Развивающаяся на западе практика воспитания детей в лесбийских парах, беспрецедентный рост числа разводов и неполных семей (каждый седьмой российский ребенок до 18 лет воспитывается в неполной семье, и в 94 % случаев это семья, с которой отец не живет), все чаще приводят к исчезновению отцовской фигуры из социальной ситуации развития ребенка и подростка (MacCallum F., Golombok S., 2004; Кон И. С., 2005). Современные исследователи связывают с этим многие психологические проблемы современного человека: диффузность идентичности, в том числе половой и полоролевой, эмоциональное неблагополучие, антисоциальное поведение (Боуэн М., 2005; Target M., Fonagy P., 2002; Cabrera N. и др., 2000; Rohner R., 1998; Lamb M., Tamis-Lemonda C., 2004; Phares V., Compas B., 1993; Захаров А. И., 2000; Видра Д., 2000; Кочубей  Б. И., 1993; Обухова Л. Ф., 2004; Прихожан А. М., 2000; Соколова Е. Т., 1986).

Однако, хотя и было обнаружено, что дети из неполных семей испытывают больше трудностей, по сравнению с детьми из полных семей, отмечается, что и в неполной семье развитие ребенка может быть вполне нормальным (DeKlyen M. и др., 1998; Lamb M., Lewis C., 2004; Davids M., 2002). Иначе говоря, отцовское отсутствие не является пагубным само по себе. Ряд теоретических предположений и клинических наблюдений позволяет сделать вывод о значимости не только реальных взаимодействий между отцом и ребенком для нормального психического развития последнего, но “внутреннего отца”, представленного в психике, его образа, формирующегося под воздействием различных условий (Davids M., 2002; Marks M., 2002; Britton R., 2000; Grossmann K. и др., 2002; Blos P., 1970; Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998).

Эмпирические исследования значимости репрезентаций родителей в жизни взрослого человека были начаты в конце 70-х годов прошлого столетия зарубежными психологами. Создание в рамках теории привязанности специального опросника (Parental Bonding Instrument) позволило получить надежные корреляции между характеристиками родительских репрезентаций, а именно, степенью воспринимаемой эмоциональной теплоты и контроля со стороны родителей, и выраженностью симптомов тревоги и депрессии у взрослых людей (Parker G., 1979; Enns M. и др., 2000; Холмогорова А. Б., Воликова С. В., Полкунова Е. В., 2005). Вместе с тем, эти исследования относятся к воспоминаниям взрослых людей о своем детстве и точность этих оценок может быть ограничена (Greco L., Morris T., 2002). Кроме того, детство – длительная эпоха в жизни человека, и, как показывают данные наблюдений, образ родителя меняется на его протяжении (Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998). Исходя из этого, очень важным было обращение от анализа детского развития через призму воспоминаний взрослых, собственно к ребенку, к его чувствам, эмоциям, фантазиям и желаниям, связанным с родителями.

Как зарубежные (Cheng H., Furnham A., Greco L., Morris T.), так и отечественные (Вассерман Л. И., Подольский А. И., Прихожан А. М., Филиппова Е. В., Гаврилова Т. П.) исследования образа отца у детей и подростков немногочисленны. В одном из них было показано, что дети 8-13 лет, у которых отмечалась депрессивная симптоматика, оценивают своих отцов как менее заботливых и более контролирующих (Greco L., Morris T., 2002). А. М. Прихожан выявила, что эмоционально благополучные подростки позитивно воспринимают отца, отмечая такие его качества, как заботливость, принятие. Подростки с повышенным уровнем тревоги оценивают отца как требовательного, принимающего, но доминантного и ненадежного (Прихожан А. М., 2000). Исследования Л. И. Вассермана, А. И. Подольского и их коллег выявили связь между отдельными аспектами воспринимаемых подростками воспитательных практик отца с выраженностью у них симптомов депрессии, тревоги, делинквентным поведением (Вассерман Л. И., Горьковая И. А., Ромицына Е. Е., 2004; Подольский А. И., Идобаева О. А., Хейманс П., 2004).

Однако в этих исследованиях не всегда учитывался пол и возраст ребенка, что является существенным недостатком. Образ отца у ребенка из неполной семьи экспериментально практически не исследован. Это осложняется отсутствием подходящей психодиагностической методики, позволяющей изучать образ отца даже в случае отсутствия непосредственных контактов с ним. Кроме того, остается неизученным вопрос о возможном совместном влиянии на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность ребенка таких двух факторов, как наличие отца, с одной стороны, и типа его образа, с другой. Такие исследования позволили бы выяснить, существуют ли сензитивные периоды, связанные с наличием в семье отца и характером его образа у подростков в плане влияния на их психическое развитие. Таким образом, исследование влияния отцовского образа на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность подростков является актуальной задачей, решение которой расширит представления о факторах, способствующих поддержанию эмоционального благополучия и формированию полоролевой идентичности,  и снабдит психологов, работающих с подростками и их семьями, знанием о новых мишенях коррекционной работы.

Объект исследования – образ отца у подростков

Предмет исследования – влияние образа отца у подростков разных половозрастных групп на эмоциональное благополучие и формирование полоролевой идентичности

Цель исследования:

Теоретический анализ психологических аспектов отцовства в современной культуре и эмпирическое исследование влияния образа отца на уровень эмоционального благополучия и формирование полоролевой идентичности подростков с учетом их половозрастных характеристик.

Задачи исследования:

  1. Анализ современных теоретических подходов и эмпирических исследований значимости отцовской фигуры и образа отца для психического развития детей и подростков.
  2. Разработка методического комплекса, направленного на изучение образа отца и его влияния на эмоциональное благополучие и формирование полоролевой идентичности подростков разных половозрастных групп.
  3. Апробация опросников PBI (Parker G.) и МиФ (Дворянчиков Н. В.) для диагностики родительских репрезентаций и полоролевой идентичности у подростков разных половозрастных групп.
  4. Разработка и валидизация теста “Эмоциональная экспрессивность отца” для диагностики характера отцовского образа у подростков.
  5. Эмпирическое исследование влияния образа отца на эмоциональное благополучие подростков с учетом их половых и возрастных характеристик.
  6. Эмпирическое исследование влияния образа отца на формирование полоролевой идентичности подростков с учетом их половых и возрастных характеристик.

Гипотезы исследования:

  1. Существуют устойчивые и независимые от культурных традиций аспекты значимости фигуры отца для психического развития ребенка.
  2. Отцовский образ влияет на эмоциональное благополучие подростков, причем это влияние имеет свою специфику в зависимости от пола и возраста подростка.
  3. Отцовский образ влияет на формирование полоролевой идентичности подростков, причем это влияние имеет свою специфику в зависимости от пола и возраста подростка.
  4. Эмоциональное благополучие и полоролевая идентичность подростка зависят как от наличия в семье отца, так и от характера его образа.

Теоретико-методологическая основа исследования:

Теоретико-методологической основой исследования являются представления классического психоанализа З. Фрейда, теории объектных отношений (Д. Винникот, Р. Бриттон, П. Блос, П. Фонаги), сэлф-психологии Х. Кохута, структурного психоанализа Ж. Лакана, теории привязанности (Д. Боулби, К. Гроссман), системно ориентированной семейной психотерапии (М. Боуэн).

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать автореферат

Методы исследования:

  1. Опросник родительской связи (PBI, G. Parker), позволяющий исследовать образ родителя в аспекте его эмоциональной теплоты и уровня контроля (опросник переведен и апробирован на взрослой выборке в лаборатории клинической психологии и психотерапии МНИИ психиатрии);
  2. Специально разработанный тест “Эмоциональная экспрессивность отца”, позволяющий изучать образ отца в аспекте его доминирующего эмоционального состояния;
  3. Опросник “Маскулинность и фемининность” (Дворянчиков Н.В.), направленный на диагностику особенностей полоролевой идентичности;
  4. Шкала детской депрессии (CDI, Kovacs M.) для оценки выраженности симптомов депрессии (переведена и апробирована в лаборатории клинической психологии и психотерапии МНИИ психиатрии);
  5. Шкала личностной тревожности учащихся (Прихожан А. М.) для диагностики выраженности симптомов тревоги у подростков.

Для обработки полученных данных использовались корреляционный, дисперсионный и факторный анализы, реализованные в пакете статистических программ SPSS for Windows 13.0.

Эмпирическая база исследования:

В эмпирическом исследовании принимали участие 210 подростков младшего подросткового возраста 10-11 лет (101 мальчик и 109 девочек 5-х классов) и 206 подростков старшего подросткового возраста 15-16 лет (98 мальчиков и 108 девочек 10-х классов), которые составили 4 исследовательские выборки (всего 416 человек). Фронтальное исследование проводилось в 2 этапа в московских школах №№ 85, 69, 1515.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования:

Выделены инвариантные и относительно независимые от культуры аспекты значимости отцовской фигуры для психического развития. С помощью метода срезов описана динамика образа отца в подростковом возрасте и выделены некоторые ее закономерности у мальчиков и девочек. Впервые исследованы особенности влияния отцовского образа на уровень эмоционального благополучия и формирование полоролевой идентичности у подростков разных половозрастных групп. Впервые наряду с влиянием фактора эмоционально позитивного или негативного образа отца, сформировавшегося у ребенка, исследовано влияние фактора совместного проживания или отсутствия отца в семье на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность подростков. Впервые разработан диагностический инструмент, позволяющий исследовать эмоциональную окрашенность образа отца независимо от его присутствия в семье.

Практическая значимость исследования:

Разработан и апробирован тест “Эмоциональная экспрессивность отца”, позволяющий изучать особенности восприятия подростками своих отцов. Проведена апробация, адаптация и валидизация опросников “МиФ” и PBI для диагностики подростков, начиная с 10-летнего возраста. Указанные методики, а также полученные в работе данные о роли отца в психическом развитии подростка могут быть использованы при построении психокоррекционных программ, в учебных курсах по детской психологии, в психопрофилактической работе с родителями детей и подростков. Полученные результаты используются в консультативной и просветительской работе с детьми и родителями в ЦППРиК “Строгино” г. Москвы, в работе психологической службы гимназии № 1515. По материалам исследования опубликована просветительская статья в газете
“1 сентября” (Завтра придешь в школу с отцом! // Первое сентября. – 2006. – № 2).

Положения, выносимые на защиту:

1. Анализ культурных традиций и психологических исследований показывает, что значение отца тесно связано с культурно-историческим контекстом. Вместе с тем, он позволяет выделить относительно независимые и инвариантные аспекты его значимости.

В психодинамической традиции и современных разработках теории привязанности образ отца рассматривается как важная для психического развития ребенка и подростка структура, формирование которой начинается с рождения ребенка и осуществляется под воздействием различных внутренних (половозрастные и ситуативные проекции, фантазии) и внешних (коммуникации со значимыми близкими людьми, культуральные стереотипы, реальное взаимодействие с отцом) факторов.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

К инвариантным аспектам значимости отца для психического развития ребенка в указанных подходах относятся его содействие перестройке первоначально симбиотических отношений ребенка с матерью, открытие ребенку новых, качественно иных способов взаимодействия, содействие развитию у ребенка представлений о семейной иерархии и формирование у ребенка представлений о себе как о потомке двух родов: не только материнского, но и отцовского.

2. Характер отцовского образа у подростков связан с эмоциональным благополучием и формированием полоролевой идентичности подростков. Существуют как устойчивые и универсальные связи, так и изменяющиеся при переходе от одной половозрастной группы к другой.

Для эмоционального благополучия подростков наибольшее значение имеет восприятие отца эмоционально теплым. Восприятие его содействующим автономии и сверх-контролирующим также влияет на уровень эмоционального благополучия, но не во всех исследованных половозрастных группах.

Характер отцовского образа влияет на формирование полоролевой идентичности у младших подростков в большей степени, чем у старших.

3. Отсутствие в семье отца не является достаточным фактором для возникновения эмоциональных нарушений и проблем в формировании полоролевой идентичности у подростков. Существует сложное взаимодействие фактора наличия или отсутствия в семье отца с фактором качества отцовского образа, которые могут совместно влиять на психическое развитие ребенка.

Апробация результатов исследования:

Основные положения и результаты исследования докладывались на заседаниях кафедры клинической психологии и психотерапии МГППУ (2005-2006 гг.), заседании Ученого совета факультета психологического консультирования МГППУ (2006 г.), на заседании педагогов-психологов СЗАО г. Москвы (2006 г.), на заседании отдела психотерапии Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции “Строгино”, на V Городской межвузовской научно-практической конференции «Молодые ученые — московскому образованию». По материалам исследования опубликовано 5 печатных работ.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Структура работы:

Работа изложена на 141 странице, состоит из введения, двух частей, семи глав, выводов, заключения, списка литературы из 130 наименований и 2 приложений. Работа содержит 15 таблиц, иллюстрирована 18 рисунками.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность проблемы, показана степень ее разработанности, определены объект, предмет, цель, задачи, гипотезы, описаны методы исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, отражены научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе раскрывается положение фигуры отца в культурно-историческом контексте. Рассматривается значение отцовской фигуры в первобытном, западном, восточном, латинском, американском, российском обществах. Отмечается, что во всех этих обществах изменение социокультурной ситуации могло способствовать трансформации позиции отца в семье от полного подчинения его воле до игнорирования и пренебрежения им.

Как в западном, так и восточном современных обществах существует тенденция к все большему включению отца в уход и заботу о ребенке. Его роль больше не сводится исключительно к материальному обеспечению семьи и патриархальному главенству. Наоборот, от него требуется проявление эмоциональной включенности и заинтересованности в отношениях с детьми. Тем не менее, есть предположения, что такой образ современного отца является скорее искусственно формируемым стереотипом, нежели отражает реальное положение дел.

Феномен отцовства нашел свое отражение и во всевозможных произведениях искусства. Восприятие отца глазами ребенка и подростка широко представлено в современной литературе, кинематографии: от отца отсутствующего, потерянного, которого необходимо найти во внешнем или внутреннем мире, до отца тиранического, подавляющего, лишающего ребенка собственной идентичности, препятствующего обретению ребенком автономии и независимости. В качестве примеров разных образов отца рассматриваются произведения Г. Гессе, Ф. Кафки, В. В. Набокова, И. А. Бродского, А. Звягинцева и др.

Во второй главе анализируются представления о роли отца в психическом развитии ребенка в различных психологических концепциях: психодинамической (З. Фрейд, Ж. Лакан, Р. Бриттон, М. Таргет, П. Фонаги, Х. Кохут и др.), теории привязанности (Д. Боулби, К. Гроссманн и др.), в системном подходе (М. Боуэн,
Г. Бейтсон и др.), в отечественных исследованиях (И. С. Кон, Б. И. Кочубей и др.).

Научные исследования роли отца в психическом развитии ребенка начались в рамках психоаналитической традиции. Первоначально отец, а не мать рассматривался в качестве центральной фигуры, определяющей успешность психического развития человека (Etchegoyen A., 2002; Trowell J., 2002). Становление в 1940-е гг. теории объектных отношений привело, во-первых, к большему акценту на изучении формирования и значения внутренних объектов, а, во-вторых, сместило интерес исследователей с отца на мать ребенка (Etchegoyen A., 2002). Тем не менее, впоследствии, именно благодаря теории объектных отношений, были разработаны теоретические положения о значимости отца и его образа для психического развития ребенка и подростка. Их анализ позволяет выделить несколько инвариантных аспектов значимости отцовской фигуры и его образа для психического развития детей и подростков.

Предполагается, что для нормального развития ребенка должен быть кто-то еще, помимо матери, второй объект (или, другими словами, Третий), кто поможет ей и ребенку перестроить их симбиотические отношения и будет способствовать сепарации и индивидуации ребенка (Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998; Davids F., 2002; Krampe E., 2003; Diamond M., 2004; Target M., Fonagy P., 2002, Marks M., 2002, Кадыров И. М., 2000). Трудности в протекании сепарации, обусловленные отсутствием такого второго для ребенка объекта, приводят к серьезным эмоциональным проблемам и затруднениям в формировании идентичности. Отмечается, что именно мать ребенка, начиная с ранних месяцев его жизни, помогает ему создать отцовскую репрезентацию (Marks M., 2002; Diamond M., 2004).

Психоаналитически ориентированные исследователи считают, что присутствие сильного отца гарантирует сыну правильное решение для выбора объекта в противоположном поле, а девочке помогает принять женскую половую роль (Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998; Marks M., 2002). Отмечается, что ни гипер-феминность, ни гипер-маскулинность отца не являются благоприятными факторами психического развития ребенка. Высказываются также предположения, что отец содействует развитию представлений ребенка о семейной иерархии, а его отсутствие и диффузный отцовский образ может приводить к отрицанию различий между поколениями и роли отца в жизни детей и взрослых, т.е. застреванию на стадии диадных отношений (Etchegoyen A., 2002; Усков А. Ф., 2000; Лакан Ж., 2002).

Предполагается, что роль отца в развитии подростка состоит в принятии и контейнировании его амбивалентных эмоциональных состояний (Блос П., Винникот Д.), содействии развитию его автономии и идентичности. Особенности отцовской репрезентации, формирующейся в ранние годы жизни, имеют важное значение в подростковом возрасте, когда они снова актуализируются, деидеализируются и изменяются, приближаясь к реальности (Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998; Blos P., 1970; Кохут Х., 2002).

Таким образом, в психоаналитической теории постулируется важность как реальной отцовской фигуры и реальных взаимодействий ребенка с отцом, так и внутрипсихической отцовской репрезентации, динамично формирующейся и изменяющейся под влиянием различных факторов с раннего детства.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Теория привязанности, возникшая в середине XX века в результате исследований Д. Боулби, хотя и рассматривала обоих родителей в качестве фигур привязанности, все же, в основном, делала акцент на исключительной значимости качества ранних детско-материнских отношений для гармоничного развития ребенка (Grossmann K. и др., 2002; Bretherton I., 1997; Trowell J., 2002). Именно с матерью у новорожденного начинают развиваться отношения привязанности, которая понимается как прочная аффективная связь значительной интенсивности (Боулби Д., 2003).

Позже исследователи заинтересовались выяснением связи между качеством детско-отцовской привязанности и психическим развитием ребенка. Эти исследования основывались на тех же исходных постулатах, что и работы по изучению привязанности детей к их матерям (Grossmann K. и др., 2002; Lamb M., Lewis C., 2004). Полученные связи часто оказывались противоречивыми и указывали на определенную специфику привязанности ребенка к отцу. Исследователи предположили, что основная роль отца как объекта привязанности заключается в обеспечении безопасности, поддержки и надежного “тыла” в те моменты, когда ребенок пытается открыть для себя окружающий мир за пределами матери, стимулировании его исследовательской активности и автономности в такие моменты (Grossmann К. и др., 2002).

Отмечается, что в подростковом возрасте характер привязанности подростка к отцу и матери снова приобретает особое значение для психического развития, что связано с необходимостью решения новых задач сепарации и автономного функционирования. Подростки нуждаются в том, чтобы чувствовать интерес к себе со стороны родителей, им нужны родительские любовь, признание, одобрение, доверие и поощрение автономии, поведенческой и эмоциональной (Lamb M., Lewis C., 2004; Parke R. и др., 2004).

Возникновение семейного консультирования и семейной психотерапии способствовало более целостному подходу к семье с учетом значения фигуры отца. Во многом благодаря работам в области семейной психологии он стал рассматриваться не только как кормилец семьи, но и человек, играющий в семье множество ролей, причем относительная значимость каждой из них могла меняться во времени и культуре (Lamb M., Tamis-Lemonda C., 2004). Изучение семей больных шизофренией и депрессией показало существенную роль отца в психической патологии (Parker G., 1979; Николс М., Шварц Р., 2004; Воликова С. В., 2006; Холмогорова А. Б., 2006), при этом подчеркивается роль отношений в родительской подсистеме для здоровья ребенка.

Многие отечественные исследователи указывают на изменение положения отца в семье в сторону падения авторитета мужчины (Федотова Я. Ф., Кон И. С., Кочубей Б. И., Орлянский С. А.). Б. И. Кочубей предложил модель типов взаимоотношений отца и ребенка (Кочубей Б. И., 1993). Они рассматриваются по двум параметрам, соотнесенных по принципу системы координат, где на полюсах одной оси представлены “участие” и “пренебрежение”, а на полюсах другой – “отношение к ребенку “на равных” и “отношение к ребенку “сверху вниз”.

Отмечается, что системный анализ фигуры отца характерен для различных современных теоретических концепций. Как в психоаналитической традиции, так и в теории привязанности фигура отца рассматривается не только в контексте внешних аспектов отношений подростка с отцом, но и с учетом особенностей его образа у подростка, что позволяет расширить представления о значении отца для психического развития ребенка.

В третьей главе анализируются эмпирические исследования семейных факторов эмоционального благополучия подростков. Отмечается, что для подросткового возраста характерны колебания эмоционального фона, частая смена настроения. Вместе с тем, исследователи во всем мире отмечают неуклонный рост депрессивных и тревожных расстройств среди подростков, что требует уточнения факторов, которые могут быть причинами их возникновения (Иовчук Н. М., Северный А. А., 1999; Прихожан А. М., 2000; Воликова С. В., Холмогорова А. Б., Галкина А. М., 2006). Существует целый комплекс причин, вызывающих нарушения эмоционального благополучия подростков, ведущая роль среди которых, по мнению различных психологических направлений, принадлежит особенностям семейной атмосферы, в которой живет подросток.

Нарушенные взаимоотношения матери и ребенка выделяются в настоящее время в качестве центральной причины эмоционального неблагополучия многими психологическими школами (Прихожан А. М., 2000; Захаров А. И., 2000). Проведенный метаанализ имеющихся исследований влияния отца на эмоциональное благополучие подростков (Phares V., Compas B., 1993) позволяет заключить, что отцы, без сомнения, влияют на благополучие своих детей, причем отцовское влияние часто оказывается независимым от материнского или, по крайней мере, таким же важным, как материнское (Phares V., Compas B., 1993). Однако, хотя и было обнаружено, что дети из неполных семей испытывают больше трудностей, по сравнению с детьми из полных семей, отмечается, что и в неполной семье развитие ребенка может быть вполне нормальным (DeKlyen M. и др., 1998; Lamb M., Lewis C., 2004; Davids M., 2000).

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Эмпирические исследования значимости репрезентаций родителей в жизни взрослого человека были начаты в конце 1970-х гг. зарубежными психологами в рамках теории привязанности. Число исследований связи отцовского образа с уровнем эмоционального благополучия у детей и подростков немногочисленно. В одном из этих исследований показано, что дети 11-12 лет с неустойчивым и низким уровнем самоуважения воспринимали своих отцов более критичными и контролирующими (Cheng H., Furnham A., 2004). В исследовании Л. И. Вассермана и его коллег (Вассерман Л., Горьковая И. А., Ромицына Е. Е., 2004) было обнаружено, что в восприятии мальчиков, больных неврозами, отец не проявляет автономности. У девочек с неврозом образ отца – враждебный и директивный. Кроме того, увеличению тревожной симптоматики способствует восприятие отца враждебным и непоследовательным, что создает ситуацию неопределенности у подростка и приводит к тревожному ожиданию непредсказуемых реакций со стороны отца. Другие исследователи показали, что дети 8-13 лет с симптомами депрессии оценивают своих отцов как менее заботливых и более контролирующих (Greco L., Morris T., 2002). А. М. Прихожан отмечает, что эмоционально благополучные подростки воспринимают отца как позитивного, отмечая такие его качества, как заботливость, принятие. Тревожные же подростки оценивают отца как более требовательного, но доминантного и ненадежного (Прихожан А. М., 2000). Как отмечается в исследовании А. И. Подольского и его коллег, выраженность симптомов депрессии связана у подростков-мальчиков (13-16 лет) с восприятием отца враждебным и директивным в отношениях (Подольский А. И., Идобаева О. А., Хейманс П., 2004). Однако в этих исследованиях не анализировалось влияние отцовского образа в зависимости от возраста подростков.

В четвертой главе анализируются эмпирические исследования семейных факторов формирования полоролевой идентичности подростков, являющейся важной частью идентичности человека и характеризующей специфические психологические установки и способы межличностного поведения, присущие мужчинам или женщинам (Кернберг О., 2004; Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998). Отмечается, что формирование полоролевой идентичности проходит сложный путь развития, одним из основных факторов которого являются отношения с родителями.

В качестве важного вывода отмечается, что не столько сам по себе уровень маскулинности отца важен для формирования адекватной полоролевой идентичности, сколько степень его теплоты и эмоциональной вовлеченности (Lamb М., Tamis-Lemonda С., 2004). Отец необходим не только для успешного формирования маскулинности сыновей, но и женственности дочерей: феминность девочек, в отличие от маскулинности мальчиков, коррелирует с маскулинностью их отцов, при этом, как показывают исследователи, важно, чтобы отец восхищался своей дочерью и гордился ею (Yang J., 2000; Trowell J., 2002).

Как заключает Н. В. Ланина (2000), формированию у девочек маскулинности в ущерб феминности способствуют отсутствие позитивного интереса к дочерям, эмоциональная холодность со стороны отцов, а также недостаточность дисциплинарных воспитательных функций. Недостаток маскулинных качеств у мальчиков выявляется при отцовской отстраненности.

В пятой главе представлены общий замысел, организация и методы исследования, дается характеристика исследовательской выборки, обосновывается выбор диагностических методик.

Для проведения эмпирического исследования используется метод поперечных срезов. Отмечается, что выбор групп был обусловлен задачами исследования (выявление характера исследуемых связей между образом отца и эмоциональным благополучием, а также полоролевой идентичностью в зависимости от половозрастных характеристик), для решения которых необходимо было исследовать группы испытуемых, достаточно отличающихся по возрасту. Кроме того, согласно ряду данных, для подростков 12-13 лет характерна выраженная диффузность образов взрослых, что осложняет их изучение (Blos P., 1970; Тайсон Ф., Тайсон Р., 1998). Однако в возрасте 14-15 лет образы взрослых становятся более актуальными и дифференцированными и лучше поддаются эмпирическому исследованию.

Всего было исследовано 210 подростков младшего подросткового возраста, 10-11 лет (101 мальчик и 109 девочек 5-х классов) и 206 подростков старшего подросткового возраста, 15-16 лет (98 мальчиков и 108 девочек 10-х классов), которые составили 4 исследовательские выборки (всего 416 человек).

Обосновывается выбор методик для диагностики отцовского образа. Отмечается, что хорошо зарекомендовавший себя в мировой практике опросник PBI (Parker G., 1979) не использовался еще в отечественных исследованиях подростков в возрасте от 10 лет. В связи с этим проведена его валидизация для каждой из исследуемых половозрастных групп. Отмечается, что применение опросника может быть затруднено, если подросток давно не видел своего отца. Для решения этой проблемы был создан полупроективный тест “Эмоциональная экспрессивность отца” (ЭЭО) и проведена его валидизация.

Для исследования полоролевой идентичности была выбрана методика “Маскулинность и феминность” (Дворянчиков Н. В.), в которой маскулинность и феминность рассматриваются в качестве независимых конструктов. Была проведена адаптация этого опросника для использования у подростков с 10-летнего возраста. Для определения уровня эмоционального благополучия использовались шкала детской депрессии CDI (Kovacs М.) и шкала личностной тревожности учащихся (Прихожан А. М., 2000).

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Для обнаружения связей между компонентами отцовского образа и индикаторами других методик использовался корреляционный анализ и определялся коэффициент r-Пирсона. Для выяснения совместного влияния факторов наличия в семье отца и типа его образа применялся дисперсионный анализ (ANOVA) 2х4. Результаты ANOVA можно считать надежными, т.к. для всех серий было доказано равенство дисперсий в исследуемых выборках, что является основным условием для применения ANOVA (Наследов А. Д., 2004).

В шестой главе представлены и обсуждаются результаты эмпирического исследования влияния образа отца на эмоциональное благополучие подростков. Отмечается, что у младших подростков-мальчиков преобладает негативно окрашенный или эмоционально недифференцированный образ отца, а у старших подростков-мальчиков – позитивно окрашенный. У подростков-девочек независимо от возраста доминирует позитивно окрашенный образ отца.

Имеют место различия в выраженности симптомов эмоционального неблагополучия у подростков-мальчиков и подростков-девочек: у подростков-девочек, независимо от возраста, больше выражены симптомы тревоги и депрессии, чем у подростков-мальчиков.

Результаты исследования младших подростков

Как следует из таблицы 1, восприятие отца проявляющим эмоциональную теплоту в отношениях, связано с меньшей выраженностью симптомов депрессии как младших подростков-мальчиков (r = — 0,5) (особенно, с уровнем негативной самооценки (r = — 0,46)), так и девочек (r = — 0,44) (особенно, с ощущением собственной неэффективности (r = — 0,4)).

Представление об отце как более эмоционально позитивном (тест ЭЭО) связано с меньшим уровнем самооценочной тревожности (r = — 0,29) для мальчиков. Наоборот, эмоционально негативный отцовский образ (тест ЭЭО) значимо связан с большим уровнем выраженности симптомов депрессии для мальчиков и девочек (r = 0,23 и r = 0,3 соответственно), а для девочек и с большей самооценочной тревожностью (r = 0,34).

Восприятие отца сверх-контролирующим в отношениях положительно связано с выраженностью симптомов депрессии мальчиков (r = 0,31). У девочек такое восприятие отца оказывается положительно связанным с выраженностью симптомов тревожности (r = 0,26).

Выявлена обратная корреляционная связь между образом отца, способствующего автономии и независимости, и выраженностью симптомов депрессии (r = — 0,37) (особенно уровнем межличностных проблем (r = — 0,39)) и тревожности (r = — 0,26) (особенно магической тревожностью (r = — 0,31)) у мальчиков и выраженностью симптомов депрессии (r = — 0,28) у девочек.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Таблица 1. Результаты корреляционного анализа (r Пирсона): связи между характеристиками отцовского образа (опросник PBI  и тест ЭЭО) и эмоциональным благополучием подростков (шкала детской депрессии М. Ковак и шкала личностной тревожности учащихся А. М. Прихожан) (указаны статистически значимые корреляции: * — р < 0,05, ** — р <0,01, *** — p <0,001).

По данным дисперсионного анализа наиболее существенно и статистически значимо отсутствие отца сказывается на выраженности симптомов депрессии (которые увеличиваются) младших подростков-мальчиков, когда образ отца у ребенка эмоционально амбивалентен (F = 3,08). По сравнению с детьми из полных семей, у младших подростков-девочек из неполных семей статистически значимо больше выражены симптомы депрессии (F = 3,4). Девочки младшего подросткового возраста с эмоционально негативным отцовским образом имеют более высокий уровень выраженности депрессивной (F = 2,98), а с амбивалентным – тревожной (F = 6,67) симптоматики.

Результаты исследования старших подростков

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

Как следует из таблицы 1, восприятие отца проявляющим эмоциональную теплоту в отношениях, связано с меньшей выраженностью депрессивной симптоматики (r = — 0,44) (особенно, с уровнем межличностных проблем (r = -0,47), неэффективностью (r = -0,38) и ангедонией (r = -0,36)) и меньшей выраженностью тревожной симптоматики (r = — 0,28) (особенно, межличностной (r = — 0,31)) для старших подростков-мальчиков и депрессивной симптоматики (особенно, с негативным настроением (r = — 0,3)) для девочек (r = — 0,23). Наоборот, эмоционально негативный отцовский образ (тест ЭЭО) значимо связан с большей выраженностью депрессивной симптоматики для мальчиков (r = 0,48) (особенно, с ангедонией и негативной самооценкой (r = 0,42 и r = 0,47 соответственно)) и девочек (r = 0,25) и тревожной симптоматики (r = 0,4) (особенно, самооценочной (r = 0,46)) для мальчиков. Эмоционально позитивный отцовский образ у подростка связан с меньшей выраженностью депрессивной симптоматики мальчиков (r = — 0,26) и большим уровнем тревожной симптоматики (особенно, магической (r = 0,38)) для девочек (r = 0,26).

Восприятие отца сверх-контролирующим положительно связано с выраженностью депрессивной (r = 0,37) (особенно, с ангедонией (r = 0,33)) и тревожной симптоматики (особенно, межличностной (r = 0,33) и магической (r = 0,35)) (r = 0,29) у старших подростков-мальчиков.

По данным дисперсионного анализа мальчики старшего подросткового возраста с эмоционально негативным отцовским образом имеют статистически значимо более высокий уровень выраженности тревожной (F = 5,12) и депрессивной (F = 4,18) симптоматики. Для девочек этого возраста статистически значимых зависимостей обнаружено не было.

В седьмой главе приводятся и обсуждаются результаты эмпирического исследования влияния образа отца на формирование полоролевой идентичности подростков. Отмечается, что у младших подростков, независимо от пола, существует тенденция к доминированию андрогинной полоролевой идентичности. В старшем подростковом возрасте, независимо от пола, андрогинная полоролевая идентичность статистически значимо доминирует над всеми остальными типами идентичности.

Результаты исследования младших подростков

Как следует из таблицы 2, эмоционально позитивный образ отца (тест ЭЭО) положительно связан с маскулинностью мальчиков (r = 0,23) и феминностью девочек (r = 0,32). Восприятие отца эмоционально теплым в отношениях связано с феминностью мальчиков (r = 0,3).

Восприятие отца в отношениях сверх-контролирующим негативно связано с маскулинностью и феминностью только у подростков-мальчиков (r = — 0,31 и r =
= — 0,32 соответственно). Восприятие отца способствующим росту автономии и независимости положительно связано с маскулинностью подростков-мальчиков (r = 0,25) и феминностью (r = 0,24) подростков-девочек.

По данным дисперсионного анализа у мальчиков младшего подросткового возраста, растущих в семье без отца, маскулинность статистически значимо меньше, чем у мальчиков, с которыми отец живет (F = 4,12). На уровень феминности девочек этого возраста влияет качество отцовского образа: у девочек с эмоционально негативным образом отца феминность статистически значимо ниже (F = 7,47). Для развития феминности младших подростков-девочек наиболее важно наличие в семье отца, если его образ у девочки эмоционально негативен (F = 3,05). Для развития маскулинности младших подростков-мальчиков наиболее важно наличие в семье отца, если отцовский образ у него эмоционально амбивалентен (F = 3,22).

Таблица 2. Результаты корреляционного анализа (r Пирсона): связи между характеристиками отцовского образа (опросник PBI и тест ЭЭО) и маскулинностью — феминностью подростков  (опросник МиФ) (указаны статистически значимые корреляции: * — р < 0,05, ** — р <0,01, *** — p <0,001).

Результаты исследования старших подростков

Как следует из таблицы 2, восприятие отца эмоционально теплым в отношениях положительно связано с маскулинностью и феминностью старших подростков-мальчиков (r = 0,28 и r = 0,31 соответственно). Эмоционально позитивный отцовский образ (тест ЭЭО) связан с большей маскулинностью старших подростков-мальчиков (r = 0,35) и феминностью старших подростков-девочек (r = 0,22).

По данным дисперсионного анализа в группе старших подростков-мальчиков обнаружены все возможные эффекты влияния факторов на уровень их маскулинности. Во-первых, маскулинность статистически значимо выше у подростков, с которыми отец живет (F = 14,47). Во-вторых, маскулинность статистически значимо меньше у подростков с эмоционально негативным или недифференцированным отцовским образом (F = 7,87) и, в-третьих, что особенно значимо, имеет место эффект совместного влияния факторов: как следует из рис. 1, отсутствие в семье отца не будет существенно отражаться на их маскулинности, если при этом образ отца у старшего подростка-мальчика эмоционально позитивен или амбивалентен (F = 4,1). Для группы старших подростков-девочек статистически значимых эффектов влияния характера отцовского образа и его присутствия в семье на их маскулинность либо феминность обнаружено не было.

Таким образом, в ходе исследования было показано, что отцовский образ влияет на формирование полоролевой идентичности и эмоциональное благополучие подростков, причем это влияние имеет свою специфику в зависимости от пола и возраста подростка, а эмоциональное благополучие и полоролевая идентичность подростка зависят от влияния таких двух факторов, как наличие отца, с одной стороны, и характер его образа с другой, причем эти факторы могут влиять по отдельности или совместно. Гипотезы исследования подтвердились.

Выводы:

1. Значение фигуры отца меняется в разных культурных контекстах, однако анализ литературы позволяет выделить ряд инвариантных, относительно независимых от культуральных стереотипов и традиций аспектов роли отца для психического развития ребенка: содействие перестройке первоначально симбиотических отношений ребенка с матерью, открытие ребенку новых, качественно иных способов взаимодействия, содействие развитию у ребенка представлений о семейной иерархии и формирование у ребенка представлений о себе как о потомке двух родов: не только материнского, но и отцовского.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать автореферат

2. Как в психоаналитической традиции, так и в теории привязанности учитываются не только внешние, средовые факторы (характер коммуникаций, реальное взаимодействие с отцом и т.д.), но и особенности образа отца у подростка, что позволяет расширить представления о значении отца для психического развития.

3. Имеют место различия в выраженности симптомов эмоционального неблагополучия у подростков-мальчиков и подростков-девочек и общие тенденции для подростков обоих полов в плане формирования полоролевой идентичности.

3.1. У подростков-девочек, независимо от возраста, по данным самоотчета больше выражены симптомы тревоги и депрессии, чем у подростков-мальчиков. Это может быть связано с полоролевыми стереотипами мужского поведения: запретом на выражение страха и печали и предъявление соответствующих жалоб.

3.2. У младших подростков, независимо от пола, существует тенденция к доминированию андрогинной полоролевой идентичности. В старшем подростковом возрасте, независимо от пола, андрогинная полоролевая идентичность статистически значимо доминирует над всеми остальными типами идентичности. Это может отражать общую тенденцию современной культуры к андрогинизации.

4. Имеется ряд особенностей отцовского образа у подростков, связанных с их полом и возрастом.

4.1. У младших подростков-мальчиков преобладает негативно окрашенный или эмоционально недифференцированный образ отца, а у старших подростков-мальчиков – позитивно окрашенный. Такое соотношение может отражать возрастную динамику, связанную с задачами деидеализации отца и последующей успешной идентификации с ним в подростковом возрасте.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена автореферата

4.2. У подростков-девочек независимо от возраста доминирует позитивно окрашенный образ отца, что может быть связано с потребностью чувствовать эмоциональное принятие и одобрение со стороны отцовской фигуры, необходимые для принятия своей женственности.

5. Имеется ряд особенностей отцовского образа, связанных с эмоциональным благополучием и полоролевой идентичностью подростков.

5.1. Восприятие отца эмоционально теплым значимо для эмоционального благополучия мальчиков и девочек на протяжении всего подросткового возраста, а также развития маскулинности мальчиков и феминности девочек на протяжении всего подросткового периода.

5.2. Восприятие отца, содействующим автономии, значимо для эмоционального благополучия младших подростков-мальчиков и девочек и развития маскулинности младших подростков-мальчиков и феминности младших подростков-девочек. Для старших подростков таких связей обнаружено не было.

5.3. Восприятие отца младшими подростками-мальчиками сверх-контролирующим затрудняет их полоролевую идентификацию и усиливает их эмоциональное неблагополучие. Для старших подростков-мальчиков восприятие отца сверх-контролирующим уже не существенно в плане влияния на их полоролевую идентичность, но все еще значимо для их эмоционального благополучия. Для девочек восприятие отца контролирующим не является значимым фактором, связанным с формированием их феминности, но важно для сохранения эмоционального благополучия младших подростков-девочек.

6. Отсутствие в семье отца не обязательно приводит к нарушению эмоционального благополучия и формирования полоролевой идентичности у подростков. Наиболее неблагоприятным является совпадение двух факторов: отсутствие в семье отца и его эмоционально негативный или амбивалентный образа у подростка. Это особенно негативно сказывается на эмоциональном благополучии младших подростков-мальчиков, развитии маскулинности у младших и старших подростков-мальчиков и феминности у младших подростков-девочек.

Нужна помощь в написании автореферата?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

7. Разработанный методический комплекс позволяет эффективно исследовать образ отца и его влияние на эмоциональное благополучие и формирование полоролевой идентичности подростков разных половозрастных групп.

7.1. Опросник PBI может быть использован для диагностики особенностей восприятия отца у подростков, начиная с 10-летнего возраста. Разработанный тест “Эмоциональная экспрессивность отца” является надежным диагностическим инструментом для изучения образа отца у подростков, даже если он с ними не живет.

7.2. Опросник “Маскулинность и феминность” адаптирован и может быть использован для диагностики полоролевой идентичности подростков, начиная с 10-летнего возраста.

Основное содержание работы отражено в следующих публикациях

1. Калина О. Г., Холмогорова А. Б. Влияние образа отца на эмоциональное благополучие и формирование полоролевой идентичности у подростков разного пола и возраста // Материалы XIV съезда психиатров России. – М., 2005. С. 402-403.
2. Калина О. Г., Маляржик Д. А., Климова С. А. Образ отца и его связь с эмоциональным благополучием и полоролевой идентичностью подростков разного пола и возраста // Материалы V Городской межвузовской научно-практической конференции «Молодые ученые — московскому образованию». – М., 2006. С. 99-101.
3. Калина О. Г., Холмогорова А. Б. Фигура отца versus образ отца: эффект совместного влияния на формирование полоролевой идентичности и эмоциональное благополучие подростков // Материалы Российской конференции «Современные принципы терапии и реабилитации психически больных». – М., 2006. С. 339-340.
4. Калина О. Г., Холмогорова А. Б. Значение отца для развития ребенка (на материале зарубежных исследований) // Семейная психология и семейная терапия. 2006, № 1. С. 87-99.
5. Калина О. Г., Холмогорова А. Б. Влияние образа отца на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность подростков // Вопросы психологии. 2007, № 1. С. 15-26.