Введение. Интерес к исследованию церковно-политических взаимоотношений правителей Великого Княжества Литовского (далее – ВКЛ) и Константинопольского патриархата в отечественной историографии возрастает, однако данная проблема до настоящего времени не стала предметом комплексного научного изучения. На сегодняшний день актуальным для исторической науки является изучение роли и места «византийского фактора» в политическом развитии восточноевропейского региона  и описание специфичных взаимоотношений между языческой  политической властью и церковной иерархией на землях ВКЛ.

Великое Княжество Литовское было полиэтничным и поликонфессиональным государственным образованием, включавшим, наряду с непосредственно литовскими землями, обширные восточнославянские территории. В течение XIV в.  в его состав вошли такие древние города как Киев, Полоцк, Туров, Брянск, Смоленск, Луцк, Владимир Волынский, в которых находились старейшие епископские кафедры Православной церкви. Это привело к развитию контактов правителей ВКЛ с Константинопольским патриархатом (греч.: Πατριαρχείο Κωνσταντινουπόλεως), в состав которого входили церковные провинции как на территории Византийской империи, так и за ее пределами: на Руси, на Балканах, в Северном Причерноморье и т.д. Константинопольский  патриархат  выступал важной политической силой, существенно влиявшей на внутриполитическую жизнь Восточной Европы. Комплекс феноменов, связанных с деятельностью правителей ВКЛ и константинопольских властей (патриарха и императора) по разрешению вопросов организации и функционирования церкви на территории Великого Княжества Литовского, можно определить как систему их церковно-политических взаимоотношений.

Хронологические рамки диссертационного исследования обусловлены, в первую очередь, процессом исторического развития восточноевропейского региона. В качестве нижней границы для изучения взаимоотношений правителей ВКЛ с Константинопольским патриархатом определен 1316 г., когда произошло утверждение самостоятельной Литовской митрополии. Фактически это означало образование на землях ВКЛ центра церковно-политической и культурно- религиозной жизни, способного конкурировать с кафедрой митрополита Киевского и всея Руси, находившейся на протяжении большей части XIV в. в сфере влияния великих князей московских. Данное событие повлияло на политическую и этноконфессиональную ситуацию во всем восточноевропейском регионе и оказало мощное воздействие на церковную политику правителей ВКЛ –  Гедимина, Ольгерда и Ягайло. Специфичная ситуация взаимодействия православия и язычества в ВКЛ, с которой Православная церковь не сталкивалась уже на протяжении многих столетий после принятия Миланского эдикта (313 г.) императором Константином Великим, вынуждала византийского императора и Константинопольский патриархат искать нестандартные подходы к решению вопросов взаимодействия с великими князьями литовскими. Сложившиеся условия определили основные этапы развития церковно-политических взаимоотношений между великими князьями литовскими и Константинопольским патриархатом.

В качестве верхней границы исследования выбран 1387 г. К этому  времени после заключения Кревской унии (1385 г.) произошло католическое крещение правителей ВКЛ. Данные события привели к изменению вектора развития конфессиональной ситуации в сторону взаимодействия православия и католичества.

Таким образом, в диссертационном исследовании затрагивается актуальная для многих современных восточноевропейских государств проблема сосуществования различных религиозных традиций и конфессий, развитие которых происходило на фоне генезиса ряда этноконфессиональных феноменов, берущих свое начало в Средневековье. Особую роль в этом сыграло становление и развитие церковно- политических взаимоотношений между правителями ВКЛ и Константинопольским патриархатом в XIV веке.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Связь работы с крупными научными программами и темами:

Диссертация выполнена в рамках научно-исследовательской работы кафедры историко-культурного наследия Беларуси ГУО «Республиканский институт высшей школы» «Теоретико-методологические подходы к изучению и преподаванию отечественной и всеобщей истории» на 2008–2012 гг., утвержденной ученым советом данного учреждения (протокол № 29 от 20.05.2008 г.); проведение исследования было поддержано грантом Министерства образования Республики Беларусь (номер государственной регистрации 20100274 от 05.03.2010), тема проекта – «Новые источники по истории Православной церкви Беларуси в XIV–XV вв.».

Цели и задачи исследования

Целью данного исследования является выявление основных тенденций становления и развития церковно-политических взаимоотношений Великого Княжества Литовского с Константинопольским патриархатом в контексте развития восточноевропейского региона в XIV веке.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:

  1. установить особенности церковной организации и структуры Киевской митрополии Константинопольского патриархата в условиях вхождения земель с православным восточнославянским населением в состав ВКЛ;
  2. проанализировать предпосылки создания, особенности политического и канонического статуса Литовской митрополии в рамках существовавшей церковной организации в Восточной Европе;
  3. определить характер и содержание политики великих князей литовских в отношении Православной церкви;
  4. выявить и описать стадии формирования и основные направления развития политики Константинопольского патриархата в Восточной Европе в условиях изменения политической и этноконфессиональной ситуации;
  5. раскрыть этноконфессиональные стереотипы и особенности межрелигиозной коммуникации в Восточной Европе в контексте взаимодействия различных религиозных традиций православия, католицизма и язычества.

Объект исследования – этноконфессиональная история Восточной Европы в XIV в.

Предмет исследования – церковно-политические взаимоотношения великих князей литовских с Константинопольским патриархатом.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Наличие единой церковной структуры, созданной в рамках Константинопольского патриархата, стало отличительной чертой митрополии Киевской и всея Руси, образованной после 988 г. К началу XIV в. митрополия включала около 20 крупных епископий, выступая единственной стабильной административной структурой на землях бывшей Древней Руси. В XIV в. наблюдалась активизация церковно-политической жизни в Восточной Европе. Перенесение резиденции митрополита в 1325 г. в Москву было напрямую связано с возрастанием значения Московского княжества как нового центра политической жизни Восточной Европы. В то же время обширные территории с православным восточнославянским населением вошли в состав Великого Княжества Литовского, верховная власть в котором осуществлялась правителями-язычниками. Это создавало уникальную этноконфессиональную ситуацию взаимодействия правящей языческой элиты и православного населения, с которой Константинопольский патриархат не сталкивался на протяжении многих столетий. В сложившихся условиях Константинопольский патриархат был вынужден проводить особую политику, внося коррективы в стандартные, складывавшиеся на протяжении многих веков, методы канонико-административного управления.

2. Реакцией Константинопольского патриархата на специфичную церковно- политическую ситуацию стало учреждение самостоятельной Литовской митрополии, объединявшей православные епархии на территории ВКЛ. Первоначально патриархат пытался придать кафедре номинальный статус, следуя сложившейся политике сохранения единства церковной структуры в Восточной Европе. Одной из основных предпосылок создания Литовской митрополии стала необходимость миссии среди язычников- литовцев. Впоследствии литовская кафедра начала претендовать на роль альтернативного церковного центра на восточнославянских землях. Восстановление кафедры в 1354 и 1375 гг. – свидетельство той важной роли, которую она играла в политической жизни Восточной Европы. Включение в состав Великого Княжества Литовского новых территорий с разветвленной церковной структурой ставило перед великокняжеской властью задачу формирования собственной политики в отношении Православной церкви.

3. Эволюция политики великих князей литовских в отношении Православной церкви происходила на протяжении всего XIV в. и включала следующие основные элементы: развитие дипломатических отношений с Константинопольским патриархатом; организацию и развитие локальной церковной структуры на территории ВКЛ (Литовской митрополии); идеологическое обоснование установившейся системы власти на базе восточнославянской политической и культурной традиции. Начиная со времен Гедимина, обращавшегося к папе римскому с просьбой о крещении  и к константинопольскому патриарху с ходатайством о создании Литовской митрополии, намечались два основных вектора развития церковной политики – западно- и восточнохристианский. Новый виток в развитии церковной политики начался с приходом к власти великого князя Ольгерда. Свидетельством этому служит сохранившаяся переписка Ольгерда с Константинопольским патриархатом, в которой Ольгерд очертил границы своей церковной политики и основные направления ее развития. Действия Ольгерда создавали реальную угрозу стабильности церковно-политической системы в Восточной Европе.

4. Реализация политики Константинопольского патриархата проходила в сложных внешне- и внутриполитических условиях. Византийская империя находилась под натиском турецкой агрессии, внутренних гражданских войн и религиозных конфликтов.

Константинопольский патриархат выступал в качестве основного проводника византийской политики за пределами империи. Имперские власти стремились выделить приоритетный центр, опираясь на который можно было бы осуществлять последовательную политику в восточноевропейском регионе. С момента крещения Руси таким центром была кафедра митрополита Киевского и всея Руси, местопребыванием которого с 1325 г. была Москва. Константинопольский патриархат, выдерживая основную политическую линию по сохранению единства церкви и централизации власти, не мог игнорировать изменения политической и этноконфессиональной ситуации в регионе и искал новые формы взаимодействия с языческой княжеской властью ВКЛ.

5. Основной особенностью межрелигиозной коммуникации на территории ВКЛ стало наличие особой ситуации сосуществования и взаимодействия язычества и православного христианства, что повлияло на историческое развитие всего восточноевропейского региона. С одной стороны, сформировался специфичный тип взаимоотношений между языческими князьями и православным населением, при котором великие князья активно участвовали в жизни церкви. С другой – церковь идеологически  реагировала на трансформацию этноконфессиональной ситуации в регионе, что привело к появлению ряда специфичных феноменов церковной и политической жизни. Такая ситуация продолжалась вплоть до заключения Кревской унии в 1385 г. и католического крещения Литвы в 1387 г. После этих событий ВКЛ начало ориентироваться в своей политике и культурной жизни на западную традицию.

Личный вклад соискателя

Диссертация является собственным исследованием соискателя, выполненным полностью самостоятельно, основанным на изучении широкого комплекса источников, в том числе и сохранившихся актовых материалов архива Константинопольского патриархата, находящихся в Австрийской национальной библиотеке (г. Вена), с учетом достижений отечественной и зарубежной историографии. Проведенная работа позволила систематизировать и углубить знания об этноконфессиональных процессах на территории ВКЛ в частности и Восточной Европы в целом.

Апробация результатов исследования

Материалы и результаты диссертационного исследования были представлены на 8 конференциях: «Европа: актуальные проблемы этнокультуры» (Минск, 25 апреля 2008 г.),

«Религия и общество – 3: актуальные проблемы современного религиоведения» (Могилев, 14 мая 2008 г.), «Летняя школа молодых историков Беларуси и России» (Минск, 15–25 августа 2008 г.), «Беларускае мастацтва: гiсторыя i сучаснасць. III Няфёдаўскiя чытаннi» (Минск, 19 марта 2009 г.), «Хрысцiянства ў гiстарычным лёсе беларускага народа» (Гродно, 6–7 мая 2009 г.), «Великое Княжество Литовское и его соседи в XIV–XV вв.: борьба, сотрудничество, уроки (к 600-летию Грюнвальдской битвы)» (Гродно, 8–9 июня 2010 г.), «Судьбы славянства и эхо Грюнвальда» (Санкт-Петербург, 22–24 октября 2010 г.), «Восточнославянский мир Великого Княжества Литовского и его культурное наследие в исторической памяти и историографической рефлексии народов Восточной Европы (XIX–XXI в.)» (Гродно, 27 апреля 2012 г.).

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Опубликованность результатов исследования

Результаты и основные положения исследования представлены в 12 публикациях автора по теме диссертации, из них: 4 – в изданиях, рекомендованных ВАК Республики Беларусь для публикации результатов научных исследований; 8 – в сборниках материалов научных конференций. Общий объем опубликованных материалов составляет 2,7 авторских листа.

Структура и объем диссертации

Диссертация включает: введение, общую характеристику работы, четыре главы, заключение, список использованных источников и литературы, три приложения. Полный объем диссертации составляет 141 страниц, из них 26 страниц занимают библиография и три приложения. Библиографический список насчитывает 258 позиций, 12 из которых – публикации автора, общим объемом 2,7 авторских листа.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении отражена необходимость проведения исследования по заявленной теме, обоснована ее актуальность, определены хронологические рамки работы и терминологический аппарат.

Общая характеристика диссертационного исследования выполнена в соответствии с требованиями ВАК Республики Беларусь.

В первой главе «Источники, историография и методология исследования» проведен анализ использованных источников и историографии по проблеме, дана характеристика методологии исследования.

Раздел 1.1 «Источники» посвящен обзору нарративных (тексты повествовательного характера) и документальных (актовые материалы) источников по теме исследования.

При написании работы были использованы следующие группы нарративных источников: русские и белорусско-литовские летописи, западноевропейские и византийские хроники, эпистолярные источники, агиографические источники (житийная литература), литургические источники (служба виленским мученикам и помянники усопших). Наибольший интерес представляют летописи восточнославянского происхождения – русские и белорусско-литовские. В XIV– XVI века в Великом Княжестве Московском (позднее – Московском государстве) появляются объемные летописные своды, основная цель написания которых – историческое обоснование собирания русских земель вокруг Москвы. Среди них следует назвать: Лаврентьевскую, Никоновскую и др. Большое историческое значение имеют также новгородские летописи. В XV и XVI вв. в Великом Княжестве Литовском также создавались крупные летописные своды: «Хроника литовская и жемойтская» и «Хроника Быховца». Информация данных летописных сводов позволяет реконструировать основные этапы политической истории восточнославянского региона.

Особую группу нарративных источников представляют хроники. Для нашего исследования наиболее интересна хроника «Римская история» византийского богослова, историка и общественного деятеля середины XIV в. Никифора Григоры, в которой содержится информация о церковно-политической и этноконфессиональной ситуации, сложившей в ВКЛ. В этой хронике нашли отображение типичные стереотипы, передающие представления византийцев о язычестве вообще и литовском язычестве в частности. Интересные данные содержатся в «Немецких хрониках» Германа Вартберга, сообщавшего, что похороны Ольгерда проходили по литовским языческим обрядам, что крайне важно при решении проблемы вероисповедальной принадлежности великого князя литовского.

Эпистолярные источники. Ряд писем (патриарха Филофея, митрополитов Феогноста и Алексия, великого князя литовского Ольгерда, великих князей московских Ивана Даниловича и Дмитрия Ивановича, польского короля Казимира Великого, тверского князя Михаила Александровича, смоленского  князя Святослава Ивановича и других светских правителей), использованных при написании работы, находится на стыке актовых и эпистолярных материалов, поскольку официальная дипломатическая переписка Константинопольского патриархата и восточнославянских правителей и представителей церкви велась посредством посланий и грамот, вошедших в архив Константинопольского патриархата. В работе также частично рассматривались письма Гедимина к римскому папе, которые являются свидетельством зарождения направленной политики великих князей литовских в отношении христианства.

Спецификой темы исследования обусловлено привлечение агиографических и литургических источников. К группе агиографических источников можно отнести жития (биографические описания жизни святых), панегирики (похвальные слова) и проложные жития (краткие отрывки из прологов – сборников житий на каждый  день года), повествующие о подвигах и совершенных чудесах святых. Особую важность для данного исследования представляют составленное чиновником патриархии Михаилом Вальсамоном житие трех виленских мучеников, казненных Ольгердом в 1347 г., жития митрополитов Петра и Алексия. Литургические источники представлены обширным корпусом богослужебных текстов, описывающих деятельность людей, причисленных церковью к лику святых, и событий, празднуемых в течение годового богослужебного цикла. К этой группе можно отнести службы (стихиры, каноны, тропари и кондаки), молитвы и произносившиеся за богослужением похвальные слова, посвященные святым и праздникам. Для данного исследования особую ценность имеет канон и «Похвальное слово» виленским мученикам, составленные Михаилом Вальсамоном.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать автореферат

Документальные источники. Документальные источники представлены  актовым материалом (акты Константинопольского патриархата и послания патриарха), документами делопроизводства, грамотами и посланиями восточнославянских правителей. Актовые источники как документы официального происхождения содержат точную информацию о ведении гражданских  и  церковных дел, в том числе и в области внешней политики. В нашем распоряжении находятся т.н. «нотиции» Константинопольского патриархата, датированные XIV в. В этих документах приводятся списки кафедр Православной церкви, в частности, находящиеся на территории ВКЛ.

Большую часть актовых источников, использованных в  диссертации, составляют памятники, сохранившиеся в составе архива Константинопольского патриархата. В ходе исследования они стали основной группой источников по изучаемой проблематике, содержащих в себе материалы по истории развития и становления церковно-политических взаимоотношений между Константинопольским патриархатом и правителями Великого Княжества Литовского и восточнославянских княжеств. Спецификой данных источников является то, что они носят двойственный характер: с одной стороны, они предстают как материалы делопроизводства, с другой стороны, имеют  ярко  выраженные черты эпистолярных источников.

Состояние базы источников позволяет восстановить хронологическую последовательность событий, провести анализ взаимоотношений правителей ВКЛ с Константинопольским патриархатом, реконструировать существовавшие  в Византии представления о политической и этноконфессиональной ситуации в Восточной Европе.

В разделе 1.2 «Историография» согласно проблемному и хронологическому принципу дается характеристика уровня изученности различных проблем, связанных с темой диссертации. Вся исследуемая литература была разделена в соответствии с национальными школами на российскую, белорусскую, польскую, украинскую, литовскую и западноевропейскую (обобщенная группа, включающая в себя наработки современных западных историков). Первоначально анализу были подвергнуты работы, в которых исследовался комплекс документов архива Константинопольского патриархата (в настоящее время в Австрийской национальной библиотеке, г. Вена), а затем проведен обзор основной историографии.

Документы архива патриархата впервые стали предметом научного рассмотрения в середине XIX в. Церковный историк, выходец из Гомельской губернии, протоиерей В.И. Григорович обнаружил в Греции два кодекса копий документов, составил их описание и опубликовал часть из них в «Журнале Министерства Народного просвещения». Позднее акты из архива патриархата издавались три раза: в Вене Ф. Миклошичем и Й. Мюллером в 1860–1862 гг., в Санкт-Петербурге А.С. Павловым в 1880 г. (переизданы В.Г. Дружининым в 1908  г.), в настоящее время группой австрийских ученых ведется работа над новым полным изданием актов в шести томах (вышли три тома). Исследование документов архива Константинопольского патриархата имеет собственную историографическую традицию и продолжает привлекать внимание историков из разных стран.

Российская историография обратилась к изучению проблематики связей восточнославянских земель с Византией в XIX в. Существенный вклад в исследование внесли представители церковно-исторической школы: митрополит Макарий (Булгаков) «История русской церкви», Е.Е. Голубинский «История Русской церкви», В.А. Беднов «Православная церковь в Польше и Литве» и др. Принципиальное значение для диссертации имеет работа церковного историка протопресвитера Иоанна Мейендорфа «Византия и Московская Русь: очерки по истории церковных и культурных связей в XIV веке», где основное внимание сфокусировано на изучении особенностей политики Константинопольского патриархата. Автор отмечает тесное переплетение светских и церковных  факторов в политике Византии в восточноевропейском регионе. Особый интерес представляет  работа   Д.   Оболенского   «Византийское   содружество   наций».  Д. Оболенский ввел понятие «Византийское содружество наций», которым обозначалась конфедерация народов и стран, входящих в ареал культурного и политического влияния Византийской империи. Таким образом, российские историки внесли большой вклад в изучение различных аспектов взаимоотношений стран восточноевропейского региона и Византийской империи в период Средневековья. На протяжении всего периода развития российской историографии наибольшее внимание уделялось изучению различных аспектов политической истории, а основной была проблема «Москвы как центра собирания русских земель», исследование же политической и этноконфессиональной истории других средневековых государств Восточной Европы (в том числе и ВКЛ) проводилось менее активно.

В рамках польской историографической традиции вопросы, связанные с конфессиональным фактором в политике правителей Великого Княжества Литовского, поднимались в работах историков, начиная с XIX в.: «Православная церковь в Речи Посполитой 1370–1632» К. Ходыницкого, «Деятельность епископата восточной церкви на Руси и в Литве в Средневековье» Я. Фиалека, «От крещения до христианизации: Польша, Русь, Литва» М. Космана и др. Труд современного польского историка А. Мироновича «Православная Беларусь» является важной работой, в которой обстоятельно проанализированы основы церковной политики великих князей литовских и Константинопольского патриархата в отношении Киевской митрополии в период с 988 г. по 1686 г. В целом, внимание польской историографии традиционно сконцентрировано на анализе политических событий, происходивших на территории Великого Княжества Литовского, и изучении политики его великих князей. Для польских историков приоритетными были исследования, связанные с вопросами политических взаимоотношений и последующей унии между ВКЛ и Польским Королевством.

Белорусская, украинская и литовская историография. Над изучением проблем становления и развития ВКЛ в XIII–XV вв. плодотворно работает  ряд отечественных историков. Среди работ, опубликованных в настоящее  время, следует упомянуть многотомное издание «Истории Беларуси», второй том которой охватывает период XIV в. В рамках одной из глав, написанной белорусским исследователем Г.Я. Голенченко, приводится обзор развития церковно- политических взаимоотношений Константинопольского патриархата и В КЛ. Современное энциклопедическое издание «Великое Княжество Литовское» содержит систематизированные данные по истории и культуре ВКЛ на протяжении всей истории его существования> Таким образом, работы белорусских историков охватывают все аспекты исторического развития ВКЛ: политический, социально- экономический, этноконфессиональный, культурный и т.д. В то же время проблема взаимоотношений Великого Княжества Литовского с Константинопольским патриархатом в XIV в. в отечественной историографии находится на начальной стадии разработки.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать автореферат

Среди работ украинских историков необходимо отметить «Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского» Ф.М. Шабульдо и «Украина под татарами и Литвой» О.В. Русиной. Важное значение имеет работа литовского историка Э. Гудавичюса «История Литвы», где на основе широкого охвата фактов проанализирована история Литвы в контексте развития всего восточноевропейского региона. Оригинальный взгляд на изучаемую проблематику содержится в работе  Д. Бароноса «Три виленских мученика: житие и история», посвященной исследованию распространения культа мучеников на землях ВКЛ. Автор опубликовал ряд текстов источников, касающихся данной темы.

Среди работ современных западноевропейских историков наибольший интерес представляют следующие: «Возвышение Литвы: языческая империя в центре Европы 1295–1345» С. Роуэлла, «Епископат в поздней Византии» и исследователия Й. Прайзера-Капеллера.> В данных работах нашла отражение специфика конфессиональной ситуации в восточноевропейском регионе в XIV в, а именно, сосуществование и взаимодействие трех религиозных традиций – православия, католичества и языческих верований.

Таким образом, при существовании большого количества работ, затрагивающих проблему становления и развития церковно-политических взаимоотношений правителей Великого Княжества Литовского и Константинопольского патриархата, прослеживаются определенные пробелы в ее исследовании. В большинстве работ конфессиональная проблематика во взаимоотношениях ВКЛ с Константинополем затрагивалась лишь частично, что делает обоснованной постановку вопроса о необходимости проведения комплексного исследования по данной проблеме с учетом достижений современных исторических (источниковедение, медиевистика, византинистика) и смежных (исследования в области канонического права и др.) дисциплин.

В разделе 1.3. «Методология исследования» представлена характеристика методов, которые использовались в ходе исследования. В процессе работы применялись две группы методов: общенаучные и специально-исторические. К первым относятся: анализ и синтез, классификация и типологизация, индукция и дедукция. Тема исследования и состояние базы источников обусловили использование традиционного специально-исторического методологического инструментария, основу которого составляют историко-генетический и историко- сравнительный методы. Историко-генетический метод позволил показать развитие конфессиональной ситуации на землях ВКЛ в исторической динамике. Благодаря историко-сравнительному методу были выявлены типологические параллели во взаимоотношениях языческой светской власти и церковной иерархии в разные исторические эпохи, которые можно обозначить как феномен «своей античности» в истории ВКЛ. В некоторых случаях применялись специальные методы, например, метод библейских семантических ключей Р. Пиккио,  позволивший реконструировать особенности восприятия византийскими авторами  политической и этноконфессиональной ситуации в ВКЛ и, в частности, литовского язычества.

Во второй главе «Православная церковь в Великом  Княжестве Литовском в первой половине XIV века» рассматривается история Православной церкви в ВКЛ в контексте общего политического и этноконфессионального развития Восточной Европы в этот период.

В разделе 2.1 «Восточная Европа в XIV в.: особенности политического развития» анализируются специфичные черты развития региона под влиянием нескольких цивилизационных факторов. В XIV веке Восточная Европа выступала в роли своеобразного этнокультурного пограничья, где пересекались интересы различных государственных образований и религиозных традиций. Среди действующих политических сил выделялись Золотая Орда, Византийская империя, Великое Княжество Московское, Великое Княжество Литовское, Королевство Польское, Тевтонский и Ливонский ордена. Польша сконцентрировала свои усилия на покорении галицко-волынских земель, а Тевтонский и Ливонский ордена оказывали сильное военно-политическое давление на земли Великого Княжества Литовского. Византия развивала устойчивую систему внешнеполитического взаимодействия с восточноевропейскими странами, прибегая к использованию специфичной модели церковно-дипломатических взаимоотношений. В этой ситуации церковный фактор приобретал все большее значение: православие обеспечивало связь Руси и  Византии. Постепенно контакты с Константинополем  все более активизировались, что способствовало сохранению культурного единства и преемственности традиций власти. Православная церковь становилась одним из важнейших политических и административных институтов в Восточной Европе. Наличие на территории Литвы некрещеных язычников придавало особую остроту этноконфессиональной обстановке в ВКЛ. Языческие великие князья литовские, власти которых было подчинено православное население восточнославянских земель, широко использовали церковные структуры для достижения своих политических целей.

Первые шаги по проведению направленной церковной политики в ВКЛ были сделаны еще при Гедимине. Ольгерд продолжал поддерживать политическую линию, выбранную его отцом. Он избрал курс на весьма активную внешнюю политику. Великое Княжество Литовское бросало вызов всем своим конкурентам в Восточной Европе: Великому Княжеству Московскому, Золотой Орде, Польскому Королевству, Тевтонскому ордену. При Ольгерде территория ВКЛ увеличилась более чем в два раза. Владения ВКЛ простирались от Балтийского до Черного  морей. Свои политические акции Ольгерд совмещал с проведением активных дипломатических действий и развитием церковно-идеологической системы. Православное христианство являлось для восточнославянского  населения серьезным консолидирующим фактором, способным лечь в основу стабильности и единства ВКЛ. В целом, церковная политика Ольгерда  характеризовалась развитием структуры церкви (восстановление Литовской митрополии), что привело к выработке собственных принципов церковной политики и установлению дипломатических взаимоотношений с Константинополем.

Объективным условием развития церковно-политических взаимоотношений правителей ВКЛ и Константинопольского патриархата было уникальное геополитическое и этноконфессиональное положение Великого Княжества Литовского. Наличие большого количества православного населения, находившегося под властью языческих литовских князей, подвигало последних к проведению активной церковной политики, требовавшей определенной идеологической поддержки. Данный феномен можно обозначить термином

«языческий патронат». Для Константинопольского патриархата взаимодействие с правителями ВКЛ было особо важно с точки зрения возможного православного крещения Литвы, поскольку существовал высокий риск обращения великих князей литовских к папе римскому с просьбой о католическом крещении. Исходя из этого, константинопольские власти обращали особое внимание на развитие взаимодействия с ВКЛ.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В разделе 2.2 «Церковная политика Константинополя и проблема единства Киевской митрополии» рассматриваются особенности политики Константинопольского патриархата на пути укрепления влияния Византии в восточноевропейском регионе. Византийская церковная политика в отношении восточнославянских земель сильно зависела от внутренней политической жизни империи. Основной политической задачей Константинополя было сохранение единства Киевской митрополии. Константинопольский патриархат к XIV  в. включал около 112 митрополий и имел разветвленную церковную структуру со сложившейся традицией управления на основе канонов и правил церкви. В качестве базовой модели взаимодействия светской и духовной власти использовалась византийская «симфония властей». Византийская империя находилась  под влиянием ряда дестабилизирующих факторов, при этом Константинопольский патриархат играл все более возрастающую роль с точки зрения укрепления политической стабильности и распространения влияния империи. Для патриархата ведущим церковно-административным центром Восточной Европы в период  с конца X по XIV вв. была митрополия Киевская и всея Руси. Изменение статуса киевской кафедры произошло в первой половине XIV в., когда резиденция митрополита была перенесена из Киева во Владимир-на-Клязьме, а после – в Москву. С этого момента жизнь Православной церкви была тесно связана с политической жизнью Великого Княжества Московского. В это же время в регионе появились новые политические силы, что стало причиной серьезных изменений этноконфессиональной ситуации. На протяжении XIV века митрополиты киевские (Петр, Феогност и Алексий) последовательно проводили политику,  направленную на сохранение единства митрополии. Однако на пути реализации поставленных патриархатом задач существовало несколько угроз: распространение католичества, риск возврата православного населения ВКЛ к языческим верованиям под властью литовских князей и нестабильная внутриполитическая обстановка, характеризовавшаяся междоусобными княжескими конфликтами. Это заставляло византийские власти вносить коррективы в стандартную схему церковно- политического управления, основным принципом которой было сохранение единства и укрепление существовавшей церковной структуры. Проходившее при активном участии великих князей литовских учреждение (1316 г.) и восстановление (около 1352, 1354 гг.) Литовской митрополии, которой первоначально патриархат пытался придать «миссионерский» статус, было направлено на обращение в христианство некрещеных литовских язычников. Принявшая православие Вильна могла бы стать центром для установления церковного контроля над литовскими и восточнославянскими землями, включенными в состав ВКЛ, подобно тому, как таким центром стала Москва для восточно- и северорусских земель.

Глава 3 «Церковная политика великого князя Ольгерда» посвящена рассмотрению особенностей становления и развития церковно-политической системы ВКЛ при великом князе Ольгерде в рамках проводимой им политики экспансии в Восточной Европе.

В разделе 3.1 «Борьба за восстановление Литовской митрополии» рассматривается весь спектр проблем, связанных со стремлением  Ольгерда добиться учреждения самостоятельной церковной структуры на землях ВКЛ. Церковная политика великого князя литовского Ольгерда была одной  из  важнейших составляющих его политической деятельности и включала в себя проведение дипломатических акций, развитие структуры Церкви, разработку религиозно-идеологических обоснований великокняжеской власти. Среди ее характерных черт можно назвать ориентацию на взаимоотношения с Константинопольским патриархатом и активную конкуренцию с церковной политикой великих князей московских. Основной целью церковной политики Ольгерда являлось создание самостоятельной структуры церкви с собственным митрополитом на землях восточноевропейского региона, входящих в ареал влияния

ВКЛ, что вытекает из сформулированной им в 1371 г. церковной программы. Требование великого князя литовского «дай нам другого митрополита на Киев, Смоленск, Тверь, Малую Русь, Новосиль и Нижний Новгород!» находилось в рамках принятой политической линии «вся Русь должна принадлежать  Литве». Под натиском серьезных аргументов Ольгерда патриарх вынужден был пойти на принятие компромиссного решения – посвятить своего кандидата в митрополиты литовские с перспективой его последующего перехода на киевскую кафедру.

Расширение влияния и территории ВКЛ в восточнославянском регионе явилось одной из задач военно-политической программы великого князя Ольгерда. Центральной проблемой его церковной политики в 50-е – 60-е гг. XIV века было получение самостоятельного митрополита для Великого Княжества Литовского. На пути к этой цели Ольгерду приходилось преодолевать сопротивление правителей Византийской империи и Великого Княжества Московского. Противостояние правителям Великого Княжества Московского подталкивало Ольгерда к активному использованию церкви в своих политических мероприятиях: увеличение числа епархий в ВКЛ происходило прямо пропорционально увеличению восточнославянских территорий, включавшихся в его состав. А после присоединения Киева, древнего церковного и политического центра восточнославянского региона, создались условия для выделения самостоятельной церковной структуры на территории ВКЛ. Первая попытка Ольгерда восстановить Литовскую митрополию была совершена около 1352 г., когда митрополит Феогност был еще жив: Ольгерд отправил в Константинополь своего кандидата Феодорита  для посвящения на литовскую кафедру, что было грубым нарушением канонов. Это свидетельствует о существовании у великого князя амбициозных религиозно- политических планов. Действия Ольгерда побудили митрополита киевского Феогноста выдвинуть в качестве своего преемника по кафедре владимирского епископа Алексия. После исчезновения Феодорита Ольгерд в 1354 г. выдвинул своего второго кандидата – Романа, которому удалось получить каноническое посвящение в сан литовского митрополита в Константинополе. Ольгерд, организуя посвящение Романа, использовал изменение внутренней ситуации в Русской церкви (смерть митрополита Феогноста) и учел ряд вероучительных  аспектов, демонстрируя свою готовность стать верным христианским правителем, заботящимся о развитии церкви.

Таким образом, великий князь литовский последовательно совершенствовал свою церковную политику, переходя от примитивных методов воздействия на ситуацию (поставление митрополита Феодорита с нарушением церковных канонов) к углубленным и развитым, учитывающим традиции и каноническую практику Православной церкви (поставление митрополита Романа и давление на митрополита Алексия). Подобные действия великого князя литовского вынудили Константинопольский патриархат стать на путь поиска церковно-политического компромисса. Патриарх пытался урегулировать обстановку, издав и отправив на Русь серию соответствующих актов и посланий. В это время Ольгерд готовился к проведению последующих церковно-политических акций.

Раздел 3.2 «Киевская митрополия в конфликте между Вильно и Москвой: кризис 1370–1371 гг.» посвящен взаимоотношениям правителей ВКЛ и Великого Княжества Московского в рамках борьбы за лидирующую позицию в восточнославянском регионе и рассмотрению идеологической роли митрополии Киевской и всея Руси в этой борьбе.

Великое Княжество Московское являлось для Константинополя опорой при проведении политики в регионе. Но митрополит Киевский и всея Руси Алексий, используя свои тесные взаимоотношения с патриархатом, постепенно стал злоупотреблять своей властью, втягиваясь в политическую жизнь Москвы. Это вызывало противодействие и негативное отношение к нему со стороны правителей других княжеств, в том числе и ВКЛ.

На рубеж 70-х гг. XIV в. пришлась активизация экспансии ВКЛ на восточнославянские земли. Ольгерд предпринял три военных похода (1368, 1370, 1372 гг.), в ходе которых дважды подходил к Москве. Эти военно -политические действия были тесно взаимосвязаны с третьей попыткой Ольгерда получить отдельного митрополита для земель ВКЛ. Основные события, происходившие в период 1370–1371 гг., изложены в отдельном комплексе источников Константинопольского патриархата. В этих документах прослеживается позиция патриархата по сохранению единства Киевской митрополии.

Один их документов представляет личное послание Ольгерда константинопольскому патриарху Филофею (1371 г.), в котором изложена его церковно-политическая программа. Этот памятник можно рассматривать как ключевой источник, описывающий литовско-византийские отношения XIV в. Программа великого князя литовского предусматривала создание собственной митрополии для земель ВКЛ и территорий, входящих в сферу его влияния. Уникальность этого послания заключалась в том, что языческий князь напрямую обращался к вселенскому патриарху, основывая свои аргументы на вероучении и канонах Православной церкви. В результате Ольгерду удалось добиться появления разногласий между Константинопольским патриархатом и Киевской митрополией. По аналогии с тремя военными походами на Москву, можно выделить «три духовных походах на Константинополь»: в 1352 г. (поставление Феодорита), в 1354 г. (поставление Романа), в 1371 г. (послание к патриарху). Третья попытка получить митрополита на литовскую кафедру замыкала цепь церковно-политических действий Ольгерда. Патриарх был вынужден начать поиск компромисса, что привело к организации церковно-дипломатической миссии Киприана.

В разделе 3.3 «Миссия Киприана и достижение церковно-политического компромисса» рассматривается разработка и реализация Константинопольским патриархатом специального плана действий по стабилизации церковно- политической обстановки в Восточной Европе в 70-х гг. XIV века.

Основной целью миссии Киприана было сохранение единства в русской церковной провинции и поиск компромиссного решения между главными политическими силами региона – Великим Княжеством Московским и Великим Княжеством Литовским. Организуя эту миссию, патриархат решил выдвинуть собственную фигуру, способную восстановить церковный мир  и  утвердить единство Православной церкви в восточноевропейском регионе. Перед патриархом Филофеем и иеромонахом Киприаном стояли сложные задачи. С одной стороны, патриархат столкнулся с необходимостью восстановления самостоятельной Литовской митрополии по требованию Ольгерда, с другой – не мог нарушить каноническую практику Русской церкви, согласно которой со времени Крещения Руси существовал один митрополит. Киприан смог бы в своем лице объединить митрополию, выступив фигурой, приемлемой для враждующих княжеств. Первый этап деятельности Киприана прошел успешно: ему удалось установить взаимоотношения с Ольгердом, который согласился принять его кандидатуру в качестве литовского митрополита (1375 г.). Затруднения начались на втором этапе миссии, когда Киприан, получив хиротонию в Константинополе, вернулся на свою кафедру (1380 г.). После смерти митрополита Алексия он столкнулся с резким сопротивлением со стороны великого князя московского Дмитрия Ивановича, что мешало осуществлению основной цели его деятельности – воссоединению Православной церкви на землях Восточной Европы под своей властью как единого митрополита Киевского и всея Руси. Киприан смог реализовать основную интеграционную цель миссии слишком поздно – только после смерти  великого князя московского Дмитрия Ивановича в 1389 г. Его конфликт с Дмитрием Ивановичем стал основной причиной неудачи миссии и постепенного усиления влияния Католической церкви в регионе.

Глава 4 «Православная церковь между Константинополем, Вильно и Москвой: цивилизационный и идеологический аспекты» посвящена анализу ряда культурных феноменов, возникших в результате деятельности Православной церкви в восточноевропейском регионе в XIV веке.

В разделе 4.1 «Феномен «своей античности» в Великом  Княжестве Литовском» обосновывается введение термина «своя античность» и рассматриваются особенности развития этого уникального феномена, возникшего  на базе взаимодействия православия и язычества на территории ВКЛ во второй половине XIV века.

В восточноевропейском регионе с принятием православия происходило заимствование византийских культурных и политических образцов, закладывавших основу будущего развития восточнославянской цивилизации. Этот процесс, хотя и имел определенную специфику, в целом протекал по классической  схеме: крещение, христианизация и формирование местных общественно-политических институтов. Церковная структура получила свою организацию по византийскому типу: киевский митрополит, подчинявшийся Константинопольскому патриарху, занимался ведением внутренних духовных дел; епископы, находящиеся на местных кафедрах, окормляли приходы и монастыри. Постепенно на основе византийских образцов сформировался «местный лик» русских святых.

Термин «своя античность» можно использовать для обозначения целого комплекса специфичных явлений в Великом Княжестве Литовском, сформировавшихся на фоне взаимодействия светской языческой власти великих князей литовских с представителями церковной власти и  православным  населением. В работе термин употребляется, прежде всего, применительно к сфере церковно-политической жизни и религиозно-идеологических представлений и описывает сложившуюся в XIV в. систему взаимоотношений правителей-  язычников с представителями Православной церкви, находящую свои ближайшие типологические параллели в истории первых веков христианства.

Наиболее ярко феномен «своей античности» отразился во взаимоотношениях великого князя литовского Ольгерда и патриарха Филофея. Прямое столкновение между ними произошло в рамках борьбы за Литовскую митрополию, что позволяет выделить элементы межрелигиозного диалога между язычеством и православным христианством. При возникновении затруднений во взаимодействии с языческими правителями ВКЛ Константинопольский патриархат обращался к историческому опыту первых веков христианства, осмысливая его сквозь призму библейского повествования.

В разделе 4.2 «Вселенский патриарх и князь-огнепоклонник: от неприятия к диалогу» исследуются изменения во взаимоотношениях правителей ВКЛ с Константинопольским патриархатом. Византийско-литовские отношения прошли несколько этапов, в процессе чего позиции обеих сторон эволюционировали. При взаимодействии с Константинопольским патриархатом Ольгерд стал учитывать особенности вероучения, канонической и административной практики Православной церкви. Изначально патриарх выбрал тактику отвержения дей ствий великого князя литовского. В отношении Ольгерда Филофей использовал ряд негативных идеологических маркеров («огнепоклонник», «нечестивый», «враг веры и креста Христова» и гонитель). Это было обусловлено необходимостью противодействия военным и церковно-политическим выступлениям великого князя литовского. Употребление по отношению к Ольгерду образа «язычника-гонителя» имеет глубокие корни в библейской экзегетике и истории церкви. В результате, в Византии сформировалось устойчивое представление о литовском язычестве как о

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

«нечестивом» поклонении солнцу и огню. В рамках библейской экзегетики поклонение огню было напрямую связано с человеческими жертвоприношениями, что приобретает особую важность в контексте развития культа виленских мучеников. Таким образом, образ «огнепоклонника-гонителя» и установление культа мучеников стали идеологическим оружием патриархата в борьбе за единство митрополии Киевской и всея Руси.

В результате их взаимоотношений впоследствии возник уникальный феномен диалога между предстоятелем Константинопольской церкви и языческим правителем ВКЛ. Великий князь Ольгерд проявлял себя как человек, подготовленный к принятию христианства и способный вести активное взаимодействие с Константинопольским патриархатом. Патриарх Филофей отреагировал на ряд обвинений, высказанных Ольгердом в отношении митрополита Алексия, внеся коррективы в свою политику на территории Восточной Европы. В своем диалоге с патриархом Ольгерд использовал царскую титулатуру, пытаясь войти в систему взаимоотношений светской и духовной власти в восточнославянском регионе.

Однако через несколько лет после смерти Ольгерда конфессиональная и политическая ситуация в ВКЛ и Восточной Европе претерпела существенные изменения. Рубежом стало заключение Кревской унии в 1385 г., после чего на лидирующие позиции в деле христианизации Литвы выдвинулась Католическая церковь. Это привело к возникновению новой конфессиональной ситуации на территории Восточной Европы.

Раздел 4.3 «Церковно-политическая ситуация в Восточной Европе в эпоху Кревской унии» посвящен завершающему этапу церковно-политических взаимоотношений ВКЛ и Константинопольского патриархата в XIV веке.  С момента заключения Кревской унии (1385 г.) началась новая эпоха церковно- исторической   жизни   восточноевропейского   региона.   В   связи   с  католическим крещением Литвы (1387 г.) исчезла ситуация конфессионального и цивилизационного выбора. Западный тип развития стал определяющим для правителей ВКЛ, а Католическая церковь — доминирующей христианской конфессией на территории Великого Княжества Литовского. Для Константинопольского патриархата это явилось отрицательным результатом многолетнего дипломатического и церковно-политического взаимодействия с правителями ВКЛ. Великий князь литовский отказался от взаимоотношений с Константинопольским патриархатом в пользу активизации взаимодействия с представителями Католической церкви.

Существование в отношени Православной церкви единой линии церковной политики у правителей ВКЛ, рассматривавших ее как один из инструментов своей политики, продолжалось на протяжении всего XIV века. Наибольшую активность в этой сфере проявлял великий князь Ольгерд, предпринявший три попытки восстановления кафедры литовского митрополита. Его церковно-политическая деятельность характеризовалась развитием специфичного феномена в жизни Православной церкви, обозначенного нами термином «своя  античность».  Суть этого феномена заключалась в необходимости для Православной церкви выработки адекватной модели взаимодействия со светской языческой властью на территории ВКЛ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основные научные результаты диссертации

1. Во внешней политике Константинопольский патриархат уделял особое внимание проблемам, связанным с Восточной Европой. Митрополия Киевская и всея Руси рассматривалась в Константинополе как дополнительный источник ресурсов для слабеющей Византийской империи. В таких условиях церковь играла роль связующего звена между Византией и государствами Восточной Европы: восточнославянскими княжествами, ВКЛ, Золотой Ордой и др. Залогом успешного осуществления такой миссии могла выступать церковь, структура которой была бы организована по византийским принципам устройства, с единым центром и подчиненными ему подразделениями. Таким центром была митрополия Киевская и всея Руси. Однако в связи с вхождением Киева в сферу влияния ВКЛ статус кафедры изменился. Сосуществование православия и язычества на территории ВКЛ Константинопольский патриархат рассматривал как условие, открывающее возможность для осуществления христианской миссии с целью включения языческой Литвы в «византийское содружество наций». Кроме того, создание самостоятельной кафедры митрополита на территории Литвы позволило снизить угрозу распространения католичества среди православного восточнославянского населения ВКЛ и литовских язычников. При создании Литовской митрополии Константинопольский патриархат хотел придать литовской кафедре номинальный «миссионерский» статус. К середине XIV в. патриархат, возвращаясь к политике сохранения единства церкви в Восточной Европе, принял решение упразднить Литовскую митрополию, присоединив ее к митрополии Киевской и всея Руси [2], [3], [7], [10].

2. Великое Княжество Литовское представляло собой специфичное государственное образование, находившееся на стыке сферы политического и культурного влияния двух цивилизаций. На протяжении всего XIV в. шел активный поиск вектора его будущего развития. С включением в состав ВКЛ земель с православным восточнославянским населением его правители, оставаясь язычниками, не могли игнорировать специфику этноконфессиональной ситуации и вырабатывали целенаправленную политику в отношении церкви. Вопросы развития структуры церкви на территории ВКЛ впервые были поставлены великим князем Гедимином. В 1316 г., установив дипломатические взаимоотношения с Константинопольским патриархатом, он добился учреждения Литовской митрополии с отдельным митрополитом. Постепенно сформировался своеобразный «языческий патронат» – феномен, при котором представители языческой великокняжеской власти активно участвовали в жизни церкви, что стало основной особенностью развития ее административной организации и структуры. Константинопольский патриархат вынужден был реагировать на сложившуюся в ВКЛ специфичную этноконфессиональную ситуацию [2], [3], [4], [7], [9].

3. Основу заложенной при Гедимине религиозной политики великих князей литовских составляло активное взаимодействие с ведущими центрами христианской жизни (папской курией и Константинополем). Новый виток развития этой церковно- политической линии начался с приходом к власти Ольгерда, когда актуальность ситуации «конфессионального выбора» значительно возросла. Реализуя свои планы по расширению влияния ВКЛ в восточнославянском регионе, Ольгерд уделял большое внимание церковной политике. Он предпринял три попытки восстановления кафедры литовского митрополита, которые  по  аналогии   с тремя военными   походами   на  Москву  можно  назвать тремя «духовными походами» на Константинополь (поставление Феодорита в 1354 г., поставление Романа в 1362 г. и грамота с требованием отдельного митрополита в 1371 г.). Церковная политика Ольгерда была одной из важнейших составляющих его деятельности и включала проведение дипломатических акций, развитие структуры церкви, разработку религиозно-идеологических обоснований великокняжеской власти. Путем анализа особенностей проведения трех попыток восстановления Литовской митрополии, предпринятых Ольгердом, можно проследить эволюцию его церковной политики: со временем великий князь литовский столкнулся с необходимостью учитывать каноническую практику и традиции Православной церкви, переходя от давления на Константинопольский патриархат к компромиссным формам взаимодействия с ним. Основная церковно-политическая программа Ольгерда была изложена в грамоте 1371 г., адресованной константинопольскому патриарху Филофею, что является неординарным для рассматриваемого периода. Уникальным фактом также следует признать использование Ольгердом в послании титула «василевс», отражавшего его готовность при соблюдении определенных условий войти в политическую систему православных правителей Восточной Европы. Указанные черты церковной политики Ольгерда позволяют говорить о высоком уровне ее развития: он более чем на столетие опередил великих князей московских в идеологическом обосновании своей церковно- политической деятельности [1], [2], [5], [6], [8], [9].

4. В качестве основного стратегического центра своей политики в Восточной Европе Константинопольский патриархат рассматривал кафедру митрополита Киевского и всея Руси, резиденция которого с 1325 г. находилась в Москве. Основные дипломатические и церковно-политические контакты между Византией и государствами Восточной Европы осуществлялась при участии киевского митрополита и великих князей московских. Однако в середине XIV в. возникла потенциальная угроза раскола, вызванная проводимой великими князьями литовскими политикой по восстановлению Литовской митрополии. Это вынуждало Константинопольский патриархат вносить существенные коррективы в свою политику и сложившуюся модель церковного управления в Восточной Европе. Для сохранения стабильности и достижения поставленных целей христианизации Литвы Константинопольский патриархат организовал особую миссию иеромонаха Киприана в 1375 г. Компромиссное решение, принятое Константинопольским патриархатом, предусматривало посвящение Киприана на литовскую кафедру с возможностью последующего перемещения его на киевскую, что привело бы к присоединению Литовской митрополии к Киевской. К концу XIV в. произошли важные изменения политической и этноконфессиональной ситуации в ВКЛ. После смерти Ольгерда в 1377 г. вектор церковной политики ВКЛ переориентировался на Запад. В 1387 г. состоялось католическое крещение Литвы, повлекшее за собой исчезновение ситуации «конфессионального выбора» для правителей ВКЛ [2], [7], [9].

5. Уникальная ситуация взаимодействия Православной церкви с язычеством на территории ВКЛ привела к возникновению целого ряда специфичных явлений, которые можно обозначить термином «своя античность». В первую очередь, данный феномен проявился в формировании особого типа взаимоотношений между Константинопольским патриархатом и языческими правителями ВКЛ. Можно говорить о появлении ситуации диалога (в прямом и переносном смыслах) между правителями ВКЛ и Константинопольским патриархатом. В подобных условиях церковь конструировала специфичную систему взаимоотношений с языческой властью ВКЛ, обращаясь к опыту первых веков существования христианства в Римской империи. Характерным примером такого конструирования является использование патриархом Филофеем в отношении великого князя литовского Ольгерда ряда библейских образов («нечестивый царь», «огнепоклонник», «гонитель», «враг креста Христова»), сыгравших роль негативных оценочных маркеров его деятельности. Также важную роль в оценке действий Ольгерда сыграл утвержденный патриархатом культ трех виленских мучеников. Феномен «своей античности» стал уникальной особенностью межрелигиозного диалога в истории восточноевропейского региона и Беларуси [4], [5], [10], [11], [12].

Рекомендации по практическому использованию результатов исследования Результаты диссертационного исследования и находящийся в работе фактологический материал могут быть использованы для дальнейшей разработки проблем политической и этноконфессиональной истории ВКЛ, внутренней и внешней политики государств Восточной Европы, а также в преподавательской и лекционной работе, при подготовке специальных (по истории государства и права зарубежных стран, этноконфессиональной истории) и обобщающих работ, учебников и учебных пособий по истории Восточной Европы для высших и средних учебных заведений; в профессиональной деятельности архивов и музеев.

Полученный автором фактологический материал используется в учебном процессе ГУО «Республиканский институт высшей школы» в рамках системы повышения квалификации специалистов с высшим образованием (акт о практическом использовании результатов исследовании от 20.04.2012).

Список публикаций соискателя

Статьи в рецензируемых научных изданиях

1. Голубев, О.Е. Комплекс документов дипломатической переписки Константинопольского патриарха Филофея Коккина с правителями и епископатом русских земель как источник по истории Восточной Европы XIV века / О.Е. Голубев // Беларускі археаграфічны штогоднік ; рэдкал.: Э. М. Савіцкі (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск : БелНДІДАС, 2009. – Вып. 10. – С. 158–178.
2. Голубев, О.Е. Церковь и княжеская власть на землях Великого Княжества Литовского в 50–70-х годах XIV века: специфика взаимоотношений / О.Е. Голубев
// Научные труда Республиканского института высшей школы. Исторические и психолого-педагогические науки: сб. науч. ст. / редкол.: М. И. Демчук (гл. ред.) [и др.]. – Минск : РИВШ, 2010. – Вып. 10(15), ч. 1. – С. 35–41.
3. Голубев, О.Е. Православная церковь в Великом Княжестве Литовском в первой половине XIV в. / О.Е. Голубев // Вышэйшая школа. – 2010. – № 4. – С. 60– 64.
4. Голубев, О.Е. Феномен «своей античности» в истории Великого Княжества Литовского / О.Е. Голубев // Studia Historica Europae Orientalis = Исследования по истории Восточной Европы : науч. сб. / редкол.: А.В. Мартынюк (отв. ред.) [и др.].
– Минск : РИВШ, 2010. – Вып. 3. – С. 73–91.

Статьи в научных сборниках
5. Голубев, О.Е. Великий князь литовский Ольгерд: князь или царь? / О.Е. Голубев // Studia Historica Europae Orientalis = Исследования по истории Восточной Европы : науч. сб. / редкол.: А.В. Мартынюк (отв. ред.) [и др.]. – Минск : РИВШ, 2008. – Вып. 1. – С. 27–33.

Материалы международных и республиканских научных конференций
6. Голубев, О.Е. Переписка великого князя литовского Ольгерда с константинопольским патриархом Филофеем как источник по этноконфессиональной истории Беларуси / О.Е. Голубев // Европа: актуальные проблемы этнокультуры: материалы II Междунар. науч.-теорет. конф., Минск, 25 апр. 2008 г. / Белорус. гос. пед. ун-т им. М. Танка ; редкол.: В.В. Тугай (отв. ред.) [и др.]. – Минск, 2008. – С. 230–232.
7. Голубев, О.Е. Отношения между православным христианством и язычеством на землях Великого Княжества Литовского во времена правления князя Ольгерда / О.Е. Голубев // Религия и общество – 3: актуальные проблемы современного религиоведения : сб. науч. тр. / под общ. ред. В.В Старостенко, О.В. Дьяченко. – Могилев : МГУ им. А.А. Кулешова, 2008 г. – С. 13–15.
8. Голубев, О.Е. Свидетельство византийского историка Никифора Григоры о великом князе литовском Ольгерде и митрополите Романе / О.Е. Голубев // III -я Няфёдаўскія чытанні: беларускае мастацтва: гісторыя і сучаснасць : зб. матэрыялаў рэсп. навук.-творч. канф., Мінск, 19 сак. 2009 г. / Мін.-ва культуры Рэсп. Беларусь, Беларус. дзярж. акад. мастацтваў ; рэдкал.: А.В. Любы [і інш.]. – Мінск, 2009. – Т. 2
: Вялікае княства Літоўскае ў гісторыі і культуры Беларусі. – С. 62–67.
9. Голубев, О.Е. Планы восстановления Литовской митрополии в церковной политике великого князя Ольгерда / О.Е. Голубев // Хрысціянства ў гістарычным лёсе беларускага народа : зб. матэрыялаў міжнар. навук. канф., Гродна, 6–7 мая, 2009 г. / ГрДУ ім. Я. Купалы ; рэдкал.: С.В. Марозава (гал. рэд.) [і інш.]. – Гродна, 2009. – Ч. 1 – С. 147–151.
10. Голубев, О.Е. Византия, Москва, Литва в середине XIV века: треугольник взаимоотношений / О.Е. Голубев // Судьбы славянства и эхо Грюнвальда: к 600- летию битвы при Грюнвальде : материалы междунар. науч. конф. / редкол.: А.И. Филюшкин (гл. ред.) [и др.]. – СПб. : Любавич, 2010. – С. 80–84.
11. Голубев, О.Е. Феномен «своей античности» в истории Руси и Великого Княжества Литовского: к постановке проблемы / О.Е. Голубев // Вялікае княства Літоўскае і яго суседзі ў XIV–XV стст. : саперніцтва, супрацоўніцтва, урокі: да 600- годдзя Грунвальдскай бітвы: матэрыялы міжнар. навук. канф. (Гродна, 8–9 ліп. 2010 г.) / Нац. акад. навук Беларусі, Ін-т гісторыі ; Гродзен. дзярж. ун-т. імя Я. Купалы ; уклад.: А.І. Груша, С.В. Марозава ; рэдкал.: А.А. Каваленя
[і інш.]. – Мінск : Беларус. навука, 2011. – С. 193–198.
12. Голубев, О.Е. Комплекс документов Константинопольского патриархата: историографическая традиция и перспективы исследования / О.Е. Голубев // Восточнославянский мир Великого Княжества Литовского и его культурное наследие в исторической памяти и историографической рефлексии народов Восточной Европы (XIX–XXI вв.) : материалы междунар. науч. конф. / редкол.: Д.В. Карев (гл. ред.) [и др.].– Гродно, 2012. – С. 103–106.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

725

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке