Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Дипломная работа на тему «Судебная защита прав и свобод граждан: правовые проблемы»

Актуальность исследуемой темы обусловлена высокой социальной значимостью защиты прав и свобод граждан. в условиях происходящих в нашей стране в течение двух последних десятилетий радикальных изменений в социально-экономической и правовой сферах, и необходимостью теоретического осмысления пройденного пути с учетом как собственного, так и международного опыта реализации принципа приоритета прав человека в практике государственного строительства.

Содержание

Аннотация
Введение
Глава 1. Основные понятия прав человека и необходимости их защиты
1.1. Права и свободы человека и гражданина
1.2. Роль прав и свобод человека в структуре правового государства и гражданского общества
1.3. Конституционно-правовые гарантии и механизмы защиты прав и свобод гражданина в России
Глава 2. Совершенствование судебных форм защиты прав и свобод граждан в задачах реформирования российской судебной системы
2.1. Концепция судебной реформы
2.2. Конституционное судопроизводство
2.3. Гражданское судопроизводство
2.4. Уголовное судопроизводство
2.5. Административное судопроизводство
Глава 3. Проблемы судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации
3.1. Доступ к правосудию
3.2. Обеспечение эффективности судебного процесса
3.3. Обжалование действий органов власти
Заключение
Список использованных источников

Аннотация

Объектом исследования в настоящей работе является судебная форма защиты прав и свобод граждан в Российской Федерации.

Цель исследования – установление природы и характера возникающих при этом проблем, определение путей их разрешения, с учетом проходящей в стране судебной реформы.

Актуальность исследуемой темы обусловлена высокой социальной значимостью защиты прав и свобод граждан. в условиях происходящих в нашей стране в течение двух последних десятилетий радикальных изменений в социально-экономической и правовой сферах, и необходимостью теоретического осмысления пройденного пути с учетом как собственного, так и международного опыта реализации принципа приоритета прав человека в практике государственного строительства.

Защита прав и свобод граждан принадлежит к числу наиболее сложных общеправовых проблем, имеющих непреходящую научную и практическую значимость. Это также и одна из наиболее древних проблем из области задач оптимального общественного устройства, которые во все века волновали человечество.

Специфика вопроса состоит не столько в обилии посвященных правам и свободам человека концепций и теорий, сколько в деформировании общепризнанных принципов и норм их защиты в законодательной и правоприменительной практике.

Анализ имеющейся на сегодняшний день литературы и действующих нормативных актов позволил при раскрытии темы отразить существующую проблематику и предложить некоторые пути её разрешения.

Методологической основой проделанного исследования послужили общенаучные (исторический, логический, сравнительно — правовой) и частнонаучные (статистический и математический) методы. Опираясь на приемы формальной логики, проанализированы тексты правовых норм. Были изучены и сравнены точки зрения различных ученых – правоведов, работающих над вопросом защиты прав и свобод граждан, с античных времен до наших дней.

В данной работе автор попытался осветить лишь некоторые, наиболее острые, проблемные вопросы судебной защиты прав и свобод граждан. В ее основу положен сравнительный анализ изменений процессуального законодательства, происходящего в ходе судебной реформы, на соответствие нормам и требованиям международного права, а также анализ судебной практики.

В результате проведенных исследований, разработаны конкретные предложения по изменению норм действующих процессуальных законов. Часть из них предложена автором к реализации, путем включения в состав обращений в Конституционный Суд РФ.

Дипломная работа включает в себя введение, три раздела, заключение и приложения. При ее написании использованы нормативные акты Российской Федерации и международного права, специальная, научная и учебная литература, а также публикации в изданиях периодической печати, список которых приводится в конце работы.

Введение

Идеи разумного и справедливого мироустройства волновали людей во все века. В новое время проблема реализации и государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, в свете вопросов о цели, назначении и формах правового государства, практически  всегда находилась в поле зрения философов, юристов, историков, независимо от их взглядов и суждений, а также от того, как квалифицировалось и как называлось это государство — государством ли закона, справедливости, государством всеобщего благоденствия или же государством законности.

Права человека, их генезис, социальные корни, назначение — одна из вечных проблем не только правовой и политической, но и религиозной, этической, культурной позиций общества и государства. Процесс исторического творчества человека, в значительной мере зависят от объема прав и свобод, определения его социальной возможности и блага, определяющий характер жизнедеятельности, систему связей, отношений людей в обществе. Поэтому проблема прав человека всегда была предметом острых классовых битв, которые велись за обладание правами и расширение прав человека. История показывает, что каждому поколению нужно вновь защищать права, что человечеству еще не знакома ситуация, при которой не требуются усилия для поддержания и защиты прав и свобод человека.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Вообще права человека, как определенные требования необходимого минимума условий нормальной жизнедеятельности возникли ещё при первобытном строе. Эти притязания, опираясь на выработанные практикой обычаи и ритуалы, ставили своей целью обеспечение взаимодействия членов первобытного общества.

В классовом обществе, например в полисе — выдвигалась идея равноправия его членов (Перикл, Демосфен), но ей же предпочитались именно политические права. Феодальное общество средних веков старалось подчинить индивидуальность, регламентировать жизнь человека, ни о каких правах в то время не могло идти и речи.

«Первопроходцами» в борьбе за естественные права человека были буржуа, требовавшие монарха подписать Великую Хартию Вольностей (1215г.), тем самым ограничив абсолютизм и расширив права буржуазии.

Буржуазное учение о естественном праве отражало новый взгляд на человека, как на индивида, наделенного определенными врожденными неотъемлемыми правами. По их мнению, права человека предшествовали не только государству, но и обществу. Это предопределило разграничение прав человека и прав гражданина в буржуазных государствах еще задолго до того, как оно получило обращение в соответствующих конституционных и иных законодательных актах. Права человека как бы исключались из сферы государственной власти и объявлялись догосударственным явлением.

Буржуазные революции оставили человечеству великие законодательные акты, впервые в истории закрепившие равенство, свободу, право на счастье «Декларация независимости» (1776), «Декларация прав человека и гражданина»  (1789 Франция).

В настоящее время в современном мире действуют международно–правовые договоры, документы, устанавливающие общепризнанные стандарты прав человека, определяющие планку, ниже которой государства не могут опускаться. Права и свободы перестали быть только внутренними делами государства, теперь это объект внимания всего международного сообщества. Использование всех возможных властных инструментов уже апробировано в ходе накопления государственного и юридического опыта в течение трех последних тысячелетий. Задача сегодняшнего дня – в современных условиях использовать этот опыт и обогатить общечеловеческие правовые ценности новыми способами государственного обеспечения.

Формирование демократического правового государства в России обусловливает актуальность изучения правового положения личности, ее взаимоотношений с государством и обществом. Конституция РФ, определив в качестве высшей ценности права и свободы человека, углубила содержание и расширила систему его основных прав и свобод, усилила гарантии их осуществления.

Закрепленные в Конституции РФ основные права и свободы человека и гражданина соответствуют международно-правовым нормам и стандартам в области прав человека. При этом, нормы Конституции не нуждаются в каком-либо подтверждении и действуют непосредственно.

В то же время, текущее законодательство, юридическая и социальная практика реализации прав, свобод и обязанностей личности во многом несут еще в себе черты административно-командной системы, господствовавшей в нашей стране в течение многих десятилетий. В силу этого, необходимо не только приведение их в соответствие с принципами и нормами Основного закона, но и коренная переориентация правового сознания общества и его индивидов на идеи свободы личности, первичности прав человека, уважения к нему, признания его самоценности и автономности. Во многом от уровня правового сознания и правовой культуры личности зависит реализация, претворение ею в жизнь тех социальных возможностей, которые закреплены в ее конституционно-правовом статусе.

Права человека – это не дар государства гражданам. Это необходимое условие и средство нормального функционирования индивида, общества и государства. Они являются нормативной формой взаимодействия людей, упорядочения их связей, поведения и деятельности, предотвращения конфликтов и правонарушений.

Фундаментальное требование Конституции РФ, как правового государства, – это приоритет интересов личности в деятельности государства, а также соблюдение и охрана прав и свобод человека (ст.ст. 2, 18).

Правовое государство для выполнения своей основной функции – защиты и охраны прав и свобод граждан – должно быть оснащено системой процедур, механизмов, институтов, гарантирующих защиту прав человека. Обширная и разнообразная система органов и процедур, защищающих права человека создаёт механизм, без которого не может функционировать правовое государство. При этом Россия, «соблюдая все общепринятые демократические нормы, сама будет решать, каким способом – с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики – можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии».

Институт судебной власти получил дальнейшее развитие с момента закрепления в Конституции РФ разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Это означает признание самостоятельного и независимого статуса судебной деятельности в механизме реализации государственной власти (ст.10).

Основное назначение судебной власти заключается в защите прав и свобод граждан, утверждении конституционной законности, обеспечении правопорядка, противодействии правонарушениям, в том числе преступлениям (ст.ст. 18, 20, 22, 23, 25 и др.). Судебная власть не ограничивается правосудием, не сводится только к рассмотрению конкретных дел. На нее возложено и осуществление контрольных функций: конституционного контроля, а также судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий органов государственной власти, местного самоуправления и должностных лиц (ст.ст. 46 ч.2, 120 ч.2).

Таким образом, Конституцией РФ определена система и обозначен механизм защиты гражданина судебной властью. Однако, насколько реально в действительности суды являются гарантом защиты прав граждан?

В 2003-2004 г.г. при участии Социологического центра Российской академии государственной службы при Президенте РФ, в рамках исследования «Гражданское общество и государственная служба в условиях проведения административной и судебно-правовой реформы», был проведен мониторинг в ряде субъектов РФ. Цель исследования заключалась в выяснении мнения населения о степени защищенности граждан от возможного административного произвола властей, и куда они намерены обратиться, если возникнет необходимость в такой защите.

Результаты исследования показали, что в суд намерены обратиться только 36% опрошенных, 24,5% предпочитают не обращаться ни в один государственный орган. Не верят, что в суде можно добиться справедливости 56,5%, а по мнению 27,5% респондентов, суд не пойдет на конфликт с властями и влиятельными людьми.

На вопрос: «Что оказывает наиболее сильное влияние на решение российских судей?» — более половины респондентов ответили – деньги (57,5%), а также давление властей (27,5%), социальный статус ответчика и его связи (26,5%), несовершенство судебной процедуры (30%).

К сожалению, приходится согласиться с мнением Ю.И. Стецовского в том, что в массовом сознании отсутствует вера в реальность разделения властей и главной властью по-прежнему остается исполнительная. Традиция защищать свои права в суде отсутствует.

Причин тому несколько, в том числе противоречивость законодательства, которым руководствуется суд при решении конкретных дел, что приводит порой в судебной практике к взаимопротиворечащим решениям; недостаточная доступность суда для населения; отсутствие завершенной системы правового контроля в самой сфере судебной власти.

Доверие к судебной власти в значительной степени определяется стабильностью судебной практики, отсутствием противоречивых судебных решений и, соответственно, авторитет суда снижается по мере роста коррупции среди судей.

Почему нарушаются права человека в нашей стране? Какова роль государства в их обеспечении и защите?

В чем причина редкой обращаемости граждан в суд за защитой своих прав? Почему в судебной власти продолжают видеть не правозащитную, а карательную власть?

Проблемы судебной защиты прав и свобод граждан и пути их разрешения в ходе проходящей судебной реформы и явились предметом исследования в настоящей работе.

Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи исследования:

1. Осветить основные понятия прав и свобод граждан и механизмов их защиты в правовых конструкциях гражданского общества и правового государства;

2. Исследовать состояние судебной защиты прав человека в Российской Федерации, основные проблемы законодательного ее регулирования;

3. Провести сравнительный анализ российского процессуального законодательства на соответствие требованиям норм Конституции РФ и международного права;

4. Исследовать основные проблемы защиты гражданских прав по видам российского судопроизводства и предложить пути их разрешения.

Глава 1. Основные понятия прав человека и необходимости их защиты

1.1. Права и свободы человека и гражданина

Права человека – понятие, характеризующее правовой статус человека по отношению к государству, его возможности и притязания в экономической, социальной, политической, и культурной сферах. Права человека — неотъемлемые свободы и права личности, которые индивид  обретает  в  силу  рождения,  основное  понятие естественного  и  вообще  всякого  права  в  целом. Права  человека объемлют  гражданские   права  целых  общностей  (дети,  женщины, нацменьшинства,  народы и т.д.). Обсуждается  идея совокупных прав человечества.

Предыстория прав человека связана с самоопределением человека через  принадлежность к роду. Источником прав человека становятся традиции и обычаи, складывающееся на их основе так называемое обычное право (военная демократия, общинное  самоуправление)  как зачаточная форма   права   естественного.  Неотъемлемые   права  гражданина античного полиса являются первой юридической формой прав человека, развитой  римским  правом.

Работа  нидерландских,  английских  и  французских  юристов  и  мыслителей позволила Т. Джефферсону и его соратникам  дать  в  Декларации независимости (1776г.) классическую формулировку прав человека: «…все люди  созданы и  наделены своим  создателем определенными неотчуждаемыми  правами, среди  которых право на жизнь, свободу и стремление к счастью». Дальнейшее развитие эти идеи получили в ходе Великой Французской революции и последующих буржуазных революций, в становлении философии права.

Права человека с позиций международного права — это права, существенные для характеристики правового положения лица в любом современном обществе. Различные государства имеют разные социальные возможности для обеспечения прав человека. Но, в принципе, для государств характерно определенное совпадение взглядов на то, какие права предоставлены индивидам и закреплены в национальных законах. Реальное обеспечение этих прав, однако, может быть различным. Оно основывается на уровне развития данного общества, на него оказывают влияние национальные, религиозные и другие особенности.

Все права человека неделимы, взаимозависимы, взаимосвязаны. Они одинаково равны и составляют единый комплекс, недопустимо противопоставление какого–либо одного права или свободы другим. Но так или иначе, на первое место всегда выдвигается  жизнь, как важнейшее право, без обеспечения которой становится бессмысленной постановка вопроса о соблюдении остальных прав и свобод.

Принцип уважения прав человека как один из основных принципов современного международного права не противостоит другим его принципам. Права и свободы человека не должны использоваться в качестве повода для посягательств на мир и безопасность, на независимость и равноправие государств.

Тем не менее, государство самостоятельно регулирует свои взаимоотношения с собственным населением, но это отнюдь не право на произвол.

Согласно принятой в международных документах классификации, права человека подразделяются на гражданские, политические, экономические, социальные и культурные. Приблизительно с конца 70–х годов в международной практике получила распространение концепция «трех поколений» прав человека.

Такой хронологический подход мотивируется тем, что в начале, под правами человека имели ввиду только гражданские и политические права (первое поколение). Это была концепция, идея, порожденная Великой Французской революцией.

Далее, в понятие прав человека стали включаться и социально – экономические и культурные права, начиная со Всеобщей декларации прав человека (второе поколение) и, наконец, предполагается, как вклад развивающихся стран, рассматривать право на мир, право на разоружение, право на развитие право на здоровую окружающую среду (третье поколение, или права солидарности)

Права первого и второго поколения существенно отличаются по своей природе. В правах первого поколения речь идет о защите индивидуальной свободы: слова, совести, религии и т.д.

Иная природа у социальных прав. Для их осуществления недостаточно воздерживаться от вмешательства в данную сферу. Только постоянная солидарная деятельность государства способна гарантировать провозглашенные социально – экономические, культурные права.

Нужно сказать о соотношении коллективных и индивидуальных прав. Индивидуальное право – это естественное право человека, присущее ему от рождения, коллективные права (права народа, нации, общности, ассоциации) не являются естественными, их нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав. Если коллективные права ведут к ущемлению прав одной личности, значит цели, объединения такой общности – антигуманны, противоправны. Нельзя отделять права человека от прав народа.

Современные  представления  о  Правах  человека  впитывают интеллектуальный  и  политический  опыт  человечества, связанный  с преодолением фашизма  и тоталитаризма, разнообразных форм насилия и эксплуатации.  Они изложены  во Всеобщей Декларации  прав человека, принятой  Генеральной Ассамблеей ООН  10 декабря  1948 г. Декларация  подчеркивает, что «все люди рождаются  свободными и равными в своем  достоинстве» (ст. 1),  что «каждый  человек должен обладать  всеми правами и всеми  свободами, провозглашенными Декларацией, без  какого бы то ни было  различия» (ст.2). Идущие за вступительными 19 статей (3-21),  раскрывают  гражданские права  и политические  свободы в т.ч.  право на  жизнь, свободу  и безопасность  личности, равенство перед  законом,   на  гражданство  и  участие  в  управлении  своей страной,   на  владение   имуществом;   негативные  свободы   —  от произвольного  ареста, задержания  или  изгнания,  от  рабства  и подневольного  существования, от  пыток  и жестокого  обращения, от произвольного  вмешательства в  личную и  семейную жизнь и  т.п., а также  позитивные свободы —  передвижения, совести, мирных собраний и  ассоциаций  и т.п..  Следующие  6  статей Декларации  (22-27) выражают  экономические,  социальные  и  культурные права,  включая право на  социальное обеспечение, на труд и свободный выбор работы, на  жизненный  уровень  необходимый  для  поддержания  здоровья  и благосостояния,  на образование, на участие  в культурной  жизни и т.п. В статье 29  говориться,  что «человек  имеет обязанности перед  обществом, в котором только и   возможно  свободное  и полное развитие  его личности «. При этом «каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в  … Декларации, могут быть полностью осуществлены» (ст. 28),  какие бы  то  ни  были  ограничения  прав и  свобод отдельной  личности могут быть  «установлены законом исключительно с  целью обеспечения  должного признания  и уважения прав  и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного  порядка и общего благосостояния в демократическом обществе» (ст. 29). В заключительной статье 30 подчеркивается, что ничто в Декларации не может быть истолковано как предоставление  какому-либо государству,  группе лиц  или отдельным лицам  права совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в Декларации.

Всеобщая Декларация прав человека является первым разделом Международного  билля  о правах  человека,  который  включает также два основополагающих   пакта — Пакт  о  гражданских   и  политических   правах человека и Пакт об экономических, социальных и культурных правах человека, принятые в 1966 г.

Юридическая сила указанных документов различна. С одной стороны, Всеобщая декларация прав человека содержит рекомендательные нормы, нормы-призывы, а с другой стороны, Пакты, как международные договоры, устанавливают обязательные нормы поведения для государств-участников.

Пакт о гражданских и политических правах обязывает каждое государство-участника уважать и обеспечивать права, признаваемые Пактом за всеми лицами, находящимися в пределах его территории. Пакт не допускает дискриминации в наделении и пользовании правами по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального и социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

Государства могут отступать от своих обязательств по Пакту в случае чрезвычайных обстоятельств, угрожающих существованию нации, о наличии которых официально объявляется государством. Но даже при наличии этих обстоятельств, отступления не допускаются в отношении права на жизнь, запрещения пыток и жестокого обращения, запрещения рабства и работорговли, лишения свободы за невыполнение договорных обязательств.

В Пакте закреплены общепризнанные права и свободы, среди которых: право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, свободу мысли, совести и религии, право придерживаться и свободно выражать свое мнение, право на мирные собрания, свободы объединения с другими, включая право создавать профсоюзы, право непосредственно или через представителей участвовать в ведении государственных дел, активное и пассивное избирательное право, равенство всех перед законом (ст.ст. 6, 9, 11, 18-22, 25).

Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966г. содержит конкретные экономические, социальные и культурные права. В Пакте также сформулированы обязательства государств по Пакту, которые сводятся к тому, что каждое государство-участник Пакта обязуется в индивидуальном порядке в максимальных пределах принять меры к тому, чтобы постепенно обеспечить полное осуществление прав, признанных в Пакте (ст. 27).

Ряд прав и свобод, которые в Декларации и Пактах изложены лишь в общей форме, нашли свое развернутое закрепление в специальных международных договорах.

Так, если ст. 7 Пакта  о   гражданских   и  политических   правах запрещает пытки и жестокое, бесчеловечное обращение, не раскрывая в деталях ни состав данного преступления, ни форм борьбы с ним, то Конвенция    против  пыток и  других жестоких,  бесчеловечных и унижающих  достоинство видов обращения и наказания (1984г.) не только дает определение пытки, но и предусматривает ряд организационных мер с целью борьбы с этими преступлениями.

Также можно отметить принятие ООН и других основополагающих документов,  в том числе, Декларация прав  ребенка  (1959г.), Кодекс поведения должностных лиц  по  поддержанию правопорядка (1979г.), Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979г.), Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации  (1981г.), Декларация о праве на развитие (1986г.) и др.

Среди региональных документов по правам человека следует выделить, прежде всего, Европейскую Конвенцию о защите  прав человека и основных свобод, принятую в ноябре 1950г. Советом Европы и протоколы к ней.

В соответствии с положениями Конвенции созданы и функционируют два органа, обеспечивающие соблюдение конвенционных обязательств государствами-участниками. Речь идет о Европейской комиссии по правам человека и Европейском суде по правам человека.

Концепция прав человека продолжает развиваться. Существенной проблемой   остается приведение национальных законодательств и политической практики в соответствие с международными стандартами прав человека, выраженными в виде общепризнанных принципов и норм международного права. Эти принципы и нормы внедряются во внутригосударственное право как путем трансформации, так и путем отсылки.

Трансформация является главным способом внедрения международного права во внутригосударственное. Оно понимается как преобразование в общей или специальной форме содержания действующих международно-правовых норм во внутригосударственное право при помощи нормативно-правовых актов (законов) государства.

Взаимосвязь норм внутригосударственного и международного права в области прав человека имеет свои особенности, которые обусловлены специфическим характером международно-правовых актов по правам человека. Большинство из указанных норм имеет выраженный диспозитивный характер, проявляющийся в том, что эти нормы устанавливают лишь границы должного поведения государств, а не конкретные предписания для реализации на территории государств.

Диспозитивность указанных норм состоит в том, что они содержат два предписания. Первое в императивной форме устанавливает, что человеческой личности неотъемлемо принадлежит то или иное право. Второе предписание уполномочивает государство-участника международного соглашения принять необходимые меры в соответствии со своей национальной юридической практикой, для эффективного обеспечения и защиты этого права. Причем, если во внутригосударственном праве не предусмотрена защита установленного нормой международного права неотъемлемого права и свободы, либо вообще не признается их принадлежность отдельной личности, предписание международно-правовой нормы служит основанием для возникновения такого права или свободы у конкретной личности.

22 ноября 1991г. ВС РСФСР была принята Декларация прав и свобод человека и гражданина, устанавливающая, что «общепринятые международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами РФ и непосредственно порождают права и обязанности граждан РФ». Это принципиальное положение установлено и в Конституции РФ (ст. 15 ч. 4), в главе 2 которой, закреплены основы правового статуса личности (человека и гражданина). Можно констатировать, что она построена на уровне международных стандартов прав и свобод человека и гражданина.

Конституционно-правовой институт, нормы которого закрепляют основы правового статуса личности, отражает наиболее существенные исходные начала, определяющие положение личности в обществе и государстве, принципы их взаимоотношений:

1).Правовые установления, связанные с определением принадлежности к гражданству и регулированием отношений по поводу гражданства.

2).Юридически закрепленные общие принципы правового статуса личности, которые действуют во всех сферах реализации ее правоспособности, независимо от отраслевой принадлежности регулируемых общественных отношений.

3).Основные права, свободы и обязанности, т.е. те, которые неотделимы от человека, гражданина и принадлежат всякому лицу как субъекту права, независимо от реализации им своей правоспособности, составляют неотделимое ее свойство.

Кроме Конституции РФ, нормы института правового статуса личности закреплены системой нормативно-правовых актов, в которых детализируется содержание и порядок реализации закрепленных в Конституции прав и свобод человека и гражданина.

Здесь следует отметить, что признание и закрепление в Конституции РФ международных норм и стандартов в области прав человека, при всей огромной важности этого шага, пока еще не привело к тому, что эти нормы и стандарты уже являются составной частью ее правовой системы.

Это лишь начало длительного и сложного пути преобразования самой этой системы в направлении юридического закрепления и регулирования международно-признанных норм и стандартов в области прав человека.

1.2. Роль прав и свобод человека в структуре правового государства и гражданского общества

Существует несколько понятий правового государства, однако при различных конкретных структурных  элементов, включенных в эти понятия неизменным выступает свобода личности, в системе её неотъемлемых прав.

Высокая ценность правового государства состоит в том, что оно возникает на путях поиска свободы и в свою очередь стремится стать гарантом этой свободы. Правовое государство в современных условиях — высшая ступень развития свободы и её выражения в определенных государственно-правовых категориях.

Таким образом, правовое государство — есть форма ограничения власти правами и свободами человека. Права и свободы индивида важнейший противовес государственной власти. Поэтому приоритет прав человека по отношению к государству является первичным, определяющим, системообразующим признаком правового государства.

Правовое государство — это такое демократическое государство, в котором обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека, а в основу организации власти положен принцип разделения властей. Фундаментальное требование правового государства – это приоритет интересов личности в деятельности государства, а также соблюдение и охрана прав и свобод человека.

В содержательном смысле ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире и средневековой Европе, а теоретически развитые концепции правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму.

Представление о государстве как организации, осуществляющей свою деятельность на основе закона, начали формироваться уже на ранних этапах развития человеческой цивилизации. С идеей правового государства связывались поиски более совершенных и справедливых форм жизни. Мыслители античности (Сократ, Платон, Аристотель и др.) пытались выявить такие связи и взаимодействия между правом и государственной властью, которые обеспечивали бы гармоничное функционирование общества. Ученые древности считали, что наиболее разумна и справедлива лишь та политическая форма общежития людей, при которой закон обязателен как для граждан, так и для самого государства.

Философ Платон различал два типа государственного устройства: в первом надо всем возвышались правители, а во втором – законы. И нужно стремиться к  этому. Государство будет процветать, «если закон владыка над правителями, а они его рабы».

Другой античный философ Аристотель полагал, что в правильно устроенном государстве правят не люди, а законы, так как даже лучшие правители могут ошибаться, они могут быть подвержены страстям, закон же «уравновешенный разум».

Эти идеи получили дальнейшее развитие в трудах Локка. Он писал, что до появления государства люди пребывали в естественном состоянии, что порождало у них чувство неуверенности. При образовании государства, люди отдали ему часть своих прав, чтобы государство, установив законы, охраняло их права. Локк выдвинул теорию «разделения властей».

В основе современных концепций правового   государства   лежат   идеи   немецкого   философа    Канта (1724 — 1804 гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье (1689 — 1755 гг.) и других европейских просветителей XVIII и ХIХ вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дж. Локк, Дени Дидро, Ж.-Ж.Руссо.  Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом.

Концепция правового  государства у И. Канта сводятся к следующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выступает  практический разум,  или свободная воля людей;  человек становится моральной личностью,  если возвысился  до  понимания своей ответственности перед человечеством в целом;  в своем поведении личность должна руководствоваться требованиями  категорического императива,  который определяется следующим: «поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же,  как к цели,  и никогда не относился бы к нему только как к средству» и «поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом»; правом, основанным на нравственном законе, должны быть определены границы  поведения  людей с целью,  чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило свободе других; право призвано обеспечить внешне  благопристойные, цивилизованные отношения между людьми; государство — это  соединение  множества  людей, подчиненных правовым законам,  или «государство в идее,  такое, каким оно должно  быть»  обязано  сообразовываться  «с  чистыми принципами права»; государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета.

Согласно категорическому императиву Канта, каждый человек обладает абсолютной ценностью и не должен быть инструментом в чьих-либо намерениях. Государство должно опираться на право и согласовывать с ним все свои действия. По определению  Канта «право есть совокупность условий, при котором  произвол одного лица совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы. К таким условиям относятся: наличие принудительного осуществления законом, гарантируемый статус собственности и личных прав индивида, равенство членов общество перед законом, разрешение споров в судебном порядке». Он выделяет при этом 3 ветви власти как идеальную организацию государства.

Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому, что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том,  что принцип демократии — это добродетель, любовь к общему благу;  исходят из того, что к «правильной» форме государства относится демократия,  при которой верховная власть принадлежит всей массе народа и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов, посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков,  равенство и умеренность состояний, охрану семейного  достояния.

Теория правового государства не возникает сразу в законченном виде. Она видоизменяется и трансформируется, дополняется новыми качествами. С появлением в ней принципа неотъемлимых естественных прав человека она обретает своё основное ценностное качество.

Теоретическая конструкция правового государства, сложившаяся в политико-правовой доктрине ХVШ-ХХ  вв., включает разделение властей на законодательную,  исполнительную и судебную, верховенство правового закона, взаимную ответственность личности и государства, доминирование общедозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом «дозволено все, что не запрещено законом»,  установление реальных гарантий прав и свобод личности. Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития.

Для того, чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик (связанность государства правом, разделение властей,  наличие конституции), определенной системой принципов, институтов и норм. Суть правового государства не в законопослушании,  равно как и не в обилии законодательных актов, и то и другое есть признаки не правового,  а полицейского государства.  Суть государства правового — именно в характере законов,  их соответствии правовой природе вещей, направленности на обеспечение суверенитета личности. Еще Гегель подчеркивал, что хорошие законы ведут к процветанию государства, а свободная собственность есть основное условие блеска его. В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция  правового  государства является социальной ценностью всего человечества,  удачным сочетанием общечеловеческих и  классовых интересов. В основе правового государства, во-первых, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество — система экономических, духовных,  культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в ассоциации,  союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных  потребностей и интересов.  Оно строится на принципе самоуправляемости,  защищено традициями,  обычаями,  моральными нормами и правом вмешательства государства.  Правовое государство — лишь форма гражданского общества.  В антиправовом (тоталитарном, моновластном) государстве личность,  общество и народ противопоставлены государству как политическому аппарату власти, отчуждены от него. Там нет граждан, есть подданые. Гражданское общество предполагает наличие многочисленных независимых союзов, институтов и организаций, которые служат барьером против монополизма и посягательств государственных органов. Понятие  гражданского  общества подразумевает не только «гражданственность», известную степень политической свободы, но и «буржуазность», т.е. экономическую независимость человека, возможность получить доход не из рук государства. Развертывание всего комплекса институтов государства в демократическом обществе устраняет доминирование  политической власти, устраняет или резко ограничивает проявления ее отрицательных сторон. Среди обширного комплекса институтов, характерных для развитого государства в условиях демократии, необходимо указать, в частности, на такие: мандат народа на осуществление власти, прежде всего путем формирования представительных органов, выполняющих законодательные и контрольные функции; наличие муниципального самоуправления; подчиненность всех подразделений власти закону; независимое и сильное правосудие; наличие государственной власти в отдельных блоках, включая исполнительную власть.

В основе правовой экономики лежит свободная конкуренция различных видов собственности и принцип «от каждого по способностям — каждому по труду». Это социально-правовой масштаб меры регулирования труда и потребления.

Правовая экономика и гражданское общество — переход от распределительного общества к рыночному — это глубинные, сущностные предпосылки формирования правового государства.

Правовое государство — это государство, обслуживающее потребности гражданского общества и правовой экономики, назначение которого — обеспечить свободу и благосостояние. Оно подконтрольно гражданскому обществу и строится на эквивалентности  обмениваемых благ, на фактическом соотношении общественного спроса и предложения,  ответственно за правопорядок, который гарантирует человеку свободу и безопасность,  ибо духовным фундаментом его является признание прав человека.

Современное правовое государство — это демократическое государство,  в котором обеспечиваются права и свободы, участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей). Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры, развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и  пропагандировать свои взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности, в формировании и функционировании политических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме,  в свободе прессы и т.п.

Признаки правового государства:

1. Верховенство закона во всех сферах жизни общества.

2. Деятельность органов правового государства базируется на  принципе  разделения  властей на законодательную,  исполнительную и судебную.

3. Взаимная ответственность личности и государства.

4. Реальность прав и свобод гражданина,  их правовая и  социальная защищенность.

5. Политический и идеологический плюрализм, заключающийся в свободном  функционировании  различных  партий, организаций, объединений, действующих в рамках конституции, наличии различных идеологических концепций, течений, взглядов.

6. Стабильность законности и правопорядка в обществе.

К числу дополнительных факторов и условий становления правового государства обычно относятся следующие: преодоление правового нигилизма в массовом сознании; выработка высокой политико-правовой грамотности; появление  действенной способности противостоять произволу; разграничение партийных и государственных функций; установление  парламентской системы управления государством; торжество политико-правового плюрализма; выработка нового правового мышления и правовых традиций, в том числе — преодоление узконормативного восприятия правовой действительности, трактовка права как продукта властно-принудительного нормотворчества; отказ от догматического комментирования и апологии сложившегося законодательства; преодоление декоративности и декларированности юридических норм; выход юридической науки из самоизоляции и использование общечеловеческого опыта.

Суверенная правовая власть должна быть противопоставлена любым проявлениям огосударствления.  Отторжение  правовой  государственности возможно по двум каналам: государственно-властному и законодательному. К политическим рычагам  могут  рваться  различные перерожденческие антиправовые структуры, своего рода политические аномалии (авторитарная тирания, бюрократическая олигархия — реакционно-реставраторские силы, а также воинствующая охлократия, антигуманная технократия,  демагогически-популистские силы).

Правовое государство — путь к возрождению  естественно-исторических прав и свобод, приоритета гражданина в его отношении с государством, общечеловеческих начал в праве, самоценности человека. Понятие «правовое государство» — это фундаментальная общечеловеческая ценность, такая же, как демократия, гуманизм, права человека, политические и экономические свободы,  либерализм и другие.

В чем  же  заключается  отличие правового государства от государства как такового?  Государство как таковое характеризуется его всевластием, несвязанностью правом, свободой государства от общества, незащищенностью гражданина от произвола и насилия со стороны государственных  органов  и должностных лиц. В отличие от него правовое государство связано правом, исходит из верховенства закона, действует строго в определенных границах, установленных обществом, подчиняется обществу, ответственно перед гражданами, обеспечивает социальную  и правовую защищенность граждан.

Особенности механизма  правового государства заключаются в следующем.  Все его структурные части и элементы  функционируют на основе принципа разделения властей, строго в соответствии со своим целевым назначением. Наделенные властными полномочиями, структурные части и элементы правового государства в своей специфической форме деятельности реализуют волю общества. Структурные части и элементы правового государства всю свою деятельность строго сообразовывают с  действующим законодательством. Должностные лица несут персональную ответственность за посягательство на права и свободы граждан,  гарантированные конституцией  и  другими  нормативно-правовыми актами. Права и свободы граждан обеспечиваются органами правового государства. Механизм правового государства является способом его  существования. В правовом государстве его механизм свободен от бюрократизма и административно-командных методов управления. Его демократический характер обусловлен ответственностью  перед обществом на службе которого он находится.

Экономической основой правового государства являются производственные отношения, базирующиеся на многоукладности, на различных формах собственности (государственной, коллективной, арендной, частной, акционерной, кооперативной и других) как равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически. В правовом государстве собственность принадлежит непосредственно производителям и потребителям материальных благ; индивидуальный производитель выступает как собственник продуктов своего личного труда. Правовое начало государственности реализуется только при наличии самостоятельности и свободы собственности, которые экономически обеспечивают господство права, равенство участников производственных отношений, постоянный рост благосостояния общества и его саморазвитие.

Нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности, ее чести и достоинства. Режим правовой государственности реально утверждает высшие нравственные ценности человека, обеспечивает их определяющую роль в жизни общества, исключает произвол и насилие над личностью. Конкретно это выражается в демократических методах государственного управления, справедливости правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинства, терпимости к различным религиозным воззрениям и т.п. Духовная насыщенность государственной жизни в значительной степени определяет нравственную зрелость общества в целом, уровень его цивилизованности, гуманизм в социально-экономических и политических отношениях.

Социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан — носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек, его разнообразные интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы. Переход от тоталитарных методов управления к правовой государственности связан с резкой переориентацией социальной деятельности государства, с отказом от приоритета «обезличенного» производства над социально-экономическими, политическими и духовными интересами граждан. Прочная социальная основа государства предопределяет стабильность его правовых устоев. Правовое государство — это одновременно и социальное государство.

Гражданское общество существует и функционирует в противоречивом единстве с государством. При демократическом режиме оно взаимодействует с государством, при тоталитарном — стоит в пассивной или активной оппозиции к государству.

Признаками высокоразвитого гражданского общества являются:

1.Наличие собственности в распоряжении людей (индивидуальное или коллективное владение).

2.Наличие развитой многообразной структуры, отражающей многообразие интересов различных групп и слоев, развитой и разветвленной демократии.

3.Высокий уровень интеллектуального, психологического развития членов общества, их способность к самодеятельности при включенности в тот или иной институт гражданского общества.

4.Законообеспеченность населения, т.е. функционирование правового государства.

Гражданское сообщество включает всю совокупность межличностных отношений, которые развиваются вне рамок и без вмешательства государств, а также разветвленную систему независимых от государства общественных институтов, реализующих повседневные индивидуальные и коллективные потребности. Поскольку повседневные интересы граждан неравнозначны, постольку и сферы гражданского общества имеют определенную соподчиненность, которую можно выразить следующим образом.

Базовые человеческие потребности в пище, одежде, жилье и т.д., обеспечивающие жизнедеятельность индивидов, удовлетворяют производственные отношения, составляющие первый уровень межличностных взаимосвязей. Эти потребности реализуются через такие общественные институты, как профессиональные, потребительские и иные объединения и ассоциации.

Потребности в продолжении рода, здоровье, воспитании детей, духовном совершенствовании и вере, информации, общении, сексе и т.д. реализует комплекс социокультурных отношений, включающий семейно-брачные, религиозные, этнические и иные взаимодействия. Они образуют второй уровень межличностных взаимосвязей. Потребности данного уровня удовлетворяются в рамках таких институтов, как семья, церковь, образовательные и научные учреждения, творческие союзы, спортивные общества и т.д.

Наконец, третий, высший уровень межличностных отношений составляют политико-культурные отношения, которые способствуют реализации потребности в политическом участии, связанных индивидуальным выбором на основе политических предпочтений и ценностных ориентаций. Этот уровень предполагает сформированность у индивида конкретных политических позиций. Политические предпочтения индивидов и групп реализуются с помощью групп интересов, политических партий, движений и т.д.

В гражданском обществе разрабатывается единый комплекс основополагающих, осевых принципов, ценностей, ориентаций, которыми руководствуются в своей жизни все члены общества, какое бы место в общественной пирамиде они не занимали. Этот комплекс, постоянно совершенствуясь, обновляясь, скрепляет воедино общество и определяет основные характеристики как экономической, так и политической его подсистемы. Экономика и политика составляют функции гражданского общества. Экономическая и политическая свободы — формы проявления более фундаментальной свободы человека как члена общества, как самоценной личности.

Гражданское общество можно представить как своего рода социальное пространство, в котором люди взаимодействуют в качестве независимых друг от друга и от государства индивидов. Основа гражданского общества — цивилизованный, самодеятельный, полноправный индивид, поэтому, естественно, что сущность и качество общества зависит от качества составляющих его личностей. Формирование гражданского общества неразрывно связано с формированием идеи индивидуальной свободы, самоценности каждой личности.

Возникновение гражданского общества обусловило разграничение прав человека и прав гражданина. Права человека обеспечиваются гражданским обществом, а права гражданина — государством. В обоих случаях речь идет о правах личности, но если в первом случае имеют в виду ее права как отдельного человеческого существования на жизнь, свободу, стремление к счастью и т.д., то во втором случае — ее политические права. Очевидно, что в качестве важнейшего условия существования как гражданского общества, так и прав государства выступает личность, обладающая правом на самореализацию. Оно утверждается благодаря признанию права индивидуальной, личной свободы каждого человека.

Правовое государство есть концентрированное выражение гражданского общества.  В силу этого его этапы развития в целом и общем совпадают с этапами развития гражданского общества.  Вместе с тем, поскольку всякое государство  обладает известной самостоятельностью по отношению к обществу, то этапам развития правового  государства  присущи определенные особенности, отражающие его политический характер. Первый этап развития правового гражданского общества — это становление  рыночной экономики,  предпринимательства, гласности, свободы средств массовой информации, социальной  защищенности граждан; второй этап — утверждение рыночной экономики различных форм собственности, обеспечение социальной защищенности граждан, наличие гласности, свободной деятельности средств массовой информации.

Правовое  государство  и  гражданское  общество  формируются совместно, и процесс их создания занимает длительное историческое время.  Он совершается также вместе с  развитием общества и требует целенаправленных  усилий. Ни  правовое государство, ни гражданское общество не вводятся единовременным  актом  и  не  могут  стать результатом  чистого законодательства. Весь этот процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

Среди ряда уже ранее названных особенностей права современного гражданского  общества нужно выделить то, что права и свободы человека не только все более становятся целью законодательства и направлений правовой политики, но и прямо включаются в содержание правового регулирования как непосредственный  критерий при определении правомерности того, или иного поведения, предмет судебной защиты. Отсюда, возможность обжалования государственных актов в международных правосудные органы в случаях, когда, по мнению заявителя, ущемляются права человека.

В правовом государстве все подвластно закону: и граждане, и должностные лица, и органы власти и управления, и само государство. Закон подкрепляет свои предписания мерами ответственности и тем самым гарантирует защищенность общества  и гражданина от нарушения законных прав, интересов, свобод. Закон – единственно возможное средство выражения и закрепления потребностей и интересов каждого человека и всего общества, превращения воли народа в общеобязательный регулятор общественных отношений, возведение этой воли в ранг правил, которым подвластны все. Верховенство закона, «связанность» государства законом означает, что государство и личность в своих действиях, прежде всего, должны соответствовать закону, то есть никто не имеет права нарушить закон. В свою очередь, законы в таком государстве должны быть правовыми.

Соблюдение этого требования в частности охватывает следующие основные моменты:

а) существенность законодательства — законода­тельство должно быть посвящено действительно решающим и коренным вопросам жизни страны;

б) полнота законодательства — в законах должны быть с максимальной точностью урегулированы все вопросы, требующие законодательного решения;

в) непререкаемость законодательства — строгое соблюдение высшей юридической силы закона, в том числе недопустимость издания актов, противоречащих закону;

г) совершенство законодательства по его содержанию — его устойчивость, систематическое обновление и др.;

д) культура законодательства (юридическое совершенство) — кодифицированность, широкое применение достижений юридической техники, обеспечивающее правильное и единообразное понимание законов.

В современном  демократическом  государстве  эффективность правового закона сопряжена с наличием единого правового пространства, в котором приоритетное значение имеет принцип верховенства законов, принимаемых от имени народа и выражающих  его суверенную волю, над всеми действующими в стране нормативными актами.  Подзаконные акты, включая ведомственные распоряжения, приказы, инструкции, подлежат конституционному контролю. Это означает, что они могут быть опротестованы, обжалованы и аннулированы по мотивам нарушения законности или, напротив, после определенной судебной процедуры подтверждены как соответствующие конституции и иным законам.

В правовом  государстве  существуют  определенные гарантии законности,  которые обеспечивают соблюдение и исполнение закона. Это — социально-экономические, политические, юридические и международные гарантии. К юридическим гарантиям относятся следующие: нормативная урегулированность законами или подзаконными актами всех общественных отношений, нуждающихся в правовом закреплении, эффективная деятельность специальных органов,  контролирующих соблюдение законов, а также правоохранительных органов, привлечение к юридической ответственности должностных лиц, посягающих на права и свободы граждан. К международным гарантиям относятся: деятельность международных организаций, специализированных органов ООН по контролю за соблюдением прав человека в различных странах,  инспекционные  поездки их  представителей в регионы,  где нарушается законодательство, закрепляющее права и свободы граждан,  право граждан обращаться в международные органы за защитой своих нарушенных прав.

Для исключения злоупотреблений властью, в том числе в области прав человека, в правовом государстве функционирует режим  конституционного  правления, существует    развитая и непротиворечивая  правовая система и эффективная  судебная власть, вместе   с реальным разделением властей, с их эффективным взаимодействием и взаимным  контролем, с развитым социальным контролем политики и власти.

В сочинении «О духе законов» (1748 г.), Монтескье писал: «Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга».

Указание на то, что соединение различных властей в руках одного лица или органа неизбежно ведет к удушению поли­тической свободы, составляет сердцевину самой доктрины разделения властей: «Когда одному и тому же лицу или одному и тому же составу должностных лиц предоставлены вместе законодательная и исполнительная власти, тог­да нет свободы, потому что можно опасаться, что монарх или сенат будут создавать тиранические законы, чтобы тиранически исполнять их».

Если, однако, соединение двух первых властей — это еще лишь потенциаль­ная угроза тирании, то соединение их с судебной неизбежно ведет к гибельным последствиям: «Нет также свободы, если судебная власть не отде­лена от законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной влас­тью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произ­вола, ибо судья будет законодателем. Если бы она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы доста­точной силой, чтобы сделаться угнетателем».

Наконец если соединить все три власти — неизбеж­но установление самого жесточайшего деспотизма и полная гибель свободы: «Все было бы потеря­но, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопос­тавленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц».

В СССР в свое время теория разделения  властей на протяжении многих лет  изображалась  как  «псевдонаучная»,  «консервативная», «гнилая»,  «буржуазная  уловка»,  ведущая  к «уничтожению  единства государственной  власти». По мере того, как  в советском обществе начала складываться и утверждаться командно-административная система, осуществление идеи разделения властей и вовсе стало невозможным. Роль законодательных органов  постоянно  принижалась, и,  по существу,  они  превратились в придаток  управленческого  бюрократического  аппарата,  необходимый для  формального  юридического закрепления решений исполнительной власти. Роль  последней чрезвычайно  гипертрофировалась.

Не приходилось говорить и о  независимости судебных органов в СССР. В условиях  авторитарного режима  были  неизбежны  факты вмешательства  в  сферу правосудия,  появления органов внесудебной репрессии.

Подчеркивая недопустимость абсолютизации какой-либо  из трех властей  в правовом государстве, следует обратить внимание на то, что  и законодательная  власть, занимающая  в силу своей специфики верховное положение в обществе,  не  может  носить  абсолютного характера.

В условиях разделения властей, каждая власть осуществляет свои, строго очер­ченные функции. И вместе они сдерживают и уравновеши­вают друг друга, обеспечивая тем самым гарантию против нарушения демократических норм и злоупотребления вла­стью. А кроме того, сами граждане через всеобщую изби­рательную систему и избирательный процесс имеют воз­можность контролировать власти и, в случае необходимости, корректировать их действия. Этот принцип взаимного контроля, сформулировал еще немецкий философ И. Кант в утверждении, что каждый гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующего к точному и безусловному исполнению закона, что и властвующий в отношении к гражданину. Иначе говоря, законодатель также подзаконен, как и отдельный гражданин.

Судебная власть играет особую роль, как в механизме государственной власти, так и в системе сдержек и противовесов. Особая роль суда определяется тем, что он — арбитр в спорах о праве. В правовом государстве только судебная власть может отправлять правосудие.

Судебная власть — специфическая, независимая ветвь государственной власти, осуществляемая путем гласного, состязательного, коллегиального рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях споров о праве. Роль судебной власти в механизме разделения властей состоит в сдерживании двух других властей в рамках конституционной законности и права и, прежде всего путем осуществления конституционного надзора и судебного контроля за этими ветвями власти.

Правовое государство предполагает  взаимную, двустороннюю ответственность:  с   одной  стороны,  личность  несет  юридическую ответственность (в традиционном ее понимании) перед государством, а  с  другой,  —  государство  отвечает  перед личностью  в  случае неисполнения   или   ненадлежащего   исполнения   лежащих  на   нем обязанностей  или злоупотреблений предоставленными ему правами. А практически это означает возможность  гражданина беспрепятственно обратиться  за  защитой своего  нарушенного  права в  тот или иной правоохранительный орган, и в первую очередь, в суд. А государство в лице его конкретных органов или должностных  лиц, в  случае не исполнения требований   правовых норм, обязано претерпеть определенную меру наказания и возместить ущерб.

Функции контроля за деятельностью государства возложена на суд, то есть, в компетенцию судов входит задача решать переступают ли границы дозволенного законом государственные органы. В компетенцию конституционных судов входит контроль соответствия издаваемых законов конституции. Суды общей юрисдикции и арбитражные занимаются исками отдельных граждан и объединений граждан к государству. Предмет исков вытекает из ошибок или нарушений, допущенных государственными органами. Согласно законодательству, должностные лица, допустившие ошибки или злоупотребляющие властью, несут соответствующую ответственность.

В целом же миссия правосудия в обществе заключается в том, чтобы быть стражем порядка и оплотом справедливости.

В современных демократических государствах правосудие функционирует независимо от законодательной и исполни­тельной властей и имеет строго очерченную в конституции и особых законах компетенцию. Отправление правосудия как специфической государственной функции состоит в наиболее общем виде в том, чтобы обеспечивать надлежащее примене­ние законов путем восстановления как нарушенного права, так и нарушенного равновесия в гражданских правоотношениях.

Законодательная и исполнительная власти находятся у ис­токов судебной власти: они ее формируют. Однако затем, су­дебная власть одновременно и отделяется и возвышается, ста­новясь властью особого рода. Исходя из этого, следует всегда иметь в виду, что судебная власть не аккумули­рует властные функции: это лишило бы ее главного свойст­ва — служить справедливому разрешению споров и конфлик­тов, в том числе и тех, которые порождаются самими властны­ми структурами в силу неправомерного использования власти или законно признаваемых за ними полномочий.

Правовое государство для выполнения своей основной функции – защиты и охраны прав и свобод граждан – должно быть оснащено системой процедур, механизмов, институтов, гарантирующих защиту прав человека.

Важное место в структуре механизма государства занимает система судебных органов, основной социальной функцией которых является осуществление правосудия.

Подобно тому, как представительные органы и органы управления являются носителями соответственно законодательной и исполнительной власти, система судебных органов выступает в качестве носителя судебной власти. Это положение закрепляется в конституциях и обычных законах ряда современных государств.

Так, в Основном законе ФРГ (1949г.) прокламируется, что «судебная власть вверяется судьям; она осуществляется Федеральным конституционным судом, федеральными судами, указанными в настоящем Основном законе, и судами земель» (ст. 92).

Статус носителя одной из трех властей – судебной обеспечивает органам правосудия весьма важное место в государственном аппарате наряду с другими органами.

Структура судебных органов в разных странах неодинакова. Именуются они тоже по-разному. В Китайской Народной Республике, например, — это Верховный народный суд, местные народные суды, «военные суды и другие специальные народные суды». В США национальная судебная система состоит из Верховного суда США, Верховных судов штатов, окружных судов, апелляционных судов, военных трибуналов и других судов. Конституция США в связи с этим устанавливает, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться Конгрессом» (ст. 3, разд. 1).

Однако, несмотря на особенности структуры и другие различия судебных органов разных стран, у них много сходства в целях и задачах, которые перед ними ставятся и конституционно во всех государствах, именующих себя демократическими, провозглашаются. Много общего у них в социальных функциях, содержании деятельности, конституционных принципах их организации и функционирования.

Например, в конституционных актах подавляющего большинства современных государств в той или иной форме провозглашается принцип независимости судей, самостоятельности судов в решении любых, в пределах установленной юрисдикции, вопросов. «Народные судьи в пределах, установленных законом, осуществляют правосудие самостоятельно, без вмешательства со стороны административных органов, общественных организаций и отдельных лиц», — записано, в частности, в Конституции КНР (ст. 126).

В конституциях большинства современных государств закрепляется принцип гласности судопроизводства, открытости судебного разбирательства. В частности, Конституция Испании, запрещающая деятельность каких бы то ни было чрезвычайных трибуналов, имеющую, как правило, закрытый характер, одновременно устанавливает, что судебное разбирательство является открытым, «преимущественно устным, особенно по уголовным делам» (ст. 120).

Разумеется, данный, равно как и другие принципы организации и деятельности судебных органов, не следует абсолютизировать. Конституционная теория далеко не всегда совпадает с конституционной практикой. Нередко в деятельности судебных органов многих стран имеют место грубейшие нарушения провозглашаемых конституционных положений.

Кроме того, в самих конституциях довольно часто устанавливаются в отношении данных принципов некоторые ограничения. Так, Конституция Японии устанавливает, что: «Если суд единогласно решает, что гласность представляет опасность для публичного порядка или морали, разбирательство может вестись при закрытых дверях» (ст. 82).

Аналогичные положения содержатся в конституционных актах многих других стран.

Значительную роль в государственном механизме ряда стран играет система органов прокуратуры. Прокуратура призвана осуществлять надзор за точным и единообразным исполнением законов органами государственного управления, предприятиями, учреждениями, общественными организациями, должностными лицами и гражданами. «Прокуратура без ущерба для функций, осуществляемых другими органами, — закреплено, например, в Конституции Испании (ст. 124), — имеет своей задачей способствовать отправлению правосудия в целях защиты законности, прав граждан и общественных интересов, охраняемых законом, в силу своих обязанностей или по ходатайству заинтересованных лиц, а также наблюдение за независимостью судов и соблюдением общественного интереса».

Органы прокуратуры осуществляют также надзор за соблюдением законности в работе органов дознания и предварительного следствия, при рассмотрении дел в судах, в местах заключения, при исполнении наказаний и других мер принудительного характера, назначаемых судами.

Правовую основу деятельности органов прокуратуры разных стран составляют нормы, содержащиеся в конституциях и специальных актах, регулирующих порядок организации и деятельности прокуратуры.

1.3. Конституционно-правовые гарантии и механизмы защиты прав и свобод гражданина в России

Попытавшись раскрыть роль и значение прав человека в концепции построения гражданского общества и правового государства, можно перейти к сопоставлению идеала и реальной российской действительности, анализу существующих проблем их защиты.

Принятая в 1993 году Конституция Российской Федерации стала опорной точкой для утверждения его основных институтов. Она принципиально отличается от всех предыдущих, принятых еще в советский период. Главными ее  отличиями стали:  прямое действие, закрепление принципа разделения властей, признание прав и свобод человека высшей ценностью.

Статьей 1 Конституции РФ, Россия провозглашена правовым государством. Эта характеристика, долгое время считавшаяся неприемлемой буржуазной выдумкой для обмана трудящихся при современном капитализме, теперь принята и у нас. При этом отвергнуто отождествление права с законом, открывавшее путь к подмене права, которое законодатель обязан соблюдать, законом, который законодатели принимают произвольно.

Идея господства права выражается в гл.1 Конституции РФ в том, что государство не создает, не дарует людям их права, которые неотчуждаемы и принадлежат им с рождения, а только признает их, соблюдает и защищает их носителя — человека, его права и свободы как высшую ценность. Права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, обеспечиваются правосудием (ст.18).

Одним из важнейших признаков правового государства является выраженное в статье 2  провозглашение человека, его прав и свобод высшей ценностью. Это единственная высшая ценность, все остальные общественные ценности (в том числе и обязанности человека) такой конституционной оценки не получили и, следовательно, располагают по отношению к ней на более низкой ступени и не могут ей противоречить. Только в отдельных, специально оговоренных в Конституции Российской Федерации исключительных случаях, при особых, как правило временных обстоятельствах отдельные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены (ст.ст. 55, 56). Провозглашение прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью является важным новшеством в конституционном праве и во всем законодательстве России. Ранее верховенство всегда принадлежало государственным интересам. В советское время они отождествлялись с «общественными», которым требовалось подчинять индивидуальные и коллективные личные интересы.

Конституция РФ впервые ограничила роль государства в установлении прав человека и гражданина, но значительно повысила роль и ответственность государства в обеспечении соблюдения и защиты этих прав и свобод. Вместе с тем это вовсе не значит, что государство вовсе воздерживается от вмешательства в сферу прав и свобод граждан или во все отношения, складывающиеся в гражданском обществе. Напротив, не вмешиваясь без объективной потребности в эти отношения, оно обязано не допускать злоупотребления правами и свободами, потому как их осуществление не должно нарушать права и свободы других лиц (ст.17), в том числе их всеобщие законные интересы.

Другой, тоже очень важный принцип закреплен в статье 10. «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Цитируемая статья закрепляет одну из важнейших основ конституционного права, признаваемую всеми демократическими правовыми государствами и впервые введенную в конституционное право нашей страны с принятием поправки к ст.1 Конституции 1978г. в 1992г. Но тогда этот принцип, названный одной из незыблемых основ конституционного строя Российской Федерации, не был последовательно проведен в Конституции.

В части 1 статьи 15 закреплен еще один чрезвычайно важный принцип, характерный правовому государству: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Это первая Конституция в истории России, которая имеет прямое действие. Это значит, что Конституцию можно применять непосредственно, без дополнительной конкретизации подзаконными актами. Кроме того, ни один подзаконный акт не может противоречить Конституции РФ.

Из  анализа прокомментированных статей Конституции РФ, можно сделать вывод, что она содержит в себе практически все моменты необходимые для конституции правового государства. Однако, ряд ее недостатков может существенно затруднить реализацию на практике заложенных в ней идей и принципов правового государства.

К числу недостатков конституционной модели российского правового государства  можно отнести – несбалансированное разделение властей (с явной асимметрией в пользу президентской власти при весьма слабом Парламенте), отсутствие надлежащей системы сдержек и противовесов во взаимоотношениях различных властей, раздвоение исполнительной власти (Президент, Правительство) в сочетании с независимостью Правительства от Парламента, отсутствие необходимой ясности в распределении полномочий между Федерацией в целом и её субъектами, отсутствие чёткой иерархии источников действующего в стране права (особо важно при этом устранение нынешней конкуренции между президентским указом и законом в пользу закона), неопределённость статуса прокуратуры (она упомянута в главе о судебной власти, хотя должна быть отнесена к исполнительной власти), и т. д.

В настоящее время в стране произошли, если судить по действующей Конституции, некоторые изменения в трактовке принципа доступности прав и свобод, особенно в сфере социально-экономической жизни. Исключено из Конституции право на труд. Вместо этого в статье 37 объявлена свобода труда. Признано в качестве общественного состояния безработица и гарантируется гражданам защита от неё. Из Конституции исключено право на семичасовой рабочий день, и на частных предприятиях нередко он длится значительно более продолжительное время. В отличие от общедоступного в прошлом среднего и высшего образования ныне общедоступным является лишь дошкольное, основное и среднее профессиональное образование, обязательным, согласно Основному закону (ч.4 ст.43), является основное общее (девятилетнее) образование. Однако эти конституционные нормы весьма условно действуют: плата в детских дошкольных учреждениях несоразмерно высока, развёрнута целая система дорогостоящих лицеев, колледжей, гимназий, а также коммерческих университетов и институтов. Всё это делает недоступным для многих сколько-нибудь качественное образование.

Действует целая система коммерческих лечебных заведений. Фактически недоступным в нынешних условиях является право на жилище, хотя Конституция гарантирует осуществление этого права (ч.1 ст.40).

Многие политики и правоведы  называют исполнительную власть доминирующей в системе государственных органов. Сильная исполнительная власть России, безусловно, нужна. Но не нужно увлекаться. У нашей страны достаточно горький опыт в этом вопросе. Усиление исполнительной власти при отсутствии адекватного контроля и механизма сдержек таит в себе угрозу резкого разрастания и усиления бюрократического административного аппарата. Численный рост чиновничества, элементарное попрание администрацией основных прав и свобод — подобные пороки порождаются бесконтрольностью исполнительной власти и подчинённого ей аппарата управления.

В России пока не удалось реализовать в полной мере ни одного из основных принципов правового государства.

Грубо нарушается в стране принцип верховенства закона. Достаточно распространенной является практика принятия представительными и исполнительными органами субъектов РФ нормативно-правовых актов, противоречащих федеральным законам. Значительная часть норм, закрепленная федеральным законодательством, не реализуется, действует лишь формально. Часть населения лишена возможности иметь работу и получать достойное вознаграждение за свой труд. Государство оказывается неспособным обеспечить в должной мере права и свободы своих граждан в сфере образования, науки, социального. обеспечения. Принцип разделения властей в Конституции закреплен таким образом, что законодательная власть не способна организовать действенный парламентский контроль за деятельностью исполнительной власти по организации и обеспечению реализации федеральных законов.

Серьезная глобальная проблема поразила аппарат государственной власти — коррупция. Ее корни уходят глубоко в историю, что обусловило данное явление как неотъемлемую часть российского менталитета. Особого размаха достигла коррупция в благоприятных условиях командно — административной системы советского периода. Но не стоит рассматривать коррупцию как пережиток прошлого, она успешно разрастается и в нынешних условиях. Факты коррупции со стороны мелких промышленников и предпринимателей  практически невозможно обнаружить, поскольку они носят чаще всего локальный характер. Совсем по другому состоят дела в другой части российской экономики — черной. Это криминальные структуры, которые действуют в обход государства, и, как правило, торгуют нелегальной продукцией. Здесь не может быть и речи об уплате налогов и пошлин. В основном вся черная экономика сосредоточена в руках немногочисленных, но поистине глобальных компаний, приносящих колоссальный доход. Немудрено, что подобные предприятия просто не могут существовать без реальной поддержки государственной власти. Образуются целые кланы «воров в законе» среди наиболее коррумпированных чиновников в самых высших эшелонах власти. Происходит сращивание государственного и криминального аппарата. Не случайно, в своем выступлении 15 мая 2006г. на координационном совещании правоохранительных органов, Генеральный прокурор РФ В.Устинов заявил: «Организованная преступность приобрела характер национальной угрозы».

Другой проблемой является то, что российское общество сильно разочаровалось властью. Существенный вклад в это разочарование вносит устойчивый стереотип ее коррумпированности.

Можно возразить, что коррупция — явление всепланетного масштаба и не может стать особым препятствием для правового государства, но это возможно, если только таковое уже существует со своими прогрессивными институтами гражданского общества. Для России подобные элементы гражданского общества пока явно нехарактерны, что порождает собой особые вид коррупции, глубоко закоренелой и имеющей очень прочное положение в среде высоких государственных чиновников. Вытекающий отсюда произвол методично уничтожает едва зарождающиеся ростки демократических преобразований, потворствуя процветанию преступности и беспредела.

К сожалению, все еще традиционно слабым местом оста­ется в России судебная власть. Продекламированные Консти­туцией принципы судоустройства и судопроизводства реали­зуются с трудом. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти, нередко все еще посягающих на независимость суда. Явно недостаточны материальные, а отчасти и правовые гарантии, необходимые для того, чтобы обеспечить суду достойное место в осуществлении власти. Этот компонент разделения властей неэффективен. Самостоятельность и, особенно, роль суда в Российской Федерации все еще далеки от тех, которые присущи суду в развитых демократических странах.

Как следует из приведенного анализа, причины нарушения гражданских прав и свобод россиян во многом коренятся в несовершенстве существующих властеотношений граждан с государством и неразвитостью институтов гражданского общества.

Цель правовой и, в том числе, судебной реформы – приведение общественного устройства в соответствие с требованиями прав человека, провозглашенными Конституцией РФ и общепризнанными нормами международного права.

Рассмотрим, какие же гарантии и механизмы защиты конституционных прав и свобод имеются в распоряжении гражданина РФ в системе правоотношений с государством.

Для человека, смысл отношений гражданина и государства как правоотношений, состоит в по­лучении защиты своих прав (при необходимости), а для го­сударства — в обязанности оказать эту защиту. Одновре­менно человек и государство «выясняют отношения» по по­воду конституционных обязанностей человека (гражданина), и тогда государство во имя правопорядка и в законных фор­мах требует (а порой принуждает) соблюдать эти обязаннос­ти. Но за пределами своих выполненных обязанностей и в рамках охраняемых государством прав человек остается сво­бодным. Характерно, что миллионы сознательных людей в демократических государствах за всю свою жизнь не имеют ни одного столкновения с властью.

Конституционные права и свободы обладают специфи­ческим набором средств и методов своей защиты. К их числу относятся:

  • конституционно-судебный механизм (конституционные суды);
  • судебная защита;
  • административные действия органов исполнительной власти;
  • законная самозащита человеком своих прав;
  • международно-правовой механизм.

На основании ч.4 ст.125 Конституции Российской Федерации и п.3 ч.1 ст.3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданин, который считает, что его конституционные права и свободы нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, вправе обратиться с жалобой в Конституционный Суд и просить проверить, конституционен ли закон. Под законом в данном случае понимается любой закон, будь то федеральный, федеральный конституционный либо закон субъекта Российской Федерации.

В случае признания закона или отдельных его частей неконституционными они утрачивают силу и не могут применяться. Таким образом, судебную защиту получает не только лицо, обратившееся с жалобой, но и другие граждане, права которых оказались под угрозой. Что же касается конкретного дела, в котором был применен закон, признанный неконституционным, то оно подлежит пересмотру в обычном порядке.

В постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. № 4-П содержится такое положение: «Конституция Российской Федерации, формулируя право на судебную защиту, не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено».

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации в пределах своих полномочий активно участвует в защите прав и свобод граждан, выступая как судебный орган конституционного контроля.

Согласно Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и каждый вправе обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Конституционное право каждого на судебную защиту означает, что любое лицо может подать жалобу о нарушении его прав и свобод в соответствующий суд, а последний обязан ее принять, рассмотреть по существу и вынести законное и обоснованное решение.

Судебная защита наиболее распространена среди разнообразных механизмов и средств обеспечения прав и свобод человека. Ее значение подчеркивается не только в Пакте о гражданских и политических правах, но и во Всеобщей декларации прав человека, ст. 8 которой гласит, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставляемых ему конституцией или законом».

Надежным и эффективным инструментом реализации права на судебную защиту стал Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». С его принятием наблюдалось постоянное увеличение поступления в суды дел о нарушении прав и свобод граждан.

Конституция #Sустанавливает систему #M12291 841501568гарантий#S соблюдения прав человека. Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции любые #M12291 841502660нормативные правовые акты#S, затрагивающие #M12291 841500049права#S, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Перечисление в #M12291 9004937Конституции РФ #Sосновных #M12291 841500049прав#S и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных #M12291 841500049прав#S и свобод человека и гражданина. В РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие #M12291 841500049права#S и свободы человека и гражданина.

#M12291 841500049Права#S и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом  только в  той мере, в какой  это необходимо в целях защиты #M12291 841502509основ конституционного строя#S, нравственности, здоровья, #M12291 841500049прав#S и законных интересов  других лиц, обеспечения #M12291 841502683обороны#S страны  и безопасности государства (#M12293 4 9004937 1265885411 25515 77 2830045029 4294967294 970532908 2697443001 2483551668ст. 55 Конституции). #SПри этом, согласно #M12291 9004937Конституции, #Sне могут быть ограничены #M12291 841500207право на жизнь#S, на уважение достоинства личности и ряд др. (#M12293 3 9004937 1265885411 25516 77 4294967262 1136587311 3643380912 1126311823 2225ст. 56 Конституции).

#SВажнейшую группу гарантий конституционных прав человека составляют так называемые #M12291 841501972процессуальные гарантии#S. Им посвящены статьи#M12293 2 9004937 1265885411 25202 77 1472345703 357202589 1486456399 893572000 98292 46#S-#M12293 1 9004937 1265885411 25514 77 1430634421 1213790705 396586 1661049553 65695516054 Конституции РФ. #SСреди них: #M12291 841500049право#S на судебную защиту #M12291 841500049прав#S и свобод (в т.ч. #M12291 841500049право#S на обжалование в #M12291 841500469суд#S незаконных действий и #M12291 841501171решений#S органов государственной власти и #M12291 841500105местного самоуправления#S, а также их #M12291 841502278должностных лиц#S), #M12291 841500049право#S на рассмотрение своего дела в том суде и тем #M12291 841500511судьей#S, к #M12291 841502632подсудности#S которых данное дело отнесено законом, #M12291 841500049право#S на защиту, #M12291 841500049право#S на получение квалифицированной юридической помощи (в т.ч. #M12291 841500049право#S пользоваться услугами #M12291 841500275адвоката#S с момента #M12291 841500594задержания#S, #M12291 841501245ареста#S или предъявления #M12291 841502671обвинения#S), #M12291 841500049право#S на обжалование в суде незаконного ареста, #M12291 841500049право#S не свидетельствовать против самого себя и своих близких, #M12291 841500049право#S считаться невиновным, пока обратное не будет доказано и установлено вступившим в законную силу #M12291 841500202приговором#S суда (#M12291 841500152презумпция невиновности#S), #M12291 841500049право#S на #M12291 841501485возмещения государствам вреда#S, причиненного незаконными действиями (или #M12291 841501307бездействием#S) органов государственной власти или их должностных лиц.

Рассмотрение дел о правах человека представляет особую сложность. Поскольку речь идет о правах индивида, то именно суд призван играть главную роль в их толковании и применении. Однако в этой области правительства нередко стремятся ограничить компетенцию суда со ссылкой на то, что суд не должен вовлекаться в политику и нарушать принцип нейтральности судебной власти. Реализацию права гражданина на обжалование решений и действий (или бездействия) властей Конституция связывает с правосудием (ст. 18), признавая тем самым, что судебная деятельность является наиболее эффективным средством защиты прав личности в правовом государстве и именно судебная процедура способна в наибольшей степени обеспечить объективное и беспристрастное рассмотрение дела, принятие законного, обоснованного и справедливого решения.

Конституция РФ закрепляет об­щепризнанные в цивилизованном мире гарантии, имеющие также значение принципов демократического правосудия. Эти гарантии лежат в основе процессуального за­конодательства и направлены на исключение произвола в судебном разбирательстве. Гарантии правосудия — это га­рантии свободы личности, отсюда вытекает необходимость конституционного уровня закрепления этих гарантий. Борясь с преступностью, государство может и должно лишать сво­боды тех, кто нарушает уголовно-правовое законодатель­ство, но оно обязано делать это с соблюдением демократи­ческой процедуры, установленной законом.

Для человека важно, чтобы его дело рассматривалось в том суде и тем судьей, которые в соответствии с законом должны его рассматривать, о чем он заранее должен быть извещен. Определение законом такого суда и судьи называется подсудностью. Изменение подсудности, весьма частое на практике в связи с загруженностью судов или по другим причинам, может поставить человека в невыгодное положение, лишить внутреннего психологического равновесия, необходимого для своей защиты по уголовному обвинению или для выступления стороной по гражданскому делу.

Конституция устанавливает, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Эта гарантия в равной мере распространяется как на уголовное, так и на гражданское судопроизводство. В частности, об этом говорит ч. 3 ст. 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ.

Важной гарантией демократического правосудия выступает суд присяжных, получивший широкое признание как в дореволюционной России, так и в современной мировой судебной практике. Суд присяжных, состоящий из рядовых граждан, призван самостоятельно, отдельно от судьи, ре­шать только один вопрос: о виновности (или невиновности) подсудимого. Воплощая жизненный опыт присяжных засе­дателей, этот суд способен дать необходимую оценку дока­зательствам и личности обвиняемого. Конституция гаранти­рует обвиняемому в совершении преступления право на рас­смотрение его дела судом с участием присяжных заседате­лей в случаях, предусмотренных федеральным законом. Именно на это указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. № 3-П.

Право на юридическую помощь предполагает, что каждый, кто нуждается в квалифицированной юридической помощи, может полу­чить ее, обратившись к адвокату. Адвокат независим и стро­ит свои отношения с клиентом на основе конфиденциаль­ности, т. е. не вправе разгласить доверенные ему сведе­ния. В уголовном процессе адвокат выступает защитником подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного, а в гражданском — представляет интересы истца, ответчи­ка, третьего лица. Юридическая помощь может оказывать­ся также лицам, привлекаемым к административной от­ветственности.

Помощь адвоката подлежит оплате. Но не каждый че­ловек в состоянии оплачивать эту помощь. Поэтому Консти­туция устанавливает, что в случаях, предусмотренных за­коном, юридическая помощь оказывается бесплатно.

Юридическая помощь особенно важна для человека, когда его задерживают в связи с подозрением в совершении преступления. Бывает, что такие подозрения оказываются неоправданными, а следственные органы действуют, нарушая права человека.

Участие адвоката на ранних стадиях уголовного процесса хотя и затрудняет расследование, но призвано помочь человеку доказать свою невиновность и обеспечить проведение следственных действий с соблюде­нием закона. Эта концепция уголовно-процессуальной тео­рии, многие годы бывшая предметом острой полемики, на­шла свое отражение в Конституции, которая предоставляет каждому задержанному, заключенному под стражу, обви­няемому в совершении преступления право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления об­винения (ст. 48).

Право на защиту «производно от права на свободу, т.к. смысл защиты состоит в достижении свободы человека. Отсюда скрупулезное и детальное регулирование этого права для того, чтобы дать человеку максимум воз­можностей отстоять свою правоту». В этих же целях новый Уголовно-процессуальный кодекс подробно регламентирует права и действия адвоката на всех стадиях уголовного процесса.

Право на защиту относится к числу абсолютных прав, поскольку ни при каких обстоятельствах человеку нельзя отказать в ней, если он обвиняется в уголовном преступле­нии.

Гарантия презумпции невиновности запрещает кому бы то ни было обра­щаться с подозреваемым, обвиняемым или подсудимым, как с преступником, до тех пор, пока не вынесен и не вступил в законную силу приговор суда. Суд и только суд вправе признать лицо виновным в совершении преступления. Без такого признания никого нельзя подвергать уголовному наказанию, ограничивать в правах, бесчестить в прессе и т.д. Формулируя эту важную гарантию, Конституция РФ под­черкивает, что вина должна быть доказана «в предусмот­ренном федеральным законом порядке», что предполагает соблюдение права на защиту и других процессуальных га­рантий обвиняемому.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на прокуроре, следователе и лице, производящем дознание. Неисполнение этих требований за­кона ведет к прекращению дела и оправданию подсудимого. Даже признание обвиняемым своей вины недостаточно для вынесения обвинительного приговора, оно может быть принято в расчет только при условии, что подтверждено совокупностью доказательств. Презумпция невиновности имеет еще одну важную грань: неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Следовательно, любой факт или приводимое доказательство, вызывающие сомнение, которое не­возможно развеять, признаются несуществующими. Все эти конституционные гарантии (ст. 49) способствуют решению одной из главных задач правосудия: не допустить осужде­ния невиновных.

В ст. 50 Конституции РФ содержится важная гарантия, гласящая, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление. Это означает, что уголовное дело против гражданина не может быть возбуждено, а воз­бужденное дело подлежит прекращению, если этот человек уже был судим по тому же обвинению и суд вынес приго­вор или прекратил дело. Снова судить по тому же обвине­нию можно только в том случае, если приговор суда будет отменен в порядке судебного надзора, а дело передано в суд на новое рассмотрение.

На всех стадиях уголовного процесса недопустимо ис­пользовать доказательства, полученные в нарушение зако­на. Человек должен быть гарантирован от таких «методов» работы суда и следствия, и этому служит норма, содержа­щаяся в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ. Не могут использоваться доказательства, при получении которых допущены униже­ние достоинства личности, пытки и насилие, незаконное вторжение в жилище, злоупотребление семейной тайной, несанкционированное подслушивание телефонных разговоров и т.д. Другими словами, не признаются доказательством никакие сведения, полученные с нарушением прав и свобод человека и гражданина. Даже в том случае, когда, напри­мер, следственные органы, проводя несанкционированный обыск на квартире у подозреваемого, обнаруживают там склад оружия или наркотики, полученная информация не должна признаваться как доказательство.

Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом, а также просить о помиловании или смягчении наказания. Пересмотр приго­вора — необходимая гарантия против судебных ошибок, он предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Помилование — освобождение от наказания или замена его другим, более мягким наказанием. Осужденный вправе только просить об этом, а право осуществлять помилование принадлежит Президенту РФ. Поэтому отказ в просьбе о помиловании не может быть обжалован.

Человека нельзя принуждать к даче показаний против самого себя или к признанию себя виновным. От него нельзя также требовать свидетельств против супруга и близких род­ственников, круг которых определяется федеральным законом. УПК включает в их число родителей, детей, родных братьев и сестер, усыновителей и усыновленных, деда, бабку, внуков, супруга. Следовательно, человек вправе отказываться от дачи показаний, если эти показания уличают его и его близких родственников в совершении преступления, т.е. могут быть использованы против его интересов. Закон может устанавливать и иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Если в результате преступления или злоупотребления властью человеку причинен моральный, физический или имущественный вред, то этот вред подлежит возмещению, Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосу­дию и компенсацию причиненного ущерба.

Так, уголовно-процессуальный закон охраняет права потерпевших от преступления и предоставляет им определенные процессуальные права (они имеют право участвовать в судебном разбира­тельстве, знакомиться со всеми материалами дела и др.). Ряд уголовных дел (клевета, оскорбление и др.) подлежит возбуждению только по жалобе потерпевшего, от потер­певшего зависит и прекращение этих дел в случае прими­рения с обвиняемым. Но некоторые дела, начинаясь по жа­лобе потерпевшего (изнасилование, нарушение авторских прав и др.), не могут быть прекращены по его желанию вследствие их общественной опасности.

Лицо, понесшее материальный ущерб от преступления, имеет право потребовать возмещения этого ущерба. Соот­ветствующий гражданский иск рассматривается вместе с уголовным делом.

Но права потерпевшего гарантируются Конституцией (ст. 52) также в отношении «злоупотребления властью», что означает возможность судебного обжалования действий дол­жностного лица, которые, не являясь преступлением, на­рушают закон. Закрепляя различные права потерпевшего в уголовном, административном и гражданском процессе, го­сударство тем самым создает реальный механизм судебного обеспечения прав потерпевших.

Динамичность жизни порождает потребность в измене­нии законов. Они могут меняться в сторону усиления или, наоборот, ослабления ответственности за какие-то деяния. Но это порождает опасность того, что человека, совершившего правонарушение, спустя некоторое время привлекут к ответственности по закону, который не действовал в момент совершения правонарушения. Чтобы этого не происходило, Конституция РФ (ст. 54) закрепляет общеизвестную в демократическом праве гарантию: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Следовательно, никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением.

Если же принимается закон, отменяющий или смягча­ющий ответственность, то по принципу гуманизма обрат­ная сила закона как раз признается. Конституционная гаран­тия в этом случае устанавливает: если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смяг­чена, применяется новый закон. Эти правила действия закона во времени имеют силу для всех отраслей права Они закреплены нормами уголов­ного, гражданского, трудового, административного и друго­го законодательства Российской Федерации.

Президент РФ выступает гарантом #M12291 841500049прав#S и свобод человека и гражданина (ч.2 #M12293 0 9004937 1265885411 26452 77 776601756 2697443001 2483551668 3808673085 478676785ст. 80 Конституции). #SЗащита #M12291 841500049прав#S и свобод человека осуществляется #M12291 841500113правоохранительными органами#S (#M12291 841501937прокуратура#S, органы юстиции, #M12291 841502495органы внутренних дел#S и др.). Исключительное по своей важности место в системе органов, обеспечивающих защиту #M12291 841500049прав#S человека занимает суд#M12291 841500640#. #M12291 9004937Конституцией РФ #Sпредусмотрен также специальный институт, осуществляющий контроль за соблюдение #M12291 841500049прав#S и свобод человека и гражданина — #M12291 841501700Уполномоченный по правам человека#S.

Наряду с обязанностью государства обеспечивать защи­ту прав и свобод существует право человека и самому защи­щать свои права и свободы всеми способами, не запрещен­ными законом. Способы самозащиты многообразны обжало­вание действий должностных лиц, обращение в средства массовой информации, использование правозащитных орга­низаций и общественных объединений (профсоюзы и др.)

Граждане имеют право защищать свои права и с помощью оружия. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» предоставил гражданам возможность при­обретения определенных видов оружия (охотничье оружие, газовые пистолеты и др.). Закон предусматривает право на приобретение и использование огнестрельного оружия для защиты жизни, здоровья и собственности в пределах необ­ходимой обороны и крайней необходимости, но это право подвергнуто многим ограничениям (оружие не подлежит при­менению в отношении женщин, инвалидов, несовершенно­летних, кроме случаев совершения ими вооруженного или группового нападения). О всех случаях применения оружия, повлекших телесные повреждения, требуется сообщать в органы внутренних дел. Определенными условиями обстав­лено и право на приобретение оружия.

Таким образом, в области защиты прав и свобод личности первостепенное значение имеют внутригосударственные органы и организации, механизмы и процедуры. Только в последнее время суды столкнулись с попытками использовать международное право для оспаривания действительности актов собственного государства. Одним из наиболее важных направлений развития и повышения эффективности международного права видится в укреплении различных международных механизмов и процедур, призванных помочь реализации его принципов и норм. Растет число случаев обращения в суд отдельных граждан или их объединений для защиты своих прав в соответствии с международными нормами, которые нарушаются их собственным правительством. Это свидетельствует, по мнению Уполномоченного по правам человека, о том, что по представлению многих российских граждан, возможности юридической (судебной) защиты их прав в собственной стране лишена перспективы.

#M12291 9004937Конституция РФ #Sвпервые в отечественной практике закрепила особый международно-правовой механизм защиты прав человека. В соответствии с ч.3 ст. 46 каждый вправе в соответствии с международными  договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите #M12291 841500049прав#S и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Именно после принятия Устава ООН, Пактов о правах человека и других международных соглашений, принципиальным образом меняется положение в области защиты прав человека. Начинается процесс учреждения международного контрольного механизма по наблюдению за выполнением государствами взятых на себя обязательств.

Проблема отправления правосудия и повышения его эффективности занимает важное место в деятельности органов ООН и механизмов защиты прав человека. Она находит свое отражение в решениях и рекомендациях как договорных органов (прежде всего Комитета ООН по правам человека, Комитета ООН против пыток и Комитета ООН по правам ребенка), так и Комиссии ООН по правам человека, Подкомиссии по поощрению и защите прав человека, а также функционирующих в их рамках специальных процедур. В частности, в рамках Комиссии ООН по правам человека действуют специальные докладчики по вопросам о независимости судей и адвокатов, о пытках, о внесудебных казнях и казнях без надлежащего судебного разбирательства; независимый эксперт по вопросу о возмещении ущерба, компенсации и реабилитации для жертв грубых нарушений прав человека; рабочая группа по произвольным задержаниям.

Комиссия ООН по правам человека рассматривает независимую судебную систему в качестве действенного средства укрепления демократии и защиты прав человека (Резолюция 2000/47), подчеркивает важность полного и эффективного применения всех стандартов ООН в области прав человека при отправлениии правосудия, включая надлежащее функционирование органов прокуратуры, адвокатуры и полиции (Резолюция 2000/42) .

Последовательно выступая за укрепление принципа независимости судей, Комиссия ООН по правам человека указывает на необходимость неукоснительного обеспечения принципа их неподкупности, расширения с помощью надлежащего образования, отбора, поддержки и финансирования возможностей судей по справедливому и эффективному отправлению правосудия без какого-либо неправомерного и своекорыстного внешнего воздействия (Резолюция 2000/47).

Органы ООН по правам человека уделяют большое внимание вопросу обеспечения судом права на свободу и личную неприкосновенность, права всех лиц на определение судом законности их задержания. Комиссия ООН по правам человека призывает принимать надлежащие меры для исправления положения лиц, произвольно лишенных свободы, с учетом рекомендаций соответствующей рабочей группы (Резолюция 2000/36). Комитет ООН по правам человека отмечает, что задержка с принятием судебного решения в отношении ареста или задержания по обвинению в уголовном преступлении не должна превышать нескольких дней, а предварительное содержание под стражей до судебного разбирательства должно рассматриваться как исключительная мера и срок его должен быть как можно более коротким (Замечание общего порядка № 8 к #M12293 0 1901157 1265885411 85 77 2890801675 4152931416 477751276 4224782998 2822ст.9 Международного пакта о гражданских и политических правах)#S.

Особое внимание органы ООН по правам человека уделяют вопросу гарантий от пыток на всех стадиях отправления правосудия. Комиссия ООН по правам человека, в частности, отмечает, что общество, в котором проявляется терпимость к применению пыток, ни при каких обстоятельствах не может утверждать, что в нем соблюдаются права человека (Резолюция 2000/43). В той же Резолюции подчеркнуто, что лица, которые поощряют, санкционируют, совершают такие действия или проявляют к ним терпимость, включая должностных лиц, в ведении которых находится место содержания под стражей, должны нести ответственность и подвергаться суровому наказанию.

Комитет ООН против пыток неизменно рекомендует всем государствам-участникам #M12293 2 1900532 3981728547 4166937870 272144778 4 1154227437 438486177 3313983571 396586Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания#S включить в свое национальное законодательство определение состава преступления пытки в соответствии со #M12293 1 1900532 1265885411 77 77 4291814449 3214039683 4241973515 165009900 2054173413ст.1 Конвенции#S.

В качестве предмета особой озабоченности органы ООН по правам человека рассматривают специфическое положение детей и несовершеннолетних в системе отправления правосудия, необходимость учета их особых потребностей и уязвимости перед различными формами злоупотреблений, несправедливости и унижения. Наилучшие условия защиты интересов ребенка должны быть основным соображением при принятии любых решений, касающихся лишения свободы, а само лишение свободы должно использоваться лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего необходимого периода времени, особенно до суда (Резолюция 2000/39).

Комиссия ООН по правам человека рекомендует государствам использовать техническую помощь в области отправления правосудия в рамках программ ООН по консультативному обслуживанию и обращаться с просьбой к международному сообществу положительно откликаться на запросы об оказании финансовой и технической помощи для расширения и укрепления деятельности по отправлению правосудия.

Международные соглашения в области защиты прав человека предусматривают в настоящее время целую систему интернациональных органов с функциями контроля и имплементации, то есть обеспечения практического осуществления международных норм по правам человека. Большое внимание уделяется регулированию конкретных правовых средств и процедур, которые предоставляются в их распоряжение для выполнения задач международной правозащиты. В то же время имплементация международного гуманитарного права должна осуществляться на основе бережного отношения к национальному законодательству, играющему, по оценкам Совета Европы, ключевую роль в обеспечении защиты прав человека в странах членах Совета и, что особенно важно, соответствующей должна быть и правоприменительная практика в этой области.

Таким образом, хотя первостепенное значение для защиты прав человека имеют внутренние факторы, никак нельзя недооценивать международных механизмов и процедур.

Во-первых, потому что сам человек, а, следовательно, и его права и свободы – это главное, ради настоящего и будущего. Поэтому в деле обеспечения прав и свобод человека важны все усилия.

Во-вторых, практика деятельности международных контрольных механизмов в области прав человека показывает, что они наиболее эффективны там и тогда, где и когда государства сами готовы к заботе о правах человека.

В международных документах предусмотрено создание контрольного механизма по наблюдению за выполнением государствами взятых на себя обязательств, в том числе по соблюдению прав человека. Формы такого контроля разнообразны – от изучения докладов государств о соблюдении ими своих международных обязательств до рассмотрения индивидуальных жалоб граждан о нарушении их прав. Использование возможностей, предоставляемых таким контролем, также может послужить одним из средств борьбы за демократию и соблюдение прав человека.

Весной 1998 года Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (далее Конвенция), что сделало реальной для российских граждан возможность защиты своих прав вне государства.

Европейский суд по правам человека, или Страсбургский суд, как его называют по месту нахождения, это наднациональный судебный орган, в компетенцию которого входит рассмотрение споров о нарушениях прав человека в государствах членах Совета Европы. Все лица, как граждане, так и не имеющие гражданства, находящиеся на территории государства — члена Совета Европы, наделяются неотъемлемым правом на то, чтобы с ними обращались в соответствии со стандартами, определяемые Конвенцией. В случае нарушения этих прав любой человек может за защитой обратиться с жалобой в Европейскую Комиссию или Европейский Суд по правам человека.

Суд разбирает дела о нарушении тех прав, которые гарантирует Конвенция и Протоколы к ней, например — «Запрещение пыток», «Право на свободу и личную неприкосновенность», «Право на справедливое судебное разбирательство», «Защита собственности», «Свобода слова» и рассматривает только те жалобы, которые направлены на действия государственных органов и должностных лиц государства, подписавшего и ратифицировавшего Конвенцию. Суд не может рассматривать жалобы, направленные против частных лиц или негосударственных (коммерческих) организаций.

Страсбургский суд исходит из того, что обеспечение прав человека является первейшей задачей государства и только тогда, когда все выбранные средства правовой защиты исчерпаны и не помогли, вступает в дело Европейский суд. Путь этот долог, но вынесенные и обжалуемые судебные решения будут являться доказательствами исчерпанности возможности апеллировать дальше несправедливые, по мнению заявителя, постановления национальных судов при обращении в Европейский суд.

Глава 2Совершенствование судебных форм защиты прав и свобод граждан в задачах реформирования российской судебной системы

2.1. Концепция судебной реформы

В процессе преобразований, начатых у нас в стране в начале 90-х годов, видное  место  отводилось правовой и судебной реформе, которая рассматривалась как необходимое условие создания демократического правового государства. создания федеральной судебной системы.

Основным моментом, определяющим особую роль суда в системе правоприменения, следует признать его решающее значение для защиты и реализации прав физических и юридических лиц. Именно на примере работы судебных органов формируются представления граждан о состоянии правовой системы государства, о степени защищенности их прав и свобод, об эффективности всего правового инструментария, но наряду с этим проявляются и основные недостатки, присущие как действующему законодательству, так и правовой системе государства.

Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. была принята концепция судебной реформы, которая направлена на утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы,  независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной. Указанное Постановление и утвержденная им Концепция продолжают на сегодняшний день оставаться действующими правовыми документами и формулируют ряд главных задач и важнейших направлений судебной реформы.

Судебная реформа — это прежде всего реформа суда, прокуратуры, адвокатуры, следствия, системы подготовки и переподготовки судей, следователей, прокуроров и адвокатов. Рассмотрим основные задачи судебной реформы и состояние их реализации.

Концепция судебной  реформы 1991 г. поставила следующие задачи:

защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве;

закрепление в нормах уголовного и гражданского процесса, в соответствующих законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки;

обеспечение достоверности и повышение доступности информации о деятельности правоохранительных органов, судебно-правовой статистики;

создание федеральной судебной системы;

признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом;

расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения;

организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого;

дифференциация форм судопроизводства;

совершенствование системы  гарантий  независимости   судей   и подчинения    их    только   закону,   закрепление   принципа   их несменяемости.

В период  после  1991  г.  в  развитии  судебной   системы  РФ представляется  возможным выделить два этапа.  Конституция 1993 г. явилась основой для развертывания первого этапа судебной реформы в России. Значительными   вехами   этого   этапа   стало  учреждение Конституционного Суда, арбитражных судов и суда присяжных, распределение полномочий  между Федерацией и ее субъектами в сфере судоустройства, определение порядка финансирования судов только из федерального бюджета.  Второй этап начался 1 января 1997 г.  после вступления в силу Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»,  установившего  новую    систему  судебных  органов  в РФ.  Указанный закон, с одной стороны, закрепил единство судебной системы РФ,  с другой — ввел  некоторые элементы  федерализма,  т.к.  разделил  все  суды  в  России  на федеральные и суды субъектов Федерации.

В последние годы много сделано по утверждению судебной власти как независимой,  самостоятельной и сильной ветви государственной власти: принят ряд новых основополагающих законодательных актов, существенных изменений и дополнений в уже действующие кодексы РФ; продолжается становление суда присяжных; создан Судебный департамент при Верховном Суде  РФ;  учрежден   институт  судебных  приставов. Однако,  тем  не  менее,  многими  экспертами состояние судебной системы России оценивается  как  неудовлетворительное.

В числе оснований такой оценки обычно приводятся:

— неоправданная задержка в  принятии  многих базовых  для  правосудия законов;

-отсутствие должной согласованности законодательства субъектов РФ с федеральным законодательством;

— недовыполнение  государством  обязательств по финансированию судов, которое ставит суды на грань остановки своей деятельности и вынуждает суды искать иные источники финансирования;

— недоукомплектованность  судейского корпуса  и вытекающая из этого значительная

перегрузка судей;

— нераспространение  суда  присяжных   на   всю территорию РФ;

— большие претензии  как к качеству работы  судей,  так  и  их моральному облику;

— необходимость    дальнейшего    развития    форм    оказания юридической  помощи,   в  том  числе  и  бесплатной  для  неимущих граждан, в целях обеспечения  конституционного  права  граждан  на квалифицированную юридическую помощь.

— невыполнение требования утверждения судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной;

— недостаточность уровня материально-технического обеспечения судов, органов юстиции, прокуратуры, внутренних дел, следственных подразделений, а также материального, бытового и социального обеспечения работников правоохранительных органов, не соответствующего возлагаемой на эти органы и их работников ответственности.

Что же касается такого важнейшего направления судебной реформы, предусмотренного Концепцией, как «совершенствование системы гарантий независимости судей и подчинения их только закону, закрепление принципа их несменяемости», то здесь ситуация скорее ухудшилась.

Основополагающим документом,  закладывающим  правовую   основу создания   и  функционирования судебной системы РФ, является Конституция Российской  Федерации.

Статья  10  Конституции  РФ  гласит:  «Государственная  власть  в Российской  Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную,     исполнительную  и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Целью   разделения   властей   является   создание   условий   для противодействия  бесконтрольности   и   злоупотреблению   властью, исключения произвола, соблюдения законности и гражданских свобод.

Самостоятельность судебной власти сочетается с  осуществлением  ею контроля за другими ветвями государственной власти.

Судебная власть, которую олицетворяет суд, осуществляет правосудие — регламентируемую законом деятельность государственной власти, направленную на  рассмотрение и разрешение различных социальных конфликтов, связанных с   действительным или предполагаемым нарушением норм права. Характерными  признаками  судебной власти являются следующие:

— судебная  власть, согласно  ст.11 Конституции РФ, осуществляется специальными государственными органами — судами;

— исключительность  судебной  власти,  вытекающая  из  права только этой  ветви  государственной  власти  осуществлять судебные функции (ст.118 Конституции РФ);

— независимость и самостоятельность (ст. 118 Конституции РФ);

— осуществляется путем судопроизводства в строгом соответствии с процессуальным законом;

— наличие  властных  полномочий,  позволяющих  применять  меры процессуального принуждения;

— обязательность  выполнения  постановлений  суда.

Правосудие в  РФ  осуществляется  только судом (п. 1 ст. 118 Конституции  РФ),  посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного   судопроизводства. Принципы осуществления правосудия закреплены в Конституции РФ  и  следующих из нее норм, регламентирующих организацию и деятельность органов    судебной власти. К их числу принято относить:

  1. Принцип законности (вытекает из п.2 ст. 15 Конституции РФ).
  2. Принцип осуществления правосудия только судом (п. 1 ст. 118 Конституции РФ).
  3. Принцип независимости судей  и   подчинения   их   только  Конституции  РФ  и  федеральному  закону  (отражен  в п.1 ст. 120  Конституции РФ).
  4. Принцип равенства всех перед законом и судом (провозглашен в п.1 ст.19 Конституции РФ).
  5. Принцип состязательности и равноправия сторон (приведен в п.3 ст. 123 Конституции РФ).
  6. Принцип презумпции невиновности (п.1 ст. 49 Конституции РФ).
  7. Принцип участия граждан  в осуществлении судопроизводства (определен в п.5  ст. 32 Конституции РФ).
  8. Принцип гласности разбирательства дел в суде (п.1  ст.123 Конституции РФ).
  9. Принцип права подозреваемого  и  обвиняемого  на   защиту (раскрыт в двух статьях Основного закона: в п.2 ст. 45 и в п.1 ст. 48).
  10. Принцип языка судопроизводства. В Федеральном конституционном законе «О  судебной системе» определено, что делопроизводство и судопроизводство в Конституционном  суде  РФ, Верховном суде РФ, в арбитражном и военных судах РФ осуществляется на государственном языке РФ — на  русском  языке.  В  других федеральных судах общей юрисдикции судопроизводство и делопроизводство могут вестись на государственном  языке республики, на  территории  которой  находится   суд.   Лицам не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право  выступать  и  давать  объяснения  на  родном  языке, либо  на  любом свободно избранном языке общения,  а также бесплатно пользоваться услугами переводчика.
  11. Принцип обеспечения судебной защиты прав и свобод граждан. В соответствии со ст. 2 и 45 Конституции РФ государственная защита прав и свобод  граждан  гарантируется  и  является  обязанностью государства.  В  системе  защиты  прав и свобод граждан,  наряду с административными органами, президентскими и парламентскими структурами,  судебные  органы  занимают  одно  из важнейших мест, вследствие  своей  ориентации  непосредственно  на   осуществление правосудия.

Механизмом выполнения функций судебной власти и  осуществления правосудия  является установленная законом совокупность судов всех видов и уровней. Эта составляющая единое целое совокупность судов образует судебную систему РФ. Согласно п. 3 ст. 118 Конституции РФ судебная  система  в  РФ   учреждается  только   Конституцией   и федеральным конституционным   законом.   Таким   законом  является    Федеральный  конституционный  закон  «О судебной системе РФ» от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ.

Согласно ст. 3 вышеуказанного закона, единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем:

соблюдения всеми федеральными  судами  и  мировыми  судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства;

применения всеми судами  Конституции  Российской  Федерации, федеральных   конституционных законов, федеральных  законов, общепризнанных  принципов и норм   международного права и международных договоров Российской Федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации;

признания обязательности  исполнения  на  всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу;

законодательного закрепления единства статуса судей;

финансирования  федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета.

Судебная система РФ имеет иерархическую структуру, включающую суды  различных видов и уровней,  отличающихся возлагаемыми на них полномочиями.

Часть 2 ст. 4 Закона «О судебной системе РФ» гласит: «В Российской федерации действуют федеральные суды, консти­туционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федера­ции».

К федеральным судам отнесены:

Конституционный Суд Российской Федерации;

Верховный Суд Российской Федерации, верховные  суды  республик, краевые и областные  суды,  суды  городов  федерального  значения, суды автономной  области  и  автономных  округов,  районные  суды, военные  и   специализированные   суды,    составляющие    систему федеральных судов общей юрисдикции;

Высший  Арбитражный  Суд  Российской  Федерации,    федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные  суды  субъектов  Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов.

К судам субъектов Российской Федерации — конституцион­ные (уставные) суды субъектов Российской Федерации и мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъе­ктов Российской Федерации.

Мировые  судьи  являются  новыми   судебными   органами судебной системы РФ. Их появление обусловлено необходимостью приближения правосудия к гражданам, облегчения доступности судебной защиты прав и свобод, гарантированной статьей 46 Конституции РФ.

Должности мировых судей создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации. В  соответствии со ст. 28 ФКЗ «О судебной системе РФ»,  мировой   судья   в   пределах   своей   компетенции рассматривает  гражданские,  административные  и  уголовные дела в  качестве суда первой инстанции.  Полномочия и порядок деятельности мирового  судьи  устанавливаются  федеральным  законом  и  законом субъекта Российской Федерации. Соответствующим федеральным законом    является  Федеральный  закон  от  17 декабря 1998 года N 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации».

Согласно ст.  3  этого  закона  в  компетенцию  мирового судьи  входит рассмотрение в первой инстанции:

1) уголовных дел о преступлениях,  за совершение которых может быть назначено максимальное наказание,  не  превышающее  двух  лет лишения свободы;

2) дел о выдаче судебного приказа;

3) дел  о расторжении брака,  если между супругами отсутствует спор о детях;

4) дел о разделе между супругами совместно нажитого имущества;

5) иных дел, возникающие из семейно — правовых отношений, за исключением дел   об оспаривании отцовства (материнства), установлении отцовства, о лишении   родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка;

6) дел по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот  минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления;

7) дел,  возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе;

8) дел   об   определении   порядка   пользования   земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом;

9) дел об административных правонарушениях, отнесенные  к компетенции  мирового судьи Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Мировой судья  рассматривает   дела   по   вновь   открывшимся  обстоятельствам   в   отношении  решений,  принятых  им  в  первой инстанции  и  вступивших  в   силу.   Мировой   судья   единолично  рассматривает дела, отнесенные к его компетенции.

В отличии от Конституционного  (уставного)  суда  субъекта  РФ, финансирование мировых судей осуществляется из федерального бюджета (ст. 3 ФКЗ «О судебной системе РФ»).

Мировые судьи осуществляют свою деятельность в пределах судебных участков.  Судебные участки создаются из расчета численности населения на одном участке от 15 до 30 тысяч человек. В административно — территориальных образованиях с численностью  населения менее 15 тысяч человек создается один судебный участок.

Судебный участок или должность мирового судьи не могут быть упразднены, если отнесенные к компетенции этого мирового судьи дела не были одновременно переданы в юрисдикцию другого судьи  или суда.

Суды, входящие в единую судебную систему Российской Федерации, осуществляют свои полномочия посредством кон­ституционного, гражданского, административного и уголовно­го судопроизводства.

Верховный суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам (ст. 126).

Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров (ст. 127).

Конституционный Суд призван осуществлять контроль за всеми государственными органами в РФ о соответствии Конституции издаваемых нормативных актах, заключаемых международных договоров. Также Конституционный Суд решает споры между федеральными органами государственной власти России и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (ст. 125).

В связи с принятием России в Совет Европы теперь юрисдикция Европейского Суда распространяется и на территорию России. Это теперь высший судебный орган для России и ее граждан.

Суды РФ  подразделяются  также  по  виду  судебной  инстанции, определяемой их процессуальной компетенцией.

Суд первой инстанции рассматривает дела по существу. В этой инстанции  выносится  решение,  которое является основным по делу, а также проводится пересмотр принятых в ней и вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Применительно к судам общей  юрисдикции  судом  первой  инстанции может быть любой суд — от мирового судьи и районного до Верховного Суда РФ.

Суды второй (апелляционной, кассационной) инстанции проверяют законность и обоснованность судебных решений,  не вступивших в  законную  силу.

Обжалование решения суда в апелляционной и кассационной инстанции осуществляется только на основании жалобы лиц, участвующих в деле,  или представления прокурора.

Суды надзорной инстанции проверяют законность и обоснованность приговоров и судебных решений судов первой инстанции, вступивших в законную силу.  В  качестве  судов  надзорной  инстанции могут выступать суды  второго  звена  системы  судов  общей юрисдикции и Верховный Суд РФ,  а также Высший Арбитражный Суд РФ —  в  системе арбитражных судов.

Арбитражные апелляционные суды РФ выполняют функции апелляционной инстанции. В этой  инстанции,  на  основании апелляционной жалобы, по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам дело рассматривается  повторно.

Следует иметь в виду,  что суды  вышестоящей  инстанции  могут отменить  приговор  или решение нижестоящего суда, вынести новое судебное постановление, но не вправе давать судам нижестоящей инстанции указаний о характере принимаемых этими судами судебных решений. Указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело.

Конституционно правовой статус судей закреплен в статьях 120-122 Конституции РФ и федеральных законах. Данные положения являются гарантией права человека на судебную защиту его прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ). Международный пакт о гражданских и политических правах закрепляет, что каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство уголовных и гражданских дел компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации»  содержит систему гарантий независимости судей.

Закон о статусе судей (ст. 1) устанавливает, что судебная власть в Российской Федерации принадлежит только судам в лице судей и привлекаемых в установленном законом случаях к осуществлению правосудия представителей народа. Судьи, когда речь идет об их статусе, — это граждане, наделенные в конституционном порядке полномочиями осуществлять правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе. Независимо от того, в суде какого звена судебной системы РФ осуществляет свою деятельность судья, выполняемые им функции одинаково важны для осуществления судебной власти на территории России. Поэтому в Законе о судебной системе специально подчеркивается, что единство судебной системы РФ обеспечивается и единством правового статуса судей, независимо от того, в составе какого суда они осуществляют свои полномочия и какое звено судебной системы они представляют (ст. 12).

В этом законе определены требования, предъявляемые к судьям и кандидатам на должность судьи, порядок их отбора и наделения полномочиями, гарантии независимости и неприкосновенности судей, приостановление и прекращение полномочий судьи.

Независимость судей, подчинение их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону являются необходимым условием беспристрастного и объективного разрешения судами гражданских, административных и иных дел.

Независимость судей гарантируется мерами его правовой защиты, материального и социального обеспечения. К этим мерам относятся: а) предусмотренная законом процедура осуществления правосудия; б) запрет, под угрозой наказания ответственности чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия; в) установленный порядок приостановления и прекращения полномочий судьи; г) право судьи на отставку; д) неприкосновенность судьи. Судья при исполнении своих полномочий, во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Он не вправе быть депутатом, третейским судьей, принадлежать к политическим партиям и движениям. Судье запрещается осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской, литературной и иной творческой деятельностью.

Независимость судей обеспечивается также деятельностью органов судейского сообщества, основными задачами которых являются защита прав и законных интересов судей, участие в организационном, кадровом и ресурсном обеспечении судебной деятельности и др. Судья, члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства, которое принимает меры по материально-финансовому и социальному обеспечению судей. Согласно Федеральному конституционному закону «О судебной системе РФ» в  России не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей (статья 5).

Несменяемость судей гарантируется статьей 121 Конституции РФ и проявляется прежде всего в том, что полномочия судьи в Российской Федерации не ограничены определенным сроком, за исключением следующих случаев, предусмотренных федеральными законодательными актами.

Во-первых, судья федерального суда, кроме судей Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, в первый раз назначается на должность сроком на три года. По истечении этого срока он может быть назначен на ту же должность без ограничения срока полномочий до достижения им предельного возраста. Во-вторых, судьи Конституционного Суда РФ назначаются на 15 лет, их назначение на второй срок не допускается. В-третьих, срок полномочий судей конституционных (уставных) судов субъектов Федерации устанавливается самими субъектами. В-четвертых, мировые судьи назначаются (избираются) на срок, установленный законами субъектов РФ, но не более чем на пять лет; продолжительность их повторного и последующих сроков не может быть менее пяти лет.

Таким образом, в отношении судей одних судов несменяемость трактуется как бессрочность, а в отношении судей других судов как несменяемость в пределах срока; но и для первой, и для второй категории — в пределах максимально допустимого возраста.

Несменяемость судей проявляется также и в том, что судья не подлежит переводу на другую должность или в другой суд без его согласия.

Еще один важный элемент несменяемости судей заключается в том, что их полномочия могут быть прекращены или приостановлены не иначе как по основаниям и в порядке, установленными федеральным законом.

Приостановление или прекращение полномочий судьи Конституционного Суда РФ осуществляется по решению этого органа, за исключением прекращения полномочий по отдельным основаниям (в частности, при совершении судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи), когда оно производится Советом Федерации по представлению Конституционного Суда.

Полномочия других судей приостанавливаются или прекращаются по решению соответствующей квалификационной коллегии судей: Высшей квалификационной коллегии судей РФ или квалификационной коллегии судей субъекта РФ. Такие квалификационные коллегии формируются из числа судей федеральных судов и судов субъектов РФ, которых в состав коллегий избирает само судейское сообщество, а также представителей общественности, назначаемых Советом Федерации и законодательными органами субъектов РФ, и представителей Президента РФ.

Неприкосновенности судей посвящена часть 1 статьи 122 Конституции РФ — это существенная гарантия их независимости. Поскольку судья разрешает юридические конфликты, а судебные решения зачастую затрагивают интересы криминального мира или «власть имущих», судья нуждается в повышенном уровне защищенности, в дополнительных гарантиях от государственного вторжения в сферу профессиональной деятельности. Судейская неприкосновенность необходима для защиты публичных интересов, обеспечения справедливого правосудия.

Согласно Закону о статусе судей (ст. 16), неприкосновенность судьи проявляется: 1) в недопустимости привлечения его к ответственности за принятое судом решение, если только не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении или вынесении заведомо неправосудного решения; 2) в особом порядке уголовного преследования; 3) в особенностях правового регулирования применительно к задержанию, личному досмотру судьи, заключению его под стражу, осуществлению в отношении него оперативно-следственных мероприятий и следственных действий; 4) в особенностях административной и дисциплинарной ответственности.

В части 2 статьи 122 Конституции РФ идет речь о судейском иммунитете только применительно к уголовной ответственности. Такая избирательность вполне объяснима: уголовная ответственность более «сурова», чем, например, административная. Необоснованное уголовное преследование судьи может нанести ущерб высокому престижу судебной власти. Развивая конституционную норму, Закон о статусе судей предусматривает, что решение по вопросу о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого по другому уголовному делу принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения судебной коллегии из трех судей о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия квалификационной коллегии судей (в отношении судьи Конституционного Суда РФ — с согласия самого Суда). Уровень упомянутой судебной коллегии (из судей Верховного Суда РФ или судей «областного звена») и уровень квалификационной коллегии (Высшая или субъекта Федерации) зависит от того, судьей какого суда является соответствующее лицо.

2.2. Конституционное судопроизводство

Конституционное  судопроизводство осуществляется  Конституционным   Судом   Российской Федерации и конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации (статьи 18, 27 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).

Конституционные (уставные) суды могут учреждаться и учреждены  в ряде субъектов Российской Федерации: республиках Адыгея, Башкортостан, Дагестан, Татарстан, Саха  (Якутия), Северная Осетия; в городе Санкт-Петербурге и др.

Так,   например,  в  части  1  ст.  3  Конституционного  закона   Республики  Саха  (Якутия)  от  15  июня  2002  г.  N   363-II   «О   Конституционном  суде  Республики Саха (Якутия)  и  конституционном  судопроизводстве» указано, что Конституционный суд этой  республики действует в целях защиты конституционного строя республики, основных   прав   и  свобод  человека  и  гражданина,   обеспечения   верховенства   Конституции  (Основного  закона)   Республики   Саха   (Якутия)  в  правовой  системе республики  и  ее  непосредственного   действия.

В  то  же  время  в  части 2 ст. 4 указанного  Конституционного   закона   оговорено   что  к  компетенции   Конституционного   суда   Республики   Саха   (Якутия)  не  относятся   вопросы,  подлежащие   разрешению  в  Конституционном Суде Российской Федерации, в судах общей, арбитражной и административной юрисдикции.

Поскольку в законах  о  конституционных  (уставных)   судах   субъектов  Российской  Федерации  содержатся,  как  привило,  нормы   конституционного  судопроизводства, в основном сходные с нормами конституционного судопроизводства, изложенными в ФКЗ    «О Конституционном Суде РФ», то в данной работе они не анализируются.

Действующий в настоящее время Конституционный Суд  Российской Федерации   создан   и  функционирует  на  основании   Федерального   Конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ (с последующими изменениями) «О Конституционном  Суде   Российской  Федерации».

Как определено в ст. 1 указанного  ФКЗ, Конституционный Суд РФ — судебный орган конституционного  контроля,  самостоятельно и  независимо  осуществляющий   судебную   власть посредством  конституционного судопроизводства. Он состоит из девятнадцати  судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента   Российской Федерации. Полномочия Конституционного Суда РФ не ограничены определенным сроком.

Решения  Конституционного  Суда  РФ обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов   государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Судьей  Конституционного Суда РФ может быть назначен гражданин Российской  Федерации, достигший ко дню назначения возраста не менее сорока лет, с безупречной  репутацией, имеющий  высшее   юридическое  образование и стаж работы по юридической специальности не менее пятнадцати лет, обладающий признанной высокой   квалификацией в области права.

Судья  Конституционного  Суда  РФ  назначается на должность на срок пятнадцать  лет. Предельный возраст пребывания в должности судьи Конституционного Суда РФ  установлен в семьдесят лет. Назначение судьи Конституционного Суда РФ на второй срок не допускается.

Основными  принципами  деятельности  Конституционного  Суда  РФ являются       независимость, коллегиальность,  гласность,  состязательность и равноправие сторон.

Компетенция Конституционного Суда определена в ст. 3  ФКЗ  «О   Конституционном  Суде  РФ». В целях защиты  основ  конституционного   строя,  основных  прав и свобод человека и гражданина,  обеспечения   верховенства  и прямого действия Конституции РФ на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд РФ осуществляет  следующие   полномочия:

1)   разрешает  дела  о  соответствии  Конституции   Российской   Федерации:

а)   федеральных  законов,  нормативных  актов  Президента  РФ,   Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ;

б)  конституций  республик, уставов, а  также  законов  и  иных   нормативных  актов  субъектов  Российской  Федерации,  изданных  по   вопросам,  относящимся  к  ведению органов  государственной  власти  Российской  Федерации и совместному ведению органов государственной   власти   Российской  Федерации  и  органов  государственной  власти   субъектов Российской Федерации;

в)  договоров между органами государственной власти Российской Федерации и  органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров  между  органами   государственной   власти   субъектов Российской Федерации;

г)  не  вступивших  в  силу международных договоров  Российской   Федерации;

2) разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в)  между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

4) дает толкование Конституции Российской Федерации;

5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения   Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

6)  выступает с законодательной инициативной по вопросам своего ведения;

7) осуществляет иные полномочия, предоставленные ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными  конституционными законами; может  также  пользоваться   правами,  предоставляемыми  ему  заключенными  в  соответствии   со   статьей   11   Конституции   Российской  Федерации   договорами   о   разграничении   предметов  ведения  и  полномочий  между   органами   государственной    власти Российской Федерации и  органами   государственной  власти субъектов Российской  Федерации, если эти права  не  противоречат его юридической природе и предназначению  в   качестве судебного органа конституционного контроля.

Вопросы участия граждан и иных субъектов права на обращение в   Конституционный  Суд  РФ,  в  конституционном  судопроизводстве в правовой литературе исследованы пока еще недостаточно. Это  связано  с  тем,  что  этот  весьма  важный  для  государства  институт судопроизводства существует сравнительно недолгое время,  что  не  дает  еще  оснований   для   обобщающих   выводов   и   соответствующих   рекомендаций.  Именно поэтому авторы исследований часто цитируют решения  Конституционного Суда РФ  по  конкретным  делам. Наиболее  часто  граждане  и  (или) их  представители  участвуют  в   конституционном  судопроизводстве  по  жалобам  на   нарушение   их   конституционных  прав  и  свобод и по  запросам  судов  о  проверке   конституционности  закона, примененного или подлежащего  применению   в конкретном деле.

Отметим ряд особенностей рассмотрения дел в Конституционном Суде РФ.

В  части   4  ст.  3  ФКЗ  «О  Конституционном Суде  РФ»  подчеркивается,  что   Конституционный     Суд    при    осуществлении    конституционного   судопроизводства  воздерживается  от  установления  и  исследования   фактических  обстоятельств  во всех случаях,  когда  это  входит  в   компетенцию   других   судов   или   иных   органов.   Как   указал   Конституционный Суд в пункте 3 Определения от 13 января 2000 г. N 6-О,   Конституционный  Суд  РФ  как  орган  конституционного   правосудия   осуществляет проверку нормативных правовых актов с точки зрения  их соответствия  Конституции  РФ,  при  этом  он   не   устанавливает   фактические   обстоятельства,  исследование  которых   отнесено к компетенции других правоохранительных органов и лежит в основе их   правоустанавливающих решений по конкретным делам.

При  рассмотрении   дел  в  любой  из  установленных ФКЗ «О  Конституционном  Суде  РФ»   процедур,  ему  принадлежит  исключительное право официального, а потому обязательного для всех  правоприменителей, толкования конституционных норм. По существу конституционное  производство — это научно-исследовательский, во многом прецедентный, процесс, научная правовая дискуссия.

В  отдельных  случаях,  признавая  тот   или   иной   законодательный     акт,    соответствующим     Конституции     РФ,   Конституционный   Суд   высказывает  свое   конституционно-правовое   толкование  рассматриваемой  законодательной  нормы,  что  зачастую   меняет   подходы  к  правоприменительной  практике  при  применении   рассматриваемого закона. Такая перспектива вынесения Конституционным Судом    конституционно-правового толкования примененного или подлежащего применению  законодательного акта, должна учитываться и предусматриваться лицами, участвующими в   конституционном судопроизводстве.

Конституционное судопроизводство отличается также и тем, что не предусматривает никаких возможностей обжалования  либо  опротестования решений Конституционного Суда РФ.

Отсекая возможность обжалования решения Конституционного Суда РФ,   законодатель   заранее   предопределяет   и   его   истинность,   и   безупречность  изложения,  хотя  множество  особых   мнений   судей   Конституционного Суда по его решениям свидетельствуют не  в  пользу  такой  предопределенности.  К тому же постановления  и  определения   Конституционного    Суда    порою   весьма    громоздки,    излишне   детализированы,  трудны  к  восприятию.  Об  этом  свидетельствуют,   кстати,  и последующие разъяснения Конституционным Судом  своих  же   ранее принятых решений.

Конституционный Суд в определении от 13 января 2000  г.  N  6-О  подчеркнул,  что   статус  Конституционного  Суда  РФ  не  предполагает   обжалование   принимаемых им решений. Иное не соответствовало бы его природе как органа конституционного  контроля.  Вместе  с  тем  корректировка   правовых   позиций,  формулируемых   Конституционным   Судом   при   осуществлении  конституционного производства,  может  иметь  место.   Это  вытекает,  в частности, из ст. 73 ФКЗ «О Конституционном  Суде  РФ»,  допускающей   изменение   правовой   позиции,    выраженной   Конституционным  Судом  в  ранее  принятых  решениях,  что  требует   обязательного    рассмотрения   дела    в    пленарном  заседании Конституционного Суда. Поводом может послужить обращение в   Конституционный  Суд любого из управомоченных на это  субъектов,  в   частности жалоба гражданина. Такая инициатива может исходить также и от судей Конституционного  Суда  РФ, если они при рассмотрении нового дела придут  к  выводу о необходимости изменения правовой позиции.

Признание  Конституционным Судом примененного  закона   (или   части  его)  не  соответствующим  Конституции  РФ,  а  равно   выявление  Конституционным  Судом  конституционно-правового  смысла   закона,  отличного от того, которое ему дано судом общей юрисдикции   или  арбитражным  судом,  влечет за собой начало  нового  судебного   процесса  по защите прав и законных интересов лиц, чьи  права  были   нарушены при применении этого закона.

В конституционном судопроизводстве всегда, наряду с защитой  индивидуальных  прав заявителя  по  рассматриваемому  делу   реализуется идея защиты также публичных интересов, т.е. интересов   всех  тех  лиц, в отношении которых применен или мог быть  применен   закон, признанный неконституционным.

К особенностям конституционного производства следует отнести и отсутствие    процессуального кодекса. Принципы и правила судопроизводства включены непосредственно в ФКЗ «О  конституционном   Суде  РФ».

Правоспособностью в конституционном судопроизводстве обладают все физические  лица, конституционные права которых нарушены или могут быть нарушены. За несовершеннолетних  и  недееспособных  в   конституционном  судопроизводстве  могут  участвовать  их  законные   представители.  В  самом  ФКЗ  «О  Конституционном  Суде  РФ»   нет   указания  на  круг  лиц,  имеющих  право  на  обращение  в  суд,  но   сложившаяся  практика  конституционного судопроизводства  позволяет   юридическим   лицам, конституционные права которых нарушены, направлять обращения в Конституционный Суд наравне с гражданами. В Постановлении Конституционного Суда от 24 октября 1996г.  N 17-П  этот  вопрос   получил  свое  конституционно-правовое  обоснование.  В  частности,   Конституционный   Суд  указал,  что  граждане   и   созданные   ими   объединения   вправе  обратиться  с  конституционной   жалобой   на   нарушение  прав, в частности, самого объединения,  в  тех  случаях,   когда  его деятельность связана с реализацией конституционных  прав   граждан,  являющихся  его  членами (участниками,  учредителями).  В   данном  случае  акционерное  общество, товарищества  и  общество с ограниченной  ответственностью, обратившиеся в Конституционный  Суд   РФ,  по  своей  сути являются объединениями — юридическими  лицами,   которые   созданы   гражданами  для  совместной  реализации   таких   конституционных   прав,  как  право  свободно   использовать   свои   способности  и  имущество  для  предпринимательской  и   иной,   не   запрещенной  законом экономической деятельности, (ст.  34  часть  1   Конституции   РФ)   и   право   иметь  в  собственности,   владеть,   пользоваться  и  распоряжаться имуществом  как  единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35, часть 2 Конституции РФ).

Возникает вопрос о возможности обращения в Конституционный Суд РФ  юридических лиц, учрежденных Российской Федерацией, субъектами Российской   Федерации,  муниципальными  образованиями.  Поскольку  указанные  юридические  лица учреждаются субъектами права, полномочия которым в конечном счете делегированы также  гражданами   (часть  2  ст. 3 Конституции РФ), то они (юридические  лица) также имеют право на обращение в Конституционный Суд ввиду конституционного принципа равенства перед законом и судом (часть  1  ст. 19 Конституции РФ).

Виды решений Конституционного Суда, порядок их принятия, изложения,   провозглашения и опубликования регламентирован в статьях 71-78 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ».

В  ст.  74  ФКЗ  «О Конституционном Суде РФ» установлено, что   Конституционный  Суд  принимает  решение  по  делу,  оценивая   как   буквальный  смысл  рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или    сложившейся   правоприменительной  практикой, а  также  исходя  из  его места в системе правовых актов.

Для  правоприменительной  практики по защите прав и законных  интересов   граждан   большое значение  имеют  подобные  постановления  и определения  Конституционного Суда, в которых законодательные  акты  хотя  и  не  признаются  противоречащими  Конституции  Российской   Федерации,  но  в  которых  Конституционным  Судом  выявляется   их   конституционно-правовой   смысл,   исключающий   любое   иное    их   толкование в правоприменительной практике.

Решение  Конституционного Суда РФ действует  непосредственно  и   не  требует  подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила    постановления   Конституционного   Суда  о признании    акта   неконституционным  не  может  быть преодолена  повторным  принятием   этого же акта.

Органы  и  лица, имеющие право на обращение в Конституционный Суд  РФ,  а  также   органы и лица, которым направлялось решение Конституционного Суда, вправе обратиться в Конституционный Суд о разъяснении  решения  Конституционного Суда. Такое официальное разъяснение  может  быть  дано  только самим  Конституционным  Судом  в  пленарном  заседании  или  в   заседании   палаты, принявшей это решение.

В  частности,  в  статье  96  Закона  указано,  что  правом  на   обращение   в   Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение   конституционных  прав  и  свобод обладают  граждане,  чьи  права  и  свободы  нарушаются законом, примененным или подлежащим  применению   в  конкретном  деле, и объединения граждан, а также иные  органы  и   лица, указанные в федеральном законе.

При  этом  законодатель  указывает,  что  жалоба  на  нарушение  законом  конституционных прав и свобод допустима  в  случаях,  если  закон  затрагивает  конституционные права и свободы  граждан,  либо   закон   применен   или  подлежит  применению  в  конкретном   деле,   рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Как  указано  в части 3 ст. 46 Конституции РФ каждый  вправе  в  соответствии  с  международными  договорами  Российской  Федерации обращаться в  межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся  внутригосударственные  средства  правовой защиты. В связи с этим возникает вопрос  о  том, как соотносятся положения ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде  РФ»,   что  решение Конституционного Суда РФ окончательно, не подлежит обжалованию и вступает   в  силу  немедленно после его провозглашения, и право граждан обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека? Кроме того, возникает и вопрос, является ли   конституционное судопроизводство обязательной предпосылкой обращения гражданина в межгосударственные органы по защите  прав  и   свобод?  Ответы  на  эти вопросы дает сам Конституционный  Суд  РФ.

Так,  в  пункте  5 Определения Конституционного  Суда от 13 января 2000  г.  N  6-О  подчеркнуто,  что   положение  части 1 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде  РФ»  о  том,   что  решения Конституционного Суда не подлежат обжалованию, которое вытекает из   предопределяющих статус Конституционного Суда конституционных норм, согласующихся также с международно-правовыми  договорами  Российской  Федерации,  не  препятствует обращению в   межгосударственные  органы  по  защите  прав  и  свобод   человека,   решения   которых  обязательны  для  исполнения  внутри   Российской   Федерации (статья 46, часть 3; статья 15, часть 4 Конституции РФ).

А в Определении от 18 апреля 2000г., Конституционный Суд указал, что   конституционное  судопроизводство  не  относится  к  тем  внутригосударственным  правовым  средствам,  использование  которых  должно  рассматриваться  в  качестве обязательной  предпосылки  для   обращения  в  межгосударственные органы по защите  прав  и  свобод   человека.

2.3. Гражданское судопроизводство

Частью 2 статьи 118 Конституции РФ, формой осуществления судебной власти определено гражданское судопроизводство, которое реализуется судами общей юрисдикции и арбитражными судами на основе Гражданского и Арбитражного процессуальных  кодексов  Российской Федерации. Поэтому, наиболее наглядно динамика в изменении подходов законодателя к судебной защите гражданских прав прослеживается по новациям в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве.

В соответствии с ФЗ от 14 ноября 2002 г. N 137-ФЗ с 1 февраля 2003 г. введен в  действие  новый  (третий  в  истории  России) Гражданский процессуальный  кодекс  Российской Федерации (далее по тексту ГПК РФ).  Новый ГПК РФ, наряду с принятыми ранее Уголовно-процессуальным и Арбитражным процессуальным кодексами,  призван  сыграть  ключевую  роль в проведении у нас в стране судебно-правовой реформы.

Прежний, принятый в 1964 г. ГПК РСФСР, в последнее десятилетие претерпел  существенные  изменения,  отразившие развитие правовой  системы  в  условиях   перехода   страны   к   многообразию   форм  собственности и рыночным отношениям.  Эти изменения процессуальных  норм  в  гражданском  процессе,  обусловленные  принятием  новой    Конституции РФ,  новых ГК РФ и  Семейного  кодекса  РФ,  Трудового  кодекса РФ и т.п., в определенной степени нашли отражение в новациях, проведенных ФЗ от 30 ноября 1995 г. №189-ФЗ  и ФЗ от 7 августа 2000 г. №120-ФЗ.

Однако частичные   изменения   гражданского    процессуального    законодательства и одновременное существование новых и устаревших  процессуальных норм  не  позволяли  создать   непротиворечивую  и  адекватно соответствующую  новым  экономическим  условиям систему  процессуальных  норм,  обеспечивающих   эффективное   рассмотрение    гражданско-правовых споров. Кроме того, стало очевидно необходимым обеспечить  соответствие  норм  процессуального права  и  норм  материального права, закрепленных в ГК РФ.

Можно выделить следующие, наиболее существенные, новации в ГПК РФ:

1) По реализации принципов Конституции РФ. С принятием ГПК РФ сделан новый  шаг в обеспечении конституционных принципов осуществления правосудия в  гражданском судопроизводстве. Новый ГПК РФ содержит положения, обеспечивающие    практическое претворение конституционных  принципов  осуществления  правосудия в   гражданском судопроизводстве. Положения ГПК РФ конкретизируют такие  конституционные  принципы,  как  обеспечение    прав и  свобод  человека  и  гражданина (ст. 3 ГПК РФ), право на судебную защиту (ст. 3 ГПК РФ), независимость судей (ст. 8 ГПК    РФ), осуществление правосудия только судом (ст. 5 ГПК РФ), равенство всех перед законом и судом (ст. 6 ГПК РФ), гласность судебного разбирательства (ст. 10 ГПК РФ),  осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 12 ГПК РФ).

2) Новая роль суда в гражданском процессе. ГПК РФ определена новая  роль  суда  в  гражданском процессе. Согласно ст. 12 ГПК РФ, суд должен руководить судебным процессом,  оказывать лицам,  участвующим в деле,  содействие в реализации  их  прав,  создавать условия для всестороннего и полного исследования    доказательств.

3) Состав суда. Положения, касающиеся состава суда, претерпели в новом ГПК РФ    существенные изменения. Исключен институт народных заседателей. Дела в  судах  первой  инстанции  рассматриваются мировыми судьями единолично. Федеральные судьи также рассматривают дела единолично, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом, в которых дела в судах первой инстанции рассматриваются  коллегиально  в  составе  трех профессиональных судей (ст. 21 ГПК РФ).

4) Участие прокурора в судебном процессе. Новый ГПК РФ огранивает участие  прокурора  в  рассмотрении   гражданских  дел  судами.  Если до принятия нового ГПК РФ прокурор мог участвовать в гражданском процессе путем вступления в дело  на  любой  его стадии, то статьей  45  нового  ГПК РФ предусматривается возможность участия прокурора либо путем подачи заявления в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов  Российской  Федерации,  субъектов  Российской Федерации, муниципальных образований, либо для дачи заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда,  причиненного жизни или здоровью,  а  также  в  иных случаях, предусмотренных ГПК РФ и другими   федеральными    законами.

Вмешательство прокурора в частные дела не допускается, за исключением случаев, когда гражданин по состоянию здоровья или другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

5) Подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции. В ст. 22 нового ГПК РФ четко определена подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции, что позволяет устранить  возможность разрешения одних и тех же дел судами общей  юрисдикции  и арбитражными судьями.

По своей сути принцип определения подведомственности в новом кодексе не   изменился. Суды рассматривают и разрешают:

— исковые  дела  с  участием  граждан,  организаций,   органов  государственной   власти  и  местного  самоуправления  о  защите  нарушенных или оспариваемых прав,  свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных,  земельных, экологических и иных правоотношений;

— дела,   разрешаемые   в   порядке   приказного  производства    (судебные приказы могут быть выданы, в частности, по требованиям, основанным на нотариально  удостоверенной сделке, на сделке, совершенной в простой письменной форме; о взыскании  недоимки  по налогам; о взыскании начисленной, не выплаченной заработной платы; о взыскании алиментов на детей и  др.);

— дела,  возникающие  из  публичных правоотношений (об оспаривании нормативных правовых актов; об оспаривании решений  и действий органов государственной власти,  местного самоуправления, должностных  лиц,  государственных  и  муниципальных  служащих;  о защите  избирательных  прав  или  права на участие в референдуме и  иные);

— дела особого производства (об установлении фактов, имеющих юридическое  значение;  об  усыновлении;  о  признании  гражданина    безвестно отсутствующим или объявлении его умершим; об ограничении    дееспособности гражданина,  о  признании  его  недееспособным;  об  ограничении  или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно  распоряжаться  своими  доходами;  об  объявлении      несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипации); о признании движимой вещи бесхозяйной и о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь; о  принудительной  госпитализации  гражданина  в   психиатрический    стационар и принудительном психиатрическом освидетельствовании; о внесении исправлений или изменений  в  записи  актов  гражданского  состояния; по заявлениям о совершении нотариальных действий или об отказе в их совершении; по заявлениям о восстановлении утраченного судебного  производства  и  о  восстановлении  прав  по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам);

— дела  об  оспаривании  решений  третейских  судов и о выдаче исполнительных  листов  на   принудительное   исполнение   решений    третейских судов;

— дела  о  признании  и  приведении   в   исполнение   решений    иностранных судов и иностранных арбитражных судов.

Для сравнения отметим.  что все экономические споры  и  другие  дела,  связанные  с  осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами  и  индивидуальными  предпринимателями,  а также дела о банкротстве,  споры о создании, реорганизации и  ликвидации  организаций,  споры  об   отказе в госрегистрации, уклонении от госрегистрации юридических лиц, индивидуальных  предпринимателей,   споры   между   акционером   и    акционерным  обществом,  другие споры,  вытекающие из деятельности  хозяйственных  товариществ  и  обществ  (за  исключением  трудовых    споров),  о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической  деятельности  —  подведомственны  арбитражному суду.

Принципиально новым является положение, изложенное в п. 3 ст. 22 ГПК РФ,   согласно которому  судам общей юрисдикции подведомственны все вышеперечисленные дела,  которые  не отнесены законом к ведению арбитражных судов (принцип   «остаточной    компетенции»). Это положение направлено на устранение ситуации, когда от рассмотрения дела отказывались и арбитражные суды и суды общей юрисдикции.

Новый ГПК обеспечивает также возможность разрешения  ситуации, возникающей при обращении в суд с заявлением,  содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни  подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду. Если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и  разрешению  в   суде общей   юрисдикции.   В   случае,   если  возможно  разделение  требований,  судья  выносит  определение  о  принятии  требований,   подведомственных  суду  общей  юрисдикции,  и  об отказе в принятии   требований, подведомственных арбитражному суду.

6) Институт представительства в судах общей юрисдикции.  В новом  кодексе  не  приводится  перечень лиц,  которые могут  представительствовать   в   суде.   Согласно   ст.   49 ГПК РФ,  представителями  в  суде  могут быть  дееспособные лица,  имеющие    надлежащим образом оформленные  полномочия  на  ведение  дела,  за    исключением судей,   следователей   и  прокуроров.  Это  положение  существенно отличалось (до принятия Конституционным Судом РФ Постановления от 16.07.04 № 15-П, уравнявшего процессуальную право- и дееспособность граждан и юридических лиц) от  соответствующего  положения  АПК РФ, предоставляющего право быть представителем   в  суде  только  работникам предприятий,  дела которых рассматриваются  арбитражным    судом и адвокатам.

7) Оценка доказательств. В ст. 67 нового кодекса приводятся не только общие положения о порядке оценки доказательств, но также изложены конкретные правила оценки.

8) Свидетельские показания. В новом кодексе исключаются из состава доказательств сведения, источник которых не может быть указан свидетелем.

Изменен и расширен перечень лиц,  которые не  могут  подлежать допросу в качестве свидетелей. В соответствии с п. 3 ст. 69 ГПК РФ не подлежат допросу в качестве свидетелей:

— представители  по  гражданскому  делу  или   защитники   по  уголовному  делу,  делу  об  административном  правонарушении — об обстоятельствах,  которые стали им известны в связи с  исполнением   обязанностей представителя или защитника;

— судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах,  возникавших  в  совещательной   комнате   в   связи   с    обсуждением  обстоятельств  дела  при  вынесении  решения суда или приговора;

— священнослужители    религиозных    организаций,   прошедших    государственную регистрацию,  — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

Приведен перечень лиц, которые вправе отказаться от дачи свидетельских  показаний.  В их числе:

—  гражданин против самого себя;

—  супруг  против  супруга,  дети,  в  том числе усыновленные,  против  родителей,  усыновителей,  родители,  усыновители   против   детей, в том числе усыновленных;

— братья,  сестры друг против друга,  дедушка, бабушка против  внуков и внуки против дедушки, бабушки;

— депутаты законодательных органов  —  в  отношении  сведений, ставших им   известными   в   связи  с  исполнением  депутатских    полномочий;

— Уполномоченный  по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

9) В состав доказательств включены аудио- и видеозаписи.

10) Экспертиза. Процессуальные нормы  назначения  и  проведения  экспертизы  в    новом кодексе представлены более конкретно и подробно (ст. 79-87), по сравнению с  соответствующими  статьями  старого  кодекса  (ст. 74-78). Сторонам и другим лицам, участвующие в деле, предоставлено  право просить суд назначить  проведение  экспертизы  в  конкретном  судебно-экспертном  учреждении  или  поручить  ее  конкретному эксперту, ходатайствовать перед судом о назначении повторной,  дополнительной,  комплексной или комиссионной экспертизы. В новом кодексе впервые регламентированы вопросы назначения и проведения комплексной, комиссионной, дополнительной и повторной экспертиз.

11) Сроки рассмотрения и разрешения гражданский дел. В новом  кодексе  несколько  увеличены  сроки  рассмотрения  и    разрешения гражданских  дел.  Согласно ст. 154 ГПК РФ, гражданские  дела должны рассматриваться и разрешатся судом до истечения двух    месяцев  со  дня поступления заявления в суд, а мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству. Дела о восстановлении на работе, о взыскании алиментов рассматриваются и  разрешаются до истечения месяца.

12) Судебный приказ. В старом  ГПК  РСФСР,  в  случае  принятия  заявления  о выдаче   судебного  приказа  судья  был   обязан   известить   должника   в    трехдневный срок и представить ему срок до 20 дней для ответа на заявленное требование. При неполучении в установленный срок ответа должника, а также при его согласии с заявленным требованием судья выдает судебный приказ (ст. 125.7). Если должник не соглашался с заявленным  требованием,  то  судья отказывал в выдаче судебного    приказа. На практике это приводило к затягиванию сроков исполнения бесспорных требований,  усложняло  процедуру  вынесения  судебного приказа и увеличивало нагрузку на судебные органы.

В новом ГПК РФ порядок вынесения судебного приказа изменен.  В  соответствии  со  ст. 126  ГПК  РФ  судебный  приказ  по существу заявленного требования  выносится  в  течение  пяти  дней  со  дня    поступления  заявления  о  вынесении судебного приказа в суд. При этом не требуется судебного разбирательства и вызова сторон для заслушивания  их  объяснений.  При  этом  должнику предоставляется  право в течение десяти дней со дня получения приказа представить возражения относительно его исполнения (ст. 128 ГПК РФ).

13) Производство в кассационной инстанции. В прежнем  ГПК  нет  упоминания  о лицах, которые имеют право обжаловать вступившие в законную силу судебные  постановления. В ст. 320 ГПК РСФСР давалось лишь перечень должностных лиц, имеющих право принесения протеста. Поэтому уполномоченное должностное лицо  или  прокурор  могли  вынести  протест  не  только  по жалобе лиц, участвовавших в деле,  но по другим различным основаниям.  В новом  кодексе  вступившие  в  законную  силу судебные постановления, за  исключением  судебных  постановлений  Президиума  Верховного  Суда  Российской  Федерации,  могут обжаловать в суд надзорной инстанции  лица, участвующими в деле, и другие лица, если их права и законные  интересы нарушены судебными постановлениями.

В новом ГПК должностные лица прокуратуры вправе обратится в суд  надзорной инстанции  с  представлением  о  пересмотре вступивших в законную силу  решений  и  определений суда, только если в рассмотрении дела участвовал прокурор (п. 3 ст. 376 ГПК РФ).

В новом кодексе детально регламентирована процедура предварительного рассмотрения жалобы или представления прокурора с просьбой о пересмотре судебного  постановления (ст. 379-384  ГПК РФ). В отличии от прежнего кодекса, в новом предусматривается в обязательном порядке извещение лиц, участвующих в деле, о времени    и месте судебного заседания (ст. 385 ГПК РФ).

14) В новом ГПК четко прописана процедура разрешения судебных споров, связанных  с  выборами  и правом на участие в референдуме (глава 26 ГПК РФ).

15) В плане структурных изменений, в  ГПК  РФ  введен  только  один  новый  раздел:  — производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение  решений  третейских судов   (раздел VI). Новый  раздел  предусматривает    возможность и определяет процессуальную  процедуру  оспаривания  и отмены решения третейского суда при наличии оснований, приведенных в ст.  421  ГПК  РФ.  Прописана  также  процедура  принудительного    исполнения решений третейских судов (глава 47).

Процессуальные   вопросы  приказного  производства  выделены  в  новом  кодексе   в отдельный  подраздел.  В  новом  кодексе приказное производство  определено как один из самостоятельных видов производства  в  суде  первой инстанции,  наряду с исковым производством,  производством,  вытекающим из публичных правоотношений и особым производством.

16) В отличии от старого  ГПК, производство  по  делам,  вытекающим  из    административных правонарушений,  рассматриваются в новом кодексе в  подразделе    III    «Производство    по   делам,   возникающим   из   публичных    правоотношений». Это связано с отнесением к этой  категории  более  широкого круга   дел   по   сравнению  с  делами,  вытекающими  из    административно-правовых отношений,  например,  дел  о защите избирательных прав. Вопросы,  непосредственно  касающиеся  производства  по  делам  об  административных   правонарушениях  в  настоящее  время  определены  в  разделе  IV  Кодекса  Российской    Федерации об административных правонарушениях.

17) В новом кодексе подраздел, посвященный процессуальным нормам    рассмотрения   судом   дел   в   порядке   особого   производства,  дополнительно  включены  три  новые  категории  дел  —  объявление    несовершеннолетнего   полностью    дееспособным,  принудительная  госпитализация гражданина в психический стационар и принудительное психиатрическое освидетельствование, о восстановлении утраченного судебного производства. Определено также, что перечень дел особого производства может быть дополнен федеральным законом.

18) Раздел III нового ГПК  имеет  иное  название  по  сравнению  со    прежним кодексом   («Производство  в  суде  второй  инстанции»,  в  прежнем — «Производство  в  кассационной  инстанции») и дополнен  новой   главой   39,  посвященной  апелляционному  производству  по  обжалованию решений и определений  мировых  судей.

Положения главы 40, в которой освещаются вопросы производства в кассационной инстанции, по существу  соответствуют  положениям, изложенным в главах 34 и 35 старого кодекса.

Раздел IV  нового  и  прежнего  кодексов  посвящен  пересмотру  вступивших в законную силу судебных постановлений. Положения этого  раздела в новым  кодексе  не  имеют  принципиальных  отличий от приведенных в  прежнем  кодексе.  Следует  обратить  внимание на положения статьи 394 нового кодекса, распространившей трехмесячный    срок  подачи  заявления  о   пересмотре   по   вновь  открывшимся  обстоятельствам на всех лиц,  участвующих в деле, в том числе и на  прокурора. В статье 334  старого  кодекса  срок  подачи заявления  прокурором не ограничивался.

19) Процессуальные нормы  производства  по делам с участием иностранных граждан  получили  в  новом  кодексе получили заметное развитие.  Этим  нормам  в  новом  кодексе  посвящен  раздел V,  включающий  три главы(43-45) и соответственно 20 статей (398-417). Наиболее важными нововведениями в рассматриваемом разделе  ГПК РФ представляются   конкретное определение гражданской процессуальной правоспособности и   дееспособности   иностранных  граждан и организаций по их личному закону,  в  качестве  которого  определено право страны, гражданство которой гражданин имеет или в которой организация учреждена.

20) В новом  кодексе  претерпел  существенные   изменения   раздел,    посвященный исполнению судебных постановлений (раздел VII ГПК РФ). Из этого раздела  исключены  положения, касающиеся статуса и деятельности судебных исполнителей по принудительному исполнению  судебных актов. Это обусловлено тем обстоятельством, что в связи с выходом в свет ФЗ от 21 июля 1997 года N 119-ФЗ «Об исполнительном    производстве» и ФЗ от 21 июля 1997  года  N  118-ФЗ  «О  судебных    приставах», судебные приставы выведены из состава районных судов и включены в систему органов Минюста  РФ, т.е. исполнительной власти. Вместе  с  тем,  функция  осуществления  процессуального    контроля в  исполнительном  производстве остается  в  компетенции суда.

Защита экономических интересов граждан – индивидуальных предпринимателей и участников объединений граждан также осуществляется арбитражными судами. Рассмотрим особенности процесса этой защиты.

Как  установлено ст. 1 Федерального конституционного закона  от 28 апреля 1995 г.  №1-ФКЗ (с  последующими  изменениями   и дополнениями)  «Об  арбитражных  судах  в Российской Федерации», полномочия,  порядок образования и деятельности арбитражных  судов, а  также  порядок судопроизводства в арбитражных судах определяются Конституцией  РФ, Федеральным конституционным законом  «О  судебной   системе     Российской     Федерации»,    настоящим     Федеральным   конституционным законом, Арбитражным процессуальным кодексом  РФ  и   другими федеральными законами.

В соответствии со ст. 5 ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и ст. 2  Арбитражного  процессуального кодекса  РФ, основными  задачами  арбитражных   судов при рассмотрении подведомственных им споров являются:

1. Защита нарушенных или  оспариваемых  прав  и   законных   интересов   лиц,   осуществляющих   предпринимательскую  и  иную экономическую  деятельность,  а также  прав  и  законных  интересов  Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных  образований  в  сфере  предпринимательской  и   иной   экономической   деятельности, органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской  Федерации,  органов местного  самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере.

Выполнение этой задачи обеспечивает реализацию ряда важнейших конституционных   положений:   признание   и   защиту   всех   форм собственности;  сохранение  единства  экономического  пространства;

обеспечение свободного перемещения товаров,  услуг  и  финансового капитала; развитие экономической  деятельности, предпринимательства, конкуренции и др.

Заметим, что  в  арбитражном  судопроизводстве  осуществляется защита  прав и интересов не только лиц, непосредственно участвующих в  данном  арбитражном процессе, но и других лиц, права и интересы которых могут быть нарушены в процессе арбитражного судопроизводства. Так, например, в соответствии со ст. 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях  которых арбитражный  суд  принял  судебный  акт,  вправе  обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора.

2. Обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Реализация   этой  задачи  должна,  по  замыслу   законодателя, обеспечивать  соблюдение  положений ст. 46  Конституции  Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и  свобод судебными  органами  внутри страны, а также  предоставляющей  право каждому  обращаться в межгосударственные органы по  защите  прав  и свобод   человека  при  исчерпании  внутригосударственных   средств   правовой защиты.

В значительной степени выполнение этой задачи связано с  возможностью  получения  квалифицированной  юридической помощи,  гарантированной,  кстати,  также  Конституцией  РФ.  Более того, в  случаях, предусмотренных  законом,  юридическая  помощь должна  оказываться  бесплатно. Однако  до  настоящего  времени  на государственном  уровне  не решен вопрос о  компенсации  адвокатам, оказывающим  юридическую  помощь  гражданам  Российской   Федерации бесплатно.

Невыполнение  Правительством  РФ  возложенной  на  него Федеральным  законом «Об адвокатской деятельности  и  адвокатуре  в РФ»  обязанности  установить  такую  компенсацию,  равно   как и значительные размеры государственных пошлин по некоторым делам,  рассматриваемым арбитражными судами, не в полной мере  обеспечивают доступность   правосудия   в  сфере  предпринимательской   и   иной  экономической   деятельности   для   некоторых физических лиц: акционеров, участников хозяйственных обществ и   товариществ, граждан,  обращающихся  с  заявлении об оспаривании  неправомерного   отказа в регистрации предпринимателем и т. п.

И  все же, не смотря на указанные сложности, Высший Арбитражный Суд  РФ  в Письме от 14 июня 1995 г. № С1 — 7/ОП — 328,  обратил внимание  арбитражных судов на то, «что, как указал Конституционный Суд, в соответствии  со ст. 46 Конституции  Российской  Федерации   право  на  судебную защиту не может быть ограничено  ни  при  каких обстоятельствах».

3. Справедливое публичное судебное разбирательство в установленный законом срок независимым и беспристрастным судом.

Обратим внимание, что в соответствии с частью 3 ст. 3 АПК РФ  в арбитражном    судопроизводстве могут применяться правила международного договора. В соответствии  со  ст.  6  Европейской  Конвенции  о  защите прав человека и основных свобод  от  4  ноября 1950  г. (ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 г.  № 54-ФЗ)   «каждый  в  случае  спора  о  его  гражданских  правах   и  обязанностях:   имеет   право   на   справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Беспристрастность судей обеспечивается возможностью  их  отвода  в  случаях,  если судьи лично, прямо или косвенно заинтересованы  в исходе  дела  либо  имеются  иные  обстоятельства,  которые   могут вызвать  сомнение в их беспристрастности (пункт 5 части  1  ст.  21 АПК РФ).

Справедливость судебного разбирательства обеспечивается соблюдением конституционного принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и  равноправия  сторон (ст. 123, часть 3 Конституции РФ).

В части 3 ст. 9 АПК РФ подчеркнуто, что  арбитражный  суд, сохраняя    независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет  руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в  деле,  их  права  и  обязанности, предупреждает  о  последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие  в реализации их прав, создает условия для всестороннего  и  полного  исследования  доказательств,  установления  фактических   обстоятельств  и правильного применения законов и иных  нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

4. Укрепление законности и предупреждение  правонарушений  в сфере  предпринимательской  и  иной экономической  деятельности,  а также формирование уважительного отношения к закону и суду.

Эти  задачи, выделенные в пунктах 4 и 5 ст. 2 АПК  РФ  как  две  самостоятельные,   решают  общие  вопросы  укрепления   законности, уважительного отношения к закону и суду. Выполнению этих задач посвящено  Информационно-методическое письмо  Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 апреля 1997 г. №  6  «О деятельности  арбитражных судов по предупреждению правонарушений  в сфере экономики».

Немаловажную  роль  при  этом, по  формированию  судебной  практики, выполняют  арбитражные  суды.  Как  указано  в  письме  Высшего Арбитражного  Суда РФ от 6 февраля 2003г. № С1-7/УП-104  «К вопросу   о  публикации  судебных  актов  арбитражных  судов», за последние  годы  значительно  активизировалась  работа  арбитражных  судов,  связанная  с  передачей  электронным  средствам  информации   судебных   актов   с  целью  формирования  банка  данных   судебной практики.

Деятельность судов в этом направлении способствует  не  только формированию  единообразной судебной практики, но и содействует предупреждению правонарушений,  оказывает влияние  на профессиональный   рост  работников  судов,  сокращает количество необоснованных обращений  в суд, предоставляет гражданам возможность  реализовать  их  конституционные  права  на  свободное  получение судебно-правовой информации.

5. Содействие становлению и  развитию  партнерских  деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота. Выполнение  этой задачи способствует стабильности  гражданского делового  оборота,  развитию экономических  связей,  единообразного понимания  и  применения  законов и нормативных  правовых  актов  в   сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Эти задачи  арбитражные  суды  осуществляют  путем  разрешения экономических  споров  и рассмотрения иных  дел,  отнесенных  к  их компетенции  Конституцией РФ, Федеральным  конституционным  законом  «Об  арбитражных  судах в РФ», Арбитражным процессуальным  кодексом РФ и другими федеральными законами.

2.4. Уголовное судопроизводство

Уголовное судопроизводство осуществляется судами общей юрисдикции, как и  всеми иными судами Российской Федерации, на основе принципов законности, независимости судей, равенства организаций и граждан перед законом и судом, состязательности и равноправия сторон, непосредственности и гласности разбирательства дел.

Кроме того, Уголовно-процессуальный  кодекс  Российской Федерации (далее также УПК  РФ) указывает на следующие принципы уголовного судопроизводства: назначение уголовного судопроизводства (ст.6), осуществление правосудия только судом (ст.8), уважение чести и достоинства личности (ст.9), неприкосновенность личности (ст.10), охрана  прав  и свобод  человека  и  гражданина (ст.11), неприкосновенность жилища (ст.12), тайна  переписки, телефонных и  иных  переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст.13), презумпция невиновности (ст.14), обеспечение подозреваемому и обвиняемому  права  на  защиту (ст.16), свобода оценки доказательств (ст.17), язык уголовного судопроизводства (ст.18), право  на  обжалование процессуальных  действий  и  решений (ст.19).

В качестве субъекта уголовного процесса, гражданин может быть основным заинтересованным участником в роли: потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) и подсудимого, гражданского истца и ответчика, а также давать показания по делу в качестве свидетеля и быть понятым. (главы 6-8 УПК РФ).

Рассмотрим особенности реализации прав граждан в этих качествах.

В  правовой  литературе и в общественных дискуссиях обычно  больше  внимания    уделяется  вопросам  защиты  обвиняемых (подозреваемых)  и  подсудимых, и в меньшей мере вопросам  охраны прав и представительства интересов  потерпевших  в  уголовном судопроизводстве, роль которых, с принятием  Конституции РФ 1993г. и Уголовно-процессуального кодекса  РФ 2001г., как участников состязательного процесса в уголовном судопроизводстве, значительно возросла.

Защита  прав потерпевших является конституционным принципом.  В статье  52  Конституции  Российской  Федерации  провозглашено, что  права  потерпевших от  преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим  доступ  к  правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

В  ст. 13  Европейской  Конвенции о  защите  прав  человека  и основных  свобод  от  4  ноября  1950  года,  указано,  что  каждый человек,  чьи  права  и свободы, изложенные в настоящей  Конвенции, нарушены,  располагает  эффективными  средствами  правовой   защиты перед  государственным  органом  даже  в  том  случае,  если  такое нарушение  совершено лицами, действовавшими в официальном  качестве. При   решении   вопросов   защиты  прав   потерпевших   следует руководствоваться  также  Рекомендацией  №  R  (85)   11 Комитета Министров Совета Европы от 28 июня 1985 г. «О положении потерпевшего в рамках уголовного права и процесса».

Нарушение  гарантированных  Конституцией  РФ  и  законами  прав потерпевшего  в  уголовном судопроизводстве является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. В частности,  в  ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ, защита  прав  и  законных интересов  лиц  и  организаций, потерпевших  от  преступлений, определяется как  одно  из  основных назначений уголовного судопроизводства.

Как  указано в ст. 42 УПК РФ, потерпевшим признается физическое лицо,  которому  преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, если причинен  вред  его имуществу и деловой репутации.

В  пункте 1 Декларации основных принципов правосудия для  жертв преступлений  и  злоупотреблений властью  Организации  Объединенных наций  от  29  ноября 1985 г. (далее также Декларация ООН от 29.11.85), под  термином  «жертвы» (далее также потерпевшие) понимаются  лица, которым  индивидуально или коллективно был причинен  вред,  включая телесные  повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный  ущерб или существенное ущемление их основных  прав  в результате   действия  или  бездействия,  нарушающего   действующие национальные уголовные законы государств — членов, включая  законы, запрещающие преступное злоупотребление властью.

В  соответствии с пунктом 2 Декларации ООН от 29.11.85,  то  или  иное лицо  может  считаться  потерпевшим  независимо  от  того,  был  ли установлен,  арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а также независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой.  Термин  «жертва»,  в  соответствующих  случаях,   включает близких родственников или иждивенцев непосредственной жертвы, а также  лиц, которым был причинен ущерб при попытке оказать помощь жертвам,  находящимся  в бедственном положении, или предотвратить виктимизацию.

Потерпевшими физическими лицами, на которых указывается  в  ст. 42  УПК  РФ,  могут  быть граждане Российской  Федерации,  граждане иностранных государств и лица без гражданства.

При  этом, как указано в пункте 1 Постановления Пленума  ВС  РФ от   1   ноября  1985  г.  №  16  «О  практике  применения  судами законодательства,   регламентирующего   участие потерпевшего в уголовном  судопроизводстве», признание потерпевшим не  зависит  от  его  возраста,  физического  или  психического  состояния.

Свои  процессуальные права потерпевший может  реализовать  как  самостоятельно,  так  и с помощью представителя,  или  совместно  с  представителем.  И  лишь такое право и такая обязанность  как  дача  показаний могут быть реализованы им только лично.

Права недееспособных потерпевших в  уголовном судопроизводстве   представляют   их   законные   представители   —  родители,   усыновители,   опекуны,   попечители,    представители  учреждений   или  организаций,  на  попечении  которых   находиться  несовершеннолетние потерпевшие, органы опеки и попечительства.

Отметим, что потерпевший — юридическое лицо осуществляет  свои полномочия через представителей.

Обратим  также внимание, что в соответствии со ст.  22  УПК  РФ потерпевший,  его представитель вправе участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам  частного обвинения   —  выдвигать  и  поддерживать  обвинение   в   порядке, установленным настоящим Кодексом.

В соответствии со ст. 20 УПК РФ, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 (умышленное  причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), 129 частью 1 (клевета) и  130 (оскорбление) Уголовного кодекса Российской Федерации (далее  также УК РФ), считаются  уголовными   делами   частного   обвинения,  возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его  законного  представителя   и  подлежат  прекращению  в  связи  с примирением потерпевшего с обвиняемым, которое допускается до удаления  суда  в совещательную комнату для постановления приговора.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью 1  (изнасилование), 132 частью 1  (насильственные  действия сексуального характера), 136 частью 1 (нарушение равенства  прав  и  свобод   человека   и   гражданина),  137   частью   1  (нарушение  неприкосновенности  частной жизни), 138 частью 1  (нарушение  тайны   переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных  или  иных сообщений),  139  частью  1 (нарушение неприкосновенности  жилища), 145  (необоснованный  отказ в приеме на работу  или  необоснованное увольнение  беременной  женщины  или  женщины,  имеющей   детей   в  возрасте до трех лет), 146 частью 1 (нарушение авторских и  смежных прав)  и 147 частью 1 (нарушение изобретательских и патентных прав) Уголовного   кодекса РФ, считаются уголовными делам частно-публичного обвинения, возбуждаются  не  иначе  как  по  заявлению потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего  с обвиняемым   не  подлежат,  за  исключением  случаев,  когда суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора прекращают  уголовное дело на основании заявления потерпевшего или его законного представителя  в  отношении лица, впервые привлекаемого к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Потерпевший, как участник уголовного процесса включен в главу 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регламентирующую процессуальное положение участников уголовного судопроизводства  со стороны  обвинения.

О признании лица потерпевшим выносится  постановление дознавателя,  следователя, прокурора или судьи. Закон не обязывает суд самостоятельно расширять круг  потерпевших по делу и помимо волеизъявления самих потерпевших признавать их таковыми.

Правовой   статус  потерпевшего  в  уголовном  судопроизводстве   определен  ст. 42 УПК РФ. В этой статье помимо понятия потерпевшего перечислены его права и обязанности, а также предусмотрено право потерпевшего на  возмещение имущественного  ущерба и компенсацию морального вреда, причиненных преступлением, а также  расходов, понесенных  в связи  с  его  участием  в  ходе  предварительного  расследования и в суде, включая расходы на представителя.

В  соответствии  с  частью  2 ст.  42  УПК  РФ  потерпевший,  в частности, вправе:

— знать о предъявленном обвиняемому обвинении;

—  давать  показания, отказаться свидетельствовать против  себя  самого, своего супруга и своих близких родственников;

— представлять доказательства;

— заявлять ходатайства и отводы;

—  участвовать  с  разрешения  следователя  или  дознавателя  в следственных  действиях,  производимых  по  его  ходатайству   либо ходатайству его представителя;

—    знакомиться    с   протоколами   следственных    действий,  производимых с его участием, и подавать на них замечания;

— знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми  материалами уголовного дела, выписывать из  уголовного  дела любые  сведения  и  в  любом  объеме, снимать  копии  с  материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств;

—  участвовать  в  судебном разбирательстве уголовного  дела  в судах первой, второй и надзорной инстанций;

— выступать в судебных прениях, поддерживать обвинение;

— знакомиться с протоколом судебного заседания и приносить  на него замечания;

— приносить  жалобы  на  действие  (бездействие)  и   решения  дознавателя, следователя, прокурора и суда;

— обжаловать приговор, определение, постановление суда;

— ходатайствовать о применении мер безопасности в соответствии с частью 3 ст. 11 УПК РФ и ст. 16 Федерального закона от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства».

Перечень  прав потерпевшего, приведенный в части 2 ст.  42  УПК  РФ,   не  является  исчерпывающим,  поскольку  пункт  22  части  2 указанной статьи предусматривает право потерпевшего осуществлять и иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным  законодательством.

Указанные и некоторые другие права потерпевшего детализированы в  соответствующих  статьях  Уголовно-процессуального  кодекса  РФ.

Рассмотрим их более подробно.

Так,  в соответствии с частью 2 ст. 78 УПК РФ потерпевший может давать  показания  о любых обстоятельствах, подлежащих  доказыванию при   производстве  по  уголовному  делу, в том  числе  о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым.

Статья 119 УПК РФ устанавливает право  потерпевшего, его законного представителя и представителя на заявление ходатайства в любой   момент  производства  по  уголовному  делу  о  производстве процессуальных  действий  или принятии процессуальных  решений  для установления  обстоятельств, имеющих значение для уголовного  дела, обеспечения его прав и законных интересов. Такое ходатайство должно быть рассмотрено  непосредственно после его заявления, а если немедленное его рассмотрение невозможно,  то оно должно быть рассмотрено в срок не позднее  трех суток со дня его заявления.

При  этом  необходимо учитывать, что в соответствии с частью  2 ст. 159 УПК РФ, потерпевшему и его представителям не может быть отказано в удовлетворении  ходатайств  о  допросе  свидетелей, производстве  судебной  экспертизы и других следственных  действий, если  обстоятельства, об установлении которых  он  ходатайствует, имеют значение для данного уголовного дела.

Согласно ст. 123 УПК РФ, потерпевший наравне с другими участниками уголовного судопроизводства вправе обжаловать действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора   и   суда  в  той  их  части,  в  которой   производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают его интересы. Порядок и сроки рассмотрения таких  жалоб прокурором или судом определен статьями 124, 125 УПК РФ.

По окончании предварительного расследования потерпевший и его представитель   вправе ходатайствовать перед следователем об ознакомлении их с материалами уголовного дела (ст. 216 УПК РФ).

Как указано  в  ст. 277  УПК РФ потерпевший  допрашивается  в судебном  заседании  по правилам допроса свидетеля. С разрешения председательствующего потерпевший может давать показания в любой момент судебного следствия. Он также вправе   пользоваться письменными  заметками,  которые  обязан  предъявить  суду  по  его требованию.

Частью  2  ст.  292  УПК  РФ потерпевшему  предоставлено  право участия в прениях сторон.

Применение особого порядка принятия судебного решения при согласии    обвиняемого  с  предъявленным   ему  обвинением, предусмотренного  главой  40  УПК РФ, возможно  только  с  согласия потерпевшего.

Потерпевший в соответствии с частью 7 ст. 259 и ст. 260 УПК  РФ  должен  быть  по его ходатайству ознакомлен с протоколом  судебного заседания, и вправе подать на него свои замечания.

Как указано в ст. 318  УПК  РФ,  уголовные  дела  частного обвинения  возбуждаются  мировым судьей по заявлению потерпевшего или его законного представителя либо прокурора в  случаях,  когда потерпевший  в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. С момента принятия судом заявления потерпевшего к производству, он становится частным обвинителем, и ему должны быть разъяснены права,  предусмотренные статьями 42 и 43 УПК РФ.

Председательствующий по делу, рассматриваемому с участием присяжных   заседателей, в подготовительной  части  судебного заседания  должен разъяснить сторонам право заявить мотивированный отвод присяжному заседателю, а также иные права,  предусмотренные главой  42  УПК  РФ,  определяющей порядок  такого  вида  судебного производства.  Потерпевший в этом виде уголовного  судопроизводства  вправе,  в частности, заявлять председательствующему ходатайство о  роспуске  коллегии присяжных заседателей, если придет к убеждению, что  сформированная  коллегия  присяжных  заседателей вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела не способна  вынести объективный вердикт; ходатайствовать об исключении доказательств,   недопустимость  которых выявилась в ходе судебного  разбирательства  дела;  участвовать в прениях сторон; высказывать свои замечания по содержанию и формулировке   вопросов,   подлежащих разрешению присяжными заседателями; заявлять возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения  им  принципа объективности и беспристрастности.

Потерпевший  вправе обжаловать не вступивший  в  законную  силу приговор  суда  или  иное  судебное  решение  в  апелляционном  или кассационном  порядке путем подачи жалобы через суд,  постановивший приговор  или вынесший иное обжалуемое судебное решение, в  течение 10 суток  со  дня  провозглашения  приговора,  иного  обжалуемого судебного решения.

Заметим, что производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется по общим правилам судебного разбирательства. Потерпевший вправе заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, о производстве судебной экспертизы, об истребовании  вещественных  доказательств  и  документов, в исследовании которых ему было отказано в суде первой инстанции. При рассмотрении уголовных дел в суде апелляционной  инстанции проводятся   прения  сторон, в  которых  может  участвовать и потерпевший.

В суде кассационной инстанции потерпевший также вправе представлять  дополнительные материалы. Однако, во-первых, эти материалы  не  могут быть получены путем производства  следственных действий, и, во-вторых, потерпевший должен указать, в связи  с  чем возникла необходимость представления этих материалов суду.

В соответствии со ст. 402 УПК РФ, потерпевшему или его представителю представлено право обжаловать вступивший в законную силу приговор, определение  или  постановление  суда  в  порядке надзора по правилам, установленным главой 48 УПК РФ.

Потерпевшему также должна быть предоставлена возможность ознакомиться с   надзорными жалобами других лиц либо с представлением прокурора и участвовать в судебном  заседании  суда надзорной инстанции при условии заявления им ходатайства  об  этом. Если  потерпевший  участвует в судебном  заседании  суда  надзорной инстанции,  то  он или его представитель вправе после выступления прокурора дать свои устные объяснения.

Закон   предусматривает  обеспечение  потерпевшему  возмещения имущественного   вреда,   причиненного   преступлением,   расходов,  понесенных   в   связи  с  его  участием  в  ходе  предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя  (часть  3 ст. 42 УПК РФ).

В целях возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением,   потерпевший  вправе   предъявить   к   обвиняемому (подсудимому)   иск   в   течение  всего   срока  предварительного расследования.

О признании потерпевшего гражданским истцом, выносится соответствующее постановление дознавателя, следователя,  прокурора, судьи или определение суда.

Гражданский истец дополнительно имеет права:

— поддерживать гражданский иск;

— давать объяснения по предъявленному иску;

— отказаться от предъявленного им гражданского иска;

— обжаловать  приговор,  определение и  постановление  суда  в части, касающейся гражданского иска.

При предъявлении гражданского иска в уголовном процессе гражданский истец освобождается от уплаты государственной  пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ).

Достаточно сложными и весьма спорными являются вопросы возможности    возмещения потерпевшему ущерба, причиненного преступлением, при неустановлении виновного лица.

В соответствии с частями 3 и 4 ст. 42 УПК РФ, потерпевшему обеспечивается  возмещение имущественного  вреда  и  компенсация  в  денежном выражении морального вреда, причиненных преступлением.

Правового механизма для реального возмещения имущественного вреда  потерпевшему, причиненного преступлением при неустановлении лица, виновного в причинении вреда, в настоящее время нет.

Необходимо опираться в этих случаях непосредственно на Конституцию  Российской  Федерации, в части 2 ст. 8 которой провозглашено, что в Российской Федерации признаются  и  защищаются равным  образом  частная,  государственная,  муниципальная  и  иные формы собственности. В части 3 ст. 35 Конституции РФ подчеркивается, что  никто не может быть  лишен  своего  имущества иначе  как  по  решению  суда.  А в ст. 52  Конституции РФ прямо указано, что «государство обеспечивает потерпевшим  компенсацию причиненного ущерба».

Коль скоро государственные органы не могут обеспечить сохранность собственности потерпевших, установить лиц, виновных в причинении имущественного ущерба  потерпевшим, то  государство должно  нести  за это ответственность, в том числе и по  возмещению вреда потерпевшему.

В  Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября  1995 г.  № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении  правосудия» указано, что закрепленное в Конституции РФ положение о высшей  юридической силе и прямом  действии Конституции  означает, что  все  конституционные   нормы  имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу  чего  суды  при   разбирательстве конкретных судебных  дел  должны руководствоваться  Конституцией РФ.

При невозможности защитить имущественные права потерпевшего в рамках  российского законодательства, защиту  прав  потерпевших в подобных  случаях   необходимо  искать  на   путях   обращения   в  Европейский  Суд  по  правам человека (часть 3 ст.  46  Конституции  РФ).

В  соответствии  с  Протоколом № 1 к Конвенции о защите прав человека  и основных свобод, каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто  не  может  быть  лишен  своего имущества,  кроме  как  в  интересах общества   и   на  условиях,  предусмотренных  законом   и   общими  принципами международного права.

А,  как  указано  в ст. 13 Конвенции о защите прав  человека  и основных свобод от 4 ноября 1950 года, каждый человек, чьи права  и свободы,  изложенные  в настоящей Конвенции, нарушены,  располагает эффективными  средствами  правовой  защиты  перед  государственными органами.

Можно  также  рекомендовать  в указанных  случаях  обосновывать исковые  требования  положениями Декларации ООН «Основные  принципы правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью» от  29 ноября  1985 г., согласно которым, в тех случаях, когда компенсацию невозможно получить  в  полном объеме от  правонарушителя  или  из других   источников,   государствам  следует   принимать   меры   к предоставлению  финансовой компенсации» (пункт 12 Декларации).

К  процессуальным издержкам, связанным с участием  потерпевшего  в  уголовном   судопроизводстве относятся расходы, которые возмещаются  потерпевшему за счет средств федерального бюджета  или средств подсудимых (осужденных).

В  соответствии  с  частью 4 ст. 42 УПК  РФ,  потерпевший  имеет право  также  на  возмещение в денежном выражении причиненного ему преступлением   морального  вреда.  Размер денежной компенсации морального вреда определяется судом по иску  потерпевшего  при  рассмотрении   уголовного   дела   или   в   порядке   гражданского   судопроизводства.

В соответствии со статьями 151, 1099 Гражданского  кодекса  РФ, компенсация    морального вреда может производиться, когда совершаются  действия, нарушающие  личные неимущественные права потерпевшего либо посягающие на принадлежащие  гражданину  другие нематериальные  блага,  а  также  в иных  случаях,  предусмотренных   законом.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного ущерба.

О  праве  потерпевшего  на  предъявление  гражданского  иска  о компенсации  морального  вреда  указывается  также  и  в  пункте  9 Постановления  Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10  «Некоторые вопросы   применения  законодательства  о  компенсации   морального вреда» (с последующими изменениями и дополнениями).

При рассмотрении вопросов компенсации морального вреда необходимо иметь  ввиду, что причинение имущественного ущерба хищением имущества не является основанием для предъявления  иска  о компенсации морального вреда, поскольку ни гражданское, ни иное законодательство не содержат указаний на возможность  компенсации морального  вреда,  причиненного хищением  имущества.

Часть  8  ст. 42 УПК РФ устанавливает важное правило, согласно которому «по уголовным делам о преступлениях, последствием  которых явилась  смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоящей статьей,  переходят  к  одному  из его  близких  родственников». О признании этих  родственников потерпевшими  должно  быть  вынесено соответствующее постановление.

Представителями потерпевших в соответствии с частью  1  ст.  45 УПК  РФ  могут  быть адвокаты, при этом представители  потерпевшего имеют те же права, что и представляемые ими лица.

Вместе  с  тем,  личное  участие  в  уголовном  судопроизводстве потерпевшего  не лишает его права иметь по данному уголовному  делу еще и представителя.

Часть 1  ст. 45  УПК  РФ  также  предусматривает, что по постановлению мирового судьи, в качестве представителя  потерпевшего или  гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца, либо  иное  лицо, о  допуске  которого  ходатайствует  потерпевший  или  гражданский  истец.

До недавнего времени спорным в судебной практике был вопрос о возможности   участия  представителями  потерпевших  в уголовном судопроизводстве  (кроме  дел,  рассматриваемых мировыми судьями) помимо адвокатов иных лиц, избранных потерпевшими.

Точку   в  этом  споре  поставил  Конституционный  Суд  РФ.   В Определении  от  5  февраля 2004 г. № 25-О Конституционный Суд, в частности, указал, что «содержащееся   в статье 48 (часть 1) Конституции  Российской Федерации  положение  о  том, что каждому  гарантируется получение квалифицированной юридической помощи, означает   конституционную обязанность  государства  обеспечить каждому  желающему  достаточно высокий   уровень  любого  из  видов  предоставляемой   юридической  помощи,  но  не  обязанность  потерпевшего  и  гражданского истца пользоваться помощью только  адвоката; в противном случае это нарушало бы также конституционное право, закрепленное  статьей  52 Конституции  Российской Федерации, в силу которой права потерпевших от  преступлений  (в  том  числе признанных  гражданскими  истцами) подлежат охране законом, а государство обеспечивает  им  доступ  к  правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Таким образом, часть первая статьи 45 УПК Российской Федерации —  в  соответствии  с  ее конституционно-правовым  истолкованием  —  предполагает, что представителем потерпевшего и гражданского  истца  могут  быть адвокаты и иные лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший или гражданский истец».

В настоящее время государственная защита потерпевших, свидетелей и иных   участников уголовного судопроизводства понимается как осуществление предусмотренных Федеральным  законом от  20 августа 2004 г. № 119-ФЗ (вступил в силу с 01.01.2005 г.) мер безопасности,  направленных на защиту их жизни,  здоровья  и  (или)   имущества, а также мер социальной защиты указанных лиц  в  связи  с их  участием  в  уголовном судопроизводстве уполномоченными  на  то государственными органами.

Меры  безопасности  следует подразделить на меры  безопасности, предусмотренные непосредственно в Уголовно-процессуальном кодексе, и меры безопасности,  применяемые в  соответствии  с  Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей  и  иных участников уголовного судопроизводства».

В  соответствии  с  частью  3 ст.  11  УПК  РФ  суд,  прокурор, следователь,  орган  дознания, дознаватель при наличии  достаточных данных  о  том,  что  потерпевшему,  свидетелю  и  иным  участникам уголовного  судопроизводства,  а также  их  близким  родственникам, родственникам  или  близким лицам угрожают  убийством,  применением   насилия,  уничтожением  или повреждением их  имущества  либо  иными опасными противоправными деяниями, должны принять в пределах  своей компетенции  меры  безопасности,  предусмотренные  соответствующими статьями УПК РФ.

Согласно части 1 ст. 2 Федерального закона «О государственной защите   потерпевших,  свидетелей  и  иных  участников   уголовного судопроизводства»  (далее  также  ФЗ  «О  государственной  защите:»), государственной  защите  подлежат  следующие  участники  уголовного судопроизводства («защищаемые лица»):

1) потерпевший;

2) свидетель;

3) частный обвинитель;

4) подозреваемый,  обвиняемый,  подсудимый,  их  защитники  и законные  представители, осужденный, оправданный, а также лицо,  в отношении которого уголовное преследование было прекращено;

5) эксперт, специалист, переводчик, понятой, а также участвующие в уголовном судопроизводстве педагог и психолог;

6) гражданский истец, гражданский ответчик;

7) законные  представители,  представители   потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и частного обвинителя.

При  наличии оснований меры государственной защиты  могут  быть применены  также и до возбуждения уголовного  дела  в  отношении заявителя,  очевидца  или  жертвы  преступления либо иных лиц, способствующих предупреждению или раскрытию преступлений.

Государственной   защите  подлежат  также   лица,   которые   в  соответствии   с   УПК   РФ   являются   близкими   родственниками, родственниками  и  близкими лицами потерпевших и свидетелей,  и  на которых   оказывается   противоправное   посягательство   с   целью воздействия на потерпевших и свидетелей.

Таким образом, применительно к потерпевшим право на применение мер   безопасности  имеют:  сам  потерпевший;  частный   обвинитель (потерпевший   по   делам   частного   обвинения);   их  законные  представители    и   представители;   их   близкие    родственники, родственники и близкие лица, если  на  них оказывается противоправное посягательство в целях воздействия на потерпевших.

В  отношении  защищаемого лица в соответствии со ст.  6  ФЗ  «О государственной  защите:» могут применяться одновременно несколько либо одна из следующих мер безопасности:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2)  выдача специальных средств индивидуальной защиты,  связи  и  оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место;

9)  применение  дополнительных  мер  безопасности  в  отношении защищаемого  лица,  содержащегося под стражей  или  находящегося  в месте  отбывания  наказания, в том числе перевод  из  одного  места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.

Меры   безопасности,  указанные  в  пунктах  4 — 7,   могут применяться  только  по  уголовным делам о тяжких  и  особо  тяжких преступлениях.

Основаниями  применения  мер  безопасности  являются  данные  о наличии  реальной  угрозы убийства защищаемого  лица,  насилия  над ним,  уничтожения или повреждения его имущества в связи с  участием в  уголовном  судопроизводстве, установленные органом,  принимающем решение  об  осуществлении государственной защиты  (ст.  16  ФЗ  «О государственной защите:»).

Указанный  закон  предусматривает также возможность  применения мер  социальной защиты, основаниями для применения которых являются  гибель   (смерть)   защищаемого  лиц,  причинение   ему   телесного повреждения или иного вреда его здоровью в связи с его  участием  в уголовном  судопроизводстве (ст. 15).

В отношении защиты прав подозреваемых (обвиняемых, подсудимых), основные позитивные новации нового уголовно-процессуального закона заключаются в следующем:

  1. К первоочередным задачам  уголовно-процессуального закона  отнесена  защита  прав и свобод личности: «Уголовное судопроизводство имеет своим назначением: защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее  прав и свобод» (ч.1 ст. 6 УПК РФ).
  2. Законодательно установлено, что «Уголовное судопроизводство осуществляется на основе  состязательности.  Функции  обвинения,  защиты  и  разрешения  уголовного дела отделены друг от друга и не  могут быть возложены на один и тот же  орган  или  одно и то же должностное лицо. Суд не является  органом  уголовного преследования…  Стороны обвинения  и  защиты  равноправны  перед  судом» (ст. 15 УПК РФ).
  3. Расширены процессуальные возможности участников процесса, осуществляющих функцию защиты.

а) Подозреваемому  предоставлено  право  иметь  защитника  и  свидания с ним наедине, конфиденциально, с момента,  предшествующего  первому допросу (п.3 части 4 ст. 46 УПК РФ).

б) Установлено  обязательное  участие  в  деле  законных  представителей несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых  (ст. 48 УПК РФ).

в) Расширен круг обстоятельств, на основании которых участие защитника обязательно: если подозреваемый, обвиняемый не отказался  от защитника; если уголовное дело подлежит рассмотрению с участием    присяжных   заседателей,   обвиняемый   заявил   ходатайство о рассмотрении его дела в особом порядке при согласии обвиняемого  с    предъявленным  ему обвинением ( пункты 1,6,7 части 1 статьи 51 УПК РФ).

г) Государству  в  лице дознавателя,  следователя,  прокурора,  суда — вменяется в  обязанность  обеспечить  участие  защитника  в уголовном производстве, если защитник не приглашен обвиняемым, его законным представителем и другими лицами по их поручению, а также  подозреваемым,  его законным представителем и другими лицами по их  поручению (п.3 ст. 51 УПК РФ).

д) Защитник  вправе  собирать и представлять доказательства (п.п. 2 части 1  ст. 53  УПК РФ), путем  получения  предметов,   документов  и  иных  сведений,  опроса  частных лиц с их согласия, истребования документов из организаций, которые обязаны    предоставлять  запрашиваемые  документы или их копии ( часть 3 ст. 86 УПК РФ),  а также привлекать специалиста ( п.3 ч.1 ст. 53  УПК РФ).

Следует тут же отметить заведомо  проблемный характер  приведенной выше нормы,  так как Кодекс РФ об административных правонарушениях не устанавливает сроки на ответ и ответственность за  неисполнение запроса адвоката.

е) Защитнику предоставлено дополнительное право участвовать в судебном  разбирательстве  при рассмотрении вопросов,  связанных с исполнением приговора (п.п.9 ч.1 ст. 53 УПК РФ).

ж) Обвиняемый  и защитник не могут быть ограничены во времени, необходимом им для ознакомления с материалами  уголовного  дела  (ч.3 ст. 217 УПК РФ).

з) Сторона защиты вправе заявить ходатайство об исключении из перечня  доказательств,  предъявляемых в судебном разбирательстве,  любого доказательства (ч.1 ст. 235 УПК РФ).

и) Законный  представитель  несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) допускается к участию в досудебном  производстве  по уголовному делу с момента первого допроса несовершеннолетнего, при этом законному представителю  разъясняются  его   процессуальные  права,  которые  в  большей частью совпадают с правами защитника (ст. 426 УПК РФ).

к) Законному  представителю  несовершеннолетнего  подсудимого,  предоставлено  право  участвовать   в   заседании   суда   первой,    апелляционной,   кассационной   и  надзорной  инстанций, законный представитель должен быть вызван в судебное заседание (ч.1 ст. 428 УПК РФ), тем самым законный представитель вправе принять участие в    любой из указанных стадий вне зависимости от того, признан ли он законным    представителем   на   одной   из   предыдущих   стадий   судопроизводства.

л) Законному представителю лица, в отношении которого ведется производство о   применении принудительных мер медицинского характера, предоставлено право  участвовать  в  заседании  суда  первой,  апелляционной,  кассационной и надзорной   инстанций; законный  представитель  должен  быть вызван в судебное заседание; при отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства, законный представитель вправе принять участие в любой из указанных стадий вне зависимости  от  того,  признан  ли  он  законным  представителем  на  одной из предыдущих стадий судопроизводства ( ст. 437 УПК РФ).

м) Статья 438 УПК РФ устанавливает обязательное участие защитника по делам лиц, совершивших общественное опасное деяние в состоянии невменяемости, либо ставших невменяемыми после  совершения  общественно  опасного деяния,  но уже не с момента установления невменяемости лица, а с момента назначения ему судебно-психиатрической экспертизы.

К числу недостатков УПК РФ, следует отнести неполноту обоснования отдельных положений нового закона, что на практике может иметь негативный эффект.

Так, отдельные нормы  УПК  РФ  регулируют  деятельность  лиц, осуществляющих в уголовном процессе функцию защиты, в том числе функцию частной непрофессиональной защиты.  Перечень указанных лиц  закон объединяет в понятие «сторона защиты» (пункты 45 и 46 ст. 5 УПК РФ).  Концептуальная недостаточность указанных норм УПК РФ, не  учитывающих разницу между общественными и частными интересами, между  материальными  и процессуальными интересами, а также между характером функций, которые соответствуют этим интересам, выражается в следующем:

1). Пункт  12  ст. 5  УПК  РФ  определяет  понятие   законных    представителей.  «Законные представители — родители,  усыновители,    опекуны   или   попечители   несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители   учреждений  и   организаций,  на попечении  которых  находится  несовершеннолетний    подозреваемый, обвиняемый или потерпевший».

Данное определение   законного   представителя   в   уголовном   процессе  по  сути  ограничивает  право на защиту,  так как оно не  включает в себя законных представителей большого круга ограниченно дееспособных  лиц,  не  меньше  несовершеннолетнего  нуждающихся в помощи законного представителя:  немых,  глухих,  слепых и  других    лиц,  которые  в силу своих физических или психических недостатков  не могут сами осуществлять свое право на защиту.

Представляется необходимым привлечь в уголовное судопроизводство данных законных представителей с тем  же  объемом  процессуальных  прав, что  и  у законных представителей несовершеннолетних, с момента первого допроса подозреваемого или    обвиняемого, а также в заседание первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций.

2). К стороне защиты п. 46 ст. 5 УПК РФ относит обвиняемого, его законного представителя,  защитника,  гражданского  ответчика,   его  законного  представителя  и  представителя.

Авторы УПК РФ не  приняли  во  внимание,  что  личную  защиту, наряду  с  подозреваемым  и  обвиняемым,  осуществляет также любое  лицо, вызванное   для   дачи   объяснений  или  показаний  в  правоохранительные  органы,  если эти объяснения и показания могут стать основанием для уголовного преследования этого лица (в  связи  с  чем это лицо вправе иметь адвоката при таких допросе или даче объяснений).

Напротив, отнесение гражданского ответчика и его представителей к стороне защиты  весьма  спорно.  Ст. 54  УПК  РФ определяет  гражданского  ответчика как физическое или юридическое лицо, несущее в соответствии с ГК РФ ответственность за вред,   причиненный преступлением.  На гражданского ответчика не возложена    функция защиты подсудимого от обвинения. Материальные интересы гражданского ответчика, связанные с предъявленным иском (например, интересы страховой компании,  являющейся  ответчиком  по договору страхования), могут не совпадать с процессуальными интересами подсудимого не быть невинно осужденным.

3). Ст. 45 УПК РФ «Представители  потерпевшего,  гражданского истца и частного обвинителя» устанавливает, что «для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому  состоянию  лишенных возможности  самостоятельно  защищать  свои   права   и   законные    интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются законные  представители  или  представители».

Представляется также, что ссылка на защиту прав и законных интересов потерпевшего содержит  обвинительный  элемент  и  противоречит принципу презумпции невиновности, поскольку нарушение материальных прав и охраняемых  законом  интересов  потерпевшего в рамках уголовного дела существует как недоказанный тезис.  Процессуальные же права потерпевшего не являются объектом защиты для    представителя, а лишь средством участия в судопроизводстве.

Видимо, более правильно было бы указать в данной норме, что представитель потерпевшего представляет интересы  потерпевшего  (в первую  очередь  интерес  в  уголовном  наказании  подозреваемого, обвиняемого,  подсудимого),  а  не  защищает  права  и  охраняемые  законом интересы потерпевшего.

4). Часть 4  ст. 428  УПК  РФ устанавливает, что если законный  представитель несовершеннолетнего подсудимого допущен к участию  в  уголовном деле в качестве защитника или гражданского ответчика, он имеет права и несет ответственность,  предусмотренные ст. 53 и ст. 54 УПК РФ,  в которых изложены полномочия защитника и гражданского ответчика.

Очевидно, что   в  данной  норме  слово  «несовершеннолетнего»  ограничивает право  на защиту всех иных лиц, которые, как и несовершеннолетние, ограничены в  дееспособности  и  не  могут осуществлять свое право на защиту самостоятельно.

5). Глава 35 УПК РФ «Общие условия судебного  разбирательства»    предусматривает   участие в деле представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, не указывая при этом законного представителя подсудимого.

6). Глава 36 УПК РФ «Подготовительная часть судебного заседания» обязывает  председательствующего разъяснить процессуальные права   потерпевшему,   гражданскому  истцу и гражданскому ответчику, а также представителям указанных субъектов процесса.  Однако  такая  обязанность  не  установлена  законом  в  отношении  непрофессионального защитника и законного представителя подсудимого.

7). Части 1 и 2 ст. 292 УПК РФ устанавливают: «Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При отсутствии защитника в прениях сторон участвует  подсудимый. В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его  представитель. Гражданский истец, гражданский ответчик,  их представители, подсудимый вправе ходатайствовать  об  участии  в  прениях  сторон».

Данная норма совершенно необоснованно не предусматривает право законного   представителя подсудимого (права которого проектом приравнены к правам  одновременно   защитника и гражданского ответчика) ни участвовать в прениях сторон, ни ходатайствовать об участии в прениях сторон.

8). Пункт 2 ст. 49 УПК РФ несколько  ограничивает  круг  лиц, которые  могут  быть  непрофессиональными защитниками в уголовном судопроизводстве: «В качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника может быть допущен наряду с адвокатом один из близких родственников или  иное лицо, о допуске которых ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо  допускается  и  вместо  адвоката.

Так, С.А. Пашин в связи с этим считает, что ограничение участия  в судопроизводстве   юристов,   не  являющихся  адвокатами, «сужает  возможность выбора защитника  из  числа  лиц, которым обвиняемый доверяет, открывает простор для сращивания адвокатов с органами уголовного преследования, заинтересованными  в назначении обвиняемому «карманного» защитника».

9). Согласно ст. 72 УПК РФ и ч.1 ст. 69 УПК РФ,  решение  об отводе защитника принимает дознаватель,  следователь,  прокурор, а также суд.

Не вызывает никаких сомнений, что защитники не могут быть разделены  законодателем  на защитников первого сорта (адвокаты) и на защитников второго сорта (близкие  родственники  обвиняемого  и «иные лица»). Поэтому объем прав и обязанностей и у тех и у других должен  полностью  совпадать.  Следовательно,  у  всех  защитников    должны также полностью совпадать и основания для их отвода.

Представляется, что норма п. 2 ч. 1 ст. 72 УПК РФ не соответствует ч. 3 ст. 51 УПК РФ,  согласно которой  в  случаях  обязательного участия   защитника   его  участие  в  уголовном  судопроизводстве обеспечивают дознаватель,  следователь,  прокурор и суд. Тем самым защитники по назначению, а также непрофессиональные защитники, не    заключившие соглашение на ведение защиты (в первую  очередь  — близкие   родственники   обвиняемого)  не  подлежат отводу  по основаниям, указанным в п. 2 ч.1 ст. 72 УПК РФ.

В ст. 6 УПК РФ, определяющей назначение уголовного судопроизводства, сформулирован основополагающий  принцип  о  том, что  уголовное  преследование и назначение виновным  справедливого  наказания   в   той   же   мере  отвечают  назначению   уголовного судопроизводства, что  и  отказ  от  незаконного  преследования  невиновных,  освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Как видим, законодатель, исходя из конституционного приоритета  прав и свобод  человека, как высшей ценности, провозглашает равнозначность этих двух функций уголовного судопроизводства.

В   Уголовно-процессуальном   кодексе   РФ,  реабилитация определена, как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно  и  необоснованно  подвергнутого   уголовному  преследованию, и возмещение причиненного ему вреда.

В основу  реабилитации  заложены  конституционные  принципы,  провозглашенные  в ст. 53 Конституции РФ о том, что  каждый  имеет  право  на  возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти  или  их должностных лиц.

Аналогичные нормы содержатся также в части 5 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года  и  в части 5  ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах  от 19 декабря 1966 года, провозгласивших, что каждый,  кто стал  жертвой  ареста  или  задержания  в  нарушение  действующего    законодательства,  имеет  право  на  компенсацию.

Часть   2   ст.  212  УПК  РФ  устанавливает,  что  в  случаях прекращения  уголовного дела ввиду отсутствия события преступления или отсутствия в деянии состава  преступления  (соответственно пункты  1  и  2  части 1 ст. 24 УПК РФ), либо ввиду  непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (пункт  1    части  1  ст.  27  УПК  РФ)  следователь  или  прокурор  принимает предусмотренные главой 18 УПК РФ меры по реабилитации лица.

Оправдание  подсудимого  вследствие  не  установления  события преступления,    непричастности подсудимого к совершению преступления, отсутствия в деянии    подсудимого состава преступления, а также в случае вынесения в отношении  подсудимого    коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта влечет за собой его реабилитацию в порядке, установленной главой 18  УПК РФ (часть 3 ст. 302).

Поскольку  случаи  необоснованного  привлечения  к  уголовной ответственности  не так уж редки в следственно-судебной практике, законодатель в новом Уголовно-процессуальной кодексе Российской Федерации ввел специальную главу 18,  посвященную   вопросам  реабилитации.

Реабилитация, как общее понятие, включает процессуальный акт о реабилитации, т.е. акт, которым установлена невиновность гражданина в инкриминируемом ему   преступлении,   и   комплекс компенсационных   мер,   направленных  на  возмещение  ему  вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием,  применением мер   процессуального   принуждения   или   осуждением  (правовые последствия вынесения акта о реабилитации).

Согласно конституционной норме, обязанность возмещения вреда    реабилитированному возлагается не на должностных лиц органа дознания, органа предварительного следствия, прокуратуры  и суда, а  на  государство,  которое и возмещает  реабилитированному лицу ущерб за счет госбюджета в полном объеме.

Взыскание  понесенных государством расходов, в таких случаях, с должностных  лиц  органов  дознания,  предварительного  следствия, прокуратуры  или  суда, возможно лишь в том случае,  если  их  вина установлена  вступившим в законную силу приговором суда  (часть  3 ст. 1081 ГК РФ).

Помимо возмещения имущественного вреда и денежной компенсации  морального  вреда реабилитированный также восстанавливается  в трудовых,   пенсионных,  жилищных  и  иных  правах.  Эти  вопросы рассматриваются  судьей единолично в порядке разрешения  вопросов, связанных с исполнением приговора (статьи 397, 399 УПК РФ).

В  соответствии  со  ст.  42  УПК РФ,  потерпевшим  может  быть  юридическое  лицо,  в  случае причинения преступлением  вреда  его имуществу и деловой репутации.

Юридическое лицо может выступать в уголовном судопроизводстве также в качестве гражданского истца и гражданского ответчика.

Иногда  права  и  законные  интересы юридического  лица  могут затрагиваться  при проведении процессуальных действий  и  принятии процессуальных  решений  и  в  тех  случаях,  когда  оно  само  не является участником уголовного судопроизводства.

Вред,  причиненный  юридическим лицам  незаконными  действиями  (бездействием)   и   решениями  суда,   прокурора,   следователя, дознавателя,  должен  быть  возмещен  государством   полностью   в  порядке   и   в   сроки,   установленные  для   возмещения   вреда реабилитированным гражданам.

2.5. Административное судопроизводство

Кодекс   Российской Федерации  об  административных  правонарушениях (далее КоАП РФ) введен в действие с 1 июля 2002 года, и с этого периода  он  становится единственным основанием административной  ответственности   на   федеральном  уровне.  Какие-либо другие законодательные акты об административной ответственности с введением в  действие  Кодекса утратили свою силу.

Как указывает В. Радченко, исчезает прежняя множественность нормативных  актов  об  административных  правонарушениях.  Отмене подлежат  135  законодательных актов РСФСР, Российской Федерации; во многие действующие законы вносятся соответствующие изменения.

Кодекс предусматривает возможность издания нормативных правовых актов об административной ответственности в виде  законов и  субъектами Российской Федерации, ибо в соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации, административное  законодательство отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Однако  заметим,  что  субъекты  Российской  Федерации  вправе издавать  законы  об  административных правонарушениях только в соответствии с Кодексом РФ об административных правонарушениях,  о чем прямо подчеркнуто в части 1 ст. 1.1 Кодекса.

Задачи законодательства об административной ответственности определены в ст. 1.2  Кодекса РФ об административных правонарушениях.

К  таким  задачам,  в  частности, относятся  защита  личности, охрана  прав  и  свобод  человека и гражданина, охрана здоровья граждан, санитарно-эпидемиологического  благополучия  населения, защита  общественной  нравственности, охрана  окружающей  среды, установленного   порядка  осуществления  государственной   власти, общественного  порядка и общественной безопасности, собственности, защита законных экономических интересов физических и  юридических лиц, общества и государства от административных правонарушений,  а также предупреждение административных правонарушений.

Как  видим, новый КоАП РФ не только  определяет  круг общественных  отношений, подлежащих защите, но и распределяет эти отношения по соответствующей школе ценностей, отдавая приоритет интересам личности, ее правам и свободам, что   обусловлено принципами ст. 2 Конституции  Российской  федерации, провозгласившей, что человек, его права и свободы являются  высшей ценностью.  Признание, соблюдение и защита прав и свобод  человека и гражданина — обязанность государства.

В качестве основной задачи КоАП РФ предусматривает и предупреждение административных правонарушений.

Выполнение  этой задачи достигается, во-первых,  установлением административной ответственности и ее применением, и, во-вторых, внесением органами,     рассматривающими административные правонарушения, в соответствии со ст. 29.13 КоАП РФ представлений соответствующим организациям и должностным  лицам  об  устранении причин и условий административных правонарушений.

Как   указано  в  ст.  24.1  Кодекса  РФ  об  административных правонарушениях,    задачами  производства  по  делам  об административных  правонарушениях являются  всестороннее, полное, объективное и своевременное выявление обстоятельств каждого  дела, разрешение  его  в соответствии с законом, обеспечение  исполнения   вынесенного  постановления, а также выявление  причин  и  условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

В  целях  защиты,  как  прав  потерпевших,  так  и  прав  лиц, привлекаемых  к  административной ответственности, процессуальная часть  кодекса   разработана  с  учетом  требований   не   только  Конституции  РФ, но и Конвенции  о  защите  прав человека  и  основных свобод от 4 ноября 1950 г. (с последующими изменениями и дополнениями).

Кодекс РФ об административных правонарушениях устанавливает принципы  законодательства  об  административных  правонарушениях: равенство перед законом; презумпция невиновности; законность.

Принцип  равенства перед законом (ст. 1.4 КоАП РФ) основан  на ст.19  Конституции Российской Федерации, установившей,  что  все равны перед законом и судом.

Применительно   к  законодательству   об   административных правонарушениях  это  означает, что физические лица, совершившие административное правонарушение,   подлежат административной ответственности  независимо от пола, расы, национальности,  языка, происхождения,  имущественного  и  должностного  положения,  места жительства,  отношения  к  религии,  убеждений,  принадлежности  к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Также и юридические лица подлежат административной   ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

В  то  же  время законодатель оговаривает, что особые  условия применения мер   обеспечения производства по делу  об административном  правонарушении и привлечения к административной ответственности  должностных  лиц,  выполняющих  определенные государственные функции (депутатов,  судей,  прокуроров  и  иных лиц), устанавливаются   Конституцией  Российской   Федерации  и  федеральными законами.

Так,  например,  решение  по вопросу  о  привлечении  судьи  к административной ответственности в соответствии со ст.  16  Закона  РФ  «О статусе судей в  Российской  Федерации» принимается:

в  отношении  судьи Конституционного Суда РФ, Верховного  Суда РФ,  Высшего  Арбитражного  Суда РФ, верховного  суда  республики, краевого,  областного  суда,  суда города  федерального  значения, суда   автономной  области,  суда  автономного  округа,  окружного (флотского)  военного  суда,  федерального  арбитражного  суда   — судебной   коллегией  в  составе  трех  судей   Верховного   Суда Российской  Федерации  по  представлению  Генерального   прокурора Российской Федерации;

в отношении судьи иного суда — судебной коллегией  в  составе трех  судей  соответственно верховного суда республики,  краевого, областного   суда,   суда  города  федерального   значения,   суда автономной  области,  суда  автономного  округа  по  представлению Генерального прокурора РФ.

Решение  по  вопросу  о привлечении судьи  к  административной ответственности  принимается в 10-дневный срок  после  поступления представления Генерального  прокурора  Российской  Федерации.

Также как и уголовно-процессуальное законодательство, законодательство об административных правонарушениях  исходит  из  принципа  презумпции  невиновности.  Этот  принцип  выражается   в  следующем.

Лицо  подлежит административной ответственности только  за  те административные  правонарушения, в отношении которых  установлена его вина.

Одно  из  важнейших  условий принципа презумпции  невиновности выражается  в  том, что лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано  доказывать   свою невиновность. Всякие неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к  административной  ответственности,  толкуются  в  пользу  этого лица.

Безусловно, такое лицо вправе давать объяснения, возражать  против обвинения   его  в  совершении  административного  правонарушения, приводить   доказательства  своей  невиновности, но в принципе законодатель  освобождает  его  от  обязанности  доказывать   свою невиновность.

Бремя доказывания возлагается на органы и должностных лиц, осуществляющих  производство по делам об административных правонарушениях. Поэтому лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном   правонарушении, считается  невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном  настоящим Кодексом, и  установлена  вступившим  в законную  силу  постановлением судьи, органа,  должностного  лица, рассмотревших дело.

Принцип законности основан  на  положениях  части  2  ст. 15  Конституции    Российской  Федерации,  установившей,  что  органы государственной  власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и  их  объединения  обязаны  соблюдать Конституцию РФ и законы.  В правовом демократическом государстве не  должно  быть  какого-либо произвола  или  предвзятости  лиц,  применяющих  право.  Ведь  при  привлечении  к  административной   ответственности   затрагиваются  существенные  права  и  интересы  граждан  и  юридических лиц,  и,  учитывая масштабы этой правоприменительной  деятельности  в  сфере общественной  жизни,  в ходе проведения которой к административной ответственности ежегодно привлекаются десятки миллионов граждан  и  юридических   лиц,   становится   понятным   значимость   принципа  законности. Поэтому законодатель установил, что лицо, привлекаемое к  административной  ответственности,  не  может  быть подвергнуто административному наказанию и мерам  обеспечения  производства  по делу об административном правонарушении не иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом (часть 1 ст. 1.6 КоАП РФ).

Принцип законности в производстве по делам об административных правонарушениях должен также обеспечить, чтобы при применении мер административного принуждения не допускались решения  и  действия (бездействие), унижающие человеческое достоинство.

Поэтому  должностные   лица   органов,   применяющих    меры  административного   принуждения, обязаны обеспечить вежливое, обеспечивающее уважение чести и  достоинства физических и юридических лиц, отношение к ним.

Понятие административного правонарушения содержится в ст. 2.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Таковым признается противоправное, виновное действие (бездействие)  физического  или  юридического  лица,  за   которое настоящим  Кодексом или законами субъектов РФ об  административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Вина  в совершении  административного  правонарушения  может выражаться  в  форме умысла и неосторожности.  Понятие  форм  вины приведено в ст. 2.2 КоАП РФ.

Следует иметь в виду, что в некоторых случаях причинение вреда охраняемым   законом   интересам  не   является   административным правонарушением.

Так, не является административным правонарушением причинение вреда   охраняемым   законом   интересам   в   состоянии   крайней необходимости,  то есть для устранения опасности,  непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а  также охраняемым  законом интересам общества или государства,  если  эта опасность  не  могла  быть  устранена  иными  средствами  и   если  причиненный  вред является менее значительным, чем предотвращенный вред (ст. 2.7 Кодекса). Например, гражданин для защиты ребенка от напавшего  животного  в  населенном пункте производит  выстрел  из  огнестрельного  оружия.  Сама  по  себе  стрельба  из   оружия   в    населенных пунктах образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.13 КоАП РФ. Но в данном конкретном  случае гражданин  действовал  в  состоянии  крайней необходимости,   и   его  действия  не  являются  административным правонарушением.

Административная  ответственность возможна в отношении  лица, достигшего  ко времени совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

Однако  законодатель  оговаривает,  что  с  учетом  конкретных обстоятельств  дела и данных о лице, совершившем  административное правонарушение  в  возрасте от 16 до 18 лет,  комиссией  по  делам несовершеннолетних  и  защите их прав указанное  лицо  может  быть освобождено  от административной ответственности с  применением  к нему меры     воздействия, предусмотренной федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних.

Необходимо также иметь в виду,  что  к  несовершеннолетним  не может быть  применен  в качестве меры административного взыскания административный арест.

Не  подлежит административной ответственности физическое лицо, которое при  совершении противоправного действия (бездействия) находилось в состоянии невменяемости (ст. 2.8 КоАП РФ).

Должностные лица  подлежат  привлечению  к  административной ответственности   в   случае совершения  ими   административных правонарушений   в  связи   с  неисполнением   или   ненадлежащим  исполнением своих служебных обязанностей.

Впервые в законодательство об административных правонарушениях введено  понятие должностного лица, как потенциального субъекта для привлечения к  административной  ответственности,   которое  приведено  в  примечании к ст. 2.4 КоАП РФ. Под должностным  лицом понимается  лицо,  постоянно,  временно  или  в  соответствии со специальными  полномочиями  осуществляющее  функции  представителя  власти,  то  есть  наделенное  в  установленном  законом  порядке  распорядительными полномочиями в отношении лиц, не  находящихся  в служебной   зависимости   от  него,  а  равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или  административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления,  государственных и муниципальных  организациях,  а  также   в   Вооруженных  Силах  РФ,  других  войсках  и   воинских формированиях Российской Федерации.

В КоАП РФ более 300 статей относят должностных лиц к возможным субъектам административной ответственности.

Так, например, действия должностных лиц органов исполнительной власти  субъектов Российской Федерации или должностных лиц органов местного самоуправления, направленные на  незаконное  ограничение свободы торговли, то есть недопущение на местные рынки товаров  из других   регионов  Российской  Федерации  либо  запрещение  вывоза  местных товаров в другие регионы Российской Федерации, — влекут  наложение административного штрафа в размере от сорока до  пятидесяти  минимальных размеров оплаты труда (ст.  14.9  КоАП  РФ).

Привлечение  к административной ответственности военнослужащих и граждан,   призванных  на  военные  сборы,  осуществляется   в  соответствии   с  дисциплинарными  уставами, утвержденными  указами  Президента  РФ. Сотрудники   органов   внутренних   дел, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов несут  ответственность за  административные правонарушения в соответствии с нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок прохождения службы в указанных органах.

Вместе  с тем, законодатель предусмотрел в ст. 2.5 КоАП  РФ  и исключения  из  этого  общего правила, установив  административную ответственность указанных субъектов за   значительный  круг административных  правонарушений  на  общих  основаниях.  К  таким административным  правонарушения законодатель  относит:  нарушение  законодательства  о выборах и референдумах, Правил дорожного движения, невыполнение законных    требований прокурора, следователя, лица, производящего дознание, или должностного  лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении,  законодательства об  охране  окружающей  среды  и  другие.

К примеру, вмешательство с использованием должностного или служебного  положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее     полномочий, установленных  законодательством о выборах и референдумах, с целью  повлиять  на  ее  решения, а именно требование или указание должностного лица по    вопросам регистрации  кандидатов,  избирательных   объединений, избирательных  блоков,  подсчета голосов избирателей и по иным вопросам исключительной компетенции  избирательной  комиссии,  комиссии референдума, — влечет  наложение административного штрафа в размере от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.2 КоАП РФ).

Следует иметь в виду, что к указанным лицам не может быть применено  административное наказание в виде административного ареста, а к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, — административного штрафа.

Как указано в части 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации, иностранные   граждане  и  лица  без  гражданства   пользуются   в Российской  Федерации  правами  и  несут  обязанности  наравне   с гражданами  Российской  Федерации,  кроме  случаев,  установленных  федеральным   законом   или  международным  договором   Российской    Федерации.

Поэтому, в соответствии с частью 1 ст. 2.6 КоАП РФ иностранные граждане,  лица  без гражданства и иностранные  юридические  лица, совершившие  на  территории Российской Федерации административные правонарушения, привлекаются к административной  ответственности  на общих основаниях.

В  отношении лиц, пользующихся иммунитетом от административной  юрисдикции  Российской  Федерации,  вопрос  о  привлечении  их  к  административной   ответственности в случае совершения ими административных правонарушений решается в соответствии с нормами международного права.

Юридические лица подлежат административной ответственности  за совершение    административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II (Особенная часть) Кодекса.

Поводом к возбуждению дел об админи­стративных правонарушениях является обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, данных, указывающих на событие административного правонарушения, в том числе поступившие от государственных и иных организаций материалы, сообщения и заявления  физических  и  юридических  лиц.

В  соответствии  со  ст. 28.2 КоАП РФ, о совершении  административного   правонарушения  составляется  протокол, за исключением случаев, когда  возбуждение    дел об административных правонарушениях производится  прокурором (ст. 28.4   Кодекса),   и   когда  административное   наказание назначается   без   составления  протокола.   Это   возможно при применении  административного наказания в виде предупреждения  или административного   штрафа  в  размере,  не   превышающем   одного    минимального  размера  оплаты труда, а  при  нарушении  таможенных правил  —  в  размере, не превышающем десяти минимальных  размеров оплаты труда (ст. 28.6 Кодекса).

При  составлении протокола об административном  правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых    возбуждено   дело   об    административном   правонарушении,  а  также  иным участникам  производства  по  делу разъясняются  их  права  и обязанности, предусмотренные   Кодексом, о чем делается запись в протоколе. В  частности,  в  протоколе отражается объяснение  физического лица  или  законного  представителя юридического  лица  по  поводу  вменяемого  правонарушения  (часть 2); при  составлении  протокола    названным  лицам  разъясняются  их  права  и  обязанности,  о  чем надлежит  сделать  запись в протоколе (часть  3);  указанные  лица вправе   представить   объяснения  и   замечания   по   содержанию  протокола, которые к этому протоколу прилагаются (часть 4).

В соответствии со ст. 22.1 дела об административных правонарушениях,   предусмотренных КоАП РФ, в пределах их компетенции рассматривают следующие органы.

1). Судьи  (мировые  судьи).  Подведомственность  рассмотрения  административных дел судьям установлена ст. 23.1 Кодекса.

При этом необходимо учитывать, что:

  • во-первых, дела об административных правонарушениях, подведомственных    судьям, совершенных военнослужащими  и гражданами, призванными на военные сборы, рассматриваются  судьями гарнизонных военных судов;
  • во-вторых, дела об административных   правонарушениях, подведомственных судьям, производство по которым осуществляется в форме административного   расследования,   а   также   дела   об  административных    правонарушениях,   влекущих   административное  выдворение за пределы Российской Федерации, рассматриваются судьями районных судов;
  • в-третьих,  порядок производства по делам об административных правонарушениях,  в  том  числе и порядок  рассмотрения  жалоб на постановления, вынесенные по делам об административных правонарушениях, определяется не Гражданским процессуальным кодексом РФ, а вступившим в действие с 1 июля 2002 г. Кодексом РФ об административных правонарушениях.

На это указал, кстати, и Пленум Верховного Суда РФ в пункте 7 Постановления от  20  января  2003 г. N 2 «О  некоторых  вопросах, возникших  в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального   кодекса   Российской   Федерации».

Также  необходимо иметь в виду, что в соответствие со ст. 202 Арбитражного  процессуального кодекса РФ (глава  25.  Рассмотрение дел  об  административных правонарушениях) дела о привлечении  к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, рассматриваются по  общим  правилам    искового   производства,   предусмотренным   настоящим Кодексом,  с  особенностями, установленными в  настоящей  главе  и федеральном законе об административных правонарушениях.

Как  указано  в  части 3 ст. 23.1 КоАП РФ,  судьи  арбитражных судов  рассматривают  дела  об  административных  правонарушениях, предусмотренных статьями 6.14, 7.24, 14.1, 14.10 — 14.14,  частями 1  и  2  статьи  14.16,  частями 1, 3 и 4 статьи  14.17,  статьями 14.18,  14.21  —  14.23,  15.10,  частями  1  и  2  статьи   19.19   настоящего  Кодекса,  совершенных  юридическими  лицами,  а  также индивидуальными предпринимателями».

В пункте 18 постановления Пленума Высшего Арбитражного  Суда Российской  Федерации  от 9 декабря 2002  г.  N  11  подчеркивается, что в случаях, когда в главе 25  АПК содержатся  конкретные правила, то именно они подлежат  применению при   рассмотрении арбитражным судом дел о привлечении к административной  ответственности  (в  частности,  по  результатам  рассмотрения   дела    о    привлечении    к    административной ответственности   арбитражный  суд  принимает  решение,  а  не постановление, как это предусмотрено в статье 29.9 КоАП).

Роль   судей   по  новому  кодексу  Российской  Федерации   об административных правонарушениях значительно повышена.  Во-первых, расширен  круг  рассматриваемых ими административных  дел.  Только суд  может  рассматривать,  к примеру,  дела  об  административных правонарушениях,   связанных  с  нарушением   избирательных   прав    граждан,  незаконным  занятием  частной  медицинской  практикой  и частной  фармацевтической деятельностью, нарушением авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав и другие, а всего — более 150 составов административных правонарушений. Во-вторых, судьи правомочны   рассматривать   дела   об административных правонарушениях, передаваемых им другими субъектами  административной  юрисдикции.  Так,  например,  начальник   органа  внутренних дел может передать дело о превышении скорости  движения транспортного  средства  на величину более  60  километров  в  час (часть 4 ст. 12.9  КоАП  РФ),  поскольку  санкция   за   это административное  правонарушение альтернативно с  административным штрафом  предусматривает  лишение права  управления  транспортными средствами  на  срок  от  двух до четырех месяцев,  а  такую  меру  административного наказания может назначить только судья.

2). Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав.

3). Федеральные органы исполнительной власти,  их  учреждения, структурные  подразделения и территориальные органы,  а также иные государственные органы,  уполномоченные на то, исходя из задач и функций, возложенных на  них федеральными   законами   либо  нормативными правовыми актами Президента РФ или Правительства РФ.

К  примеру,  это  могут быть органы внутренних дел  (милиция), налоговые  органы,   органы   государственного   энергетического  надзора, органы валютного контроля и т. д.

Всего в ст. 23 Кодекса РФ об административных правонарушениях, помимо  судей и комиссий по делам несовершеннолетних и  защите  их прав, перечислено 59 таких органов.

Возложение    обязанностей    по    рассмотрению    дел   об   административных   правонарушениях в основном на  контрольно-надзорные  органы позволяет рассматривать такие дела  в  сфере  их деятельности и компетенции качественно и в установленные  сроки.

В  соответствии  с  частью  2  ст.  22.1  КоАП  РФ  дела  об административных    правонарушениях,   предусмотренных    законами   субъектов   Российской  Федерации,  рассматриваются в пределах полномочий, установленных этими законами:

1) мировыми судьями;

2) комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав;

3) уполномоченными   органами   и   учреждениями   органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

4) административными комиссиями, иными коллегиальными органами,   создаваемыми в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

В соответствии со статьей 25.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях  лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми  материалами дела, давать объяснения,   представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, пользоваться юридической  помощью защитника, а также иными процессуальными  правами в соответствии с настоящим Кодексом.

К иным процессуальным правам следует отнести право пользования родным  языком  (ст. 24.2 КоАП РФ), право на судебное  обжалование как  мер обеспечения производства по делу, так и постановления  по делу (ст. 30.1 КоАП РФ).

Как  правило, дело об административном правонарушении  должно рассматриваться  с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Потерпевшим  по делу может являться физическое или юридическое лицо, которым    административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред.

В ст. 52  Конституции Российской Федерации установлено, что права потерпевших  от  преступлений  и  злоупотреблений  властью  охраняются законом.

В соответствии со ст. 25.2 Кодекса потерпевший имеет следующие права:

  • знакомиться  со  всеми  материалами дела  об  административном  правонарушении;
  • давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы;
  • пользоваться юридической помощью представителя;
  • обжаловать постановление по данному делу;
  • пользоваться  иными процессуальными правами в  соответствии  с Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Дело об административном правонарушении должно рассматриваться с участием  потерпевшего.  В  его  отсутствие  дело  может  быть рассмотрено  только в случае, если потерпевший надлежащим образом был  извещен  о месте и времени рассмотрения дела, и  от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела по уважительным причинам.

В связи с рассмотрением прав потерпевшего по делу об административном  правонарушении необходимо обратить  внимание  на положения  ст. 4.7 КоАП РФ, согласно которым суд, рассматривающий дело  об  административном правонарушении, вправе  при  отсутствии  спора   о   возмещении   имущественного  ущерба   одновременно   с назначением административного наказания решить вопрос о возмещении имущественного ущерба.

Необходимо  еще  иметь  в  виду, что защиту  прав  и  законных интересов   физического лица, в отношении которого ведется производство по делу об  административном правонарушении, или потерпевшего, являющихся  несовершеннолетними  либо   по   своему  физическому   или  психическому  состоянию  лишенных возможности самостоятельно реализовать свои права, осуществляют  их  законные представители, каковыми являются их родители, усыновители опекуны или попечители.

Как   установлено  частью  3 ст. 25.3 КоАП РФ, законные представители  физического  лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном  правонарушении, и потерпевшего обладают такими же правами, что и представляемые  ими  лица.

Как  указано  в ст. 25.5 КоАП РФ, в качестве  защитника  или  представителя,  к   участию   в   производстве   по  делу  об административном  правонарушении  допускается  адвокат или иное лицо.

Защитник и представитель допускаются к участию в производстве по  делу  об административном правонарушении с момента составления протокола об административном правонарушении.

В случае административного задержания физического лица в связи с  административным правонарушением защитник допускается к участию в  производстве  по  делу  об  административном  правонарушении  с момента административного задержания.

Допущенные к участию в производстве защитник и представитель вправе   знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять  ходатайства  и  отводы,  участвовать  в рассмотрении   дела,   обжаловать  применение   мер   обеспечения производства по делу, постановление по делу.

Обратим  внимание,  что  в случае незаконного  применения  мер обеспечения в   производстве  по   делам   об   административных  правонарушениях  вред,  причиненный  гражданину  или  юридическому лицу, должен быть возмещен в полном объеме.

В  соответствии  со  ст. 1069 Гражданского  кодекса  РФ  вред, причиненный   гражданину  или  юридическому  лицу   в   результате незаконных действий  (бездействия)   государственных  органов, органов  местного самоуправления или должностных лиц этих  органов возмещается  за  счет  средств,  соответственно,  казны   Российской  Федерации,   казны   субъекта  Российской  Федерации   или   казны  муниципального образования.

Пленум  Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 17 постановления от  27  января  2003 г. N 2, разъяснил, что положения статьи  28.2  КоАП РФ, регламентирующие порядок составления  протокола  об административном правонарушении, представляют ряд гарантий защиты прав лицам, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении.

Суду  при  рассмотрении дела о привлечении к  административной ответственности  или дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к   административной ответственности необходимо  проверять  соблюдение положений статьи  28.2  Кодекса, направленных  на  защиту прав лиц, в отношении которых  возбуждено дело  об  административном правонарушении, имея  в  виду, что их нарушение является  основанием для отказа в удовлетворении требования административного органа о    привлечении   к  административной ответственности в силу части 2  ст.  206  АПК  РФ либо  для  признания  незаконным  и отмены  оспариваемого  решения  административного  органа  (часть 2  статьи  211  АПК  РФ).

Если    после   выявления   административных   правонарушений, указанных  в  части 1 ст. 28.7 Кодекса, проводятся экспертиза  или иные процессуальные действия, требующие значительного времени  для их проведения, проводится административное расследование.

Решение  о возбуждении дела об административном правонарушении и    проведении   административного   расследования    принимается должностным    лицом,   правомочным   составлять  протокол  об административном правонарушении, в виде определения, а  прокурором  —  в виде постановления сразу же после выявления административного    правонарушения.

По  окончании  административного  расследования  составляется протокол  об   административном  правонарушении  либо   выносится постановление    о    прекращении   дела  об  административном правонарушении.

По общему правилу,  протокол или постановление  прокурора  об административном   правонарушении направляется судье, органу, должностному лицу, правомочным   рассматривать дело об административном  правонарушении,  в  течение  одних суток с   момента составления протокола (вынесения постановления) об административном   правонарушении,   а   протокол   (постановление прокурора)    об    административном   правонарушении, влекущем административный арест, — немедленно после его составления.

По общему правилу, указанному в части 1 ст. 29.6 КоАП РФ, дело об  административном  правонарушении  должно  быть  рассмотрено  в  пятнадцатидневный   срок  со  дня  получения  судьей,  органом, должностным  лицом, правомочным рассматривать дело,  протокола  об административном  правонарушении и приложенных к  нему  материалов дела.

Порядок  рассмотрения дел об административных  правонарушениях установлен  ст.  29.7  КоАП РФ, и призван  обеспечить  необходимые условия для рассмотрения дела об административном правонарушении.

В указанной статье предусмотрена последовательность выполнения  процессуальных   действий  по  рассмотрению   дела,   начиная   с объявления   субъекта   административной   юрисдикции и  лица, привлекаемого  к  административной ответственности,  и  заканчивая осуществлением необходимых процессуальных действий и вынесением  соответствующего постановления.

В ходе рассмотрения дела оглашается протокол об административном правонарушении и другие материалы,  заслушиваются  объяснения  физического лица или   законного представителя юридического лица,  в отношении которых ведется  производство  по  делу об административном правонарушении, показания других лиц, пояснение   специалиста, заключение эксперта, исследуются  при  необходимости иные доказательства.

После  рассмотрения  дела  об административном  правонарушении может быть вынесено одно из постановлений:

1) о назначении административного наказания;

2) о  прекращении  производства по делу  об  административном  правонарушении.

Законодатель указывает (ст.30.1), что постановление по делу об административном  правонарушении может быть обжаловано следующими лицами:

  • физическим лицом, в отношении которого вынесено постановление по результатам    рассмотрения  дела  об  административном правонарушении;
  • потерпевшим;
  • законными  представителями  физического  лица,  в   отношении которого вынесено  постановление  по  делу  об  административном правонарушении;
  • законным представителем юридического лица, в отношении которого вынесено  постановление  по  делу  об  административном правонарушении;
  • защитником лица, в отношении которого вынесено постановление;
  • представителем потерпевшего.

Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может  быть  подана в  течение  10  суток  со  дня вручения или получения копии постановления.

При  пропуске  срока  на подачу жалобы  по  ходатайству  лица, подающего жалобу,  срок может быть восстановлен судьей или должностным лицом, правомочным рассматривать жалобу.

В  соответствии  с частью 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление  по делу  об  административном правонарушении обжалуется  в  следующем  порядке:

1)  вынесенное судьей — в вышестоящий суд;

2) вынесенное коллегиальным органом — в районный суд по месту нахождения коллегиального органа;

3) вынесенное  должностным  лицом  —  в  вышестоящий  орган, вышестоящему  должностному  лицу либо  в  районный  суд  по  месту рассмотрения дела;

4) вынесенное иным органом, созданным в соответствии с законом субъекта РФ — в районный суд по месту рассмотрения дела.

Следует  иметь  в  виду,  что  постановление  по  делу об административном  правонарушении, совершенном  юридическими  лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую  деятельность  без образования   юридического  лица, обжалуется  не  в  суд  общей  юрисдикции,  а  в  арбитражный суд, в соответствии  с арбитражным    процессуальным законодательством (часть 3 ст. 30.1  КоАП РФ).

Как  указал  Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в  пункте  11 постановления  от  27  января 2003 г. N 2, «при применении данной нормы необходимо иметь  в виду,  что  в  предусмотренном  ею  порядке  подлежат  обжалованию  постановления,    вынесенные    уполномоченными    органами    или  должностными   лицами,   но   не  судами   общей   юрисдикции   по  подведомственным им делам».

Кроме  того,  судам следует учитывать, что положения  части  3 статьи   30.1   Кодекса  не  могут толковаться  как   исключающие  предусмотренное  пунктом 3 части 1 этой статьи  право  юридических  лиц  и  индивидуальных предпринимателей обжаловать  в  вышестоящий  орган  постановления,  вынесенные  в  отношении  них  должностными    лицами,  по  делам  об  административных  правонарушениях».

Жалоба  на  постановление  по делу подается  судье,  в  орган,  должностному  лицу,  которыми  вынесено  постановление,  а  те, в течение трех суток со дня поступления жалобы обязаны направить  ее со  всеми  материалами по делу в соответствующий суд,  вышестоящий  орган, вышестоящему должностному лицу.

Жалоба   на   постановление   по  делу   об   административном  правонарушении  должна  быть рассмотрена в десятидневный  срок  со дня  ее  поступления  со  всеми материалами  дела  в  суд,  орган, должностному лицу, правомочным рассматривать жалобу.

Сокращенный  срок  предусмотрен  для  рассмотрения  жалоб   на  постановления об административном аресте. Если лицо, привлеченное к административной  ответственности,  отбывает  административный арест, то такая жалоба должна быть рассмотрена в течение одних суток с момента подачи жалобы.

Процедура  рассмотрения жалобы установлена ст. 30.6  КоАП  РФ, при  этом,  как  указано  в  пункте 8 части  2  указанной  статьи, законность  и обоснованность вынесенного постановления проверяются как  на  основании имеющихся в деле, так и с учетом  дополнительно представленных доказательств.

Законодатель предусматривает, кроме возможности обжалования постановлений  по делу об административных правонарушениях,  также  и возможность опротестования их прокурором (ч. 1 ст. 30.10 КоАП РФ).

Вступившие  в  законную  силу  постановление  по  делу  об административном   правонарушении   и   решения   по    результатам   рассмотрения    жалоб,    протестов    правомочны пересматривать председатели  верховных судов республик, краевых, областных  судов, судов  городов Москвы и Санкт-Петербурга, судов автономной  области   и  автономных  округов  и  их заместители, Председатель  Верховного Суда Российской Федерации и его заместители, а также могут быть пересмотрены в порядке надзора Высшим  Арбитражным  Судом Российской Федерации  в  соответствии  с арбитражным процессуальным законодательством.

Исполнение постановления о назначении административного наказания в ряде случаев, связанных с отменой постановления или утраты силы оснований административной ответственности за содеянное, может  быть  прекращено  судьей,  органом,  должностным лицом, вынесшими это постановление (ст. 31.7 КоАП РФ).

Таким образом, введение в действие нового кодекса об административных правонарушениях сыграло значительную позитивную роль в упорядочении и систематизации административного процесса на общих принципах судопроизводства, определяемых Конституцией РФ и нормами международного права. Для дальнейшего совершенствования административного судопроизводства, задачи которого в настоящее время исполняют арбитражные суды и суды общей юрисдикции, как единодушно сходятся во мнении специалисты административного права, в стране давно назрела необходимость создания системы собственно административных судов.

Глава 3. Проблемы судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в  Российской Федерации

3.1. Доступ к правосудию

Отличительным признаком законодательства правового государства является предоставление субъектам правоотношений возможности обратиться в суд по любым вопросам, связанным с нарушением их прав и свобод. Приоритетным субъектом правового регулирования является гражданин государства.

Так, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод  (Рим, 4 ноября 1950 года) в пункте 1 статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» устанавливает: « Каждый  в  случае  спора  о  его   гражданских   правах   и   обязанностях  или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и  публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом,  созданным на основании закона»; в статье 13 «Право на эффективное средство правовой защиты» указано: «Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции,   нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве». Аналогичные нормы содержатся в статьях 8, 10 Всеобщей Декларации прав человека (ООН, 10 декабря 1948 г.).

Именно с позиции обеспечения выполнения приведенных требований конституционных норм и общепризнанных норм международного права и представляется необходимым рассмотрение следующих практических аспектов судебной защиты российским гражданином своих нарушенных прав и свобод: обращение в суд за защитой нарушенных прав и свобод; обжалование неправомерных действий органов досудебного производства (внутренних дел и прокуратуры); пересмотр принятых судебных актов в порядке надзора; возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

1). Обращение в суд за защитой нарушенных прав и свобод.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, одним из основных, непосредственно действующих, не подлежащих ограничению даже в условиях чрезвычайной ситуации, прав гражданина правового государства, закрепленным статьями 46 и 56 Конституции РФ, является его право на судебную защиту своих прав и свобод, являющегося гарантией всех других прав и свобод.

Способом реализации данного права, является процессуальная возможность непосредственного обращения гражданина в суд за защитой своих нарушенных прав и свобод. Такое обращение прямо предусмотрено требованиям статьи 18, части 1 статьи 19, статьи 45, части 1 статьи 46, части 1 статьи 47 Конституции РФ.

Однако Кодекс РФ об административных правонарушениях, предписывает обращение граждан с сообщениями и заявлениями по вопросам нарушения их прав только в органы и к должностным лицам, управомоченным на составление протокола об административном правонарушении (т.е. возбуждении дела) или прокурору и от решения которых зависит дальнейшая судьба обращения (ст.28.1, 28.4 КоАП РФ).

А в действующем уголовно-процессуальном законе, такая возможность определена только в отношении преступлений против прав и свобод гражданина, подлежащих уголовному преследованию в частном порядке (часть 6 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ), при которой гражданин инициирует возбуждение уголовного дела, выдвигает и поддерживает обвинение в суде.

По преступлениям против прав и свобод гражданина, подлежащих уголовному преследованию в частно-публичном и публичном порядке, частью 1 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ установлен порядок обращения гражданина исключительно в органы внутренних дел и прокуратуры, которые, как известно, судебными органами не являются и от усмотрения которых зависит доступ гражданина к правосудию.

Также необходимо учитывать, что судебное обжалование действий (бездействия) должностных лиц органов внутренних дел и прокуратуры по заявлениям граждан, в соответствии со статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, реализующей требования части 2 статьи 46, статьи 52 Конституции Российской Федерации, не тождественно прямому обращению в суд жалобой на нарушения своих прав и свобод, установленному требованиями статьи 18, части 1 статьи 19, статьи 45, части 1 статьи 46, части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации, так как имеет другой предмет обращения (не нарушенные права, а доступ к правосудию) и, в котором гражданину процессуально не компенсировано фактическое неравенство с государственным органом, что делает такое  рассмотрение крайне неэффективным.

Субъективно, гражданину безразлично то, как классифицируется сходный вид преступления, которым нарушены его права: побоями (преступлением частного обвинения) или нарушением неприкосновенности жилища (преступлением частно-публичного или публичного обвинения) и т.д. Поэтому, с позиций доступности гражданину правосудия не видно обоснованных причин запрещения на его обращение к мировому судье или в районный суд за защитой своих нарушенных прав по преступлениям частно-публичного или публичного обвинения в порядке, аналогичном установленному при обращении к мировому судье с заявлением о преступлении частного обвинения, при необходимости, с материалами установления фактических обстоятельств дела органами внутренних дел или прокуратуры.

Представляется также необходимым обеспечение гражданину (потерпевшему) права при обращении по своему усмотрению выбирать орган административной юрисдикции: в уполномоченный административный орган или в суд, с необходимыми материалами (протоколами), подтверждающими событие административного правонарушения.

Такое запрещение (ограничение) противоречит также, установленному частью 2 статьи 45 Конституции РФ, праву каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Тем самым, ограничивается и умаляется право гражданина на судебную защиту своих прав и свобод, а в ряде случаев (сложившейся неверной правоприменительной практики, правонарушений со стороны должностных лиц правоохранительных органов, коррупции, ведомственной амбиции и др.), приводящих к нежеланию правоохранительных органов признавать допущенные ошибки, делают его доступ к правосудию затруднительным, либо практически неосуществимым.

Как следует из позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в его Постановлениях от 3 мая 1995 года и др.:  «ограничение доступа  к  правосудию   является  одновременно  и  ограничением  фундаментального  права  на   защиту  достоинства  личности. Это тем более относится к жертвам преступлений».

Таким образом, установленный статьями 28.1 и 28.4 Кодекса РФ об  административных  правонарушениях порядок обращения граждан с сообщениями и заявлениями по вопросам нарушения их прав только в органы и к должностным лицам, управомоченным на составление протокола об административном правонарушении (т.е. возбуждении дела) или прокурору, а также, регламентированный частью 1 статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ, порядок обращения граждан с заявлениями на нарушения своих прав и свобод, требующие уголовного преследования в частно-публичном и публичном порядке, исключительно в органы внутренних дел и прокуратуры, не соответствует требованиям статьи 18, части 1 статьи 19, статьи 45, части 1 статьи 46, части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации по обеспечению права граждан на прямое непосредственное обращение в суд за защитой своих нарушенных прав.

2).Пересмотр принятых судебных актов в порядке надзора.

Согласно части 1 статьи 47, части 2 статьи 123 Конституции Российской Федерации, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, заочное разбирательство уголовных дел в судах не допускается, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом.

Кодекс РФ об  административных  правонарушениях предусматривает возможность пересмотра вступивших в законную силу постановлений  по делам об административных правонарушениях, но только по протесту прокурора (ч.1 ст. 30.10 КоАП РФ). Потерпевший и лицо, в отношении которого велось дело и вынесено постановление о назначении   административного наказания, правом инициирования такого пересмотра не обладают:

  1. Вступившие в законную  силу  постановление  по  делу  об административном    правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов могут быть опротестованы прокурором.
  2. Право принесения протеста на вступившие в  законную  силу постановление  по делу об административном правонарушении,  решение по  результатам   рассмотрения   жалобы,   протеста   принадлежит прокурорам   субъектов  Российской  Федерации  и  их  заместителям, Генеральному прокурору Российской Федерации и его заместителям.
  3. Вступившие в законную  силу  постановление  по  делу  об административном   правонарушении   и   решения   по    результатам   рассмотрения    жалоб,    протестов    правомочны пересматривать председатели верховных судов республик, краевых, областных  судов, судов  городов Москвы и Санкт-Петербурга, судов автономной  области   и  автономных  округов  и  их заместители, Председатель  Верховного Суда Российской Федерации и его заместители.

Статьями 402, 403 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлено право гражданина на рассмотрение его дела судом надзорной инстанции, который определен как коллегиальный орган, образуемый судом субъекта федерации или Верховным Суд Российской Федерации.

Однако, в соответствии со статей 406 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в судебном рассмотрении, надлежаще составленной надзорной жалобы судом надзорной инстанции, гражданину может быть отказано судьей суда надзорной инстанции, который выносит постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы единолично и заочно, по сути подменяя при этом рассмотрение дела установленным законом составом (коллегиальным) суда.

Аналогично реализована процедура надзорного рассмотрения гражданских дел согласно статьям 381-383 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Также, можно заметить, что в отличие, например, от арбитражного судопроизводства, где имеются три обязательные (по требованию сторон) инстанции полноценного (очного, открытого, состязательного) рассмотрения дел (первая, апелляционная, кассационная), в уголовном процессе, для дел компетенции районных судов, таких стадий только две: первая и кассационная. Неужели государству корпоративные имущественные споры важнее урегулирования уголовных правоотношений, защиты основных прав и свобод граждан?

Из рассмотренных судебных регламентов можно сделать следующий вывод. Потерпевший и лицо, в отношении которого велось дело и вынесено постановление о назначении  административного наказания, согласно Кодексу РФ об  административных  правонарушениях, правом инициирования пересмотра вступивших в законную силу постановлений по делам об административных правонарушениях, не обладают; существующий, регламентированный Гражданским процессуальным и Уголовно-процессуальным кодексами РФ, порядок рассмотрения надзорных жалоб граждан допускает подмену предусмотренного законом очного коллегиального рассмотрения дела судом надзорной инстанции — единоличным заочным рассмотрением, что не соответствует требованиям части 1 статьи 46, части 1 статьи 47, части 2 статьи 123 Конституции Российской Федерации.

3).Возобновление производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации в отношении пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам изложена в Постановлении от 3 февраля 1998 г № 5-П Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации». В нем определен смысл данной стадии как имеющей дополнительный, чрезвычайный характер, позволяющей устранить допущенные судебные ошибки, которые не были или не могли быть выявлены ранее. При этом обнаружение судебных ошибок в судебных актах любых судебных инстанций является основанием для их пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку возможность такого пересмотра вытекает из права на судебную защиту, гарантированную ст. 46 (часть 1) Конституции РФ. Поэтому законодатель, устанавливая порядок осуществления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру) исправления таких ошибок, в том числе на стадии пересмотра судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Положения законодательства, ограничивающие или исключающие возможность пересмотреть ошибочный судебный акт недопустимы, как умаляющие конституционное право на судебную защиту. Признана не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (часть 1), часть 2 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 5 мая 1995 года, поскольку она служила основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, принятого в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее (пункты 4, 5 мотивировочной части, пункты 1, 3, 4 резолютивной части).

Кодексом РФ об  административных  правонарушениях, пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам не предусмотрен вообще. Имеется лишь бланкетное указание о том, что исполнение постановления о назначении   административного наказания  может  быть  прекращено  судьей,  органом,  должностным лицом, вынесшими это постановление (видимо по представлению прокурора), в следующих случаях (ст. 31.7 КоАП РФ).

1). Издание  акта амнистии,  если таковой устраняет применение административного наказания.

2). Отмена  или  признание  утратившим  силу  закона  или  его положения,  устанавливающих  административную  ответственность  за  содеянное.

3). Смерть     лица,    привлеченного    к    административной ответственности,  или  объявление  его  в  установленном   законом порядке умершим.

4). Истечение  сроков  давности  исполнения  постановления  о назначении административного наказания.

5). Отмены  постановления.

6). Вынесения  в  случаях, предусмотренных настоящим  Кодексом, постановления о прекращении исполнения постановления  о  назначении административного наказания.

В новом Арбитражном процессуальном кодексе РФ от 24 июля 2002 года, порядок  производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам определен главой 37. Основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, как и в ранее действовавшем кодексе, приведены в статье 311 в виде закрытого, исчерпывающего перечня. Именно в качестве такового он рассматривается в правоприменительной практике Высшего Арбитражного Суда РФ, что указано в пункте 2 Постановления его Пленума от 15 октября 1998г. № 17.

Сравнительный анализ, признанной не соответствующей Конституции, части 2 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 5 мая 1995 года и статьи 311 нового кодекса от 24 июля 2002 года показывает, что отличие заключается в расширении перечня оснований для пересмотра судебных актов тремя новыми, носящими частный характер, обстоятельствами. Таким образом, новая редакция порядка пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам воспроизводит недостатки старого кодекса и, по-прежнему, препятствует пересмотру принятых судебных актов при обнаружении судебных ошибок, которые не были или не могли быть выявлены ранее. В частности, участие Конституционного Суда РФ в пересмотре ошибочных судебных актов, ограничено только признанием Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного арбитражным судом  в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ (пункт 6 статьи 311). В результате, например, исключается возможность использования решений Конституционного Суда РФ, как источника сведений о судебных ошибках допущенных в результате неверного толкования законов, обнаруженных Конституционным Судом РФ в процессе осуществления им, в соответствии со статьей 18 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», конституционного контроля правоприменительной практики. При этом очевидно, что неверное толкование смысла или порядка применения закона приводит к судебной ошибке, аналогичной ошибке, вызванной применением признанного неконституционным закона.

Теоретической возможности пересмотра судебных актов, при обнаружившихся судебных ошибках, на основании пункта 1 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 года, как «существенных для дела обстоятельствах, которые не были и не могли быть известны заявителю», препятствует неопределенность формулировки нормы, связанная с отсутствием в тексте нормы критериев отнесения обнаружившихся фактов к «существенным для дела обстоятельствам», что на практике порождает произвольное ее толкование и усмотрение.

Аналогичный подход законодателем реализован и в статье 392 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Часть 3 статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ также определяет закрытый, исчерпывающий перечень вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основанием для возобновления производства по уголовному делу.

В частности, применение решений Конституционного Суда РФ для пересмотра ошибочных судебных актов, как и в АПК РФ, ограничено только признанием Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного судом  в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Конституционный Суд РФ (пункт 1 части 4 статьи 413 УПК РФ).

По данному вопросу, в частности, в Постановлении Конституционного Суда РФ от 03.02.98 №5-П установлено: «Согласно статье 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, а судебная защита – полной и эффективной, если допущена судебная ошибка. Поэтому статья 14 (пункт 6) Международного пакта предусматривает, что судебное решение подлежит пересмотру, если «какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки». В силу статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту, предусмотренное ее статьей 46 (часть 1), должно гарантироваться в соответствии с названной нормой международного права, которая имеет общепризнанный характер и как таковая является составной частью правовой системы Российской Федерации».

В том числе из приведенных норм также следует право гражданина на обращение в суд с целью инициирования возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. В действующей редакции статьи 415 (часть 1, 5) Уголовно-процессуального кодекса РФ, субъектом такого обращения является прокурор, а также Председатель Верховного Суда РФ, но не наиболее заинтересованное в правосудии лицо – пострадавший гражданин.

Таким образом, в нарушение требований части 1 статьи 46, части 1 статьи 47 Конституции РФ, установленный арбитражным, гражданским и уголовным процессуальными и административным кодексами порядок возобновление производства по делу, ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, содержит закрытый, исчерпывающий перечень вновь открывшихся обстоятельств и не позволяет гражданину — участнику уголовного дела и дела по административному правонарушению быть субъектом возобновления производства.

3.2. Обеспечение эффективности судебного процесса

Смысл и мероприятия судебной реформы в конечном счете направлены на повышение эффективности работы судов, критериями которой является своевременное вынесение законного, обоснованного и справедливого решения, принимаемого независимым беспристрастным судом на основе непосредственного, полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, представленных в ходе состязательного процесса равноправных сторон в целях защиты их нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. (ст.ст. 2, 67,196 ГПК РФ; ст.ст. 2, 71 АПК РФ; ст.ст. 6, 15, 17, 297 УПК РФ; ст.ст. 1.2, 1.4, 24.1, 26.11 КоАП РФ).

Рассмотрим основные проблемы, снижающие эффективность судопроизводства.

1).По роли суда, прокуратуры и остальных участников судопроизводства.

В новых процессуальных кодексах законодателем изменена роль суда в судебном процессе. С суда снята обязанность установления истины по рассматриваемому делу. Задача суда сведена с беспристрастной оценке представленных сторонами доказательств, на основе которых, норм законодательства и внутреннего убеждения судом и выносится решение. Так, согласно ст. 12 ГПК РФ (ст. 15 УПК РФ, ст. 9 АПК РФ), суд должен руководить судебным процессом, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования  доказательств.

Изменилось содержание деятельности прокуратуры. От сплошного контроля исполнения законов, произошел переход к реагированию на сообщения о нарушениях. В уголовном процессе, прокурор имеет равные с защитой процессуальные права.

Расширилась роль гражданина в судебном процессе, как правило, он наделяется полными процессуальными правами стороны. К проблемным вопросам защиты прав гражданина в уголовном судопроизводстве, можно отнести задачу установления степени участия потерпевшего в выдвижении обвинений частно-публичного и публичного характера. По существующему порядку, видимо основанному на советских традициях представления о гражданине, как бессловесном производственном «винтике», правом выдвижения, изменения и отказа от обвинения наделен только прокурор. А гражданин, чьи нарушенные права собственно и составляют предмет судебного расследования, имеет право лишь на: «знать о предъявленном обвиняемому обвинении; поддерживать обвинение» (ст. 42 ч.2 УПК РФ).

Из права гражданина на судебную защиту, установленному ст. 46 ч. 1 Конституции РФ, следует его право на непосредственное обращение в суд, том числе уголовный, по установленной законом подсудности, с требованиями по защите нарушенных прав (т.е. с выдвижением обвинения в нарушении своих прав, которое может иметь самостоятельный характер и не обязательно должно совпадать с позицией прокурора), изменить или снять которые должен иметь право только сам потерпевший. Такое перераспределение правомочий между участниками уголовного процесса позволило бы наиболее полно реализовать право гражданина на судебную защиту и компенсировать дефицит правоположительных процессуальных возможностей по защите нарушенных прав потерпевшего, связанный с устранением суда от участия в формировании содержания (состава) обвинения.

При этом также возникает ряд других, связанных с правомочиями участников судопроизводства, вопросов:

1).Как можно по недостаточному объему представленных сторонами доказательств выносить обоснованные справедливые решения по защите прав, свобод и законных интересов граждан и их организаций? При этом необходимо учитывать то обстоятельство, что повторное обращение в суд по тем же основаниям, предмету и к тем же ответчикам не допускается? В таких условиях, суды вынуждены принимать не в полной мере обоснованные решения, поскольку они выносятся по результатам исследования не всех, существенных для дела обстоятельств.

И если в гражданском и арбитражном процессе допускается постановка судом вопроса о предоставлении сторонами дополнительных доказательств (ст. 196 ГПК РФ, ст. 168 АПК РФ), то действующим УПК РФ, при недостаточности обвинительных материалов (из-за некачественно проведенного предварительного расследования), отправление дела на доследование не предусматривается. В результате, не соблюдается принцип неотвратимости наказания – преступник оправдывается за недоказанностью причастности к совершению преступления, что в свою очередь нарушает права пострадавших от преступления граждан и интересы общества по обеспечению правопорядка в целом.

Представляется целесообразным, в интересах достижения целей правосудия, предусмотреть процедуры постановки судом перед сторонами перечня необходимых к предъявлению доказательств по предмету доказывания, с определением сроков их представления, в пределах сроков давности.

2).Суд присяжных, наряду с институтом мировых судей и арбитражных заседателей, безусловно прогрессивная форма борьбы с коррупцией судов, обеспечения судебной зашиты населения и влияния общества на отправление правосудия. Однако регламент их работы не всегда соответствует задачам судопроизводства.

Например, перед присяжными ставятся вопросы определения вины подсудимого и заслуживает ли он снисхождения (ст. 339 УПК РФ), на которые невозможно ответить без оценки личности подсудимого и его психического отношения к содеянному. И в то же время, ст. 335 ч. 8 УПК РФ, ограничивая объем оглашаемых сведений о личности подсудимого, не позволяет присяжным сделать такую оценку полноценно.

Также, как указано в части 1 ст. 343 УПК РФ, присяжные заседатели при обсуждении  поставленных  перед  ними вопросов должны стремиться к принятию  единодушных  решений.  Если  присяжным  заседателям  при обсуждении в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия,  то решение принимается голосованием.

Представляется, что  подобное  требование  закона  является не совсем корректным.  Ведь в тексте присяги, принимаемой присяжными заседателями, указано, что присяжный  торжественно  клянется, «разрешать  уголовное  дело  по  своему  внутреннему  убеждению и совести…, как подобает свободному гражданину и справедливому человеку». Стремление же к единодушию предполагает в большей или меньшей степени навязывание мнения определенного лица или лиц.

Пленум ВС  РФ  в  постановлении  от 20 декабря 1994 г.  № 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных» указал,  что «если присяжные заседатели находились в совещательной комнате в течение трех и менее часов,  но  ответы  на  какие-либо из поставленных вопросов,  в  том  числе  о  снисхождении,  были  приняты  ими  не  единодушно, а в    результате проведенного голосования, председательствующий должен обратить    внимание  присяжных  заседателей   на  допущенное  нарушение  закона  и  предложить  им  вернуться в совещательную комнату для продолжения совещания».

А ведь это не что иное, как прямое давление на присяжных заседателей.

Более того, в указанном постановлении Пленума ВС РФ подчеркнуто, что  «несоблюдение порядка совещания присяжных заседателей в части, касающейся времени, по истечении которого они могут приступить  к  формулированию  в  вопросном  листе  ответов, принятых большинством голосов в результате голосования, является  существенным нарушением уголовно-процессуального закона».

А это уже прямое указание председательствующим надавить на присяжных заседателей, чтобы они приняли единодушное решение.

Этим самым ставятся под сомнение принципы уголовного судопроизводства,  изложенные в ст.  17 УПК РФ о том,  что «судья, присяжные заседатели,  а также прокурор,  следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью».

2).По обеспечению состязательности и равноправия сторон.

В соответствии с требованиями части 1 статьи 120, части 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации, судопроизводство должно осуществляться независимо, на основе состязательности и равноправия сторон.

1).Одна из форм конституционной защиты законных прав участников уголовного судопроизводства – предоставление права на обжалование процессуальных действий (бездействия) и решений, затрагивающих законные интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, или иных лиц в той части, в которой проводимые процессуальные действия (или бездействие), и принимаемые решения затрагивают их интересы. Право на обжалование процессуальных действий и решений является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства (ст. 19 УПК РФ).

Обжалованы могут быть и действия, решения прокурора (ст. 125 ч. 1 УПК РФ), которые рассматриваются по правилам уголовного судопроизводства, и в слушании которого, заявитель жалобы и прокурор являются равноправными процессуальными сторонами.

Однако, согласно статей 125 (ч. 3), 127 (ч. 1 и 2), в системной связи с нормами, установленными  главами 43-45, 48, 49 УПК РФ, в судебном рассмотрении жалобы на действия (бездействия) следователя прокуратуры, прокурора принимает участие прокурор, с правами государственного обвинителя надзорного, контролирующего характера, определяемыми статьей 37, 246, 407 (часть 5), 415-418 УПК РФ. Так, например, пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам может производится исключительно по заключению прокурора. В результате данных обстоятельств, в ходе рассмотрения жалоб на действия (бездействие) должностных лиц прокуратуры, суды оказываются под влиянием представителя прокуратуры, выносящего заключение по жалобе. Также, в судебных заседаниях, суды отказывают заявителю жалобы в возможности дискутировать и задавать представителю прокуратуры вопросы по обстоятельствам дела, чем также нарушаются принципы состязательности и равноправия сторон. Сложившаяся судебная практика противоречит общепризнанным основам правосудия: «никакая власть не должна превышать законы»,  «никто не судья в собственном деле».

2).Статья 48 ч. 1 Конституции РФ гарантирует право гражданина на квалифицированную, а в ряде случаев бесплатную, юридическую помощь, а ст. 19 ч. 1 – равенство перед законом и судом. Россия объявлена социальным государством (ст. 7 ч. 1 Конституции РФ).

Назначение за государственный счет адвоката (защитника) обвиняемому предусмотрено ст. 49 УПК РФ. В процессуальном гражданском, арбитражном и административном законодательстве таких мер государственной поддержки слабо социально защищенных категорий граждан (бедных людей с доходами ниже прожиточного минимума, ограниченно дееспособных и т.д.) не предусмотрено, что очевидно противоречит вышеприведенным нормам.

Как известно, М. Ходорковского в уголовном процессе более 20 известных адвокатов защищало от претензий со стороны государства. Соответственно, нетрудно предвидеть результат гражданского спора неправого современного олигарха с правым рядовым пенсионером.

К фактическому неравенству перед судом и законом приводят также не только многочисленные иммунитеты лиц правоохранительных и государственных органов, но и реальная власть чиновников различного уровня.

3).Неопределенность и противоречивость правовых норм.

Многочисленные неопределенности в действующем законодательстве, например, в судебном порядке разрешения споров по бюджетным правоотношениям, в применении условной меры лишения свободы, в возмещении морального вреда и т.д., ограничивают граждан в праве на получение правосудного решения в защиту своих нарушенных прав.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, неопределенности и противоречия правовых норм создают законодательные пробелы в регулировании отношений, нарушают общеправовые принципы равенства и справедливости, создают препятствия в реализации конституционных прав граждан и их права на судебную защиту, определяемых частью 3 статьи 17, статьей 18, частью 1 статьи 19, статьей 25, частями 1, 2 статьи 35, частью 1 статьи 45, частями 1 и 2 статьи 46, части 1 статьи 47, частью 3 статьи 55, частью 3 статьи 56, частью 1 статьи 120, частью 3 статьи 123 Конституции РФ, порождают неограниченное, произвольное усмотрение в правоприменительной практике.

Рассмотрим несколько примеров на эту тему.

1).Закрепленная статьей 45 (часть 1) Конституции РФ гарантия государственной защиты прав и свобод граждан предполагает законодательное установление и применение меры ответственности за их нарушение.

Согласно статьи 35 (часть 1 и 2) Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Однако, Особенной частью Уголовного кодекса РФ, по категории нарушений права частной собственности: «неправомерное завладение имуществом без цели хищения», уголовная ответственность определена только в отношении завладения транспортным средством (статья 166 Уголовного кодекса РФ). По другим видам собственности, разновидности которых зачастую имеют большую стоимость, чем автомобили, например для вычислительной, бытовой, видео-аудио техники, мебели и т.п., специальные основания для уголовного преследования по аналогичным правонарушениям Особенной частью Уголовного кодекса РФ не предусмотрены. Применение для этих целей статьи 330 Уголовного кодекса РФ «Самоуправство» вызывает у правоохранительных органов и судов затруднения, обусловленные общей неопределенностью и неконкретностью формулировок данной нормы, отсутствием критериев в отнесении «совершения каких-либо действий вопреки установленному законом порядку» к данной норме и в определении «существенности» причиненного при этом вреда. В результате нарушения, выражающиеся в «неправомерном завладении имуществом без цели хищения», не связанные с транспортными средствами, не получают должной квалификации как преступления и, соответственно, не пресекаются правоохранительными органами, а имущественные права граждан оказываются не защищенными надлежащим образом.

2).Требования статьи 45, части 2 статьи 46, статьи 52 Конституции РФ определяют необходимость законодательного установления эффективного порядка судебной защиты прав граждан от неправомерных решений действий властных органов и должностных лиц. Как справедливо указывала судья Конституционного Суда РФ Т. Морщакова, «Отрицание   возможности   обжаловать   в суд  возбуждение   уголовного дела связано с псевдоидеями ограждения расследования от вмешательства суда и ограждения суда от каких-либо акций,  которые в дальнейшем могут повлиять на его объективность и предрешать его   выводы по существу обвинения при рассмотрении дела. Но и прокурор, проверяя возбуждение уголовного дела, должен учитывать   процессуальную  самостоятельность следователя (статья 127 УПК).  С  этой точки зрения судебная проверка данного акта имеет не меньше и не больше ограничений, чем прокурорский надзор. Участие же одного и того же судьи в проверке законности  возбуждения дела и последующем его разрешении, безусловно,  исключается:  предыдущее участие в судопроизводстве должно расцениваться и расценивается, согласно   действующему УПК (статья 60),  как  обстоятельство, устраняющее судью от рассмотрения дела» (Особое мнение к Постановлению КС РФ от 23.03.99 № 5-П).

В части 1, 3, 5 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ определены правомочия суда на проверку законности и обоснованности постановлений  дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию и, в случае их незаконности или необоснованности, обязывать соответствующих должностных лиц устранить допущенное нарушение.

Однако, в данной норме нет перечня действий (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора, подлежащих судебному контролю. Назван лишь критерий их отнесения к таковым: эти действия, решения, постановления нарушающие права и свободы, либо затрудняющие доступ граждан к правосудию. Также не установлена глубина и объем контроля осуществляемых названными должностными лицами действий и выносимых решений и постановлений. Таким образом, содержание судебного контроля определяется неограниченным усмотрением суда, который может толковать его как расширительно, так и ограничительно.

Понятно, что законность и обоснованность постановления (решения, действия) определяется точным соблюдением следователем (дознавателем, прокурором) соответствующих норм материального и процессуального права, подлежащих применению при принятии постановления и решения, выполнении действия.

Например, при расследовании нарушения неприкосновенности жилища, необходимо проконтролировать соблюдение процессуальных сроков и порядка сбора фактических данных, достоверность и полноту установления обстоятельств произошедшего, допроса участников и свидетелей, определение дееспособности и вины правонарушителя, оценить правильность применения норм конституционного, жилищного и гражданского права при установлении события и квалификации состава преступления и т.д., поскольку нарушение каждого из указанных элементов повлияет на законность и обоснованность принятого постановления (решения).

А можно провести проверку правильности оформления постановления должностным лицом и этим ограничиться. Но каким целям служит и кому нужна такая фикция судебного контроля?

Данные обстоятельства противоречат общеправовым критериям определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы. Как неоднократно определял Конституционный Суд Российской Федерации (Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.01 №6-0 и др.), эти критерии вытекают из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (часть1 статьи 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями.

Представляется целесообразным установление содержания судебного контроля постановления (решения, действия) следователя (дознавателя, прокурора) нормой, содержащей требования по проверке правильности применения соответствующих норм материального и процессуального права, по аналогии с порядком, применяемым в отношении проверки принятых судебных актов старшими судебными инстанциями (статьи 380-382 УПК РФ).

Таким образом, регламентация частью 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ судебного контроля законности и обоснованности постановлений  дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию не соответствует требованиям части 1 статьи 19, статьи 45, части 2 статьи 46, статьи 52 Конституции РФ в части определенности, ясности, недвусмысленности его содержания, чем нарушает общеправовые принципы равенства и справедливости, и вытекающего из этого обеспечение  права граждан на правосудное решение  в  защиту своих нарушенных прав.

3.3. Обжалование действий органов власти

К фактическому неравенству перед судом и законом приводят не только многочисленные иммунитеты должностных лиц правоохранительных и государственных органов, но и реальная власть (административный ресурс) исполнительной власти и чиновников различного уровня.

В качестве примера проявления наиболее характерных пороков современной российской судебной системы, можно привести обстоятельства судебного разбирательства, проходившего с участием автора, иска коммерческого предприятия к государству (приложение 1-5).

Предметом иска являлось взыскание, согласно статей 15, 126, 16, 1069 ГК РФ, с Российской Федерации в лице Правительства РФ, Минфина РФ, задолженности, образовавшейся из-за ненадлежащего  исполнения ими ст.10 ФЗ «О ветеранах», в части возмещения расходов операторов связи на предоставление установленных государством льгот ветеранам в 2001 и 2002 годах.

Незаконность действий (бездействия) государства заключалась в заведомо недостаточном финансировании в ФЗ о федеральном бюджете на 2001 и 2002 годы ст.10 ФЗ «О ветеранах» и непринятии достаточных мер по увеличению ее финансирования в ходе исполнения бюджетов в нарушение требований п.3 ст. 35 Конституции РФ, п.4, 6 ст.83, п.п.7, 8 ст.184 БК РФ, ст.126, ст.309 ГК РФ, ст.10 ФЗ «О ветеранах», ст.30 ФЗ «О связи».

Основным доказательством этих нарушений явился сам факт образования задолженности государства по компенсации понесенных Истцом (оператором связи) расходов на предоставление льгот ветеранам. Задолженность установлена актами сверки, составленными в определенном Правительством РФ порядке (утвержденным Постановлением от 15.12.2000г. №963), подписанными уполномоченным государственным органом – Комитетом социальной защиты населения Московской области.

Обязанным лицом (должником) по компенсации льгот согласно ст.10 ФЗ «О ветеранах», ст.30 ФЗ «О связи» является Российская Федерация, поскольку в соответствии с пунктами «а» и «з» статьи 71 Конституции РФ, принятие и контроль исполнения федеральных законов, федеральный бюджет находятся в ведении Российской Федерации. ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» определена ответственность Правительства РФ за организацию исполнения федеральных законов (статья 4), также Правительство РФ разрабатывает федеральный бюджет, представляет его в Государственную Думу и обеспечивает его исполнение (статья 15). Кроме того, Правительство РФ, согласно статье 104 Конституции РФ, имеет право законодательной инициативы, позволяющее ему согласно ч. 6 ст. 83 БК РФ направлять дополнительные доходы бюджета на финансирование не обеспеченных источниками финансирования законодательных актов.

Все законопроекты, предусматривающие расходы, покрываемые за счет федерального бюджета вносятся в Государственную Думу Федерального Собрания РФ только при наличии заключения Правительства РФ (ч. 3 ст.104 Конституции РФ).

Согласно имеющихся в деле доказательств: писем Минтруда, Минсвязи и Комитета социальной защиты населения Московской области, в 2000 – 2002 годы государством систематически не выделялись достаточные бюджетные ассигнования на компенсацию указанных льгот, несмотря на исполнение федерального бюджета, как общеизвестно, с профицитом. Так, по оценке Минсвязи в 2002г. реальные затраты предприятий связи на предоставление льгот по ФЗ «О ветеранах», подлежащих возмещению из федерального бюджета, составляли 3,068 млрд. руб. при заложенных бюджетных ассигнованиях в 1,62 млрд. руб. Согласно уведомлений о лимитах бюджетных обязательств федерального бюджета, на 2002 год на указанные цели Московской области выделено 30,7 млн. рублей (по уточненным данным на ноябрь 2002г. – 62, 2 млн. рублей) при заявке 300 млн. рублей, на 2001 год было выделено 25,7 млн. рублей при потребности 200 млн. рублей.

Данное обстоятельство, в условиях полного целевого распределения 1, 2 третьими лицами выделенных им по бюджетной росписи лимитов и обусловило образование задолженности Ответчика (государства) перед Истцом по предмету иска.

Согласно ст.ст.124, 126, 16, 1069 ГК РФ, Российская Федерация в гражданских правоотношениях выступает на равных правах с юридическими лицами, несет по своим обязательствам полную ответственность, возмещает вред (убытки), причиненные незаконными действиями (бездействием) государственных органов власти. Возмещение убытков, причиненных юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов путем обращения взыскания на бюджетные средства на основании судебного акта предусмотрено ст.239 БК РФ и соответствующей статьей федерального закона о федеральном бюджете (в 2004 году – ст.134 ФЗ от 23.12.03 №186-ФЗ). Статьями 52 и 53 Конституции РФ определено «Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Согласно требованиям п.1 ст.65 АПК РФ, п.п.2,3 ст.401, п.2 ст.1064 ГК РФ  обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для совершения действия (бездействия) государственными органами, отсутствия вины в причинении вреда (убытка) возлагается на соответствующий орган, обязанное лицо, причинителя вреда соответственно. Таких доказательств Ответчики не представили ни самостоятельно ни по запросу суда.

Суду была доведена правовая позиция Конституционного суда РФ в отношении применения действующего законодательства о льготах гражданам, выраженная Определением от 09.04.2002г. № 68-О, в котором  установлено, что пробел в законодательном урегулировании порядка возмещения расходов, связанных с предоставлением гражданам льгот, не может служить препятствием для разрешения спорных вопросов, если от этого зависит реализация вытекающих из Конституции РФ прав и законных интересов граждан и организаций, и не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Решение по делу принималось Арбитражным судом г.Москвы с нарушениями процессуальных норм, определенных ст.ст. 2, 13, 64-68, 71, 168, 170 АПК РФ в части относимости и допустимости принимаемых доказательств и порядка подтверждения ими обстоятельств дела, и нарушением норм материального права.

Выводы в Решении не соответствовали имеющимся в деле доказательствам и обстоятельствам, установленным судом.

Суд правильно определил причины образования исковой задолженности: «…изначально в бюджетах за соответствующие годы заложены денежные средства, недостаточные для финансирования компенсации убытков, связанных с предоставлением льгот, что и привело к неполной компенсации таких расходов истца.», а также правильно указал надлежащего ответчика и пришел к выводу о необходимости компенсации убытков Истца: «Задолженность Российской Федерации перед истцом, связанная с неполной компенсацией понесенных им расходов, подлежит возмещению…», что соответствует исковым требованиям, однако при всей очевидности обоснованности требований Истца сделал «странный», неправомерный вывод об отказе в удовлетворении иска (Приложение 1).

Отказ обосновывался следующими формальными обстоятельствами:

а).При аргументация Решения суд указывает: «…действия ответчиков нельзя признать неправомерными, поскольку они действовали в рамках Законов «О федеральном бюджете» на 2001 и 2002 годы.».

При этом суд подменяет предмет иска, путает причину и следствие. Именно Ответчики (государство) ответственны за несоблюдение порядка формирования и принятие бюджета, и в том числе за ненадлежащее исполнение (финансирование) действующего закона в нарушение п.п.4, 6 ст. 83 БК РФ.

б).Неопределенностью норм Федеральных законов «О ветеранах» и «О связи» в части сроков возмещении расходов предприятиям связи — «Ни та, ни другая норма закона не содержат указания о том, что такие расходы должны предприятиям связи возмещаться за каждый год полностью.», на основании которой суд делает неверный вывод: «Задолженность… подлежит возмещению в будущем за счет средств федерального бюджета, выделенных на эти цели».

Данная позиция суда противоречит ст.13 АПК РФ, в соответствии с которой при неурегулированности отношений суд должен был применять другие нормативные акты, регулирующие данные отношения, в частности, указанные в иске ч. 3 ст. 35 Конституции РФ, нормы права собственности и обязательного права ГК РФ (ст.ст. 235, 309, 314, 393-406 и др.), согласно которым задолженность недопустима, принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Нанесение убытков Истцу доказано представленными в деле, надлежаще составленными актами сверки задолженности. Ответчики представленные акты сверки задолженности не оспаривали. Выверка объемов льгот, подлежащих возмещению государством, Истцом проводилась ежемесячно, что подтверждено представленными в деле актами.

в).Противоречиями принимаемых федеральных законов – «…истец фактически оспаривает Законы РФ «О федеральном бюджете», однако проверка на соответствие этих законов Конституции РФ не входит в компетенцию арбитражного суда».

Согласно ч. 3 ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ», ч. 5 ст. 3 ГК РФ, ст. 13 АПК РФ, при несоответствии нормативных актов судом должен применяться нормативный акт, имеющий большую юридическую силу. Кроме того, в соответствии со ст.101 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», суд при рассмотрении дела в любой инстанции, придя к выводу о несоответствии Конституции РФ закона, примененного или подлежащего применению в указанном деле, обращается в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности данного закона.

Допущенные в настоящем деле нарушения установленного ст.13 АПК РФ порядка применения нормативных актов, привели к невыполнению требований ч. 1 ст.19, ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 47, ст.ст. 52, 53 Конституции РФ в части равенства перед законом и судом, права истца на справедливое разбирательства дела по существу, поскольку, по формальным основаниям, истцу воспрепятствовано в  правосудии и компенсации причиненного вреда (убытка).

В соответствии со ст.ст. 2 и 3 ФЗ «Об акционерных обществах», Истец является коммерческой организацией и не отвечает по обязательствам государства и его органов, является собственником своего имущества и получаемых доходов.

В условиях обязательности предоставления предприятием связи льгот, некомпенсация государством понесенных затрат является, по существу, принудительным отчуждением собственности Истца без предварительного и равноценного возмещения, что грубо нарушает конституционные требования по охране частной собственности (п.3 ст.35 Конституции РФ), п.1 ст.10 ФЗ «О ветеранах», ст.30 ФЗ «О связи», нормы обязательного права (ГК РФ ст.ст.126, 309, 393, 401, 1064 и др.), порядок формировании расходов федерального бюджета (БК РФ п.п.4, 6 ст.83, п.п.7,8 ст.184 и др.).

Суды кассационной и надзорной инстанции проигнорировали доводы Истца и подтвердили отказ в удовлетворении исковых требований.

В Определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 апреля 2004г. №2689/04 по делу сделан вывод об отсутствии незаконности действий (бездействия) ответчиков, действующих в рамках законов «О федеральном бюджете» на 2001 и 2002 годы, поскольку денежные средства для компенсации расходов предприятий связи на предоставление льгот, предусмотренные в законах «О федеральном бюджете» за 2001 и 2002 годы, использованы по назначению полностью (Приложение 2).

Принятые по делу судебные акты рассматривались Конституционным Судом Российской Федерации на предмет конституционности применяемых в деле законов и их толкования в правоприменительной практике при рассмотрении жалобы истца. По результатам ее рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации вынесено Определение от 11 мая 2004 года №173-О, в котором определен конституционно-правовой смысл законодательства по предоставлению льгот гражданам–ветеранам и порядок его применения (Приложение 3).

Как установлено Конституционным Судом Российской Федерации, судами в иске Истцу отказано в связи с тем, что в федеральном бюджете средства на указанные компенсации были предусмотрены в недостаточном объеме (Определение п.1, абз.1).

Конституционный Суд РФ дал оценку правоотношениям сторон по делу и установил причины нарушения прав Истца, которые заключаются:

в наличии коллизии норм федеральных законов о федеральном бюджете на 2001-2002 годы и ФЗ «О ветеранах», в отношении которых определил порядок их толкования и применения, а именно — федеральные законы о федеральном бюджете не порождают и не отменяют права и обязательства РФ по действующим законам и потому не могут в качестве последующего изменять положения других федеральных законов и тем более лишать их юридической силы;

в наличии ущемляющего финансовые интересы заявителя бездействия федерального органа государственной власти (Правительства РФ) по исполнению ФЗ «О ветеранах»;

в бездействии арбитражных судов, которые не вправе оставлять незащищенными права и интересы граждан от любых неправомерных решений и действий государственных органов.

А также определил как должно разрешаться дело – на основании требований ст. 16 ГК РФ:

«Правительство Российской Федерации при осуществлении полномочий, возложенных на него законом, в том числе по определению порядка возмещения предприятиям связи недополученных в результате применения льгот доходов, обязано действовать в соответствии с конституционно-правовым смыслом закона и в обеспечение его адекватной реализации» (п.2, абз.3);

«Таким образом, речь идет об ущемляющем финансовые интересы заявителя бездействии федерального органа государственной власти. При надлежащем выполнении указанной обязанности в отношении ОАО «Центральная телекоммуникационная компания» его конституционные права не могут считаться нарушенными. Анализ же причин ненадлежащего исполнения органами государственной власти своих обязанностей, как связанный с исследованием фактических обстоятельств…находится в ведении других судов, которые не вправе оставлять незащищенными права и интересы граждан от любых неправомерных решений и действий (бездействия) государственных органов и которые при осуществлении правосудия по таким делам должны применять оспариваемые федеральные законы во взаимосвязи с другими нормами действующего законодательства, в частности Гражданского кодекса Российской Федерации, его статьи 16» (п.4, абз.4, 5);

«Федеральный закон о федеральном бюджете, создающий надлежащие финансовые условия для реализации норм, закрепленных в иных федеральных законах, изданных до его принятия и предусматривающих финансовые обязательства государства, т.е. предполагающих предоставление каких-либо средств и материальных гарантий и необходимость соответствующих расходов, как таковой не порождает и не отменяет права и обязательства и потому не может в качестве последующего закона изменять положения других федеральных законов и тем более – лишать их юридической силы… Кроме того, нормами федеральных законов не отменялись и не приостанавливались соответствующие нормы федеральных законов “О связи” и “О ветеранах”; не указывалось в них и на то, в какой части ими не предусмотрено финансирование данных законодательных актов» (п.3, абз.1);

 «…в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению нормативных положений. Вместе с тем в случаях, когда коллизия правовых норм приводит к коллизии реализуемых на их основе конституционных прав, обязанность по устранению возникающего противоречия лежит также на законодательных и исполнительных органах, которые должны своевременно обеспечивать необходимое правовое регулирование и исполнение нормативных предписаний, с тем чтобы не порождать необоснованные ограничения чьих-либо конституционных прав и свобод. Неисполнение же этих обязанностей является основанием для привлечения к установленной законом ответственности» (п.2, абз.7).

Таким образом, из содержания Определения Конституционного Суда РФ следует, что в Решении Арбитражного суда г.Москвы допущены судебные ошибки в толковании и правоприменении норм федеральных законов «О ветеранах»,  «О связи», «О  федеральном бюджете на 2001 год», «О  федеральном бюджете на 2002 год» и Бюджетного кодекса РФ, поскольку суд исходил из предпосылки приоритета федеральных законов о федеральных бюджетах перед действующими федеральными законами «О ветеранах» и «О связи» и необязательности при этом полной компенсации затрат Истца.

27 августа 2004г. Истец подал «Заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам Решения по делу № А40-9309/03-17-142 Арбитражного суда г.Москвы». Заявление подано на основании п.1 ст.311 АПК РФ, в связи с открытием Истцу «существенных для дела обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю». Из содержания нормы п.1 ст.311 АПК РФ следует, что вновь открывшееся обстоятельство должно удовлетворять критерию существенности для исключения судебной ошибки и вынесения судами правильного судебного решения (в смысле ст.ст. 270, 288, 304 АПК РФ) и критерию новизны для заявителя.

Таким обстоятельством явилось принятие Конституционным Судом РФ решения в форме Определения от 11 мая 2004г. №173-0 по вопросу принятия к рассмотрению жалобы Истца на нарушение его права собственности и права на судебную защиту.

В мотивировочной части Определения №173-0, Конституционным Судом РФ установлен, отличный от применяемого судами, конституционно-правовой смысл применявшихся по делу норм законов и порядок их применения, что является существенным для дела обстоятельством, поскольку верность толкования и применения норм права влияет на законность и обоснованность выносимого судом  решения по делу.

В пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам Решения по делу суд отказал, ссылаясь на неопределенности в формулировании п.1 ст.311 АПК РФ. Так, в обоснование отказа суд произвольно приводит несуществующее в АПК РФ основание – то, что Определение Конституционного Суда РФ от 11.05.04 №173-0 хронологически принято после принятия решения по делу, а также ограничительно толкуя п.6 ст.311 АПК РФ, который предусматривает пересмотр принятых судебных актов по признании нормы закона Конституционным Судом РФ неконституционной и не упоминает о возможности использования иных его решений (Приложение 4).

Апелляционная и кассационная судебные инстанции уклонились от рассмотрения жалобы по существу. В вынесенных постановлениях не только отсутствуют мотивы отклонения доказательств Истца, но даже нет их простого перечисления, не приведены основания обращения Истца с жалобой.

А в определении надзорной инстанции утверждается: «доводы признаны судом несостоятельными, поскольку названным определением не были признаны неконституционными законы, в соответствии с которыми было вынесено решение по данному делу, а также не были установлены обстоятельства, указанные в статье 311 АПК РФ. Кроме того, в определении Конституционного суда от 11.05.2004 №173-О не сформулирована правовая позиция в отношении законов, примененных арбитражным судом, отличная от позиции последнего» (Приложение 5).

Таким образом, судом не реализованы задачи судопроизводства, определенные п.п. 1), 3), 4), 5), ст. 2 АПК РФ, ст.ст. 35, 46, 52, 53 Конституции РФ, по защите нарушенных прав лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность (Истца), и предупреждения аналогичных правонарушений в будущем, не приняты меры по исключению имеющихся нарушений норм Конституции РФ и федерального законодательства, выводы суда не соответствуют имеющимся в деле доказательствам и сделаны с грубым нарушением норм материального и процессуального права. Судом проигнорировано решение Конституционного Суда РФ, принятое по рассмотренному судом иску и установившее отличное от данного судом и обязательное для суда конституционно-правовое толкование смысла и порядка применения, использованных для оценки правоотношений сторон по делу, норм законов.

Такая позиция арбитражных судов свидетельствует об их полной зависимости, по всей вертикали системы судов, от органов исполнительной власти, а также, о пребывании судей в состоянии полной уверенности во вседозволенности и собственной безнаказанности за явные нарушения требований Конституции РФ и федерального законодательства.

Как  указано  в  ст.  81 ФКЗ «О Конституционном  Суде  РФ»,   неисполнение,   ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения    Конституционного Суда  РФ  влечет  ответственность,  установленную  федеральным  законом.  Как  видим,   законодатель   в  самом  Федеральном  конституционном  законе   не устанавливает конкретные формы такой ответственности. Случаи же, когда   государственный  орган  или  должностное  лицо   продолжают   применять  закон  или  иной  нормативный правовой  акт,  признанный   неконституционным,  либо  исполняют  его  частично,  отказываются   применять    законодательный   акт,   который   КС  РФ    признан  соответствующим  Конституции  РФ  либо  применяют  его  не  в том   конституционно-правовом смысле, который установлен  конституционным   Судом РФ, не столь уж редки.

Какие  меры  может  предпринять  заявитель  в   подобных случаях?

Во-первых, заявитель может обратиться в государственный  орган, принявший  индивидуальный  акт  на  основании  закона,  признанного   неконституционным с требованием пересмотреть свое решение. При  отказе  или  при   неполучении   ответа  на  протяжении  длительного времени (более месяца) необходимо обжаловать отказ или непринятие решения в суд  в   порядке,  предусмотренном Законом РФ от 27 апреля 1993 г. N  4866-1 «Об обжаловании  в суд действий и решений, нарушающих права  и  свободы  граждан»,  а  также  главами  24 — 25 Гражданского  процессуального   кодекса  РФ,  либо  главами  23  — 24 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Так,  в  соответствии  со  ст. 1 указанного  закона  РФ  каждый   гражданин  вправе  обратиться с жалобой в суд, если считает,  что  неправомерными  действиями  (решениями)  государственных  органов, органов  местного  самоуправления,  учреждений,  предприятий  и их объединений, общественных объединений или должностных лиц, государственных или муниципальных служащих нарушены  его  права  и свободы.

Граждане вправе также обжаловать бездействие указанных  органов и лиц, если при этом: нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия осуществлению гражданином его прав и свобод; незаконно на гражданина возложена какая-либо обязанность или  он  незаконно привлечен к какой-либо ответственности.

При  этом, как указано в ст. 4 Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» и части 1 ст. 254 ГПК РФ, гражданин вправе обратиться непосредственно в  суд  или  в вышестоящий  в порядке подчиненности орган  государственной   власти,  орган  местного  самоуправления,  к  должностному   лицу,   государственному или муниципальному служащему.

Суд по просьбе гражданина, или по своей инициативе, вправе приостановить действие оспариваемого решения. При  этом  необходимо отметить, что в соответствии с  частью  2 ст. 6  Закона  РФ  «Об  обжаловании  в  суд  действий  и  решений,   нарушающих  права и свободы граждан» на государственные органы, органы  местного  самоуправления,  учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на   должностных лиц, государственных  служащих,  действия (решения)  которых  обжалуются   гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать   законность  обжалуемых  действий  (решений);   гражданин   освобождается  от  обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав.

Во-вторых,  заявитель  вправе обратиться  с   соответствующим заявлением в органы прокуратуры. В  соответствии  с   частью  2  ст. 1 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре РФ», органы прокуратуры осуществляют надзор за соблюдением  прав  и  свобод  человека  и  гражданина  федеральными   министерствами  и ведомствами, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного  управления, органами контроля, их должностными лицами, а также  органами   управления   и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций. В случае установления фактов нарушения прав  и  свобод   человека  и гражданина  прокурор должен  принести  соответствующий   протест.

В-третьих,  в  целях  побуждения  государственного  или  иного  органа  либо    должностного   лица    к    выполнению   решения   Конституционного   Суда  РФ  можно  обратиться  с   предоставлением информации о неисполнении, ненадлежащем   исполнении    либо  воспрепятствовании  исполнению этого решения к  Уполномоченному  по   правам  человека в РФ, к депутату соответствующего  избирательного   округа  Государственной Думы РФ, к лидерам  политических  партий  и общественных движений, к средствам массовой информации.

В-четвертых,   возможно  обращение   по   данному   вопросу   в   администрацию   высшего  должностного  лица   субъекта   Российской   Федерации  либо в Администрацию Президента РФ. Дело в  том,  что  в   соответствии  с пунктом 2 ст. 9 Федерального закона  от  6  октября   1999  г.  N 184-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями)  «Об   общих  принципах  организации законодательных (представительных)  и   исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», высшее  должностное лицо  субъекта  РФ  вправе  принять   решение   о   досрочном  прекращении  полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти  субъекта  РФ  в   случае  принятия  данным  органом  конституции  (устава)  и  закона   субъекта  РФ,  иного  нормативного правового  акта,  противоречащих   Конституции РФ, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного  ведения  Российской   Федерации  и субъектов РФ, конституции (уставу) субъекта  РФ,  если  такие  противоречия установлены соответствующим судом, а законодательный  (представительный)  орган  государственной  власти  субъекта  РФ  не  устранил  их  в  течение  шести  месяцев  со  дня  вступления в силу судебного решения.

Необходимо также иметь в виду, что в соответствии со ст. 29 указанного  Федерального закона, Президент РФ  вправе  приостановить  действие  акта  высшего  должностного лица  субъекта  РФ,  а  также   действие  акта органа исполнительной власти субъекта  РФ  в  случае  противоречия  этого  акта  Конституции  РФ,  федеральным   законам,   международным  обязательствам Российской  Федерации  или  нарушения   прав  и  свобод  человека  и гражданина до  решения  этого  вопроса   соответствующим судом.

Кроме  того, за подобные нарушения и непринятие мер в пределах своих  полномочий  по исполнению решения суда Президент РФ своим указом может вынести  предупреждение  высшему  должностному  лицу   субъекта  РФ  и  даже  отрешить  его  от  должности.  Основания   и   процедура  таких  действий  Президента  РФ  указаны  в  ст. 29.1 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации».

В-пятых,   возможно   обращение   заявителя   и   (или)    его   представителя  в  случае неисполнения решения Конституционного  Суда  РФ  в  Секретариат   Конституционного  Суда.  Ведь  в  соответствии  с   параграфом   44   Регламента,  Секретариат КС РФ систематически анализирует состояние дел по исполнению решений Конституционного   Суда,   причин   неисполнения   или  ненадлежащего  исполнения  этих  решений.   Как   указано   в  пункте  3  этого  параграфа,  при  установлении   факта   неисполнения  или  ненадлежащего  исполнения  решения  Конституционного  Суда  РФ,  судья-секретарь    вносит на  рассмотрение  пленарного   заседания   Конституционного  Суда  предложения  о  мерах,  которые  могли  бы  способствовать  обеспечению  исполнения  решения  Конституционного Суда.

Меры   ответственности   должностных   лиц   за   неисполнение,   ненадлежащее исполнение либо воспрепятствованию исполнению решения Конституционного Суда РФ  в действующем законодательстве весьма ограничены.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях вообще не   предусматривает каких-либо мер ответственности за неисполнение решения Конституционного Суда РФ.

В  Уголовном  кодексе  РФ, статьей 315 предусмотрена  уголовная   ответственность  за  злостное неисполнение  представителем  власти,  государственным  служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального  учреждения, коммерческой  или  иной  организации  вступивших  в  законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно   воспрепятствование их исполнению. Конкретным объектом состава данного преступления может быть любой судебный акт, в том числе и решение Конституционного Суда.

Но, во-первых, злостность предполагает систематическое  неисполнение  судебного решения после повторного предписания суда. Трудно предположить, что Конституционный Суд  при  его  чрезмерной   загруженности будет направлять подобные предписания.

Во-вторых,  диспозиция  ст.  315  УК  РФ  относит  к  субъектам   данного  состава  преступления представителей  власти  и  некоторых   служащих,  т.  е.  физических  лиц, в  то  время  как  неисполнения   решений    Конституционного   Суда   допускаются,   как    правило, государственными органами.

Как указано в ст. 7 Закона РФ «Об обжаловании  в  суд  действий  и  решений, нарушающих права и свободы  граждан», в отношении государственных служащих,    совершивших действия  (принявших  решения), признанные незаконными, суд  определяет  меру ответственности, предусмотренную Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации», другими федеральными законами, вплоть до представления об увольнении.

Таким образов, из представленных материалов следует, что отечественное отраслевое законодательство и, особенно, правоприменительная практика судебной защиты прав человека и гражданина еще достаточно далеки от идеалов, принципов и норм, заложенных в Конституции РФ и международном праве, и преодолеть этот разрыв можно только в результате согласованной повседневной кропотливой работы законодательных органов, судейского сообщества, гражданских институтов общества и общества в целом при явно выраженной воле политического руководства страны.

Заключение

В заключение еще раз остановимся на сути прав и свобод человека и механизмов их защиты в Российской Федерации.

Права человека — совокупность правил, характеризующих правовой статус гражданина, неотъемлемая принадлежность человека с момента рождения, основное  понятие  естественного и любого права в общем. Права — это охраняемая,  обеспечиваемая государством естественная возможность  что-то  делать, осуществлять,   иметь  достойные условия жизни,  быть  гарантированным от насилия и т.д. Свободы — отсутствие каких-либо  ограничений в чем-то (поведении,  деятельности), что не запрещает закон.

Демократическая юриспруденция признает за человеком определенные, зафиксированные в различных международных и внутригосударственных правовых  актах  права и свободы. Согласно принятой в международных документах классификации, права человека подразделяются на гражданские, политические, экономические, социальные и культурные.

В современном виде права человека сформулированы и оформлены юридически в основном после второй мировой войны. Основополагающие международные  документы о правах и свободах человека  —  принятые ООН: Всеобщая декларация прав человека 1948 года,  Международный пакт о гражданских и политических   правах,   Международный пакт об экономических,  социальных и культурных правах, Конвенция  о  правах  ребенка и др. В России, основным документом, фиксирующим права человека, является Конституция Российской  Федерации,  ее вторая глава «Права и свободы человека и гражданина».

Различные государства имеют разные социальные возможности для обеспечения прав человека. Оно основывается на уровне развития данного общества, на него оказывают влияние национальные, религиозные и другие особенности.

Всенародно принятой Конституцией 1993г., Российская Федерация провозглашена демократическим, правовым, социальным государством, основной обязанностью которого определено признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина.

Теоретическая конструкция правового государства сложилась в политико-правовой доктрине ХVШ-ХХ  вв. и, во многих ключевых понятиях, повторяется на новом витке исторического развития. Правовое государство – это такое демократическое государство, в котором обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека, а в основу организации власти положен принцип разделения властей. Фундаментальное требование правового государства – это приоритет интересов личности в деятельности государства, а также соблюдение и охрана прав и свобод человека.

Социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан — носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек, его разнообразные интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы.

Конечно, провозгласить принципы правового государства и приоритет прав и свобод человека в Конституции важно, но этого далеко не достаточно для их реализации на практике. Как говорит восточная мудрость – от повторений слова «сахар», во рту слаще не становится. Правовое государство становится таковым только тогда, когда все его провозглашенные нормы и принципы, будут реализованы в жизни. И если  цель  тоталитарной государственности  —  подавление личности, ее самобытности, создание усредненного человека, то  цель правовой  власти  употребить  свою силу  на  обеспечение  и  защиту достоинства  личности.  Такая цель может быть  достигнута  лишь  на основе господства права и установления режима законности. В нашей многострадальной стране  есть все основы для реализации поставленных целей (природные богатства и высокие технологии, высокообразованное население, демократическая конституция), но в силу глубоких противоречий в политической элите, отсутствия обоснованной, поддержанной широкими слоями населения стратегии и тактики преобразований, эта реализация постоянно находится на грани срыва.

Социальная цена издержек и ошибок в проведении ре­форм оказалась столь внушительна, что ставит под сомне­ние необходимость самих реформ, вызывает у многих либо безразличное к ним отношение, либо активное или пассив­ное им сопротивление. Ошибки выбранных способов перестройки привели к последствиям, сравнимым с послевоенными периодами отечественной истории: стоящие фабрики и заводы, безработица, детская беспризорность, пьянство и наркомания среди трудоспособного населения и в молодежной среде – будущем страны.

За последние годы «дикого капитализма» десятки миллионов жителей страны оказались за чертой бедности. Среди них и люди преклонно­го возраста, и трудоспособные рабочие, и крестьяне, и ин­теллигенты, ученые, работники высшей школы. Невыноси­мы условия жизни многих молодых семей. В обществе воз­никло вопиющее и уродливое по своим исходным нравствен­ным началам неравенство. Баснословно богатыми оказались не талантливые люди, не активные предприниматели, то­варопроизводители, а те, кто расхищал, разбазаривал, про­давал за рубеж созданное многолетним трудом общенародное достояние, т.е. разбогател криминальный капитал — главный источник роста преступности, обнищания и деградации общества.

С точки зрения государственного строительства, произошло пересаживание старого партхозактива в новые властные структуры, которые и организовали перестройку «под себя», продолжая укрепляться на завоеванных командных высотах. Понятно, что сложившейся коррумпированной номенклатуре власти не только нет дела до прав и свобод граждан, но и характерно стремление их всячески ограничить и нейтрализовать, как источник потенциальной для себя опасности.

Такая ситуация, когда провозглашение прав и свобод человека высшей ценностью является чисто декларированным, во многом определяется стихийностью процессов, связанных с разрушением тоталитарного государства, отсутствием чётких представлений о характере новой государственности, неподготовленностью общества к произошедшим переменам, что привело к расколу общества и политической конфронтации. У людей, привыкших к определённым постулатам, коммунистическим принципам, при смене ценностной картины происходит болезненная деформация нравственного самосознания.

Таким образом, характерной особенностью современного реформационного этапа развития российского общества и государства, являются массовые нарушения основных прав и свобод человека, в том числе со стороны властных органов и структур, вызванные как традиционными социальными причинами, так и несовершенством способов и механизмов их защиты. Поэтому в настоящей работе значительное место занимает анализ влияния сложившихся властеотношений на судебную форму защиты прав граждан.

Под механизмом защиты прав человека понимается система юридических норм, процедур и организационных инстру­ментов, действующих на международном и национальном уровне, с целью изучения состояния международно-признанных норм и стандар­тов в области прав человека, выявления и осуждения нарушений, эффективного восстановления нарушенных прав и свобод.

К числу основных средств и методов защиты конституционных прав и свобод относятся: конституционно-судебный механизм (конституционные суды); судебная защита; административные действия органов исполнительной власти; законная самозащита человеком своих прав; международно-правовой механизм.

При этом понятно, что ведущим способом защиты прав человека в условиях анархии и безвластия является самозащита, при авторитарном правлении – обращение в административные органы, а в демократическом правовом государстве – судебная форма защиты.

Значение судебной защиты подчеркивается не только в Пакте о гражданских и политических правах, но и во Всеобщей декларации прав человека, ст. 8 которой гласит, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставляемых ему конституцией или законом.

Согласно Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и каждый вправе обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Конституционное право каждого на судебную защиту означает, что любое лицо может подать жалобу о нарушении его прав и свобод в соответствующий суд, а последний обязан ее принять, рассмотреть по существу и вынести законное и обоснованное решение.

Реализацию права гражданина на обжалование решений и действий (или бездействия) властей Конституция также связывает с правосудием (ст. 18), признавая тем самым, что судебная деятельность является наиболее эффективным средством защиты прав личности в правовом государстве и именно судебная процедура способна в наибольшей степени обеспечить объективное и беспристрастное рассмотрение дела, принятие законного, обоснованного и справедливого решения.

#SВажнейшую группу гарантий конституционных прав человека составляют так называемые #M12291 841501972процессуальные гарантии,#S им посвящены статьи#M12293 2 9004937 1265885411 25202 77 1472345703 357202589 1486456399 893572000 98292 46#S-#M12293 1 9004937 1265885411 25514 77 1430634421 1213790705 396586 1661049553 65695516054 Конституции РФ.#S

Функции контроля за деятельностью государства возложена на суд, то есть, в компетенцию судов входит задача решать переступают ли границы дозволенного законом государственные органы. В компетенцию конституционных судов входит контроль соответствия издаваемых законов Конституции. Суды общей юрисдикции и арбитражные занимаются исками отдельных граждан и объединений граждан к государству.

Конституция РФ #Sвпервые в отечественной практике закрепила особый международно-правовой механизм защиты прав человека. В соответствии с ч.3 ст. 46 каждый вправе в соответствии с международными  договорами РФ обращаться в межгосударственные органы по защите #M12291 841500049прав#S  и  свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. 30 марта 1998 года Россия ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.), что сделало реальной для российских граждан возможность защиты своих прав вне государства.

К сожалению, продекламированные Консти­туцией принципы судоустройства и судопроизводства реали­зуются с трудом, а судебная власть оста­ется все еще традиционно слабым местом в России. И в данном случае ощущается противодействие и давление со стороны других ветвей власти, нередко все еще посягающих на независимость суда. Явно недостаточны материальные, а отчасти и правовые гарантии, необходимые для того, чтобы обеспечить суду достойное место в осуществлении власти. Этот компонент разделения властей неэффективен. Самостоятельность и, особенно, роль суда в Российской Федерации все еще далеки от тех, которые присущи суду в развитых демократических странах.

Цель проводимой правовой и, в том числе, судебной реформы – приведение общественного устройства в соответствие с требованиями прав человека, провозглашенными Конституцией РФ и общепризнанными нормами международного права,  утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной, независимой в своей деятельности влиятельной силы.

Концепция судебной  реформы 1991 г. поставила следующие, остающиеся актуальными и в настоящее время, задачи:

  • защита и неуклонное соблюдение основных прав и свобод человека, конституционных прав граждан в судопроизводстве;
  • закрепление в нормах уголовного и гражданского процесса, в соответствующих законодательных актах демократических принципов организации и деятельности правоохранительных органов, положений, отвечающих рекомендациям юридической науки;
  • обеспечение достоверности и повышение доступности информации о деятельности правоохранительных органов, судебно-правовой статистики;
  • создание федеральной судебной системы;
  • признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом;
  • расширение возможностей обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, установление судебного контроля за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения;
  • организация судопроизводства на принципах состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности подсудимого;
  • дифференциация форм судопроизводства;
  • совершенствование системы гарантий  независимости судей и подчинения их    только закону, закрепление принципа их несменяемости.

В последние годы сделано многое для повышения роли и авторитета судебной власти: принят ряд новых основополагающих законодательных актов, в том числе кодексов РФ; продолжается становление суда присяжных; создан Судебный департамент при Верховном Суде РФ; учрежден институт судебных приставов; улучшено финансирование деятельности судов. Однако, тем  не  менее,  многими  экспертами состояние судебной системы России оценивается как неудовлетворительное, что обусловлено не столько несовершенством законодательной базы, сколько претензиями к качеству судейского корпуса, неисполнением требования утверждения судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и, прежде всего, исполнительной.

При содержательном анализе механизмов и регламентов защиты прав человека по видам судопроизводств, на соответствие принципам и нормам Конституции РФ и международного законодательства, выявляются многочисленные пробелы, неопределенности и неурегулированности, в том числе:

по доступу к правосудию – гражданин лишен процессуальной возможности обращения в суд за защитой своих нарушенных прав по преступлениям публичного и частно-публичного характера, а также права непосредственного обращения в суд и рассмотрения его обращения судом очно и открыто в установленном законом составе на ряде стадий административного, уголовного и гражданского судопроизводства, являющегося основным конституционным правом, обеспечивающим реализацию всех остальных прав;

по равноправию и состязательности – для ряда социально слабозащищенных категорий граждан не установлено право на бесплатную юридическую помощь адвоката в ведении дела, положение потерпевшего в уголовном судопроизводстве, в основном, сведено к роли статиста, поскольку по большинству дел он лишен права на выдвижение, изменение и отказ от обвинения;

в результате учреждения многочисленных иммунитетов и особых порядков привлечения к ответственности представителей властных структур, гражданин практически лишен возможности довести дело до судебного разбирательства, поскольку вопрос о привлечении к ответственности должностных лиц органов власти решается самими же органами власти (законодателя – законодательным органом, прокурора – старшим прокурором, судьи – судебной коллегией по представлению прокурора и т.д.), например, суд не рассматривает вопросы правильности применения органами предварительного расследования норм материального права (законности) при обжаловании отказа в возбуждении уголовного дела.

К числу нерешенных задач судебной реформы также можно отнести: создание ювенальных судов, системы собственно административных судов и административного процессуального кодекса, повышение профессионализма и искоренение коррупции в судейском корпусе и др.

Проблемы, связанные с реализацией прав граждан на справедливое судебное разбирательство его дела независимым, компетентным судом  должны быть решены при дальнейшем совершенствовании процессуального законодательства. Взаимоотношения гражданина и судебной власти должны строиться на принципах уважения и доверия к правосудию, высокого профессионализма судей, устранения законодательных пробелов, позволяющих судам выносить противоречивые судебные решения. Вместе с тем, все перечисленные выше изменения законодательства не будут  иметь  никакого эффекта,  если правоприменители (в  первую  очередь  судьи)  будут работать  по-старому.

На страницах «Известий» 25 и 29 октября 2004г. были опубликованы интервью Председателя Конституционного Суда РФ В.Зорькина в связи с 30-летием начала судебной реформы. Среди негативных сторон реформы названы коррупционные тенденции в правоохранительной и, прежде всего, в судебной системе: «мздоимство в судах стало одним из самых мощных коррупционных механизмов в России». И все же авторитет российского суда надо защищать, как утверждает член Конституционного суда РФ Г.Гаджиев. По его убеждению, веру в справедливый суд должны восстанавливать, прежде всего, сами судьи, которые, наряду с обладанием высокой квалификации в области права, должны соответствовать таким этическим требованиям, как безупречная репутация и обостренное чувство справедливости. Например, самими судьями добровольно может быть принято в порядке саморегуляции решение о введении публичности сведений об их доходах и имуществе.

Проблемы судебной реформы тесно переплетаются с проблемами построения провозглашенного Конституцией правового демократического социального государства и разрешаться они должны, очевидно, совместно. И успех их во многом будет зависеть от позиции и отношения к ним широких гражданских масс, т.е. от нас самих. Здесь важно понять, что природа правового государства такова, что его не может создать ни волшебник ни царь (КПСС, президент), а только сам народ, посредством гражданских и демократических институтов  волеизъявления, политической активности. Это значит, что нужно бороться за свои права, повышать правовую культуру, шире использовать суд для защиты нарушенных, в том числе органами власти, гражданских прав, активно осуществлять избирательные права.

В заключение остается только добавить, что мы хозяева своей судьбы и то государственное устройство и та судебная система, который Россия получит в результате реформ зависит только от нас самих.

Список использованных источников

1.Всеобщая декларация прав человека (ООН, 10 декабря 1948г.) //Российская газета. 1998. 10 дек.
2.Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» //Российская газета. 1992. 29 июль.
3.Закон РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» //Российская газета. 1993. 12 май.
4.Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950г.) //Российская газета. 1995. 5 апр.
5.Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (Страсбург, 26 ноября 1987 года) //Российская газета. 1995. 5 апр.
6.Конституция Российской Федерации. — М.: «Юрайт-М». 2002.
7.Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 года) // Бюллетень международных договоров. 1993. N 1.
8.Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 года) // Ведомости ВС СССР. 28 апреля 1976 г. N 17. Ст. 291.
9.Определение Конституционного Суда РФ от 13 января 2000г. № 6-О по жалобе гр. Дудник М. В. на нарушение ее конституционных прав частью 1 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» //Российская газета. 2000. 29 март.
10.Определение Конституционного Суда РФ от 18 апреля 2000г. об отказе в принятии к рассмотрению обращения гр. Галкина С. К. по вопросу о толковании ст. 46 (часть 3) Конституции РФ //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
11.Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2001г. № 6-О по запросу ФАС Восточно-Сибирского округа о проверке конституционности пунктов 1 и 3 статьи 120 и пункта 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ //Российская газета. 2001. 12 март.
12.Определение Конституционного Суда РФ от 9 апреля 2002г. №68-О по запросу Арбитражного суда республики Карелия о проверке конституционности пункта 5 статьи 83 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статей 4 и 11 Закона Российской Федерации «О донорстве крови и ее компонентов» //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
13.Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004г. № 25-О по жалобе гражданки Ивкиной В.О. на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 45 и статьей 405 Уголовно-процессуального кодекса РФ //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
14.Определение Конституционного Суда РФ от 11 мая 2004 г. N 173-О по жалобе ОАО «Центральная телекоммуникационная компания» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 30 ФЗ от 16 февраля 1995г. «О связи», пунктов 1 и 2 статьи 10 ФЗ «О ветеранах» и пункта 2 статьи 180 Бюджетного кодекса РФ //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
15.Постановление Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991г. № 1801-1 «О концепции судебной реформы в РСФСР» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 50.
16.Постановление Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991г. № 1920-1 «О декларации прав и свобод человека и гражданина» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 52.
17.Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности статей 220.1 и 220.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР //Российская газета. 1995. 12 мая.
18.Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996г. № 4-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР //Российская газета. 1996. 15 февр.
19.Постановление Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996г. N 17-П по делу о проверке конституционности части 1 ст. 2 ФЗ от 07.03 1996 г. «О внесении изменений в закон РФ «Об акцизах» //Российская газета. 1996. 6 нояб.
20.Постановление Конституционного Суда РФ от 3 февраля 1998 г № 5-П по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации //Вестник Конституционного Суда РФ. 1998. N 3.
21.Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999г. N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РФ, пунктов 1 и 2 Постановления ВС РФ от 16 июля 1993г. «О порядке введения в действие Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» //Российская газета. 1999. 10 февр.
22.Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999г. № 5-П по делу о проверке конституционности положений статьи 123, части 1 статьи 218 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Особое мнение судьи Т.Г. Морщаковой //Российская газета. 1999. 15 апр.
23.Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004г. №15-П по делу о проверке конституционности части 5 ст. 59 АПК РФ //Российская газета. 2004. 27 июль.
24.Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» //Российская газета. 1995. 2 авг.
25.Постановление Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях» //Российская газета. 2003. 25 янв.
26.Постановление Пленума ВАС РФ от 15 октября 1998 г. N 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса РФ при пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов» //Экономика и жизнь. 1998. № 22.
27.Постановление Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса РФ» //Вестник ВАС РФ. 2003. N 2.
28.Письмо ВАС РФ от 14 июня 1995 г. № С1 — 7/ОП — 328 «О некоторых выводах из Постановления Конституционного Суда РФ от 03.05.95 № 4-П, имеющих значение для деятельности арбитражных судов» //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
29.Письмо ВАС РФ от 17 апреля 1997 г. № 6 «О деятельности арбитражных судов по предупреждению правонарушений в сфере экономики» //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
30.Письмо ВАС РФ от 6 февраля 2003г. № С1-7/УП-104 «К вопросу о публикации судебных актов арбитражных судов» //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
31.Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов по уголовным делам. — М.: Спарк. 2000.
32.Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. — М.: Спарк. 1998.
33.Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» //Российская газета. 1994. 23 июль.
34.Федеральный конституционный закон от 31.12.1996. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» //Российская газета. 1997. 4 янв.
35.Федеральный закон от 17 января 1992 года N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» // Российская газета. 1992. 18 февр.
36.Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» //Российская газета. 1996. 18 дек.
37.Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» //Российская газета. 1998. 22 дек.
38.Федеральный закон от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» //Законодательство России. – М.: Элекс. 2006.
39.Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» //Российская газета. 2001. 24 дек.
40.Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» //Российская газета. 2002. 10 июнь.
41.Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» //Российская газета. 2002. 27 июль.
42.Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. № 137-ФЗ «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» //Российская газета. 2002. 20 нояб.
43.Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» – М.: Проспект. 2006.
44.Федеральный закон от 13 июня 1996г. № 63-ФЗ «Уголовный кодекс Российской Федерации» – М.: Проспект. 2006.
45.Федеральный закон от 30 ноября 1994г. № 51-ФЗ, 26 января 1996г. № 14-ФЗ, 26 ноября 2001г. № 146-ФЗ «Гражданский кодекс Российской Федерации» //Российская газета. 2001. 28 нояб.
46.Федеральный закон от 27 мая 2003г. № 58-ФЗ «Об основах государственной службы Российской Федерации //СЗ РФ. 2003. № 22. ст.2063.
47.Федеральный закон от 20 августа 2004г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» //СЗ РФ. 2004. № 34. ст.3534.
Специальная литература
48.Алексеев С.С. Государство и право: начальный курс — М.: Юридическая литература. 1996.
49.Алексеев С.С. и др. Теория государства и права — М.: Норма. 2002.
50.Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. — М.: Норма-Инфра-М. 2001.
51.Байтин М.И. О некоторых коллизиях в сфере правового поля России и путях их разрешения //Право и политика. 2004. № 9.
52.Борисевич М.М. Проблемы государственной защиты личности в процессе формирования правового государства в Российской Федерации //Право: Теория и практика. 2005. № 17.
53.Васильев В.И. и др. Гражданин, закон и публичная власть. – М.: Норма. 2005.
54.Волгин Н.А., Комаров С.А. Социальное государство – М.: Дашков и К. 2004.
55.Гаджиев Г.А. Веру в справедливый суд должны восстанавливать сами судьи // Известия. 2004. 4 нояб.
56.Гравина А.А. и др. Комментарий законодательства о судебной власти в Российской Федерации – М.: Юридическая литература. 2000.
57.Гривков О.Д., Шичанин А.В. Реформа судебной власти как необходимое условие социально-экономической модернизации России //Законодательство и экономика. 2003. № 2.
58.Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2004г. //Российская газета. 2005. 31 март.
59.Зорькин В.Д. Отстаивать авторитет судебной власти можно, только признав правду //Известия. 2004. 25, 29 окт.
60.Ефимчев С.П. Обеспечение прав личности, интересов общества и государства – приоритетная составляющая судебно-правовой реформы //Журнал российского права. 2003. № 11.
61.Ковалев С.А. Угроза правовому государству и конституционным основам демократии в России (Тезисы доклада на Всероссийском чрезвычайном съезде в защиту прав человека 20-21 января 2001 г. в Москве). http://www.dumasps.ru/article/397247.html.
62.Комментарий к Конституции Российской Федерации /ред. Андрианов В.Н., Кикоть В.А. – М.: Правовая Культура. 1996.
63.Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения /ред. Туманов В.А. – М.: Норма. 2002.
64.Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ /ред. Евсикова В.М. и др. – М.: МАНГРУВ. 2002.
65.Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ /ред. Рузакова О.А. – М.: Эксмо. 2006.
66.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ /ред. Лебедев В.М. – М.: Спарк. 2004.
67.Комментарий к Кодексу РФ об административных правонарушениях /ред. Козлова Ю.М. – М.: Юристъ. 2002.
68.Конституция зарубежных стран: учебное пособие /сост. Макланов В.В. – М.: БЕК. 2000.
69.Конституция РФ. Проблемный комментарий /ред. Четверкин В.А. — М.: Центр конституционных исследований МНФ. 1997.
70.Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации. /ред. Тиунов О.И. – М.: Норма. 2005.
71.Кузахметова С.Е. Европейский суд по правам человека: эффективный способ защиты гражданских прав и основных свобод // Право: теория и практика. 2005. № 13.
72.Левченко И.П., Облиенко С.В. Индивидуальный социально-правовой статус личности: Монография. – М.: Книжный мир. 2005.
73.Международное право /ред. Колосов Ю.М, Кузнецов — М.Н. Норма. 1998.
74.Международные акты о правах человека: сборник документов (сост. Карташин В.А., Лукашева Е.А. — М.: Норма. 2002.
75.Монтескье Ш. Избранные произведения. — М.: Госполитиздат. 1955.
76.Нерсесянц В.С. Общая теория государства и права. Учебник для ВУЗов. — М.: Норма. 2004.
77.Орлова О.В. Гражданское общество и личность: политико-правовые аспекты – М.: МЗ-Пресс, 2005.
78.Пашин С.А. Реформа российского уголовно-процессуального права. // Сборник «Судебная реформа: итоги, приоритеты, перспективы». — М.: Московский научный фонд. 1997.
79.Послание Федеральному собранию Российской Федерации// Российская газета. 2005. 26 апр.
80.Постановление от 2 декабря 2004г. VI Всероссийского съезда судей «О состоянии правосудия в Российской Федерации и перспективах его совершенствования» //Российская юстиция. 2005. № 2.
81.Правовое государство, личность, законность: Правовое государство: история идей и современность /ред. Нерсесянц В.С. – М.: НИИ правовой политики и проблем правоприменения. 1997.
82.Правовые системы стран мира: энциклопедический справочник /ред. Сухарев А.Я. – М.: Норма. 2001.
83.Радченко В. Административные суды призваны защищать человека от произвола недобросовестных чиновников //Российская юстиция. 2004. № 3.
84.Российская юридическая энциклопедия /ред. Сухарев А.Я. — М.: ИНФРА-М, 1999.
85.Стецовский Ю.И. Судебная власть. — М.: Дело. 2000.
86.Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства /ред. Тихомиров Ю.А. и др. –М.: Городец. 2001.
87.Трикоз Е.Н. «Теневое право»: миф и реальность. // Законодательство и экономика. 2005. №1.
88.Трунов И.Л. Обжалование действий и решений суда и должностных лиц //Адвокат. 2004. №2.
89.Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Учебник. — М.: Омега – Л. 2005.
90.Чернобель Г.Т. Общечеловеческие правовые ценности: проблемы нормативной универсализации// Глобализация и равитие законодательства: Очерки. — М.: Дело. 2004. с. 310.
91.Энтин Л.М. Разделение властей: опыт современных государств — М.: Юридическая литература. 1995.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

16728

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке