Все многообразие форм быта (обычная жизнь человека, его привычки, каждодневное поведение, вещи, которые его окружают, и которыми он пользуется) осмысляются в неразрывной связи с нравственными, идеологическими, социальными и художественными явлениями культуры. Вещи, составляющие неотъемлемую часть повседневного быта, используются человеком не только как средства удовлетворения потребностей, но и наделяются эстетическими, аксиологическими, гносеологическими значениями. На каждом историческом этапе изменялось отношение человека к вещи, переосмыслялся ее статус и формировался образ вещи в культуре. Метаморфозы вещи в истории культуры составляет не только изменение формы и техники производства, но и изменение образа вещи и ее семантики.

Зеркало, наряду с такими предметами, как сосуд, дом, часы, игрушка, отличается повышенной семиотичностью и множественностью функциональных ролей, оно выступает универсалией (архетипом, мифологемой, идеодогемой и смыслообразом) культуры. Феномен зеркала раскрывается в трех проекциях (зеркало-предмет, идея зеркальности и образ зеркала) и реализуется в пространстве материальной, духовной и художественной культуры. Универсальность образа зеркала и его неразрывная связь с процессами познания и самопознания определили культурологический интерес к его изучению.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

История этого предмета может многое рассказать о человеке и обществе, а выявление семиотического аспекта образа зеркала позволяет использовать его как источник для изучения истории и типологии культуры. Однако традиционные формально-стилистические подходы к изучению бытовых явлений не соответствуют современным научным требованиям, поскольку не позволяют раскрыть все многообразие значений и ценностей вещи и не дают возможности проследить изменение статуса вещи в истории культуры. В современной культурологии актуальным является выявление методов междисциплинарного исследования, которые позволят интегрировать и систематизировать эмпирический материал, накопленный в археологии, этнографии, антропологии, искусствоведении, эстетики и философии; определить новые комплексные, системные подходы в анализе и интерпретации феноменов материальной культуры. Наличие богатого эмпирического материала и обнаружение нового взгляда в осмыслении явлений материальной культуры  сформировали потребность в разработке новой методологии изучения вещи в целом и феномена зеркала в частности.

Объект исследования: зеркало в истории культуры.

Предмет исследования: образ зеркала, заключающий в себе высокую степень многообразия полифункциональных и полисемантических ролей вещи.

Цель исследования: выявить специфику и проследить смысловые метаморфозы образа зеркала в истории культуры.

Задачи исследования:

  • определить методы системного анализа вещи как
  • рассмотреть феномен зеркала в единстве трех планов: идеи, вещи и образа;
  • выявить гносеологическое значение идеи зеркальности и зеркалапредмета как орудия познания в философских и художественных концепциях разных эпох;
  • рассмотреть зеркало как инструмент самопознания человека;
  • раскрыть сакральную семантику образа зеркала и определить аспекты мифологемы зеркала в культурах традиционного типа;
  • определить функциональные роли зеркала в ритуальном, повседневном и художественном пространствах культуры;
  • рассмотреть художественный образ зеркала в контексте культуры и выявить взаимосвязь семантики образа зеркала с религиозными, философскими, эстетическими идеями ряда эпох;
  • проследить трансформацию семантики зеркала в истории западноевропейской культуры.

Степеньразработанности проблемы. Зеркало-предмет и образ зеркала в искусстве являются объектами исследования широкого круга гуманитарных дисциплин: археологии, этнографии, теории и истории культуры, изобразительного и декоративно-прикладного искусств, литературоведения, психологии, философии,семиотики.

Объектом исследования археологической науки являются металлические зеркала, техника и эволюция их производства. Наиболее полно изучены бронзовые зеркала найденные на территориях Дальнего Востока (Е.И. ЛубоЛесниченко, Г.Г. Стратонович, Э.В. Шавкунов), Средиземноморья (З.А. Блимович, Л. Конгдон), Средней Азии (Э. Маккей, В.И. Сарианиди, К.Ф. Смирнов, AM. Хазанов). Многочисленные находки бронзовых зеркал в погребениях разных народов древнего мира предопределили интерес этнографов к вопросу об их функциональном предназначении. Реконструкции сакральной семантики зеркал и их функций в ритуалах традиционных народов посвящены этнографические исследования М.Б. Кенин-Лопсана, Б.А. Литвинского, Д.С. Раевского, А.М. Хазанова, Э.В. Шавкунова. Отдельные аспекты символики зеркала и отражения в мифологии и фольклоре народов мира рассмотрены в работах А.Н. Афанасьева, А.Ф. Лосева, М.И. Никитиной, ВЛ. Проппа, Дж. Фрезера.

Зеркало-предмет и зеркальные рамы являются предметом исследований истории декоративно-прикладного искусства. Эстетическая ценность зеркала, его роль в интерьере, история техники изготовления и способов декорирования зеркальных рам рассматриваются в работах Н.А. Ашариной, И.А. Бартенева, В.Н. Батажковой, Ж. Бодрийяра, О.С. Евангуловой, Ч.-М. Коркодейла, В.И. Локтарева.

За всю пятитысячелетнюю историю зеркала образ предмета многократно находил отражение в памятниках литературы и изобразительного искусства и представляет богатый материал для исследований. В 1991 году была опубликована работа А.З. Вулиса «Литературные зеркала», в которой автор на материале фольклора и литературы, изобразительного искусства и кинематографа рассматривает многообразие художественных образов зеркала и связанных с ним мотивов двойничества и нарциссизма. Работа А.З. Вулиса является единственной монографией, посвященной изучению художественного образа зеркала в произведениях разных видов искусств. Отдельные аспекты литературных образов зеркала в произведениях ряда писателей раскрыты в работах О.Б. Вайнштейна, Ж. Женетта, Л.А. Сафроновой, А. Ханзен-Леве. К проблеме художественного образа зеркала в изобразительном искусстве обращались СМ. Даниэль, В. Каменов, Ю.М. Лотман, М.Н. Соколов. Принцип зеркальной симметрии в музыкальных произведениях изучен в работе С.С. Гончаренко. Следует отметить статьи Д.Н. Молока, В.М. Турчина, М.Б. Ямпольского, посвященные проблеме изменения семантики зеркала и его образа в истории культуры с древних времен до XX века.

В XX веке усилился интерес к изучению феномена зеркальности в философии и психоанализе. Гносеологический аспект зеркала и проблема восприятия зеркального отражения рассмотрены в работах М.М. Бахтина, С. Кьеркегора, Ж. Лакана, М. Мерло-Понти, М. Фуко. Идея зеркального отражения и метафора зеркала в историко-философском дискурсе представлены в исследованиях БЛ. Борухова, А.Ф. Лосева, О.А. Чулкова. Семиотические возможности феномена зеркала рассмотрены в работах Ю.М. Лотмана, У. Эко, а также в сборнике «Зеркало. Семиотика зеркальности» (Труды по знаковым системам, Тарту, 1988, Вып. 22), в который вошли статьи С. Золяна, Ю. Левина, Л. Столовича и других ученых тартуско-московской семиотической школы.

Несмотря на обилие публикаций, посвященных теме зеркала, большинство работ страдают существенным недостатком: как правило, они обращаются только к одному из многих аспектов феномена зеркала и рассматривают зеркало как предмет материальной культуры, как произведение декоративноприкладного искусства, как образ в художественном произведении одного из видов искусств или в рамках ограниченного исторического периода. На фоне значительного числа публикаций по археологии, этнографии, истории и искусствоведению обнаруживается недостаток комплексных исследований истории предмета. Богатый эмпирический материал не только требует систематизации и типологии, но и выявления новых подходов в методах его изучения, которые позволят рассмотреть зеркало как феномен культуры во всем единстве многообразия и изменчивости его функций и значений.

Методология исследования.

В работе применен системно-типологический подход, осмысляющий культурную реальность как сложную систему, все элементы которой структурно взаимосвязаны между собой (М.С. Каган). Данный метод позволяет рассматривать зеркало-вещь как категорию не только материальной, но и духовной и художественной культуры. Семиотический метод позволил выявить семантическую функцию вещи и рассмотреть образ зеркала как носителя множества значений. Важными в методологическом отношении стали работы посвященные семиотики повседневности (А. Байбурин, Ю.М. Лотман, Г.С. Кнабе, Д.В. Лелеко, В.Н. Топоров). В изучении образа зеркала в изобразительном искусстве предпочтен иконологический метод (Э. Панофский, М.Н. Соколов). Применение герменевтического метода определено необходимостью рассмотрения вещи непосредственно в контексте культуры, что позволило выявить значения зеркала и его толкования с позиции современной ему исторической эпохи. Для определения типологии семантики и образа зеркала, и при описании метаморфоз образа в синхроническом и диахроническом измерениях использованы сравнительно-исторический и культурно-исторический методы.

Научная новизна работы состоит в том, что  феномен зеркала рассмотрен в трех проекциях: зеркало-вещь, идея зеркала и зеркальности, образ зеркала. Триединая аспектология зеркала показана в неразрывной связи с культурным контекстом и в процессе исторического развития. Реконструирован исторический образ зеркала и выявлены этапы изменения его смысловой парадигмы.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что разработан и применен комплексный культурологический подход к целостному, системному анализу феномена зеркала, с использованием метода реконструкции исторического образа вещи. Исследование способствует расширению методологической базы культурологических исследований феномена вещи и ее образа.

Практическая значимость работы. Теоретические выводы и практический материал исследования могут быть использованы в практике преподавания высшей и средней школы, при разработке программ курсов материальной и художественной культуры, истории и теории культуры и цивилизации, истории философии и антропологии, эстетики, источниковедения.

Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на теоретических аспирантских семинарах и заседании кафедры художественной культуры РГПУ им. А.И. Герцена. Основные положения диссертации и полученные результаты нашли отражение в докладах на Международной научной конференции по теории, истории и философии культуры «Интеллект, воображение, интуиция: размышления о горизонтах сознания» (Санкт-Петербург, 17-21 сентября 2000 г.); Международной научной конференции «Пунинские чтения 2000» (СанктПетербург, 7-8 апреля 2000 г.) и «Пунинские чтения 2001» (Санкт-Петербург, 6-7 апреля 2001г.); Международном форуме «Ритуальное пространство культуры» (Санкт-Петербург, 16 февраля-7 марта 2001 г.). Положения диссертации опубликованы в материалах научных конференций и научных статьях; апробированы в преподавательской работе, в авторских курсах «Материальная культура», «Источниковедение» в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена.

На защиту выносятся следующие положения:

  • культурологический подход к изучению вещи как феномена культуры требует комплексного анализа идеи вещи, образа вещи и самой вещи в неразрывной связи с контекстом культуры;
  • исторический образ вещи может быть реконструирован в условиях комплексного анализа вещи (ее материальной формы, декора, техники производства), образа вещи (отраженного в искусстве, мифологии и религии, фольклоре и ритуале, эстетике и философии, историографических источниках) и контекста культуры (эпохи, в которой бытует вещь и порождается ее образ);
  • зеркало обладает гносеологическим, аксиологическим и эстетическим значениями, которые определяют его полифункциональность в культуре и формируют многообразную семантику образа вещи;
  • образы Зазеркалья, Зеркала-Солнца, Зеркала-Всевидящего Ока являлись универсалиями мифологических картин мира многих народов мира; определяли сакральное значение зеркала и его магико-символическую функцию в культурах традиционного типа;
  • семантика образа зеркала в культурах креативного типа варьируется между двумя контрастными концептами: «отражение как копия материальной реальности» и «отражение как образ ирреального мира». Они связаны с переосмыслением в истории культуры представлений о «духовном» и «телесном»,
  • «условном» и «безусловном», «реальном» и «символическом», «рациональном» и «иррациональном»;
  • художественные образы зеркал можно разделить на два типа: «зеркала изображаемые» и «зеркала изображающие». «Зеркало изображаемое» выступает как знак, символ, атрибут. «Изображающее зеркало» может быть использовано автором как художественный прием расширения рамок «физического» и смыслового пространства текста;
  • метаморфозы образа зеркала в истории культуры отражают изменение картины мира и эволюцию переосмысления статуса и роли вещи в пространстве культуры;
  • изучение образа вещи и его метаморфоз в истории культуры открывает возможность исторической реконструкции, способствует выявлению глубинных духовных процессов общественной жизни.

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, приложения (иллюстративного материала).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность избранной темы, раскрыта степень научной разработанности проблемы, сформулированы объект и предмет исследования, цели и задачи работы, определена методология, отмечены научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

Глава I («Культурология зеркала») является теоретическим обоснованием способов изучения зеркала-предмета и образа зеркала в истории культуры; раскрывается аспектология вопроса.

В § 1 («Вещь и образ вещи в культурологическом анализе») определены пути изучения вещи как феномена культуры в историческом движении; уточнены аспектуальные рамки функционального, аксиологического и семантического существования вещи; очерчена специфика облика вещи в культурах традиционного и креативного типа; раскрыты аспекты десакрализации и дифференциации значений вещи в ее историческом движении.

Морфология вещи может быть рассмотрена в проекциях утилитарного, семантического, аксиологического, гносеологического и эстетического аспектов. В традиционной культуре «вещь-космос» воплощает единство утилитарнопрагматического и сакрально-семантического, эстетического и аксиологического, являет синкретизм семантики формы, материала, декора, этимологии имени и функций вещи. Но отношение к сакральной семантике вещи на разных исторических этапах традиционной культуры (первобытность, древние цивилизации, Средневековье) видоизменяется. Дифференциация понятий материального и духовного, сакрального и профанного приводит к возникновению типа «вещи-маски» (в культуре Древнего Рима форма вещи воспринимается как оболочка, за которой скрывается ее душа) и «вещи-символа» (в Средневековье материальная вещь символизирует сакральное, но не является им). В культуре Нового времени вещи утрачивают былую универсальность функционального и семантического. Утилитарный, семантический, аксиологический, гносеологический и эстетический аспекты дифференцируются. В определенном контексте один из этих аспектов осмысляется как ценность, в результате чего формируются разные типы вещей с конкретными функциями. На каждом историческом этапе в обществе формируются конкретные представления о функциональной и ценностной роли вещи, определяются требования к ее эстетическому облику, способам ее производства и правилам пользования. Однако материальная форма вещи не может раскрыть исчерпывающей информации о функциональной и ценностной жизни вещи в истории культуры. Носителем целостной информации выступает образ вещи.

Образ вещи отражает единство визуально-эмпирического восприятия вещи, ее семантики и эмоционального-чувственного переживания. Образ вещи содержит 1) представления человека (и человечества) о значениях, ценностях и функциях вещи (то, что образуется в процессе превращения предмета в вещь и в актах «общения» человека с вещью); 2) представления об облике вещи (то, что станет (стало) результатом этого превращения-изготовления). В отличие от вещи, существующей «самой по себе», то есть в предметной пустоте и вне человека, образ вещи существует в сознании человека и в сознании общества и фиксируется в традициях, ритуалах, этикете, религиозных, нравственных, политических и социальных нормах и в искусстве.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Научная реконструкция исторического образа вещи требует комплексного анализа вещи-предмета (его материальной формы, декора, техники производства), образа вещи (отраженного в искусстве, мифологии и религии, эстетике и философии, исторических источниках) и контекста культуры (эпохи, в которой бытует вещь и порождается ее образ). Рассмотрение контекстных взаимосвязей вещи и ее творца, вещи и владельца, вещи и других вещей позволяет изучить вещь в процессе ее бытования, выявить ее роль в быту и ритуале, определить ее значения, ценности и функции. Комплексное изучение вещи и ее образа в контексте культуры в аспектах сравнительного анализа и в планах в синхронии и диахронии позволяет выявить трансформацию семантики образа вещи. Метаморфозы семантики вещи свидетельствуют не только об истории вещи, но и об истории человечества и являются материалом для изучения истории и типологии мировой культуры.

В §2 («Зеркало вмире культуры: идея, вещь и образ») феномен зеркала в культуре рассмотрен в трех проекциях: идея зеркала и Зеркального отражения; образ зеркала; зеркало-вещь.

Зеркало-предмет, образ зеркала и понятие зеркало обладают потенциальной возможностью реализовывать гносеологические,  аксиологические,  эстетические и сакрально-символические значения. Гносеологическая роль зеркала состоит в том, что оно может выступать средством познания и самопознания. Отражение открывает зрителю возможность видения своего тела, позволяет преодолеть монокулярную точку зрения на объект. Утилитарная функция зеркала как инструмента для отражения и рассматривания реализуется в быту и в научных  практиках. Сакрально-символические значения зеркала обусловлены мифологическими представлениями о магии отражения; они определили ритуальную функцию предмета (очистительную, охранительную, репродуцирующую, пророческую, медиаторную). Аксиологическое значение зеркала заключается в способности предмета выступать носителем ценностных стереотипов. Так, свойство зеркальной поверхности беспристрастно и достоверно отражать материальную действительность определило зеркало как метафору правды и истины, а обманчивая иллюзорность, инверсия, кривизна и туманность отражения внесли в понятие зеркала значения лжи и обмана. Семантика зеркала амбивалентна: оно может выступать знаком чистоты, истины, благоразумия, мудрости, адекватного самопознания и, одновременно, означать ложь, суету, тщеславие, гордыню, бренность и любострастие. Эстетическое значение зеркала связано как с техническими качествами отражающей поверхности, так и с художественной  ценностью  зеркальных рам. Эстетическая и художественная ценность зеркала обусловили декоративную функцию предмета в интерьере. Эстетические аспекты зеркала связаны с его способностью отражать красоту и безобразие мира, и тем самым становиться транслятором эстетических ценностей и антиценностей. Главная в списке эстетических функций зеркала — его способность быть источником (порождающей моделью) образов мира и человека в нем.

В силу своих свойств и качеств отражающие поверхности  могут  порождать смысловые модификации образов зеркала. В истории культуры сформировался ряд художественных образов, в которых раскрываются основные семантические, эстетические и аксиологические и гносеологические аспекты феномена зеркала. «Жидкое зеркало» обладает «видимым» Зазеркальем и глубиной, в которую влечет человека. Отражение в спокойной воде легко  разрушается  (дуновение ветра вызывает колебания, дробления, дифракции, рассеивания отраженного образа), но и обладает свойством реверсии (быстро разрушаясь, оно так же быстро восстанавливается). Эти свойства воды связывают понятие и образ «жидкого зеркала» с идеями постоянства и зыбкости. «Стеклянное зеркало» характеризуется хрупкостью и непрочностью; оно легко разбивается, при этом отражение раскалывается  на куски,  каждый  из которых сохраняет свойства целого. Разбитое «стеклянное зеркало» нередко соотносится с мотивами единомножественности и дробности мира. «Металлическое зеркало» благодаря свойствам металла более прочно; поверхность металла интенсивнее воспроизводит отражение света, чем предметной реальности. Прочность и светоносность определили мифологему зеркала как средства защиты (щит оберег солнце). «Прямое зеркало» обеспечивает «точное» воспроизведение (копию) видимого облика предмета (оригинала),  находящегося  перед  отражающей  поверхностью.  В  философии  и искусстве понятие и образ «прямого зеркала» связаны с представлениями о правде и истине. «Кривое зеркало» противопоставляется «прямому», оно искажает отражаемый образ, переворачивая (инверсия), увеличивая или уменьшая (эффекты выпуклого и вогнутого зеркал), деформируя изображение. Подобные эффекты зеркала осмысляются как свойства лживой природы отражения, превращающего реальное в мнимое, истинное в ложное, красивое в безобразное. «Прозрачное зеркало», примером которого может служить стекло, создающее в определенных условиях отражающий эффект, позволяет смотреть на отражение и сквозь него. Оно может быть интерпретировано на языке оппозиций реальности/иллюзии, внешнего/внутреннего, своего/чужого. Образы «чистого» и «тусклого» зеркал обусловлены качествами зеркальной поверхности, степенью ясности и четкости отраженных образов. В них реализуются идеи возможного или невозможного виденья мира и познания его устройства.

Образ зеркала в искусстве обладает большей семиотичностью, чем зеркало-предмет. Образ зеркала в искусстве можно разделить на два типа «зеркала изображаемые» и «зеркала изображающие». «Зеркало изображаемое»  выступает как знак, символ, атрибут, аллегория. «Изображающее зеркало» может быть использовано автором как художественный прием. Помещенное в рамки художественного полотна, изображение зеркального отражения позволяет художнику показывать предметы в разных ракурсах и проекциях, кадрировать изображение комбинацией нескольких зеркал, помещенных рядом или разъединенных. Оно создает эстетические иллюзии нового физического пространства, выходящего за пределы картинной плоскости. Изображенное зеркальное отражение способно не просто дублировать предметы, но по замыслу художника оно может интерпретировать или истолковывать изображаемые образы. Изображение, представленное в рамках зеркальной плоскости, избрано вниманием автора и наделено особым смыслом. Образы зеркала «изображаемого» и «изображающего» являют собой самостоятельный текст, помещенный в рамки текста произведения, что может быть рассмотрено как реализация  художественного приема «зеркала в зеркале» («отражение в отражении»). Композиции типа «роман в романе», «картина в картине», «театр в театре», «кино в кино» позволяют автору усложнить замысел произведения и открывает возможность бесконечному числу интерпретаций.

Эстетические и культурологические возможности феномена зеркального отражения намного шире смысловых применений зеркала-предмета, поскольку принцип зеркальной симметрии может проявляться как в свойствах мировой органики (строение атома, клетки), так и в структуре артефактов. Поэтому идея зеркального отражения ложиться в основу гносеологических и онтологических концепций религии, философии и искусства; эйдос зеркала выступает как универсальная модель отражательного процесса, как парадигма зрительного восприятия и как принцип иерархического строения бытия.

Идея зеркального отражения, образ зеркала и зеркало-вещь неразрывно связаны друг с другом и раскрываются в сферах материальной, художественной и духовной культуры, бытового и ритуального пространства человеческой жизни. Универсалия отражения и неограниченность сферы распространения явлений и эффектов зеркальности предопределили непрерывность интереса человека к осмыслению феномена зеркала.

В § 3 («Зеркалокакинструментсамопознания человека») определяются основные аспекты в восприятии отражения сознанием человека; излагаются наиболее значимые концепции авторов конца XIX XX вв.

Процесс познания свойств и процессов зеркального отражения важен для начальной стадии онтогенеза и филогенеза. Ж. Лакан исследуя опыт освоения зеркала в онтогенезе, выделяет три этапа «зеркальной стадии»: 1) восприятие отражения как реальности; 2) осмысление отражения как условного образа; 3) отождествление предметов реальности с их отраженьями, «узнавание» своего тела в отражение зеркала. Познание свойств зеркального отражения открывает человеку, во-первых, путь к познанию собственной телесности, во-вторых, способствует развитию аналитических способностей психики, в-третьих, являя образ ирреального мира, способствует формированию представлений об иллюзорном, символическом пространстве. Процесс познания сущности зеркального отражения в филогенезе длителен и осуществляется одновременно со становлением понятий «личность», «индивид», «духовное» и «телесное», «реальное» и «символическое».

В процессе восприятия индивидом собственного отражения можно выделить три стадии: самоиндефикация, самооценка, самопознание. На первой стадии самоиндефикации — зеркало открывает человеку целостное видение его телесного облика, позволяет отождествить его внутренний образ с внешней оболочкой, выделить собственную телесность от предметности окружающего мира. Этапы самооценки и самопознания в ситуации «человек перед зеркалом» связаны с разделением «я» на субъект (познающий наблюдатель) и объект (отражение). Я-субъект знает внутренний мир, но не знает своего внешнего облика, я-объект репрезентирует внешность, но оказывается лишенным духовного мира. Это неравноправно-двойственное положение личности перед зеркалом порождает неадекватное восприятие видимого образа. Поэтому зеркало может быть рассмотрено как инструмент, дающий человеку возможность обретения своего «я» (С. Кьеркегор, М. Мерло-Понти), или способствующий потере своего «я» (М.М. Бахтин). Ситуация непризнания своего «я» в зеркальном двойнике может быть обусловлена рядом причин. Во-первых, несоответствием внутреннего мира, образом идеального «я», и фиксируемым зеркалом телесным обликом. Во-вторых, свойством зеркала, таящем в себе обман иллюзии и равнодушие объективизма. Отражение создает иллюзию двойника-собеседника, диалог с которым невозможен. Человек воспринимает отражение амбивалентно: оно предстает одновременно как «мое» и «чужое», «подобное» и «иное», «мое я» и «другое я», «тождественное реалии мира» и «реальность иного мира». Амбивалентность восприятия феномена отражения формирует многозначность мифологических, художественных, эстетических и бытовых образов зеркала. Семантика образа зеркала варьируется между двумя оппозиционными концептами: «отражение как копия материальной реальности» или «отражение как образ ирреального мира». На протяжении истории культуры эти два концепта осмысляются, интерпретируются и в итоге развиваются в многообразие смысловых и сюжетных вариаций образов отраженного мира и зеркальных двойников.

В Главе 2 («Мифология зеркала в традиционной культуре») рассмотрены история возникновения зеркала-предмета и формирование мифологем зеркала в культуре традиционного типа.

§ 1 («Рождение зеркала-предмета») посвящен рассмотрению истории возникновения и развития производства металлических зеркал в культуре народов Древнего мира. Данные археологии определяют период зарождения производства зеркал 3 тыс. до н.э. Анализ археологических источников позволяет выявить три первых очага производства зеркал: египетский, индо-иранский, сибирскокитайский. Во 2 тыс. до н.э. с территории Древнего Египта, Древнего Ирана, долины Инда и Сибири зеркала активно импортируются в государства Средиземноморья, Средней Азии и Дальнего Востока, благодаря чему возникает множество очагов местного производства зеркал. Как правило, их изготавливали из различных сплавов металлов (бронзы, олова, серебра, золота) способом  литья или ковки. Диаметры зеркал варьировались от 5 до 20 см.; реже встречаются образцы более крупных или меньших размеров (от 2,5 до 50 см.). Форму зеркал можно условно разделить на 6 типов: зеркала с ручками, зеркала на подставках, зеркала с боковым ушком или петелькой, с шишечкой-держателем на оборотной стороне зеркала и зеркала в виде диска. Начиная со 2 тыс. до н.э. у древних народов вырабатываются отличительные черты в формах зеркал и способах их декорирования, что позволяет констатировать формирование национальных традиций изготовления зеркал. Широкое распространение  производства зеркал на обширных территориях Евразии и Африки в культуре многих народов мира, различных по национальностям и типам деятельности (земледельцы, скотоводыкочевники, ремесленники), свидетельствует об универсальности предмета. Сакральная семантика декора зеркал, нахождение предмета в захоронениях вместе с предметами культа, а также устойчивость традиции использования зеркал в ритуалах, сохранившееся в XIX-XX вв. у народов традиционного типа, позволяет заключить, что в Древнем мире зеркало выступало в качестве магикосимволического предмета выполняющего ритуальную функцию.

В § 2 («Мифологема Зазеркалья») рассмотрена символика водного и зеркального отражения в мифологических картинах мира древних народов.

В мифологических представлениях многих народов видимый в зеркальном отражении мир осмысляется как «иной», потусторонний (или загробный) мир, внешне копирующий земную реальность. Само зеркало воспринималось как окно, открывающее и показывающее «тот» мир, и одновременно — как граница между земным и потусторонним. Подобные представления о зеркале-предмете сформировались на основе одного из аспектов сакральной семантики воды (представления о реках, отделяющих мир живых от царства мертвых, о загробных царствах, расположенных на островах далеко в океане или находящихся под водой). Потустороннее пространство Зазеркалья мыслилось заполненным душами живых людей и духами покойных. Этнографический материал свидетельствует о том, что в филогенезе первая и третья ступени лакановской «зеркальной стадии» сосуществуют. Человек мифологического сознания, способный отождествить себя с  отражением,  воспринимает  последнее  как реальность и считает двойника не копией своей внешности, а отражением души.

Мифология Зазеркалья неразрывно связана с идеей смерти. Во-первых, душа, отделенная от тела, отражаясь в зеркала или воде, сохраняют свойства живой плоти, преследуемой, уязвляемой, подвергающейся порче. Во-вторых, пространство Зазеркалья воспринимается как потусторонний  или  загробный мир, соприкосновение с которым может причинить вред. Эти представления сформировали веру в отрицательную магию предмета и определили традицию табуирования зеркал. Однако уже в Античной культуре архаические представления о зеркале претерпевают трансформацию. В мифах о Нарциссе и ДионисеЗагрее связь зеркала и смерти обретает новый мистериальный смысл и воспринимается как неотъемлемый момент метаморфозы-перевоплощения, дающей возможность слияния с миром и последующего возрождения. Таким образом, мифологический образ Зазеркалья раскрывается в двух вариациях: Зазеркалье потустороннего мира (мир мертвых духов и мир душ) и преображающее Зазеркалья (пространства метаморфоз). Мифологические воззрения определили ритуальную функцию зеркала в обрядах посвящения, сформировали  представления о положительной и отрицательной магии предмета и отразились в декоре зеркал. В  искусстве Древнего  мира сбраз  зеркала имел символическое значение и знаменовал сакральный характер сюжета. Чаще всего в искусстве образ зеркала встречается в изображениях ритуалов инициации и обрядовых сцен погребального культа, то есть в мотивах, связанных с темами смерти и воскресения.

Мифологемы Зазеркалья (как потустороннего мира), зеркала (как границы между земным и потусторонним миром) и отражения (как души-двойника человека) были широко распространены у многих народов мира разных регионов: андоманцев, бурятов, древних греков, индонезийцев, китайцев, корейцев, маньчжуров, меланезийцев, монголов, сарматов, славян, тунгусов, ферганцев и прочих народов.

В § 3 («Мифологема Зеркала-Солнца») исследован второй тип мифологических представлений о зеркалах, связанный с солярной символикой. Археологический и этнографический материал свидетельствует о том, что у многих древних народов зеркало было известно как атрибут женского божества:  Исиды  и Хатхор в Древнем Египте, Афродиты в Греции и Венеры в Риме, Табити и Кибелы в Скифии, Богини Матери у саков и других ираноязычных народов Средней Азии, Аматерасу в Японии, Дянь-му и Нюйвы в Китае. Все богини, атрибутом которых являлось зеркало, были связаны с культом солнца и плодородия. Связь зеркала с этими божествами была предопределена свойствами предмета. Во-первых, зеркала изготовляли из бронзы и различных сплавов металлов, в составе которых присутствовали золото или серебро, которые у мно-  гих народов наделялись солярной семантикой. Поверхность металлических зеркал, концентрирующая и отражающая световые лучи, воспринималась как источник светового очага и являлась символом светил. Неслучайно у многих народов традиционной была круглая выпуклая форма зеркал, имитирующая солнечный или лунный диск. Во-вторых, зеркало, отражая мир, удваивает действительность, умножает ее и вследствие этого выступает символом множественности. Способность металла отражать свет и умножать действительность повлияла на формирование мифологического образа зеркала как символа солнца и плодородия. Семантика предмета выявляется 1) в декоративном убранстве зеркал изображениями божеств солнца или их адорантов, символов солнца и плодородия; 2) в изображениях божеств солнца и плодородия с зеркалом в руках; 3) в ритуальном использовании зеркал в свадебном и погребальном обрядах, при лечении больных. Солярная семантика зеркала сформировала положительную магию предмета и его охранительную и очистительную функции: Зеркало-Солнце использовалось как оберег, амулет охраняющий человека от злых духов.

4 («Образ Всевидящего Ока») посвящен изучению третьего типа мифологических представлений о сакральной семантике зеркала, связанного с верой в пророческую силу предмета. Этнографические источники фиксируют традицию гадания по зеркальному отражению у древних иранцев, этрусков, греков и римлян, славян, а также народов Средней Азии, Сибири и Дальнего Востока. В сказаниях и легендах, пословицах и поговорках зеркало предстает в образе

«Всевидящего Ока», обладающего знанием о прошлом, настоящем, будущем. Истоки веры в пророческую силу зеркал коренятся в связи сакральной семантики предмета с мифологемами воды и солнца. С одной стороны, зеркало наследует символику воды, которая в мифологии многих народов наделялась вещей силой. На основе этих поверий сформировалась традиция гаданий по водному отражению, которое со временем заменяет зеркальная поверхность. Близость мифологических образов Солнца и Ока основана на их роли в визуальном восприятии мира. Родство понятий Солнца, Глаза и Зеркала отразилось, вопервых, в этимологии древних языков, во-вторых, в мифологии и фольклоре в образах солярных божеств в виде Ока, взирающего с небес на землю или Женщины-Солнца, наблюдающей за миром посредством зеркала. Вера в пророческую силу зеркал определила ритуальную функцию предмета в обряде гадания. Образ «Всезнающего Зеркала-Ока», обладающего абсолютным  знанием о мире и выступающего символом все обозримости, широко распространен в фольклоре европейских народов, в мифах, сказаниях и художественной литературе Древнего и Средневекового Востока.

В § 5 («Образы «Божественного» и «мирского» зерцал в европейской Средневековой культуре») рассматривается первый этап метаморфозы семантики зеркала в истории культуры. Ранее, в эпоху Древних Цивилизаций, образы Зазеркалья, Зеркала-Солнца и Зеркала-Ока являлись универсальными мифологемами для многих народов, различных по национальностям и образам жизни. Это единство восприятия зеркала разными народами разрушается в эпоху Средневековья. Причиной тому послужило неоднозначное отношение мировых религий к предмету. В этот период намечается два пути в развитии семантики зеркала в истории культуры (традиционный и инновационный). На Востоке архаическая семантика зеркала и синкретизм сакрального и функционального значений предмета сохраняются в эпоху Средневековья  и наследуются  вплоть до XX в. В Средневековой Европе семантика зеркала претерпевает существенные изменения: происходит разрыв между символическим и функциональным значениями предмета.

Христианство подвергает переосмыслению аксиологическую ценность зеркала-предмета. Поскольку для религиозного сознания оппозиция «правое/левое» имеет ценностно-иерархическое значение, то свойство зеркальной инверсии начинает осмысляться как проявление ложного, дьявольского начала, нарушающего иерархию бытия. Вера в  волшебные  свойства зеркала ассоциирует его образ с магией, алхимией, чернокнижием и закрепляет за зеркалом статус атрибута языческого ритуала. Под влиянием идей аскетики и совершенства духовной красоты переосмысляется эстетическая ценность зеркала. Как предмет туалета, связанный  с  культом  телесной красоты,  оно  начинает восприниматься в качестве символа самолюбования, гордыни и любострастия. В связи с этим зеркало-вещь подвергается резкой критике со стороны христианской церкви и табуируется в бытовом пространстве.

В то же время понятие зеркала и идея зеркального отражения активно используется в теологии, символизируя чистоту, правдивость, совершенство.  Образ зеркала становится вселенским символом, воплощающим идею единства микрои макрокосма. Мир, природа и человек трактуются как «Божественное зерцало», в котором отражается Премудрость и воля Господня (Дионисий Ареопагит, Алан Лилльский). Подобное символическое прочтение мира ках отражения Божественного абсолюта открывает путь к богопознанию (Максим Исповедник, Григорий Палама). С «чистым зеркалом», отражающим Божественную мудрость, сравнивают душу праведного человека, апостольское слово, Священное Писание (Афанасий Великий, Григорий Богослов, Григорий Великий, Григорий Нисский, Максим Исповедник).

Таким образом, в культуре европейского Средневековья происходит  разрыв  между  семантикой  зеркала-вещи  и зеркала-символа.  Так возникают образы

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

«мирского зеркала-предмета» в пространстве  повседневности  и  «Божественного Зерцала» в теологии. «Мирское зерцало» вводит человека в заблуждение, искажает  инверсией  иерархию  бытия, делает недоступным  познание Бога;  образ

«Божественного Зерцала», напротив, открывает возможность богопознания, раскрывает идею отражения-проникновения Бога в профанном мире. Наблюдается дуализм в трактовке аксиологических значений зеркала: оно  могло  означать божественное и дьявольское, духовное и  плотское,  истинное  и  ложное. Эти изменения семантики зеркала в европейском Средневековье сформировали основу для последующего инновационного взгляда на образ зеркала, предопределили дальнейшее расширение смыслового пространства понятия зеркала и стали первым этапом на пути метаморфоз образа зеркала  в  истории  европейской культуры.

Глава 3 («Образ зеркала в историческом движении») посвящена исследованию изменения семантики образа зеркала в истории европейской культуры.

1 («Образ отражающего зеркала в культуре Возрождения») рассмотрены зарождение процесса десакрализации зеркала и формирование нового статуса зеркала-предмета как инструмента гносеологии.

Смена парадигмы семантики зеркала в западноевропейской культуре Возрождения была обусловлена двумя причинами: 1) эволюцией взгляда на мир (открытие субъекта «я»; антропоцентризм; реабилитация телесного; обостренный историзм в восприятии картины мира и доминанта ценности опыта зрительного восприятия); 2) усовершенствованием техники производства зеркал. Открытый братьями д’Аньяно в 1516 г. секрет серебрения стекла позволил венецианцам изготовлять плоские зеркала, дающие ясное, без искажений отражение. В контексте идеи пантеизма и возрастающей ценности оптического восприятия плоские зеркала обрели особую актуальность. В освещенном пространстве интерьера ясное и четкое отражение зеркал лишалось мистической ауры. Натурализм отражения определил восприятие зеркала как инструмента, увеличивающего возможности человеческого глаза: оно позволяет увидеть предметы в ином ракурсе, преодолеть монокулярную точку зрения, а главное — увидеть ясное и четкое отражение собственного облика. Процессы самосозерцания и связанные с ними саморефлексия и самопознание становятся широко распространенными явлениям» эпохи и находят отражение в искусстве. Первоначально в литературе, а потом и в изобразительном искусстве появляются образы индивидуального портрета и автопортрета.

Плоские зеркала Возрождения, вставленные в прямоугольную раму, получили аналогию с живописной картиной. Эта идея находит свое воплощение в теории изобразительного, искусства. Верность воспроизведения действительности в картине постоянно сравнивают со способностью зеркала достоверно отражать видимый мир (Леон-Баттиста Альберта, Антонио Аверлино Филарете, Филиппо, Бруиеллески, Леонардо да (Винчи). Для художников  Возрождения идея зеркального отражения стала эстетическим принципом художественного творчества, а зеркало предмет выполняло дидактическую функцию —  выступало средством, обучающим новому стилю зрения.

В художественной культуре (прежде всего — в живописи) главное изменение образа зеркала состоит в том, что оно «обретает» свое отражение. В Древнем и Средневековом искусстве изображения зеркального отражения встречается редко. Поскольку считалось, что зеркало отражает сверхчувственную, метафизическую реальность, то в изобразительном  искусстве образ зеркала выступал в качестве символа, атрибута, и художнику достаточно было обозначить абрис предмета, чтобы указать на его сакральное значение. Начиная с эпохи Возрождения, изображение зеркального отражения становится обязательным художественным принципом. Образ зеркала открывает зрителю отражение материального мира (например, в полотнах Яна ван Эйка, Квентина Майсеса, Петриса Кристуса) и образ человека самосозерцающего (в автопортретах М. Пармиджанино, А. Дюрера). В живописи Возрождения формируется образ «изображающего» зеркала, который фиксирует отражение материальной действительности и выступает художественным приемом расширяющим «физическое» и смысловое пространство полотна. Вместе с тем образ зеркала выступает в качестве символа: в изображениях Богоматери зеркало символ чистоты и непорочности; в изображениях аллегорий Гордыни и Любострастия — символ самолюбования; в изображениях аллегорий Бренности и Благоразумия — символ самопознания; оно также могло означать Око Божье, аллегорию Зрения и атрибут ритуалов гаданий и ворожбы.

Ренессансный образ зеркала это образ предмета, отражающего красоту материального мира, его пространственно-физическую глубину и интересную деталями перспективу. Ренессансная модель мира оказывается замкнутой в пределах зеркального отражения и сосредоточена на взаимоотражении и взаимосозерцании разных планов и удвоений земного бытия. В этом и заключается главная метаморфоза семантики предмета. Если для средневековых богословов образ зеркала знаменовал идею богосозерцания и богопознания, то для художников Возрождения зеркало-вещь становится символом миросозерцания. Однако, поскольку картина мира эпохи Возрождения формируется на пантеистической и неоплатонической основе, то познание дольнего становится ступенью на пути к горнему. В эпоху Возрождения инструментом гносеологии выступает не образ идеального зеркала, отражающего трансцендентное пространство, а зеркало-предмет, лишенный мистической ауры и превращенный в инструмент самопознания и в средство познания материального мира.

Процесс десакрализации зеркал, начавшийся в эпоху Возрождения, позволил выделить эстетическую и художественную ценность предмета и сделать его частью декоративного убранства интерьера, а возникновение семантической связи зеркала-вещи с аристократической культурой создали предпосылки к становлению новых значений зеркала в эпоху Барокко.

2 («Метафорическаятрактовказеркалавкультуре XVII-XVIIIвв.») посвящен рассмотрению изменения статуса зеркала в западноевропейском и русском интерьере и выявлению метафорического принципа прочтения семантики зеркального отражения.

В XVII в. переосмысляется художественно-декоративная функция зеркала. Зеркало из предмета декоративного убранства превращается в материал для художественной отделки интерьера: в зеркальных галереях и кабинетах располагаются уже не одно, а несколько зеркал, соединенных в большие панели, при этом особое внимание уделяется гармоничному сочетанию размеров и абрисов зеркал со всеми деталями декора. Нововведения в убранстве интерьеров, осуществленные в Версале в XVII в., оказали большое влияние на развитие европейского интерьера. В резиденции «Короля-Солнца» зеркало явлено как предмет роскоши и признак нового архитектурного стиля (барокко и рококо), как символ королевской власти. На многие десятилетия Версаль стал образцом и предметом подражания для царских резиденций Европы. XVII и XVIII в. европейской культуры явились периодом зарождения и расцвета абсолютной монархии. Зеркало становится одним из символов абсолютизма и неизменным атрибутом дворцовых интерьеров.

Анализ убранства зеркальных залов и кабинетов в интерьерах дворцов Западной Европы и России позволил заключить, что зеркала и зеркальные эффекты реализуются во всех трех ведущих архитектурных стилях XVII XVIII вв. Барокко использует зеркало как выразительное средство для создания иллюзии расширения пространства и интенсификации освещения, для усиления чувства парадности, величия и динамики форм. Рококо с помощью зеркала воплощает идею иллюзии и метаморфозы, воздушности и нематериальности пространства. Для классицизма зеркало средство выявления симметрии, четкости и лаконичной торжественности интерьеров. Зеркало стало идеальным средством, позволившим воплотить эстетические и художественные идеи всех трех архитектурных стилей.

Идея зеркального отражения явилась основополагающим эстетическим принципом не только искусства интерьеров, но и всей художественной культуры XVII — XVIII вв. Если в эпоху Возрождения идея отражения (как принципа художественного творчества) подразумевала достоверное отображение реальности, то в художественной культуре Барокко идея отражения понималась как принцип косвенного, опосредованного, метафорического отображения действительности. На примерах памятников художественной литературы (Сент Аман, Жан де Ротру, Тристан Лемит, Г. Сковорода, С. Полоцкий) и изобразительного искусства (Д. Веласкес, Я. Вермеер, Ф. Гойя, П. Рубенс, Б. Строцци, В. Тициан) раскрыто, как в художественной культуре Барокко зеркало предстает метафорой, аллегорией, эмблемой; принцип отражения как художественный прием действует на уровне развития сюжета и композиции произведения; идея отражения актуализирует мотив двойников, нарциссизма и водного отражения. Значения зеркала в эмблематике разнообразны: оно атрибут аллегорий Истины, Науки, Знания, Мудрости и Бренности (символизирует познание); атрибут аллегории Суеты (символ самолюбования) и Венеры (символ красоты или эгоцентризма); в геральдических изображениях оно выступает символом монархической власти.

Анализ памятников художественной культуры XVII — XVIII вв. выявляет формирование традиции метафорического прочтения семантики зеркала. Зеркало-предмет в пространстве интерьера, а также образ, метафора и эмблема зеркала в искусстве выступают в качестве текстов, предназначенных для прочтения. Подобная трактовка семантики зеркального отражения определила интерес культуры к идеям физиогномики и аноморфической живописи. В художественной культуре эпохи Барокко в полной мере реализуется как образ зеркала, так и принцип зеркального отражения. Зеркальной тематикой оказываются пронизаны все виды искусств (живопись, литература, театр, архитектура) и все стили искусств (барокко, классицизм, реализм, рококо).

В § 3 («Типы зеркальных реальностей в художественном опыте XIXначала XX вв.») рассмотрены три типа образов зеркала, в основе которых лежат три позиции восприятия реальности: романтико-символический, реалистический, рационалистический.

В XIX в. романтизм пытается изменить рациональное отношение к предмету, сформировавшееся в конце XVIII столетия (зеркало инструмент физиогномического тренинга), и противопоставляет образу «рационального  зеркала» образ «волшебного зеркала», способного отражать не только реальное, но и ирреальное бытие (Г.Х. Андерсен, Э.Т.А. Гофман). В эстетике  романтизма вновь возникает образ двух взаимоотражающих зеркал символ гармоничного взаимосоотнесения мира и человека (Жан Поль). Зеркальная симметрия понимается романтиками как закон устройства Космоса, она поддерживает единство духовного и телесного, чувственного и рационального, знаменует процессы обратимости в природе и социуме. Поэтому в художественных произведениях и в эстетической теории романтизма огромное место отводится проблеме зеркально-симметричной структуры произведения.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Зеркало для романтиков становится не просто «инструментом для смотрения», а своего рода «индикатором» духовного мира человека. В  художественной литературе романтизма образ человека перед зеркалом  и  тема самопознания становится одним из ведущих мотивов. В  произведениях Ж.  Нерваля,  Э. По, О. Уайльда формируются ряд тем и образов «человека перед зеркалом», которые получат свое дальнейшее развитие в  литературе XX  в., в  произведениях  В. Брюсова, Г. Гауптмана, Т. Дери, С. Есенина, А. Чаянова. В художественной литературе сцена «человек перед зеркалом» предстает в трех основных вариациях: 1) знакомство со своей внешностью; 2) диалог с другим «Я»; 3) путешествие в Зазеркалье. Зеркальный двойник выступает антиподом героя, персонифицирующий его совесть или эго. Он трансформируется в самостоятельную личность, выходит из Зазеркалья  обретает,  свободу  и  материальность,  вступает в поединок со своим прототипом.

В литературе романтизма XIX и символизма начала XX вв. раскрывается амбивалентный образ зеркала: с одной стороны, зеркало выступает  как  предмет, открывающий путь к самопознанию, с другой — порождает двойничество, грозящее кризисом человеческой личности. Неомифология Романтизма возрождает архаический образ зеркала, переосмысляет его, дополняет новыми значениями и формирует новый символический образ предмета. Образ Зазеркалья раскрывается как мир фантастического,  который  может  оказаться  дьявольским и грозить человеку погибелью, или миром творческой фантазии, преображающим повседневность, дающим возможность увидеть  в  банальном — волшебное, в ложном истинное.

В художественной культуре XIX в. рядом с символическим взглядом на образ зеркала соседствует реалистическая позиция. Если в литературе романтизма и символизма «волшебное зеркало» открывает путь  в  ирреальный мир, то в живописи реализма формируется образ зеркала, вмещающего в себя  отражения реального мира. В живописи реализма отражение в зеркале раскрывает образ поэтизированного мира повседневности (Г. Сорока), развивает тему красо-  ты материального мира (в женских портретах Ж.Ф. Милле, Б. Маризо, Дж. Уистлера), «обнаруживает» присутствие художника (А. Тыранов и др.). Реалистический образ зеркального отражения не уводит зрителя в мир за-зеркалья, а, напротив, обращает его взор к пред-зеркальному пространству: отраженный образ дублирует материальную реальность, выявляет ее красоту, раскрывает ее ракурсы, расширяет границы зрения.

В конце XIX в. под влиянием идей позитивизма в литературе формируется новый образ зазеркального мира. Феномен Зазеркалья, принадлежащий сфере фантастического, описывается по законам математической логики. Так, Льюис Кэрролл в «Алисе в Зазеркалье» раскрывает образ Зазеркалья как королевство логических теорий, основанном на законах алгебраических, физических и химических вычислений. Возникновение этого произведения стало возможным благодаря научным открытиям XIX в. В это время наблюдается повышенный интерес к изучению принципов зеркальной симметрии в минералогии, физике, математике и других науках. Кэрролл представляет позитивистский взгляд на зеркало и стремится с рационалистической позиции построить модель Зазеркалья, совмещающей художественную и научную концепции. Математическая утопия Кэрролла открывает путь дальнейшим изысканиям в области научной фантастики XX в. и найдет свое продолжение в образах виртуальных миров.

Таким образом, в XIX в. развитие науки оказывает большое влияние на формирование художественного образа зеркала. Развитие этнографии оказало влияние на формирование романтического и символического образов «волшебного зеркала» в литературе. Кроме того, изучение структурно-семантических кодов ритуала, повествовательных жанров фольклора оказали влияние на концептуально-эстетическую основу музыки ХIХ-начала XX вв., на развитие палиндромной формы композиции произведений. Открытия в области естественных наук повлияли на формирование рационалистического взгляда на Зазеркалье, который впоследствии определил семантику образа зеркала в XX в.

В § 4 («Зеркальные репликации XX в.») обозначены основные аспекты истории зеркала в культуре XX в.

История зеркала в XX в. сложна и противоречива. На протяжении столетия отношение к зеркалу-предмету, к его функциональной и семантической роли неоднократно изменялось. Еще в конце XIX в. технические усовершенствования производства зеркал позволили сделать их выпуск массовым и сравнительно дешевым, благодаря этому возможность украшения интерьера зеркалами перестает быть привилегией богатых людей. Однако в начале XX в. зеркало еще сохраняет память о своей связи с аристократической культурой, поэтому мода на обильное введение зеркал в домах буржуазии воплощает стремление владельцев в знаковой форме подтвердить свой привилегированный  социальный статус, обозначить свидетельства своего процветания. Если на рубеже XIX-XX вв. зеркала активно используются в оформлении интерьеров (историзм, модерн), то в первой половине XX в. можно наблюдать тенденцию игнорирования декоративной ценности предмета. Функционализм и конструктивизм отрицают эстетическую и семантическую ценность зеркала. Под влиянием идей функционализма в середине XX в. зеркала изгоняются из интерьеров, вытесняются из гостиной в коридор и ванную. Причина подобного отношения к зеркалу состоит в том, что в XX в. бытовой образ предмета утрачивает былую семантическую нагруженность (зеркало  воспринимается  как инструмент  отражения, и его утилитарная функция становится доминирующей). Однако, в последние десятилетия XX в. интерес к отражающим поверхностям возрождается. Зеркала возвращаются в интерьеры комнат и вновь обретают статус художественного материала для дизайна интерьера. Новаторством XX в. в истории зеркала становится изобретение зеркальных стекол. Благодаря этому зеркало впервые из интерьера перемещается в пространство экстерьера. Во второй половине XX в. распространяется мода на зеркальные оконные стекла витрин, автомашин и небоскребов, зеркальные фасады которых отражают и одновременно растворяются в пространстве. В сознательный выбор зеркальных стекол при строительстве небоскребов был обусловлен модой на новый материал. Однако в этой тенденции проявляется и архетипическая символика зеркала: на фасах небоскребов соединяются зеркало и солнце, озаряющие пространство лучезарным светом и удваивающие, множащие реальность. Зеркало и солнце, свет и удвоение древние символы власти и богатства становятся неизменными атрибутами экстерьера небоскребов, которые, в свою очередь, воспринимаются как символ бизнеса и процветания экономики. Технические изобретения XX в. воплотили в жизнь фантастические свойства зеркала. Так благодаря изобретению зеркального стекла пространство Зазеркалья обрело свою реальность. Мир «по ту сторону зеркала» перестает быть фантастическим, и человеку открывается возможность оказаться взглянуть на мир с «позиции» зеркала.

Если в пространстве повседневности XX в. наличествуют периоды табуирования и моды на зеркала, то в художественной культуре интерес к образу зеркала не прерывается. Все многообразие образов зеркала и связанных с ним мотивов, сформировавшихся на протяжении многотысячелетней истории художественной культуры, отражается в искусстве XX в. и обретает новую интерпретацию: так, например, в литературе раскрываются образ зеркала —  символа паноптикума (XJI. Борхес, Толкиен) и хранителя  памяти (А.А.  Ахматова,  К. Булычев, С.И. Кирсанов); тема демонической силы зеркал (Э. Рампо) и двойничества (В. Набоков). В XX в. расширяется пространство репрезентаций художественного образа зеркала. Если ранее художественный образ зеркала находил воплощение в литературе и изобразительных искусствах (живописи, графике, реже в скульптуре), то в XX в. он раскрывается также и в фотографии, кинематографе и театрально-декорационном искусстве. Особую актуальность обретает образ зеркала в связи с развитием компьютерных технологий и моделированием виртуального пространства. Феномен виртуальности являет эволюцию зрительной иллюзии, а история его формирования неразрывно связана с опытом восприятия и осмысления зеркального отражения. Прообразом виртуального пространства выступает архаическая мифологема зеркала, которая воплощает идею разрушения единства хронотопа: отражение «волшебного зеркала» предстает сакральная реальность, независимым от предзеркальной действительности; оно моделируется по принципу разрушения последовательности пространства (показывает происходящее в другом  месте)  и  времени (возрождает картины прошлого, предрекает будущее); воплощает идею существования множественности миров (пространство Зазеркалья трактуется как самостоятельный мир, существующий параллельно с реальностью, в  нем  действуют иные законы пространства и времени, а зеркальные двойники проживают свою (другую) жизнь). Мифологема Зазеркалья может быть рассмотрена как семиотическая модель и прообраз фотографии, кинематографа, телевиденья и компьютерных технологий виртуального. Все эти феномены оперируют понятиями условное/безусловное, здесь/там, сейчас/тогда, уход от действительности (проникновение в иллюзорное)/обращение к действительности (вторжение в зону коммуникации). Так, фотография предстает в качестве застывшего зеркала, в котором остановилось и зафиксировалось время и пространство. Кинематограф раскрывает идею динамичного отражения, документирующего реальность, и в то же время создающего иллюзорную реальность иного мира. Телевиденье, подобно мифологическому зеркалу-оку, транслирует информацию, объединяет картины разного пространства в одном времени (прямой эфир) или разного времени в одном пространстве (запись); формирует иллюзию ирреального мира (телесериал).

Диалогическая константа культуры Постмодернизма актуализирует в искусстве и науке идею возможных миров и тему диалога с Иным (временем, пространством, культурой, художественным текстом, человеком). В этой связи актуализируется тема двойничества и мотив путешествия в иной мир, входом в который часто оказываются зеркало, картина или экран.  Писатель (художник), а в случае компьютерного гипертекста читатель (зритель), погружаются в пространстве художественных текстов прошлых эпох, определяют свою интерпретацию художественных образов и последовательность событий. Многие художественные тексты, реконструируемые и интерпретируемые авторами, оказываются связанными с зеркальной тематикой (Х.Л. Борхес, К. Карсон). В живописных полотнах XX в. также обнаруживаются аллюзии на темы, сюжеты и произведения прошлых эпох. Так, например,  шедевр  Веласкеса  «Менины»  в  XX в. неоднократно исследуется и интерпретируется  не только  искусствоведами и философами, но также  обретает  новые лики в  репликациях  П.  Пикассо и С. Дали. Аналогичную тенденцию можно проследить и в литературе. Так, например, произведения СП. Боброва «Архимедово лето» и «Волшебный двурог» являются научно-популярными версиями «Алисы в Зазеркалье» и  «Алисы  в стране чудес» Л. Кэрролла, где путешествие в Зазеркалье превращается в сюжетную орнаментацию алгебраических теорий.  Широкий  круг образов  зеркала и двойничества воплощается в экранизациях теле и кинофильмов (Ж. Кокто, А. Тарковский) и театральных постановках (А. Галибин, А.  Пенигин).  Технические средства и художественные возможности экранных искусств позволяют создать яркие образы магического зеркала!, а так же использовать сами зеркала для создания на сцене и экране образов двойников, призраков, сновидений, фантазий, галлюцинаций и воспоминаний героя.

В XX в. возникает интерес к изучению феномена зеркала как в гуманитарных, так и в естественных науках. Зеркало становится предметом исследования физики и оптики, археологии, этнографии, истории декоративно прикладного искусства и  истории  металло   и стеклопроизводства.  Образ зеркала исследуется в искусствоведении и эстетике, а проблемы восприятия отражения  в философии  и психологии.

Художественная культура XX в. являет богатое разнообразие воплощений образов зеркала и множество позиций в интерпретациях идеи отражения. В многочисленных стилях и направлениях Модернизма и Постмодернизма можно проследить обращение к мотиву зеркала и к принципу зеркального отражения. Объем материала столь обширен, что может послужить источниковедческой базой для отдельного исследования.

В Заключении подводятся краткий итог исследования, излагаются основные выводы диссертации, определяются перспективы дальнейших штудий.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

1. Рон М.В. Метаморфозы образа зеркала в изобразительном искусстве// Пунинские чтения — 2000: Материалы Международной научной конференции: доклады и сообщения. Санкт-Петербург, 7-8 апреля 2000 г. — СПБ.: Изд-во
«Бельведер», 2000. — с. 76 — 78.
2. Рон М.В. Мифология зеркала// Интеллект, воображение, интуиция: раз- мышления о горизонтах сознания (мифологический и художественный опыт). Международные чтения по теории, истории и философии культуры. Вып. 11. — СПБ.: Изд-во ФКИЦ «Эйдос», 2001. — С. 72 — 85.
3. Рон М.В. Роль зеркала в ритуале// Ритуальное пространство культуры. Материалы международного форума (26 февраля — 7 марта 2001 г.) — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского общества, 2001. — С. 132-134.
4. Рон М.В. Зеркало как феномен культуры// Культурологические исследования» 01. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2001. — С. 144 — 153.
5. Рон М.В. Автопортрет и мотив зеркального отражения в изобразительном искусстве// Пунинские чтения — 2001: Материалы научной конференции: доклады и сообщения. Санкт-Петербург, 6-7 апреля 2000г. — СПБ.: Изд-во
«Бельведер», 2002. — С. 225 — 229.
6. Рон М.В. «Человек перед зеркалом» — размышления о горизонтах познания// Культурологические исследования» 02. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2002. — С. 215 — 221.
7. Рон М.В. Вещь в пространстве культуры (абрисы проблемы)// Культуро-логические исследования» 03. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. — С. 90-99 .