Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Автореферат на тему «Причины и движушие силы холодной войны в современной отечественной и западной историографии»

Актуальность темы. Исследовательский интерес к проблеме холодной войны за последние 20 лет не угас, а, наоборот, вышел на новый уровень, так как человечество пережило коренные изменения в период генезиса этой конфронтации и в процессе её окончания.

Помощь в написании автореферата

Неустойчивость современного миропорядка заставляет переосмыслить накопленный опыт международных отношений. Возможна ли новая холодная война и как предотвратить подобные конфронтации, чреватые жертвами и диспропорциями в развитии человечества – вопрос остается открытым.

Многие современные историки, к примеру, Дж. Л. Гэддис, Д. Г. Наджафов (Россия), Б. Штовер (Германия), сходятся во мнении, что антагонизм между Россией и Западом существовал задолго до начала холодной войны. В связи с этим важно понять, как далеко продвинулась историческая наука в отыскании  причин холодной войны и постоянно подпитывающих ее противоречий; насколько целостно отражена динамика развития этих сил. Если учесть, что вопрос об истоках холодной войны и сегодня остается предметом наиболее острых историографических дискуссий, то обзор и классификация существующих концепций – это необходимый шаг на пути к выработке обобщающих представлений о данном периоде мировой истории.

Степень изученности проблемы.

Труды историков можно разделить по хронологическому принципу. Западные и российские ученые выделяют два больших этапа развития историографии холодной войны в целом.

Первый этап – 1946 – 1991 гг. Это период непосредственно самой холодной войны. В нём отдельно выделяют советскую историографию, которую принято считать монолитной и не имеющей какого-либо  внутреннего деления или классификации подходов, и западную, в которой отечественные и зарубежные исследователи выделяют три основных направления – «традиционализм» («ортодоксальный» подход), «ревизионизм» и «постревизионизм». Эта классификация основана на том, как тот или иной историк разрешает вопрос о виновности сверхдержав в развязывании холодной войны.

Второй этап – 1991 – 2011 гг. После окончания холодной войны, по мнению многих ученых (А. О. Чубарьян, Н. И. Егорова, О. А. Вестад, Дж. Л. Гэддис и др.), начался процесс по созданию «новой истории холодной войны», который продолжается и сейчас. «Новая история холодной войны» – это современная историография, основанная на источниках, ставших доступными после распада СССР. Н. И. Егорова также указывает, что её отличительными чертами являются междисциплинарность, мультиархивность и интернационализм.

Рассмотрим особенности отечественной и зарубежной историографии холодной войны в указанные промежутки времени.

Советская историография холодной войны сегодня мало фигурирует в ссылках, в связи с тем, что ее эвристическая ценность была поставлена под сомнение после распада Советского Союза и свертывания марксистско-ленинской идеологии. А. О. Чубарьян еще в 1991 г. указал на то, что в советской историографии холодной войны мало специальных исследований.

В отечественной науке также принято считать, что в основном советская историография рассматривала истоки холодной войны как ответ СССР на агрессию империализма. Существовал ряд постулатов относительно движущих сил конфронтации: США стремились не допустить социалистических революций в 1940-х гг.; американская элита пыталась достичь мирового господства; мессианство американской внешнеполитической мысли как основа экспансии США; антикоммунизм как движущая сила американской политики. Но указанные тезисы ничуть не чужды и западной историографии, в том числе современной. При этом дискуссионность указанных положений не отрицает их наличия в период холодной войны.

Таким образом, нельзя отвергать достижения советской историографии. Многие присущие ей идеи были перенесены в современные российские исследования, а также встречаются в западных монографиях и не потеряли своей актуальности.

Затронем еще один вопрос – «о гомогенности советской историографии». Действительно, что касается виновника холодной войны, то однозначно все советские концепции сходились в одном – главный виновник холодной войны – это США. С другой стороны, в советской историографии холодной войны представлены разнообразные логические схемы начала конфронтации: экономическая, политическая и идеологическая экспансия, идеологическая и психологическая война, этап обострения классовой борьбы и т.д. Таким образом, не всегда такие факторы как идеология, антикоммунизм и империализм выстраивались в одну шеренгу.

В развитии западной историографии холодной войны до 1991 г. отечественные ученые определяют несколько направлений. Н. И. Егорова еще в 1960-х гг. обозначила два основных этапа в развитии американской историографии, получивших название «традиционализм» («ортодоксальный» подход) и «ревизионизм» (подход «ново-левых историков»). После окончания холодной войны наиболее полный обзор и обобщение подходов к холодной войне, сложившихся на Западе в период до 1991 г., дал А. М. Филитов. Позднее В. И. Батюк и Д. Г. Евстафьев подтвердили его выводы. Отметим, что выделенные отечественными историками этапы развития западной историографии биполярности совпадают с принятой в настоящее время на Западе периодизацией, основа которой – определение виновных в начале холодной войны.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Итак, в период с 1946  по 1991 г. указанные авторы выделяют три основных подхода: «ортодоксальный» (его сторонники полностью обвиняют СССР в начале холодной войны), «ревизионизм» (указывает на то, что в начале холодной войны виноваты США) и «постревизионизм» (историки этого направления, стремясь к более объективной исторической картине, в некоторых случаях еще имея крен в ту или иную сторону, в своих исследованиях уделяли большее внимание другим проблемам – определение понятия и признаков холодной войны, причины, генезис, периодизация и т.д.).

А. М. Филитов в 1991 г. выделил в «постревизионизме» два больших течения: «традиционное» и «модернистское». В «традиционном» течении в целом встречаются вопросы большей или меньшей виновности той или иной стороны, в то время как модернистское направление наиболее «деидеологизировано».

С распадом СССР изучение истории холодной войны на Западе и в России постепенно вступает в новую фазу. Расширение источниковой базы, связанное с открытием архивов бывшего СССР и стран Восточной Европы, вызвало всплеск интереса к холодной войне. Началось  накопление новых исследований по истории конфронтации между сверхдержавами. А. О. Чубарьян указывает, что в 1990-е у историков была «аллергия к вопросам теории, методологии и  историографии холодной войны». Однако сегодня многие ученые «обратились к анализу самого феномена истории холодной войны». Поэтому на передний план выходят теоретико-методологические вопросы происхождения и развития биполярности.

Изучение современной отечественной историографии в России. Подведение первых итогов развития постсоветской историографии холодной войны после началось на рубеже XX-XXI вв. В. М. Зубок и В. О. Печатнов показали, что распад СССР привел к тому, что российским ученым пришлось начинать изучение холодной войны «практически с нуля», отказавшись от идеологизированных догм предшествующего периода. Это обусловило серьезный поворот в сторону критики политики Советского Союза в российской историографии 1990-х, однако затем наметился переход к более неоднозначным концепциям и возникновению определенных трудностей в уяснении советских внешнеполитических целей и их связи с идеологией.

И. В. Быстрова указала, что в России достаточно хорошо изучено влияние внешнеполитических событий на советское общество и отдельные его сферы (политика и власть – Ю. Н. Жуков, Р. Г. Пихойя; ВПК – И. В. Быстрова, А. Б. Безбородов; менталитет – А. В. Фатеев; милитаризация – Ф. В. Зима; ГУЛАГ – Г. М. Иванова). Быстрова выделила два ведущих российских подхода к генезису холодной войны. Сторонником первого является Д. Г. Наджафов (противоречия между двумя социально-политическими системами, зародившиеся еще в 1917 г.). Сторонником второго является В. О. Печатнов (комплекс внешне- и внутриполитических противоречий и факторов).

Изучение западной историографии в России. Российские историографы  также продолжили изучение западных взглядов на причины и движущие силы холодной войны. Н. И. Егорова, проанализировав работы ведущих западных историков, указала, на рост интереса зарубежных историков к идеологическим истокам конфронтации (О. А. Вестад, М. П. Леффлер). Другой особенностью части западных исследований по-прежнему является гипертрофия роли Сталина и его окружения в начале холодной войны (В. М. Зубок).

В. Л. Мальков отметил, что в последних своих работах, один из ведущих западных историков Дж. Л. Гэддис, который ранее рассматривал СССР в качестве инициатора конфронтации, в настоящее время выдвинул постулат о невозможности полного возложения вины на одну сторону и обеления другой.

Важно отметить, что российские исследователи историографии холодной войны на современном этапе не выдвинули какой-либо классификации авторов, как это сделал  А. М. Филитов в 1991 г.

Изучение зарубежной историографии на Западе. На Западе существует ряд классификаций подходов к генезису холодной войны. Автором одной из них является О. А. Вестад (Великобритания). По региональному признаку он выделяет европейскую, североамериканскую, российскую и восточноазиатскую школы. Также Вестад указывает, что холодной войной занимаются две большие группы ученых – историки, которые в свою очередь делятся на «ревизионистов» и «постревизионистов», и специалисты по международным отношениям, среди которых он выделяет «реалистов» (изучают власть и ее возможности) и «конструктивистов» (исследуют как действия государств, так и социальную и культурную составляющие холодной войны).

М. Дж. Хоган (США), рассматривая американскую историографию холодной войны, выделяет в ней два основных «полюса»: «редукционизм» Дж. Л. Гэддиса (холодная война рассматривается упрощенно, через призму добро – зло) и «постмодернизм» М. П. Леффлера (смещение внимания от условий причинности к условиям культуры и дискурса).

Р. Саулл (Великобритания) выявляет три основных методологических подхода: «реалистичный» (холодная война – как результат столкновения национальных интересов), «плюралистический» (идейный; указывает на зависимость развития холодной войны от динамики внутренних политических изменений) и «материалистический» (марксистский; холодная война – как классовый конфликт).

П. Гроссер (Франция) анализирует три основных взгляда на природу холодной войны: первый  рассматривает конфронтацию как «противостояние двух философий истории, порожденных идеологиями, обещающими светлое будущее»; второй фокусируется на государствах, геополитике и системах межгосударственных отношений; третий концентрируется на природе внутренней политики.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

В данной работе представляется возможным классифицировать подходы в соответствии с тем, как тот или иной историк определяет главную причину холодной войны, одновременно используя региональный принцип, для того, чтобы установить внутреннюю взаимосвязь между местом работы историка, научно-исследовательской инфраструктурой и  трактовкой истоков холодной войны учеными из регионов, определенных территориальными рамками.

Цель работы – выявить основные направления эволюции отечественной и западной историографии холодной войны  в период с 1991 г. по 2010 г., отражающие причины и движущие силы  конфронтации.

Достичь поставленной цели предполагается, решив следующие задачи:

  1. Раскрыть влияние исследовательских структур в России и на Западе на предмет и результаты исторических исследований по проблеме происхождения холодной войны.
  2. Классифицировать основные современные отечественные и западные подходы к причинам и движущим силам холодной войны.
  3. Провести сравнительный анализ тенденций развития историографии холодной войны в России и на Западе.
  4. Описать основные новаторские тенденции, характерные для современного этапа изучения причин и движущих сил холодной войны.

 Объектом диссертационного исследования является процесс изучения межгосударственных отношений в рассматриваемый период.

Предметом данного исследования являются работы современных историков холодной войны, как источник для изучения их представлений о причинах и движущих силах конфронтации, действовавших на стадии ее возникновения.

Территориальные рамки данного исследования уместно ограничить Россией, США и Западной Европой, так как без западноевропейской историографии картина будет неполной, но написание работы, по мировой историографии холодной войны, включая Восточную Европу, Латинскую Америку и азиатские страны, под силу только группе исследователей.

При анализе западноевропейского историописания холодной войны отдельно рассматривается историография Великобритании, что определяется ее региональными особенностями и общим количеством британских исследований по генезису холодной войны, сопоставимым по объемам с континентальной Западной Европой.

Хронологические рамки диссертационного исследования представляется возможным установить от 1991 г. и по сей день. С распадом СССР, по мнению большинства российских и западных историков, холодная война завершилась. Появилась возможность изучать холодную войну как целостное явление, завершенное во времени. Как было указано выше, расширение доступа к источникам по холодной войне привело к возникновению «новой истории холодной войны». Появление данного историографического феномена также происходит в начале 1990-х гг.

Вопрос истоков, движущих сил и причин холодной войны тесно связан с датировкой её начала. Разные исследователи предлагают различные датировки – оценки разнятся от  1917 г., 1941 г., 1946 г. и  до 1948 г. Н. И. Егорова показывает, что в ряде случаев на Западе все более распространяется датировка 1947 – 48 гг., а не 1944 – 45 гг., и не 1917 г., что естественно определяет контекст начала конфронтации.

Однако в данной работе используются хронологические границы холодной войны, задаваемые самими авторами.

Методология и методы исследования. Методология, использованная в данном исследовании, основывается на принципах историзма и герменевтики.

Принцип историзма предполагает исследование любого объекта в его динамике, рассматривая возникновение и развитие того или иного феномена. История исторической науки предполагает выявление определенных школ, направлений, подходов, а так же изучает эволюцию различных концепций и причины этой эволюции, что требует применения принципа историзма при анализе зарождения и развития историографии холодной войны, выявлении ее сущностных характеристик.

Герменевтика, как учение о принципах интерпретации текстов, предполагает также внутреннюю связь каждого конкретного исследования с «данным типом культуры». Этим обусловлено рассмотрение исследовательской инфраструктуры при анализе историографии вышеперечисленных стран.

При анализе разнородных историографических источников использовались различные методы по отдельности и в сочетании. Дискурс-анализ (анализ единиц смысла), сравнительно-исторический, проблемно-хронологический, историко-генетический методы, а также контент-анализ текстов исследований. Использование контент-анализа заключалось в сопоставлении инвариантных по содержанию работ и переходе от многообразия текстовых материалов к построению абстрактных моделей, отражающих взгляды автора на рассматриваемую проблематику.

Источниковая база. Специфика данной работы определяется особенностями современных историографических исследований как таковых. Выявление актуальных концепций происхождения холодной войны тесно связанно с изучением влияний, оказываемых на развитие историографии исследовательскими центрами, дискуссиями и критическими оценками коллег. С этой точки зрения можно согласиться с выводом А. И. Зевелева о том, что историографическими источниками «являются те исторические источники, которые …несут информацию о процессах, протекающих в исторической науке и … условиях ее функционирования». Учитывая, что круг таких источников может быть достаточно широк, основное внимание в данной работе сосредоточено на источниках, находящихся сегодня в научном обороте России и Запада. В первую очередь, это индивидуальные и коллективные монографии историков (историографические источники).

Следующим источником, используемым для реконструкции историографической ситуации в указанных географических и временных рамках, а также для выявления дискуссионных вопросов, являются статьи в западных и отечественных периодических изданиях: «Американский ежегодник», «США – экономика, политика идеология», «История холодной войны», «Журнал по изучению холодной войны» и других.

Для выявления структуры научных центров в России и на Западе, а также для рассмотрения всего круга проблем, изучаемых в них помимо вопросов истоков холодной войны, использовались сайты данных центров и институтов.

Привлекались также исторические источники, без которых невозможно анализировать генезис холодной войны – это «Длинная телеграмма Кеннана», речь Черчилля в Фултоне, советское «Длинное послание» Н. Новикова и др.

Многие из западных и советских источников, доступ к которым дал импульс созданию «новой истории холодной войны» представлены в зарубежных сборниках документов и бюллетенях исследовательских центров, доступных в электронной библиотеке «Гугл книги».

Нельзя не отметить воспоминания политиков и дипломатов холодной войны. Отдельно стоит выделить большой массив собственных интервью, переписку и воспоминания, изданные Дж. Ф. Кеннаном.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Заслуживают внимания также политологические и исторические труды самих участников холодной войны, например, Г. Киссинджера, З. Бжезинского.

Научная новизна работы состоит в комплексности исследования, заключающейся в анализе исторических концепций в контексте научной инфраструктуры (проработка системы исследовательских центров в России, США и Европе); новизне материала (впервые проанализирована «Кембриджская история холодной войны» и ряд других исследований); сравнительном анализе и выявлении новаторских концепций в отечественной и западной историографии.

Также в диссертации сделана попытка классифицировать подходы к возникновению конфронтации между сверхдержавами сложившиеся в рамках «новой истории холодной войны». Единые критерии (ведущий фактор в генезисе биполярности) применены к российской и западной историографии, но при этом подчеркивается аутентичность многих подходов, обусловленная региональными особенностями историографии разных стран.

Практическая значимость исследования состоит в применении ряда идей диссертации при подготовке спецкурса по теме «Происхождение холодной войны», а также возможности использования материалов диссертации при подготовке лекционного и семинарского курса по истории биполярности.

Результаты исследования могут быть использованы при разработке других вопросов и тем холодной войны (кризисов, проблемы окончания конфронтации и др.)

Апробация исследования. Диссертация была обсуждена на кафедре Всеобщей истории, историографии, и источниковедения Новосибирского Государственного Педагогического Университета. Основные выводы и положения диссертации были представлены в виде докладов на конференциях всероссийского и регионального уровней, проходивших в Новосибирске в 2010 и 2011 гг. («Восток – Запад. Проблемы взаимодействия. Исторический и культурологический аспекты», «Образы России, ее регионов в историческом и образовательном пространстве», «Интеграция исторического и образовательного пространства»), и были опубликованы в 4 статьях.

Основное содержание работы

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованных историографических источников (литературы) и списка исторических источников. Справочная информация размещена в двух приложениях: списке интернет-ресурсов по холодной войне и именном указателе.

Во введении обоснована актуальность темы, степень ее изученности, определены цели и задачи, методологические основы диссертации, территориальные и хронологические рамки, проанализирована историография проблемы и охарактеризована источниковая база исследования.

В первой главе «Причины и движущие силы холодной войны в современной отечественной историографии», состоящей из пяти параграфов, рассматривается эволюция подходов современных российских историков к происхождению холодной войны.

В параграфе «Структура российских научно-исследовательских центров по изучению холодной войны» анализируется структура российских научных и исследовательских центров, изучающих холодную войну. Делается вывод о том, что научные центры, специализирующиеся на изучении холодной войны в России, продуцируют определенные традиции, которые оказывают существенное влияние на выбор предмета исследования и научные выводы в целом. Так ученые Института российской истории РАН уделяют существенное внимание критике сталинизма в генезисе холодной войны и пересмотру советских подходов к истокам конфронтации (российский «ревизионизм»). Исследователи Института США и Канады РАН, наоборот, актуализируют критику политики США в период зарождения биполярности (российский «антиревизионизм»). Историки Института всеобщей истории РАН и МГИМО больше внимания уделяют комплексному изучению дипломатических и политических аспектов происхождения холодной войны («дипломатический» подход). На базе Института всеобщей истории РАН и вне его развивается также «культурологический» подход к изучению противоборства между сверхдержавами.

В последующих четырех параграфах рассматриваются эти четыре направления в российской историографии холодной войны. В параграфе «Российский “ревизионизм”» проанализированы работы В. С. Лельчука, Е. И. Пивовара, Л. Н. Нежинского, Д. Г. Наджафова, Б. В. Петелина. Сделаны выводы о том, что российский «ревизионизм» – это течение, изучающее причины и движущие силы конфронтации между сверхдержавами в рамках концепции пересмотра советской историографии холодной войны. Выявляется общая для данных историков точка зрения о том, что в возникновении конфронтации в большей мере виноват Сталин и его окружение.

Делается вывод, что в данном подходе можно увидеть преемственность советского опыта исторической критики империализма, но развернутого против истории СССР. Внимание к идеологическим аспектам и анализ мировоззрения ведущих советских лидеров свидетельствует о сохранении многих элементов методологии предшествующего периода. Здесь же содержатся предпосылки и базис для возникновения нового подхода, появившегося уже в 2000-е гг., суть которого сводится к исследованию ментальности отдельных политиков и феномена массового сознания, как элементов диалога между Востоком и Западом. Те же процессы, только в русле критики США, прослеживаются в другом подходе – российском «антиревизионизме».

В параграфе «Российский “антиревизионизм”» проанализированы работы В. И. Батюка, Д. Г. Евстафьева, А. И. Уткина, С. Ю. Шенина. Сделаны выводы о том, что российский «антиревизионизм» – это течение, рассматривающее в качестве главной причины холодной войны политику и действия американской политической элиты. Также в этом параграфе устанавливается взаимосвязь указанного подхода с советской историографией. По сути, российский «антиревизионизм» вытекает из советской традиции критики империалистической внешней политики США. Делается промежуточное умозаключение о том, что спор о виновности той или иной супердержавы в возникновении холодной войны до сих пор актуален для российской историографии, несмотря на все попытки взглянуть на холодную войну «со стороны». Однако и сторонники концепций виновности СССР либо США, и ученые, придерживающиеся более взвешенных взглядов, в целом, стремятся продуцировать на основе накопленного материала инновационные подходы, которые затрагивают культурные и ментальные аспекты происхождения холодной войны.

В параграфе «”Дипломатический” подход» рассмотрены работы М. М. Наринского и В. О. Печатнова, согласно которым объективные и субъективные противоречия между СССР и США нашли свое отражение в дипломатическом процессе и послужили основными причинами и движущими силами конфронтации между сверхдержавами. Подчеркивается, что сбалансированность позиций данных авторов и детальный анализ новых документов из Архива внешней политики РФ, Архива Президента РФ – делают этот подход одним из ведущих в современной российской историографии. Фокус на дипломатии не исключает комплексности данных исследований. Экономические, геополитические и иные факторы здесь рассматриваются в контексте их интерпретации лидерами сверхдержав.

В отличие от российского «ревизионизма» и «антиревизионизма», в «дипломатическом» подходе указание на инициативу Сталина либо Трумэна в генезисе холодной войны не переходит в обсуждение вопроса об их вине. Также в рамках указанного подхода не наблюдается концептуальных попыток пересмотра исторического опыта с той или иной идеологической позиции.

В параграфе «”Культурологический” подход» отмечено, что анализа культурного контекста генезиса холодной войны содержатся в работах всех вышеуказанных авторов, однако наиболее полно такой подход проявляет себя в концепции В. Л. Малькова и частично А. И. Уткина. Показано, что здесь в качестве главных причин холодной войны рассматриваются установки коллективного сознания, а также процессы, происходящие в ментальности народов и политических лидеров.

Данный подход изучает холодную войну в контексте перелома в человеческом сознании, произошедшего в середине XX в. Экзистенциальный вакуум, порожденный возможной безысходностью хода истории, включается в ряд факторов, предопределивших происхождение холодной войны. Делается вывод о том, что такие взгляды на истоки биполярности возникают в конце первого десятилетия XXI в. в рамках историографического диалога между российскими и западными учеными.

Отмечается, что появление «культурологической» истории холодной войны предопределено недостатком объяснительного потенциала у предыдущих трех концепций, а также является результатом междисциплинарного историко-культурологическо-психологического исследования. Проводится сравнение между данным взглядом и советской историографией, где уже существовали попытки дискурс-анализа наиболее конфликтных идей и пропагандистских установок холодной войны.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В конце главы выявляются следующие тенденции развития отечественной историографии, характерные для последних 20 лет: неоднозначность исторических оценок генезиса холодной войны (пересмотр советской историографии) и междисциплинарные изыскания привели к возникновению новаторских подходов к истокам холодной войны – дискурс-анализ культурных и ментальных факторов холодной войны; в ходе развития российской историографии холодной войны само понятие холодная война постепенно трансформировалось. Произошел переход от анализа военно-политической конфронтации к изучению культурного надлома и экзистенциального значения понятия холодная война, как результата конфронтационного мышления (конфронтация как результат ментальной несовместимости и взаимного неприятия).

Во второй главе «Причины и движущие силы холодной войны в современной западной историографии», состоящей из трех подглав, рассматриваются основные направления развития современного западного историописания холодной войны. В подглавах последовательно анализируются тенденции развития современной историографии генезиса холодной войны в США, Великобритании и континентальной Западной Европе. Непосредственно перед началом анализа в отдельных параграфах раскрывается структура исследовательских центров, изучающих холодную войну в каждой из указанных стран (регионов).

В параграфе «Структура научно-исследовательских центров по изучению холодной войны в США» рассматривается четыре таких специализированных центра по («Центр Гарвардского университета», «Центр университета Калифорнии Санта Барбары», «Центр университета им. Джорджа Вашингтона», центр Нью-Йоркского университета «Проект холодная война, как глобальный конфликт») и один центр широкого международного профиля («Вильсон-центр»). Делается вывод, что ведущие американские центры, изучающие холодную войну, занимаются в основном прикладными проблемами. При исследовании истоков биполярности, историки обращаются в данные центры для пополнения источниковой базы и организации дискуссий.

В ходе анализа историографии Соединенных Штатов выявлены следующие основные подходы к зарождению конфронтации между СССР и США: «идеологический» подход, «личностно-ориентированный» подход и альтернативные подходы («экономический», политологическая трактовка, современный «ревизионизм»).

В параграфе «Американский “постревизионизм”. От критики сталинизма к “идеологическому” подходу» анализируется смещение взглядов Дж. Л. Гэддиса от комплексного «постревизионисткого» концепта к рассмотрению в качестве основы холодной войны конфликта между пониманиями свободы в США и СССР, и, следовательно, конфликта между путями развития человечества.

В эволюции концепции Гэддиса выделены три этапа. 1) Начало 1970-х – середина 1990-х. Здесь четко прослеживается многофакторный подход и крен в сторону виновности СССР в начале холодной войны, справедливо отмеченный в отечественной историографии. 2) Середина 1990-х – начало 2000-х. Переход к рассмотрению эволюции идеологий как информационных систем, существование которых было предопределено конкретными историческими условиями, а функционирование обусловлено их структурой и субъективным поведением лидеров. К объяснению настроений американской элиты и роли Сталина в развязывании холодной войны привлекается сравнительный анализ развития двух стран (СССР и  США) и их ментальности. 3) Начало 2000-х – конец 2000-х. Взяв за основу методологию синергетики и систематизировав свои философско-исторические взгляды в отдельной монографии, историк перешел к изучению биполярности с позиций того или иного понимания свободы и безопасности. Отмечается, что холодная война по Гэддису это не столько геополитическое противостояние атомных супердержав, сколько соревнование в ответе на вопрос: «Как лучше организовать человеческое общество?». Это, по нашему мнению, является важнейшим аспектом концепции Дж. Л. Гэддиса в отношении происхождения холодной войны, и позволяет говорить о его системе взглядов как об «идеологическом» подходе (холодная война – как результат конфликта путей развития двух обществ, одно из которых основано на свободе, другое на справедливости).

В параграфе «личностно-ориентированный» подход рассматриваются современные взгляды Г. Киссинджера, М. П. Леффлера, В. Л. Зубока, В. Д. Мискэмбелла на истоки холодной войны. Отмечается, что ранее Г. Киссинджер и М. П. Леффлер относились историографами к «политическому реализму». В настоящее время мотивация политиков, отношение к действительности и идеологические установки лидеров обеих держав стали одним из главных предметов изучения указанных авторов. Это позволяет сделать вывод о смещении их точки зрения на истоки холодной войны в область «личностно-ориентированного» подхода (холодная война – как результат деятельности и мышления политических лидеров).

Делается вывод, что концепции этих историков выявляют различные виды связи между реальностью и сознанием политиков. Киссинджер указывает на столкновение самих подходов к ведению переговоров и международной политике. У Леффлера идеология приобрела решающее значение, Зубок отталкивается от экспансионистского дискурса, содержащегося в коммунистической идее, и от аффективности Сталина, а Мискембелл выделяет приоритет национальных интересов в сознании лидеров, хотя и указывает на некоторые аффективные составляющие сознания Трумэна.

Подчеркивается, что данное направление является также одним из ведущих в американской историографии и имеет множество точек пересечения с «идеологическим» подходом к истокам холодной войны. При этом очевидно смещение фокуса от комплексных концепций к взглядам, в которых в качестве доминирующей движущей силы генезиса холодной войны выступает специфика исторической личности. Таким образом, американская историография, так же как и российская, идет по пути увеличения исследовательского интереса к ментальным основам конфронтации между СССР и США.

В параграфе «”Экономический” подход, “политологический” подход и современный американский “ревизионизм” (критика политики США)» рассматриваются взгляды Д. С. Пэинтера, изучающего экономические предпосылки холодной войны (столкновение экономических интересов сверхдержав), подход В. К. Вохлфорва,  считающего, что холодная война – это результат борьбы политических элит за власть и концепция В. ЛаФебера, рассматривающего в качестве основных причин холодной войны корыстные интересы американской политической и экономической элиты.

В конце подглавы делается вывод о том, что в историографии США, посвященной началу холодной войны, все большее распространение получают междисциплинарные подходы, находящиеся на стыке истории, психологии, экономики и политологии. При этом особое внимание уделяется роли личности и идеологии в генезисе биполярности, а также широко применяется  метод сравнительно-исторического анализа.

В параграфе «Структура британских научно-исследовательских центров по изучению холодной войны» рассматривается «Международная программа по изучению холодной войны Лондонской школы экономической и политической науки». Фундаментальный сборник «Кембриджская история холодной войны», вышедший в 2010 г. под редакцией О. А. Вестада и М. П. Леффлера, является весомым результатом деятельности этой программы и в целом опирается на «идеологический» подход. Так же в современной историографии Великобритании выделяются  «социологический» и «международный» подходы.

В параграфе «”Идеологический” подход в Великобритании и “Кембриджская история холодной войны” как международный проект» рассматривается эволюция взглядов О. А. Вестада: от интерпретаций внешней политики СССР и практики распространения коммунизма, как основной предпосылки начала холодной войны к рассмотрению идеологий США и СССР в качестве главных движущих сил и причин происхождения конфронтации между сверхдержавами.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Здесь же анализируются взгляды на истоки холодной войны, представленные в трехтомнике «Кембриджская история холодной войны». Рассматривается основная посылка редакторов трехтомника и авторов некоторых глав, например, Д. Ц. Энегермана, сделанная в русле «идеологического» подхода, а затем анализируется отход от данной трактовки у других участников данного проекта, например, В. О. Печатного (экономические и политические аспекты происхождения холодной войны в контексте дипломатических отношений между «бывшими союзниками»).

Делается вывод, что «Кембриджская история холодной войны» отражает современное состояние дискуссии по вопросам происхождения биполярности. Она демонстрирует постепенный выход на первый план в Великобритании и вообще на Западе «идеологического» подхода к генезису данной конфронтации и отражает процесс сближения и точек зрения различных ученых и школ.

В параграфе «социологический» подход рассматриваются взгляды Р. Саулла, выдвигающего альтернативную «идеологическому» подходу точку зрения на истоки холодной войны. Данный концепт уделяет внимание преобразовательному потенциалу социальных систем сверхдержав, фокусируясь на общественных аспектах истоков холодной войны. Подчеркивается, что в рамках данного подхода холодная война явилась результатом столкновения практик социального конструирования. Делается умозаключение о том, что указанный подход рассматривает генезис холодной войны с социологических позиций и потому уникален для зарубежной историографии биполярности.

В параграфе «”Международные” подходы. Проблема “взаимного восприятия” и “дисбаланса сил” в британской историографии» анализируются взгляды П. Кальвокоресси и Р. Крокатта. Делается вывод, что концепция «баланса и дисбаланса сил» как основной причины начала противоборства представляет собой синтез теорий международных отношений с историческим исследованием. Холодная война здесь рассматривается как результат эволюции системы международных отношений, движущей силой которой явилась асимметрия в мощи и влиянии двух полюсов миропорядка, возникших после Второй мировой войны. Характерной особенностью концепции «баланса сил» в Великобритании является противопоставление Востока и Запада, начавшееся задолго до холодной войны. Причем с точки зрения британцев это непросто некая политическая борьба (как, например, среди европейских стран за колониальный раздел мира), а устойчивая закономерность существования всей международной системы отношений, имеющая глобальное значение.

В конце подглавы отмечается, что важной особенностью работы британских историков является более умеренное отношение к Сталину и сталинизму, чем, например, в России и США, точнее, практически полное отсутствие ортодоксальных суждений по поводу истоков и движущих сил холодной войны.

В параграфе «Европейская структура научно-исследовательских центров по изучению холодной войны» указывается, что в континентальной Западной Европе наиболее значимыми являются следующие центры по изучению противостояния между СССР и США:  в Скандинавии «Норвежский нобелевский институт» и «Институт исследования мира в Осло» (Г. Лундестад), в Германии Университет Мангейма» и «Исследовательский институт военной истории» в Потсдаме (анализируется тематика смежная с проблемой происхождения холодной войны), в Швейцарии «Проект параллельной истории» (В. Мастны), во Франции «Центр оборонных исследований Франции» (Ж-К. Ромер), в Италии «Макиавелли центр» (Э. Ди Нольфо). Указанные ученые разрабатывают проблематику происхождения холодной в данных центрах (кроме Германии) и являются их основателями либо руководителями.

В современной историографии континентальной Западной Европы выделены такие подходы, как скандинавский «политический реализм», «идеологический» подход, «критика сталинизма», «холодная война как проблема диалога Восток-Запад».

В параграфе «Скандинавский вариант “политического реализма”» рассматривается концепция Г. Лундестада, в которой отмечается, что холодная война – это результат столкновения национальных интересов сверхдержав, но динамика ее возникновения определялась и третьими силами. Делается вывод, что позиция Лундестада представляет собой особый скандинавский взгляд на холодную войну, как на процесс столкновения национальных интересов на международном уровне, обусловленный внутриполитической борьбой элитарных групп за реализацию своих клановых интересов. Главные принципы его работы – нейтралитет в оценке движущих сил холодной войны и пристальное внимание к национальным интересам, предопределены скандинавской исследовательской традицией, дискурсом нейтральности и применением теории «политического реализма» при рассмотрении истоков холодной войны.

В параграфе  «”Идеологический” подход в континентальной Западной Европе» анализируются взгляды немецких ученых В. Лота и Б. Штовера. Сделан вывод о том, что «идеологический» подход является одним из ведущих в континентальной Европе и в Германии в частности. Отличительной чертой его европейской интерпретации является видение истоков холодной войны в принципиально разных решениях, выработанных в ответ на главные вопросы конца XIX в., cпродуцированные индустриализацией. Также выявлены следующие особенности немецкого «идеологического» подхода:  большее внимание к региональным аспектам конфронтации; применение другой датировки ведет к иной расстановке движущих сил и причин холодной войны; анализ не только концепции «сдерживания», но и стратегии «глобальной классовой войны»; отсутствие в германском «идеологическом» подходе каких-либо концепций преимущественной вины СССР или США.

В параграфе «Критика сталинизма в европейской историографии. Проблемы диалога Восток-Запад» анализируются взгляды В. Мастны, Э. Ди Нольфо, Ж.-К. Ромера. Раскрыты основные доводы европейских ученых о роли Сталина в генезисе холодной войны, проведено сравнение с российским «ревизионизмом». Указано,  что критика Сталина, как инициатора конфронтации, развивается по двум направлениям: 1) чувство небезопасности как основной мотив Сталина и причина холодной войны (В. Мастны, Швейцария), 2) нежелание строить справедливый миропорядок и отход от истинных ценностей социализма (Э. Ди Нольфо, Италия). Сделан вывод о том, что европейские ученые постепенно переходят к изучению ноосферных процессов в генезисе холодной войны, главным из которых, по мнению Ж.-К. Ромера (Франция), является кризис коммуникации между Востоком и Западом из-за языковых (понятийных) и культурологических (ментальных) проблем во взаимопонимании между народами в целом и между лидерами держав в частности.

В конце подглавы делается вывод о том, что особенности развития историографии континентальной Европы состоят в отличных от США и России оценках деятельности и мотивов Сталина. Заметно стремление объективизировать его политику, либо дать оценку с социальных и гуманитарных позиций. Для немецкой и скандинавской историографии характерен нейтралитет в оценке причин холодной войны и отсутствие концепций преимущественной вины той или иной сверхдержавы.

Отмечено, что культурный и ментальный аспекты противостояния, анализ идей, предопределивших зарождение и ход конфронтации, изучаются все большим числом ученых, что соответствует общим тенденциям развития историографии холодной войны.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

В заключении подводятся итоги работы, сделаны основные выводы. Относительно исследовательских инфраструктур России, США, Великобритании и континентальной Западной Европы делается следующее умозаключение: в России научные центры традиционно складываются из ученых сообществ, принадлежащих к тому или иному крупному институту, что проявляется в выборе предмета исследования и особенностях его критики; в США исследовательские центры представляют собой «хабы», содержащие источники и коммутирующие ученое сообщество, при относительной независимости отдельных исследователей; в Великобритании ведущий исследовательский центр больше нацелен на международные проекты, координацию исследований и привлечение всех возможных, в том числе и зарубежных исследовательских ресурсов к изучению холодной войны; в континентальной Западной Европе многие исследовательские организации и центры имеют прикладное значение, и это, по-видимому, обусловлено их тесной связью с государственными институтами. Европейские ученые больше внимания уделяют отдельным проблемам, таким как кризисы, блоковое противостояние, роль той или иной страны в холодной войне и т. д. При этом истоки холодной войны, как правило, изучают ведущие специалисты, руководители исследовательских групп.

В историографии всех указанных регионов (стран) наиболее обсуждаемой проблемой пока остается вопрос о соотношении объективных и субъективных факторов в генезисе холодной войны. На Западе его разрешение на сегодняшний день движется в сторону субъективных предпосылок к истокам  холодной войны. В России идет борьба этих двух тенденций и обе точки зрения представлены равнозначно.

При этом неправомерно противопоставлять западную и российскую историографии, так как в них можно проследить общие тенденции к инновациям. Во-первых, это вызревание новых подходов, основанных на методологии самоорганизации и синергетики. Во-вторых, это дискурс-анализ движущих сил, связанный с попыткой погружения в историческую среду, начиная с анализа самой личности до анализа жизни идей в сознании лидеров и народа.

Отечественные и западные историки не избавились от политической пристрастности в оценках холодной войны. В этом есть и положительный момент – пристрастность заставляет историков продолжать научные изыскания. Важнейшим аспектом здесь является процесс по формированию в ходе развития «новой истории холодной войны» нового понимания холодной войны, как ноосферного явления, сформировавшегося в ходе столкновения социокультурных и политических дискурсов, как комплексов идей и убеждений, действующих и взаимообусловленных сознанием политических лидеров и народа через их взаимодействие с объективной действительностью.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях и журналах, рекомендованных ВАК:
1. Давыдов, М. Е. Эволюция взглядов Дж. Л. Гэддиса на причины холодной войны / М. Е. Давыдов // Вестник Томского государственного университета. – № 343. – Февраль. – 2011. – С. 90 – 94.
Статьи и тезисы:
2. Давыдов, М. Е. Образ СССР в современной западной историографии холодной войны / М. Е. Давыдов // Образы России, ее регионов в историческом и образовательном пространстве / под ред. В. А. Зверева. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2010. – С. 131 – 133.
3. Давыдов, М. Е. Дискуссия о сущности и причинах холодной войны в современной российской и западной историографии / М. Е. Давыдов // Восток-Запад проблемы взаимодействия. Исторический и культурологический аспекты /отв. ред. К. Б. Умбрашко. – Новосибирск: Изд. НГПУ, 2010. – С. 77 – 87.
4. Давыдов, М. Е. Кризис западной методологии в изучении холодной войны и социологический подход / М. Е. Давыдов // Аспирантский сборник НГПУ / под ред. Б. О. Майера – Новосибирск: изд. НГПУ, 2010. С. 65 – 74.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1199

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Реклама

Рекомендуем