XVII столетие в истории России занимает важное место. Именно в этот период завершается этап становления единого государства и начинается культурно-исторический этап нового времени.

Оглавление

Введение

Глава I. Теоретико-методологическая основа изучения вопроса о влиянии западной культуры на русскую законодательную традицию в первой половине 17 века

1.1 Характерные черты русского менталитета в 17 века как отображение национальных исторических традиций

1.2 Истоки и процесс формирования российской законодательной традиции 17 века

Глава II. Особенности и пути влияния западной культуры на русскую законодательную традицию

2.1 Отличительные черты процесса европеизации русского законодательства 17 века

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

2.2 Основные сферы европеизации российского законодательства

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность выбранной темы. XVII столетие в истории России занимает важное место. Именно в этот период завершается этап становления единого государства и начинается культурно-исторический этап нового времени.

XVII век — это век перемен, которые охватили фактически всю Россию. Смена типов культуры и мировоззрения проходила в борьбе с традициями и новыми потребностями российского общества. С одной стороны — почти фанатическая защита старообрядческих традиций. А с другой — стремление к новым веяниям и понимание нужности перемен.

В это переломное для истории и культуры время появляются первые ростки обновления: начинается процесс секуляризации в духовной жизни общества, оно медленно, но неуклонно освобождается от определяющего все стороны его жизни влияния церкви; человек начинает осознавать себя как личность, появляются люди поступка, энергичные, инициативные, осознающие свое место в судьбах страны. Человек-творец и созидатель перестает быть анонимным, имена таких людей на слуху у современников; вызревают условия для рождения светской культуры, которая свободна от церковных догм и канонов; заметнее становится влияние Запада.

История России XVII в. идет вширь, а не вглубь, когда освоение новых реалий жизни е сопровождается стремлением к постижению идеала. Традиционалисты, сторонники старины упрекали этот век в «пестроте».

«Пестрота» — это небывалая по сравнению с прошлыми веками социально — политическая активность общества, что продемонстрировало Смутное время, когда на авансцену вышли люди незнатные. Это были мелкие дворяне, посадские старосты, казаки, крестьяне и даже холопы. Они навсегда вошли в историю России, оттеснив на время князей, бояр, полководцев. Эта активность, как осознание своих прав, подняла громадные массы на городские восстания середины века и продолжалась весь век, не давая власти возможности взять реванш. И власть отступала.

Важные перемены назревали в области русского законодательства. К середине XVII в. российская система права прошла свой первый период формирования и развития, в который через определение направлений правового регулирования сложились крупные правовые акты кодифицированного характера и по мере развития права первый общегосударственный кодекс — Соборное уложение 1649 г. Данный этап формирования системы права, во многом связанный с конкретными ситуациями, требующими нормативно — правового регулирования и конкретным мышлением законодателя, отражает процессы зарождения системности в праве и законодательстве, ход систематизации узаконений. Это, в конечном счете, способствует, выделению сфер правового регулирования, обособление которых в дальнейшем приведет к созданию отраслей права и их внутриотраслевой институционализации.

В истории взаимоотношений России и Запада XVII век занимает особое место: этот период обрамляют польское вторжение в Россию в период Смуты, Великое посольство в Европу 1697 — 1698 гг. Между этими двумя событиями — огромная дистанция: от смертельной угрозы национальному суверенитету, традициям и укладу русской жизни со стороны Запада к государственному решению о последовательном движении навстречу Европе и практическим шагам по сближению с ней; от ненависти к захватчикам, пришедшим с Запада, борьбы с ними, отторжения иноземного к многоаспектной заинтересованности в современных достижениях европейской культуры и их принятию; от невиданного ослабления власти в России, закончившегося польским захватом русского трона, к приведению на польский трон нужного России кандидата (при поддержке Петра I польским королем стал саксонский курфюрст Август). Между этими событиями лежал трудный путь постепенного восприятия, отторжения, приспособления, рутинизации инноваций, шедших с запада.

В условиях европеизации и модернизации Московского царства в это время проблема влияния западной культуры на самостийность Русской законодательной традиции в первой половине 17 века. Именно этот период стал предтечей первых изменений в истории России. Реформы Петра Первого не возникли на пустом месте. Он опирался на деятельность Михаила Федоровича, его деда, и Алексея Михайловича, его отца. Вместе с бытом, культурой, экономикой важные изменения произошли в законодательной базе.

Проблема законодательных заимствований и их восприятия в контексте отечественной истории и современного этапа развития нашего общества выступает достаточно актуальной.

Степень научной разработанности проблемы. XVII век — период достаточно спорный и проблемный для отечественной истории. Иностранному участию в Смуте и последовавшим за ней переменам уделяли значительное внимание в своих трудах дореволюционные историки московской и петербургской школ: С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, П.Н. Милюков, С.Ф. Платонов, А.С. Лаппо-Данилевский и др.

В ХХ столетии проблематика европеизации России в допетровский период многосторонне рассмотрена в многочисленных трудах отечественных и зарубежных историков (Т.В. Черникова, Т.Л. Лабутина, И.П. Шаскольский, С.П. Литвинов, В.А. Хорев, Л.А. Сазонова, Л. Хьюз, Д. Тредголд, М. По, И. Майер, Д. Во и др.).

В этих научных трудах поднимаются вопросы, связанные с обменом культуры, быта, традиций, поясняются причины европеизации, изучаются культурные новые центры и иностранные заимствования и т.д.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Но проблемам влияния западной культуры на самостийность Русской законодательной традиции не уделяется достаточного внимания.

Объект исследования: русская законодательная традиция первой половины XVII века в контексте развития отечественной истории.

Предмет исследования — европейское влияние на эволюцию и самостийность русского законодательства в первой половине XVII века.

Цель работы — выявить и исследовать особенности и пути влияния западной культуры на самостийность русской законодательной традиции в первой половине 17 века.

Предмет исследования — эволюция русского законодательства в XVII в.

Исходя из цели нашего исследования, а так же из определенных нами объекта и предмета, выделим тот круг задач, которые будут решаться в ходе проведения исследования:

.Рассмотреть характерные черты русского менталитета в 17 века как отображение национальных исторических традиций и культурного становлення;

2.Исследовать истоки и процесс формирования русской законодательной традиции 17 века;

.Выявить отличительные черты процесса европеизации русского законодательства первой половины 17 века;

.Проанализировать этапы трансформации отечественной законодательной традиции в рамках исторического процесса первой половины 17 столетия.

Теоретико-методологическая база работы. Основным в работе стал системный метод, который позволил рассмотреть влияние западной культуры на самостийность Русской законодательной традиции в первой половине 17 века как целостное явление в отечественной истории. Так же были использованы сравнительно-исторический и культурологический методы с целью выявления основных аспектов рассматриваемого понятия. Методами анализа и синтеза были исследована специфика европеизации Московского царства. Во внимание принимались элементы исторического, институционального и сравнительного методов.

Личный вклад автора выпускной квалификационной работы. О сущности и понятии законодательства написано уже достаточно. Автору выпускной квалификационной работы было важно осмыслить и понять сущность европеизации законодательной системы Московского Царства в первой половине XVII века и высказать свою точку зрения и понимание происходящих процессов. Опираясь на изучение источников, научных статей и исследований по отечественной истории XVII века.

Новизна работы заключается в исследовании этапов трансформации собственной законодательной традиции в рамках исторического процесса до второй половины XVII века.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что процессы влияния Запада на самостийность российской законодательной системы рассматривается как целостное и многоплановое явление в историко — культурной жизни общества. Анализ этого вопроса опирается на точку зрения автора.

Практическая значимость работы состоит в том, что наработанный материал по проблеме изучения влияния западных традиций на законодательную систему Московского Царства может быть использован при дальнейших исследованиях в области в отечественной истории, политологии истории права. Материалы работы можно использовать в учебном процессе при разработке соответствующих учебно-методических материалов, а так же при написании работ методического характера для системы высшего образования.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

российская законодательная традиция

Глава I. Теоретико-методологическая основа изучения вопроса о влиянии западной культуры на русскую законодательную традицию в первой половине 17 века

1.1 Характерные черты русского менталитета в 17 века как отображение национальных исторических традиций

Менталитет (ментальность) (от позднелат. Mentalis — умственный), образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих отдельному человеку или общественной группе. В последнее время стало модным многое в жизни того или иного народа объяснять его менталитетом.

Русский народ имеет душевный склад характера, милосерден, патриотичен, умен и имеет свою культуру.

Русский образ мислей проявился уже в средние века. В первых литературных памятниках в «Поучении» Владимира Мономаха, в «Слове о полку Игореве», в «Слове о погибели Русской земли» имеются представления наших предков о пространстве и времени, об отношении к прошлому, о взаимоотношении Народа и Власти.

В архитектуре, живописи и каменном строительстве существовал русский стиль. Известна страсть русских к строительству и украшению храмов. Это было не столько проявлением набожности наших предков, сколько стремлением к материализации прекрасного. Софийский собор в Киеве, возведенный при Ярославе Мудром, имеет отличительные черты, которые придавали ему неповторимость и красоту.

В науке русское национальное мышление рождает то, что соответствует всему русскому образу жизни. Уже в XVII — XVIII вв. проявилось знаменитое русское стремление к географическим открытиям, к покорению неведомых пространств (Дежнев, Хабаров, Атласов, Крашенинников, Челюскин, братья Лаптевы). Русский ум — это поиск пути и смысла жизни, широко представленный как в русском фольклоре, так и в русской классической литературе.

Наглядными примерами стремления русского человека к свободе духа можно считать широко распространенный обычай ухода в скиты среди русского монашества, а также возникновение казачества. И не зря именно в России появились видные теоретики анархизма — Бакунин, Кропоткин, Толстой. Но на смену Руси пришла Россия.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В настоящее время единого менталитета в обществе нет, поскольку общество государства неоднородно, поэтому можно говорить только о менталитете отдельных групп и слоев населения.

Существенным компонентом общественного менталитета русского народа является вера в бога, православные традиции, языческие обычаи, ритуалы, но с другой стороны атеизм как наследие 70-ти летнего коммунистического режима также остается существенным компонентом общественного менталитета.

В традициях русского народа много праздников и обычаев, как от язычества, православного христианства, так и эпохи послереволюционного социализма.

Одним из важнейших факторов эволюции русского менталитета в XVII в., вне всякого сомнения, являлось Смутное время, тяжелейший экономический и политический кризис, который привёл Россию на грань национальной катастрофы. Среди причин Смуты историки называют, в первую очередь, социально-политические и экономические. В социально-политическом аспекте события Смутного времени, по единодушному мнению учёных, были «подготовлены» предшествовавшими царствованиями: Ивана IV, Фёдора Иоанновича и Бориса Годунова. Экономическая ситуация в стране была обострена в результате целого ряда негативных обстоятельств второй половины XVI столетия: кризис 70-х — 80-х годов XVI века, трехлетний неурожай и затем голод начала XVII в., вызвали в стране разруху и запустение. Кроме того, по мнению ряда современных историков, гражданская война в России начала XVII в. была во многом вызвана кризисными явлениями внутри поместной системы и структуры. господствующего сословия.

XVII век — один из самых сложных и противоречивых периодов в средневековой русской истории. Недаром его называли «бунташное время» — оно взрывалось «медными» и «соляными» бунтами. Народное недовольство вылилось в крестьянские войны Ивана Болотникова и Степана Разина. Это также время больших перемен в русской церкви. Реформы патриарха Никона вызвали оппозиционное движение — раскол, причем под знаменем защитников «старой веры» собирались и антифеодальные силы.

ХVII век в России начинается голодными (1601-1603) годами, заканчивается борьбой Петра с противниками его преобразований, одним словом, «бунташный» век, смутное время. России пришлось пережить трудные времена. Польскими интервентами была захвачена столица государства, разрушено и сожжено полгорода, разорены земли, составлявшие ядро страны.

Громадных материальных затрат и множества людских потерь стоили войны с Турцией, Швецией, Польшей, Крымским ханством.

Рюриковичей на русском троне сменила новая династия — Романовых. В 16 лет занял престол ее первый представитель — Михаил Федорович. В юном же возрасте пришел к власти второй Романов — Алексей Михайлович. После бурных событий начала XVII в. государственная власть в России была восстановлена в форме феодальной сословно-представительной монархии, опиравшейся на Боярскую думу и Земские соборы.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Закрепляется сословная структура общества, что находит отражение в Соборном уложении 1649 г. При этом внутреннюю обстановку дестабилизировали «смуты», как их назвали современники, самыми значительными среди них были крестьянские войны под руководством Ивана Болотникова и Степана Разина.

Как указывает Н. Носов, в результате проведенных реформ произошло формирование органов сословного локального представительства. Много сословных слоев получили права сословного самоуправления (посадские люди, дворяне, черносотенные крестьяне). Почву для становления этих новых органов власти подготовило историческое развитие Московского государства. Например, уровень экономики повысился, в среде черносотенных крестьян началось классовое расслоение, накопление капитала и появление наемной силы. Складываются целые династии купцов и промышленников, которые начинают требовать предоставление волостям и посадам права самоуправления, введение которого стало определенной уступкой новому формирующегося третьего сословия.

Но, Н. Носов правильно указывает, что земская реформа имела двойственный характер. Под давлением феодалов правительство сводит к минимуму все уступки крестьянам. Посадские люди должны были уплачивать и кормленный откуп. Земство откупало право на самоуправление достаточно дорого ценой.

С другой стороны, происходит укрепление монархической власти и процесс консолидации господствующего феодального класса, которые поддерживал центральную власть. Например, в Боярской книге 1556 года записано, что кормильщиками были не только бояре, но и дворяне. Поэтому не было особых граней между боярами и дворянами. Этот период стал эпохой невероятного компромисса во власти, где существовала власть третьего сословия, и начиналось укрепление самодержавия.

Преодолевая все трудности, наше отечество превращается в мощное централизованное государство с огромной территорией. Происходит слияние почти всех древнерусских земель.

Складывается всероссийский рынок. Разрушается вековая изолированность областей, что не могло не ускорить развития всех отраслей экономики. Появляются первые признаки зарождения капиталистических отношений, создается мануфактурное производство. Экономическая и политическая консолидация приводят к постепенному формированию единой русской нации.

ХVII в. Отмечен противоположными устремлениями и чаяниями, непрерывной борьбой старого нового, когда архаичные формы наполняются новым содержанием, что ярче всего проявилось в церковном расколе ХVII в. Главными действующими лицами раскола были царь Алексей Михайлович, патриарх Никон и протопоп Аввакум.

Царь Алексей Михайлович (одновременно писатель, мыслитель, ценитель художественного творчества), не смотря на свое прозвище «тишайший», сделал многое для укрепления могущества России и прочно стоял на позициях реформаторства византийского типа.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Царь Алексей Михайлович стремился соответствовать идеалу православного государя и мечтал установить в Московском государстве порядок истинного христианского благочестия. Поэтому его называли Тишайшим.

Царь должен был делить власть с Боярской думой и Земскими соборами, но он прислушивался к мнению Церкви и патриарха. Вместе со своими соратниками (Борис Морозов, Артамон Матвеев, патриарх Никон и др.), он хотел устроить вселенское православное царство — во главе которого стоял бы российский царь. Этой идее была подчинена внешняя и внутренняя политика государства.

Эта идея нашла много сторонников среди государственных и церковных деятелей и проявилась в кружке «ревнителей благочестия». Говорилось, что Россия — это центр мирового Православия.

В 1648 году был собран Земский Собор, который принял новый свод законов — Соборное уложение, где были расписаны законы административного, гражданского и уголовного права. Важное значение уделялось православной вере и личности государя. Кроме этого, в законе отобразилось фактически начало крепостного права в России.

Среди других нововведений в социальной жизни общества надо отметить, выдворение иностранных купцов, принятие нового Торгового закона, учреждение ярмарок и возникновение первых мануфактур. Сформирована новая армия.

Таким образом, можно объяснить претензии России на мировой авторитет, а Москва считалась третьим Римом, идеология изоляционизма как основа государственности.

В это же время, в Россию начинает проникать западноевропейская культура. Благодаря установлению тесных международных связей, расширению торговли, в нашу страну попадают предметы западноевропейского искусства, книги, приезжают архитекторы и художники.

Российская знать крупных городов без всякого принуждения и, видимо, с удовольствием вводила элементы европейской культуры в свой быт. В. Ключевский приводит описание дворца государственного деятеля князя В.В. Голицина, который иноземцы называли одним из великолепнейших в Европе: » все было устроено на европейский лад: в больших залах простенки между окнами были заставлены большими зеркалами, по стенам висели картины, портреты русских и иностранных государей и немецкие географические карты в золоченых рамках; на потолках была нарисована планетная система; множество часов и термометр художественной работы довершали убранство комнат». Самой большой ценностью этого дома была обширная библиотека из рукописей и печатных книг на русском, польском и немецком языках. Хотя подобные факты были скорее исключением, чем правилом, они ярко свидетельствуют о новых тенденциях в культуре России.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

И, наконец, все новшества ХVII в. обусловили появление новых идеалов в общественном сознании, положили начало изменения мировоззрения россиян. В обществе стали задумываться о ценности человеческой личности самой по себе, независимо от сословной принадлежности, появляется интерес к земным делам, человеческим чувствам, эмоциям, переживаниям.

Безошибочный показатель уровня культуры общества — состояние образования. Россия ХVII в. выдвинула в этой области новые требования. Рост промышленности, городов, реорганизация государственного аппарата, наконец, пример Запада, заставили обратить больше внимания на подрастающее поколение. По старой традиции, многие дети обучались грамоте в семье.

Закладываются основы школьного начального образования. Изучали чтение, письмо, пение, счет, закон божий. Поведение в школе, за столом, при встрече с людьми, одежду и даже выражение лица регламентировал первый свод правил «Гражданство обычаев детских».

И, всё же, именно с ХVII в. мы можем говорить о зарождении системы образования в России. Появляются государственные и частные школы, училища «гимнасионы», где ставилась задача овладения латинским и греческим языками, преподавалась грамматика, риторика и философия. С 1615 г. одна за другой основываются русские духовные школы.

Тенденции изменения подходов к образованию дали ощутимые плоды уже в ХVII в. Во всех слоях населения отмечается рост уровня грамотности: купечество — 96%, помещики — 65%, посадские люди — около 40%, крестьяне — 15%.

Боярин Ф.М. Ртищев, царский окольничий, открыл частное училище для молодых дворян при Андреевском Монастыре. Для преподавания сюда пригласили 30 украинских ученых монахов. Для обучения подьячих Приказа тайных дел действовала государственная школа. Учебные заведения появляются в Чудовом, Спасском монастырях.

Учебными пособиями, по преимуществу, оставались книги религиозного содержания. Но постепенно начали появляться и светские пособия. Были изданы буквари Бурцева, Полоцкого, Истомина, куда включали статьи по вероучению и педагогике, словари. Азбуковники представляли собой словари иностранных слов, достаточно широкие по содержанию. Помимо перевода слов, авторы давали интерпретацию философских понятий, включали краткие сведения по отечественной истории, об античных философах и мыслителях, географические материалы.

В 1687 г. в Москве было открыто первое высшее учебное заведение — Славяно-греко-латинская академия. Проект академии составил Симеон Полоцкий, а возглавили её греческие монахи, братья Лихуды. Академия состояла из трех классов: низший, средний и высший. Преподавание велось на греческом и, отчасти, на латинском языках. Слушатели изучали греческую грамматику, поэтику, риторику, диалектику. Три года отводилось на изучение философии, которая делилась на естественную (физику), нравственную (этику) и умозрительную (метафизику). Братья Лихуды составили учебники по грамматике, поэтике, риторике, логике, психологии и физике.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Академия предназначалась для подготовки высшего духовенства и чиновников государственной службы. В ее стенах обучались представители разных сословий — от сыновней конюха и кабального человека до родственников патриарха и князей древнейших российских родов, причем самых разных национальностей: русские, украинцы, молдаване, белорусы, крещеные татары, грузины, греки. Братья Лихуды вскоре были изгнаны из учебного заведения по ложному доносу и несколько лет, до специального указа Петра I академия прибывала в упадке. В 1814 г. это учебное заведение преобразовали в Московскую духовную академию и перевели в Троице — Сергиеву лавру.

Научные знания большей частью носили практический характер, что, безусловно, было связаны с потребностями экономики. В этот период быстро развивается металлургия. Строятся заводы в Тульско-Серпуховском районе, Тихвине, Галиче, Нижнем Новгороде. Появляется несколько государственных медеплавильных заводов в Соликамске, Томске, на Урале. В 30-х годах под Москвой был основан стекольный завод.

К ХVII в. относятся истоки государственной системы медицинского обслуживания населения и медицинского образования. В 1654 г. произвела первый набор «Школа русских лекарей» (срок обучения 5-7 лет). Ее выпускники направлялись для продолжения образования в Англию, Францию, Италию. Русские медики Степан Кириллов, Петр Постников стали авторами научных теоретических трудов, внесли большой вклад в развитие практической медицины. Широкое распространение получили рукописные «Лечебники» и «Травинки», где обобщался опыт народного целительства.

Процессы обмирщения и освоения традиций западноевропейской культуры были особенно заметны в художественном творчестве, где появляются черты, ярко свидетельствующие об отходе от церковного мировоззрения, уменьшается дистанция между богом и человеком, очевидно стремление к реалистическому изображению художественного образа.

Эллинистическая партия постепенно превратилась из носителей чужого в защитников своего, сыскавших поддержку патриарха Иоакима. Насколько быстро смогло бы осуществиться данное превращение в условиях чистого противостояния эллинистов и старообрядцев судить сложно, но значимым фактором в поддержку эллинистов стали еще более европейские веяния, нежели те, сторонниками которых были грекофилы. Оппонентами эллинистов стала «латинствующая» партия, яркими представителями которой выступали Симеон Полоцкий и его ученик Сильвестр Медведев.

Богословский спор между Славинецким и Полоцким о времени пресуществления Святых Даров, начавшись в 1660-1670-е гг., в 1680-е гг. вышел на площади и улицы, получил отклик не только у богословов. Славинецкий отстаивал позицию греков и православных ученых, мнение Полоцкого согласовалось с «западными учителями», католическим богослужением.

Учитывая роль церковных деятелей в просвещении и образовании того времени, нельзя не обратить внимания на политику государства. Казалось бы, что приглашение эллинистов для проведения грекофильской реформы должно было автоматически закрепить за ними первенство в деле просвещения. Однако для образования детей царя Алексея Михайловича решили привлечь Полоцкого, а не Славинецкого.

Приближение Полоцкого к особе государя и царской фамилии повлекло за собой комплекс новшеств европейского характера, к которым относились и новая система образования, и новое направление в издательском деле, и новое направление в развитии только что возникшего придворного театра, и распространение стихосложения и пр. Нельзя сказать, что инициатива всех этих нововведений исходила от Полоцкого, скорее — он смог воплотить в действительность потребности царского двора, сделать ощутимым и реальным то, что существовало в смутных планах и замыслах.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Еще в середине 1660-х гг. Полоцкий организовал в Заиконоспасском монастыре школу для молодых подьячих Тайного приказа. С 1667 г. он стал учителем царских детей: Алексея Алексеевича, Федора Алексеевича, Софьи Алексеевны. С. Полоцкий воспитывал будущих государей в духе системы семи свободных искусств, заменившей традиционно русскую систему словесного учения. Обучение семи свободным искусствам или грамматичное учение — европейская система, предполагавшая изучение грамматики, риторики, диалектики, арифметики, музыки, геометрии, астрологии. В России учение производилось на латинском, греческом и славянском языках. Предшествующий курс словесного учения сочетал обучение грамоте (орфографии, этимологии, синтаксису и прософии (ударение и произношение)) с обучением пению по крюкам (донотной системе записи музыки).

При ученике Полоцкого царе Федоре Алексеевиче Заиконоспасский монастырь — колыбель новой системы обучения в России стал базой для создания Славяно-латинского училища (гимназии).

Одна из идей публицистики Полоцкого — призыв обогащать свой ум конкретными знаниями, развитию которых должны способствовать школы и библиотеки. Эти взгляды разделяли царь Алексей, Б.И. Морозов, А.С. Матвеев, царевичи Алексей Алексеевич и Федор Алексеевич, ставшие собирателями и обладателями немалых по представлениям того времени библиотек. Московский двор становился двором читающим. С третьей четверти XVII в. в библиотеках помимо духовных произведений появились книги светского характера — грамматики, лечебники, арифметики, космографии, книги по истории, генеалогии, географии, анатомии. Для чтения царя и его окружения выписывались и переводились в Посольском приказе многие из европейских журналов и газет.

Заслуга Полоцкого и в том, что именно он познакомил Московский двор с образцами пиитики того времени. Вирши Полоцкого — образец, где смывается грань между символом и реальностью, где мудрость и дом царя Алексея уподобляются библейской мудрости Соломона. Полоцкий показал и каноны отождествления реальных лиц с мифическими или силами природы, что было популярно в это время. Так в одном случае он сравнивал царя и царицу с небесными светилами; в другом — отождествлял с планетами царских детей. Опыты стихосложения числились не только за учениками Полоцкого, но и его покровителем — царем Алексеем. Последний пробовал свои силы и в акростихе. Так называемое «тарабарское письмо» к Матюшкину состояло исключительно из собственных имен; если их подписать одно под другим получался стих «Барт (вместо брат) как тебя здесь не стало, меня и хлебом с закалою накормить некому».

Полоцкого нередко считают первым русским писателем, попытавшимся ввести в русскую литературу такой жанр как пьеса. Особый интерес вызывает

«Комедия притча о блудном сыне», состоящая из 6 действий, каждое из которых заканчивается хором и интермедией. Если сравнивать эту пьесу с южнорусскими или западными образцами, то в форме видны значительные расхождения: в ней не соблюдается единство действия, все группируется около главного героя, нет ни одной аллегорической фигуры — необходимой принадлежности так называемой школьной драмы. Полоцкий шел по следам не немецких, а польских драматургов, не вдававшихся в нравоучительный символизм.

Пьесы Полоцкого стали украшением репертуара первого в России придворного театра, идея создания которого появилась еще в 1660 г., но осуществилась только в 1672 г.

Театр — показатель того, что в осуществлении своих планов по внедрению европейских новшеств Московский двор был готов спокойно использовать любых пригодных к делу лиц без оглядки на их вероисповедание. Специалистов «комедию делать» изначально предполагали найти в Курляндии, затем поручили организацию театра преподавателю при Баумановской церкви пастору лютеранской саксонской общины в Москве И.Г. Грегори. (При этом пропаганда протестантизма при царе Алексее была строжайше запрещена, а Соборное уложение за совращение из православия предписывало смертную казнь). Театральные постановки обеспечивал многонациональный штат: Л. Рингубер и И. Пельцер, писавшие пьесы, «перспективного дела мастер» голландский живописец П. Иглис, переводчика Посольского приказа Ю. Гибнер (переводивший на русский язык иностранные пьесы), русский учитель Ю. Михайлов, музыканты С. Гутовский, Т. Газенкрух и дворовый оркестр А.С. Матвеева, молодежь Немецкой и Мещанской слобод, инженер Н. Лим и др. На сцене допускалось и иностранное платье, и иностранная речь, переводившаяся толмачами. Так куплеты в балете «Орфей» пелись на немецком, а музыкальное сопровождение, хотя и считалось проявлением язычества, окончательно закрепилось («без музыки так же нельзя танцевать, как и без ног», — сказали царю постановщики).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Театр не смог пережить царя Алексея Михайловича, его сын Федор не был театралом. Зато «латинствующая» партия продолжала держаться в фаворе. После смерти Полоцкого в 1680 г. основную роль в последние годы жизни и царствования Федора Алексеевича играл Сильвестр Медведев. Медведев — справщик Печатного двора и руководитель созданной при Федоре светской Верхней типографии, продукция которой была проклята патриархом Иоакимом.

Таким образом, в ХVII в. знаменует собой начало Нового времени в истории Отечества. Проявляются черты новой культуры, все больший интерес вызывает личность человека, реальная, земная жизнь.

Вместе с тем в связи с изменениями в хозяйственной сфере, с созданием мануфактур, определенным сближением с Западной Европой происходит решительная ломка традиционного общественного мировоззрения. Тяга к наукам, интерес в литературе к реальным сюжетам, рост светской публицистики, нарушение иконографических канонов в живописи, сближение культового и гражданского зодчества, любовь к декору, к полихромии в архитектуре, да и во всех изобразительных искусствах, — все это говорит о быстром процессе обмирщения культуры XVII в. В борьбе старого и нового, в противоречиях рождается искусство нового времени. XVII веком завершается история древнерусского искусства, и он же открывает путь новой светской культуре.

Таким образом, среди черт российского менталитета можно выделить следующие.

.Русский народ имеет душевный склад характера, милосерден, патриотичен, умен и имеет свою культуру.

2.В науке русское национальное мышление рождает то, что соответствует всему русскому образу жизни. Уже в XVII — XVIII вв. проявилось знаменитое русское стремление к географическим открытиям, к покорению неведомых пространств. Русский ум — это поиск пути и смысла жизни.

3.Существенным компонентом общественного менталитета русского народа является вера в бога, православные традиции, языческие обычаи, ритуалы.

.Смутное время стало фактором эволюции российского менталитета, которое сопровождалось бунтами и крестьянскими восстаниями.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

.Наступают перемены в русской церкви. Царские особы стремятся сделать Москву третьим Римом, а Россию — центром вселенского Православия.

.В результате проведенных реформ произошло формирование органов сословного локального представительства. Много сословных слоев получили права сословного самоуправления (посадские люди, дворяне, черносотенные крестьяне).

.Складываются целые династии купцов и промышленников, которые начинают требовать предоставление волостям и посадам права самоуправления, введение которого стало определенной уступкой новому формирующегося третьего сословия.

.Складывается всероссийский рынок. Разрушается вековая изолированность областей, появляются первые признаки зарождения капиталистических отношений, создается мануфактурное производство.

.Экономическая и политическая консолидация приводят к постепенному формированию единой русской нации.

.Новшества ХVII в. обусловили появление новых идеалов в общественном сознании, положили начало изменения мировоззрения россиян.

В обществе стали задумываться о ценности человеческой личности самой по себе, независимо от сословной принадлежности, появляется интерес к земным делам, человеческим чувствам, эмоциям, переживаниям.

1.2 Истоки и процесс формирования российской законодательной традиции 17 века

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Правовая традиция — одно из важных понятий современной юридической науки, отражающее реалии правовой действительности и позволяющее делать прогнозы относительно эффективности или неэффективности тех или иных реформ в правовой сфере, устойчивости проводимых мероприятий и т.д. Вместе с тем, разные исследователи вкладывают в его содержание абсолютно разный смысл.

Дискуссия в определении понятия «правовая традиция» разворачивается вокруг нескольких принципиальных вопросов.

Первый из них — соотношение понятий «правовой обычай» и «правовая традиция». Существует мнение, что традиции права — это правовые обычаи. Но если прибегнуть к лингвистическому толкованию терминов «обычай» и

«традиция», то при подборе наиболее соответствующих им глаголов получается, что обычай следует «соблюдать», а традицию «поддерживать». Таким образом, обычай носит больше императивный характер, и именно поэтому, видимо, правовой обычай на протяжении многих веков являлся источником (формой) права. Традиция же предполагает диспозитивность, её придерживаются сознательно не только потому, что так сложилось исторически, так поступали отцы и деды, а потому, что это правильно, хорошо, справедливо и требует поддержки.

Таким образом, при характеристике правовой традиции гораздо больше, чем при описании правового обычая, имеет значение психологический элемент. Как отмечает В.М. Каиров, «традиции — это уникальный социально-психологический феномен. В трудную, нестабильную переходную эпоху особенно много значит огромный опыт минувших поколений, связанный с разрешением проблем, возникающих на межличностном уровне, с регулированием гражданских споров и неурядиц, выходом из кризисного состояния, проблемами, нацеленными на установление атмосферы доверия и добрососедства, поиском компромиссных вариантов. Но правовые традиции важны не только в эпохи перемен. В.В. Сонин справедливо полагает, что правовую традицию необходимо рассматривать как составную часть комплексной национальной правовой культуры.

Второй важный вопрос — проблема устойчивости традиций, возможности их изменения.

Практически все исследователи отмечают, что уничтожить традицию нельзя, она может только исчезнуть сама. Например, современные исследователи полагают, что в XII-XV вв. в русских землях сложилась традиция нецерковных, невенчанных видов брачных связей, которая получила широкое распространение. К ним относились: умыкание невесты, ритуальный брак «на вечернице», брак-договор, пробный брак и другие. Однако с XVI века данная традиция постепенно стала исчезать.

Здесь уместно упомянуть, что существует точка зрения, согласно которой под правовой традицией следует понимать всю историю российского права. В этом случае, конечно, можно говорить об устойчивости, преемственности, поступательном развитии. Но такое толкование является всё-таки расширительным, т.к. «не все правовое прошлое может быть связано с существованием традиции, поскольку оно (прошлое) может не оказывать влияния на современное право. Рассматривая традицию, мы обращаемся не ко всему историческому прошлому, а лишь к тому, которое имеет значение для со временности».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

За свою историю Россия несколько раз оказывалась в международной изоляции. Достаточно вспомнить ситуацию после Крымской войны 1853-1856 гг., период непризнания Советской России, отношение к вводу советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. и т.п. Однако на сегодняшний момент, несмотря на все политические сложности, связанные с участием России в Совете Безопасности ООН, органах Совета Европы и других международных организациях, всё-таки верх берёт традиция поиска мирных, компромиссных вариантов международного сотрудничества, находящая выражение в сохранении членства в различных международных организациях, создании новых международных интеграционных образований, активном сотрудничестве в правовых и гуманитарных областях и т.д.

Таким образом, вопрос о правовой традиции не может быть решён однозначно в силу целого ряда причин, среди которых основными являются постоянное развитие существующих традиций, привнесением каждым поколением своего представления о должном и справедливом, и невозможностью определения точных критериев проявления правовых традиций. Вместе с тем, данная категория является крайне важной для понимания особенностей национальной правовой системы, правовой культуры населения. Оптимальным, на наш взгляд, является определение правовой традиции как совокупности сознательно поддерживаемых обществом, а иногда и государственными органами, правовых установок и ценностей, которые проявляются в повседневной жизни, и могут играть как новаторскую, так и сдерживающую роль.

Если законодательство, предшествующее Судебнику 1550 г., хорошо известно, то важнейшие правительственные указы и распоряжения последующего периода в столь полном виде собраны впервые. Многие из них публиковались раньше лишь в малодоступных изданиях, а 28 не публиковались вовсе.

Казалось бы, положение с публикацией Уложения 1649 г. значительно лучше: мы знаем множество полных изданий, в том числе подготовленное М.Н. Тихомировым и П.П. Епифановым. Однако ни одно из них не было академическим. Л.И. Ивина же провела чрезвычайно кропотливую работу по сличению текстов подлинного свитка и двух первых изданий 1649 года.

Если принципы издания Уложения давно отработаны на многих публикациях, то «Законодательные акты» практически не имеют аналогов: издается не цельный памятник, а созданный составителями комплекс документов. Составители поставили целью собрать «с наивозможной полнотой» законодательные акты Русского государства от Судебника 1550 г. до Уложения 1649 г.». Однако при этом оговаривается, что в состав сборника не включены решения высших церковных властей, если они не имеют общегражданского характера, губные, земские, уставные и таможенные грамоты, которые ввиду своей специфики и территориально-ограниченной сферы применения каждой грамоты не являются общенормативными законодательными актами.

Ведь часто общее распоряжение становится нам известным лишь из грамоты, адресованной местным властям. Таков, например, указ царя Бориса Годунова от 3 ноября 1601 г. об установлении твердой цены на хлеб, адресованный в Сольвычегодск (N 49). В нем говорится лишь о положении «у Соли Вычегоцкие», а среди тех, кто «затаили» хлеб, чтобы поднять на него цену, названы Строгановы. Тем не менее этот указ отражает, видимо, общее направление правительственной политики, а потому он правомерно включен в издание. Но разве не имеет столь же общего значения грамота царя Федора Ивановича губным старостам Переславля Рязанского от 16 июня 1591 г., в которой четко определен порядок содержания заключенных в тюрьмах? Тем не менее этот акт, как и некоторые аналогичные, в сборник не включен.

Комментарии к «Законодательным актам» привлекают не только попытками там, где это возможно, проследить на практике осуществление законодательных норм, но и стремлением максимально учесть разные мнения в науке. В большинстве случаев это удалось, но иногда отдельные точки зрения излагаются недостаточно точно, а некоторые даже игнорируются. Возьмем в качестве примера документ N 53. Он озаглавлен в издании: «1604 г. июня 12. — Соборный приговор о сборе служилых людей для борьбы с Лжедмитрием и о введении правил посылки ратных людей в походы». В комментарии А.И. Копанев анализирует этот «приговор» как реально существовавший, отмечая лишь, что по мнению И.И. Смирнова, «текст приговора сохранился не полностью». Однако И.И. Смирнов в цитируемой А.И. Копаневым книге, а также в своей статье солидаризируется с мнением С.Ф. Платонова, считавшего, что это текст «в высшей степени сомнительный по слогу и неверной дате».

Публикация русского законодательства за целый век — с 1550 по 1649 г. создает надежную базу для новых исследований истории этого периода. Как в свое время издание актов феодального землевладения XV-XVI вв. стимулировало исследования в области социально-экономических отношений в Русском государстве, так и рецензируемые книги, надеюсь, приведут к подъему в изучении политической истории России второй половины XVI — середины XVII века. А это особенно важно. В самом деле, если политическая история второй половины XVI и начала XVII в. изучается сравнительно активно, то с политической историей России первой половины — середины XVII в. (после изгнания интервентов из Москвы) дело обстоит плачевно.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Глава II. Особенности и пути влияния западной культуры на русскую законодательную традицию

2.1 Отличительные черты процесса европеизации русского законодательства 17 века

Когда речь заходит о европеизации в историческом прошлом нашей страны, то в большинстве случаев на ум приходит даже не мысль, а ассоциация Петр I, Петербург — окно в Европу. Не умаляя заслуг первого отечественного императора, все же приходится признать, что любой процесс, к каковым относится и европеизация, — длителен и не может выразиться в форме сиюминутного ответа на чье-либо волевое решение. Тот факт, что европеизация России традиционно связывается с реформами Петра, скорее означает, что именно при этом государе были приняты окончательные решения о том, в какой форме «новое чужое» будет развиваться у нас.

Европеизация — давний камень преткновения для представителей различных течений общественной мысли. При этом оценочные суждения «европеизация — добро» и «европеизация — зло» нередко существуют не после, а до рассмотрения фактов.

Вряд ли стоит повторять общеизвестную истину «заимствование — не всегда зло». Однако всегда существует целый спектр возможностей адаптации «чужого» новшества в своих условиях.

Европеизацию можно рассмотреть и как более масштабный и всеобъемлющий процесс, нежели адаптация иностранных заимствований. Европеизация — это и становление нашего государства в качестве полноправного участника европейских процессов, выступающего на равных с другими странами континента. Данная тенденция связана с развитием в той или иной стране тех новшеств, национальная окраска которых может присутствовать в момент зарождения, но очень скоро размывается, поскольку новое явление объективно необходимо, берется на вооружение различными странами, получает развитие в каждой из них, сочетая и общее и особенное.

Влияние и роль европейского со второй половины XV века, когда Московское государство практически сложилось, и до начала XVIII века, когда столичная жизнь перекочевала в Петербург, постепенно возрастали, в XVII столетии сложившись в достаточно целостную систему. Европейское проявляло себя в самых разных сферах от веры до быта, входя в материальное и духовное.

Каковы итоги заимствований европейских научно-технических досттижений и какова цена и итоги преобразования сознания, миропонимания, веры. В другой плоскости вопрос о европеизации может звучать так: а насколько значимым было развитие Московского царства в рамках общеевропейских процессов? В свое время В.О. Ключевский писал об одном из типичных представителей правящей элиты Московской Руси — царе Алексее:

«Он был не прочь срывать цветки иноземной культуры, но не хотел марать рук в черной работе ее посева на русской почве».

Сфера, которую точно нельзя отнести к «цветкам», — закон и право. История Московского царства — история последовательного действия трех крупнейших законодательных сводов — Судебников 1497 и 1550 годов и Соборного уложения 1649 года. Нормы последнего памятника по признанию большинства историков во многом опережали свою эпоху, создавали базу правового регулирования не только для XVII века, но и последующих столетий. Между тем общеизвестно, что Уложение помимо многочисленных отечественных источников (судебников, указных книг приказов, царских указов, думских приговоров, решений Земских соборов, «Стоглава» и пр.) имело и источники иностранного происхождения. Греко-римские во многом связаны с Кормчей (Номоканоном). Исследователи отмечают, что в 144 из 967 статей Уложения прослеживается влияние Номоканона [3]. Не меньшую роль играл и Литовский статут 3-й редакции (1588). В историографии закрепилось мнение о том, что Уложение, несмотря на множество заимствований из иностранных источников, не стало их компиляцией. Авторы Уложения перерабатывали чужой материал, ориентируясь на основные тенденции развития московского права.

Поскольку право многофункционально и призвано регулировать отношения в различных иных системах: политической, экономической и пр., интересно проследить, каким образом процесс европеизации подобной системы отражался в правовых нормах, насколько русское право поспевало за новациями отечественными и общеевропейскими.

Европейская мысль в конце Средневековья и особенно — начале Нового времени все более склонялась к мысли о том, что необходимо вмешательство государства в хозяйственную деятельность. Новое время было связано с зарождением и дальнейшим развитием капиталистических отношений. Его характерными чертами стали мануфактурное производство, общественное разделение труда, формирование внутренних рынков и мировой торговли, интенсификация денежного обращения.

Началось развитие торговой системы доктрин, экономической школы — меркантилизма, прошедшей в своем развитии с XV по XVIII век несколько этапов. Меркантилизм распространялся преимущественно в западноевропейских странах, таких как Англия, Франция, Голландия, Италия, Германия, в каждой стране приобретая свои специфические черты.

Ранний меркантилизм датируют весьма по-разному: одни до середины XVI века (видя его возникновение в период до Великих географических открытий), другие до XVII век включительно. Ранний меркантилизм направлен на удержание денежной массы в стране. Видя свою задачу в определении источника происхождения богатства, меркантилисты (в основном — представители купеческого сословия) отождествляли богатство с деньгами, искали способы увеличения денежной массы в стане. Запрещался вывоз из страны золота и серебра, повышались цены на все импортируемые товары, поощрялась хозяйственная деятельность, способствовавшая притоку в страну денег. Импорт ограничивался, государство подталкивало общество к приобретению товаров в своей стране.

Поздний меркантилизм исходил из того, что основной функцией денег является не накопление, а средство обращения. Лучшим способом получения денег считали торговлю, при которой стоимость вывозимых товаров превышает стоимость ввозимых. На смену теории активного денежного баланса пришла теория активного торгового баланса. Рекомендовалось вывозить золото и серебро для выгодных торговых сделок; завоевывать внешние рынки, вывозя отечественные товары с невысокими ценами и не облагаемые в своей стране чрезмерными пошлинами; допускать импорт товаров при сохранении активного торгового баланса в стране. Защита национальной экономики от иностранных конкурентов — протекционизм — стала одной из важнейших черт политики меркантилизма.

Развитие меркантилизма в России пришлось на XVII — XVIII столетия. Становление меркантилизма связывают с Торговым уставом 1653 г., а главное — с Новоторговым уставом 1667 г.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В XVII веке в России начали свое развитие мануфактуры, сложился всероссийский рынок. В рыночные связи включались новые территории, развивались как старые, так и новые центры торговли. Уже в 1620-е годы в таких крупных центрах, как Нижний Новгород, Тула, Суздаль количество торговых мест составляло от двух с половиной до пяти с половиной сотен, в Москве счет шел на тысячи. Развиваются сельские торжки и ярмарки, тесно связанные между собой. Например, Нижегородская Макарьевская ярмарка имела связь с украинским рынком через Брянскую Свенскую ярмарку, стала одним из центров формирования единого рынка.

В XVII веке существенно расширились торговые связи России с Европой. Россия торговала как с Западом, так и с Востоком. Центром морской торговли с западными государствами был Архангельск, сухопутная торговля с Западом осуществлялась через Новгород, Псков, Смоленск. Центром торговли с Востоком была Астрахань. Складывавшиеся торговые отношения с Индией и Китаем во второй половине XVII столетия повышали роль Сибири.

Предметом импорта западных государств были металлы (железо, медь, олово, свинец, золото, серебро) и изделия из них, ткани, химические товары. С Востока в Россию ввозились шелковые и хлопчатобумажные ткани, ковры, юфть, сафьян, пряности, нефть, ладан, мыло, золото, серебро, драгоценные и цветные камни, жемчуг.

Сама Россия торговала пушниной, кожей и изделиями из нее, холстами, грубым сукном, канатами, медом, воском, продуктами земледелия, животноводства (конским волосом, свиной щетиной, гусиным пухом и пр.), морского промысла и рыболовства (моржовой костью, семгой и рыбой иных сортов, икрой и пр.), продуктами переработки древесины.

Выбор торговых партнеров во многом зависел от таких факторов, как война и вера. Россия старалась не торговать с католиками, ее главными партнерами были протестанты, в основном нидерландцы, англичане, меньше — представители немецких городов. На отношения с католиками во многом повлияла Смута, претензии государей Речи Посполитой на русский престол, систематические войны с этим государством. Протестанты не имели в России столь ярко выраженных политических интересов. С другой стороны, споры о вере с католиками имели более глубокие корни. Именно католиков, а не протестантов в православной России XVII века считали своими оппонентами.

Во второй половине XVII века система мер, адекватная торговле с Западом, должна была содержать черты позднего меркантилизма. Те меры, которые предпринимало русское правительство в предшествующий период, могли быть сходны с политикой государств, исповедовавших ранний меркантилизм, но вряд ли осознавались как некая целостная система.

История торговли Московского государства тесно переплетена с системой взимания различных пошлин, в том числе с иностранцев. Отдельные иноземцы во второй половине XVI — первой половине XVII в. могли получать индивидуальные царские грамоты, которые должны были подтверждаться при смене государя. Беспошлинная торговля даровалась взамен услуг, оказываемых торговцем царскому правительству: продажа за рубежом царских товаров, покупка для государя иностранных вещей и пр. Иностранные купцы, организованные в крупные союзы, могли направлять к русскому государю своих послов. Главный предмет переговоров — пошлины. Например, Любек, стоявший во главе Ганзейского союза, в 1603 г. на непродолжительное время добился права уплаты половинных пошлин. Иностранцев селили на специальных дворах, таких как Немецкий двор в Пскове. Они имели право торговать только на этом дворе, и только оптом. Продаваемый товар взвешивали, а все сделки записывались в таможенные книги двора. Пошлины взимались с «весчих» (тех, которые можно взвешивать) и «невесчих» товаров. Основной пошлиной в XVI в. была рублевая пошлина, которая могла составлять 3,5 — 4,5% от стоимости товара. Помимо этого брались дополнительные мелкие таможенные пошлины: мытная, свальная, пудовая (весовая), померная, гостиная, амбарная, палатная (коморная), погребная, поднавесная, поголовная, носовая (с лодки или с судна), и пр. Только в Пскове на Немецком дворе с середины XVI в. и до 1632 г. с иностранных торговцев взималось до 20 различных таможенных пошлин, одни отменялись, другие вводились.

Вопрос о пошлинах или освобождения от них Россия решала по-разному для каждой отдельной страны — торгового партнера. Так при Михаиле Федоровиче сохраняли свои привилегии англичане, голландские компании платили пошлины в половинном размере, немцы — в полном. Эти страны выполняли роль посредников России во внешней торговле, поскольку Россия не имела своего торгового флота. Столбовский мир со Швецией предусматривал «вольную торговлю» между двумя странами, и на шведский рынок систематически выходили новгородские купцы, обходившиеся без посредников. Русское правительство пыталось отслеживать те проблемы («обиды»), с которыми сталкивались наши торговцы. Среди них возможности запрещения розничной продажи, увеличения пошлин, ограничение выбора торговых партнеров, установления «заповедных» (не разрешавшихся для ввоза в Швецию) товаров и пр..

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Специфическим условием Московской Руси было поступление в страну золота и серебра из-за границы. Хотя мы и предпринимали неоднократные попытки поиска серебряных руд в XVII веке, но стали добывать драгоценные металлы только в XVIII столетии. Золото и серебро приравнивали к «весчим» товарам. В XVI в. с них тоже брали пошлину. В 1620-е годы серебро и ефимки приобретались таможенниками у иностранцев по договорной цене. В 1630 г. Россия, заинтересованная в развитие своего денежного хозяйства и прибыли от перечеканки иностранных монет, для поощрения их ввоза в страну отказалось от пошлин. В целом Россия показывала свою заинтересованность в притоке из — за границы золота, серебра и необходимых товаров. Однако не забывала об увеличении государственных доходов за счет введения новых таможенных пошлин с иностранцев.

В XVII веке наши купцы на отечественном рынке все более страдали от конкуренции иностранцев. С 1620-х до 1660-х годов шли постоянные челобитные русских купцов против допуска иноземцев на внутренний рынок. Развитие страны диктовало унификацию пошлин, создание единой таможенной системы.

Первым значимым шагом на этом пути стал Торговый устав 1653 г. Он отменил подавляющие большинство мелких торговых сборов. Сохранились сборы на гостиных дворах и переправах через широкие реки, пошлина за перекуп «весчих» товаров, сборы с пушнины и рыбы. Вводилась рублевая пошлина, составлявшая 5 копеек (10 денег) с рубля — т.е. (5%) со всех товаров.

Исключением стала соль, при продажи которой уплачивали 10 копеек с рубля — (10%). Протекционистский по отношению к отечественным купца Торговый устав водил для иностранцев пошлину в 6% с цены товара во внутренних таможнях и 2 % проезжих пошлин в пограничных таможнях при вывозе русских товаров.

Попытки торговых людей утаить товар или занизить цену товара наказывались изъятием товара в пользу государя. Рецидив влек за собой не только изъятие товара, но и битье кнутом.

В 1654 г. на основании Торгового устава была составлена Уставная грамота. Она запретила взимать проезжие пошлины во владениях светских и духовных феодалов.

Протекционистская направленность экономической политики Московского двора после принятия Торгового устава и Уставной грамоты продолжала усиливаться. В 1667 г. появился Новоторговый устав, который считают первым таможенным тарифом. Инициатором издания документа стал А.Л. Ордин-Нащокин.

Меркантилистский по своей сути Новоторговый устав был направлен на достижение активного торгового баланса. Средствами этого стали увеличение импорта из-за границы золота и серебра, стимулирование товарооборота для увеличения сбора таможенных пошлин, защита русского купечества от конкурентов — иностранных купцов.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Русские купцы торговали на территории всего государства, при доставке товара в тот или иной город предъявляли его таможне, а в случае продажи товара уплачивали пошлину в 5% (10 денег) с продажной цены.

Торговля иностранцев на территории России была резко ограничена. Во — первых, большинство иностранцев имели право торговли только в пограничных городах: Архангельске, Пскове, Новгороде, Смоленске, Путивле, Казани, Астрахани. Торговать во внутренних городах могли только те иностранцы, которые получали государеву жалованную грамоту. Во-вторых, торговля ограничивалась по времени — сроком ярмарок, а в третьих — перечнем товаров.

Условия торговли русских и иностранцев в порубежных городах также разнились. Товары русских людей облагались пошлиной с «продажной цены» в 5% — с весчих, в 4% — с невесчих; непроданный товар пошлине не подлежал. Деньги, явленные русским купцом на покупку иностранных товаров, облагались пошлиной в 4% (8 денег с рубля).

В порубежных городах иностранцы могли торговать между собой русскими товарами, уплачивая пошлину в 5%. За право вывоза товаров за границу России иностранцы дополнительно уплачивали пошлину в 10%, в противном случае товар конфисковался.

С валюты, привезенной иностранцем на покупку русских товаров, пошлина не взималась, но он был обязан объявить о ней в таможне. За утайку ввозимой валюты в порубежном городе взимался штраф в 10% от суммы ввоза; нелегальная валюта, провозимая внутрь страны, подлежала конфискации в казну. Проводилась скупка валюты по курсу: 1 золотой = 1 рублю; 1 ефимок любский = 1 полтине. Торговые расчеты на российском рынке проводились в серебряных копейках.

Импортные товары при продаже в порубежных городах облагались пошлиной по 5% — весчие, 4% — невесчие. (Исключение составлял ряд товаров, особенно — вина (питье) и изделия из сахара, при их продаже пошлина доходила до 50% и взималась за сам факт перемещения через границу, а не продажу). При провозе иностранцем товара во внутренние города России уплачивалась в валюте проезжая пошлина 10%. Помимо этого с иностранцев, торговавших во внутренних городах, взималась пошлина в 6% с неалкогольных товаров, с алкогольных — 15%. (Условия торговли восточных купцов были немного легче, чем западных).

Импортный товар иноземцы могли продавать только русским оптовикам. За продажу соотечественники или иному иностранцу товар подлежал конфискации. Иностранцы не имели право торговать в розницу, все торговые операции они могли проводить только через таможню.

Новоторговый устав с более поздними дополнениями действовал до 1755 г., когда был заменен Таможенным уставом. В нем отразились положения, характерные и для современного таможенного законодательства.

Если рассматривать меркантилизм как одну из доктрин, доказывавших необходимость вмешательства государства в хозяйственную деятельность, то Россия XVII века в полной мере может претендовать на право считаться меркантилистским государством. Меркантилизм здесь выражался, в первую очередь, не в сочинениях передовых представителей экономической мысли, а в законе. Одним из важных достоинств правовых актов, пожалуй, можно назвать тот факт, что они практически не могут иметь заимствованно-чуждый характер, не адоптированный к национальным условия. В этом случае закон просто перестает работать. Развиваясь в русле идей передовой общеевропейской экономической мысли, Россия извлекала из них все необходимое для регулирования своей внутренней и внешней торговли.

Еще одной сферой, жизненно важной для любого государства, является военная сфера. Все XVII столетие для России стало временем внедрения инноваций общеевропейского характера.

Европеизация русских вооруженных сил периода Московского царства во многом была предопределена изменением основного внешнего противника страны, ее имперскими устремлениями. Истоки Московского царства относились к тому периоду, когда страна, окончательно освободившись от ордынского ига, осознавала свои интересы в Европе. Основным противником России во внешнеполитических конфликтах XVI — XVII вв. стали Польша, Швеция, Османская империя. Вооруженные силы каждой из перечисленных стран обладали своей ярко выраженной спецификой. Бороться со всеми, не выведя армию на уровень лучших мировых образцов, становилось крайне проблематичным. Реформы войска данного периода — комплекс изменений в комплектовании, управлении, обеспечении, вооружении и обмундировании, стратегии и тактике боя и др.

В развитии вооруженных сил России рассматриваемого периода преобладали два вектора. Один из них выражался в постепенном становлении регулярной армии. Собственно об армии, а не о войске, можно говорить только в тот момент, когда вооруженные силы страны достигли уровня «регулярства». Если окончательное становление регулярства относят к эпохе Петра I, то зарождение — ко второй половине XVII в. Второй вектор — усиление роли огнестрельного оружия и родов войск, для которых оно являлось основным.

Реформы XVII столетия закрепили в сознании людей ранее неизвестную пару синонимов: «новый строй» — «иноземный строй». Соединения данного строя не заменяли, а дополняли соединения традиционные. К традиционным относились: в пехоте — стрельцы; в коннице — дворянское ополчение, конные стрельцы, городовые казаки; в артиллерии (пушкарском чине) — пушкари (служившие при крупнокалиберных и средних артиллерийских орудиях) и затинщики (действовавшие в бою при использовании малокалиберных орудий затинных пищалей). Нестроевые чины были представлены воротниками (городской стражей), казенными кузнецами, казенными плотниками, казенными сторожами и рассыльщиками, зелейными, колокольными, шорными мастера, пушечными литцами, горододельцами, колодезниками, чертежниками. К иноземному (новому) строю относились солдаты в пехоте; рейтары, драгуны, гусары — в кавалерии.

Вводя у себя иноземный строй, Россия могла ориентироваться на лучшие европейские образцы. К ним по праву можно отнести голландцев и шведов.

В Голландии развитие пехоты и артиллерии постепенно оттеснило кавалерию на второй план. В составе солдатских полков были как мушкетеры, так и пикинеры. К тому времени, когда в России стали развиваться солдатские соединения, общемировое первенство по значимости среди мушкетеров и пикинеров одержали мушкетеры. Им принадлежала главенствующая роль в бою. От их количества и качества подготовки во многом зависела победа. Развитие данных соединений влекло за собой новую (линейную) тактику боя. У голландцев роты на 2/3 состояли из мушкетеров и 1/3 из пикенеров. В бою рота строилась в 10 шеренг (пикенеры в центре, мушкетеры — по краям). Мушкетеры первой шеренги, выстрелив из своего оружия, контрмаршем отходили назад, перезаряжали мушкеты; вторая шеренга выступала вперед, стреляла и повторяла маневр. Так происходило до тех пор, пока очередь не доходила вновь до первой шеренги. Главным козырем становилась идеальная выучка при перестроении.

Согласно шведским образцам мушкетеры строились в 6 шеренг, могли перестраиваться в 3 шеренги. Шведы обеспечивали скорострельность благодаря постоянной тренировке солдат и усовершенствованию мушкета. Шведской пехоте не хватало глубины, атака шведов становилась сокрушительной тогда, когда пехотинцев поддерживала конница. Именно конница подверглась радикальному реформированию, став главной ударной и маневренной силой шведской армии. Право на выстрел из пистолетов получали только первые две шеренги всадников. Кавалерия шведов обучалась ведению атаки со шпагами и палашами наголо на максимально возможной скорости.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Если развитие пехоты и артиллерии во многом можно считать следствием пороховой революции, то конница — один из символов войска Средневековья. Ее корни более глубокие, а типы — более вариативные. Между тем традиционно конница ассоциируется со знатностью происхождения (будь то тяжелые и неповоротливые рыцари, будь то венгерские гусары, комплектовавшиеся по принципу один полностью вооруженный и экипированный всадник от 20 дворянских семей (по-венгерски «hus»-двадцать, «ar»-один, то есть один из двадцати).

Когда рыцари канули в Лету, а гусары существенно преобразовались и распространились не только в Венгрии, но и армиях других европейских стран, в XVI века появились и такие виды кавалерии, как рейтары, драгуны. Рейтары появились в наёмных армиях Западной Европы, обычно выстраивались колонной от 15 до 17 рядов. Приближаясь к неприятелю, первая шеренга, разрядив во врага свои пистолеты, заезжала назад для перезарядки оружия. После этого аналогичным образом поступали одна за другой все остальные шеренги. К началу XVII века сформировался рынок рейтаров — наемников, состоявший преимущественно из немцев, служили в постоянных армиях германских государств, Польши, Швеции и др.

Драгуны, появившись в середине XVI века, изначально представляли собой пехотинцев, посаженных на коней, но воевавших в пешем строю. Совершенствование этого вида кавалерии пришлось на XVII — XIX века, когда они распространились в Швеции, Франции, Пруссии, Австрии, Англии и других странах. Параллельно с этими странами свой опыт развития драгунских формирований предпринимала и Россия.

Новшеств в военной сфере за XVI — XVII столетия (основная фаза развития Московской Руси) накопилось множество. Однако ни одна страна не действовала по принципу «если есть у других, то пусть и у нас будет — мы не хуже». Хорошо то, что эффективно, а эффективно то, что при наименьших затратах дает наибольший результат. Развитие того или иного рода войск во многом зависело от природных (ландшафтных) особенностей основных полей боя. Они предопределяли, как правило, ставку на конницу или пехоту. Пехота стала царицей равнинной местности. Пересеченный, сложный ландшафт в большей степени диктовал необходимость сочетания пехоты с конницей. Несовершенство огнестрельного оружия, необходимость его перезарядки в ручную ставил вопрос об эффективности рейтаров, вооруженных таким образом. В целом ряде стран тактике рейтарского боя предпочитали атаку конницы на быстрых аллюрах с холодным оружием в руках.

К тому моменту, когда Россия заинтересовалась иноземным строем, Европа накопила достаточный опыт. Мы имели более или менее удачные образцы, из которых можно было выбрать. Мы имели свою базу, которую можно было совершенствовать.

Первым, кто попытался ввести у нас иноземный строй, был М.В. Скопин — Шуйский. По его распоряжению летом 1609 году швед Х. Сомме обучал в Новгороде 18-тысячное русское войско, сформированное в основном из крестьян-ополченцев. Это соединение удачно проявило себя в борьбе против Лжедмитрия II, но было разбито в Клушинской битве 24 июня 1610 года. В Смуту иноземный строй стал эпизодическим явлением, так и не прижившись.

Смута закончилась, страна восстановилась, появились новые лидеры, способные к проведению реформ. Следующей вехой военного реформирования с внедрением европейских новшеств стала реформа Лесли — Филарета. То, что за военной реформой стоял патриарх в России XVII века вряд ли можно считать парадоксом. Роль, миссия высших духовных иерархов здесь выражалась в реализации способностей и духовного, и государственного деятеля.

Реформирование пришлось на конец 1620-х — начало 1630-х годов. Россия готовилась к войне с Речью Посполитой. Как всегда в XVII веке, при привлечении иностранных специалистов, у нас отдавали предпочтение протестантам перед католиками. Шотландец по происхождение А. Лесли служил сначала Речи Посполитой (Сигизмунду III), затем России, затем Швеции (Густаву Адольфу), затем по рекомендации шведского короля прибыл в Москву. Лесли стал одним из создателей и организаторов русской армии европейского образца, участвовал в подборе офицеров, закупке оружия и обмундирования, непосредственно в боевых действиях в качестве главного военного советника воеводы М.Б. Шеина. Значительное количество командиров полков нового строя были шотландцы и англичане: Т. Унзин, Я. Вильсон, Дж. Матейсон, В. Кит, А. Кроуфорд, П. Кинемонт, Т. Сандерсон.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Россия была не прочь использовать наемников из Швеции, Дании, Нидерландов, Англии, однако вместо запланированных 5 000 удалось набрать только 4 000 человек. Препятствий было несколько. Во-первых, запрет шведского короля Густава Адольфа на проведение найма в его войсках; во-вторых, требование русской стороны к наемникам предоставить рекомендацию прежнего командира, которая удостоверяла также тот факт, что человек не был дезертиром с прежнего места службы.

Становилось очевидно, что без привлечения своих не обойтись. Весной 1630 года русское правительство начало запись в солдатские полки желающих из числа детей боярских, а затем — из татар, новокрещенных, казаков, с 1632 года — из числа всех желающих, бывших свободными [15].

Из всех европейских моделей организации солдатских полков русские посчитали наиболее оптимальной модель из 8 рот в полку, каждая по 120 мушкетеров и 80 пикинеров. Был создан первый рейтарский полк, а в нем драгунская рота. По советам иностранцев должен был состоять из 12 рот по 167 рейтаров. Русский рейтарский полк с драгунской ротой насчитывал 2 400 человек. В 1633 году сформировался самостоятельный драгунский полк из 10 рот [16].

Смоленская война была проиграна Россией. «Новый строй» в том количественном и качественном составе, как в военные годы, не сохранился, но и не исчез окончательно. Когда все части нового строя были распущены, драгуны собирались на ежегодные смотры и привлекались к службе на южных границах России. По указу 11 апреля 1635 года в Тулу с воеводами Большого полка князьями И.Н. Хованским и Н.Ф. Мещерским были направлены под непосредственным командованием ротмистра Христофора Рыльского гусары, рейтары и «всяких чинов люди» в количестве 735 человек, а также 2146 человек иноземцев В этот момент «новый строй» в целом был сведен к иноземным наемникам из числа единоверцев (сербов, греков, молдаван), кальвинистов и лютеран. Их задача заключалась в оберегании границы от крымцев, ногайцев и черкас. Необходимые люди набирались с разрешения правителей европейских государств, при обязательных смотрах и проверках в России.

В середине XVII века началась новая волна развития иноземного строя. В 1647 г. был опубликован первый печатный русский военный устав «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» — вольный перевод одного из немецких уставов начала XVII столетия — сочинения директора военной академии Иоанна Нассау в Зигене И.Я. фон Вальгаузена «Kriegkunst zu Fuss». В 1649 г. было сформировано два солдатских полка в шести заонежских и трех лопских погостах, численностью 7902 человека, и полк солдат в 1000 человек в Старорусском уезде. В период Тринадцатилетней войны с Речью Посполитой и Швецией (1654-1667) на службе находилось до 55 солдатских полков (50-60 тысяч солдат). По рекомендациям полковника фон Буковена (Бокховена) боярину И.Д. Милославскому за основу комплектования солдатских рот брался восьмишереножный строй; 2/3 — мушкетеры, 1/3 — пикинеры. Тринадцатилетняя война доказала боеспособность рейтарских подков, их численность выросла до 18 тысяч человек. Одновременно развивались и драгунские формирования. Изначально был сформирован драгунский полк численностью 1600 человек, делившийся на 12 рот, по 120 рядовых в роте, и имевший свою артиллерию в составе 12 малых пушек с пушкарями и с запасом по 24 ядра на пушку. В 1653 г. был дан указ набрать в «украинных» городах 6000 человек в драгунскую службу; в1658 г. в Белгородском разрядном полку предусматривалось сформировать пять драгунских полков общей численностью в 7300 человек. Было набрано меньше предусмотренного — 5000 человек, распределенных по четырём полкам. В последующие годы правительство неоднократно проводило новые наборы в драгунскую службу.

Сколько было в России данного периода гусарских соединений, историки спорят, в начале 1660-х в гусарском полку насчитывалось 358 человек.

Тот факт, что «законодателями мод» в военной сфере данного времени выступали голландцы и шведы, не означал отсутствия желания русских применить военный опыт других своих соперников. Гусары в этом отношении показательный пример. Мы не пошли по пути Западной Европы, где гусары в XVII веке представляли разновидность легкой кавалерии. Нашим образцом стала Речь Посполитая с гусарами — тяжелой кавалерией. У польских и по их подобию русских «крылатых гусар» доспехи состояли из шлема, нагрудника, наспинника, нашейника, наплечников и наручей. «Крылья» — 2 стержня длиной по 1,1 метра, округло загнутых сверху и обшитых кожей, в расщеп которых вставлялись перья, по одним данным крепились к наспиннику, по другим — к луке седла. Вряд ли полный («крылатый») комплект формы мог сочетаться с условиями боя, скорее — с парадными выездами.

Многократное увеличение численности контингента «иноземного строя» в III четверти XVII века предопределил невозможность обходиться иностранными наемниками. Основной массой становились свои, но одновременно с этим вставали вопросы: кто они, к каким социальным категориям принадлежат, каким способом набираются в военную службу. В этот время Россия использовала три способы комплектования вооруженных сил: служилые по отечеству, служилые по прибору, даточные. При комплектовании драгунских и солдатских полков в Смоленскую войну основную роль играл «прибор», а в качестве приборных категорий выступали дети боярские, новокрещены, татары, стрелецкие и казачьи дети и родственники, а также все «охочие» люди. В Тринадцатилетнюю войну усилилась практика набора в службу даточных людей. В большинстве случаев в солдаты брали в год 1 человека со 100 дворов вотчинников, помещиков, монастырей. Существовали случаи, когда по 1 даточному брали 2 раза в год с 20 дворов. В рейтары брали крестьян, принадлежавших различным светским и духовным лицам (патриарху, митрополитам, архиепископам, епископам, монастырям, боярам, окольничим, думным людям, стольникам, дворянам московским и городовым и другим), со 100 крестьянских дворов одного рейтара в год. При сборе в рейтары с думских, дворцовых, московских и городовых чинов государство придерживалось принципа взимать только с тех, кто не в службе сам: с думных людей — «кто не в службе и не в посольствах», с остальных перечисленных категорий — «которые от службы отставлены за старостью и за болезнью». Для пополнения рядов драгун брали даточных «с Украинных городов и с волостей, с торговых людей и с крестьян, которые живут за царем и за монастырями».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Иноземный строй, как известно, способствовал распространению в России системы европейских чинов. В солдатском полку из 8 рот первая (полковничья) считалась старшей, вторая была подполковничьей (полуполковничей), третья — майорской, остальные пять — капитанскими. Управление полком осуществлялось старшим командным составом: полковником, полковым поручиком, полковым сторожеставцем (майором). В более поздний период во главе солдатского полка мог стоять и генерал. Во главе роты стоял капитан, его помощником являлся поручик. Третьим офицерским чином роты был прапорщик. К младшим командирам относились сержанты и капралы. В рейтарском полку из 12 рот первая была полковничьей, вторая — полуполковничьей, третья — майорской, девять остальных — ротмистрскими. (Хотя иностранцы советовали вводить драгунские полки, состоявшие, как и рейтарские, из 12 рот, первый русский драгунский полк имел в своем составе только 10 рот). В каждой рейтарской роте из начальных людей были: поручик, прапорщик, ротный квартермистр, 3 капрала, 2 подпрапорщика. В полку полагалось иметь полковых писаря, обозника, судью, квартермистра, лекаря с помощником, полковых и ротных трубачей, полкового профоса с помощником, седельного мастера и кузнеца.

Иноземный строй в России изначально не подменял, а дополнял традиционно русскую организацию войска, но использовал ряд принципов, отвергавшихся ею. Дело вовсе не в том, как назывались командиры разных уровней: воеводы, головы, полуголовы, или полковники, полуполковники, капитаны и т.д. Русская система была «заточена» под местнические правила и нормы. В ней господствовали представления о почетности и непочетности тех или иных видов службы. В феодальной иерархии служба дворян — это служба в поместной коннице, и наоборот — служба в коннице — право элиты. В новом строе — рейтарская конница — социально разношерстная категория. До середины XVII века рейтары набирались исключительно из дворян и детей боярских; в марте 1654 г. эти категории в рейтары записывать запретили; в 1659-1660 годах рейтаров формировали из дворян и детей боярских, казаков, даточных людей, холопов, монастырских слуг; после Тринадцатилетней войны рейтарские полки снова превратились в дворянскую конницу нового строя. Из 12 тысяч рейтар, числившихся на службе в начале 1670-х годов, лишь в 77 южных городах в рейтарах было 10 658 дворян и детей боярски. Из-за проникновения в рейтары на том или ином этапе даточных и приборных категорий (низких социальных слоев) данная служба не могла считаться почетной, но правительство систематически распространяло ее на родовитые категории, считавшие своим правом местнические, почетные службы.

В военных условиях главным требованием оставалась боеспособность при оптимальном взаимодействии всего контингента. Перед русским правительством отрывалась альтернатива: либо единый состав с европейскими чинами без местничества, либо мудреная система подчинения при сохранении местничества. В одночасье отменить институт местничества с несколько вековой историей было крайне сложно: элита могла пойти против правительства. Период Тринадцатилетней войны стал временем компромисса. В каждый полк (Большой, Передовой, Сторожевой и пр.) назначали главного воеводу, его основных «товарищей» (второго и третьего воеводу), а также особого воеводу — начальника над полками нового строя. Ему и подчинялись полковники, командовавшие соединениями иноземного образца.

Армия, принципы ее комплектования и управления и т.д. практически всегда испытывают тягу к унификации. Русско-иноземный «конструкт» III четверти XVII века унификации противоречил и долго сохраняться не мог. В царствование Федора Алексеевича и русское государство, и высшее общество в достаточной мере были подготовлены к тому, что отменить главную преграду на пути европеизации армии — местничество. Реформа местничества совпала с военно-окружной реформой. Эта реформа попыталась сохранить и развить основные перспективные нововведения предшествующего периода. Продолжилось формирование разрядов. К концу 1670-х годов XVII века их насчитывалось 10: Белгородский, Северский (Севский), Новгородский, Смоленский, Казанский, Тобольский, Томский, Енисейский, Рязанский и Украинный (Тульский). При Федоре был упразднен Тульский (Украинный) разряд, фактически не существовавший к тому времени, и вновь образованы Московский, Владимирский и Тамбовский разряды. В 1681-1682 гг. Тамбовский был объединен с Белгородским разрядом. Разряды комплектовали отряды и полки, которые представляли собой самостоятельные корпуса, включавшие все рода войск, тогда имевшиеся в русской армии. Города, входившие в разряды, делились на корпусные или дивизионные (генеральские) и полковые, в которых в мирное время квартировал один рейтарский, солдатский или регулярный казачий полк. Помимо этих городов оставались креп ости.

С 1679 г. дворяне записывались в полковую службу, которой считалась только служба в регулярных полках пограничных разрядов. В 1680 г. царским указом стрелецким головам было велено называться полковниками, полуголовам — подполковниками, сотникам — капитанами и служить «против иноземского чину, как служат у гусарских и у рейтарских и у пеших полков». Это решение закреплялось «Соборным деянием об отмене местничества». Стрелецкие приказы, ранее состоявшие из 500 человек, были переформированы в тысячные полки. В «Росписи перечневой ратным людем» в регулярные полки были записаны: дворянство сотенной службы, городовые приказчики и выборные должностные лица, городовые стрельцы и пушкари, воротники и затинщики. Дворяне формировали конные полки, «служилые по прибору» — пехоту. За скобками реформы практически остались только Государев двор и приписанные к нему «выборные дворяне» из городовой службы.

Новый крупный виток военного реформирования пришелся на период правления Петра I, при котором основой пехоты стали солдатские полки, а кавалерии — драгунские, практически сведенные на нет в последние два десятилетия XVII века. Петра нередко укоряют за невысокое качество его кавалерии, однако в условиях столь крупного военного конфликта, как Северная война, преимущественными становились те формирования, которые было легче быстро пополнять при постоянных и огромных потерях. Пусть Петр предпочел драгун рейтарам, но ему было из чего выбирать: за XVII век иноземный строй стал для России своим.

В целом иноземный строй как европейское веяние в отечественной военной сфере XVII столетия — явление широкомасштабное, развивающееся, преемственное от царствования к царствованию, от одной военной кампании к другой. Реформирование русских вооруженных сил по европейским образцам сочеталось с рядом других реформ данной области. Заимствование, переосмысленное с учетом национальной специфики, иноземный строй невозможно охарактеризовать при помощи категорий «плохо — хорошо». Его внедрение происходило на разных этапах более или менее успешно, но отвечало потребностям России, определявшей свое место и свои позиции в Европе.

Разные направления европеизации, связанные с распространением в Росси инноваций общеевропейского (общемирового) характера, носили позитивный характер, способствуя развитию любой страны. Термин «научно — техническая модернизация» применительно к России XVII века для многих покажется искусственно принесенным из более поздней эпохи. Между тем, то, что приносило в этот период пользу России как европейскому государству, было связано с развитием техники и передовой мысли.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Европеизация Московского царства имела и иную сторону, далеко не столь однозначно радужно-позитивную. Речь идет о влиянии европейского на сознание русских людей, базой которого являлась вера.

В сфере религии, церковно-государственных отношений, просвещения можно найти множественные примеры многоаспектности и сложности взаимовлияния «чужого», в том числе европейского, и традиционного (национального). Бурные изменения, происходившие здесь в рассматриваемый период, предопределяли тот факт, что «иностранное», «чужое» одного периода выступало в роли прижившегося, «своего» в другой. Для Руси — составной части восточно-православного мира европеизация церковной сферы, в первую очередь, была связана с влиянием западного христианства — католицизма и протестантизма.

Однако «чужое» выходило за рамки католическо-протестантского. Русская Православная Церковь, в конце XVI века ставшая автокефальной (самостоятельной от Константинопольской патриархии), в середине XVII века испытала новое влияние византийских традиций в виде грекофильской реформы. Инициаторами выступили не только часть высшего духовенства, но и само государство. Интерес последнего состоял не столько в троеперстном крещении вместо двоеперстного или поясных поклонах вместо земных, сколько в усилении своего влияния на православном Востоке, присоединении новых или ранее утраченных территорий. Развивая на протяжении XVI — XVII столетий идею «Москва — третий Рим», Россия постепенно превращалась в ведущую державу данного региона. Первые Романовы считали себя преемниками византийских императоров. Например, царь Алексей не исключал возможности, что в будущем ему суждено владеть Константинополем и всеми православными народами, находящимися под мусульманским игом. Постепенно другой веской причиной проведения реформы по греческому образцу становилось воссоединение с Россией Украины, чья церковная практика сходилась с греческой и рознилась с московской. Непризнание же малороссов строго православными могло породить вражду между Северной и Южной Русью.

Инициатива государства в проведении грекофильской реформы проявилась достаточно рано, когда царь Алексей и его духовник протопоп Благовещенского собора в Кремле Стефан Вонифатьев отправили в 1648 г. в Печерский монастырь Киева к епископу Зосиму своего посланника с просьбой прислать в Москву Дамаскина Птицкого «для государева дела» — исправления богослужебных книг. Не получив желаемого, в 1649 г. реформаторы были вынуждены обратиться с аналогичной просьбой к Киевскому митрополиту. В Москву прибыли Арсений Сатановский и Епифаний Славинецкий. Подготовкой Библии, сверенной с греческими текстами, их деятельность не ограничилась. Славинецкий вплоть до своей смерти был одним из основателей и лидеров «эллинистической» партии при Московском дворе. При Федоре Алексеевиче его дело продолжил его ученик Евфимий, при царевне Софье с 1685 г. — братья Иоанникий и Софроний Лихуды и их ученики. В руках этой партии находилось книгоиздательство, типографская славяно-греческая школа.

Несмотря на то, что грекофильская реформа не затронула догматы религии, а свелась к унификации церковных книг и молитв, ее восприняла как чуждое значительная часть русского общества. Реформа породила Раскол.

Проблемы раскола и необходимость закрепить результаты христианизации иноверцев заставляли государство критически взирать на систему церковного управления. В качестве решения вновь был предложен опыт Византии. Решения Большого Церковного собора 1666 — 1667 гг. отразили пожелания греческих иерархов о введении в России церковного управления по древнему византийскому образцу, когда Поместная церковь делилась на крупные митрополии, в подчинении которым находились мелкие епископии. Данная практика не согласовалась с той, что существовала на Руси. Здесь традиционно все кафедры были равны, а каждая подчинялась только главе церкви. Согласно государственному проекту, подготовленному к осени 1681 г., патриарху должны были подчиняться 12 митрополитов и 70 архиепископов и епископов (60 из последних — через митрополитов). При этом количество епархий увеличивалось до 72, все они входили в состав патриаршего и 12 митрополичьих округов (от 2 до 20 в каждом). В полной мере данное решение реализовано не было, было учреждено лишь несколько новых епархий.

Не считаясь с мнением духовенства, Федор в 1682 г. утвердил «Привилей Московской академии», чья деятельность должна была получить финансовую и юридическую автономию, а выпускники — преимущество при занятии высоких государственных должностей. При Голицыне в Москве появились и обосновались иезуиты; торговцы Давид Кодзини и Товия Тихановский, обосновавшиеся в Немецкой слободе, открыли здесь школу.

Покровительство латинствующей партии, оказываемое последовательно Алексеем Михайловичем, Федором Алексеевичем и В.В. Голицыным при царевне Софье, фактически поставило вопрос о претензиях государства на первенство в деле просвещения. Государство стремилось определить, какие нововведения ему необходимы, и подобрать исполнителей, готовых максимально полно их воплотить.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Противовесом «латинствующим» устремлениям государства выступала Церковь, не ставшая бессильной и безвольной. Когда южнорусские киевские иерархи в 1688 г. высказались в пользу православного учения, Медведев был отстранен от должности старшего справщика Печатного двора. Церковный собор, проходивший в январе 1690 г., осудил католическое учение о времени пресуществления Святых Даров и запретил ряд сочинений Симеона Полоцкого, Петра (Могилы), Иоанникия (Галятовского), Лазаря (Барановича) и других. После падения Голицына в 1689-1690 гг. был осужден протестант Квирин Кульман, в 1690 г. высланы из Москвы иезуиты.

Особенность реформ, затрагивающих духовную сферу, в Московской Руси, пожалуй, состояла в том, что все нововведения должны были вписаться в систему двух начал — священства и царства. Не находя поддержки с обеих сторон, нововведения оказывались недолговечны.

С последнего десятилетия XVII в. и в период реформ Петра I в России усилилось влияние протестантизма. Хотя начало протестантизма здесь совпало с княжением Василия III, русские охотно использовали протестантов на разных службах, позволяли иметь свои общины, но боролись с протестантской пропагандой. С началом петровских реформ ситуация изменилась. «От злоглагольств люторских, кальвинских и прочих еретиков объюродели, совратясь от стезей отцов своих, говоря: «Для чего это в церкви так делается? Нет никакой в этом пользы, человек это выдумал, и без этого можно жить» — говорил патриарх Адриан, видя как знатные и простолюдины, реализуя «заповеди» Всепьянейшего собора Петра, хвастаются непосещением Церкви из-за похмелья. Если связка «протестантизм — пьянство» была лишь ассоциацией, то отрицание особого божественного авторитета духовенства, принятое у протестантов, представлялось русским иерархам гораздо большей угрозой.

«Всячески царем должны есмы повиноватися в делах гражданских; пастырем же высочайшим в делах к вере надлежащих» писал местоблюститель патриаршего престола Стефан Яворский в «Камне веры», одним из последних пытаясь отстоять традиционную идею симфонии светской и духовной властей, не сочетавшуюся с протестантским подчинением церкви главе государства. Ф. Прокопович — главный идеолог петровских преобразований из лиц духовного звания сам был не чужд идеям протестантизма даже в теоретическом богословии, но его деятельность выходит за хронологические границы периода Московского царства.

Западничество в русском просвещении оказалось «миной замедленного действия» для русской Церкви и традиционных для России церковно — государственных отношений. Конечно же нет ничего плохого ни в театре и театральном искусстве, ни в развитие литературы и музыки, ни в системе грамматичного учения. Проблема состояла в том, что привлекаемые для реализации этих новшеств «просветители» сочетали в реалиях того времени светскую деятельность с богословской. Развивая на русской почве иностранные идеи в одной сфере, они неизбежно являлись проводниками принципиально иных постулатов в другой. В отрыве от других факторов это было существенно, но не смертельно для самодержавно-православного Московского царства. Однако «в отрыве» не получилось. Сыграло свою роль и развитие абсолютизма, в России стремящегося взять Церковь под свой контроль; и разрыв преемственности между реформаторским курсом первых Романовых и реформами Петра I, не столько получившего свою власть по наследству, сколько добывшего ее в борьбе; и углубление влияния протестантизма, когда от использования в своих целях протестантов перешли к применению базовых идей данного учения, и многое другое.

Хотя европеизация в разных сферах общественно-государственной жизни Московского царства имела разные последствия, поверхностной, осуществлявшейся на уровне заимствования «приятных безделушек» или форм проведения досуга она точно не была. Ее последствия, как положительные, так и отрицательные, имели далеко идущие последствия, предопределяли историческое развитие России на многие десятилетия вперед.

Итак, можно резюмировать.

Миф о закостенелости русской традиционной ментальности развеян. Потому что русское законодательство этого периода выступает достаточно мобильным и фактически моментально реагирует на каждую конкретную ситуацию. Власть централизировалась, решались различные административные задачи, появлялись новые сословия, которые получили определенную долю самоуправления. Закон стабилизировал экономические отношения и товарно-денежные отношения.

Происходит эволюция законодательства. Ликвидированы белые слободы и произошла губная реформа. Согласно губной реформе система кормлений была отменена. Были учреждены должности губных старост, которым отдавали в ведение дела о разбойниках и ворах. Губные старосты получили большую власть над населением, что способствовало укреплению власти царя и обеспечивало приток денег в казну. Но, с другой стороны усилилось противостояние с боярами. Реформа, которая коснулась посадских строений, ликвидировала белые слободы, и все было приведено в общегосударственный масштаб и облагалось тяглом. Посадское население не было довольное таким положением дел. Но постепенно формировался монотеистический способ управления государством.

Изменения в законодательстве влияли на оборону, суд, налоги и власть. Более ста лет народ Московского царства судился по Судебнику Ивана Грозного. Было принято Соборное уложение, которое охватывало гораздо больший круг вопросов фактически всех сфер и сословий общества. Налоговая система также претерпевала изменения. Вместо посошного обложения вводится подворный налог, размер которого определяется властями. Существовали также и особые налоги — деньга пятая, деньга десятая, деньга пятнадцатая. Поволжье и Сибирь платили ясак. Образовались монополии — соляная, винная, монетная, поташная и т.д., которые существенно пополняли казну.

Смутное время стало настоящим испытанием для государства на жизнестойкость. После разрухи центральная власть нуждалась в поддержке самых зажиточных слоев населения. Боярская дума до определенного периода сохраняла свое господство. Усилилась власть Церкви.

Поэтому закон не был догмой, как в западном обществе, при надобности закон можно было изменить.

Нравственные нормы соседствуют с законом, нормы обычного права распространяются на традиционные ценности.

столетие считается борьбой русской нравственности против западничества. Одна часть общества стремилась к новизне, но другая старалась сохранить прежние устои нравственности. Например, наметился раскол между старообрядцами и реформами в церковных обычаях.

Церковная сфера была тесно связана с политикой, и это союз во многом определял развитие общества и государства. Власть в лице царя была священной, царь считался наместником Бога на земле и оформлялась с помощью уложений и христианских традиций. Церковь не стремилась к управлению, но, выступала нравственным противовесом царевластию.

2.2 Основные сферы европеизации российского законодательства

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Запад, начиная с XVI века, выступал постоянным «соблазнителем» более высокого уровня военного, технического и культурного развития для отстающей России. Как ни странно, но западничество в России усилилось в правлении Ивана IV, «полувосточного деспота», который очень благосклонно относился к европейцам.

Иван IV приглашал из Германии, Италии на службу офицеров, инженеров, литейщиков, пушкарей, архитекторов. Более того, по свидетельству служившего в опричнине немецкого наемника Г. Штадена Иван Грозный даже хвастался своим немецким происхождением. Об этом также упоминал англичанин Джон Флетчер. Когда царь в разговоре с ним заметил: «Русские мои — все воры!», Флетчер улыбнулся и сказал: «Ваше Величество забыли, что Вы сами — русский». «Я не русский, — отвечал царь, — предки мои — германцы».

Ивану Грозному вскоре самому пришлось убедиться в военно — техническом превосходстве Запада, потерпев ряд поражений в Ливонской войне от малочисленных, но лучше вооруженных и обученных европейских армий. Он стал первым из царей привлекать иностранцев на русскую военную службу. Неслучайно именно Иван IV, не считаясь с жертвами, предпринял энергичную попытку «прорубить» окно в Европу, желая установить более тесные экономические и культурные связи с ней, начав кровопролитную и многолетнюю Ливонскую войну, за выход к Балтийскому морю.

Как только город-крепость Нарва оказалась в руках русских (1558 г.) она была сразу превращена в морские ворота России на Балтике. В 1566 году в Нарве побывало уже 42 корабля, что по сравнению с 6-7 судами, прибывавшими ежегодно из Европы в Архангельск, выглядело настоящим торговым прорывом. Однако шведы, ливонцы и литовцы стали мешать русской торговле и захватывали все иностранные суда, шедшие в русский порт.

Для борьбы с чужим морским разбоем, Иван IV создал собственный корсарский (каперский) флот во главе с датским авантюристом Карстеном Роде, который стал успешно действовать на Балтике. Северная Европа сразу поняла для себя опасность выхода России на Балтику и начала ответные действия. Дания, Швеция, Польша и Ганзейский союз, все выступили против нас. Роде арестовали в Копенгагене, а его флотилия была захвачена и конфискована. Вскоре была захвачена у русских войск и Нарва.

С потерей Нарвы Россия потеряла единственный выход к Балтийскому морю. И как оказалось надолго, вплоть до начала XVIII века. В результате Россия почти на 150 лет потеряла в своем динамичном развитии, а также в необходимой для нее европеизации.

Поражение в войне, потеря выхода в Балтийское море на время остановило западное влияние в России. Но при Борисе Годунове, испытывавшем прозападные симпатии, была предпринята удивительная попытка отправки на обучение в западные страны 18 русских студентов». Однако первая попытка власти приобщить русских молодых людей к европейской науке закончилась тем, что они стали первыми «невозвращенцами». Судьба большинства из них осталась неизвестной, так как никто из них на родину не вернулся, в стране в этот период началась кровавая круговерть Смутного времени (Т.Л. Лабутина).

В Смутное время другой правитель России и политический авантюрист Димитрий I, он же Лжедмитрий, будучи образованным и восприимчивым человеком, пытается провести преобразования в стране по общеевропейскому образцу, но терпит поражение, поскольку его выбор в пользу католической Польши не был поддержан большинством населения страны.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Лихолетье Смутного времени, западная интервенция шведов и поляков, с одной стороны, напугало новое руководство страны приближением к чуждому, но манящему Западу, но, с другой стороны, оно растормошило пребывающую на восточной орбите Московию.

И уже при первых Романовых учащаются контакты русских с европейцами. Начинается выборочное (сначала исключительно в военно-технической области) заимствование западных новаций. Привлечение западноевропейских наемников (как солдат, так и офицеров) на русскую военную службу стало обычной практикой. Для этого был даже учрежден так называемый «Иноземный приказ».

Уже в правление Михаила Федоровича (1613-1645 гг.) создаются русские полки так называемого иноземного строя, вооруженные и обученные на европейский манер. Появляются и первые мануфактуры, основанные европейцами.

Но инерция восточного притяжения традиционалистского государства и общества оказалось намного сильнее, чтобы перебить ее сразу новой традицией. К тому же в московском царстве укрепляется самобытная национальная государственная традиция культурного изоляционизма, одинаково удаленного и от Востока, и от Запада. Укрепившиеся традиционалисты, в первую очередь православная церковь, буквально в штыки воспринимали любые заимствования с богохульного Запада.

Но добровольная изоляция от Европы и опора на внутренние силы приводила к еще большему отставанию от начинающего буржуазную модернизацию Запада. Наконец, это стали осознавать и среди трезвомыслящей элиты страны.

Следует отметить, что Россия благоприятно воспринимала политический, экономический и культурный диалог с протестантским Западом, но с католическим Западом отношения не сложились еще со времен Киевской Руси.

Этому способствовал как конфессиональный раскол (с 1054 г.) между католиками и православными, так и геополитическое соперничество между Россией и Литвой и Польшей, объединившихся в Речь Посполитую (1569 г.) за западные и южные русские земли. Кстати сказать, достаточно агрессивная политика католической Польши (Речи Посполитой) в отношении православной Московии (России) во многом и повлияла на усилении в России изоляционистской политики и западобоязни.

Противостояние Польши и России вполне укладывается в геополитическую ось противостояния католического Запада и православной России. Известный американский исследователь — руссоист Джеймс Биллингтон так оценивал это противостояние: «Конфронтация с Польшей представляла собой первое лобовое столкновение с западной идеологией. Этот могущественный западный сосед являлся почти полным антиподом Московии. Польско-Литовская уния была, скорее, свободным образованием, нежели монолитной автократией».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Речь Посполитая стремилась не только остановить экспансию России на западные русские земли, которые когда-то входили в состав единой Киевской Руси, но и, закрепив их за собой навечно, отодвинуть границы между двумя государствами максимально на варварский московитский Восток.

Это и привело к польско-литовской агрессии против России в период Смутного времени. Характерно, что в Европе Московию тогда оценивали как варварское и азиатское государство. Показательна позиция польского короля Сигизмунда III. В 1611-1612 гг. в переписке с римским папой и европейскими монархами он, убеждая их в правомерности своих действий в Москоии, сравнивал их с походами испанцев в Африке и Америке, а русских называл дикарями, подобными африканским и индейским племенам, и врагами всего христианского мира (Н.И. Никитин).

Однако этот «цивилизаторский натиск на Восток» Польши был отбит, и уже начиная с войны 1632-1634 гг., Россия переходит в контрнаступление. В битве за Украину в войне 1654-1667 гг. одержала победу Россия, отобрав в этой войне Левобережную Украину у Речи Посполитой. Причем в этой войне хорошо зарекомендовали все более увеличивающиеся к этому времени полки нового, или иноземного, строя.

В последние десятилетия XVII века складывались предпосылки для перехода России в новое качество великой державы общеевропейского ранга. Подписав «Вечный мир» с Польшей в 1686 г. и закрепив за собой Левобережную Украину и Киев, Россия вступила в европейскую коалицию «Священную лигу» против Османской Турции.

Российско-польское противостояние вовсе не закрыло для России Запад. Пример более передовых в технологиях и энергичных голландцев, англичан, к тому же не католиков (в то время для русских хуже католиков не было врага), вдохновлял и соблазнял российские власти. Большую роль в таком соблазнении сыграла основанная в начале 50-х годов XVII в. Немецкая, или Иноземная, слобода, постепенно разросшаяся в небольшой, но благоустроенный городок со своими молитвенными домами и школами. Этот своеобразный уголок Западной Европы со своей жизнью на окраине Москвы стал постоянным каналом и проводником западного влияния на восточных московитов.

Характерно, что проживавшие в Москве иностранцы (в основном немцы) быстро «обрусевали», сильно отличаясь при этом от новоприбывших «немцев» и не спешили назад на родину. Таким образом можно указать и на обратное влияние. Современный западный наблюдатель ехидно замечает, что «старых» иностранцев сразу можно отличить — они «ходят в русском платье и очень плохи в военном деле» (по С.Ф. Платонову). Некоторые из иноземцев вступали в браки с русскими женщинами, а для этого принимали православие (в России в то время были запрещены браки православных с не православными). Приобретали они и разные пагубные привычки, например, склонность к пьянству.

При дворе Алексея Михайловича (1645-1676), а затем и сводного брата Федора Алексеевича (1676-1682) начинается пока довольно осторожное, но все более энергичное заимствование отдельных сторон европейского жизненного уклада. Надо сказать, что сами эти цари подавали пример для заимствований многих технических вещей и предметов из Европы. Неслучайно в правление этих царей в среде родовой аристократии появились первые российские западники, и возникла мода на Европу, в основном в области западноевропейского комфорта, досуга предметов роскоши, но также и образования.

Показательно что, публично провозглашая верность отцовским и дедовским обычаям, а также православной вере, верхушка российского правящего класса все более проникалась западным культурным влиянием и стремилась вольно и невольно подражать Западу. Это неизбежно вызывало разрушение и «раздвоение» той «нравственной цельности общества, между верхами и низами» которое было присуще, по словам В.О. Ключевского старорусскому обществу.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В числе лиц условно называемого кружка любителей западноевропейского комфорта: дядя царя Алексея Михайловича Никита Романов, воспитатель и свояк царя Борис Морозов, окольничий Федор Ртищев и другие. Но по-настоящему первыми западниками следует назвать князя И.А. Хворостинина, боярина и образованнейшего дипломата допетровской России Афанасия Ордин-Нащокина, боярина Артамона Матвеева, дьяка Г.К. Котошихина, князя В.В. Голицына при царевне Софье.

Друг самого царя Алексея и дипломат Артамон Сергеевич Матвеев завел у себя домашний театр и обучал своих дворовых людей «комедийному искусству». В его доме была европейская обстановка и обычаи: вместо пиров и попоек, светские беседы. Причем встречал гостей не один хозяин, но и хозяйка, чего в Москве и вовсе было в диковинку. Именно в доме Матвеева росла мать Петра Великого Наталья Кирилловна Нарышкина, внесшая в царскую семью привычки «преобразованного», по выражению С.М. Соловьева, дома Матвеева.

Некоторые знатные семьи стали приглашать учителей для воспитания своих детей, не только из православных и униатов белорусов и католиков, но и преподавателей из стран Западной Европы.

Во второй половине XVII века появлялись и первые проекты преобразования России по западноевропейскому стандарту. Дипломат Афанасий Ордин-Нащокин («самый замечательный из московский государственных людей XVII в.» по выражению Ключевского) активно пропагандировал борьбу за выход к Балтийскому морю, строительство там гаваней, флота, реформу государственного аппарата и выступал за тесное сотрудничество с европейскими странами.

Служащий Посольского приказа Григорий Котошихин (впоследствии эмигрировал в Швецию) резко порицал закрытый характер русского государства, выступал за свободный выезд в Европу для обучения западной премудрости.

Русский подданный, хорват по национальности, католик, горячий панславист (верил, что только русский царь сможет освободить славян от иноземного господства) Юрий Крижанич, убежденный сторонник неограниченного самодержавия, верил, что именно самодержавие способно «все исправить и завести все полезное, а в иных землях это было бы невозможно. «Сильнее всего он восстает он против самомнения русских, их чрезмерного пристрастия к своим обычаям и, особенно против их невежества; это главная причина экономической несостоятельности русского народа» (В. Ключевский). В своем политическом памфлете «Политические думы» убеждал высшее руководство страны использовать западные научные и технические достижения в необходимых преобразованиях страны.

Но, наверное, дальше всех смотрел фаворит правящей царевны Софьи Василий Голицын, свободно разговаривавший по-польски, по-немецки, по — гречески, по-латыни, слыл сторонником веротерпимости, что вызывало ярость церковных иерархов. При нем правительство отменило смертную казнь за ряд преступлений, улучшило процесс судопроизводства, активно боролось с «мздоимством». Сам Голицын выступал сторонником свободного предпринимательства, в том числе и привлечением иностранцев. Более того, он примерно за 170 лет до отмены крепостного права в России имел проект его отмены с денежным выкупом для крестьян помещичьей земли. Его идеи вестернизации и демократизации России намного обогнали свое время.

Интересно также отметить, что многие преобразовательные проекты и идеи русских западников XVII века легли в основу преобразований Петра I, что говорило о преемственности этих идей и предложений и их насущной потребности для страны. Западникам уже тогда при дворе и среди высшей знати активно противостояли их убежденные противники — традиционалисты. И уже тогда некоторые реформы обоих царей (Алексея и Федора) русскими почвенниками (старообрядцами) и традиционалистами воспринимались как богохульные, в делах которых они видели происки проклятого Запада. Но власть уже в лице молодого царя-реформатора Петра, с детства, увлеченного западными новинками, несмотря на все предостережения традиционалистов, тянулась только к загадочному и завораживающему своим вниманием Западу.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Вот как это объяснял знаменитый русский историк Сергей Михайлович Соловьев: «Сознание экономической несостоятельности, ведшее необходимо к повороту в истории, было тесно соединено с сознанием нравственной несостоятельности. Русский народ не мог оставаться в китайском созерцании собственных совершенств, в китайской уверенности, что он выше всех народов на свете, уже по самому географическому положению своей страны: океаны не отделяли его от западных европейских народов». Более того, «стало очевидно, что, во сколько восточные соседи слабее России, во столько западные сильнее. Это убеждение, подрывая китайский взгляд на собственное превосходство, естественно и необходимо порождало в живом народе стремление сблизиться с теми народами, которые показали свое превосходство, позаимствовать от них то, в чем они являлись сильнее…».

Соловьев четко указал неизбежный источник причин новых реформ — Запад. Западное влияние на Россию в течение XVII века было и по глубине и по охвату всей жизнедеятельности более глубоким, чем восточное, но главное, как верно указал все тот же Соловьев, — Запад, а не Восток, как ранее, для России выступал в качестве более могущественного, а значит и более значимого

«Другого». Петр Великий, как образно заметил западник Чаадаев, «Нашел у себя только лист белой бумаги и своей сильной рукой написал на нем слова Европа и Запад…» (П.Я. Чаадаев).

Прометеевский гений Петра смог повернуть перегруженный косными традициями изоляционизма российский корабль и направить его в сторону Запада. Так началась новая веха в истории России — многовекового и целенаправленного освоения западных традиций.

Исторически и генетически язычники — восточные славяне Руси приобщались к цивилизации из рук Восточной Римской (Византийской), империи, в свою очередь входившей в первичную и некогда единую общехристианскую цивилизацию, но со временем образовавшей в ней самостоятельную и неповторимую православную традицию. Затем находясь под мощным и патронирующим цивилизационным влиянием своей

«византийско-православной матери» Русь в то же время все больше обособлялась и от нее, постепенно отливаясь в особый цивилизационный мир ранней Руси, который шаг за шагом преодолевал свою пограничную маргинальность и языческое варварство.

Катастрофа XIII века связанная с монгольским нашествием явилась для цивилизационно незрелого сообщества Руси тем непоправимым ударом, который и вызвал те тектонические геоцивилизационные и геополитические сдвиги, отразившиеся в ней на все последующие столетия.

Так, стали все больше отдалятся от находившегося под Ордой Северо — Востока Руси южные и западные русские земли, которые с конца XIII в. попали в геополитическую орбиту языческой и на редкость экспансивной Литвы. А почти вся Юго-Западная Русь (бывшее Галицко-Волынское княжество) и вовсе попала под власть католической Польши (40-е гг. XIV в.). Здесь началась активная миссионерская деятельность католической церкви и колонизация земель польской шляхты. В результате чего через пару веков эта часть Руси (именуемая то «Королевство Русское», то «Червонная Русь»), оказалась наиболее отчуждена от русского культурного мира, и уже тогда частично утратила русско-православную идентичность.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Литовская завоевание Западной Руси оказалась наиболее благоприятной для ее культурного и экономического развития, поскольку она отрывала большие территории Руси из-под тяжелого ордынского гнета, а сама литовская княжеская знать все время обрусевала и ассимилировалась в русском культурном пространстве. В цивилизационном плане Западная Русь стала впитывать в себя антично-феодальные принципы взаимоотношений власти и общества, при которых состоятельные подданные были наделены довольно большими гражданскими и имущественными правами, а города получали статус самоуправления. Важно при этом отметить, что земли Западной и Южной Руси органично наследовали традиции Руси Киевского периода, не изменяя своей православной конфессиональной сущности.

Но плодотворный во всех отношениях русско-православный тренд этой части Руси в дальнейшем был вдруг нарушен, принятием династической брачной унии между великим литовско-русским князем Ягайло и польской королевой Ядвигой в городе Крево в 1385 г. С этой унии, затем дополненной дискриминационным для православно-русского населения Городельским актом 1413 г., начался медленный, но все более набирающий в годах и десятилетиях цивилизационный поворот Литовской Руси, до этого момента, в подавляющем большинстве русскоязычной и православной, в сторону католицизма и полонизма.

Этот путь все время сопровождался католическими «приливами» и «откатами» в виде некоторого уравнения в правах православного населения с католиками (например, привилегии 1432 и 1434 гг.), впрочем, не менявшие генерального движение на Запад. Западная Русь уже перестала выступать главным политическим центром собирания русских земель и центром цивилизационного притяжения всего Русского мира.

Последнее обстоятельство стало еще более актуальным, после краха Византийской империи (1453 г.), как главного цивилизационного центра православного мира. Именно тогда во всем православном мире образовался вакуум точки силы цивилизационного притяжения для всех православных народов. А Литовская Русь, попавшая под облучающее католическое влияние более активной Польши, уже таким центром по определению быть не могла.

Именно в это время (1458 г.) происходит окончательное разделение русской православной церкви на западную и восточную части. Если западные церковные иерархи в Литовской Руси именуются «митрополит Литовский и всея Руси» (Григорий в 1470 г.) или «митрополит Литовский и всея Руси» (Иосиф в 1498 г.), то тогда как восточные (в Москве) стали именоваться митрополитами «Московскими и всея Руссии» (по Соловьев А. В.).

Любопытно отметить, что если после Флорентийской унии 1439 г. московская митрополия сразу обрела свою автокефальность (самостоятельность) от Константинопольской патриархии (1448), то западная русская церковь в Литовской Руси продолжала сохранять свою конфессиональную зависимость от нее, даже не пытаясь быть самостоятельной. Так или иначе, но в двух русских государствах претендующих на право выступать в единственном числе за «всю историческую Русь» образовалось и два церковных центра, также притязающих на церковно-религиозную монополию «во всей Руси».

В отличие от Западной Руси, более суровым оказалось цивилизационное развитие Северо-Восточной Руси. Здесь со времен Александра Невского, возобладала традиция (за исключением вольно-аристократических республик Пскова и Новгорода) быть открытыми для кочевого Востока и закрытыми для католического Запада. Таким образом, Восточная Русь (без Новгорода) выбрала (во многом вынужденно) для себя модель изоляционистско-азиатского политического развития основанной не на политико-общественно-договорной власти, а на автократической системе правления.

Поэтому Восточная Русь, начиная с XIV века развивалась, пополняя свой цивилизационный ресурс не со стороны развитых государств-обществ Византийской империи и Западной Европы, а Золотой Орды. А Орда, по словам И. Яковенко представляла собой восточное ранневарварское общество, сформировавшееся на периферии Востока. Отсюда, в отличие от Южной и Западной Руси Северо-Восточная Русь вобрала в себя не только славянско-языческий и византийско-православный компоненты, но к ним был еще добавлен ордынский компонент в виде заимствованной азиатской социополитической системы, именуемой мной как вотчинно-государственная система.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Выбивающимся из общего ряда в Северо-Восточной Руси выступали феодально-олигархические республики Новгорода и Пскова. Здесь договорные отношения между властью и основными слоями общества существовали там до тех пор, пока их не присоединила к себе Москва и не покончила тем самым с их республиканско-олигархическими свободами так характерными для всех торговых республик Средневековья.

Впрочем, узкорегиональная особенность Новгорода и его торгово-ростовщический уклад жизни уже сам по себе не мог быть серьезной альтернативой Москве, готовой уже тогда взять на себя роль общерусского лидера. С другой стороны, все многочисленные материальные разрушения и политические трансформации в результате заимствования ордынской политической культуры не отразились на самодостаточной духовной культуре Северо-Восточной Руси. Скорее, наоборот, в условиях чужеземного господства и изоляции от других христианских центров духовно-религиозная культура Северо-Востока Руси и особенно низовое православие только окрепло и закалилось в монастырских общинах Сергия Радонежского и Кирилла Белозерского. Наполнилось новыми идеями и смыслами, например праведной идеей «Святой Руси». Здесь мы наблюдаем настоящее церковно-религиозное обновление по сравнению с Русью Западной, которая будучи в ВКЛ (Великое Княжество Литовское) оказалась объединенной династической унией с конфессионально чуждой Польшей.

Уже во второй половине XIV века в рамках тогда еще одного цивилизационного пространства Руси, но расколотой на множество государственных образований сложились два конкурирующих между собой центра: Вильно и Москва. Причем даже в первой половине XV века (особенно в правлении Витовта Великого) Вильно (ныне Вильнюс) заметно опережал Москву, как в статусе великой суверенной державы (Москва тогда была еще под Ордой), так и по таким показателям как: территории и людей, исповедующих православную веру.

Однако уже в правление московского великого князя Ивана III (1462 — 1505) Москва не только выравнивает общие показатели с Литвой, но проводя, более наступательную стратегию в деле собирания всей Руси, стала и серьезно опережать Литву. Начинается активный отъезд русских князей из все более католической Литовской Руси в Москву, отныне лидирующий центр русского православия. Литва раз за разом проигрывает войны с Москвой, которая в итоге получает целый ряд русских городов от нее (Смоленск, Брянск Рыльск, Путивль, Гомель, Дорогобуж и т.д.).

Иван III, а затем и его сын Василий III, объединив под главенством Москвы всю Северо-Восточную Русь, отныне уже претендуют на объединение всех русских земель бывшей исторической Киевской Руси, а значит и территорий Западной Руси. Крушение Византии как главного цивилизационно-культурного и политического центра православия, наряду с объединением всех северо-восточных земель Руси под главенством Москвы и католической экспансии в Литовской Руси усиленно осмысливается русскими религиозными деятелями Восточной Руси.

Неслучайно именно в начале XVI века, с осознанием того что только Москва является средоточием независимого от других политических центров и конфессий православия, появляется знаменитая православно-мессианская идеологема «Москва Третий Рим» игумена псковского Елеазарова монастыря Филофея. Его идея выраженная в послании московскому государю Василию III, четко формулирует исключительную монополию Москвы на «правильное христианское наследство» Древнего Рима и Константинополя — «четвертому же Риму не бывать».

В XVI веке военно-политический и культурно-конфессиональный перевес Восточной Руси, все более превращающейся в Московскую Русь над Литовской Русью становится все более явственным. Ярко это продемонстрировал начальный период Ливонской войны, где литовско-русские войска потерпели от московско-русских войск Ивана IV серьезные поражения. Боязнь по-азиатски агрессивной московитской России (так ее именовали в Польше) Ивана Грозного заставляет прокатолическую верхушку Литовской Руси пойти на общегосударственное объединение — унию с Польшей. Для Ватикана уния означало расширения латинской веры среди заблудших в православной ереси русских, а для Польши возможность создания по настоящему великой державы в Восточной Европе.

Собственно подобная уния вызрела давно и была логично подготовлена всем историческим периодом после династической Кревской унии. Польша, несмотря на порой яростное сопротивление литовской знати (часть из них в знак протеста даже покинула Сейм), смогла навязать это политическое объединение на выгодных для себя условиях.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Согласно Люблинской унии 1569 г. Великое княжество Литовское объединялось в двуединое государство Речь Посполитую, с признаками, как федерации, так и конфедерации. Так между Литвой и Польшей продолжали сохраняться государственные границы, и даже были у каждой свои армия и денежная система, но в главном политическом и конфессиональных вопросах было единство. Поскольку польское королевство и Великое княжество Литовское и Русское провозглашались «единым нераздельным и неразрозненным телом», общей Речью Посполитой, слившей «в один народ два государства и народа».

И Литовской Русью и Польшей правил совместно избираемый на сейме король и коронуемый затем в польской столице Кракове. А всеми общегосударственными вопросами двух государств решались на общем (вальном) коронном Сейме для «обоих народов под королем польским». Но в проведении внешней политики Речь Посполитая (РП) выступала как единая держава. Последнее обстоятельство значительно укрепило новое государство на международной арене, в частности привело к победе над московско-русским царством в Ливонской войне.

Но важно при этом отметить, что территория Литовской Руси после унии резко сокращалась в пользу Польши. В пользу Польши княжество Литовское уступало: воеводства Подляхию (Подляшье), Волынь и княжество Киевское княжество вместе с Подольем и Киевом во главе. Практически вся Малороссия оказывалась под властью польских панов и короны. А под властью Литвы сохранялись только северо-западные русские земли: Берестейщина и Пинщина (современная Белоруссия).

Несмотря на декларативно равноправный характер для обоих государств Люблинской унии, не было ни для кого секретом, что эта уния открывала еще более широкие возможности для полонизации многонационального и поликонфессионального государства. Польский язык в делопроизводстве, польская административная и правовая системы закреплялись законодательно на всей территории этого трехсоставного государства.

Вот только по едкому выражению украинского исследователя Натальи Яковенко само русско-православное население государства теперь превратилось в «третьего лишнего» только «двух народов» — поляков и литовцев, причем католиков. После Люблинской унии католицизм получал еще больше ресурсов к дальнейшему вытеснению православия.

Еще большим толчком к полонизации и католицизму Западной Руси вошедшей в состав Речи Посполитой стала конфессиональная Брестская уния 1596 года. Любопытно отметить, что инициатива в проведении религиозной унии 1596 г. исходила даже не от польского католичества, а от ряда высших православных церковных иерархов (епископов Ипатия Потея и Кирилла Терлецкого). Все это ярко свидетельствовало о внутреннем мировоззренческом кризисе, в котором пребывало русская православная церковь (киевской митрополии), длительное время находившаяся под юрисдикцией иноземного и инаковерующего государства.

В то же время без систематической «работы» по выдавливанию православия со стороны католической церкви, польской знати и их подталкиванию к такому решению (например, деятельность иезуита Петра Скарги) вообще невозможно было бы представить ее подписание.

По условиям Брестской унии сохранялись православные догматы и обряды, а также земельные владения православной церкви. Но новая униатская церковь подчинялась римскому папе, а на ее духовенство распространялось католическая организация управления.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

И все-таки подписание такого компромиссного соглашения с католицизмом вызвало острое сопротивление со стороны большей части православного духовенства и части русской знати во главе с князем Константином Острожским. Противники унии провели в том же самом Бресте свой собор, на котором подтвердили верность Константинопольскому патриархату и предали «вероотступников» анафеме.

Вот только правящая власть в лице короля Речи Посполитой Сигизмунда III и католической церкви, разумеется, полностью поддержали сторону униатов, переведя традиционное православие на положение нелегальной и гонимой властями конфессии, а также передав её имущество униата. Зато литовско-русская знать, желая к тому же получить все права и привилегии польского шляхетства активно полонизировалась, оставляя православие и церковнославянский язык низам.

Для Польши и Рима униатская церковь рассматривалась как необходимая, но первая ступень к полной латинизации православных «схизматиков». Проиграв протестантской Реформации в Западной Европе, Ватикан надеялся все с лихвой вернуть на Востоке. Там строили планы даже на упорную Московию, которая могла бы стать более податливой к распространению католицизма, если бы оно возобладало бы в Западной Руси. Подобные проекты существовали всегда, но после 1596 г. они имели больше шансов, особенно когда в России наступило Смутное время.

А между тем борьба грекокатоликов (униатов) и сторонников традиционного православия в Речи Посполитой продолжалась до 1620 г., когда, наконец, была восстановлена митрополия «Киевского и всея Руси». А в 1633 году эту церковь (с влиянием в ней польско-латинской культуры) признала даже королевская власть РП. Однако на практике это ровным счетом ничего не меняло. Дискриминация православного большинства продолжалась все годы существования этого государства. По сути, часто называемое национально-освободительным движением, восстание Богдана Хмельницкого было еще открытой религиозной войной дискриминируемого православного большинства в Малороссии против униатов и католиков.

Последствиями Брестской унии были становление в Западной Руси особой греко-католической субкультуры и дальнейшее размывание старорусского самосознания под влиянием частично заимствованных полонизированных форм. Это собственно и привело к трансформации сложившейся ранее древнерусской идентичности, а также к появлению таких культурно-языковых феноменов, как литвинство (в Белоруссии) и полонизированное украинство (в Малороссии).

Превращение Литовской Руси, где все-таки доминировало православное население в полонизированную и католическую Речь Посполитую, коренным образом повлияло на образ жизни, культуру и даже самоназвание всех проживающих там русскоязычных подданных сохраняющих верность традиционному православию. Восточная Русь, ставшая уже Московской Русью в силу длительного и тяжелейшего Смутного времени не могла быть в качестве притягательного государства для русских Западной Руси. Москва с трудом отбивалось от настойчивых попыток королей Речи Посполитой расширить свои территории на российский Восток. Неудивительно, что для московской России Речь Посполитая стала главным геополитическим противником в XVII веке.

Обычно и во многом справедливо в польской историографии называют XVII век золотым веком развития польской государственности и расцвета польской культуры. Европеизированная и просвещенная Речь Посполитая казалось бы, тогда выгодно отличалась от ослабленной и пребывающей в азиатской изоляции, суровой и чопорной России, где даже численность населения также уступала польско-литовско-русскому государству.

Однако материальная мощь этого крупнейшего государства (РП) в Восточной Европе, покоилась на зыбком фундаменте: изначальной слабости верховной власти — короля, к тому же избираемого на вальном Сейме шляхтой. Вот почему в Речи Посполитой главной фигурой становился польский и полонизированный (на землях ВКЛ) магнат и шляхтич с его исключительным правом «либерум вето» (право единоличного «вето» на принятие любого решения сейма), который и по сей день в историографии рассматривается как важнейший атрибут шляхетской демократии.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Но для самого государства РП такая феодальная демократия была разрушительна. Подсчитано, что из-за применения шляхтой «либерум вето» было сорвано с 1652 г. и по 1663 г. 37 из 73 сеймов (В. Иванов). Шляхетские вольности и перспектива приобщения к европейской моде и просвещению манили многих западнорусских феодалов. Это заставляло их как можно быстрее расставаться со своими русскими именами, забывать старославянский (церковнославянский), полонизироваться и даже принимать католицизм.

Мелетий Смотрицкий, ставший архиепископом полоцким в своем сочинении «Плач» (1610 г.) от лица Православной Церкви перечисляет и буквально оплакивает погибель в латинстве западно-русских родов: «Где теперь дом князей Острожских, который превосходил всех блеском своей древней (православной) веры? Где князья Слуцкие, Заславские, Збаражские, Вишневецкие, Сангушки, Чарторыйские, Пронские, Рожинские, Соломерецкие, Соколинские, Лукомские, Пузыны и др. без числа? Где вместе с ними и другие роды — древние» именитые, сильные роды славного по всему миру силою и могуществом народа русского: Ходкевичи, Глебовичи, Кишки, Сапеги, Дорогостайские, Войны, Воловичи, Зеновичи, Пацы, Халецкие, Тышкевичи,

Корсаки, Хребтовичи, Скумины, Поцеи и другие»?

Еще больше негодует Смотрицкий по поводу униатов, называя их:

«плохими», «ложными», лицемерными русинами». А, по словам епископа Перемышльского Михаила Копыстенского униаты и вовсе «нерусские». Они наряду с поляками являются внешними врагами православной Руси (по О. Неменскому).

Впрочем, в этом не было ничего удивительного, как говорится «слава и богатство стоят мессы!». Элиты чаще всего склонны к конфессиональным и этнополитическим «изменам» традициям предков. Старорусский язык вместе с православием, став немодными среди русскоязычной знати вытеснялись на периферию и становились уделом городских и сельских низов. Зато латинский алфавит и графика в Речи Посполитой заняли господствующее положение, что неизбежно подрывало общее русское культурно-языковое пространство в Западной Руси. На фоне полонизации и дерусификации происходит фрагментация русского языкового пространства. В связи, с чем окончательно оформляются протобеларусское и малороссийское наречия.

Традиционно проживающие на землях Западной Руси православные подданные сначала Литовской Руси, а затем и Речи Посполитой называли себя «русскими людьми». В документах того времени часто фигурировали такие названия как «руские», «руськие», а в единственном числе значилось термин «русин». Отсюда название обширного края звучало как «Русская земля», «Руская» или «Руськая земля».

Парадокс заключался в том, что жители Восточной Руси, объединенные Москвой в единое государство, тоже называли себя «русскими», но являлись подданными другого государства уже давно соперничающего с Литовской Русью, а затем и Речью Посполитой. В дополнение к устоявшемуся термину

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

«Русь» для обозначения жителей как Западной, так и Восточной (московской) Руси стали прибавляться и греческие термины «Россия» и «россияне».

С точки зрения большого специалиста по этому вопросу Б.М. Клосса, в течении XV-XVI вв. слова «Росия», «Росийское царство, «Росийская держава» широко используют такие писатели Восточной Руси, как Иосиф Волоцкий, Максим Грек, патриарх Иов. И хотя само понятие «россияне/россияны» по словам того же Клосса, оставалось более книжным чем распространенным в обиходе, но оно стало применяться к самоназванию людей «русской веры» (православных) как в московской России, так и в Речи Посполитой.

По словам дореволюционного южнороссийского филолога Михаила Максимовича (см. его работу «Об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси»), с 90-х годов XVI века, после Люблинской и Брестской унии, «…своенародные имена Русь, русский начали заменять, по греческому произношению их, именами Россия, российский…». Другой пример, в тексте Гадячского договора гетмана Выговского с Польшей (1658 г.), говорилось о населении Малороссии как о «народе Руском» и одновременно «россиянах».

Тем не менее двойное самоназвание «Русь» и «Россия», больше было распространено в Московской Руси, чем в польско-литовско-русском государстве — РП, которая с самого начала выступала как польский проект поглощения и Литвы и Руси.

Еще в конце XIV века в русских землях подчиненных канонической константинопольской патриархии появляется условное деление на «Великую» и «Малую Русь». Само это деление также исходило от Византии, ее патриархии. При этом под «Малой Русью» понималось территория Литовской Руси, под «Великой Русью» территория Северо-Восточной Руси, включая и Киев. Затем, по словам авторитетного в этом вопросе русского историка Александра Соловьева, деление на «Великую и Малую Русь» больше не вспоминается в церковных кругах до самого конца XVI века. Но с конца XVI века эти названия вновь фигурируют в публицистической литературе того времени. При этом и у первопечатника Ивана Федорова и у политического диссидента А. Курбского под термином «Великая Русь» именуется только Московская Русь, подчиненная царю Ивану IV Грозному. А вот под термином

«Малая Русь» понимается в трудах южнорусских книжниках Русь, находящаяся под властью поляков и литовцев.

Так, через несколько лет после Берестейской унии 1596 г. известный проповедник Иоанн Вишенский пишет с Афонской горы послание «ко всем православным христианам Малое Руссии, народу Русскому, Литовскому и Лядьскому». Иоанн Вишенский говорит при этом об одном русском народе, но четко разделял его проживание на два политических организма-Малой Руси и Великой Руси (по А. В Соловьев). С середины XVII века территория населенная русскими православными и подконтрольная полякам в составе Речи Посполитой именуется как «Малороссия» (в первую очередь, Киевщина, Волынь, Подолье, Черниговщина). А проживавшие жители там, по словам бывшего президента Украины Кучмы, «считали себя русскими из Малороссии».

По мнению другого зарубежного русского историка Ивана Лаппо, сами названия «Великая Россия» и «Малороссия» именно из Киева были заимствованы Москвой. Так по его словам (И. Лаппо), уже в 1648 г. в Москве была напечатана «книга о вере единой», предназначенная, как сказано в ней, для всех, кто отправляет богослужение «богоугодным языком словенским в Великой и Малой Руси, в Сербах и Болгарах».

На образованном под властью короны казацком гетманстве, которым стал руководить герой национально-религиозной войны Богдан Хмельницкий, сами термины «Малая Русь» и «малороссы» становилось преобладающими. Так в своём Белоцерковском универсале 1648 года гетман Богдан Хмельницкий, поднявший антипольское восстание, обращается к «Малороссиянам». Присоединив по условиям Переяславской Рады Малороссию, московско-русский царь Алексей Михайлович вводит с марта 1654 г. новый, более точный царский титул: «Всея Великая и Малая Росии» (Ф. Гайда).

После вхождения Левобережной Малороссии в состав России термины «Малороссия» и «малороссы» используются все чаще (больше в официальных документах) и в следующем XVIII веке они закрепляются. В то время как в простом обиходе по-прежнему господствуют самоназвание русские («руський», «русин»). Последние самоназвания в XVII веке были распространены и в землях, находившихся под юрисдикцией Великого княжества Литовского.

Само разделение в XVII на две политические и культурно-языковые зоны: Малороссию и земли, позже названные Белоруссией, на практике означал окончательный провал Западной Руси в качестве альтернативного Московской России цивилизационно-политического проекта. Вполне логично, поскольку цивилизация не может сложиться при антагонизме государственно — политического режима и культурно-конфессионального ядра.

Геополитическое противоборство между двумя государственными центрами (Польшей и Москвой) наложило неизгладимый отпечаток в цивилизационном самоопределении некогда единой Руси, отныне распавшейся на самостоятельную восточно-русскую геоцивилизацию с центром в Москве и на все более дробящийся между собой мир Западной Руси с выделением в нем называемых «литвинов» (предков белорусов и русифицированных литовцев) и «малороссов».

Польский католицизм выступил главным цивилизационным антагонистом сформировавшейся после Смутного времени восточно-православной цивилизации во главе с Москвой. В свою очередь для Польши, выступающей единодержателем в Речи Посполитой, Москва становится самым опасным противником за западные русские земли, которые Польша нацелилась полонизировать и окатоличить. Западная Русь лишенная своей цивилизационной цельности и все более маргинализирующая выступает в качестве поля битвы между двумя непримиримыми цивилизационными государствами.

Битву за Малороссию, вернее восточную часть ее выигрывает в итоге Москва, присоединив ее по Андрусовскому миру в 1667 г., подкрепленному «Вечным миром» в 1686 году. Борьба будет продолжена в XVIII в. И, как известно все закончится полной катастрофой Речи Посполитой и присоединением уже к «единственной» России ее западнорусских земель. В тоже время явственно обозначившийся во второй половине XVII века цивилизационный и геополитический перевес Москвы над Польшей за западные русские земли, и политически и культурно повлияла на саму Москву. И даже обозначил начало расставание ее своим средневековым традиционализмом.

Благодаря многим культурным заимствованиям со стороны более развитой западнорусской словесности и культуры (в правлении Алексея Михайловича и Федора Алексеевича) восточнорусский мир России легче адаптировался и подтягивался к динамичной цивилизации Запада, вступая вместе с ней в Новое время. Западно-русский мир сыграл важнейшую роль канала и «своего проводника» — шерпы для русских Московской Руси потянувшихся к чужеродному, но могущественному Западу.

Особое влияние европеизация оказала на отечественную законодательную традицию, которая прошла в это время значительную трансформацию.

Категория «источник права» является базовым научным термином, который определяет процессы правовой жизни, а посему до настоящего времени не утратившая своей дискуссионности. Анализ научной литературы об источниках права позволяет утверждать о том, что универсального определения понятия «источник права» до сих пор не выработано. Причины этого, по нашему мнению, в следующем.

Во-первых, в многогранности и многозначности самого термина «источники права». Каждое новое исследование, опираясь на предыдущие, привносило что-то новое в дефиницию этого понятия. Так, Н.М. Коркунов под источниками права понимал «формы объективирования юридических норм», отмечая важность учения о формах права, поскольку «всякому важно определить наперед, с возможной точностью, при соблюдении каких именно правил он может быть обеспечен от всякого притязания со стороны других и соблюдения чего именно он может требовать от них самих. А это возможно только относительно объективировавшихся норм».

Желание уйти от его многозначности приводило к появлению новых терминов, например «формы права» (Г.Ф. Шершеневич), «нормативный фактор» (Л.И. Петражицкий), что зачастую только усложняло учение об источниках права, поскольку вновь вводимые определения приходилось как-то отграничивать от понятия «источники права». Исследования советских юристов привели к дифференцированному рассмотрению формы права. Например, Д.А. Керимовым выделялись внутренняя и внешняя формы правовой нормы.

Именно внешнюю форму — форму выражения права — называли источником права. С.Л. Зивс отмечал, что «источник права есть внешняя форма объективизации правовой нормы. Причем только объективизированная норма становится общеобязательной правовой нормой, реализация которой обеспечивается соответствующими средствами государственного воздействия».

По мнению М.Н. Марченко, источник права как явление и отражающее его понятие следует рассматривать одновременно с разных сторон и в разных аспектах, а именно:

с этимологической стороны, с точки зрения общепринятого представления об источнике — его понятии и содержании как таковом. Для этого широко используются толковые словари;

под углом зрения источника права как естественного — географического, климатического, биологического и иного фактора, оказывающего непосредственное влияние на процесс правообразования и опосредованное на процесс правотворчества и, соответственно, на само право;

с точки зрения источника права как социального, политического, идеологического, культурологического и иных подобных факторов. Этот источник права можно назвать, исходя из его природы и назначения, социальным источником права;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

с материальной, точнее экономической стороны, с точки зрения восприятия в качестве источника права экономических факторов, существующих в том или ином обществе. Исходя из природы и характера данного источника права, его обычно называют материальным источником права;

в философском плане, когда основное внимание обращается на то, какие по своему характеру (либеральные, консервативные и проч.) философские идеи легли в основу той или иной правовой системы;

в формально-юридическом плане, когда основное внимание исследователей концентрируется на средствах и способах внутренней организации правовой материи, а также на формах ее выражения вовне.

В современной теории права присутствуют три подхода к соотношению понятий «форма права» и «источник права», выработанные правовой наукой за долгие годы: понятия формы и источника права тождественны (например, М.И. Байтин), данные понятия различны (например, Н.Н. Вопленко); понятия совпадают лишь частично (например, С.В. Бошно). Большинство же современных ученых используют словосочетание «источники (формы) права».

Во-вторых, дефиниция источников права зависит от конкретной исторической эпохи, когда она формулировалась. Необходимо признать, что определение «источников права» сформулированное в дореволюционной России в полной мере не могло устраивать советских юристов. Очевидно, что на исследователя конкретного исторического периода оказывают влияние различные факторы, начиная с доминирующей юридической традиции, и заканчивая системой верований и ценностей, укоренившихся в общественном сознании конкретной эпохи. Например, если в дореволюционной России естественным считалось выделение в качестве источника права закона Божьего, то в советском государстве значение этого источника права или совсем замалчивалось, либо существенно нивелировалось.

В-третьих, для различных временных периодов определение и система источников права должны формулироваться по-разному, учитывая особенности рассматриваемой эпохи. Исследователь истории права, по нашему мнению, в определенной мере должен абстрагироваться от довлеющих над ним современных юридических понятий, поскольку перед ним стоит научная задача установить систему источников права прошлого в соответствие с конкретно-историческим контекстом, который он изучает и правовую жизнь которого воспроизводит.

Изучение конкретных правовых памятников, установление взаимосвязей между ними, определение закономерностей их развития в течение XVII века требует использования определенной логической операции, а именно деления объема понятия.

Как известно, существуют три приема реализации данной логической операции: деление понятия по видоизменению признака; дихотомия; классификация.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

При делении понятия по видоизменению признака основанием деления является тот признак, по которому образуются видовые понятия; этот признак является видообразующим. При отсутствии установленного основания деления пользуются приемами дихотомии, которые состоят в том, что объем разделяемого понятия делится на два противоположных понятия — деление понятий по принципу А и не-А.

Особым типом деления является классификация, представляющая некоторую совокупность делений (деление некоторого класса на виды, деление этих видов и т.д.).

Другими словами, классификация является наиболее сложным приемом логической операции «деление». Как правило, исследователь какого-либо явления изначально применяет простые способы деления: деление понятия по видоизменению признака и дихотомию. После накопления достаточного количества элементов исследуемого явления, выделенных с использованием различных оснований и критериев, имеется возможность создать определенную классификацию этих элементов, которая может выявить систему их соподчинения и используется как средство установления связей между отдельными элементами классификации, а также для ориентировки в их многообразии.

В отечественной научной литературе понятие «классификация» используется чаще всего одновременно и в значении процесса, и в значении результата этого процесса.

Без проведения классификации невозможно изучить многообразие существующих видов источников права, систематизировать их, установить различия между ними. Правильно составленная комплексная классификация отражает закономерности развития источников права в выбранной национальной системе в определенный исторический период, раскрывает связи между ними, помогает сориентироваться в любом их множестве, служит основой для их упорядочения в системе источников права.

Применяя метод дедукции, следуя от общего к частному, представим классификацию (классификационную схему) источников русского права XVII века, после рассмотрения наиболее распространенных в отечественной науке подходов к делению и классификации понятия «источник права».

В юридической литературе существует достаточно много вариантов деления понятия «источник права» с использованием приема «деление понятия по видоизменению признака».

Наиболее ранним и очевидным критерием деления источников права выступал критерий субъекта правотворчества. Начиная с XVIII века, по этому критерию выделялись закон, являющийся продуктом правотворчества верховной власти, и правовой обычай. С развитием учения об источниках права по этому критерию выделялись и другие источники права.

Например, В.И. Сергеевич источники русского права классифицировал, деля их на обычай, уставную деятельность князей, договоры (в том числе частно-правовые), вечевые постановления, византийское право, правовые сборники (судебники, уложения). Причем, относя к источникам права «договоры», В.И. Сергеевич отмечал, что «в древнее время роль договоров была гораздо шире, они не применяли только известное уже право, а устанавливали его вновь. Это особенная роль договоров в древнее время стояла в тесной связи с отсутствием законодательной власти, в настоящем смысле этого слова, и с преобладающим образованием права путем обычая».

Г.Ф. Шершеневич выделял следующие виды источников права: закон, правовой обычай, административный указ, судебную практику.

Н.Е. Чижов (Метла), разделяя источники права по критерию субъекта правотворчества, выделял внутренние (непосредственные) и внешние источники права. К первым он относил народный дух, народное правосознание, ко вторым — обычное право и закон.

Существенное распространение получило деление понятия «источники права» в зависимости от того, общественный или частный интерес охраняет тот или иной источник права.

Сторонники психологической школы права в XIX-начале ХХ века в качестве критерия деления понятия «источник права» применяли психологическое переживание индивидуума, вызванное «нормативным фактом» (законом, обычаем, судебной практикой т.д.), которое привело его к правомерному поведению.

В.А. Четвернин, Г.Б. Юрко и др., определяя в качестве критерия деления содержание официальных правовых текстов, все источники права разделяют на первичные и вторичные.

Причем в научной литературе в понятие «вторичные источники права» определяется неоднозначно:

1)»второстепенные», «вспомогательные», «применяемые во вторую очередь», «дополнительные» источники права [2] ;

)вытекающие из первичных, расширяющие действие первичных источников права.

О первичных и вторичных источниках права также говорится в контексте различия: внетекстуальных (интерсубъективная деятельность членов общества, которая и порождает феномен права) и текстуальных (правовые тексты) источников права; фактических (реальных, материальных и т.п.) и формальных (формально-юридических, текстуальных и т.д.) источников права.

В современных исследованиях также встречается деление формальных источников права на первичные и вторичные. В этом случае под первичными источниками права понимают правовые тексты, в которых нормы права официально формулируются впервые («первичные нормы»). Вторичными источниками права считаются производные от первичных официальные правовые тексты, в которых интерпретируется содержание первичных источников права, уточняется смысл правовых норм и, таким образом, формулируются «вторичные нормы». В частности, это акты нормативного толкования первичных источников права.

Первичность источника права означает, что содержащиеся в официальном тексте правоположения однозначно не вытекают из какого-то другого, ранее созданного официального правового текста. Вторичность, наоборот, означает, что официальный текст, используемый как источник права, содержит правоположения, ранее уже сформулированные. Например, закон в части, в которой он развивает, интерпретирует положения Конституции или международного договора, является вторичным источником права.

Примером применения приема дихотомии является группировка источников права, используя в качестве критерия деления понятие «правовая традиция». Правовая традиция — это закономерность развития права, определяемая особенностями его национально-исторического развития и проявляющаяся в четко выраженной стабильности, повторяемости и преемственности источников права. Учитывая этот критерий современные исследователи разделяют источники права на типичные и нетипичные (например, К.В. Петров, В.А. Сапун, М.Г. Смирнова и др.), традиционные и нетрадиционные (например, Н.Н. Вопленко и др.).

Не вникая в теоретические нюансы, можно объединить понятия типичные и традиционные источники права; нетипичные и нетрадиционные источники права. Под типичными (традиционными) источниками права понимают, как правило, доминирующие в национальном праве источники, соответственно, нетипичные (нетрадиционные) источники — это новые, менее распространенные в текущий исторический период источники права. Необходимо отметить, что о данном делении понятия «источник права» говорят в отношении определенного национального права и конкретного исторического периода. Из чего следует, что понятия типичные (традиционные), нетипичные (нетрадиционные) источники права достаточно условны и относительны. Ярким примером трансформации нетипичных источников права в типичные, является процесс становления закона в качестве типичного источника русского права. Вплоть до XVвека типичным источником русского права являлся правовой обычай. В качестве субсидиарного, во многом нетипичного источника права выступала воля государства, выражавшаяся в форме устных велений. Нормативный правовой акт в X-XV вв. в том значении, в котором данный термин используется в современной юриспруденции, не существовал.

Становление «закона» в качестве нетипичного источника права происходило на фоне появления новых видов общественных отношений, прежде всего таких, которые непосредственно возникали в связи с развитием государства. Закон, имевший в тот период форму санкционированных верховной властью норм обычного права, на протяжении XV-XVII вв. становится приоритетным, а подчас и единственным источником права. Вместе с тем на протяжении указанного периода значительную роль в частных отношениях занимали иные регуляторы. Закон в современном значении появился в России лишь в начале XVIII века, а типичным источником права стал лишь в XIX веке.

Как мы видим, количество критериев классификации источников права достаточно велико. Поскольку, как было установлено выше, это понятие является многозначным, определить конечное количество критериев его деления не представляется возможным. Этим объясняется большое количество классификаций этой правовой категории, которые существенно отличаются друг от друга степенью сложности своей структуры, количеством выделяемых родов, видов, подвидов и т.д. Большое количество различных классификаций источников права объясняется еще и тем, что выделение отдельных подвидов, видов источников права и последующая группировка их по родам, классам и т.д. каждым исследователем проводиться для достижения определенной цели.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Например, М.Н. Марченко при исследовании различий подходов позитивного и естественного права одним из критериев таких отличий определяет источники (формы) права, на которые опирается каждая из концепций. В целях своего исследования М.Н. Марченко разработал следующую классификацию: все источники (формы) права он разделяет на два рода — источники (формы) позитивного права и источники (формы) естественного права.

Видами источников (форм) позитивного права, вслед за Дж. Остином, он считал: монарха; лиц, находящихся в прямом подчинении монарху; лиц, занимающихся от имени верховной власти правоприменительной деятельностью. В более позднем варианте «классической» концепции позитивного права роль монарха была заменена соответствующей ролью высшего законодательного органа — парламента.

Придерживаясь понимания источников права в материальном смысле, М.Н. Марченко отмечал различия источников (форм) права, на которые опираются, с одной стороны, теологические доктрины естественного права, с другой — светские концепции естественного права.

Видами источников (форм) права в теологических доктринах естественного права им определяются: Бог, божественная воля, божественная справедливость. В светских концепциях естественного права в качестве форм и источников права выделялись: человеческая природа, разум человека, природа вещей и т.п.

Н.Н. Вопленко предлагает классификацию источников права, которую он основывает на тезисе о том, что правообразование, как таковое, есть результат взаимодополнения двух основных факторов и способов формирования права:

1)деятельности правотворческих органов;

2)социальных условий жизни общества.

Н.Н. Вопленко отмечает, что деятельность субъектов правотворчества юридически урегулирована, протекает в определенных процедурно — процессуальных рамках, упорядочена, целенаправленна и имеет, как правило, профессиональный характер. В свою очередь, действие социальных истоков права спонтанно, относительно незаметно в ближайшем измерении, и подчиняется влиянию более глобальных закономерностей — законов общественного развития.

Учитывая сказанное, первым уровнем своей классификации Н.Н. Вопленко определяет два элемента: социальные источники права и легальные источники права. Он отмечает, что критерием первичного деления всех источников права на социальные и легальные выступают субъекты и способы их издания и формирования.

В качестве видов социальных источников права Н.Н. Вопленко выделяет: экономику, политику, социальную структуру общества, идеологию, психологию, нравственность.

Под легальными источниками права он понимает действующие в пределах правотворческой компетенции субъекты, разрабатывающие и вводящие в действие юридические источники или формы права.

В материальном понимании в качестве легальных источников права Н.Н. Вопленко выделяет: народ, органы государства, должностных лиц, общественные объединения. В свою очередь, эти субъекты формируют источники права в формальном смысле — юридические источники и формы права, которые подразделяются на два подвида: установленные государством; санкционированные государством.

Классификация Н.Н. Вопленко предполагает дальнейшее деление. Так, юридические источники и формы права, установленные государством — нормативные акты — подразделяются на законы и подзаконные акты. К юридическим источникам и формам права, санкционированным государством, относятся: правовые обычаи, нормативные договоры, акты общественных объединений, юридическая практика, правовые доктрины, религиозные нормы.

Наряду с общетеоретическими классификациями источников права, в отечественной историко-правовой науке разрабатывались классификации источников права России.

К наиболее ранним попыткам такой классификации можно отнести исследование С.Г. Саларева. В своей работе «Описание разного рода российских грамот» он делил все источники русского права, в формальном их понимании, на три разряда:

1)государственные, ккоторым относил: грамоты договорные, жалованные, бессудные, уставные, губные, опасные; уставы, законы;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

2)обрядные — употреблявшиеся в судопроизводстве и в других случаях (например: грамоты челобитные, приставные, зазывные, правые, отпускные, раздельные, межевые, рядные, кабалы, льготные, поручные, ввозные);

3)смешанные — дававшиеся по разным предметам (например: четные, торговые).

Д.М. Мейчик в качестве принципа классификации источников русского права выдвигал участие в их оформлении «правительственной власти в лице ее высших и низших представителей».

По этому критерию все источники русского права он подразделял на правительственные и частные. К первым он относил: грамоты указные, жалованные, судные. К частным источникам русского права он относил следующие виды грамот: раздельные, мировые, отступные, меновные, купчие и посильные, духовные.

Промежуточную категорию актов, по мнению Д.М. Мейчика, составляли акты отводные, разъезжие или разводные, поскольку в одних случаях они оформлялись правительственной властью, а в других имели характер добровольных частных сделок.

В первой четверти ХХ века классификацию дореволюционных источников русского права разработал С.А. Шумаков. За основу своей классификации он, как и Д.М. Мейчик, взял деление всех источников права в зависимости от того, от кого исходил источник права. По этому критерию он выделял:

)грамоты, даваемые правительственною властью;

2)грамоты из области церковного права;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

3)частные акты.

Грамоты, даваемые правительственною властью, С.А. Шумаков разделял еще на три группы грамот: по внутренним делам, процессуальные, по внешним делам.

А.А. Зимин классифицировал источники дореволюционного русского права в зависимости от их содержания, рассматривая историко-правовую структуру источника права, как дополнительный фактор.

Он выделял: акты о социально-экономических отношениях; акты внутренней и внешней политики.

К первой группе он относил:

)акты феодального землевладения. Среди них:

а) акты, характеризующие борьбу феодалов за землю (данные, меновные, купчие, межевые и др.);

б) акты, фиксирующие феодально-имущественные права землевладельца (жалованные грамоты, несудимые, тарханные и льготные).

)акты, характеризующие вассальные отношения феодалов (княжеские договорные грамоты, шертные грамоты татарских ханов, присяжные, складные, поручные грамоты);

3)акты, относящиеся к истории феодального хозяйства, крестьянства и холопства (духовные грамоты, крестьянские порядные, кабалы, грамоты ввозные и послушные);

)акты о феодальном ремесле и торговле XV-XVIIвв. (данные, льготные, тарханные на городские дворы и слободы);

)акты историко-бытовые (рядные, сговорные и роспускные о заключении и расторжении брака).

Вторую группу источников русского права составляли:

1)княжеские духовные и договорные грамоты;

2)акты, характеризующие внутреннюю политику, управление и суд. Среди них:

а) уставные наместничьи грамоты и доходные списки, грамоты в «кормление»;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

б) акты судебно-процессуального характера (судные списки, правые и бессудные грамоты);

в) акты церковно-административного управления.

3)акты внешнеполитического характера.

Л.В. Черепнин при составлении своей классификации источников русского права исходил из формационного подхода к пониманию развития общества, превалирующем в советской науке. В основу такой классификации был положен принцип содержания источников права, то есть принцип тематический.

Все источники русского дореволюционного права Л.В. Черепнин разделил на девять групп:

)акты, характеризующие борьбу феодалов за рабочие руки, за ренту, развитие различных непосредственных производителей и классовую борьбу в феодальной деревне (различные акты на крестьян и холопов);

2)акты, характеризующие борьбу феодалов за средства производства и прежде всего за землю (купчие, данные, меновные, закладные, духовные и другие разновидности);

3)акты, относящиеся к торгово-ремесленному населению и рисующие роль городов и городского посадского населения в истории феодального общества;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

)акты, закрепляющие систему внеэкономического принуждения, или иммунитет (жалованные грамоты);

)акты, отражающие политическое, устройство и прежде всего феодальную иерархию (договорные и духовные грамоты великих и удельных князей);

6)акты, отражающие организацию управления (наместничьи грамоты, грамоты в «кормление»);

7)акты, отражающие деятельность суда («грамоты правые и другие»);

8)акты, относящиеся специально к внешнеполитической функции государства (посольская документация);

9)акты церковного права.

В основе классификации, предлагаемой С.М. Каштановым, лежит выделение вида источника права. По мнению ученого, «вид складывается из отдельных источников постепенно и стихийно. Объективность вида заключается в том, что одинаковые или близкие по своей природе общественные отношения в разных странах порождают близкие по виду или разновидности документы, и хотя вид дает лишь юридические основания для конституирования формы возникающего письменного источника, сам он обусловлен всей сложной системой экономических, политических и культурных связей, характерных для данного общества».

С.М. Каштанов в своей классификации актов русского права выделяет шесть надвидовых понятий: публично-правовые акты, публично-частные акты, частные акты, делопроизводственные документы, частно-публичные документы, частные письма. Каждое из этих надвидовых понятий подразделяется на виды, виды, в свою очередь состоят из отдельных актов, существовавших в древнерусском государстве. В различных надвидовых категориях он выделял документы следующих видов: договорного, договорно-законодательного, договорно-распорядительного; судебно-процессуального, исполнительно-регистрационного, просительно-апелляционный и др. [12, с. 150-155] .

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Обобщая разные подходы к делению источников права и модели классификаций источников русского права, разработанные представителями отечественной историко-правой науки в разные годы, предпримем попытку построить классификацию источников русского права XVII века.

Одним из значений категории «источник права» в материальном смысле является понятие силы, создающей право. Как правило, организационной и политической силой правотворчества в любом государстве являются государственные органы. Между тем, на деятельность этих органов решающее влияние оказывают материальные условия жизни общества, его система экономических отношений. Таким образом, общество, народ зачастую более тонко и оперативно реагируют на изменения, происходящие в материальных условиях жизни, подстраивая свою систему ценностей и правила общественного поведения к новым условиям, что, в конечном счете, влияет на появление новых обычаев в различных сферах общественной жизни, в том числе и правовой.

Рассматривая источники права как силу правообразования необходимо учитывать тот факт, что история развития России неразрывно связана с историей взаимодействия русской православной церкви и государства. Проявления такого взаимодействия можно проследить при изучении различных общественных отношений, в том числе и в правовой сфере. Отечественная история знает немало свидетельств как влияния христианства на формирование и развитие русского права в целом, так и фактов непосредственного отражения многих религиозных норм в законодательстве российского государства.

Таким образом, можно отметить, что в XVII веке в России источниками права в материальном понимании являлись: царь, государственные органы, должностные лица, русская православная церковь, народ.

Общей тенденцией XVII века являлось усиление роли монарха в законодательной деятельности. В течение этого века значение участия Боярской Думы в этом процессе изменялось в сторону уменьшения. Аналогичное состояние переживали и Земские соборы, которые собирались все реже и с 60-х годов XVII века вообще перестали созываться: царская власть к этому периоду окрепла настолько, что уже не нуждалась в «моральной» поддержке «всей земли».

Вместе с тем нельзя не указать, что определенные особенности, нетипичные для общей тенденции XVII века, нормотворческая деятельность в России имела в период так называемого Смутного времени (1598-1613 годы). Так, в период правления Бориса Годунова, избранного на царство Земским собором в 1598 году, можно наблюдать приоритет царских указов над решениями Боярской Думы. После его скоропостижной смерти устои государственной власти в России пошатнулись. Междоусобицы правящего класса, династический кризис, интервенция иностранных государств привели к децентрализации власти, наметились тенденции распада государства как такового. В условиях Смуты создавались независящие друг от друга, одновременно действующие, нетипичные для остальных периодов XVII века центры власти, которые параллельно занимались правотворческой деятельностью для реализации своих интересов. Такими центрами власти стали Боярская Дума, возвысившаяся до статуса «коллективного монарха» в период «семибоярщины», избираемые ею цари (Василий Шуйский), цари-самозванцы (Лжедмитрий I, Лжедмитрий II и др.), польский царевич Владислав и его органы управления, патриарх всея Руси, акты которого в этот период имели нормативное значение не только для церкви, но и для широкого круга представителей общества, Земские соборы ополчения, принимавшие акты по широкому кругу вопросов государственного управления. Зачастую эти органы действовали параллельно во времени, территории, на которые распространялось действие принятых ими правовых документов, практически совпадали, требования, изложенные в актах разных органов власти, зачастую противоречили друг другу. Наличие неоднородных, зачастую противоречащих друг другу центров власти вызывает существенные трудности в выявлении источников права Смутного времени и их классификации.

В формальном смысле под источниками права понимаются официально признанные в данном государстве формы выражения и закрепления правовых норм. Источники права в формальном понимании, в определенном смысле, являются производными от источников права в материальном понимании, поскольку являются результатом деятельности сил, участвующих в правообразовании. Все источники отечественного права XVII века в формальном понимании можно разделить на две группы: устанавливаемые государством и санкционированные государством. Первая группа включает в себя источники права, которые исходят от государства (царя, государственных органов, должностных лиц) и непосредственно содержат властные предписания. Вторая группа образует систему источников, которые изначально были сформированы обществом или церковью для поддержания общественного порядка. К ним можно отнести обычаи в правой сфере, юридическую практику, правовые доктрины, религиозные нормы. Сила этих норм поддерживалась внутренней потребностью каждого индивида в их соблюдении. Нарушение кем — либо сложившегося порядка не предусматривало наказания со стороны государства, а лишь предполагало порицание со стороны общества. Со временем некоторые из этих норм в силу разных обстоятельств приобрели существенную правовую значимость и, поэтому, установившийся порядок санкционировался со стороны царя, государственных органов, должностных лиц посредством издания нормативного акта. Именно с момента узаконения верховной властью обычай, религиозная норма и т.п. становились источником права.

В этой связи целесообразно вспомнить, что в научной среде сложилось устойчивое мнение о том, что в дореволюционной России право в качестве составляющих элементов включало как светское право, так и каноническое (церковное) право. А.С. Павлов отмечал «… мы вправе оставаться при взгляде средневековых цивилистов и канонистов, которые имея в виду различие источников и предметов частного и публичного права, с одной стороны, и канонического — с другой, не находили иного, высшего начала для деления всей системы права и сообразно с этим разделяли все право на право мирское, светское и право каноническое, церковное».

Современные исследователи, такие как: А.А. Дорская, Н.И. Комаров, Д.А. Пашенцев, С.В. Пашенцева, А.Г. Семашко, А.В. Стадников и др., каноническое право считают одной из отраслей русского права. Таким образом, все перечисленные авторы признавали, что источники канонического (церковного права) в той или иной мере являлись источниками русского права.

Среди отечественных ученых, как юристов, так и канонистов, долгое время существовала дискуссия о соотношении понятий каноническое право и церковное право. А.С. Павлов отмечал, что противопоставление этих понятий, предполагавшее также разделение источников канонического и церковного права, более применимо к католической церкви, где каноническим правом признавались нормы, определяющие не только церковные, но и другие правоотношения, составлявшие предмет церковной юрисдикции.

Напротив, церковным правом называли то, которое имеет своим предметом исключительно дела и отношения чисто церковные, хотя бы оно произошло не только от церкви, но и от государства.

В отношении русской православной церкви понятия «каноническое право» и «церковное право», как правило, отождествляются, поскольку, как отмечал А.С. Павлов, на Руси церковь никогда не противопоставляла себя государству и на протяжении всей истории мы наблюдаем взаимопроникновение светского и канонического права.

Между тем, и А.С. Павлов, и современные исследователи (например, протоиерей В.А. Цыпин) отмечают деление церковного права на внутреннее и внешнее церковное право: первое регулирует внутреннюю жизнь церкви, второе же — ее отношения с иными общественными и политическими образованиями, прежде всего, государством.

Учитывая сказанное, отметим, что нами при исследовании источников русского права XVII века понятия каноническое право и церковное право употребляются как тождественные и по объему, и по содержанию.

Акты светской власти XVII века можно разделить на нормативные акты и подзаконные акты. В тот период полномочиями издания нормативных актов обладали царь и государственные органы, к которым относились Боярская дума и Земские соборы.

Нормативные акты, издаваемые царем, именовались «указами» и подразделялись на два вида: именные указы и указы с приговором Боярской думы. Именные указы царя издавались, как правило, по вопросам, решение которых на требовало всестороннего рассмотрения в Боярской думе и представлялось царю более или менее очевидным.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

По более сложным вопросам указы царя обсуждались в Боярской думе, которая на протяжении всего XVII века являлась совещательным органом при царе. В данном случае издавался царский указ с приговором Боярской думы.

Для решения наиболее важных вопросов управления государством в XVIIвеке сохранялась практика формирования представительного органа — Земского собора. Результатом деятельности этого органа являлись постановления, определения, приговоры, утвержденные грамоты и др. Все акты, принимаемые этим представительным органом можно подразделить на несколько групп: акты избрания на царство; постановления соборов, посвященных введению новых налогов; акты, вводившие новые реформы; акты, принимаемые с целью упорядочения законодательства; акты международной деятельности.

Подзаконные акты в рассматриваемый период разрабатывались в приказах. Вообще, по всеобщему признанию XVII век был временем расцвета приказной системы управления в России. В это время приказы делились на общегосударственные, дворцовые, патриаршие и осуществляли управление по отраслевому или территориальному принципу. В среднем количество одновременно работающих приказов в России XVII века не превышало 50-60. В приказах в качестве структурных подразделений выделялись столы, которые, в свою очередь, разделялись на повытья. В зависимости от приказов находилась вся волостная администрация. В рассматриваемый период в России выработался, наконец, однообразный тип местного управления — воеводское управление. В городах и их уездах назначаемые из московских приказов воеводы совмещали в своем лице и военную, и гражданскую власть.

Подзаконные акты издавались приказами по широкому кругу вопросов на основании нормативных актов, поступивших к ним от царя (например, именные указы или указы с боярским приговором), Боярской думы (грамоты в широком понимании). Нормативные акты, принятые на Земских соборах (различного рода судебники, уложения, уставные грамоты и т.п.) применялись приказами в процессе исполнения судебной функции, как по уголовным, так и по гражданско-правовым делам. Поскольку функции, которыми были наделены приказы, были весьма разнообразны, то подзаконные акты были многочисленны и касались различных сфер общественной деятельности.

Подзаконные акты XVII века можно разделить на два вида: акты приказов, определяющие на основании нормативных актов полномочия структурных подразделений и отдельных должностных лиц приказов; акты, устанавливающие на основании нормативных актов, определенные имущественные права подданных Московского государства и иноземцев.

Как правило, подзаконные акты принимали форму памятей, наказов, грамот различного назначения.

«Память» как одна из форм подзаконных актов применялась, как правило, для подробной регламентации деятельности структурных подразделений приказа. Например, Псковский дворцовый приказ был создан на основании указа царя и являлся отделением центрального Дворцового приказа. Порядок деятельности Псковского дворцового приказа определялся в памятях, присылаемых Дворцовым приказом.

Понятием «память» в XVII веке охватывались не только подзаконные акты, определяющие деятельность структурных подразделений, но и вид документов, посредством которых приказы вели переписку между собой.

Наказы как форма подзаконного акта, применялись, как правило, для определения полномочий служащих приказов по определенной должности.

Установление определенных имущественных прав подданных Московского государства и иноземцев осуществлялось приказами на основании различных актов, общим названием которых являлось «грамота». Так, например, с разрешения царя Дворцовым приказом оформлялись грамоты на выделение дворцовых земель всем желающим («охочим людям») на оброк; крестьянам в аренду; выделение дворцовых угодий (сенокос, рыбные ловли) на оброк и др.

Проводя классификацию источников права XVII века, обращает на себя внимание то, что множество документов, которые мы в своей классификации относим или к нормативным актам, или к подзаконным актам; к актам, изданным светской или церковной властью, именуются одинаково — «грамота». Следует отметить, что традиция именовать нормативные акты грамотами исходит из Византии, поскольку термин «грамота» имеет греческое происхождение и означает письменный документ, письмо. В XVI веке грамоты появлялись в значении письменных актов, но нередко их смешивали с названиями других документов: память, крепость, запись.

Если в XV-XVI веках этот термин употреблялся, как правило, применительно к законодательным документам, исходящим от верховной власти, то позднее грамотами именовались и акты судебного характера, и некоторые гражданско-правовые договоры, заключаемые частными лицами (например, грамота купчая, меновая, раздельная и др.).В.М. Грибовский отмечал, что постепенно понятие грамота расширялось, и если в начале это наименование присваивалось, главным образом, письменным актам государственного характера, то в последствие под грамотами стали понимать различного рода правовые документы.

Обилие грамот и разнообразие их содержания создает трудности в изучении данного вида документов, в определении места конкретной грамоты в нашей классификации источников русского права XVII века. Затруднение создает и тот факт, что грамоты, отличающиеся друг от друга по форме изложения, нередко оказываются схожими по содержанию.

Для упрощения этой задачи многие исследователи пытались создать отдельную классификацию всего массива грамот по различным основаниям. Так, например, Н.П. Загоскин все грамоты, изданные на Руси в различные периоды, делил на шесть видов: жалованные; судные; губные; таможенные; уставные, определяющие порядок местного правительственного управления; уставные, определяющие порядок местного самоуправления.

М.Ф. Владимирский-Буданов сводил все грамоты законодательного характера к двум видам: грамоты жалованные и грамоты уставные. Каждый из этих видов он разделял на несколько разрядов.

А.Н. Филиппов предлагал классифицировать весь массив грамот на: грамоты, исходившие от лица верховной власти; грамоты, заключавшиеся частными лицами. Законодательный характер имел лишь первый вид грамот, который, в свою очередь, подразделялся ученым на жалованные, уставные, таможенные.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

В XVII веке в связи с усложнением общественных отношений объем правового материала быстро увеличивался, были известны следующие виды грамот: уставные, жалованные, окружные, похвальные, призывные, шертные, известительные, ответные, опасные, утвердительные и др.

Изложенное выше позволяет констатировать, источник права как сложное правовое явление рассматривается одновременно с разных сторон и во многих аспектах, именно поэтому его универсальной дефиниции в юридической науке до сих пор не выработано. Вместе с тем, изучение разных подходов к содержанию данного понятия, позволило нам сформировать представление об источниках русского права XVII века, под которыми следует понимать памятники права, разработанные в определенном порядке компетентными органами как единоличными, так и коллегиальными, и издаваемые в период с 1601 по 1700 годы, имеющие форму рукописного или печатного правового документа, распространяющие распорядительные функции на лиц, находящихся на территории Российского государства и устанавливающие определенный порядок в общественных отношениях. В материальном смысле одним из значений категории «источник права» является понятие силы, создающей право. Организационной и политической силой правотворчества в любом государстве являются государственные органы, на деятельность которых решающее влияние оказывают материальные условия жизни общества, его система экономических отношений. Таким образом, общество, народ зачастую более тонко и оперативно реагируют на изменения, происходящие в материальных условиях жизни, подстраивая свою систему ценностей и правила поведения к новым условиям, что влияет на появление новых обычаев в различных сферах общественной жизни, в том числе и правовой. В формальном понимании источники русского права XVII века можно разделить на две группы: устанавливаемые государством и санкционированные государством. Первая группа включала в себя источники права, которые исходили от государства (царские указы, решения Боярской думы, акты Земских соборов и др.) и непосредственно содержали властные предписания. Вторая группа образовывала систему источников, которые изначально формировались обществом для поддержания общественного порядка (обычаи в правой сфере, юридическая практика, правовые доктрины и др.), а впоследствии были санкционированы государством.

Традиция, безусловно, формируется в течение длительного времени. Но её отличительной чертой является способность выполнять функции универсального механизма передачи социокультурного опыта, обеспечивающего устойчивую историко-генетическую преемственность в социокультурных процессах. Именно в транслировании традицией неких устойчивых смыслов, обладающих ценностным содержанием и в силу этого оказывающих определяющее влияние на социальную деятельность как в относительно устойчивых состояниях общества, так и в условиях кардинальных социальных трансформаций, стали искать одно из ключевых объяснений метаморфоз, возникающих в переходные эпохи истории. При этом каждое поколение как бы пропускает правовые традиции через себя, отбирает самое ценное и совершенствует их. Поэтому абсолютно справедливым является замечание В.М. Каирова, что «каждая традиция, родившаяся в глубине веков, проходит через горнило времени, постоянно держит экзамен, не оставаясь инвариантной, обновляется как в содержательном, так и в формальном отношении». Например, к государственно-правовой традиции можно отнести отрицание принципа разделения властей как системообразующего для организации государственного управления в России. Как известно, до судебной реформы 1864 г. о разделении властей не могло быть и речи в силу существовавшей формы правления — абсолютной монархии. Попытки выделения судебной ветви власти столкнулись с серьёзным противодействием. Российский парламентаризм и исполнительная власть в 1905-1917 гг. также действовали с заметными ограничениями. В Советском Союзе разделение властей отрицалось как принцип в силу господства идеи единства государственной власти. Сейчас сложившаяся традиция отражается в своеобразном статусе Президента Российской Федерации, который не относится ни к одной из ветвей власти, а является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 80 Конституции Российской Федерации). Как отмечает И.П. Кененова, «носитель высшей власти — фактически единственное ответственное лицо в пирамиде власти, но и его ответственность носит скорее нравственный, нежели правовой характер».

Третий вопрос — возможность заимствования в России западной традиции права. Здесь можно выделить три основных точки зрения.

Так, А.И. Косарев противопоставляет российские и западные правовые традиции: «В истории существуют два способа регулирования общественных отношений: первый — с помощью закона, права; второй — при посредстве нравственной личности, норм религии, нравственности, традиций. Если первый способ был представлен на Западе, то второй распространён на Востоке. Одной из причин такого различия специалисты считают отсутствие влияния римского права на древнерусское законодательство.

Противоположная точка зрения состоит в признании неограниченных возможностей использования зарубежного опыта. Так, в сборнике докладов

«Цивилистические правовые традиции под вопросом» авторы пытаются доказать, что Россия может «включиться» на англо-американскую правовую семью (систему), т.к. писаное право вредит развитию экономики, и система, ориентированная на судебную практику, лучше подготовлена к социальным эволюциям.

Ещё одна позиция является компромиссной. Так, например, Т.В. Шатковская отмечает, что «в российском варианте следует исходить из огромного заряда традиционализма, успешно перерабатывающего любые инновации, полученные с Запада».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Четвёртый вопрос — возможность выделения положительных и отрицательных правовых традиций.

Сегодня у большинства специалистов не вызывает сомнений, что правовые традиции со знаком «минус» являются такой же реалией, как и обратные, причём «отрицательная традиция весьма живуча и часто возвращается к жизни вопреки всем прогнозам и официальной фразеологии». К таким российским правовым традициям можно отнести приоритет государства над частными институтами, в результате чего большая часть населения всё ещё ожидает от государства готовых решений своих проблем.

Кроме того, правовые традиции могут иметь как положительные, так и отрицательные проявления. К таким, например, «сложным» традициям следует отнести коллективизм. Как отмечает С.К. Осипов, «русские люди крепко держатся за традиции и наиболее уютно чувствуют себя в коллективе. Вне власти традиционных ценностей и коллективного образа жизни русский человек, не обладающий навыками самодисциплины и личной ответственности, нередко становится носителем нравственных и социальных пороков. Это накапливалось в течение столетий, создавая православную культуру». Положительными проявлениями традиции коллективизма является взаимопомощь, способность выступить сообща в трудные минуты стихийных бедствий, военного времени. Однако в других условиях данная традиция будет сопровождаться совершенно противоположными явлениями: отсутствием чувства «хозяина» (общее значит ничьё), безынициативностью (от меня ничего не зависит) и т.д.

Пятый вопрос — возможность сочетания национальных правовых традиций со всё возрастающим количеством международно-правовых стандартов в различных сферах. Традиционным для России является «своеобразное» отношение к международному праву, вызванное тем, что любовь к Родине для русского человека практически всегда сопровождалось чувством «исторического одиночества». С одной стороны, Россия с XVII века является полноправным участником международных отношений, но с другой — постоянно возникает вопрос, а есть ли необходимость присоединения ко многим международно-правовым документам, участия в некоторых международных организациях и т.п.

Таким образом, среди отличительных черт процесса европеизации русского законодательства 17 века выделим:

.Новые влияния не приводят к приоритетности закона в ментальности над обычаями. Русский менталитет сохраняет свои позиции и продолжает влиять на законодательную систему Московского Царства.

2.Новшества воспринимаются обществом, но не всегда это то, чего хочет власть (в частности, это связано с формированием новых сословий).

.Среди новшеств 17 века, применимых к развитию закона, можно назвать изменение системы правового регулирования, составлены крупные законодательные акты (Судебники), составлен общегосударственный кодекс (Соборное уложение 1649 года), зарождение нормативно-правового регулирования, зарождение системности в праве и законодательстве. Правовая сфера выделяется как отдельный институт.

4.Главной отличительной чертой является — принятие закона как такового, но непринятие самого главного — верховенства закона.

.Русская законодательная традиция исходит из практики. Закон мобилен

на все социальные и политические изменения — оперативная реакция.

.Надо подчеркнуть, что закон ради закона в российском обществе 17 века — не работает, потому что очень сильное влияние имеет менталитет и сословия российского общества.

7.Сохраняются черты традиционализма в праве — обычное право остается на первом плане.

.Купеческое слово считалось самым честным словом. Купечество выступило одним из наиболее грамотных сословий. Они одними из первых приняли христианства. Купечество было оформлено даже как отдельное сословие и имели свои гильдии. Крепостные и государственные служащие не имели право выкупать гильдейские свидетельства.

Заключение

Итак, в результате проделанной работы можно сделать следующие выводы.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В первой главе мы рассмотрели теоретико-методологические основы изучения вопроса о влиянии западной культуры на самостийность Русской законодательной традиции в первой половине 17 века. Мы рассмотрели характерные черты русского менталитета в 17 века как отображение национальных исторических традиций и культурного становлення. Исследовали истоки и процесс формирования русской законодательной традиции 17 века.

Во второй главе мы выявили особенности и пути влияния западной культуры на самостийность Русской законодательной традиции в первой половине 17 века. Мы исследовали отличительные черты процесса европеизации русского законодательства первой половины 17 века. Проанализировали этапы трансформации отечественной законодательной традиции в рамках исторического процесса первой половины 17 столетия.

ХVII век в России начинается голодными (1601-1603) годами, заканчивается борьбой Петра с противниками его преобразований, одним словом, «бунташный» век, смутное время. России пришлось пережить трудные времена. Польскими интервентами была захвачена столица государства, разрушено и сожжено полгорода, разорены земли, составлявшие ядро страны.

Громадных материальных затрат и множества людских потерь стоили войны с Турцией, Швецией, Польшей, Крымским ханством.

Рюриковичей на русском троне сменила новая династия — Романовых. В 16 лет занял престол ее первый представитель — Михаил Федорович. В юном же возрасте пришел к власти второй Романов — Алексей Михайлович. После бурных событий начала XVII в. государственная власть в России была восстановлена в форме феодальной сословно-представительной монархии, опиравшейся на Боярскую думу и Земские соборы.

Когда речь заходит о европеизации в историческом прошлом нашей страны, то в большинстве случаев на ум приходит даже не мысль, а ассоциация Петр I, Петербург — окно в Европу. Не умаляя заслуг первого отечественного императора, все же приходится признать, что любой процесс, к каковым относится и европеизация, — длителен и не может выразиться в форме сиюминутного ответа на чье-либо волевое решение. Тот факт, что европеизация России традиционно связывается с реформами Петра, скорее означает, что именно при этом государе были приняты окончательные решения о том, в какой форме «новое чужое» будет развиваться у нас.

Европеизация — давний камень преткновения для представителей различных течений общественной мысли. При этом оценочные суждения «европеизация — добро» и «европеизация — зло» нередко существуют не после, а до рассмотрения фактов.

Европеизацию можно рассмотреть и как более масштабный и всеобъемлющий процесс, нежели адаптация иностранных заимствований. Европеизация — это и становление нашего государства в качестве полноправного участника европейских процессов, выступающего на равных с другими странами континента. Данная тенденция связана с развитием в той или иной стране тех новшеств, национальная окраска которых может присутствовать в момент зарождения, но очень скоро размывается, поскольку новое явление объективно необходимо, берется на вооружение различными странами, получает развитие в каждой из них, сочетая и общее и особенное.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

К тому моменту, когда Россия заинтересовалась иноземным строем, Европа накопила достаточный опыт. Мы имели более или менее удачные образцы, из которых можно было выбрать. Мы имели свою базу, которую можно было совершенствовать.

Разные направления европеизации, связанные с распространением в Росси инноваций общеевропейского (общемирового) характера, носили позитивный характер, способствуя развитию любой страны. Термин «научно — техническая модернизация» применительно к России XVII века для многих покажется искусственно принесенным из более поздней эпохи. Между тем, то, что приносило в этот период пользу России как европейскому государству, было связано с развитием техники и передовой мысли.

Европеизация Московского царства имела и иную сторону, далеко не столь однозначно радужно-позитивную.

Многие преобразовательные проекты и идеи русских западников XVII века легли в основу преобразований Петра I, что говорило о преемственности этих идей и предложений и их насущной потребности для страны.

Список использованной литературы

1.Андреев И. Московия при Тишайшем по впечатлениям иноземцев и подданных // Московия и Европа / Т.К. Котошихин.П. Гордон.Я. Стрейс. Царь Алексей Михайлович. — М.; Фонд Сергея Дубова, 2000. — С.548 — 567.

2.Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта.2-е изд. — Новосибирск: Сибирский хронограф. Т.1 — 1997. — 804-е.; Т.2 — 1998. — 595 с.

.Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Монография. — М.: ООО ИД «Право и государство», 2005. — 544 с.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Белинский В.Г. Россия до Петра Великого // Русская идея. — М.: Республика. 1992. С.116.

.Бердяев H. A. Судьба России. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — С.6 — 77.

.Буганов В.И. Мир истории: Россия в XVII столетии. — М., 1989

.Вайнштейн Г. Формирование гражданского общества в России: надежды и реальность // Международная экономика и международные отношения. — 1998. — №5. — С.23 — 33.

.Веретенников Н.Я. Российская ментальность и современность. — Саратов: Издательство Саратовского государственного Университета им.Н.Г. Чернышевского, 2000. — 70 с.

.Вовк Д.А. Правовая традиция как феномен правовой системы // PolitBook. — 2012. — № 4.

.Вопленко Н.Н. Источники и формы права: учебное пособие. — Волгоград: Издательство ВолГУ, 2004. — 102 с.

.Всероссийская научно-теоретическая конференция «Понимание права», посвящённая 75-летию со дня рождения профессора (1928 — 1998) // Государство и право. — 2003. — № 8.

.Вышеславцев Б.П. Русский национальный характер // Вопросы философии. — 1995. — №6. — С.112 — 121.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Гудзенко A. M. Русский менталитет. — М.: «АиФ Принт», 2003. — 444 с.

.Данилевский Н.Я. РоссияиЕвропа. — СПб.: Издательство «Глаголъ». Издательство СПбГУ, 1995. — 513с.

.Елассонский А. Мемуары из русской истории // Хроники Смутного времени/ Конрад Буссов. Арсений Елассонский. Элиас Геркман. «Новый летописец». М.: Фонд Сергея Дубова, 1998. — С.163 — 210.

.Жидков. B. C., Соколов К.Б. Десять веков российской ментальности: картина мира и власть. — СПб.: Алетейя, 2001. — 640 с.

.Законодательные памятники Русского государства второй половины XVI — первой половины XVII века. Комментарии. — Л. 1987.

.Зивс С.Л. Источники права. — М.: Наука, 1981. — 240 с.

.Ильин И.А. Россия есть живой организм // Русская идея. — И., 1992. С.431 — 437.

.Истамгалин Р.С., Исеева Э.Р. Правовая преемственность и правовая традиция в переходную эпоху: социокультурный дискурс // Современные проблемы науки и образования. — 2015. № 1.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

.Каиров В.М. Традиции и исторический процесс (Сквозь толщу лет). Владикавказ. 2008.

.Кармин А.С. Ментальное поле культуры // Культурология / Под ред. Ю.Н. Солонина, М.С. Кагана. М.: Высшее образование, 2007. — 266 с.

.Каштанов С.М. Русская дипломатика: Учебное пособие для вузов по специальности «История». — М.: Издательство. Высшая школа, 1988. — 229 с.

.Кененова И.П. «Вертикаль исполнительной власти» и некоторые конституционно-правовые проблемы современного цикла развития власти в России // Государственная власть и местное самоуправление. — 2007. — № 3.

.Кодан С.В. Зарождение источниковедения истории государства и права в отечественной исторической науке и правоведении (XVIII — начало XIX вв.) // Юридические исследования. — 2014. — 7. — C.48 — 65.

.Кодан С.В. Источники личного происхождения как носители историко-юридической информации // Политика и Общество. — 2014. — 3. — C.322 — 335.

.Кондаков И.В. По ту сторону Европы // Вопросы философии. — 2002. № 6 — С.3 — 18.

.Комаров Н.И., Пашенцев Д.А., Пашенцева С.В. Очерки истории права Российской империи (вторая половина XIX — начало XX вв.). Монография. — М.: Статут, 2006. — 384 с.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Костомаров Н.И. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII1 столетиях // Костомаров Н.И., Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа. М.: Просвещение. — А.О. «Учебная литература», 1996. — 576 с. — С.172 — 262.

.Котошихин Г.К. О России в царствование Алексея Михайловича // Московия и Европа / Г.К. Котошихин.П. Гордон.Я. Стрейс. Царь Алексей Михайлович. — М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. — С.9 — 146.

.Крамер А.В. Причины; начало и последствия раскола русской церкви в XVII веке. — СПб.: РИФ «Роза мира», 2005. — 224 с.

.Кром М.М. К вопросу о времени зарождения идеи патриотизма в России // Мировосприятие и самосознание русского общества (XI — XX вв.): Сборник статей. М.: ИРИ РАН, 1994. — 206 с. — С.16 — 30.

.Кульпин Э.С., Клименко В: В:, Пантин В.И., Смирнов JI. M. Эволюция российской ментальности. М.: ИАЦ Энергия, 2005. — 188с.

.Лаппо-Данилевский А.С. История русской общественной мысли и культуры XVII XVII! в. — Т.1. — М.: Наука, 1990. — 293 с.

.Лосский И.О. Характер русского народа: В 2-х книгах. М.: Издательство «Ключ», 1990. — Кн.1. — 63 с.; Кн.2. — 96 с.

.Лубский Р.А. Политический менталитет: методологическая проблема изучения и российские реалии. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. Филос. Наук. — Ростов-на-Дону, 1999. — 33 с.

.Маржерет Ж. Состояние Российской империи и великого княжества Московии // Россия XV XVII вв. глазами иностранцев. — Л.: Лениздат, 1986. — С.225 — 286.

.Марченко М.Н. Источники права: учебное пособие. — М.: ТК Велби, Издательство «Проспект», 2008. — 760 с.

.Можайскова И.В. Духовный образ русской цивилизации и судьба России (опыт метаисторического исследования). В 4-х частях. Часть 1. Религиозные начала цивилизационной структуры и духовные истоки русской цивилизации. — М., 2001.

.Мясникова, Л. Российский менталитет и управление // Вопросы экономики. 2000. — № 8. — С.38 — 44.

.Носов Н.Е. Очерки по истории местного управления русского государства в 16 веке. — М-Л., 1957

.Око всей великой России. Об истории русской дипломатической службы XVI XVII веков. — М.: Международные отношения, 1989. — 240 с.

.Осипов С.К. Социально-политические традиции православия и протестантизма в условиях модернизации российской государственности. — Пятигорск. 2011.

.Павлов П.Н. Государев двор и политическая борьба при Борисе Годунове. — СПб., 1992.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

.Петров К.В., Сапун В.А., Смирнова М.Г. Нетипичные источники российского права. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА — 2009. — № 1 (64). — С.7 — 16.

.Петров К.В. Соотношение обычного права и закона в русской судебной практике XVI-XVII вв. // Государство и право. — 2007. — № 7. — С.80 — 83.

.Платонов С.Ф. Москва и Запад в XVI — XVII веках. Борис Годунов. М.: Богородский печатник, 1999. — 288 с.

.Платонов С.Ф. Очерки смуты в Московском государстве в XVI — XVII вв. — М., 1995.

.Поляков А.В. Общая теория права: Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. — СПб., 2003. — 847 с.

.Пресняков А.Е. Московское государство первой половины XVII в. // Три века. — М. 1991. — Т.1.

.Пушкарёв Л.Н. Менталитет русского общества на рубеже XVI — XVII вв. (Эпоха Смуты) // Ментальность в эпохи потрясений и преобразований. М.: Институт истории РАН, 2002. — С.11 — 20.

.Реформы в России в XVI — XIX вв. — М., 1992.

.Российское законодательство Х — XX вв. — М., 1985.

.Россия и Запад: взаимодействие культур. Материалы «Круглого стола» // Вопросы философии. 1993. — № 2. — С.3-49.

.Русское православие. Вехи истории. — М.: Издательство политической литературы, 1989. — 719 с.

.Русская культура в переходный период от Средневековья к Новому времени: Сб. ст. — М.: Институт Российской истории РАН, 1992. — 172’с.126: Русская культура и культура России: Сборник статей. СПб.: СПбГУКИ, 2001. — 128 с.

.Савицкий П.Н. Степь и оседлость // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. — М.: Наука. — С.123 — 124.

.Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции. (XV-XVII вв.) М.: Индрик, 1998. — 410 с.

.Скрынников Р.Г. Михаил Романов. — М.: Ермак, 2005. — 334 с.

.Скрынников P.Г. Россия в начале XVII в. Смута. — М., 1988.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. — М., 1988.

.Сонин В.В. Правовая культура и правовая традиция в их соотношении // Известия высших учебных заведений. Правоведение. — 2014. — № 2 (313).

.Скрынников Р.Г. Социально-политическая борьба в Русском государстве в начале XVII века. — Л:: Издательство ЛГУ, 1985. — 328 с.

.Стадников А.В. Взаимоотношения государства, церкви и общества в русской политической и правовой мысли второй половины XIV — первой половины XVII веков: Автореф. дис. докт. юрид. наук. — М., 2007. — 45 с.

.Степун Ф.А. Дух, лицо и стиль русской культуры // Вопросы философии. 1997. — № 1. — С.155 — 165.

.Трофимов В.К. Русский менталитет: истоки, сущность, социально — культурные проявления. — Ижевск: Издательство ИЭиУ Удмуртского университета, 2002. — 189 с.

.Уланов В.Я. Власть Московских государей в XVII в. // Три века. — М., 1991. — Т.1.

.Уланов В.Я. Западное влияние в Московском государстве // Три века. — М., 1991. — Т.2.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

.Успенский Б.А. Раскол и культурный конфликт XVII века // Успенский Б.А. Этюды о русской истории. — СПб.: Издательство «Азбука», 2002. — С.313,319.

.Успенский Б.А. Борис и Глеб: Восприятие истории в Древней Руси. М., 2000.

.Четвернин В.А., Юрко Г.Б. Судебные источники права // Ежегодник либертарно-юридической теории. — 2007. — № 1. — С.154 — 184.

.Чёрная JI. A. Русская культура переходного периода от Средневековья к Новому времени. М.: Языки русской культуры, 1999. — 288 с.

.Шатковская Т.В. Гражданско-правовое регулирование имущественных отношений в аспекте российской правовой традиции. — Ростов — на-Дону. 2011.

.Швецова-Водка Г.Н. Общая теория документа и книги: учебное пособие. — М.: Рыбари; К.: Знания, 2009. — 487 с.

.Щученко В.А. Образы русской культуры; к проблеме объективного осмысления национального ценностного мира // Ценностный мир русской культуры: Сб. статей. СПб.: СПбГАК, 1995. — 128 с. — С.5 — 26.