ответ на эмоции человека.

Рассмотренные примеры позволили сделать вывод о складывании ряда структурных концепций формы, следующих заложенным принципам объемно-планировочной организации ЦИ: характеру компоновки основных и вспомогательных функциональных блоков; пространственной организации коммуникаций и сценарию движения посетителя; специфике естественного освещения и принципам трансформации помещений.

Исследование особенностей формообразования культурно-зрелищных комплексов в структуре исторического города выявило три основных концептуальных подхода: синтетическое взаимодействие со средой на основе преемственности исторических форм и принципов организации архитектурного пространства; включение сооружения в контекст места путем использования приемов, нейтральных окружающей среде; контрастное выделение новых объектов в городском окружении.

Анализ объектов подтверждает, что характер концепций формообразования ЦИ связан с развитием синтезирующего символизма художественного образа, ориентированного на интегральный синтез запрограммированных и потенциальных прочтений. В разделе представлены концепции знаковости формообразования (К. Мельников), экспрессивного символизма (О. Нимейер, Ф. О. Гери), абстрактного символизма (К. Курокава),  метафорического символизма (Д. Либескинд).

Форма ЦИ может представлять нейтральную оболочку для «ценностей», соответствовать сложившейся типологии и являться самоценным произведением, что определяет роль архитектора как автора произведения искусства архитектуры. В рамках этого подхода знаковая выразительность достигается разными средствами: новаторский эксперимент по поиску «небесной механики» геометрических построений в центрах творчества К. Мельникова; экспрессия чистой объемной геометрии в работах О. Нимейера и символический синтез скульптурных форм у Ф. О. Гери; метафорическая природа формообразования в музейных комплексах Д. Либескинда.

Проведенный интегральный анализ использования элементарной объемной геометрии в структуре культурно-зрелищных зданий и комплексов выявил составляющие системы семантической коммуникации: башня как универсальный ориентир, сфера как идеальный центр, куб (параллелепипед) как универсальный функциональный элемент. Наряду с этим автором рассматривается символическая геометрия, подчеркивающая уникальную роль объекта в окружении, – в виде скульптурной пластики, возможностей деконструкции материальной формы, экспрессии «обратной» геометрии и «хаоса» формообразования. Пространственный синтез архитектурных форм представлен как базовая закономерность организации композиционной структуры ЦИ.

Концепции мастеров архитектуры рассматриваются во взаимосвязи аспектов формы ЦИ: функциональной обусловленности, семантической типологии, образной выразительности, символики, материальности границ формы. Представлена группа пограничных подходов, обусловливающих на уровне формальных характеристик переход от отдельного объекта к средовому комплексу ЦИ. Эти подходы нашли выражение в концепции прозрачности архитектуры ЦИ, которая раскрывается как синтезирующее начало в интеллектуальной дематериализации архитектуры ЦИ (Ж. Нувель), театрально-художественной прозрачности формы ЦИ (Й. Фридрих). Тема стекла как место встречи технологии и образа отражает понятие «современного» в архитектуре и искусстве, где парадокс, изменчивость, «прозрачность» – неотъемлемые характеристики мира. Конструктивная природа намеренно скрыта – акценты смещаются на информационную наполненность объекта и его взаимосвязь с окружением.

Концепция интеллектуальной дематериализации архитектуры ЦИ Ж.Нувеля синтетична по своей природе. Основное средство синтеза – стекло – граница формы, визуально лишенная материальности. По утверждению автора, его архитектура пренебрегает пространством, фиксируя момент времени, событие. Она сродни концептуальному искусству и кинематографу в поиске «эстетики чуда»: «про-сматриваемость», фото- и шелкография на стекле, эффекты цвета-света, проекции, голографические иллюзии обозначают виртуальный синтез архитектуры и искусства. Дематериализация включает в систему взаимодействия окружающий средовой контекст.

Выявлению динамики перехода от объекта к среде служит анализ вариантов границы формы ЦИ: знаковой, динамичной (вибрирующей) и дематериализованной. Результатом интегрального взаимодействия этих типов является комплекс «Города искусств».

Градостроительные концепции рассматриваются в исследовании в аспекте формирования синтетической среды ЦИ, объединяющей систему функциональных зон по видам искусства, систему коммуникаций и сценариев пространственного восприятия, символическую структуру пространства ЦИ, систему рекреации и озеленения и систему взаимосвязей с внешним контекстом.

В начале раздела проанализированы истоки градостроительного подхода к организации центров творчества в архитектуре советского авангарда: концепции иерархической структуры клубных комплексов в системе городского обслуживания (предложения урбанистов); концепции организации линейных «медиа»-структур (предложения дезурбанистов). Отдельно приведена концепция «пространственной культурорганизации» (И.Леонидов), предполагающая массовое социально-культурное и научное просветительство. Ее архитектурное воплощение было разработано мастером в «проекте клуба нового социального типа» по принципу «культгородка», расположенного в парковом окружении. Планировочная идея отражала принципы ясной ориентации человека в пространстве, жестко скоординированном и наполненном знаковой символикой формы.

Автором выявлен ряд базовых современных подходов к градостроительной организации синтезирующей архитектурной среды ЦИ: геометрическая концепция пропорциональной синтетической среды ЦИ (Р.Мейер); концепция музыкальной синтетичности пространственной среды ЦИ (К.Портзампарк); концепция экспериментальной среды ЦИ как саморазвивающейся «открытой формы» (П.Эйзенман); концепция симбиотической среды ЦИ (К. Курокава); концепция контекстуально-символической среды ЦИ (Р. Пиано), концепция социально-активированной среды «природного» ЦИ (Б. Чуми).

Для геометрической концепции пропорциональной среды ЦИ (Р.Мейер) характерен синтетический подход на основе геометрического пропорционирования. Во взаимодействии рациональной функции, символической формы, природного и историко-культурного контекстов сложились авторские типы ЦИ: универсальная функциональная ячейка в структуре исторического города, супрематическая скульптура, арт-природный контекст и историко-природный средовой комплекс. Использование идеальной и завершенной циркульной геометрии в формообразовании ЦИ определяет доминирующую роль сооружения в градостроительном, архитектурно-художественном и социальном аспектах: здание-центр, здание-магнит, здание-ориентир.

В рамках концепции музыкальной синтетичности пространственной среды ЦИ К. Портзампарк достигает воплощения музыки архитектурными средствами. В результате создается уникальная пространственная среда искусства на каждом уровне проектирования: ЦИ-объект (интерьер), ЦИ-квартал, ЦИ-город. Для нее характерно: живописное чередование открытых и закрытых пространств; использование символики пути в виде обходных галерей, мостиков, переходов; применение эффектов естественного освещения, атриумов и многосветных галерей; разработка сценария движения посетителя и определение визуальных взаимосвязей; а также синтетическое внедрение природной составляющей.

В концепции экспериментальной среды ЦИ как саморазвивающейся «открытой формы» (П.Эйзенман) синтетичность дополняется принципом «агрессивного диалога», в который вовлекается посетитель. ЦИ формируется на основе интеграции порядка и хаоса формообразования; реального, функционального и историко-литературного контекстов. Механизм взаимодействия структурно-символической и структурно-геометрической формальных систем становится основой средового комплекса ЦИ. Саморазвитие формы, множественность метафор и игровая сборка пространственных конструкций обусловливают характерную «незавершенность» композиции, открытой индивидуальным прочтениям.

В исследовании представлена группа подходов, использующая природные закономерности в формировании средового ЦИ, где помимо привычных рекреационных функций природа приобретает символическое значение, а стихии интерпретируются как искусства: воздуха, воды, земли, огня. Наиболее полно обозначенный подход раскрывается в творчестве японских архитекторов, продолжающих местные строительные традиции.

Концепция симбиотической среды ЦИ К. Курокавы развивается в русле философии симбиоза – авторской интерпретации синтетичности, подразумевающей развитие и взаимодействие противоположных начал для достижения нового уровня их творческой активности. Модель ЦИ строится на синтезе функционального, формального, конструктивно-технологического и градостроительного видов симбиоза. Мастер проповедует пять творческих принципов: уравнение в правах целого и частей, обратимость внешнего и внутреннего пространств, создание промежуточного пространства – «серой зоны», сочетание элементов симбиоза и возврат к ценности традиционных материалов и ремесла.

Анализ авторских концепций позволил выявить ключевые закономерности развития синтетичности архитектуры ЦИ:

  • знаковость формообразования и символизм художественного образа ЦИ как уникального объекта в окружении (произведения К. Мельникова, Ф.Гери, Д. Либескинда);
  • дематериализация границ формы как концептуальная контекстуальность ЦИ (виртуальная архитектура Ж. Нувеля, «прозрачность» в архитектуре ЦИ);
  • следование законам определенного вида искусства архитектурными средствами («музыкальность» ЦИ К. Портзампарка, метафора белого листа и скульптурность произведений Р. Мейера);
  • использование промежуточного пространства как концепции многозначной пустоты для универсального синтеза («остекленное» время Ж. Нувеля, принцип «открытого текста» П. Эйзенмана, «серая зона» К. Курокавы, «пустоты-события» Б. Чуми).

В главе 3 «Концептуальная модель синтетического Центра искусств» определяются концептуальные закономерности архитектуры современного Центра искусств: пространственная универсальность; динамическая коммуникативность, образная символичность. Выстраивается авторская концепция архитектуры современного Центра искусств на основе последовательного анализа синтетичности: функциональный синтез, конструктивно-технологический синтез, символический синтез в рамках концептуального и  средового подходов.

В общекультурологическом контексте прообразами ЦИ могут рассматриваться Акрополи и Агоры Древней Греции, Соборы и Храмы, Дворцы и Замки – как воплощения Модели Мира. ЦИ в своей концептуальной основе продолжает традиции духовного «магнита» на уровне социальной значимости, помогая преодолеть расслоение целостных систем в современном мире: социальных, культурных, религиозных. В структуре города он играет роль универсального ориентира на всех уровнях градостроительного масштаба: отдельное сооружение; квартал, улица или площадь искусств; средовой комплекс и ансамбль ЦИ.

Концептуальный синтез служит развитию авторских подходов в сфере искусства с возможностью их синтетического взаимодействия в архитектурном пространстве ЦИ. Механизмы синтеза позволяют каждому виду сохранять свою целостность, родовую и видовую специфику, что обеспечивает преемственность традиций, канонов, школ в их развитии. Одновременно концептуальный синтез содействует закономерному возвращению «свободного» искусства к его синкретической форме на современном витке истории; стимулирует развитие концептуального творчества на стыке искусства, философии и науки; ведет к возникновению и развитию новых пограничных видов и направлений.

ЦИ в функциональном аспекте – это синтетический комплекс специализированных и универсальных пространств, предназначенных для организации взаимосвязанных различных по характеру творческих процессов художественной сферы. Система доминирующих функций предстает как синтез родов деятельности в сфере искусства, выраженных в сложившейся типологии культурно-просветительских зданий и сооружений: экспозиционная, зрелищная, образовательная, «производственная», информационная, научно-исследовательская.

Пространственная универсальность приобретает в ЦИ символическую роль стремления к непознанному – формированию новых видов, родов, жанров, направлений и стилей в искусстве. Типология универсальных пространств включает буферные, рекреационные, многофункциональные, коммуникационные зоны, интерпретирующие свойство целесообразной «пустоты».

ЦИ рассматривается в модели как многослойное синтезирующее начало, основополагающим законом организации которого является закон синтеза искусств на базе архитектуры. В снятом виде модель ЦИ содержит триединую структуру искусства как закономерную основу синтеза разнородных видов творчества. Функциональная природа ЦИ может быть описана ключевой схемой последовательных связей: классификация искусств – синтез искусств – функциональная программа ЦИ.

Закономерной основой функционального синтеза и развития типологии ЦИ являются «внутренние» и «внешние функции». Внутренние функции, определяющие специфику ЦИ, формируются по линейному (одномерному) или объемному (многомерному) принципам. Линейные структуры возникают на основе определенного видового ряда в выбранной системе классификации искусств: пространственные искусства (живопись, графика, скульптура, архитектура, ДПИ) – пространственный синтез; временные искусства (музыка, поэзия) – временной (динамический) синтез; и пространственно-временные искусства (актерское искусство, танец) – пространственно-временной синтез. Развитие объемных систем обусловлено целенаправленным взаимодействием приведенных видов в формировании многоэлементных форм творчества (театр, кино, цирк, эстрада, оформительское искусство). В соответствии с этим, ЦИ складывается на основе синтеза искусств по линейной системе или объединяет несколько систем в многомерную структуру.

Внешние функции развиваются в рамках сложившихся типологических классификаций: зрелищные здания, музеи и выставки, клубы, творческие мастерские, а также школы искусств, медиатеки и научно-исследовательские институты. На современном этапе развития общества в виде внешних синтезирующих функций чаще всего выступают образовательная, научная и информационная.

Одновременно с основным видом функционального синтеза по доминирующим функциям в ЦИ происходит сопутствующий синтез – по сопутствующим функциям. Динамическое взаимодействие двух систем обеспечивает жизнеспособность комплексов ЦИ. Универсальный синтез осуществляется в «пустом» пространстве свободного эксперимента, преобладание которого обусловливает возникновение универсальных ЦИ.

В исследовании предлагается следующая типологическая классификация ЦИ по внутренним функциям: визуальных искусств, пластических искусств, динамических (временных) искусств, зрелищных искусств; по внешним функциям: зрелищные, музейно-выставочные, клубные, «производственные», образовательные, медийные, научно-исследовательские ЦИ. Полисинтетические ЦИ формируются при взаимодействии внутреннего, внешнего и универсального типов функционального синтеза.

Конструктивно-технологический синтез проявляется в параметрах динамичности, трансформируемости и мобильности пространства ЦИ и в интегрирующей роли новейших информационных технологий.

Как общая закономерность развития архитектуры ЦИ выявлена коммуникативность, которая представлена в свете развития технологий как медиативность: функциональная – появление новых типов помещений, сооружений и пространств; планировочная – универсализация внутреннего пространства; образная – дематериализация границ архитектурной формы.

Динамическая коммуникативность как закономерность функциональных взаимодействий в системе ЦИ описывается схемой: «Автор (А) – Произведение Искусства (ПИ) – Потребитель (П)». Традиционные связи «А – ПИ» и «П – ПИ» взаимодействуют, меняясь ролями относительно разных видов искусства. Сотворчество «П» усиливает межвидовые связи; научную и образовательную роль ЦИ в комплексном изучении целостной системы искусств. Взаимодействие «А – П» дополняется в ЦИ связями «А – А» и «П – П», направленных на творческий поиск, стимулирующий развитие искусства. При периодической смене ролей «А» и «П» относительно постоянным остается понятие «ПИ», в котором изначально заложен ген общения. Связь «ПИ – ПИ» осуществляется как сумма впечатлений в пространстве, времени, движении.

По мере развития медиативности в современном информационном обществе коммуникативные связи в ЦИ подвергаются трансформации, поскольку «местом» их осуществления становится компьютерная сеть. Медиа-пространство формируется как пространство отсутствия, играющее роль буфера между виртуальным и реальным. Его специфика определяет приоритет функциональности и универсальности в организации внутреннего пространства информационного ЦИ: оборудованное рабочее место, дополненное общей рекреацией. Законы медиа-мира становятся закономерностями архитектуры ЦИ: информация без материального носителя порождает архитектуру «без материала», близкой чистой концепции, что определяет эфимерный и предельно универсальный художественный образ сооружения.

В аспекте символического синтеза первостепенным «геном» синтетичности архитектуры ЦИ является форма, которая содержит символизированную функциональную информацию, семантическую коммуникацию, образную метафору и авторский стиль архитектора.

Специализированные системы синтеза искусств нашли выражение в зданиях-символах: «музей» – «выставка», «театр» – «концертный зал», «школа» – «библиотека», – каждому из которых соответствует определенный планировочный и объемно-пространственный архетип, что определяет взаимосвязь функции и формообразования ЦИ. При этом необходимым условием является наличие универсальной пространственной формы, способной воспринять возможные изменения функциональной наполненности.

С другой стороны, совокупная форма ЦИ определяется системой семантической коммуникации внутри объекта (особенно, развитого в пространстве средового комплекса ЦИ): системой доминант, акцентированных направлений движения, концентрирующих пространств, рядового «фона».

Образная символичность как закономерность архитектурного формообразования ЦИ определяет многомерность восприятия художественного образа. Особенности формообразования ЦИ предстают в виде: семантически выявленной роли композиционного центра (башня – универсальный ориентир, сфера – идеальная центричная форма, амфитеатр – организующая обратная форма); структурного взаимодействия архитектурных форм в синтетическом комплексе (деконструкция  и пространственный синтез форм); размывания композиционной границы как синтез с окружением (знаковая, динамичная, дематериализованная, интегрированная границы формы).

Третьим фактором организации формы ЦИ выступает авторский стиль (концепция), что выявляет роль субъективного синтезирующего начала, определяя возможность рассматривать процесс проектирования как «лабораторию» авторского творчества, а объект – как «манифест» стиля. Экспериментальное формообразование направлено на создание знакового произведения архитектуры и художественной среды ЦИ особого качества.

Ключевым в формировании архитектуры современного ЦИ является понятие «синтезирующей среды», которая организуется по системе интегрального синтеза. Средовой синтез базируется на всеобщих универсальных системах развития структур – линейной (выраженный вектор развития), плоскостной (пересечение направлений – крест), объемной (спиральная организация с поворотом направлений в пространстве), центростремительных и центробежных сферических схемах. С древности они ложились в основу строительства поселений и городов, закрепляясь в традиционных схемах планировочной организации («гипподамовой», радиально-кольцевой, линейной) и в знаковой символике (древнеегипетский иероглиф города, проун «Город» Л.М. Лисицкого). Таким образом, система «Город» с присущими ей историческими, культурными, структурно-планировочными и знаково-символическими слоями, наиболее полно осуществляет механизм интегрального синтеза.

В результате исследования было выявлено, что архетипизированные элементы структуры города легли в основу градостроительных концепций архитектуры ЦИ на уровне смысловых метафор. Схема планировочной организации воплотилась в системе подходов к пространственной коммуникации: «гипподамова планировка» – выявление основных направлений, подобие структурных ячеек; радиально-кольцевая – равномерность развития и равноудаленность от центра; линейная – выраженный вектор развития, взаимосвязь обособленных функциональных зон, усиление буферной роли промежуточного пространства.

Функциональная структура города служит прототипом функциональной организации ЦИ: общественный центр – пространство общения и универсального синтеза; селитебная зона – место индивидуального авторского творчества; промышленная зона – техническое обслуживание; коммунально-складская зона – хранение и систематизация продуктов творчества; система озеленения (парки, скверы, аллеи) – рекреационная функция; система коммуникаций (улицы, площади, мосты) – связь функциональных блоков.

Градообразующие элементы приобрели в ходе истории символическое значение для ЦИ: Храм искусства – иррациональное, святое, непостижимое; Дворец искусств – верховенство содружества искусств; торговый пассаж – материальный аспект творчества; улица и площадь Искусств – символы творческой коммуникации и социальной открытости.

В рамках средового подхода целесообразно внедрение культурно-зрелищной функции на территорию исторического центра города: кварталов, улиц, площадей и парков искусств, – опираясь на символическую коммуникационную структуру и историко-культурный каркас города. Функциональное переоснащение среды позволяет сохранять архитектурное своеобразие застройки: этажность, масштаб, характер отношений открытых и закрытых пространств, связь с природным контекстом одновременно с ее приведением к действующим санитарно-гигиеническим требованиям.

В качестве оптимального подхода для исторического центра провинциального города предлагается организация синтезирующего ЦИ и системы профильных Подцентров в рекреационных зонах и кварталах городской застройки. Постоянный приток посетителей и возможность проведения крупных культурных мероприятий будет стимулировать необходимую функциональную реновацию застройки, обеспечивая жизнеспособность исторического центра. По мнению автора, это подчеркнет значение ЦИ как «культурного ориентира» и организующего начала в градостроительной системе, наладив взаимосвязь традиций и новаторства в городской среде.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Таким образом, в результате проведенного исследования автором решена теоретическая задача, которую можно сформулировать как обоснование обобщающей концепции архитектуры современного Центра искусств. В итоге сделаны следующие выводы и рекомендации:

1. Архитектура современного Центра искусств (ЦИ) сложилась в процессе совместной эволюции искусства и пространственной среды на основе идеи синтеза искусств. Центр искусств – это синтетический комплекс специализированных и универсальных пространств, предназначенных для организации взаимосвязанных, различных по характеру, творческих процессов художественной сферы.

2. Теоретическая модель ЦИ содержит триединую структуру детерминант искусства («poiesis – mimesis – techne») как закономерную основу синтеза разнородных видов творчества. Базовыми закономерностями построения синтетической модели архитектуры предмета исследования являются: пространственная универсальность, динамическая коммуникативность, образная символичность.

3. Пространственная универсальность приобретает в ЦИ символическую роль стремления к непознанному – формированию новых родов, видов, жанров; направлений и стилей в искусстве. Универсальные пространства интерпретируют свойство целесообразной «пустоты» – незаполненной ниши для свободного эксперимента, стимулирующего потенциальное развитие творчества.

4. Динамическая коммуникативность, представлявшая прежде систему связей между отдельными функциональными блоками внутреннего и внешнего пространства ЦИ, преобразовалась и структурировалась по трем направлениям: традиционная зона внешних и внутренних, горизонтальных и вертикальных коммуникаций; «информационная» зона медиа-пространств; буферная зона между элементами архитектурной среды.

5. Образная символичность как закономерность архитектурного формообразования ЦИ определяет многомерность восприятия художественного образа. Особенности формообразования ЦИ предстают в виде семантически выявленной роли композиционного центра (башня – универсальный ориентир, сфера – идеальная центричная форма, амфитеатр – организующая обратная форма); структурного взаимодействия архитектурных форм в синтетическом комплексе (деконструкция и пространственный синтез форм); размывания композиционной границы как синтез с окружением (знаковая, динамичная, дематериализованная, интегрированная границы формы).

6. На основе анализа творчества мастеров современной архитектуры выявлены и сформулированы основные концепции развития внутренней структуры ЦИ, конструктивно-технологические подходы к формированию их архитектуры, концепции знакового формообразования архитектуры ЦИ и ряд базовых концептуальных подходов к градостроительной организации синтезирующей архитектурной среды.

7. ЦИ рассматривается в исследовании как многослойное синтезирующее начало, для которого характерен интегральный синтез и «предельная» синтетичность реальных и потенциальных форм в сфере искусства и архитектуры, высшее проявление синтеза искусств на базе архитектуры. Авторская концепция архитектуры современного Центра искусств базируется на синтетичности, которая закономерно развивается на основе идеи синтеза искусств как функциональный синтез, конструктивно-технологический синтез, символический синтез в рамках концептуального, деятельностного и средового подходов.

8. Функциональный синтез представлен ключевой схемой последовательных связей: классификация искусств – синтез искусств – функциональная программа. Он подразделяется на внутренний и внешний, специальный и универсальный, доминирующий и сопутствующий. Конструктивно-технологический синтез проявляется в параметрах динамичности, трансформируемости и мобильности пространства ЦИ и в интегрирующей роли новейших информационных технологий. Символический синтез базируется на формообразовании, которое несет знаково-символическую функциональную информацию, семантическую коммуникацию, образную метафору и авторский стиль архитектора.

9. Закономерной основой функционального синтеза и развития типологии ЦИ являются «внутренние» и «внешние» функции. Внутренние функции, определяющие специфику объекта исследования, формируются по линейному (одномерному) или объемному (многомерному) принципам. Линейные структуры возникают на основе определенного видового ряда в выбранной системе классификации искусств, образующих пространственный, временной (динамический) или пространственно-временной синтез. Развитие объемных систем обусловлено взаимодействием видов искусства в формировании многоэлементных форм творчества. Внешние функции развиваются в рамках сложившихся типологических классификаций: зрелищные здания, музеи и выставки, клубы, творческие мастерские, а также школы искусств, медиатеки и научно-исследовательские институты.

10. В исследовании предлагается следующая типологическая классификация ЦИ по внутренним функциям: визуальных искусств, пластических искусств, динамических и временных искусств, зрелищных искусств; по внешним функциям: зрелищные, музейно-выставочные, клубные, «производственные», образовательные, медийные, научно-исследовательские. Полисинтетические Центры искусств формируются при взаимодействии внутреннего, внешнего и универсального типов функционального синтеза.

11. ЦИ в своей концептуальной основе продолжает традиции духовного «магнита» на уровне социальной значимости, помогая преодолеть расслоение целостных систем в современном мире: социальных, культурных, религиозных. В структуре города он играет роль универсального ориентира в социально-культурном и символическом значениях на всех уровнях градостроительного масштаба: отдельное сооружение; квартал, улица или площадь искусств; средовой комплекс, ансамбль.

12. В качестве оптимального подхода к формированию Центра искусств предлагается синтетическая методология осмысления архитектурной среды, в которой взаимодействуют базовые элементы модели: градостроительный аспект организации интегрированной среды Центра; функциональное взаимодействие по системе «Автор – Произведение искусства – Потребитель»; технология в аспекте медиативности пространственной среды; форма как результат взаимодействия духа места, духа времени и индивидуальной авторской трактовки; концептуальная основа взаимодействия – определение ведущего вида синтеза искусств: пространственного, временного или пространственно-временного.

Список публикаций по теме исследования

1. Дуцев, М. В. Концепция архитектуры универсального центра искусств в ХХ веке [Текст] / М. В. Дуцев // Стратегическое городское и региональное планирование : межвуз. сб. науч. тр. – Самара, 2003. – С. 181–185.
2. Дуцев, М. В. Симбиотическая архитектура центров искусств в творчестве К. Курокавы [Текст] / М. В. Дуцев // Архитектура. Геоэкология. Экономика : сб. тр. аспирантов и магистрантов / Нижегор. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2003. – С. 13–16.
3. Дуцев, М. В. Концепция синтетического образования в Центрах искусств [Текст] / М. В. Дуцев // Проблемы образовательной сферы : тез. докл. междунар. Нижегор. ярмарки идей. XXХI академ. симпоз. – Н. Новгород, 2003. – (0,3 п.л.).
4. Дуцев, М. В. Трактовка центров искусств в русле постмодернизма [Текст] / М. В. Дуцев // Архитектура и строительство-2003 : тез. докл. науч.-техн. конф. / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2004. – С. 40–42.
5. Дуцев, М. В. Идеи советского авангарда начала ХХ века в развитии центров искусств [Текст] / М. В. Дуцев // Архитектура и строительство-2003 : тез. докл. науч.-техн. конф. / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2004. – С. 39–40.
6. Дуцев, М. В. Проектирование зданий библиотек и музеев с учетом потребностей инвалидов и маломобильных групп населения : метод. указания [Текст] / А. Л. Гельфонд, М. В. Дуцев; Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород : ННГАСУ, 2004. – (1,5/0,5 п.л.).
7. Дуцев, М. В. Музей. Методические указания и программа-задание для курсового и дипломного проектирования студентов 5 курса направления 521700 «Архитектура» и специальности 290100 «Архитектура» : метод. указания [Текст] / А. Л. Гельфонд, М. В. Дуцев, Г. М. Голов; Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород : ННГАСУ, 2004. – (1,5/0,5 п.л.).
8. Дуцев, М. В. Композиционные границы Центра искусств [Текст] / М.В. Дуцев // Архитектура. Геоэкология. Экономика : сб. тр. аспирантов и магистрантов / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2004. – С. 22–26.
9. Дуцев, М. В. Концептуальное проектирование современного выставочного пространства (на примере творчества З. Хадид) [Текст] / М. В. Дуцев, // Стратегическое городское и региональное планирование: межвуз. сб. науч. тр. / ВРО РААСН. – Самара, 2005. – (0,6 п.л.).
10. Дуцев, М. В. Концепция Форум-центра «Великие реки» [Текст] / А. Л. Гельфонд, М. В. Дуцев // Великие реки-2004 : междунар. науч.-промыш. форум: генер. докл., тез. докл. / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2004, С. 351–352.
11. Дуцев, М. В. Центр искусств как концепция архитектурной среды исторического города [Текст] М. В. Дуцев // Великие реки 2005 : специализ. науч.-пром. проект «Архитектура и градостроительство: устойчивое развитие современной среды жизнедеятельности» : генер. докл., тез. докл. / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. — Н. Новгород, 2005. – (0,25 п. л.).
12. Дуцев, М. В. Архитектура центров искусств в творчестве японских архитекторов [Текст] / М. В. Дуцев // Нижегор. проект. – 2005. – № 2. – С. 18–22.
13. Дуцев, М. В. Градостроительная концепция архитектурного пространства Центра искусств в творчестве И. Леонидова [Текст] / М.В. Дуцев // Архитектура. Геоэкология. Экономика: сб. тр. аспирантов и магистрантов / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2005. – С. 21–25.
14. Дуцев, М. В. Рабочие клубы и Дворцы культуры – прообразы современных универсальных Центров искусств [Текст] / М. В. Дуцев // Архитектура. Геоэкология. Экономика: сб. тр. аспирантов и магистрантов / Нижегор. гос. архитектур.-строит. ун-т. – Н. Новгород, 2005. – С. 25–29.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1544

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке