Научная актуальность определяется и степенью изученности революционного народничества. До сих пор идут споры по принципиально важным вопросам: истоки этого течения общественной мысли; характер ранних народнических кружков; побудительные мотивы обращения к политической борьбе с самодержавием; соотношение агитационно-пропагандистских и террористических методов борьбы в практике народовольцев, этические и нравственные принципы революционного подполья. Вопросы эти особенно остро встали перед исследователями в последние 5-7 лет в связи с тем, что в перестроечной публицистике (а порой и научной литературе) вся ответственность за потрясения России в советский период возлагается на радикальную интеллигенцию, начиная с Н.Г. Чернышевского (а то и декабристов) обязательно через С.Г. Нечаева и до В.И. Ленина-И.В. Сталина. А ведь российское народничество в своей основе имело огромный созидательный потенциал общедемократического характера. Одна из самых актуальных ценностей этого общественного течения, зачастую игнорируемая последующими поколениями революционеров и демократов — это его нравственная, этическая теория, образец применения которой на практике явила своей жизнью В.Н. Фигнер.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Историография темы

Ни в отечественной, ни в зарубежной исторической литературе специального исследования об участии В.Н. Фигнер в русском освободительном движении 1873-1884 гг. нет. Предпринимались отдельные попытки обозреть биографию Веры Николаевны. Первым таким опытом можно считать автобиографические показания самой революционерки, написанные в 1883 г. в Петропавловской крепости1.

В 1885 г. в «Вестнике «Народной воли» была опубликована статья Л.А. Тихомирова по поводу процесса «14-ти». Естественно, что в центре внимания автора была Вера Фигнер, главный ответчик на суде и товарищ по Исполнительному комитету. Отметим эту статью, как историографический факт, накануне более чем 20-летнего молчания о В.Н. Фигнер нелегальной литературы, не говоря уже о легальной.

Только в 1306 г. другой товарищ Веры Николаевны — Е.А. Морозов опубликовал в «Первом женском календаре на 1907 г. Д.Н. Ариан» небольшой очерк о Фигнер, вкратце изложив основные вехи ее биографии.

В 1907 г. вышли одновременно два очерка о В.Н.: один по содержанию больше относящийся к воспоминаниям о Шлиссельбурге2, другой — представлял «попытку биографии»3. Эта попытка талантливого беллетриста, очень интересная в историографическом плане, еще более значима, как опыт психологического портрета Фигнер. Елпатъевский первым подчеркнул «огромный общественный интерес ее биографии».

Шестой по счету биографический очерк о В.Н. появился только в 1917 г. и был чисто фактологическим4.

В 1922 г. Вере Николаевне Фигнер исполнилось 70 лет. В связи с юбилеем сотрудники Музея революции подготовили небольшую брошюру (на 16 стр.), пометив в ней хронику важнейших событий из жизни В.Н.5 В журнале «Голос минувшего» вышла статья Б. Д. Федорова6.

Венчает этот ряд «попыток биографии» начала XX в. еще одна автобиография, объемная, многоплановая, написанная В.Н. Фигнер в 1326 г. для Энциклопедического словаря Русского института Гранат7. В ней наибольший интерес представляют оценки Февральской и Октябрьской революций, повествования о деятельности в советской России. Существенных дополнении о народническом этапе жизни В.Н. здесь нет.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

После этой публикации наступает еще один, более чем 20-летний период отсутствия работ о В.Н. Фигнер. И если первое запрещение связано с самодержавно-бюрократическим аппаратом, то второе —  с административно-командной советской системой. Проницательно заметил писатель Ю.В. Давыдов: «Возьмут власть, и тотчас, как в придачу «возьмут” и отечество…, правда, с эпитетом «социалистическое»8. От себя добавлю, что к власти непременно прилагают и старые способы подавления несогласных (будь то господа, граждане или товарищи).

Постепенное свертывание исследований о народничестве 70-80-х гг. XIX в. отмечается уже с начала 1930-х годов. В начале 1935 г. И.В. Сталин дал политическое обоснование изъятию из отечественной истории народнической проблематики, сказав, что, «если мы на народовольцах будем воспитывать наших ладей, то воспитаем террористов»9. Рамки дозволенного в исследованиях по освободительному движению народнического этапа окончательно были обозначены в «Кратком курсе истории ВКП(б)». Печальный итог последующему периоду исторической науки подвел в 1959 г. Б.П. Козьмин: «За последние двадцать лет, — писал он, — мы почти не имеем серьезных работ по истории народничества… Что касается тех работ, которые затрагивали эпоху 70-х и 80-х гг., то они имели скорее обличительный, нежели исследовательский характер»10.

Только в 1961 г. И.Е. Матвеева опубликовала популярный очерк о В.Н. Фигнер. Исследовательской работой его назвать нельзя, но хочется отдать должное пионеру возрождения интереса к биографии и личности В.Н. Фигнер. Матвеева первой использовала некоторые документы из личного фонда Фигнер, хранящиеся в ЦГАЛИ СССР. Ее почин поддержала Э.А. Павлюченко, издавшая в 1963 г. небольшую брошюру «Вера Фигнер»11. 84 страницы этой книжки с грифом «для детей» до сих пор являются самой объемной биографией Веры Николаевны.

В 1964 г. Павлюченко вплотную подошла к исследовательской постановке темы. Об этом свидетельствует ее вступительная статья к переизданию «Запечатлённого труда»12. В этой работе автор постаралась «вписать» основные события из жизни Фигнер в контекст эпохи 70-80-х гг. XIX в. Статья получилась научно-популярной, с некоторым литературоведческим уклоном. Она во многом отражает состояние исторических исследований 1960-х гг. о народничестве, с их первыми достижениями после долгих лет запрета темы и неизбежными ошибками. Но до сегодняшнего дня — эта работа Э. А. Павлюченко, как и очерк С.Н. Елпатьевского, остаются единственными оригинальными «попытками биографии» В.Н. Фигнер.

Опубликованные в разное время (1968, 1983, 1989 гг.) очерки Л. Фоменко13 и С.Н. Кайдаш14 носят чисто популярный характер.

Наряду с этими «попытками биографии» заслуживают внимания обстоятельные научно-популярные статьи о различных этапах жизни В.Н. Фигнер: например, о пребывании в Саратовской губернии (3.Е. Гусаковой)15, о Шлиссельбургском периоде (С. Б. Михайловой)16, о жизни после выхода из заключения (М.Н. Фигнер)17.

Среди научно-популярных работ выделяется статья Ю. А. Красовского «Женщина Русской Революции, (Литературные и психологические аспекты архива Веры Фигнер)».

В 1980-е гг. наряду с публикациями такого характера появились и исследовательские работы по отдельным аспектам темы18. Две наиболее обстоятельные статьи вышли в 1983 г. одна в Ленинграде19, другая — в Токио20. Однако, интересный литературоведческий анализ Н.А. Варченко мемуарного творчества Фигнер и обстоятельный очерк профессора Токийского университета Харуки Вада о жизни Веры Николаевны в 1917-1923 гг. только косвенно относятся к нашей теме.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Более приближенными являются обобщающие работы о роли женщин в русском революционном21 и освободительном движении XIX в.22 И если книга С. Цедербаума носит компилятивный характер, а диссертация Т.Б. Никитиной в основном посвящена 60-м — началу 70-х гг. XIX в., то монография Э.А. Павлюченко по некоторым критериям содержательнее аналогичных зарубежных исследований23.

Источниковая база исследования

Дальнейшее продвижение в разработке темы возможно только на базе комплексного исследования разнообразных опубликованных и архивных источников, которые условно можно сгруппировать так:

1) литературное наследство В.Н. Фигнер;

2) ее письма;

3) судебно-следственные материалы;

4) документы «Земли и воли» и «Народной воли»;

5) различного рода мемуары;

6) эпистолярные источники;

7) периодическая печать.

Пробелы фактического порядка, содержащиеся в опубликованных источниках, восполняются архивными документами. В предлагаемом исследовании оказалось возможным значительно расширить источниковую базу за счет привлечения как документов правительственного лагеря, так и неопубликованных материалов В.Н. и ее окружения. Делая фронтальный обзор источников, остановимся только на самых важных архивных находках.

Из печатных материалов первостепенное значение имеет богатое литературное наследство В.Н. Фигнер, большая часть из которого собрана в 7-томном полном собрании сочинений. Вершиной этой литературной пирамида является «Запечатленный труд», книга, ставшая своеобразным «зеркалом эпохи 1870-1880-х гг.», получившая не только всероссийское, но и международное признание.

Большой фактический материал, по теме, содержится также в очерках, статьях и речах Веры Николаевны, собранных в 5-м томе ее сочинений. Использованы в работе и другие труды В.Н., не вошедшие в полное собрание24, в том числе и неопубликованная в нашей стране статья «Женщина в русской революции», написанная и изданная, на французском языке25 (рукопись хранится в Институте социальной истории г. Амстердама). В целом для воспоминаний В.Н. Фигнер характерно «стремление воссоздать взгляды и убеждения революционеров»26, редкая для мемуаристов объективность, «тяга к документальности» (не исключающая отдельных неточностей в деталях), к тому же, по свидетельству Г.А. Лопатина, «…память на события, имена и даты была у нее… просто изумительная»27.

Из неопубликованных работ Веры Николаевны выделим три рукописи дополняющие, а порой и по-новому открывающие некоторые сюжеты землевольческого и народовольческого периодов деятельности революционерки — это статья «К истории поздравительной телеграммы защитнику В. Засулич Александрову от В.Фигнер из Саратова (1878 г.)», датированная августом 1834 г., рукопись на более чем 400 лл. (18 тетрадей) о «Земле и воле» и «Народной воле» и материал о Военной организации народовольцев28.

Лучшие качества Фигнер-мемуариста проявляются и в ее письмах, которые частично собраны в двух заключительных томах 7-томника, а также в специальных публикациях29. Но значительная часть ее эпистолярного наследия отложилась в различных архивохранилищах: в ЦГАЛИ (фонды Н.А. Чарушина, С.М. Степняка-Кравчинского, Н.А. Морозова, Г.И. Успенского, М.В. Муратова, Н.Н. Сакулина и др.); в ИРЛИ РО (фонды Г.А. Лопатина, А.И. Иванчина-Писарева, Е.Н. Летковой-Султановой, Н.Ф. Анненского, А.М. Ремизова и др.). Особо отметим письма В.Н. Фигнер Н.А. Морозову о состоянии дел в «Народной воле» апреля-декабря 1880г. хранящиеся в фонде П.Л. Лаврова (ЦГАОР).

Опубликованных судебно-следственных материалов, непосредственно относящихся к теме исследования, немного. Это прежде всего «Последнее слово Веры Николаевна Фигнер (Филипповой), произнесённое ею в Петербургском военно-окружном суде 27 сентября 1884 года», впервые напечатанное в «Листке «Народной воли» и обвинительный акт по делу «14-ти» народовольцев30. Отдельные материалы дознания о Военной организации и дегаевщине опубликованы в журналах «Былое»31 и «Каторга и ссылка»32. В 1991 г. архивист 3.Е.Гусакова обнародовала несколько документов жандармского расследования о пребывании землевольцев-сепаратистов в Саратовской губернии33.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Недостаток опубликованных судебно-следственных документов восполняют 33 тома материалов до делу «14-ти» народовольцев, отложившихся в фонде Петербургского военно-окружного суда34. Они в работе использованы частично, а в основном цитируются копии этих документов, извлеченные из фонда Департамента полиции35. Там же были обнаружены «Записки чиновников ДП» по ходу процесса, которые со стенографической точностью передают содержание каждого заседания суда, конспекты речей подсудимых и адвокатов. Существенную помощь исследованию темы оказали материалы ОППС по делу о 58 лицах (1879-1881)36, возникшему после покушения А.К. Соловьева на Александра ӀӀ, документы Саратовского ГЖУ «О государственном преступнике Соловьеве и причастных к нему лицах»37, откровенные показания Д.Г. Петрова и К.А. Маслова38, рисующие подробную картину деятельности В.Н. Фигнер на юге России, инструкции и распоряжения секретного отделения по охране общественного порядка и спокойствия в Петербурге39. Все эти материалы проанализированы сугубо критически, с широким привлечением других источников, таких, например, как документы «Земли и воли» и «Народной воли».

Из первых публикаторов этих материалов необходимо выделить В.Л. Бурцева, Г.А. Куклина и В.Я. Богучарского. Если сборник Куклина сегодня уже устарел, то «За сто лет» и особенно «Литература партии «Народная воля» по-прежнему находятся в арсенале историков. В советское время общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев издало «Архив «Земли и воли» и «Народной воли»40. Только в 1965 г. С.С. Волк и В.Н. Гинев собрали очередной сборник документов и материалов о революционном народничестве 1876—1882 гг.41, который пока завершает перечень такого рода публикаций.

Наиболее объемный блок источников составляют воспоминания. Деятели революционного движения к личности и деятельности В.Н. Фигнер обращались часто: о первых ее шагах в освободительном движении оставили сведения П.Л. Лавров и Н.Г. Кулябко-Корецкий; о землевольческом периоде наиболее подробно написали Н.А. Морозов, А.И. Иванчин-Писарев, М.Р. Попов, И.И. Майнов, О.В. Аптекман; о пребывании в рядах партии «Народная воля» вспоминали члены ИК (Л.A. Тихомиров, А.П. Корба, М.Ф. Фроленко), близкие товарищи по революционной работе (П.С. Ивановская, М.Ю. Ашенбреннер, А.А. Сландони, Э.А. Серебряков), а также деятели местных кружков и групп (И.И. Попов, А.Н. Бах, В.И. Чуйко,  А.Н. Макаревский, В.И. Сухомлин, М.П. Шебалин, А.И. Бычков, Г.Ф. Борзяков, причем последние трое привлекали архивные материалы). Использованы в работе воспоминания шлиссельбуржцев (Л.А. Волкенштейн, И.П. Ювачева, В.С. Панкратова, М.В. Новорусского) и литераторов (В.Г. Короленко, Н.К. Михайловского, О.К. Булановой-Трубняковой, С.Я. Елпатьевского, А.С. Серафимовича, В.В. Вересаева, Е.А. Таратута). Общую атмосферу эпохи и многие конкретные сюжеты помогли определить воспоминания «о времени и о себе» деятелей правительственного лагеря (С.Ю. Витте, А.А. Половцева, А.Ф. Тютчевой, Е.М. Феоктистова, М. Палеолога и др.).

Эти мемуарные свидетельства дополняются рукописями Н.И. Сергеева42, Н.А. Морозова (с собственноручной правкой В.Н. Фигнер)43, И.И. Попова44, а также примыкающими к ним по жанру заметками Л.А. Тихомирова о книге «Запечатленный труд»45 и материалами из собрания воспоминаний народовольцев46.

Эпистолярные источники, относящиеся в той или иной степени к теме исследования, до сегодняшнего дня остаются самыми малоизученными. Опубликованных писем немного, как у нас в стране47, так и за рубежом48. Кроме переписки революционеров привлекались и послания правительственных чиновников49.

Основное собрание неопубликованных писем по теме находится в ЦГАЛИ. Только корреспондентов В.Н. Фигнер насчитывается около 600. Наиболее внимательно изучались при подготовке работы письма деятелей освободительного движения (П.Л. Антонова, О.В. Аптекмана, М.Ю. Ашенбреннера, Г.Ф. Бохановской-Чернявской, Н.К. Буха, П.С. Ивановской-Волошенко, А.И. Иванчина-Писарева, Л. А. Волкенштейн, А.Н. Макаревского, Н.А. Морозова, А.А. Спандони, Д.Я. Суровцева, М.Ф. Фроленко, Н.А. Чарушина, В.И. Чуйко) и историков (В.Я. Богучарского, С.Н. Валка, В.И. Невского, С.Я. Елпатьевского, Б.П. Козьмина, П.Е. Щеголева). Эпистолярное богатство фонда Фигнер позволило уточнить некоторые принципиальные вопросы и отдельные сюжеты темы.

Еще одну группу источников составляют периодические издания, которые привлекаются в данной работе лишь в той степени, в какой помогают раскрытию поставленной темы. Главным образом изучались издания революционной прессы («Община», «Земля и воля», «Листок «Народной воли», «Народная воля», «Вестник «Народной воли»), по необходимости — «Правительственный вестник», «Московские ведомости» и «Голос», а также по возможности отдельные номера зарубежных газет (например, английской «Times»). Некоторым подспорьем в изучении иностранной прессы были отложившиеся в архивах тематические вырезки и выписки из этих газет50.

В общей сложности в процессе работы над диссертацией было изучено 66 фондов 13-ти государственных и семейного (М. Э. Фигнер) архивов.

Теоретической основой диссертации является принцип историзма как в широком, так и в узком смысле. В широком смысле это понятие означает «способ мышления, базирующийся на осознании неразрывной связи, существующей между прошлым, настоящим и будущим, и на вытекающем отсюда «чувстве истории» как характерной черте христианской цивилизации. Под историзмом в узком смысле понимается «принцип научного познания, требующий изучения всякого общественного явления в его конкретно-исторической обусловленности и развитии (изменении). Он предполагает подход к исторической действительности, изменяющейся во времени и развивающейся в силу присущих ей внутренних закономерностей и рассматривает всякое составляющее её явление как историческую индивидуальность, обладающую своими специфическими чертами»51.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Поставив перед собой цель, — определить место В.Н. Фигнер в русском освободительном движении, автор так формулирует основные задачи диссертационной работы:

— выяснить истоки формирования Фигнер, как личности и побудительные мотивы её обращения к народническому движению;

— проследить контакты Веры Николаевны с представителями кружков и организаций народников и определить её роль среди землевольцев-сепаратистов;

— обозначить рубеж перехода от специфически народнического аполитизма к борьбе за демократические свободы;

— проанализировать содержание и конкретные формы деятельности профессионального революционера-народовольца, соотношение агитационно-пропагандистских и террористических методов борьбы члена Исполнительного комитета В.Н. Фигнер;

— выявить этические и нравственные принципы поведения Веры Николаевны в условиях революционного подполья;

— определить типичное и особенное в судьбе В.Н., как представительницы целого поколения российской интеллигенции;

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

— реконструировать биографию Фигнер за период 1852-1884 гг. по первоисточникам, устранив фактические неточности и разночтения в литературе.

Хронологические рамки исследования несколько условны, хотя имеют свою логику. 1873 — это год официального вступления Веры Фигнер в кружок «Фричей», что уже само по себе является свидетельством не просто сочувствия, но и участия в освободительном движении. Год 1884 стал фактически последним в политической биографии Фигнер народнического периода. Шлиссельбургское заточение вырвало её из общественной жизни России. Найти своё место впоследствии В.Н. сможет только в начале XX в., уже в иной роли, в ином качестве. В послешлиссельбургский период Фигнер, оставаясь заметной, легендарной фигурой, всё-таки отойдет на второй план политической сцены, сосредоточившись на общественной деятельности и литературном труде.

Научная новизна диссертации состоит в том, что это первая научная биография В.Н. Фигнер (1852-1884 гг.). Некоторые разделы обогащают историографию революционного народничества: в работе уточнены по первоисточникам персональные составы кружка «фричей» и ново- саратовского землевольческого поселения 1878-1879 гг.; аргументировано авторское видение лидеров кружка землевольцев-сепаратистов; проанализирована возможная альтернатива политического развития России в период «диктатуры» М.Т. Лорис-Меликова; определено соотношение террористической и организаторской деятельности члена ИК В.Н. Фигнер; выявлены связи и масштаб восстановительных работ последнего в России члена Исполкома «Народной воли»; прослежено перемещение центра деятельности народовольцев на юг России; впервые вводятся в научный оборот целые сюжеты из истории революционного подполья рубежа 1870-1880-х гг. (например, дело о «Крымском наследстве»).

Немаловажное значение имеет тот факт, что наряду с традиционными автор использовал количественный метод исторического исследования. В ходе работы была определена корректная выборка из 206 офицеров Военной организации «Народной воли». Обработка созданной базы машиночитаемых данных производилась с дисплея «Электроника» на ЭВМ БСЭМ-6 с использованием программы качественных признаков, разработанной на кафедре источниковедения МГУ. Анализ таблиц двумерного распределения позволил выявить скрытую от традиционных методов информацию, использованную в диссертации.

Работа написана на стыке различных наук (истории, юриспруденции, психологии, литературоведения), комплексно раскрывает тему и позволяет автору исправить ошибки, неточности и разночтения предшественников.

Всё это обусловливает большую практическую значимость исследования, результаты которого могут быть попользованы в общих курсах истории России, в спецкурсах и спецсеминарах, посвящённых революционному народничеству и общественному движению 70-80-х гг. XIX в., а также в историческом краеведении.

Апробация исследования. Диссертация обсуждалась на кафедре истории России Саратовского государственного университета.

Составные части диссертации были апробированы в выступлениях на конференциях ФИК Московского университета (1986), ежегодных чтениях памяти Н.Г. Чернышевского (1987, I988, 1989, 1990), конференциях Саратовского отделения Советской ассоциации молодых историков (1987, 1989 гг.), научных краеведческих чтениях (1990, 1991 гг.).

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, приложения и списка использованных источников и литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы выбор предмета исследования, хронологические рамки и актуальность, раскрывается история темы и ее источниковая база, определены теоретическая основа, цели и задачи диссертации.

В первой главе «Народнические «университеты» В.Н. Фигнер» анализируется идейное становление и первые шаги революционной деятельности за 1863-1879 гг.

В начале жизни Веры Фигнер не было фатальной предопределенности пути профессионального революционера, политического деятеля. Напротив, была заданностъ на традиционные ценности дворянской семьи.

Первоисточником развития душевных сил Веры была ее мать —  Екатерина Христофоровна, которая всей своей кроткой, смиренной, подвижнической жизнью ради детей передала дочери свое понимание нравственности, основанное прежде всего на христианском чувстве сострадания, самопожертвования и даже мученичества. Но вот от покорности и смирения у Веры (так же как у ее сестер) выработались чувства — антиподы материнским — непокорность и нетерпение.

Во многом выбор своего места в жизни юной Верой Фигнер был обусловлен положением женщин в России и отсутствием возможности получения полноценного высшего образования на родине. Первое знакомство с западноевропейской действительностью в Швейцарии заставило Фигнер во многом по-новому определить для себя основные ценности общественной деятельности, через которую можно было бы реализовать свои этические стремления. Именно нравственные (а не безнравственные, как утверждают различного рода критики российского народничества) искания привели молодую Вору Фигнер в лагерь деятелей, оппозиционных самодержавно-бюрократической системе. Определяющую роль в радикализации мировоззрения В.Н. Фигнер на рубеже 1872- 1873 гг., сыграли кружок «фричей» и его идейный руководитель С.И. Бардина.

На начальном этапе своей самостоятельной жизни у Фигнер выработалась уверенность в необходимости обновления Россия через просветительскую, культурническую работу. Но российская действительность отторгала образованную женщину из общественной жизни. Вера, как и ее товарищи, не. вписывалась в процессы стагнации общества, консервации начатых в 60—е года реформ. Молодому поколению, ровесникам Веры Фигнер, разбуженным Александром ӀӀ и надеждами на обновление страны, российское самодержавие уготовило участь «лишних людей», «потерянного поколения». На притеснения и гонения правительства народники ответили подвижнической деятельностью среди крестьянства, апелляцией к обществу (даже со скамьи подсудимых), организационным сплочением.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

«Народничество внесло в наше поколение то, чего недоставало «мыслящим реалистам» предыдущего, — писал В.Г. Короленко, — оно внесло веру не в одни формулы, не в одни отвлеченности. Оно давало стремлениям некоторую широкую жизненную основу»52.

В течение 1873-1376 гг. Фигнер переходит от практической помощи революционерам к непосредственному участию в деятельности народнических организаций. Осмысленный выбор и обостренное чувство товарищества приводят Веру Фигнер к отказу от карьеры ученого—медика и переезду в декабре 1875 г. в Россию по зову разгромленной «Всероссийской социально-революционной организации» (т.н. «москвичей»). Работа в качестве хозяйки конспиративной квартиры и шифровальщицы-связной с тюрьмами Москвы принесла разочарование и неудовлетворенность, но не отвратила от стремления работать в деревне.

С 1876 по весну 1879 г. Фигнер находилась в эпицентре деятельности народников, оставаясь в рамках легальных форм оппозиции системе. Она участвовала в обсуждении народнической программы, но больше как наблюдатель, нежели ее архитектор; выходила на первую политическую демонстрацию и только случайность помогла ей избежать ареста; постоянно общалась с членами общества «Земля и воля», которые доверяли ей свои секреты; деятельно стремилась облегчить участь подсудимых процесса «50-ти», на заседаниях которого непосредственно присутствовала. Ее активность была замечена ӀӀӀ отделением, которое установило за ней негласный надзор, но Фигнер ускользнула от «недреманного ока» в Самарскую губернию и на три месяца «окунулась в бездну народной нищеты и горя»; и в деревенской глуши она не осталась без внимания жандармов, — не совершив ничего противоправного, вынуждена была, спасаясь от преследований, переехать с небольшим кружком землевольцев-сепаратистов в Саратовскую губернию и начать все с начала: лечить и просвещать крестьян. Покушение А.К. Соловьева на Александра ӀӀ (которое Фигнер считала бесполезным, а в случае неудачи — вредным) поставило «сепаратистов» вне закона, как всех тех, кто так или иначе соприкасался с государственным преступником. С апреля 1879 г. Фигнер вынуждена перейти на нелегальное положение.

На рубеже 1878-1879 гг. Вера Николаевна становится авторитетным пропагандистом, лидером новосаратовского поселения. Она не разочаровалась в деятельности среди крестьян и в 1879 г., но осознала необходимость объединения всех революционных сил и признала возможность применения «физической силы для защиты справедливости», хотя до последней возможности сопротивлялась расширению сфер применения террористических методов борьбы.

Во второй главе рассматривается переход революционных народников на позиции активной политической борьбы с самодержавием и участие в этом процессе В.Н. Фигнер.

Покушение на императора 2 апреля 1879 г. стало роковым рубежом, который закрывал для народников возможности отступления.

Спасаясь от преследований, В.Фигнер в конце весны 1879 г. из Саратовской губернии переехала в Тамбов. Там состоялся фактический прием Веры Николаевны в организацию «Земля и воля» без необходимых по уставу формальностей в силу ее известности и авторитета среди землевольцев. Юридическое же закрепление статуса было оформлено на I заседании Воронежского съезда 19 июня 1879 г. Тот факт, что «крестным отцом» землеволки В.Н. Фигнер стал «деревенщик» М.Р. Попов, убедительно свидетельствует о ее идейной близости именно к этому течению накануне съезда.

Собственно, нелегальная жизнь Фигнер началась после съезда в Петербурге. Участвуя в собраниях «политиков», Вера Николаевна (так же, как и С.Л. Перовская) «перестала сопротивляться» приготовлению покушения на императора и к Петербургскому совещанию 15 августа 1879 г. стояла за раздел «Земли и воли” на стороне «политиков».

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Как один из учредителей Фигнер вошла в ИК «Народной воли», в котором получила «вторую специальность» — профессионального революционера, участвуя в самых сложных и рискованных операциях партии.

За неполные полтора года (с 15 августа 1879 г. по I марта 1881 г.) Фигнер принимает участие в 3-х попытках покушения на Александра II и 2-х безрезультатных акциях против крупных сановников империи (С.Ф. Панютинa и Э.И. Тотлебена), но больше половины времени, из этого хронологического отрезка она занималась организационно-пропагандистской работой (10—11 месяцев), т.е. Фигнер – прежде всего — пропагандист, координатор, руководитель и только потом дезорганизатор. Это соотношение разных видов революционной работы характерно и для партии «Народная воля» в целом.

Ретроспективно оценивая годы борьбы народовольцев, Вера Николаевна понимала возможность другого поворота событий на рубеже 1880—1881 гг. И это альтернативное направление давала так называемая «диктатура» графа М.Т. Лорис-Меликова.

Министр внутренних дел Лорис-Меликов фактически выполнял роль премьера, стремясь лавировать между интересами различных социальных групп российского общества. Справедлив упрек народовольцам, сделанный П.А. Зайончковским в том, что они «игнорировали новый объективный фактор, как изменение после 5 февраля 1880 г., правительственного курса — смягчение системы полицейского террора, вызванное результатами их же героической борьбы»53.

Революционный нигилизм и его антипод правый консерватизм парадоксально сомкнулись 1 марта 1881 г. Ударная волна с набережной Екатерининского канала снесла министерство Лорис-Меликова и похоронила его проект реформ. Гибель Александра ӀӀ не позволила сделать шаг к конституции, в которой он был лично заинтересован, т.к. она позволяла ему узаконить в глазах народа возвышение морганатической супруги княгини Юрьевской (Е.М. Долгорукой) в сан императрицы.

Главный стратегический просчет народовольцев видится в том, что устроив настоящую охоту за императором, они тем самым еще более отдалили от себя крестьян и обывателей, ибо эти последние равнодушно или даже с одобрением взирали на гибель высших сановников государства, в которых видели источники своих бед, но избавления от которых ждали исключительно от монарха, помазанника Божьего, а не от революционной или какой—другой оппозиционной группы.

Революционизировать крестьянство путем убийства монарха —  этого в XIX в. не удавалось ни в одной стране. И эта идея «Народной воли» не выдержала проверку временем.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Народовольцы «исчерпали себя 1 марта» только в области террористической борьбы, сохранив запас прочности в деятельности организационной. После 1 марта и до начала 1882 г. они предприняли единственную попытку «красного террора» — убийство генерала В.С. Стрельникова, одним из главных организаторов которого была Ф.Н. Фигнер.

После 1 марта с резким количественным уменьшением  состава ИК —  и вынужденным, из-за правительственных репрессий, перевесом его деятельности в Москву, усиливаются заговорщицкие тенденция в тактических планах «Народной воли». Это отражается и в агитационной работе В.Н. Фигнер на юге России. Вера Николаевна «считала в порядке дня «попытку произвести инсуррекционное движение» и рекомендовала «для попыток восстания набрать лиц из военной среды».

Именно среди военных на Украине наиболее успешно шла пропагандистская и организаторская работа Фигнер. Проведенное с помощью ЭВМ и количественных методов исследование Военной организации «Народной воли» убеждает в том, что в 1882 г. центр активной деятельности офицеров-народовольцев перемещается именно на юг России.

Эффективной в этот период была деятельность Веры Николаевны и ее товарищей среди рабочих. Несколько меньший успех ей сопутствовал среди студенчества и либерального общества, на которых цареубийство произвело тяжелое впечатление.

В своей деятельности после 1 марта Фигнер старалась материально поддержать Красный Крест «Народной воли», снабжать материалами редакцию партийной газеты. Неудачной можно считать только попытку устройства типографии в Одессе, но она в какой-то степени компенсировалась активностью московских товарищей, которые выпустили три больших номера «Народной воли» (№ 6, № 7, № 8-9) и один «Листок».

В ряде вопросов («Крымское наследство», отношение к антиеврейским беспорядкам) Фигнер занимает позицию, расходящуюся с млением большинства ИК, т.е. достаточно самостоятельна.

Некоторые изменения претерпевают нравственные критерии В.Н. Фигнер. Условия нелегального положения, подпольной борьбы, жизни вне закона накладывали свой отпечаток. Знаменательно признание самой Веры Николаевны: «Я лично в последние два года перед арестом испытывала три случая, когда была на краю преступления..»54.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Только некий душевный иммунитет, интуиция, предшествующий опыт и отчасти просто удача спасают Фигнер от непоправимых ошибок.

Оставшись с июня 1882 г, единственным действующим в России членом ИК «Народной воли», Фигнер до 10 февраля 1883г, осуществила все необходимые мероприятия по восстановлению боеспособности партии, она создала центральный кружок из 6 человек, распределила обязанности между его членами. Совместно они отыскала необходимые денежные средства, восстановили старые и наладили новые связи с местными кружками и заграничными товарищами, подготовили к работе паспортный стол, типографию, заложили склады нелегальной литературы. Т.е. главную своз задачу — «упорядочение всех общепартийных дел» Фигнер с невероятным напряжением cил в основном выполнила. «Народная воля» весной 1883 г. могла снова заявить о себе в полный голос в политической жизни страны, а восстановленный ИК смог бы скорректировать программу партии и ее тактические установки, сообразуясь с реалиями царствования Александра ӀӀӀ.

Предательство С.П. Дегаева похоронило надежды на восстановление боеспособности организации, и заключительным актом революционной борьбы Фигнер стал процесс «14-ти». На краю гибели душевные силы не оставили Веру Николаевну, она с честью выдержала противоборство с военным судом. Своей заключительной речью, содержащей наряду с изложением программных принципов партии веру в неизбежность революционного обновления и верность освободительному движению, В.Н. Фигнер подвела своеобразный итог целому периоду борьбы российских народников и 32-х лет своей жизни. Она сошла с революционной авансцены в Шлиссельбургскую крепость, неся свой мученический крест до конца.

Заключение

В.Н. Фигнер прежде всего революционер-практик, стремившийся всю свою жизнь в освободительном дзижении увязать критическую мысль с адекватным ей действием. В революционном процессе ей ближе всего была организаторская и пропагандистская работа, которая максимально раскрывала не только ее убеждения, но и человеческие качества и человеческое же плюс женское обаяние, которым были восхищены многие современники В.Н.

В то же время Вера Николаевна Фигнер принадлежит истории и как революционер духа, своей подвижнической жизнью давшая пример беззаветного, нравственно безупречного служения народу. «Свое предназначение она выполнила, — считает знаток эпохи 1870-1880 гг. писатель Ю.В. Давыдов, — была и осталась В Е Р О Й»55. Емко и лаконично определил место В.Н. Фигнер в русском освободительном движении Г.А. Лопатин: «Вера принадлежит не только друзьям — она принадлежит России»56.

Судьба В.Н. Фигнер позволяет лучше понять уроки народнического движения.

К народовольчеству, с его отчетливо выраженной и боевой политической, антиправительственной направленностью народники подошли, испробовав на практике многочисленные легальные способы преобразования России, подошли под напором самодержавно-бюрократического аппарата, в результате не только «стихийного хода революционно-практического движения, но и определенных теоретических сдвигов», обозначившихся к середине 1879г.57

Перехватив к этому времени стратегическую инициативу у правительства, «Народная воля» (при всей ее титанической организаторской работе среди всех оппозиционных сил) увлеклась охотой на императора и не среагировала на изменения внутренней политики в период «диктатуры» М.Т. Лорис-Меликова (хотя с введением такого министерства Александр ӀӀ опоздал лет на 13-15), что осложнило ее деятельность и, в конечном итоге, ускорило ее гибель.

Основные результаты исследования опубликованы в следующих работах:

1. Исповедание Веры. В.Н. Фигнер на процессе «14-ти» народовольцев // Вопросы отечественной и всеобщей истории. Межвуз. науч.сб. Саратов, 1987. С.24-40 (1 п.л.).
2. В.Н. Фигнер и В.И. Ленин. 1914-1924 гг. (К истории отношений революционеров различных поколений освободительного движения России // Проблемы теории культуры, литературы, социально-экономической мысли: Межвуз. науч. сб. Саратов, 1989. Вып.5. Ч.2. С. 102-113. (1 п.л.)
3. Вера Фигнер: начало пути //Освободительное движение в России. Межвуз. науч. сб. Саратов, 1989. Вып.13. C.100-110. (1 п.л.).
4. Из опыта применения ЭВМ в исследовании Военной организации партии «Народная воля»//Вопросы отечественной и всеобщей истории. Сб. статей молодых историков Саратова. Саратов,1991. С.45—50. (0,3 п.л.).
5. At the sources of proletarian morals and morality (sketches for a social psychological portrait of the Russian proletariat in the 1870-s through the 1890-s) // Soviet Studies in History. Summer, 1991. Vol. 30. №1. P.71- 74 (0,3 п.л.).
6. Один год из жизни Веры Фигнер. Новое о саратовском поселении землевольцев 1876-1879 гг. // Освободительное движение в России. Межвуз. науч. сб. Саратов, 1992. Вып.15. (1 п.л.) (в печати).
7. Вера Фигнер: путь в террор //Освободительное движение в России. Межвуз. науч. сб. Саратов. Вып.16. (1 п. л.) (в печати).

Примечания:
1. См: Из автобиографии Веры Фигнер // Былое 1917 — №2. — С. 153-182; №3. — C.I66-I9I; №4. — С.57-89.
2. Иванов С.А. Вера Николаевна Фигнер//Галерея шлиссельбургских узников. Ч.1. Спб. 1907. С.250-297.
3. Елпатъевский С.Я. Вера Николаевна Фигнер. (Попытка биографии) // Галерея шлиссельбургских узников. С.234-249.
4. В.Н. Фигнер. Биографический очерк//Герои русской революции. № 1. Пг., 1917. С.3-32.
5. Вера Николаевна Фигнер. 1852-1922. Пг.. 1922.
6. Федоров Б. Голоса врагов и друзей. (штрихи характеристики В.Н. Фигнер) // Голоса минувшего. 1922. № 2. С.151-156.
7. Фигнер Вера Николаевна//Деятели СССР и революционного движения России. Энциклопедический словарь гранат. М., 1989. С. 243-255.
8. Давыдов Ю.В. Бурный Бурцев//Огонек.1990. № 48. С.24.
9. См.: История и историки. Историография истории СССР. М. ,1965.
10. Козьмин Б.П. Из истории революционной мысли в России. Избранные труды. М., 1961. С. 638.
11. Матвеева И.Е. Вера Фигнер. 1852—1942. М., 1961.
12. Павлюченко Э.А. Вера Николаевна Фигнер и ее «Запечатлённый труд» // Фигнер В.Н. Запечатлённый труд. М., 1964, T.I. С. 3-39.
13. См.: Фоменко Л. Имя-символ. (Вера Фигнер) // Женщины русской революции. М., 1968. С. 502-517.
14. См.: Кайдаш С.Н. Сильнее бедствия земного; М., 1983. С. 162-190; Её же. Сила слабых. Женщины в истории России (XI-XIX вв.). М., 1989. С. 263-287.
15. Гусакова З. «…Мы чувствовали себя нужными» / / Годы и люди. Вып.3. Саратов, 1988. С. 16-32.
16. Михайлова С.Б. Железная-воля // Узники Шлиссельбургской крепости. Л., 1978. С. 177-199.
17. Фигнер М.Н. После Шлиссельбурга // Фигнер В.Н. В борьбе. Л., 1980. д; С. 177-215.
18. Супрун. М.Н. В.Н. Фигнер и архангельская политическая ссылка 1904-1905 гг. (К 130-летию со дня рождения В.Н. Фигнер). // Архангельское поморье, история и культура. Архангельск, 1983. С. 13-26; Варченко Н.А. Г. Успенский и В. Фигнер (К истории идейных и творческих связей). Л., 1984. — 15с. — Деп. в ИНИОН АН СССР. 17.01.85. № 19324; Троицкий Н.А. Процесс «14-ти» // Советское государство и право. 1984. № 9. С. 119—126.
19. Варченко Н.А. Становление мемуарного жанра в литературном творчество В. Фигнер. Л., 1983. — 13с. — Деп. в ИНИОН АН СССР. 12.01.84. № 15268.
20. Wada Н. Vera Figner in the Early Post-Revolutionary Period 1917-1923 // Annals of the Institute of the Social Science. 1983-1984. № 25. P.43-73.
21. Цедербаум С. Женщина в русском революционном движении. 1870-1905. Л., 1927; Никитина Т.Б. Женщины в русском революционном движении. 60-70-х гг. XIX в. Автореф. дис. …канд. ист. наук. Ростов н/Д., 1971.
22. Павлюченко Э.А. Женщины в русском освободительно движении. От Марии Волконской до Веры Фигнер. М., 1988.
23. Porter С. Donne in rivolta nella Russia zarista. Milano, 1977; Stites R. The women’s liberation movement in Russia: Feminism, nihilism end bolshevism, 1860-1930. Princeton (N.J.), 1978; Engel B. Mothers end Daughters: Women of the intelligensia in Nineteenth-century Russia. Cambridge, 1983.
24. Напр.: Фигнер В.Н. По поводу исследовательской работы Д. Кузьмина «Народовольческая журналистика»//Кузьмин Д. Народовольческая журналистика. М., 1930. С.231-275.
25. Figner V/ La Femme dans la Revolution russe // Quatre femmes terroristes contre le tsar. Paris, 1978.
26. Твардовская В.А. Н.А. Морозов в русском освободительном движении. М., 1983. С.3.
27. Цит. по: Пелевин Ю.А. А.Д. Михайлов в революционном движении 1870- 1880-х гг.: Дисс. …канд.ист.наук. М., 1984. С.14.
28. РГАЛИ. Ф.1185. Оп.1. Д.160,147,161.
29. Фигнер В.Н. Старые письма // Каторга и ссылка. 1933. № 11.С.60—70; Фигнер В.Н. Забытые письма // Детская литература. 1966. №9; Ладыженский А. Письма В.Н. Фигнер //Дон. 1963. № 11.
30. См.: Вестник «Народной воли». 1885. № 4.
31. Из истории народовольческого движения среди военных в начале 80-х годов //Былое. 1906. № 8; Дегаевщина. Материалы и документы //Былое. 1906. № 4.
32. Кантор Р.К. К истории Военной организации «Народной воли»‘ (показания Ф.И. Завалишина) //Каторга и ссылка. 1925. № 5.
33.. Народовольцы в Саратовской губернии //Советские архивы. 1991. № 2.
34. ЦГВИА. Ф.1351. Оп.З. Д.51. Ч.1-33
35. ЦГАОР. Ф.102. 7 Д-во. 1884. Д.477. Ч.1-21.
36. ЦГАОР. Ф.112. Оп.1. Дд. 481-487; 496-497; 502-503.
37. ЦГАОР. Ф.53. Оп.1. Д.20.
38. ЦГАОР. Ф.102. 7 Д-во. 1833. Д.37. Тт.2,3; ЦГИА. Ф. 1405. Оп.83. Д III 02.
39. ЛГИА. Ф.269. Оп.6. Д. 2З8; Ф. 569. Оп. 21. Д.8.
40. Архив «Земли и воли» и «Народной воли». М., 1930.
41. Революционное народничество 70-х годов XӀХ века. Сборник документов и материалов в двух томах. Т.2. M. -Л., 1965.
42. ИРЛИ РО. Ф.266. Оп.2. Д.497
43. ЦГАЛИ. Ф.1018. Оп.1. Д.266.
44. ЦГАЛИ. Ф.408. Оп.1 Д.66.
45. ЦГАОР. Ф.634. Оп.1. Д.47,63.
46. ЦГАЛИ. Ф.1744.
47. Письма Л.И. Сердюковой, А.И. Корниловой, С.И. Годьдсмит и В.К. Фигнер // Красный архив. 1924. № 5; Письма народовольца А.Д. Михайлова. М., 1933; Народоволец А.И. Баранников в его письмах. М., 1935.
48. Лавров. Годы эмиграции: Архивные материалы. В 2 т. Бостон, 1974.
49. Письмо военного министра к начальнику военно-судебного управления // Красный архив. 1934. № 2; Письмо А.Н. Куропаткина к М.Ю. Ашенбреннеру // Каторга и ссылка. 1927. № 3.
50. Напр.: ЛГИА. Ф.2073. Оп.1. Д.130; ЦГАОР. Ф.102. Д-во 1884. Д.208. ЛЛ. 124-128 об.; ЦГАЛИ. Ф. 1744, Оп.1. Л.53.
51. Могильницкий Б.Г. Введение в методологию истории. М., 1989. с. 85.
52. Короленко В.Г. История моего современника. Л., 1976. Т.1-2. С.338.
53. Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880 годов. М., 1964. С.340.
54. Фигнер В.Н. Запечатлённый труд. T.I. С.288.
55. Давыдов Ю.В. Герман Лопатин, его друзья и враги. М.,1984. C.II9.
56. Фигнер В.Н. Указ. соч. C.18.
57. Твардовская В.А. Социалистическая мысль в России на рубеже 1870— 1880 гг. М., 1969. С.39.