Соответственно конституциализация косвенного иска как самостоятельного процессуального средства защиты связывалась с характером защищаемого интереса (материально-правовой критерий), что, на наш взгляд, не отражает сущности косвенного иска и процессуальных особенностей его реализации.

В российской процессуальной доктрине отсутствуют исследования правовой природы косвенного иска как процессуального феномена. Имеющиеся на сегодняшний день работы либо содержат обобщение материала практики правоприменения косвенного иска без выделения инвариантов, характеризующих его сущность и позволяющих ему работать в цивилистическом процессе различных стран, либо определяют данный иск через категории материального права, которые, на наш взгляд, не способны отразить признаки косвенного иска как процессуального средства защиты. Это порождает как теоретическую, так и практическую потребность разработки единого процессуального понятия косвенного иска, выявления его специфики, создания оптимального законодательного процессуального механизма регулирования и определения путей практической реализации в процессуальных отношениях. Данная тема имеет большое практическое значение ввиду необходимости выработки корректного варианта адаптации косвенного иска, имеющего англо-саксонские истоки, в отечественном цивилистическом процессе посредством достижения определенного баланса частноправовых и публично-правовых начал в методах процесса с учетом исторически сложившегося национального законодательного концепта цивилистического процесса. Названные аспекты, имеющие принципиальное значение для понимания и юридического бытия косвенного иска в цивилистическом процессе России, не подвергались системному сравнительно- правовому научному анализу; монографические исследования на эту тему отсутствуют. Изложенное предопределяет актуальность и новизну представленного диссертационного исследования.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Степень разработанности темы. Специальные исследования в области косвенного иска проводились Г.О. Аболониным, А.А. Грось, Д.И. Дедовым, Н.Г. Елисеевым, Г.Л. Осокиной, Д.Я. Малешиным, Н.А. Рожковой, В.В. Ярковым и др. В работах данных исследователей получали освещение отдельные вопросы применения конструкции косвенного иска в цивилистическом процессе Российской Федерации. По теме диссертационного исследования также были защищены следующие кандидатские диссертации: Е.И. Чугунова. Производные иски в гражданском и арбитражном процессе (Екатеринбург, 2003); Б.А. Журбин. Процессуальные особенности рассмотрения судами дел по групповым и производным искам (Саратов, 2013); Д.А. Нагоева. Производные иски. (Москва, 2016); Е.И. Вялых. Процессуальные особенности рассмотрения корпоративных споров в Российской Федерации (Воронеж, 2018). Е.И. Чугунова главным образом уделяет внимание косвенным искам о взыскании убытков и о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, применении последствий недействительности ничтожной сделки. Д.А. Нагоева представляет в диссертации универсальный взгляд на косвенный иск через введение понятия «производного права», которое позволяет ей усматривать данную конструкцию не только в сфере корпоративных правоотношений. В отличие от диссертации Б.А. Журбина, посвященной проблемам правоприменения данной конструкции, в своих диссертационных исследованиях Е.И. Чугунова и Д.А. Нагоева обращаются к иностранному опыту правоприменения, исследуют иностранное законодательство и доктрину в области косвенных исков. Е.И. Вялых изучает косвенный иск в контексте особенностей рассмотрения корпоративных споров, обусловленных развитием материального законодательства.

Вместе с тем, системного сравнительно-правового исследования происхождения, природы и развития косвенного иска в контексте исторически меняющейся парадигмы цивилистического процесса разных стран до настоящего времени в доктрине гражданского процессуального права не предпринималось; понимания косвенного иска как процессуального феномена не было выработано.

На диссертационном уровне не был выявлен и изучен процессуальный критерий квалификации косвенного иска, не достигнуто единство взглядов в определении соотношения косвенного иска с групповым, классовым, представительским исками. Этого нельзя, на наш взгляд, достичь вне тщательного историко-юридического анализа возникновения феномена косвенного иска в Англии и специфики его восприятия странами континентального права впоследствии, что в представленном диссертационном исследовании проделано впервые — на основании широкого круга нормативных, прецедентных и доктринальных первоисточников. Соответственно, ранее не формулировались предложения законотворческого характера, которые бы отражали правовую природу косвенного иска как средства судебной защиты в системе гражданского процессуального права.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, складывающиеся при возникновении и реализации косвенного иска в цивилистическом процессе.

Предметом диссертационного исследования являются онтологическое основание косвенного иска, понятие косвенного иска, критерий его квалификации, соотношение косвенного иска с другими исками, механизм реализации косвенного иска с учетом баланса частноправового и публично-правового начал в методах процедуры косвенного иска.

Цель и задачи исследования. Цель настоящего исследования обусловлена актуальностью темы диссертации и заключается в разработке понятия косвенного иска и его законодательной модели, которые позволили бы ему «работать» в цивилистическом процессе стран, отражающих как парадигму actio-ius, так и парадигму ius-actio. Достижение цели потребовало постановки и решения следующих задач:

  • выявить онтологические основы косвенного иска с использованием парадигмального инструментария развития цивилистического процесса;
  • определить критерий квалификации косвенного иска – косвенную заинтересованность и вскрыть ее юридическое содержание;
  • отразить место косвенного иска в классификации исков с учетом выделяемого критерия квалификации, а также в системе исков «с множественностью сторон»;
  • исследовать механизм адаптации конструкции косвенного иска в российском цивилистическом процессе через соотношение частноправовых и публично-правовых начал в методе процесса;
  • выявить правоприменительные проблемы косвенного иска (проблема определения сторон, пределов законной силы судебного решения, судебных расходов, соучастия и др.) и предложить способы их решения.

Методологическая основа исследования. При написании диссертации использовались следующие методы: общенаучные (анализ и синтез, метод диалектической логики, системный), частнонаучные (исторический метод), специальные (формально-юридический, сравнительно-правовой, метод анализа и обобщения судебной практики).

Нормативная и эмпирическая базы исследования. Нормативную основу диссертационного исследования составили Конституция РФ и федеральные законы РФ, процессуальные кодексы (Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ), Гражданский кодекс РФ, подзаконные акты, а также английские, американские, французские и немецкие нормативные акты в области как процессуального права, так и материального (гражданского) права. Кроме того, отдельному исследованию подверглись акты делегированного законодательства, а также американские и английские судебные прецеденты, которые были детально исследованы автором. Автор полагает, что такая тщательность необходима, поскольку право в Англии и США «скрывается в судебных решениях».

Эмпирическую базу исследования составили материалы практики российских и иностранных судов.

Теоретическая основа исследования включает доктринальные источники по гражданскому процессуальному праву, а также по общей теории права, международному праву, гражданскому праву.

Общетеоретическую основу исследования составляют труды ученых в области теории права – таких, как С.С. Алексеев, В.М. Горшенев, П.Е. Недбайло, В.Н. Протасов и др.

Теоретическую основу составили труды отечественных ученых в области цивилистического процесса (Р.Ю. Банникова, Е.В. Васьковского, О.В. Гончаровой, В.М. Гордона, Н.А. Громошиной, М.А. Гурвича, А.А. Добровольского, Г.А. Жилина, Р.Ф. Каллистратовой, А.Ф. Клейнмана, Н.В. Кляус, А.Н. Кузбагарова, Е.В. Кудрявцевой, С.А. Курочкина, Д.Я. Малешина, Е.А. Нефедьева, Ю.А. Поповой, А.Я. Розенберга, Т.В. Сахновой, С.А.Халатова, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, В.М. Шерстюка, В.Н. Щеглова и др.), а также в области исследования отдельных сторон косвенного иска (Т.Е. Абовой, Г.О. Аболонина, А.А. Грось, Д.И. Дедова, Б.А. Журбина, П. Малышева, Н.К. Мясниковой, Д.А. Нагоевой, Г.Л. Осокиной, М.А. Рожковой, Е.И.Чугуновой, В.В. Яркова и др.)

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Сравнительно-правовую основу диссертации составили труды иностранных авторов, посвятивших свои работы отдельным аспектам изучения косвенного иска: N. Andrews, J.C. Alexander, J.B. Aronof, D.L. Basset, H. Baum, J. Bronsteen,

J.C. Coffe, R. Christofer, B.J. Conley, D.A. DeMott, M. Ewing-Chow, M. Gelter, O.W. Holmes, F.W. Maitland, R.W. Miller, F. Pollock, D.W. Puchniak, M. Tarruffo, C.F. Wilder, F.Wooldridge etc.

Научная новизна исследования заключается в том, что диссертация является первым комплексным сравнительно-правовым монографическим

исследованием косвенного иска как процессуального феномена, истоков его возникновения и особенностей развития, специфики его адаптации в законодательство стран континентального процесса. Автором разработано понятие косвенного иска, выделен критерий его квалификации, обуславливающий процессуальные особенности реализации косвенного иска, сформулированы предложения по совершенствованию действующего процессуального и материального законодательства России.

На защиту выносятся следующие положения, обладающие научной новизной или элементами научной новизны:

1. Правовая конструкция косвенного иска возникла в Англии в процессуальной деятельности Канцлера, имеет своим процессуальным предшественником приказ о субпоэне (writ of subpoena). С помощью данного приказа Канцлер не только признавал наличие косвенной заинтересованности, но и предоставлял защиту бенефициарному (косвенному) интересу (beneficiarial interest); следовательно, правовая конструкция косвенного иска предшествовала возникновению материально-правового института траста.

2. Развитие косвенного иска как процессуального средства защиты происходило по двум направлениям, отражающим парадигмальное развитие цивилистического процесса. В странах, следующих парадигме actio-ius в развитии и закреплении механизма косвенного иска (Англия, США), возникновение косвенного иска связано с процессуальной деятельностью: косвенный иск появляется внутри «процессуальной ткани». Распространение и адаптация косвенного иска в других странах воплощает парадигму ius-actio (Россия, Франция, Германия): появление процессуальной конструкции косвенного иска и соответствующей процедуры стало следствием развития материального права и акционерного законодательства.

3. Критерием квалификации иска в качестве косвенного является косвенная заинтересованность. Последняя является отражением возможности использования косвенного механизма формирования воли. Косвенная заинтересованность характеризует момент формирования воли.

4. Использование косвенного иска возможно только при наличии основания его квалификации, а именно: косвенной заинтересованности. Косвенная заинтересованность имеет место при наличии следующих условий: 1) невозможность использования прямого механизма формирования воли ввиду его дефектности; 2) возможность использования косвенного механизма формирования воли признана на уровне судебных прецедентов (английская и американская модели), на уровне законодательства (английская и американская модели, немецкая, французская и российская модели косвенного иска).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

5. Косвенная заинтересованность является самостоятельным условием права на обращение в суд. Данное условие может быть закреплено путем определения в перечне документов, прилагаемых к исковому заявлению, документов, подтверждающих статус участника юридического лица, требования о предъявлении иска и представления доказательств направления данного требования (абз.8 ст.132 ГПК РФ, п.10 ч.1 ст.126 АПК РФ), а также путем закрепления в ч.1.1 ст.135 ГПК РФ, ч.1.1 ст.129 АПК РФ следующих положений: «1.1. Суд возвращает исковое заявление, предъявленное участником юридического лица, о привлечении органа юридического лица к ответственности, об оспаривании сделки и применении последствий ее недействительности, применении последствий недействительности ничтожной сделки, если суд установит, что участник юридического лица направил требование о предъявлении иска единоличному исполнительному органу, коллегиальному исполнительному органу, если в соответствии с федеральным законом предусмотрено создание коллегиального исполнительного органа, и общему собранию, однако решение о предъявлении или непредъявлении иска уполномоченными органами юридического лица не принято в течение тридцати дней либо принято решение о непредъявлении искового заявления и участник не представил доказательства личной заинтересованности органа в принятии указанного решения либо наличия иных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии объективности и беспристрастности при принятии данного решения».

6. Косвенный иск — это требование к суду о защите субъективного гражданского права, предъявленное лицом, за которым на уровне судебного прецедента (в странах, следующих парадигме actio-ius) или на уровне законодательства (в странах, следующих парадигме ius-actio) признана возможность сформировать волю на предъявление и поддержание иска в интересах другого лица. Общее условие косвенного иска — косвенная заинтересованность, необходимость в которой возникает при наличии дефектов в прямом механизме формирования воли.

7. Адаптация косвенного иска в российском цивилистическом процессе предполагает усиление частноправовых начал в методе процесса, обеспеченных публично-правовым началом. Частноправовое начало выражается в предоставлении возможности обратиться в суд с иском с использованием косвенного механизма формирования воли, в возможности перехода из процедуры косвенного иска в процедуру прямого иска и наоборот, в развитии процедуры смены законного представителя (участника юридического лица). Публично- правовое начало, позволяющее достичь баланса с частноправовым началом, выражается в контрольных полномочиях суда по реализации частноправовых методов (например, определение о принятии или возвращении искового заявления содержит вывод суда о наличии или отсутствии косвенной заинтересованности как условия права на обращение в суд с косвенным иском). Указанное соотношение частноправовых и публично-правовых начал не имеет места в действующем законодательстве и сформулировано как предложение de lege ferenda.

8. Сторонами в производстве по косвенному иску в российском цивилистическом процессе являются истец (юридическое лицо) и ответчик (предполагаемый нарушитель права). Участник юридического лица занимает процессуальное положение законного представителя.

Теоретическая и практическая значимость исследования

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что впервые в доктрине цивилистического процесса выявлено онтологическое развитие косвенного иска, выраженное в его парадигмальном осмыслении, предложен процессуальный критерий квалификации косвенного иска в отличие от предлагаемого в отечественной правовой доктрине материально-правового критерия, выявлены особенности реализации косвенного иска, отражающие его правовую природу, предложены пути адаптации косвенного иска в отечественном цивилистическом процессе путем законодательного воздействия на методы процесса.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в законотворческой, а также правоприменительной деятельности в качестве доктринальной основы для дальнейшего совершенствования законодательства в сфере гражданского судопроизводства и судебной практики его применения. Кроме того, материалы диссертации могут использоваться в процессе преподавания дисциплин «Гражданский процесс»,

«Арбитражный процесс», а также при обучении в магистратуре и аспирантуре по программам, соответствующим научной специальности настоящего исследования. Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено на кафедре гражданского процесса Сибирского федерального университета.

Основные научные выводы отражены в 1 монографии и 16 научных статьях общим объемом 24,35 п.л., 5 из которых опубликованы в рецензируемом издании, индексируемом в Web of Science (Russian Science Citation Index), в рецензируемом издании из перечня рекомендованных Минобрнауки России, утвержденного Ученым советом Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, 3 – в зарубежном журнале, индексируемом в EBSCO, и 8 – в иных изданиях.

Кроме того, результаты исследования апробированы очным участием в пяти научных и научно-практических конференциях: в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова (г.Москва): Совместная XVII Ежегодная международная научно-практическая конференция Юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и XI Международная научно-практическая конференция (Кутафинские чтения) Московского государственного юридического университета имени О.Е.Кутафина

«Обеспечение прав и свобод человека в современном мире» (22 – 24 ноября 2016 г.), в Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина (МГЮА): Панельная дискуссия «Защита общих интересов в гражданском и административном судопроизводстве» в рамках V Московского юридического форума «Будущее российского права: концепты и социальные практики» (05 апреля 2018 г.), в Уральской государственной юридической академии (г. Екатеринбург): Всероссийская научно- практическая конференция «Современные проблемы защиты прав человека в судебной и прокурорской деятельности» (юбилею Института прокуратуры, кафедр судебной и прокурорской деятельности) (г.Екатеринбург, 20 – 21 апреля 2017 г.), в Сибирском федеральном университете (г. Красноярск): Международ. научн. конф. «Енисейские политико-правовые чтения» (6 – 10 октября 2014 г.); Международная научно-практическая конференция «Енисейские политико-правовые чтения» (12 – 24 сентября 2016 г.).

Результаты исследования апробированы также в ходе научной стажировки в г. Павия, Италия: Summer School «Dispute Resolution: A Multifaceted Approach», organized by Department of Law, Almo Collegio Borromeo and ELSA Pavia (September 18 – 22, 2017).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения, приложения, списка использованных источников.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются степень разработанности темы, объект и предмет исследования, его цели и задачи, характеризуется методологическая основа исследования, раскрываются нормативная и эмпирическая базы исследования, его теоретическая основа, формулируется научная новизна исследования с приведением положений, выносимых на защиту, обозначается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации исследования, раскрывается структура работы.

Первая глава диссертации «Парадигма цивилистического процесса как онтологическое основание косвенного иска» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Смена парадигмы цивилистического процесса как методологическая основа в формировании косвенного иска» исследуется методологическая роль парадигмы цивилистического процесса в возникновении и развитии косвенного иска. На основе исследования парадигмы actio-ius в римском и английском цивилистическом процессе автор приходит к выводу о процессуальном происхождении косвенного иска, предшественник которого усматривается в приказе о субпоэне (writ of subpoena).

В противоположность распространенному в отечественной процессуальной доктрине взгляду о материально-правовом происхождении косвенного иска (возникновение косвенного иска связывается с появлением института узуса и траста) автор, используя достижения современной науки гражданского и арбитражного процесса, усматривает возникновение косвенного иска в процессуальной деятельности Канцлера, который с целью защиты интересов, не обеспеченных силой общего права (common law), начал выпускать приказы о субпоэне (writ of subpoena). Поэтому, в частности, косвенный иск как процессуальное средство, с помощью которого фактический интерес получал защиту, предшествовал возникновению материально-правового института узуса и траста.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Не только возникновение косвенного иска в Англии и Америке соответствовало парадигме actio-ius, но и его дальнейшее развитие. Современное оформление конструкция косвенного иска получает в судебных прецедентах Foss Harbottle, Robert Gill & Co & Anor, Hawes v. City of Oakland и др., послуживших эмпирической базой диссертационного исследования. Автор отмечает, что лишь правила рассмотрения корпоративных косвенных исков были закреплены в Правилах гражданского судопроизводства Англии (Rules of Civil Procedure), Акте о компаниях (Companies Act), Федеральных правилах гражданского судопроизводства (Federal Rules of Civil Procedure) и правилах на уровне штатов.

Используя методы исследования, особенно исторический и сравнительно-правовой методы, автор доказывает, что появление косвенного иска в английском цивилистическом процессе связано со сменой парадигмы ius-actio на actio-ius. Кроме того, автор обосновывает, что развитие процессуального института косвенного иска предшествовало развитию материально-правовых институтов узуса (use) и траста (trust) (но не наоборот).

Во втором параграфе «Парадигма ius-actio как сдерживающий фактор в распространении и процедурном развитии косвенного иска (XIX-XXI вв.)» исследуется развитие косвенного иска в России, Франции, Германии, а также сдерживающее значение парадигмы ius-actio, его правовые последствия.

Анализируя законодательство, а также доктрину, освещающую развитие косвенного иска в России, Франции и Германии, автор делает вывод, что распространение и адаптация косвенного иска в указанных странах воплощает парадигму ius-actio, поскольку косвенный иск возникает вне процессуальной деятельности, путем совершенствования акционерного законодательства, а также закрепления в материальном законодательстве права участника юридического лица на предъявление иска в интересах юридического лица.

Парадигма ius-actio как соотношение между идеей и сущим иллюстрируется автором путем обращения к дореволюционному законодательству. В частности, автор заключает, что выражением идеологии ius-actio являются положения ст.2181 Книги четвертой “Об обязательствах по договорам” Части первой т.X Свода законов Российской Империи, ст. 2361 Проекта Гражданского уложения 1905 г. Современное отечественное российское законодательство также следует парадигме ius-actio; при адаптации косвенного иска не учитываются методы процесса, что демонстрируется автором путем ссылки на положения ст. 53.1 ГК РФ, п. 5 ст. 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 Федерального закона от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.

Автор диссертационного исследования обосновывает, что сдерживающее влияние парадигмы ius-actio проявилось не только в онтологической несогласованности материально-правового основания косвенного иска и концепта цивилистического процесса, что затрудняло осмысление данного правового явления и влекло ошибки в правоприменении, но и в развитии иных процедур по охране и (или) защите тех же интересов.

Проект Гражданского уложения 1905 г. предусматривал создание процедуры чрезвычайной ревизии (ст.ст. 2363-2365), результатами которой являлись назначение ревизии дел внутри акционерного товарищества, а также принятие протокола, в котором фиксировались факты нарушений. Процедура чрезвычайной ревизии, как процедура охранительной природы, так и осталась отражением человеческой мысли. Однако автором отмечается, что факты, зафиксированные в протоколе, могли составить основание иска акционера к органам акционерного товарищества, предъявленного в интересах последнего.

Сдерживающее влияние парадигмы ius-actio проявилось в создании уникальной процедуры следственного процесса (inquiry proceeding) (art.344-359 Гражданский кодекс Нидерландов (Burgerlijk Wetboek), art.2.124-2.131 Гражданского кодекса Литвы (Lietuvos Respublikos civilinio kodeksas)), правовое регулирование которой характеризуется автором через усиление публично- правового начала в методе процесса (полномочия судьи по проверке петиции на соответствие критериям приемлемости, обязанность суда назначить следователей- экспертов для проведения исследования, право суда по получении петиции (заявления) о применении материально-правовых способов защиты применить любой из указанных в законе способов защиты по собственной инициативе и др.). Автор делает вывод, что правовая природа указанной процедуры является смешанной: данная процедура может как ограничиться охраной интереса участника юридического лица в надлежащем управлении путем принятия судьей деклараторного решения, устанавливающего факт неправильного управления, так и быть направленной на защиту субъективного гражданского права путем принятия судьей конкретных способов защиты, установленных законом, по предъявлении петиции (заявления) о применении материально-правовых способов защиты.

Автор путем обращения к истории возникновения косвенного иска в России, Франции и Германии заключает, что развитие косвенного иска в цивилистическом процессе указанных стран отражало парадигму ius-actio. Однако именно парадигма ius-actio играла роль сдерживающего фактора в распространении косвенного иска, что проявилось в онтологической несогласованности материально-правового основания косвенного иска и его процессуального воплощения, которое осуществлялось без учета методов процедуры.

Вторая глава диссертации «Юридическая квалификация косвенного иска» посвящена проблемам выявления основания квалификации косвенного иска, а также определению места косвенного иска в классификации исков.

В первом параграфе «Косвенная заинтересованность — основание квалификации косвенного иска» автор обращается к определению критерия квалификации косвенного иска.

В отечественной процессуальной доктрине получила распространение точка зрения об обусловленности правовой природы косвенного иска материально- правовым критерием (объектом защиты), который усматривается в понятии «косвенный интерес» (В.В. Ярков), понятии «производного права» (Д.А. Нагоева). Е.И. Чугунова также оперирует понятием «производное право» или «производное правомочие». Не определяя отраслевой принадлежности указанных понятий, Е.И.Чугунова употребляет понятие «производное право» в контексте наличия у участника правомочия предъявить от имени и в интересах организации иск, производного от правомочия организации на защиту собственных интересов.

Авторский подход к определению косвенного иска выразился во введении понятия «косвенной заинтересованности» как критерия квалификации косвенного иска. По источнику формирования автор выделяет личную (сформированную с использованием как прямого, так и косвенного механизма формирования воли), общественную и государственную заинтересованность. Косвенная заинтересованность как основание юридической квалификации косвенного иска возникает в связи с невозможностью формирования и изъявления воли органом юридического лица, который в силу закона обязан действовать от имени юридического лица, то есть в силу невозможности использования прямого механизма формирования воли. Констатируется, что косвенная заинтересованность связана с осознанием следующих фактов: невозможность формирования воли органом юридического лица или физическим лицом — трасти (наличие дефектов волеизъявления; отсутствие ответа на требование о предъявлении искового заявления в указанные законом или установленные судебной практикой сроки); необходимость совершить процессуальные действия в интересах указанных лиц.

Автор определяет значение косвенной заинтересованности в качестве условия права на обращение в суд. В подтверждение данной позиции в диссертационном исследовании приводятся следующие аргументы. Во-первых, включение того или иного явления в систему предпосылок и условий права на обращение в суд должно быть объективно обусловлено. Закрепление в отечественном материальном законодательстве права участника корпорации предъявить исковое заявление о привлечении к ответственности органа юридического лица, о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, применении последствий недействительности ничтожных сделок (абз. 5, 6 п.1 ст. 65.2 ГК РФ) и введение в АПК РФ косвенного иска требовало процессуального оформления критерия квалификации иска в качестве косвенного. Во-вторых, включение косвенной заинтересованности в систему предпосылок и условий должно быть логически обоснованно. Косвенная заинтересованность отражает механизм формирования воли лица на предъявление иска. Лицо, в интересах которого предъявляется косвенный иск, имеет право на обращение в суд. Совершение действий по предъявлению иска характеризует определенный порядок реализации данного права.

Автором предлагается осуществить формализацию косвенной заинтересованности в качестве условия права на обращения в суд путем внесения поправок в ст.132 ГПК и 126 АПК РФ (путем закрепления в перечне документов, прилагаемых к исковому заявлению, документов, подтверждающих статус участника юридического лица, и требования о предъявлении иска и представления доказательств направления данного требования), а также путем закрепления в ч.1.1 ст.135 ГПК РФ, ч.1.1 ст.129 АПК РФ следующего положения: «Суд возвращает исковое заявление, предъявленное участником юридического лица, о привлечении органа юридического лица к ответственности, об оспаривании сделки и применении последствий ее недействительности, применении последствий недействительности ничтожной сделки, если суд установит, что участник юридического лица направил требование о предъявлении иска единоличному исполнительному органу, коллегиальному исполнительному органу, если в соответствии с федеральным законом предусмотрено создание коллегиального исполнительного органа, и общему собранию, однако решение о предъявлении или непредъявлении иска уполномоченными органами юридического лица не принято в течение тридцати дней либо принято решение о непредъявлении искового заявления и участник не представил доказательства личной заинтересованности органа в принятии указанного решения либо наличия иных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии объективности и беспристрастности при принятии данного решения».

Используя критерий квалификации косвенного иска, автор определяет косвенный иск как требование к суду о защите субъективного гражданского права, предъявленное лицом, за которым на уровне судебного прецедента (в странах, следующих парадигме actio-ius) или на уровне законодательства (в странах, следующих парадигме ius-actio) признана возможность сформировать волю на предъявление и поддержание иска в интересах другого лица. Общее условие косвенного иска — косвенная заинтересованность, необходимость в которой возникает при наличии дефектов в прямом механизме формирования воли.

Во втором параграфе «Место косвенного иска в классификации исков с «множественностью сторон» автор соотносит косвенный иск с представительским, классовым, групповым исками, а также определяет классификацию исков, которая является для косвенного иска естественной.

При установлении соотношения косвенного иска в классификации исков с «множественностью сторон» в качестве родового понятия автором использовано понятие «множественность сторон». Автор обосновывает, что данное понятие имеет два видовых воплощения: соучастие и множественность, не являющаяся соучастием. В диссертационном исследовании путем анализа английского и американского делегированного законодательства и процессуальной доктрины доказывается, что через категорию «соучастие» описываются простое (классическое) соучастие, представительский, групповой и классовый иски. Делается вывод, что установление места косвенного иска в рамках данной классификации имеет юридическое значение только для англо-американской модели косвенного иска. Множественность сторон в косвенном иске англо- американской модели может быть описана через видовое понятие множественности сторон, не являющейся соучастием.

Естественной классификацией косвенного иска является разделение исков на прямые и косвенные иски. Критерий построения данной классификации — механизм формирования воли. Автор заключает, что косвенный иск предполагает использование косвенного механизма формирования воли. Указанная классификация исков позволяет идентифицировать иск в качестве косвенного безотносительно к используемым материально-правовым способам защиты, что демонстрируется в том числе путем анализа английской и американской судебной практики.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Исследуя отечественную (Г.О. Аболонин, П.П. Колесов, Н.К.Мясникова, Д.А. Нагоева, Г.Л. Осокина) и зарубежную (D.L. Basset, J.L. Gedid, G.Hazard, A. Lahav, St. Sowie, J. Story, M. Taruffo и др.) доктрину относительно места косвенного иска в классификации исков «с множественностью сторон», автор приходит к выводу, что представительский, группой и классовый иски не могут быть отнесены к одному видовому воплощению понятия «множественности сторон» наряду с иском косвенным. В диссертационном исследовании обосновывается, что по механизму формирования воли иски подлежат разделению на прямые и косвенные.

В третьей главе «Соотношение частноправовых и публично-правовых начал в процедурах косвенного иска» выявлено соотношение частноправовых и публично-правовых начал в методах процедуры косвенного иска, определено процессуальное положение участников по косвенному иску, а также на примере отдельных судебных ошибок продемонстрирован вывод о несогласованности косвенного иска с национальным концептом цивилистического процесса, что подтверждает необходимость совершенствования действующего законодательства России с тем, чтобы косвенный иск как процессуальное средство судебной защиты был онтологически корректно вписан в процессуальный концепт судебной защиты.

В первом параграфе «Соотношение частноправовых и публично- правовых начал в процедурах косвенного иска» исследуется правовое регулирование косвенного иска в контексте выявления соотношения частноправовых и публично-правовых начал.

Используя системный подход к исследованию процедур косвенного иска, автор определяет соотношение начал в методах процедуры косвенного иска английской и американской модели, где косвенный иск возник в рамках

«процессуальной ткани», цивилистической процессуальной формы и как результат процессуальной деятельности суда. Автором обосновывается, что к частноправовым началам в методе процесса в процедурах косвенного иска относится предоставленная физическому или юридическому лицу возможность обратиться в суд за защитой собственного права или законного интереса путем предъявления искового заявления, воля на реализацию которого формируется с помощью прямого или косвенного механизма (выбор процедуры прямого иска или косвенного иска); в существовании процедуры «смены» участника юридического лица-предъявителя косвенного иска, в переходе процедуры косвенного иска в процедуру прямого иска и наоборот.

Частноправовые начала в методе процедуры косвенного иска обеспечены публично-правовым началом, а именно — контрольными полномочиями суда (проверка наличия косвенной заинтересованности как условия права на обращение в суд (правомерность использования косвенного механизма формирования воли на предъявление заявленного требования); определение судом правомерности «смены» предъявителя косвенного иска и перехода процедур соответственно).

Использование сравнительно-правового метода исследования позволяет сделать вывод, что действующее российское процессуальное законодательство, регламентирующее процедуру косвенного иска, не отражает сущности последнего. Автор утверждает, что адаптация косвенного иска требует усиления частноправового начала процедуры косвенного иска путем закрепления косвенной заинтересованности в качестве условия права на обращение в суд, путем предоставления выбора между процедурой прямого иска и процедурой косвенного иска, путем закрепления возможности перехода из процедуры косвенного иска в процедуру прямого иска и наоборот, а также путем закрепления процедуры «смены» предъявителя косвенного иска. Усилением частноправового начала в адаптации косвенного иска законодатель ограничиться не может: публично-правовое начало, которое выражается в контрольных действиях суда по проверке осуществления частноправовых норм, обеспечивает реализацию частноправового начала.

Предложения диссертанта об изменении соотношения частноправовых и публично-правовых начал в процедуре косвенного иска, закрепленной в российском законодательстве, нашли отражение в законопроекте, оформленном в качестве приложения к диссертационному исследованию.

Определению сторон по косвенному иску посвящен второй параграф «Стороны в производстве по косвенному иску».

Автор путем анализа понятия стороны в английском и американском процессе, видов сторон заключает, что в английском и американском процессе предъявитель косвенного иска рассматривается в качестве истца, а лицо, в интересах которого косвенный иск заявлен, — в качестве ответчика. Предполагаемый нарушитель права тоже является ответчиком. Однако наличие в производстве по косвенному иску в английском и американском цивилистическом процессе двух ответчиков соучастия по косвенному иску не образует. Автор указывает, что, несмотря на то, что лицо, в интересах которого косвенный иск заявлен, определяется в качестве ответчика, правоприменитель мыслит процессуальное положение такого ответчика как номинального, то есть привлеченного pro forma.

Процессуальное положение предъявителя косвенного иска характеризуется совокупностью прав и обязанностей. Среди данных обязанностей особое место занимают обязанности, реализация которых направлена на установление косвенного механизма формирования воли (в момент установления права на предъявление иска (standing to sue)), а также на «выбытие» из процесса. К числу специальных обязанностей предъявителя косвенного иска автор относит обязанность доказывания косвенной заинтересованности как условия права на обращение в суд в специальной процедуре, выработанной судебной практикой в американском процессе (standing to sue), либо при получении разрешения на продолжение производства по косвенному иску; обязанность «выйти из процесса».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Автор заключает, что адаптация косвенного иска в странах, следующих парадигме ius-actio, путем усиления частноправовых начал в методах, обеспеченных публично-правовым началом, не позволяет перенести «готовые» процессуальные решения в части определения процессуального положения участников процесса по косвенному иску.

В диссертационном исследовании проанализировано определение сторон по косвенному иску в странах, следующих парадигме ius-actio в развитии косвенного иска, и сделан вывод о несоответствии данного определения континентальной традиции цивилистического процесса. Во Франции участник юридического лица по косвенному иску является истцом, предполагаемый нарушитель права — ответчиком, юридическое лицо, в интересах которого предъявлен иск, — ответчиком или третьим лицом (например, L.L. 225-252, 223-22 Торгового кодекса Франции (Code de commerce)) . В Германии участник юридического лица занимает процессуальное положение истца, а юридическое лицо — третьего лица (§ 148 Закона Германии «Об акционерном обществе» (Aktiengesetz)). В отечественной доктрине к определению процессуального положения участников по косвенному иску имеется несколько подходов: в производстве по косвенному иску имеет место «раздвоение истцов» (В.В. Ярков); истец в производстве по косвенному иску — участник, юридическое лицо — третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора (Н.Г. Елисеев, М.А. Рожкова); истцом в производстве по косвенному иску является юридическое лицо, законным представителем — участник (Г.Л. Осокина); истец — юридическое лицо, процессуальное положение участника — это особый представитель, близкий по значению к уставному представителю (Б.А. Журбин); процессуальное положение участника — это новая форма представительства юридического лица (И.В.Решетникова).

В результате анализа доктрины и судебной практики арбитражных судов автором сделан вывод о том, что сторонами в производстве по косвенному иску являются юридическое лицо и предполагаемый нарушитель права юридического лица. Автор обосновывает в диссертационном исследовании, что участник юридического лица занимает процессуальное положение законного представителя.

В третьем параграфе «Несогласованность косвенного иска с национальным концептом как фактор судебных ошибок (на примере отдельных институтов цивилистического процесса)» продемонстрировано, что закрепление в материальном законодательстве права участника юридического на предъявление иска в интересах последнего без учета методов процедуры приводит к ошибкам не только в регламентации тех или иных процессуальных институтов, но и к ошибкам, которые допускает суд при вынесении судебного решения.

Доказывается, что неучет частноправового начала метода процедуры косвенного иска, а именно — воли лица на предъявление иска, хотя бы и формирующейся с помощью косвенного механизма, ведет к ошибкам по определению процессуального положения сторон в производстве по косвенному иску, к возложению отдельных обязанностей на лицо, которое не должно их исполнять (чаще всего, на представителя), к нарушениям при выявлении тождества исков, при выявлении пределов законной силы судебного решения и др.

Кроме того, в диссертационном исследовании автором обосновывается, что отечественным законодательством игнорируется частноправовое начало в выборе процедуры косвенного иска, а также в возможности перехода процедуры прямого иска в процедуру косвенного иска и наоборот. Это приводит, в конечном счете, к нарушению права на обращение в суд (ст. 3 ГПК РФ, ст. 4 АПК РФ) лица, в интересах которого косвенный иск заявлен, а также — к нарушению принципа диспозитивности.

Отмечается, что указанное правовое регулирование — результат непонимания отечественным законодателем исключительной природы косвенного иска и критерия его квалификации. «Процессуализация» косвенного иска в парадигме actio-ius позволит избежать тех правоприменительных проблем, с которыми столкнулись российские суды.

В заключении нашли отражение результаты диссертационного исследования, сформулированы основные выводы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных для защиты в диссертационном совете МГУ по специальности:

1. Васильева Т.А. Косвенный иск и «смежные» процессуальные средства защиты прав и законных интересов (на примере права Англии и США) // Вестник гражданского процесса. 2017. № 2. С.182-201 (1,4 п.л.) (импакт-фактор: 0,616);
2. Васильева Т.А. О значении парадигмы ius-actio и actio-ius для формирования условий возникновения косвенного иска // Вестник гражданского процесса. 2017. № 5. С.170-184 (1 п.л.) (импакт-фактор: 0,616);
3. Васильева Т.А. Косвенный иск в контексте реформирования процессуального законодательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2017.
№ 1. С.15-19 (0,5 п.л.) (импакт-фактор: 0,534);
4. Васильева Т.А. Процессуальное положение участника юридического лица в производстве по косвенному иску (исторический аспект) // Арбитражный и гражданский процесс. 2017. № 5. С.57-60 (0,4 п.л.) (импакт-фактор: 0,534);
5. Васильева Т.А. Влияние частноправовых и публично-правовых начал на формирование концепта косвенного иска // Арбитражный и гражданский процесс. 2018. № 11. С. 13-17 (0,4 п.л.) (импакт-фактор: 0,534).

Монографии:

6. Васильева Т.А. Косвенный иск: сравнительно-правовое исследование/ Васильева Т.А. — М.: Статут, 2015. — 160 с. (12,9 п.л.).

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Статьи, опубликованные в рецензируемом зарубежном издании, включенном в базу данных EBSCO:

7. Vasileva T.A. The parties of Derivative action litigation // Teise. 2017. Vol.102. P.158-163 (0,6 п.л.);
8. Васильева Т.А. Косвенный иск: проблемы правоприменения //Teise. 2017. Vol.105. P.223-229 (0,6 п.л.);
9. Васильева Т.А. Классовый иск как метод управления множественностью сторон в цивилистическом процессе //Teise. 2018. Vol. 109. P.115-123 (1,35 п.л.).

Статьи, опубликованные в иных научных изданиях:

10. Васильева Т.А. Косвенный иск и «смежные» процессуальные средства защиты прав и законных интересов (Англия, США, Россия) // Научные труды. Российская академия юридических наук. 2017. № 17. Том 2. С.212-215 (0,3 п.л.);
11. Васильева Т.А. Косвенный иск: проблемы правоприменения в цивилистическом процессе // Современные проблемы защиты прав человека в судебной и прокурорской деятельности: материалы Всероссийской научно- практической конференции (Екатеринбург, 20-21 апреля 2017 г.)/ Под ред. В.М. Бозрова, Е.Р. Ергашева. Екатеринбург: Издательский дом Уральского государственного юридического университета, 2017. Ч.1. С. 145-148 (0,3 п.л.);
12. Васильева Т.А. Является ли косвенный иск средством защиты общего интереса? // Будущее российского права: концепты и социальные практики V Московский юридический форум. XIV Международная научно-практическая конференция (Кутафинские чтения): материалы конференции. Издательство: РГ- Пресс, 2018. С. 42-46 (0,6 п.л.);
13. Васильева Т.А. Право на предъявление косвенного иска по законодательству Англии // Вестник гражданского процесса. 2014. № 5. С.265-276 (0,8 п.л.) (импакт-фактор: 0,762);
14. Васильева Т.А. Законодательные модели защиты корпоративных прав в Германии и Нидерландах // Вестник гражданского процесса. 2015. № 2. С.249- 266 (1,8 п.л.) (импакт-фактор: 0,712);
15. Васильева Т.А. Право на предъявление производного иска по законодательству Англии [Электронный ресурс] // Молодежь и наука:сборник материалов X Юбилейной Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых с международным участием, посвященной 80-летию образования Красноярского края, № заказа 1644/отв. ред.О.А.Краев. Красноярск, Сиб.фед.ун-т, 2014 (0,2 п.л.);
16. Васильева Т.А. Законодательный алгоритм защиты корпоративных прав в Германии и Нидерландах // Енисейские политико-правовые чтения: сборник научных статей/сост. Э.А. Павельева. Москва: Проспект, 2016. С.114-120 (0,7 п.л.);
17. Васильева Т.А. Стороны по косвенному иску в Российской Федерации [Электронный ресурс] // Проспект Свободный-2015: материалы науч. конф., посвященной 70-летию Великой Победы (15-25 марта 2015 г.) / Отв. ред. Е.И. Костоглодова. Красноярск: Сиб.федер.ун-т, 2015. С. 108-111 (0,5 п.л.).