Каждый год в Российской Федерации регистрируется огромное количество хозяйственных обществ — как обществ с ограниченной ответственностью, так и акционерных. Так, согласно официальным статистическим данным на 1 января 2017 года в Российской Федерации зарегистрировано примерно четыре миллиона коммерческих организаций, среди которых 102 293 акционерных общества и 3 742 114 обществ с ограниченной ответственностью.

Содержание

Введение

Глава I. Исключение участника как способ прекращения его участия в обществе

1.1 Понятие и способы прекращения участия в обществе

.2 Общая характеристика исключения участника из хозяйственного общества

Глава II. Основания и порядок исключения участника из обществ

2.1 Основания исключения участника из общества

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

2.1.1 Существенность нарушения, позволяющая говорить о возможности исключения участника

.1.2 Содержание нарушения, влекущего исключение из общества

2.1.3 Установление вины участника, необходимое для исключения

2.1.4 Исключение участника, выполняющего функции единоличного исполнительного органа

.2 Процедура исключения участника из общества

2.3 Правовые последствия исключения участника из общества

Глава III. Исключение участника из общества в ситуации «дедлока»

3.1 Понятие «дедлока» и способы его разрешения в Российской Федерации

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.2 Проблемы применения исключения участника из общества в качестве способа выхода из ситуации «дедлока»

Заключение

Библиографический список

Введение

Каждый год в Российской Федерации регистрируется огромное количество хозяйственных обществ — как обществ с ограниченной ответственностью, так и акционерных. Так, согласно официальным статистическим данным на 1 января 2017 года в Российской Федерации зарегистрировано примерно четыре миллиона коммерческих организаций, среди которых 102 293 акционерных общества и 3 742 114 обществ с ограниченной ответственностью. В связи с такими высокими количественными показателями, остро стоит проблема правового регулирования и обеспечения эффективного функционирования бизнеса, в том числе и разрешения внутрикорпоративных конфликтов, ставящих под сомнение возможность дальнейшей деятельности компании. В особенности это относится к непубличным хозяйственным обществам, поскольку, ввиду своих характерных особенностей, таких как небольшое количество участников, их личного вовлечения в управление обществом. Например, тесная связь участников может привести к тому, что любой конфликт между ними приостанавливает деятельность всего общества, наличие же равных долей значительно увеличивает вероятность возникновения корпоративного тупика. Вне зависимости от причин возникновения конфликта, объединяет их нежелание участников ведения дальнейшей совместной деятельности, и его разрешение возможно в случае ликвидации общества как такового либо изменения состава его участников.

Исключение участника из общества — процедура, позволяющая совершить такое изменение. К тому же, он также используется в качестве крайней меры ответственности к недобросовестным участникам хозяйственных обществ. Применительно к акционерным обществам, исключение участника — законодательная новелла, появившаяся в сентябре 2014 года вследствие внесения изменений в п.1 ст. 67 Гражданского кодекса РФ. Ранее такая возможность предусматривалась только для обществ с ограниченной ответственностью. Пока еще относительно небогатой практикой использования института исключения участника из акционерного общества, равно как недостаточной освещенностью темы в юридической литературе также обуславливается актуальность темы настоящей работы.

Более того, действующий установленный на законодательном уровне порядок исключения участника из общества отличает его несовершенство, выражающееся в том, что критерии определения возможности исключить участника хотя и законодательно определены, требуют уточнения и доработки, как и такие механизмы, как, например, процедура определения стоимости доли, которая подлежит выплате исключаемому участнику.

Раскрывая актуальность темы настоящей работы, следует также отметить довольно часто возникающую на практике ситуацию «дедлока» или корпоративного тупика, когда несколько участников непубличного общества, обладающих равными долями в уставном капитале общества, фактически блокируют деятельность компании. В этой связи правомерно рассмотреть институт исключения участника из общества, которые на протяжении определенного времени рассматривался в качестве способа выхода из тупиковой ситуации. Несомненно, исключение участника из общества — один из способов разрешения корпоративных конфликтов, однако к целесообразности и эффективности применения института к разрешению именно ситуаций корпоративного паралича управления компании вследствие равных долей участников практика и доктрина относятся скептически.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Глава I. Исключение участника как способ прекращения его участия в обществе

.1 Понятие и способы прекращения участия в обществе

исключение участник общество дедлок

Исключение участника из общества — процедура, позволяющая участникам общества расстаться с участником, своими действиями (бездействием) существенно затрудняющим или делающим невозможной деятельность компании — представляет собой одну из самых сложных корпоративных процедур. В рамках настоящей работы предполагаем рассмотреть исключение участника, в первую очередь, в системе всех предусмотренных российским законодательством видов прекращения прав участия в хозяйственных обществах, общим ключевым последствием которых выступает прекращение всего корпуса корпоративных отношений, в котором задействован определенный участник. Ведь отношения, возникающие между участником и обществом, хоть и не отличаются, по общему правилу, ограниченным сроком существования, тем не менее, не являются вечными. Следует также оговориться, что объем настоящего исследования будет ограничиваться рассмотрением соответствующих корпоративных процедур применительно к таким коммерческим организациям, как непубличные акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью.

Итак, суммируя предусмотренные законодательством основания прекращения прав на акции (доли, если речь идет об обществах с ограниченной ответственностью), И.С. Шиткина выделяет, помимо исключения, следующие:

·Ликвидация общества;

·Отчуждение акций (доли), оформляемое заключением соответствующей сделки и внесением соответствующих сведений в реестр акционеров либо ЕГРЮЛ;

·Выход из состава участников ООО;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

·Приобретение обществом размещенных акций (долей);

·Реализация акционером (участником) права требовать выкупа у него акций (доли) обществом;

·Реализация права требовать выкупа акций при приобретении крупных пакетов акций общества в порядке, предусмотренном гл. XI.1 Закона об АО;

·Неоплата или неполная оплата в установленный срок акций (долей).

Полагаем, что данный перечень необходимо дополнить таким основанием, как обращение взыскания на долю кредитором участника.

Далее перейдем непосредственно к рассмотрению названных выше оснований.

В первую очередь кратко рассмотрим прекращение участия в обществе в случае его ликвидации, а также реорганизации. Итак, в случае ликвидации общества, как известно, происходит его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства. Соответственно, после расчетов ликвидируемого общества с его кредиторами и распределения ликвидационной комиссией между акционерами оставшегося имущества, все правоотношения между акционерами/участниками и обществом прерываются ввиду прекращения правосубъектности и существования общества как такового. В случае же реорганизации общества также возможен исход, выражающийся в прекращении отношений между участником и обществом. Если общество реорганизуется, то его акционеры (участники), согласно законодательству, имеют право выбора — потребовать выкупа обществом принадлежащих им акций (более подробное рассмотрение настоящего основания приведено далее), либо воспользоваться правом получения акций вновь создаваемого или создаваемых в результате реорганизации обществ, предоставляющие ему аналогичные права, что и прежде, пропорционально их числу. Это правило представляет собой один из основных способов защиты прав акционеров общества при его реорганизации.

Далее, перейдем к рассмотрению возможности выхода участников из хозяйственного общества. Итак, с учетом характера взаимодействия участников в рамках ООО, предполагающего преимущественно персональное (личное) участия, свободный выход из общества заключает в себе высокий риск достаточно неожиданного уменьшения уставного капитала, способного затруднить нормальную хозяйственную деятельность общества, в связи с чем законодателем были установлены условия допустимости реализации права выхода из общества, а также возможность установления дополнительных ограничений на осуществление данного права. Например, в 2016 году на законодательном уровне была закреплена обязательность нотариального удостоверения заявления участника о выходе из общества, что можно назвать следующим шагом на пути ограничения права выхода участника из общества после введения существующей формулировки о возможности реализации такого права только в случае его закрепления в уставе. Принимая во внимание такие препоны выходу из общества, Д.И. Степанов указывает, что в таких условиях данное право находится в «спящем» состоянии, поскольку, как показывает практика, участники любого процесса, в том числе отношений по учреждению и дальнейшему функционированию хозяйственных обществ, предпочитают использовать установленную по умолчанию в законодательстве правовую модель, даже если остается возможность предусмотреть так называемое «иное».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Следует также отметить, что выход из общества всегда влечет за собой возникновение у выбывающего участника на получение части имущества общества, которая пропорциональна доле участия в ней. Считаем справедливым сказать, что данное право в существенной мере похоже на право требования выдачи (выплаты) ликвидационной квоты.

Рассматривая право выхода участника из хозяйственного общества, следует обратить внимание на тот факт, что его наличие или отсутствие выступает одним из принципиальных различий между акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью. Интересен тот факт, что данный институт не предусмотрен для акционерных обществ, в отличие от обществ с ограниченной ответственностью. В акционерных же обществах так называемый «выход» акционера реализуется исключительно путем отчуждения принадлежащих ему акций другим акционерам либо третьим лицам.

Далее рассмотрим отчуждение акции(доли) в пользу других акционеров(участников) общества либо третьих лиц как способа прекращения участия в обществе. Соответствующее право предусмотрено как для ООО, так и для акционерных обществ, причем для последних является единственным возможным путем реализации «выхода» из общества. Так, право на продажу или иное отчуждение своей доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью регулируется статьей 21 соответствующего федерального закона. При этом, важно обратить внимание на наличие преимущественного права покупки долей в уставном капитале общества у участников того же общества перед третьими лицами. В случае же, если отчуждение предполагается внутри общества, то согласие остальных участников может потребоваться только в случае, если это предусмотрено уставом. Если же говорить об отчуждении акций в акционерном обществе, то следует упомянуть различия применительно к публичным либо непубличным обществам. Возможность закрепления преимущественного права на приобретение акций акционерами общества предусмотрена исключительно для непубличных акционерных обществ, акции таких обществ не могут каким-либо образом быть предложены для приобретения неограниченного круга лиц.

В рамках рассмотрения способов прекращения участия в обществе, далее предлагаем перейти к приобретению обществом размещенных им долей(акций). В первую очередь, обратим внимание на приобретение доли обществом с ограниченной ответственностью. Итак, согласно ст. 23 Закона об ООО, по общему правилу общество не вправе приобретать доли (части долей) в своем уставном капитале. Такое приобретение возможно только в случаях и порядке, предусмотренных Законом. Перечень таких случаев носит закрытый характер. При переходе доли к обществу по основаниям, указанным в законе, общество обязано выплатить действительную стоимость доли или части доли в уставном капитале общества либо выдать в натуре имущество такой же стоимости в течение одного года со дня перехода к обществу доли или части доли, если меньший срок не предусмотрен законом или уставом общества. Действительная стоимость доли или части доли в уставном капитале общества выплачивается за счет разницы между стоимостью чистых активов общества и размером его уставного капитала. В случае если такой разницы недостаточно, общество обязано уменьшить свой уставный капитал на недостающую сумму.

Важно отметить, что принадлежащие обществу доли не учитываются при определении результатов голосования на общем, а также при распределении прибыли и имущества общества в случае его ликвидации. Закон устанавливает, что в течение одного года со дня перехода к обществу она должна быть по решению общего собрания пропорционально распределена между всеми участниками общества либо продана всем или некоторым участникам и (или), если в уставе отсутствует соответствующий запрет, третьим лицам и полностью оплачена. Нераспределенная или непроданная же часть доли должна быть погашена с соответствующим уменьшением уставного капитала.

Особенностью приобретения ООО доли участия является недопустимость его осуществления обществом по собственной инициативе. В акционерном же обществе такая возможность существует.

Соответственно, перейдем к приобретению акционерным обществом размещенных акций. Если обществом принято решение о выкупе размещенных акций, владельцы любых категорий акций вправе реализовать свое право на продажу акций обществу. Закон об АО на этот случай устанавливает два различных механизма:

·Приобретение обществом размещенных акций по решению общего собрания акционеров об уменьшении уставного капитала посредством приобретения части размещенных акций в целях сокращения их общего количества, если это предусмотрено уставом общества. Такие акции погашаются при их приобретении;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

·Приобретение обществом размещенных акций в иных случаях по решению общего собрания акционеров или по решению совета директоров, если это предусмотрено уставом общества.

При этом, общая номинальная стоимость приобретаемых акций не должна превышать 10% уставного капитала общества. Если поступили заявления о приобретении обществом акций, общая номинальная стоимость которых превышает установленное ограничение, акции приобретаются у акционеров пропорционально заявленным требованиям.

Приобретенные эмитентом акции именуются казначейскими. При этом, особенностью такого рода акций являются недопустимость их использования при голосовании, а также тот факт, что по ним не начисляются дивиденды. Казначейские акции подлежат реализации по цене не ниже их рыночной стоимости не позднее одного года с даты их приобретения. Последствием несоблюдения данного требования является обязанность общего собрания акционеров принять решение об уменьшении уставного капитала путем погашения указанных акций. Полезность института казначейских акций заключается в том, что в ряде случае они могут быть использованы предотвращения снижения котировок акций, привлечения новых инвесторов, равно как и для перераспределения корпоративных прав, поскольку, переход части акций общества в категорию неголосующих, без сомнения, окажет влияние на соотношение прав в рамках корпоративного контроля.

В контексте рассмотрения случаев перехода прав на акции либо доли в уставном капитале общества самому обществу, считаем целесообразным упомянуть случаи неоплаты либо неполной оплаты участником общества либо акционером своих долей (акций) в установленный срок. Итак, в таком случае, в обществах с ограниченной ответственностью неоплаченная в срок доля (неоплаченная часть доли) переходит к обществу с обязательной выплатой участнику действительной стоимости части его доли пропорционально внесенной им части. Таким образом, даже нарушение обязанности участника общества по оплате вклада в уставной капитал не означает, что переход прав на его доли к обществу не будет компенсирован, возможно даже в большем размере. В акционерных обществах, напротив, не предусмотрена выплата акционеру ни стоимости акций, ни фактически оплаченной их части. До момента полной оплаты, акции не предоставляют их владельцу права голоса, а с прохождением срока, установленного для такой оплаты, право собственности на акции переходит к обществу. К тому же, предусмотрена возможность взыскания неустойки за нарушение обязанности акционера по оплате акций.

Говоря о способах прекращения участия в хозяйственном обществе, следует остановиться также на возможности выкупа акций (доли) в уставном капитале общества по требованию акционеров (участников). Данный способ прекращения участия в обществе является правовым механизмом защиты корпоративных прав, возможность реализации которого возникает в случае принятия наиболее важных для общества решений. Если речь идет об акционерном обществе, то в таком качестве выступают решения, касающиеся вопросов реорганизации, совершения крупной сделки, а также модификации устава общества, ограничивающей права отдельных категорий акционеров. В случае же ООО такими значимыми решениями являются решения о совершении крупной сделки и об увеличении уставного капитала. Осуществление права требовать выкуп акций (доли) предоставляется акционеру (участнику), голосовавшему против соответствующего вопроса либо же отсутствовавшему на голосовании. Закон об АО и Закон об ООО достаточно детально регламентируют порядок и последствия реализации данного права.

Следующий способ, который мы считаем правомерным рассмотреть в рамках настоящей работы — случаи приобретения крупных пакетов акций. Такой пакет акций формируется в случае, если акционеру и его аффилированным лицам принадлежит доля голосующих акций публичного общества, превышающая соответственно три пороговых значения — 30, 50 и 75 %. Его формирование возможно несколькими способами, а именно путем приобретения ценных бумаг на организованном рынке по рыночной цене; путем такого приобретения на неорганизованном рынке ценных бумаг (в таком случае процесс формирования цены не четок, поскольку она может отличаться в зависимости от размера уже принадлежащих акционеру акций). Также способом формирования крупного пакета акций является направление со стороны заинтересованного инвестора публичной оферты о приобретении акций соответствующей компании — так называемое «добровольное предложение». Со стороны законодательства, такие случаи регулируются главой XI.1 Федерального закона «Об АО». Данный институт интересен в контексте темы настоящей работы, поскольку происходит фактический выход акционера из публичного общества за счет приобретателя крупного пакета акций, на которого при приобретении определенного объема акций, установленного Законом, возлагается обязанность по осуществлению так называемого «обязательного предложения» иным акционерам. Обоснованием данной конструкции является защита акционеров, которые могут не пожелать остаться в составе общества наравне с приобретателем крупного пакета акций, возможности воздействия на корпоративное управление которого, в зависимости от конкретной ситуации, являются значительными.

Частным случаем данного института является так называемое «вытеснение», носящее двойственную природу: приобретатель 95 % акций публичного общества, с одной стороны, обязан уведомить оставшихся миноритарных акционеров о факте аккумуляции акций, тем самым предложив им продать свои акции, а с другой вправе реализовать свое право на принудительный выкуп акций миноритариев. Политико-правовые основания «вытеснения» схожи с обозначенными и в свете права новоявленного супермажоритария требовать выкупа акций оставшихся акционеров доводятся до логического завершения — у миноритариев в данной ситуации по общему правилу (в случае отсутствия такой опции, как непропорциональное распределение прав участия) нет никакой возможности оказывать влияние на управление обществом. В литературе отмечается позитивное отношение к институту принудительного выкупа: так, В.А. Белов отмечает, что соответствующие нормы Федерального закона об акционерных обществах вполне могут расцениваться как основа нового акционерного права.

И, наконец, считаем также нужным упомянуть среди оснований, которые могут послужить причиной прекращения участия лица в обществе, обращение на долю определенного участника взыскания от кредиторов этого участника. В случае, если у лица недостаточно иного имущества для покрытия долга, в судебном порядке взыскание может быть обращено на его долю в уставном капитале общества в соответствии с законодательством об обществах с ограниченной ответственностью, равно как и об исполнительном производстве. При условии принятия судом решения о таком взыскании и прохождения всей предусмотренной в законодательстве процедуры, результатом, помимо погашения долга лица, станет прекращение его участия в обществе. Тем не менее, следует иметь ввиду, что общество само либо иные его участники вправе выплатить кредиторам действительную стоимость доли, на которую обращено взыскание. Представляется, что такой усложненный порядок обращения взыскания на доли в уставном капитале общества направлен, в первую очередь, на стабилизацию корпоративного баланса, стабилизацию состава участников обществ с ограниченной ответственностью, что происходит, возможно, в какой-то мере в ущерб правам добросовестных кредиторов.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Таким образом, нами были рассмотрены основания прекращения участия в хозяйственном обществе, анализ которых позволяет выявить две основные группы. Ряд оснований (к примеру, выход участника из ООО) предполагает добровольный характер прекращения участия, в связи с чем они именуются способами прекращения участия. Как это видно, их реализация зачастую обусловлена наступлением определенных обстоятельств. Так, например в случае с выкупом акций обществом по требованию акционера для осуществления данного требования необходимо наличие в совокупности трех обстоятельств, а именно — (а) принятие общим собранием акционеров решения (б) по конкретным вопросам и (в) неучастие акционера, заявляющего требование о выкупе акций, в соответствующем голосовании либо голосование против такого решения. Иные же (например, ликвидация общества, вытеснение миноритариев) вовсе не зависят от воли выбывающего участника.

Изучение способов прекращения участия в обществе и структуризация их в условные группы позволяет сделать вывод также и о месте института исключения участника, являющегося основной темой настоящей работы, в системе видов прекращения, что может послужить основой для дальнейшего анализа данного правового института. Итак, в рамках приведенной выше условной классификации способов прекращения участия в хозяйственном обществе, исключение участника является разновидностью принудительного прекращения участия в обществе.

1.2 Общая характеристика исключения участника из хозяйственного общества

Сообразно тому как каждый участник вправе в любой момент покинуть общество, точно так же и остальные участники должны иметь возможность расстаться с любым из своих участников, поведение которого становится серьезной преградой для деятельности общества. Сущность законодательно закрепленной процедуры исключения участника, оформляющего такую возможность, является своеобразной оборотной стороной права выхода, так как в обоих случаях наличествует очевидное нежелание участников продолжать вести общую совместную деятельность. Если в рамках выхода из общества участник, осознавший нецелесообразность последующего нахождения в составе общества, самостоятельно решает покинуть его, то в случае же исключения иные участники общества, не желающие более иметь в своих рядах лицо, которое, как минимум, фактически не вовлечено в деятельность организации и, как максимум, всячески чинит ей препятствия, реализуют возможность корректировки персонального состава участников, изгоняя утратившего доверие партнера. Примечательно, что рассматриваемый институт свободен от оговорок и пределов, которые могут быть свойственны праву выхода, — право на исключение не может быть предметом отказа или какого бы то ни было ограничения.

До 2014 года этот способ защиты прав был применим исключительно к обществам с ограниченной ответственностью, однако с принятием 05.05.2014 г. Федерального закона №99-ФЗ в часть первую Гражданского кодекса РФ были внесены, в соответствии с которыми появились основания говорить о возможности исключения участников не только обществ с ограниченной ответственностью, а и непубличных акционерных обществ и хозяйственных товариществ. Тем не менее, в рамках настоящей работы, как отмечалось выше, будут рассмотрены вопросы исключения участника только из хозяйственных обществ. Следует отметить, что в судебной практике уже появились первые примеры исключения из состава акционеров.

Интересно, что ранее возможность исключения акционера считалась своего рода противоречием самой природе хозяйственного общества, поскольку в акционерном обществе личность акционера, в отличие от обществ в ограниченной ответственностью, отличающихся, как не раз упоминалось, тесной личной связью между участниками, не должна иметь значения для деятельности общества.

Новеллы Гражданского кодекса, установившие возможность исключения и акционеров непубличного общества, выявляют проблематику характера взаимоотношений в акционерных обществах. Логика классического представления о данном виде организаций как предполагающих исключительно имущественное участие в капитале общества противится идее возможности исключения лица, от которого для включения в состав общества требуется лишь полная оплата акций. Размышляя в этом русле, может показаться, что постановка вопроса о допустимости «изгнания» акционера может возникать лишь в случае неполной оплаты акций, да и то если законодательством не предусматривается солидарная ответственность такого участника по долгам общества в пределах неоплаченного объема акций. Представляется, что возможная критика распространения института исключения на непубличные акционерные общества лежит на более глубоком уровне — политико-правовом обосновании новой классификации хозяйственных обществ. Так, поскольку акционерное общество является капиталистическим объединением, прекращение участия в нем допустимо исключительно путем продажи акций. По общему правилу состав акционеров меняется помимо и против воли акционерного общества, так как акции находятся в свободном обороте. Б.М. Гонгало подчеркивает, что возможность исключения акционера из непубличного акционерного общества по смыслу правовой природы такой корпорации должна применяться в виде исключения и не должна иметь широкого распространения. Опасения по поводу распространения возможности принудительного исключения на непубличные акционерные общества высказываются многими специалистами. В частности, отмечается, что исключение акционеров из непубличных акционерных обществ чревато многочисленными злоупотреблениями и что логичнее было бы не исключать акционеров, а требовать с них возмещения убытков, причиненных обществу, по деликтному иску. Противоположной позиции придерживается Д.И. Степанов, не согласный с мнением исследователей, полагающих, что присутствует какое-либо фундаментальное различие между непубличными акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью.

В литературе, в которой в той или иной степени затрагивается институт исключения участника, вопрос о правовой природе данной конструкции является дискуссионным. Некоторые ученые предлагают рассматривать исключение как особый способ защиты корпоративных прав, иные же — как меру ответственности. Так, Д.В. Ломакин считает, что в случае исключения участника из общества нет одного из существенных признаков гражданско-правовой ответственности в связи с тем, что оно не влечет для последнего каких-либо дополнительных имущественных обременений. По своим последствиям исключение участника из общества идентично добровольному выходу из общества. В обоих случаях участник получает денежный эквивалент утрачиваемых корпоративных прав. В связи с этим допустимо говорить о том, что исключение участника из общества не является мерой гражданско-правовой ответственности. В данном случае речь может идти о «принудительных мерах регулятивного характера» , в результате применения которых происходит прекращение корпоративного правоотношения между обществом и исключенным участником. Указанная мера представляет собой частное проявление такого способа защиты гражданских прав, как прекращение или изменение правоотношения. Наряду с этим применение ее в ответ на правонарушение не вызывает сомнений. Однако, при исключении участника в результате его поведения, которое делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняют, речь идет о совершаемом в процессе осуществления субъективного корпоративного права особом гражданском правонарушении в форме злоупотребления правом и, соответственно, о применении мер гражданско-правовой ответственности.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Наряду с сомнениями относительно квалификации исключения участника из общества как меры ответственности, отмечается, что исключение акционера на основании его неправомерного поведения все же является санкцией. Исключение же участника как последствие правомерного поведения акционера, затрудняющего деятельность общества, — мера защиты интересов юридического лица. В этой связи возникает вопрос о возможности объединения в одном понятии и санкции и меры защиты. Указанные выше случаи С.Ю. Филиппова предлагает четко различать, чего, однако, к сожалению, не позволяет сделать соответствующие положения Гражданского кодекса, поскольку допускают исключение участников из общества как за нарушение обязанностей, так и независимо от такого нарушения.

В свою очередь О.В. Гутников высказывает позицию, согласно которой исключение участника всегда связано с его неправомерным поведением. Затруднение деятельности общества является нарушением обязанности участника не осуществлять действия, которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация. При этом следует отметить, что установление обязанностей участника корпорации — новелла гражданского законодательства РФ, нововведение, призванное, как представляется, среди прочего, уточнить правоотношения корпораций с их участниками, а также порядок применения корпоративных процедур, зависящих от определения действий как обязанностей участника, а том числе применения института исключения. Факт выплаты исключенному участнику денежного эквивалента стоимости его корпоративных прав не означает, что участник не несет никаких дополнительных имущественных потерь: рыночная цена акций (долей) может превышать часть стоимости чистых активов, которая должна быть выплачена исключенному участнику, кроме того, механизм осуществления выплат исключаемому участнику далек от совершенства, и он получит свой эквивалент лишь по истечении определенного промежутка времени. Кроме того, справедливо заметить, что исключаемый участник теряет возможность получать в будущем дивиденды от результатов деятельности общества, получать выгоду от возможного роста рыночной цены акций (долей) за период между его исключением и выплатой стоимости активов и т.д. Соответственно, есть все основания говорить о двойственной правовой природе и рассматривать исключение участника одновременно и как крайнюю меру гражданско-правовой (корпоративной) ответственности, и как специальный корпоративный способ защиты прав. Ряд авторов приходит к выводу, что исключение участника из общества является самым серьезным из них, поскольку влечет за собой наиболее суровую санкцию -лишение его всех корпоративных прав.

Более того, следует иметь ввиду, что исключение участника из общества, как отмечает Ю.Б. Шевела, можно также рассматривать в качестве способа защиты корпоративных прав и отнести к мерам защиты. Данный способ защиты могут использовать участники общества, в частности, когда нарушаются их права на управление. Следует отметить, что при этом нарушаются права не только участников, но и самого общества. К тому же, в условиях отсутствия открытого рынка обращения прав участия в непубличных обществах, а значит затруднения объективной оценки реальной стоимости таких прав, выплачиваемая исключаемому участнику сумма зачастую может оказаться даже выше той стоимости, за которую участник смог бы продать свою долю (акцию) третьим лицам.

В рамках дачи общей характеристики институту исключения участника из общества, следует обратить внимание на такую его характерную, как ограничение на исключение крупного участника, что можно определить как отсутствие должной меры защиты миноритарных акционеров. В соответствии с Информационным письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью», иммунитет мажоритария от исключения обусловлен, прежде всего, стремлением избежать прекращения деятельности общества. Тем не менее, ввиду того, что остающийся участник вправе внести вклад взамен выплаченной исключаемому участнику стоимости доли, что предотвратит ликвидацию общества, возникает противоречие в обосновании необходимости и целесообразности ограничения на исключение мажоритарного участника, поскольку, в данном случае, возможно исключение мажоритария без угрозы прекращения деятельности компании. Более того, целью применения института исключения участника из общества наравне с восстановлением нормального порядка деятельности общества, может выступать наказание недобросовестного участника, в связи с чем иммунитет крупного участника лишает остальных участников общества права прекратить отношения с нарушающим свои обязательства и обязанности участником. В рамках рассмотрения данного вопроса целесообразно упомянуть еще об одной крайне нелогичной позиции, которая была выработана судебной практикой, а именно зависимость возможности исключения участника, доля которого в уставном капитале общества составляет более 50%, от наличия в уставе данного общества права на свободный выход из общества. По мнения судов, миноритарий, если такое право предусмотрено, должен выйти из общества, а не требовать исключения, пусть и недобросовестного, но мажоритарного участника. В таком случае, как отмечает Гутников О.В., налицо ситуация, когда добросовестному участнику предлагается покинуть общества вместо того, чтобы исключить недобросовестного, нарушающего свои корпоративные права участника.

Анализ точек зрения авторов, анализирующих правовую института исключения участника из общества, позволяет прийти к выводу о ее двойственном характере. Так, исключение участника из общества правомерно рассматривать одновременно как специальный способ защиты корпоративных прав, так и крайнюю меру гражданско-правовой ответственности участника общества. При этом рассматриваемая процедура является исключительной мерой, способом защиты интересов самого общества, а не финансовых интересов участников.

Глава II. Процедура исключения участника из общества

.1 Основания исключения участника из общества

Норма 2014 года, которая закреплена в ст. 67 Гражданского кодекса РФ, предусматривает сходные, но не идентичные основания для исключения участника из хозяйственного общества, а именно:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

·причинение существенного вреда товариществу или обществу;

·существенное затруднение деятельности и достижения товарищества или общества и затруднение достижения целей, ради которых оно создавалось, в частности, нарушение обязанностей, предусмотренных законом или учредительными документами.

К тому же, статья 67 ГК РФ регулирует в том числе и вопросы исключения участника из общества с ограниченной ответственностью. При этом наблюдается отсутствие единого подхода законодателя к определению перечня оснований для исключения участника из общества. Если в ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» нарушение обязанностей представляет собой самостоятельное основание, стоящее в одном ряду с существенным затруднением деятельности, то ст. 67 ГК РФ рассматривает нарушение обязанностей только как одно из возможных обстоятельств, приводящих к такому затруднению.

На этот момент обращал внимание О.В. Гутников. Также представляется обоснованной позиция А.Ю. Томилова, В.А. Томиловой, которые отмечают, что противоречие с точки зрения формального подхода действительно усматривается, однако судебное, а повсеместно и доктринальное толкование нормы статьи 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» включало не только факт нарушения обязанностей участников общества, но и последствия такого нарушения.

Считаем целесообразным, прежде чем переходить к анализу оснований исключения участника из общества, определиться с обязанностями, которые несет участник корпорации, поскольку нарушение таковых может привести к становлению вопроса об исключении. Итак, как отмечалось в первой главе настоящей работы, перечень обязанностей участников корпораций является новеллой гражданского законодательства и позволяет во многом существенно облегчить их взаимоотношения с организацией. В соответствии с пунктом 4 статьи 65.2 ГК РФ к обязанностям участника корпораций относятся: участие в образовании имущества организации в необходимом размере, порядке, способом и в сроки; неразглашение конфиденциальной информации о деятельности организации; участие в принятии корпоративных решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность, если его участие необходимо; не совершать действия, заведомо направленные на причинение вреда корпорации, а также действия (бездействия), которые существенно затрудняют или делают невозможным достижение целей создания организации. Грубое нарушение этих обязанностей, наряду с обязанностями, предусмотренными специальными законами и учредительными документами конкретного общества, могут послужить, в соответствии со статьей 67 Гражданского кодекса РФ основанием для возбуждения дела об исключении участника-правонарушителя из общества.

Как отмечает Е.В. Бадулина, участие участника общества в формировании имущества и неразглашение конфиденциальной информации о деятельности общества, по своей сути, традиционные для участников корпораций обязанности. Формальное закрепление остальных перечисленных выше обязанностей участника — логичное и целесообразное действие законодателя, призванное установить более четкую процедуру регулирования корпоративных отношений и защиты интересов корпораций. Так, например, обязанность воздержаться от действий, заведомо причиняющих вред организации прямо вытекает и, по сути, является дополнением аналогичной обязанности органов управления организации и их членов. Обязанность по участию в принятии корпоративных решений в определенных случаях, в свою очередь, призвана свести к минимуму ситуации сознательной блокировки деятельности компании со стороны участника. Речь в данном случае идет о таких решениях, как назначение единоличного исполнительного органа, внесение изменений в устав (при условии необходимости таких изменений по закону).

Тем не менее, применение на практике последствий, вытекающих из нарушения названных обязанностей сопряжено со сложностями в той части, что формулировки и критерии отнесения того или иного действия участника общества к таким нарушениям, равно как и его существенности, грубости, отличаются нечеткостью, что будет рассмотрено подробнее далее в рамках настоящей работы.

Итак, перейдем к более подробному анализу оснований исключения.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

2.1.1 Существенность нарушения, позволяющая говорить о возможности исключения участника

В первую очередь следует отметить отсутствие четко закрепленных критериев определения существенности, грубости нарушения как такового. В силу п. 17 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 09.12.1999 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможным деятельность общества либо существенно ее затрудняет, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников обществ, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников; при решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо принимать во внимание наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий.

В данном контексте важно понимать, что под основной целью деятельности общества как коммерческой организации понимается извлечение и распределение прибыли. Соответственно, нарушение должно действительно препятствовать ее достижению. То есть, если определить, что только нормальное функционирование общества позволяет говорить о возможности достижения основной цели компании, то, чтобы нарушение участника могло стать достаточным основанием исключения, то есть существенным, его действия должны препятствовать нормальной деятельности компании. Именно тому, чтобы четче очертить критерии существенности нарушения, которое может стать основанием для исключения участника из общества, посвящена, во многом, правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенная в пунктах 1, 2 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью», участник общества с ограниченной ответственностью несет обязанность не причинять вред обществу, а нарушение этой обязанности может служить основанием для его исключения из общества.

.1.2 Содержание нарушения, влекущего исключение из общества

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ» разъяснил, что к нарушениям, предусмотренным п. 1 ст. 67 ГК РФ, может, в частности, относится:

·в отсутствие уважительных причин уклонение от участия в общем собрании участников общества, вследствие чего общество оказывается лишенным возможности принимать хозяйственные решения, если непринятие этих решений причиняет существенный вред обществу и (или) делает невозможной деятельность общества, и (или) существенно ее затрудняет;

·совершение таких действий, которые противоречат интересам общества, в том числе при выполнении функций единоличного исполнительного органа, если такие действия причинили обществу существенный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества, и (или) существенно ее затруднили.

Следует отметить, что содержание нарушений, которые могут выступать основаниями для исключения, описано весьма широко. К ним относятся не только умышленные недобросовестные действия акционера во вред обществу, но и неосторожные. При этом перечень таких действий формально не установлен, и тем более не закрыт, в связи с чем открывается возможность для злоупотребления механизмами, направленными на поддержание эффективного функционирования общества, в том числе в качестве метода борьбы в ходе корпоративного конфликта. Вышеназванным Постановлением Пленума ВС РФ отмечается как одно из проявления бездействий, затрудняющих деятельность общества систематическое уклонение от участия в общем собрании. На примере этого основания можно ярко проиллюстрировать отсутствие четких критериев и открытость для интерпретации. Прежде всего, следует отметить, что участие в общем собрании, а также принятие решения по вопросам повестки дня, будь то вопросы, требующие единогласного решения, является правом, но не обязанностью участника. Тут следует сразу оговориться, что, однако, в обязанности участника, как отмечалось выше, входит участие в принятии корпоративных решений в определенных случаях, а именно при принятии таких решений, как решения о назначении единоличного исполнительного органа или членов совета директоров, внесении изменений в устав (если они требуются по закону и их отсутствие означает невозможность продолжения деятельности корпорации). Тем не менее, недобросовестное злоупотребление вышеназванным правом может и оказывает негативное влияние на деятельность общества. Итак, как показывает практика, уклонение от участия в общем собрании — одно из самых распространенных оснований для подачи иска об исключении участника из общества. Тем не менее, оно является одним из наиболее тяжелых для доказывания. Представляется, что в нормативном регулировании данного вопроса не хватает двух крайне важных критериев, а именно критерия определения отсутствия на скольких собраниях за какой период времени может быть названо систематическим (учитывая множество возможных объективных причин для отсутствия), а также отказ от каких именно действий можно считать уклонением от участия в обществе — отказ от голосования, неявку на собрание вообще и др.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Следствием такого положения вещей становится далеко неоднозначная судебная практика. Если говорить о ситуации, когда такое систематическое уклонение (если посчитать как уклонение присутствие на собрании, но отказ от голосования) препятствует принятию решений, которые должны быть приняты единогласно, то суды зачастую встанут на сторону ответчика, поскольку, как отмечалось выше участие в управлении делами общества осуществляется на добровольной основе свободного волеизъявления. Однако, напротив, в случае, если даже единогласие в принятии решения не требовалось, однако фактический паралич деятельности общества наступает вследствие размера доли уклоняющегося участника, суда имеют тенденцию удовлетворить иск об исключении такого участника.

В рамках рассмотрения вопроса о содержании нарушения, приводящего к затруднению или невозможности дальнейшей деятельности компании и, следовательно, влекущего возможность исключения из общества, следует еще раз оговориться, что такое нарушение может быть выражено в форме бездействия. В этой связи следует упомянуть еще об одном обстоятельстве, которое теоретически может сыграть роль в решении вопроса об исключении участника, а именно о его личности. Проблемным является, в первую очередь, вопрос о том, может ли участник быть исключен из общества, основываясь на его личностных качествах или обстоятельствах, независимо от его действий. По нормам Гражданского кодекса и Закона «Об ООО», иск об исключении участника из общества может быть подан в связи с его действиями(бездействиями), которые могут привести к значительному затруднению или невозможности дальнейшей деятельности компании. Если же исходить перечня обязанностей участника корпорации, определенном Гражданским кодексом РФ, то можно сделать вывод, что если его личность или личные обстоятельства могут привести к негативным для компании последствиям (например, если вследствие пожилого возраста или тяжелой болезни участник более не проявляет личное участие (равно как и участие через представителя) в деятельности компании в случаях, если оно необходимо), осуществлением этих обязанностей будет добровольный выход из общества. В таком контексте отказ от добровольного выхода может является примером бездействия, которое существенно затрудняет либо делает деятельность общества невозможной. При этом, следует оговориться, что такой подход не принят российским законодателем или судебной практикой, однако получил распространение в западных странах, в частности, как отмечает А.А. Кузнецов, в немецком законодательстве.

.1.3 Установление вины участника, необходимое для исключения

При рассмотрении оснований исключения участника из общества, нельзя обойти сторон вопрос об установлении наличия и определении степени вины исключаемого участника. Прежде всего, следует отметить, что в сфере гражданского и предпринимательского права, в отличие от уголовного, институт и понятие вины отличается недостаточной разработанностью, что означает, что хотя судам приходится проводить оценку внутреннего отношения исключаемого участника к совершенному им нарушению, отсутствие четких критериев определения степени вины, не дает провести эту оценку с должной степенью объективности и эффективности. Особенно это касается случаев совершения нарушений по неосторожности.

Если говорить об установлении вины участника-правонарушителя в контексте исключения участника из общества, следует отметить, что ни в соответствующей статье Федерального закона «Об ООО», ни в Гражданском кодексе, вопрос об обязательности установления вины участника, а также учете ее степени при предъявлении требования об исключении не поднимался. Пленумом ВС РФ и Пленумом ВАС РФ была отмечена необходимость учета степени вины при решении вопроса о грубости нарушения, совершенного участником. Однако, вопрос о том, является ли наличие вины обязательным условием для исключения участника, остается без однозначного ответа. С одной стороны, если целью исключения участника является пресечение дальнейших корпоративных отношений в данном субъектном составе вследствие невозможности или затрудненности дальнейшей совместной деятельности, равно как и достижения ее общей цели, то установление вины участника, по сути, безразлично.

С другой стороны, как уже отмечалось выше в рамках настоящей работы, исключение участника из общество по своей правовой природе имеет двойственный характер — выступает не только способом защиты корпоративных прав участников общества, но в то же время и санкцией за нарушение участником своих обязательств. В таком контексте, как отмечает Л.В. Кузнецова, установление вины исключаемого участника необходимо. Действительно, рассматривая исключение как меру ответственности, следует определить, что для наступления такой ответственности, помимо противоправного поведения субъекта и наличия причиненного вреда, требуется наличие таких обстоятельств, как причинная связь между действием и последствием в виде вреда, а также вины нарушителя.

.1.4 Исключение участника, выполняющего функции единоличного исполнительного органа

Еще одним вопросом касательно исключения участника из общества, поднимающим множество дискуссий, является проблема исключения из общества участника, выполняющего функции единоличного исполнительного органа. Этой проблеме было уделено немало внимания в юридической литературе, однако единое мнение так и не было выработано. Применительно к таким лицам, справедливо сказать, что налицо два правоотношения — во-первых, правоотношение участник-общество и, во-вторых, директор-общество. Основные разногласия вызывает вопрос о том, позволяет ли отличие правового статуса участника-директора от правового статуса обычного участника общества говорить о том, что к нему не будут применяться нормы об исключении, а ответственность такой участник будет нести в соответствии с соответствующими нормами законодательства, касающимися ответственности единоличного исполнительного органа. Если исходить из того, что участник, исполняющий функции единоличного исполнительного органа, выступает в двух различных качествах, то ответственность за использование им своих полномочий в ущерб интересам общества должна наступать в соответствии с вышеупомянутыми нормами, а именно ст. 44 ФЗ об ООО и ст. 71 ФЗ об АО. Применение же также нормы об исключении участника может в результате привести к ситуации «двойной ответственности», когда лицо, совершившее правонарушение, несет ответственность за него дважды. К тому же, институт исключения участника из общества предполагает выплату стоимости его доли, таким образом, лицо получает вознаграждение за совершение нарушения. С другой стороны, названные статьи говорят о возможности взыскания убытков в случае совершения нарушения. Исключение же участника подразумевает прекращение правоотношение вовсе. Соответственно, сомнительной предстает точка зрения, согласно которой возможность взыскания с нарушителя убытков исключает возможность прекращения отношения. К тому же, имея ввиду, что, как отмечалось выше, у лица возникает два правоотношения с обществом, то и названные санкции применяются к нему в рамках соответственно каждого из них и не должны быть взаимоисключающими. Более того, невозможность исключения участника-директора приводит также к ситуации неравенства между участниками общества. За совершение действий, причиняющих ущерб деятельности общества, участники должны быть привлечены к равной ответственности, независимо от их статуса внутри компании и от того, были ли эти действия совершены с взяли с исполнением управленческих функций.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Соответственно, управляющий статус такого участника не должен служить основанием для неприменения такой меры, как исключение, предусмотренной в отношении участников общества, по общему правилу. Более того, именно этот статус и сопровождающие его дополнительные полномочия, увеличивают вероятность того, что совершаемое лицом правонарушение может повлечь существенные негативные последствия для деятельности компании. К тому же, нельзя забывать и о том, что участник-генеральный директор, хоть и выступают в корпоративных отношения в принципиально разных качествах, является одним лицом, и, следовательно, разделение его волеизъявления на два невозможно.

Таким образом, правомерным будет заключить, что в вопросе оснований применения института исключения участника из общества существует ряд пробелов.

В первую очередь, налицо отсутствие единого подхода законодателя к определению перечня оснований для исключения участника из общества. Если в ст. 10 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» нарушение обязанностей представляет собой самостоятельное основание, стоящее в одном ряду с существенным затруднением деятельности, то ст. 67 ГК РФ рассматривает нарушение обязанностей только как одно из возможных обстоятельств, приводящих к такому затруднению.

Во-вторых, в содержании нарушений, которые могут служить основанием для исключения также имеются существенные пробелы. Одним из самых распространенных оснований для возбуждения иска об исключении является вопрос об уклонении участника от посещения общих собраний акционеров. При этом, следует отметить, что участие в названных собраниях — право, а не обязанность участника (за исключением принятия решений, без которых корпорация не может продолжать свою деятельность, если его участие необходимо). Представляется, что не хватает критерия определения отсутствия, на скольких собраниях за какой период времени может быть названо систематическим, а также отказ от каких именно действий можно считать уклонением от участия в обществе.

Также проблемным является вопрос об определении, может ли участник быть исключен из общества, основываясь на его личностных качествах или обстоятельствах, независимо от его действий. Представляется, что, если личность или личные обстоятельства участника могут привести к негативным для компании последствиям, отказ от добровольного выхода может служить основанием для исключения участника из общества.

Более того, представляется более целесообразным распространять институт исключения только на случаи заведомого «вредительства» и ситуации, когда устойчивое поведение акционера фактически делает невозможным нормальное функционирование общества, как например, случаи умышленного отсутствия на общих собраниях с целью препятствовать принятию необходимого для дальнейшей деятельности решения.

2.2 Порядок исключения участника из общества

Переходя к вопросу порядка исключения участника из общества, в первую очередь следует отметить, что как ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», так и ГК РФ предусматривают только судебный порядок такого исключения.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Для сравнения, внесудебный порядок исключения участника из общества возможен и в Испании, если за это проголосуют 2/3 участников общества. Для исключения участника, владеющего не менее ¼ уставного капитала требуется все же обращение в суд.

Интересными представляются рассуждения А.А. Кузнецова о проекте статута европейской частной компании, который претерпевал множественные изменения, в том числе и относительно вопроса исключения участника из общества. Так, некоторые редакции указанного проекта предусматривали, что решение об исключении участника из общества принимается судом на основании заявления, поданного обществом и резолюцией участников.

В России же для решения вопроса об исключении участника из общества другой участник (участники), обладающий соответствующим размером доли в уставном капитале общества должны обратиться в арбитражный суд с иском об исключении участника из общества.

В этом отношении важно рассмотреть еще одно обстоятельство — исключения одного акционера может требовать другой акционер; при этом мнение самого общества, а точнее большинства других акционеров не имеет решающего значения. Если проводить аналогию с многосторонним договором, при его нарушении одной из сторон договор расторгается по решению либо всех других сторон, либо большинства из них.

В рассматриваемых правоотношениях следует поступать аналогичным образом. Ведь исключение акционера (участника) означает, что ему нужно выплатить действительную стоимость его доли (пакета акций). И эта выплата будет осуществляться из средств общества. Если доля участника существенна, ее выплата может повлиять на состояние общества крайне негативно и даже завершиться банкротством.

Представляется, что такие жизненно важные вопросы для судьбы общества должно решать общее собрание акционеров/участников большинством голосов. При этом само собой разумеется, что исключаемый акционер и его аффилированные участвовать в голосовании здесь не должны.

Безусловно, один из акционеров мог мешать обществу или своими действиями причинить обществу убытки (к примеру, проголосовал за убыточный проект), но большинство вполне может посчитать, что это нарушение не стоит того, чтобы исключать участника. Во-первых, потому, что не захотят выплачивать ему стоимость его акций в ущерб интересам компании. Во-вторых, потому, что личность данного акционера важна исходя их особенностей целей деятельности общества (например, только у него профильное образование или нужные навыки для ведения конкретного вида бизнеса)

Кроме того, институт исключения участника из общества может использоваться для выхода из общества в том случае, если возможность такого выхода учредительными документами не предусмотрена. Для этого участнику (акционеру) достаточно создать формальный повод для исключения, попросить другого дружественного акционера подать иск в суд об исключении и добиться таким образом желаемого результата, если продать свою долю по желаемой цене не удается.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

При этом статья 67 ГК РФ не содержит условий относительно размера доли участника общества, или совокупного размера долей участников, обращающихся в суд для защиты своих прав с требованием об исключении другого участника, тогда как статья 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» такое требование содержит. Налицо конкуренция общей и специальной норм, при этом общая норма содержится в кодифицированном акте. Иными словами, может ли участник (или участники) общества с ограниченной ответственностью, доли которых в совокупности составляют менее десяти процентов уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, требовать в судебном порядке исключения участника на основании статьи 67 ГК РФ?

Данный вопрос, к сожалению, не освещен должным образом в юридической литературе. Как представляется, здесь следует сослаться на п. 4 ст. 3 Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ, в соответствии с которым нормативно-правовые акты применяются постольку, поскольку они не противоречат положениям Гражданского кодекса. Однако, в данном случае целесообразно также применение правила приоритета специальной нормы над общей за исключением случаев, когда в специальном законе не предусмотрены определенные положения.

Интересно, что в абз. 4 п. 35 упоминавшегося ранее Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 Пленум ВС РФ разъясняет, что иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, если с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения.

Приведенная позиция Пленума ВС РФ представляется не вполне ясной: имеется в виду случаи, когда истец хочет исключить из общества сам себя, или когда ответчиком по делу является другой участник? Возможно, Пленум Верховного Суда имел в виду обе ситуации? Интерес участника в его исключении из общества с ограниченной ответственности может быть обусловлен отсутствием в уставе положений о возможности добровольного выхода участника из общества. Представляется, что так как обращение в арбитражный суд с требованием об исключении участника из общества является специальным корпоративным способом защиты прав участника, то иск участника к обществу с требованием об исключении его самого означал бы, что права участника нарушило само общество, что действительности не соответствует. Следовательно, приведенное разъяснение Пленума ВС РФ, по всей видимости, относится к случаям, когда истец как другой участник общества совершил нарушение, могущее служить основанием для исключения его из общества. При этом, необходимо обращение внимания суда на факт наличия в отношении истца оснований для исключения и их доказательство. В подтверждение этого вывода можно привести пример из судебной практики. Арбитражный суд Свердловской области 14.07.2016 г. принял Решение по делу № А60-60704. Общество с ограниченной ответственностью Управляющая Компания «БЛАГОВЕСТ» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском об исключении из состава участников Общества с ограниченной ответственностью СМУ «УНИВЕРСАЛ» Гаджиева Р.К. Ответчик по первоначальному иску Гаджиев Р.К. заявил встречное исковое заявление об исключении из состава участников Общества с ограниченной ответственностью СМУ «УНИВЕРСАЛ» Общество с ограниченной ответственностью Управляющая Компания «БЛАГОВЕСТ».

Интересно, что Общество с ограниченной ответственностью Управляющая Компания «БЛАГОВЕСТ» и Гаджиев Р.К. являются участниками ООО СМУ «Универсал» и обладают долей в размере 50% уставного капитала каждый. Налицо возможность возникновения так называемой ситуации дедлока — или корпоративного тупика, подробное рассмотрения проблем правового регулирования которой будет представлено далее в рамках настоящей работы.

Мотивация ООО Управляющая Компания «БЛАГОВЕСТ» в исключении Гаджиева Р.К. из числа участников Общества заключалась в следующем:

Гаджиев Р.К. неоднократно нарушал свои обязанности как участника общества, а также директора ООО СМУ «Универсал», что выражалось в непроведении общих собраний участников названного общества, не доведении до сведения второго участника информации о состоянии дел в обществе, в том числе финансового отчета по результатам деятельности, также прибыль общества не распределялась;

следствием недобросовестных действий Гаджиева Р.К., как руководителя общества, явилось то, что в настоящее время ООО СМУ « Универсал» является несостоятельным (банкротом), в отношении имущества общества введена процедура конкурсного производства.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

недобросовестное поведение лично Гаджиева Р.К. со своими контрагентами, повлекшего признание его банкротом как физического лица, по мнению истца, является препятствием к осуществлению нормальной деятельности ООО СМУ «Универсал».

Таким образом, истец по первоначальному иску полагал, что ответчик по первоначальному иску грубо нарушил свои обязанности как участника и директора общества, своими действиями и бездействием делает невозможной деятельность общества.

Гаджиев Р.К. предъявил встречные исковые требования об исключении ООО УК «Благовест» из числа участников общества, мотивируя свои требования тем, что ООО УК «Благовест» 13.07.2015 было незаконно проведено собрание, оформленное протоколом №10, на котором были прекращены полномочия Гаджиева Р.К. в качестве генерального директора ООО СМУ «Универсал» и на данную должность избран Филимонов Д.М. Факт проведения собрания с существенными нарушениями и недействительности решений, принятых на данном собрании подтвержден вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Свердловской области от 04.12.2015 по делу №А60-38238/2015.

Кроме того, ссылается на то, что вновь назначенный директор, подконтрольный второму участнику общества, отменил все ранее выданные доверенности, в том числе и судебные (приказ №1 от 22.07.2015), в связи с чем общество не смогло эффективно осуществлять свою защиту в процессах, возбужденных по заявлениям контрагентов.

Также Гаджиев Р.К. утверждает, что назначенный и подконтрольный ООО УК «Благовест» директор общества Филимонов Д.М. при уже при наличии в суде спора о его назначении, 28.09.2015 в действуя не в интересах общества и без решения его участников осуществил выход из ООО «Гольф Парк», в котором ООО СМУ «Универсал» имело долю в уставном капитале в размере 80%. По мнению истца по встречному иску, именно действия ООО УК «Благовест», выразившиеся в смене исполнительного органа и даче вновь назначенному директору обязательных для исполнения указаний, привели к утрате участия общества в ООО «Гольф Парк», а, следовательно, и к возможности осуществлять управление активами ООО «Гольф Парк», а именно, правами аренды земельный участок с кадастровым номером 66:41:0306066:0001.

Суд, проанализировав материалы дела, принимая во внимание, что оба участника предъявили взаимные требования об исключении из числа участников общества, пришел к выводу, что нормальной хозяйственной деятельности общества препятствуют равнозначные взаимные претензии его участников, что свидетельствует о ярко выраженном конфликте интересов в управлении обществом.

Кроме того, согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 4 п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» иск об исключении участника не может быть удовлетворен в том случае, когда с таким требованием обращается лицо, в отношении которого имеются основания для исключения.

Таким образом, в рассматриваемом случае имеет место ситуация, когда недобросовестно осуществляют права участия в обществе оба участника.

При изложенных обстоятельствах, суд решил, что и первоначальные исковые требования ООО УК «Благовест», и встречные исковые требования Гаджиева Р.К. подлежат оставлению без удовлетворения..

По данному вопросу А.А. Кузнецов еще в 2014 году отмечал, что российскими судами в качестве одного из основных аргументов для отказа в исключении из общества участника используется наличие корпоративного конфликта в обществе, то есть наличие взаимных претензий участников, нередко сопровождающихся встречными исками об исключении.

Интересным в контексте рассматриваемого института представляется еще одно судебное решение, принятое арбитражным судом Республики Дагестан 21.01.2014 г. Закавов Г.П. обратился с исковым заявлением к Байбашеву А.А. о признании недействительным договора дарения доли в уставном капитале ООО «Атлан-2001» от 29.08.2013, заключенного между Байбашевым А.А. и Пайзуллаевым К.Г. Истец обосновывал свое требование тем, что договор нарушает его законные права и интересы, а сделка является мнимой, так как действительным намерением Байбашева А.А., по мнению истца, было прекращение рассмотрения в суде дела №А15-437/2013 по иску Закавова Г.П. об исключении Байбашева А.А. из общества. Уступив свою долю, Байбашев А.А. исключил возможность оценки судом его действий как участника общества при наличии разногласий с другим участником общества. Указанные действия являются злоупотреблением правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Действительно, в производстве арбитражного суда находилось дело об исключении Байбашева А.А. из состава участников общества. Заключению договора дарения доли предшествовало направление дела судом кассационной инстанции на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Между тем, суд решил отказать Закавову Г.П. в удовлетворении его искового заявления. Суд счел, что истцом не были представлены надлежащие доказательства, подтверждающие довод о заключении договора дарения доли в уставном капитале ООО «Атлан-2001» с целью избежания исключения Байбашева А.А. из участников ООО «Атлан-2001», доводы истца носят предположительный характер. Действия Байбашева А.А. по передаче доли не могут быть расценены как злоупотребление им как участником общества своими правами. Наоборот передача им доли по договору дарения другому лицу является следствием осуществления принадлежащих ему прав, предусмотренных законом и Уставом общества.

Вступая в общество, рассуждал суд, Закавов Г.П. должен был осознавать, что тем самым принимает на себя риски, связанные с осуществлением данного вида предпринимательской деятельности, в том числе наступающие вследствие изменения состава участников общества. Суд приходит к выводу, что цель истца по делу №А15-437/2013 — исключение Байбашева А.А. из числа участников ООО «Атлан-2001» — достигнута.

Таким образом, исключение участника из общества, согласно российскому законодательству, осуществляется исключительно в судебном порядке. При этом, представляется, что данный вопрос должно решать общее собрание акционеров/участников большинством голосов, поскольку в ряде случаев выплата стоимости доли исключаемого участника может существенно повлиять на деятельность общества. К тому же, институт может быть неправомерно использован в качестве обхода отсутствия в уставе общества права на добровольный выход участника.

Более того, налицо конкуренция общей и специальной норм относительно размера доли участника/участников, которые вправе обратиться в суд с иском об исключении. В данном случае, целесообразно применение правила приоритета специальной нормы над общей за исключением случаев, когда в специальном законе не предусмотрены определенные положения.

.3 Правовые последствия исключения участника из общества

Исключение участника из хозяйственного общества имеет последствием, во-первых, прекращение его участия в обществе и, во-вторых, выплату ему стоимости его доли участия.

Ст. 67 ГК РФ в случае исключения участника из общества предусматривает выплату ему действительной стоимости его доли участия. Интересно, что норма ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» обходит вниманием вопрос правовых последствий исключения участника из общества.

Из положений ч. 5 ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» можно сделать вывод о том, что действительная стоимость доли участника определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, хотя данная норма и не регулирует отношения исключения участника из общества напрямую.

Согласно же абз. 2 ч. 1 ст. 14 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», действительная стоимость доли участника общества соответствует пропорциональной размеру доли участника части стоимости чистых активов общества.

Согласно п. 7 Порядка, стоимость чистых активов следует определять по данным бухгалтерского учета, принимая активы и обязательства к расчету по стоимости, которая подлежит отражению в бухгалтерском балансе общества исходя из правил оценки статей бухгалтерского баланса.

На несовершенство законодательства в части регулирования выплаты доли исключенному участнику указывали и многие авторы, имея в виду в первую очередь сроки выплаты, которые согласно п. 8 ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» составляют один год. Действительно, исключенный участник теряет свою долю с момента вступления в силу решения суда о таком исключении, однако стоимость своей доли он может получить только в течение года, при этом механизмы определения этой стоимости нельзя назвать прозрачными и такими, которые защищают интересы исключенного участника. Действительно, за год, в течение которого исключенный участник не будет иметь возможности контролировать деятельность общества, действительная стоимость его доли может быть существенно занижена.

В этом аспекте представляется логичным закрепить за судом обязанность при принятии решения об удовлетворении иска об исключении участника из общества, одновременно указывать стоимость доли, подлежащей выплате исключенному участнику. Кроме того, налицо необходимость разрешения проблемы определения критериев оценки стоимости доли.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Здесь стоит отметить, что если для общества с ограниченной ответственностью специальным законом предусмотрены хоть какие-то правила, устанавливающие сроки и правила определения действительной стоимости его доли участия, то для участников (акционеров) непубличных акционерных обществ таких норм вообще нет. Единственным нормативно-правовым актом, регулирующим порядок определения стоимости чистых активов, распространяющим свое действие на акционерные общества, является упомянутый ранее Порядок. Однако положений, закрепленных в этом нормативно-правовом акте, явно недостаточно, так как они регулируют лишь отельный аспект расчетов.

Таким образом, механизм исключения участника (акционера) из непубличного акционерного общества законодатель в общих чертах предусмотрел, и он, как следует из судебной практики, активно используется, а вот механизма произведения справедливых и своевременных расчетов с исключенным акционером не предусмотрено.

Если законодатель оставляет решение этих вопросов судам, то следует ожидать разнообразную, неоднородную практику по данным вопросам, которая впоследствии может быть несколько упорядочена вышестоящими судами. Такой подход достаточно часто нынче используется в Российской Федерации, что способствует стремительному набиранию силы судебным прецедентом.

Ярким проявлением этой тенденции является упомянутое весьма свободное толкование судами нормы об основании исключения участника из ООО вследствие только нарушения им своих обязанностей без привязки к последствиям деяния. Действительно, судебное толкование этого вопроса представляется логичным и взвешенным, соответствует общепринятым в мире подходам к разрешению рассматриваемого вопроса. По сути, мы имеем дело с низким качеством закона, которое в «ручном режиме» исправляется судебной практикой.

Представляется, что оставление таких важных для защиты прав и интересов исключенного участника отношений, как расчет стоимости его доли, равно как и установление сроков ее выплаты, не может быть оставлено на усмотрение судебной практики. Получается, что законодатель, предоставляя одному участнику общества способ защиты его корпоративных прав в виде исключения другого участника, оставляет исключенного участника ни с чем, так как он ограничен в возможностях требовать выплаты ему его же собственного имущества.

Вряд ли можно счесть оправданным такой подход. Поэтому представляется необходимым предусмотреть четкий механизм определения действительной стоимости доли участия исключенного участника и сроков выплаты этой стоимости как для обществ с ограниченной ответственностью, так и для непубличных акционерных обществ.

Глава III. Исключение участника из общества в ситуации «дедлока»

.1 Понятие «дедлока» и способы его разрешения в Российской Федерации

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Понятие «дедлока» не определено в нормативно-правовых актах Российской Федерации. Не получило оно, к сожалению, и должного освещения в юридической литературе. В переводе с английского языка «deadlock» означает «тупик». В зарубежной юридической литературе по корпоративному управлению термин «deadlock» определяется как «тупик в корпоративных процессах принятия решений» и включает в себя состояние бездействия, застоя деятельности общества, ставшее результатом оппозиции двух или более равных сторон, ситуацию, в которой участники корпоративных отношений оказываются не в состоянии осуществлять свои функции по осуществлению деятельности компании решение ввиду того, что ни у одной из сторон при несовпадении мнений недостаточно голосов или долей для принятия окончательного решения.

Вместе с тем, в российской юридической литературе и судебных актах встречается понятие корпоративного конфликта. Анализируя сущность понятия «корпоративный конфликт», различные его доктринальные определения, А.А. Данельян определяет его как «спор, зарождающийся и развивающийся внутри корпорации». Если говорить о соотношении понятий «корпоративный конфликт» и «дедлок», то следует признать, что понятие «корпоративный конфликт» значительно шире по своему содержанию, нежели понятие «дедлок». Так, тупиковая ситуация в корпоративных процессах принятия решений всегда свидетельствует о споре внутри корпорации, однако не каждый спор внутри корпорации приводит к тупиковой ситуации, невозможности принять важное корпоративное решение и/или достичь цели, ради которых юридическое лицо было создано. Следует отметить, что возникновение ситуации дедлока в корпорации возможно в ее масштабе на нескольких уровнях — на уровне участников (акционеров) или на уровне коллегиальных исполнительных органов общества. Тем не менее, тупиковые ситуации наиболее типичны именно для отношений между участниками соответствующей компании.

Степанов Д.И. с целью определения понятия дедлока выделяет ряд практически значимых ситуаций. Во-первых, это ситуация, когда в непубличном обществе два или более участника с неравными долями в уставном капитале. В ситуации, если миноритарный участник (при условии, что объем его доли позволят говорить о возможности блокировки определенных корпоративных решений) своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества, конфликт зачастую не доходит до ситуации дедлока в острой форме ввиду существенно более высокой доли корпоративного контроля остальных участников, возможности с их стороны принять меры по преодолению действий (бездействия) миноритария. Возможна также обратная ситуация, когда неправомерное действие совершает мажоритарный участник. И, наконец, третья выделяемая ситуация подразумевает равное разделение долей между участниками общества. Соответственно, при использовании в распределении корпоративного контроля так называемых «равновесных конфигураций» существенно возрастает вероятность дедлока — фактической блокировки хозяйственной деятельности общества вследствие действий (бездействия) одного из участников или, что встречается наиболее часто, череды взаимных недобросовестных действий участников против друг друга.

Таким образом, разнообразием обстоятельств возникновения дедлоков обуславливается необходимость наличия разных правовых механизмов их разрешения. К сожалению, на настоящий момент российским законодательством предусмотрен крайне ограниченный ряд средств, позволяющих выйти из ситуации корпоративного тупика, среди которых выделяют ликвидацию общества, добровольный выход участника, заключение акционерного соглашение или корпоративного договора. К вышеназванному также зачастую относят институт исключения участника из общества — вопрос об эффективности его применения и в целом об определении исключения участника как способа разрешения дедлока крайне спорен. Однако, прежде чем перейти к подробному рассмотрению исключения участника из общества в ситуации корпоративного тупика, считаем целесообразным вкратце рассмотреть другие названные правовые механизмы.

В первую очередь, следует обратить внимание на ликвидацию общества как самый радикальный метод выхода из тупиковой ситуации. Итак, согласно п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г., суд может удовлетворить иск учредителя (участника) о ликвидации юридического лица в случае длительного корпоративного конфликта, если такой конфликт делает невозможным достижение целей, ради которых было создано юридическое лицо (например, получение прибыли), или существенно затрудняет, делает невозможным деятельность юридического лица. Указанный пункт разъясняет п. 5 ч. 3 ст. 61 ГК РФ. По сути, приведенное описание соответствует содержимому понятия «дедлок». Таким образом, российский законодатель и практика одним из вариантов разрешения дедлоков предлагают ликвидацию юридического лица, если этого требует в судебном порядке кто-то из участников.

При этом следует отметить, что данной опцией воспользоваться весьма сложно. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 г. № 25 указано, что ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа и т.д.) исчерпаны или их применение невозможно. Соответственно, суды не спешат удовлетворять требования о ликвидации юридических лиц в связи с наличием корпоративного конфликта, считая что такой конфликт не является безусловным основанием для ликвидации юридического лица, в подтверждение чего можно привести Решение Арбитражного Суда Саратовской области от 29.04.2016 г., в котором истцу Лапенкову К.А. было отказано в удовлетворении его исковых требований о ликвидации ООО «Производственно-коммерческое предприятие «Промстройбыт».

Таким образом, ликвидация юридического лица как способ разрешения дедлока возможна только в том случае, если все другие способы разрешения затянувшегося конфликта исчерпаны, и истец сможет доказать это в суде.

Другим вариантом разрешения дедлока можно считать добровольный выход участника из общества. Так, согласно ст. 26 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», участник общества может выйти из него независимо от воли других участников в том случае, если это предусмотрено уставом общества. Как вариант выхода участника из общества с ограниченной ответственностью можно рассматривать отчуждением им доли третьему лицу, другому участнику или приобретение обществом его доли. Так, согласно ч. 2 ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», в случае, если уставом общества отчуждение доли или части доли, принадлежащих участнику общества, третьим лицам запрещено и другие участники общества отказались от их приобретения либо не получено согласие на отчуждение доли или части доли участнику общества или третьему лицу при условии, что необходимость получить такое согласие предусмотрена уставом общества, общество обязано приобрести по требованию участника общества принадлежащие ему долю или часть доли.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Нельзя не сказать о таких инструментах российского корпоративного права, которые могут быть использованными для предотвращения дедлоков и для их разрешения, как акционерное соглашение (ст. 32.1. ФЗ «Об акционерных обществах) и корпоративный договор (ст. 67.2 Гражданского кодекса РФ).

Федеральным законодательством предусмотрен весьма широкий спектр вопросов, которые могут быть урегулированы такими договорами, которые могут включать и способы разрешения различного вида дедлоков. Вместе с тем, заключение таких договоров не является обязательным, то есть производится по желанию участников, равно как и содержание таких договоров определяется волей участников в установленных законодательством рамках.

Поскольку в ст. 67.2 ГК РФ признается, что корпоративный договор, заключенный между всеми участниками общества, создает внешний корпоративно-правовой эффект, распространяемый на общество и третьих лиц, который позволяет при его нарушении требовать признания недействительным решения органа хозяйственного общества, а стороны не вправе ссылаться на несоответствие корпоративного договора положениям устава, то из этого следует, что в таком договоре могут быть предусмотрены обязательства, при нарушении которых обществу причиняется существенный вред либо иным образом существенно затрудняется деятельность общества.

Таким образом, анализ существующих механизмов разрешения дедлоков, а именно ликвидации общества, добровольного выхода участника, заключения акционерного соглашения или корпоративного договора, позволяет сделать вывод, что ни один из них не обладает универсальным характером и их эффективность варьируется в зависимости от конкретных оснований конфликта. При этом, большую роль играет высокий уровень предусмотрительности участников обществ, возможность с их стороны самостоятельно урегулировать риски возникновения дедлоков, что выражается в необходимости более внятной регламентации разрешения тупиковых ситуаций в корпоративном управлении со стороны законодателя.

.2 Проблемы применения исключения участника из общества в качестве способа выхода из ситуации «дедлока»

В упомянутом Постановлении Пленума ВС РФ в п. 29 в качестве одного из вариантов разрешения корпоративного конфликта отмечается исключение участника из общества. При этом, как раз наличие корпоративного конфликта служит для судов основанием для отклонения требований об исключении участника из общества. Налицо явное противоречие п. 29 и п 35 Постановления Пленума ВС РФ, однако это противоречие случается только тогда, когда участники подают встречные иски, или если имеются другие основания полагать, что участник или участники, требующие исключения другого (других) участника (участников) общества, сами могли бы быть исключены. В данном вопросе следует разобраться подробнее.

Как отмечают Габов А.В., Гутников О.В., применимость и эффективность института исключения участника из общества в качестве способа разрешения корпоративного конфликта, особенно в ситуации равных долей сторон в уставном капитале представляется сомнительной, ввиду крайней сложности установления кто из участников фактически подлежит исключению, равно как и того факта, приведет ли это к действительно к защите прав компании и ее участников. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ также отнеслась достаточно скептически к возможности исключения участника в ситуации паралича управления компании и корпоративного равноправия сторон, выразив мнение, что в рассматриваемых ситуациях зачастую причиной иска становятся не последствия неправомерных дейсвтий участника, а желание за его счет разрешить корпоративный конфликт.

Считаем правильным согласиться с такой точкой зрения, на что имеется ряд причин. Во-первых, следует обратить внимание на довольно узкую сферу применения института исключения участника в качестве способа выхода из дедлока. Если принять во внимание изложенные выше ситуации, иллюстрирующие возможность дедлока, то можно сделать вывод о том, что институт исключения участника будет эффективен только в случае корпоративного тупика в компании, отличающейся неравенством долей ее участником. В противном случае, зачастую обе стороны конфликта оказываются замеченными в совершении противоправных действий, являющихся основанием для исключения. В данном контексте следует отметить, что возможна ситуация, когда позиция ни одного из конфликтующих участников не является заведомо неправильной, однако налицо критический уровень недоверия между ними, что, в свою очередь, является основной причиной невозможности продолжения совместной хозяйственной деятельности. Следовательно, в таком случае, участникам советуется рассмотреть вопрос об использовании иных механизмов разрешения сложившейся ситуации — добровольного выхода участника или ликвидации.

К тому же, равное распределение ролей в обществе — сама по себе ситуация, в которой участники, при распределении долей не предусмотрели механизм урегулирования случаев несогласия с позицией друг друга. В таком случае, признание допустимым применения института исключения в качестве выхода из дедлока может послужить стимулом не к попыткам мирного преодоления разногласий, но к стремлении каждого участника конфликта подать иск об исключении второго первым.

Следует также обратить внимание на тот факт, что, как упоминалось выше, зачастую, ситуация дедлока может возникнуть ввиду абсолютно правомерных действий участников (например, трое участников с равными долями правомерно назначают и голосуют каждый за своего кандидата на занятие должности единоличного исполнительного органа). В данном контексте возникает проблема допустимости в принципе применения такой жесткой меры ответственности как исключение из общества за правомерное поведение.

Еще одной проблемой применения исключения участника в качестве способа разрешения дедлока выступает тот факт, что ввиду сложности определения кем именно из участников совершены противоправные действия, равно как и нечеткости критериев оснований исключения вообще (как отмечалось в главе 2 настоящей работы), при рассмотрении такого рода споров предполагается высокая дискреция суда. Соответственно, ситуации, когда отсутствует явное вопиющее нарушение обязанностей участника общества, и суду в целях разрешения дела, приходится разбираться в тонких вопросах ведения бизнеса, вытекают в решение судом коммерческих споров партнеров вместо правовых.

В подтверждение вышеизложенной позиции можно привести пример из наиболее свежей практики рассмотрения дел об исключении участника из общества в ситуации дедлока.

Арбитражным судом Ростовской области 06.02.2017 г. было принято Решение об отказе в удовлетворении исковых требований С.А. Амирян к В.Б. Гарамову об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью «Мир».

Истец, Амирян Самвел Апресович, является участником общества с ограниченной ответственностью «Мир», размер доли в уставном капитале ООО «Мир» составляет 50%, номинальная стоимость доли 10 000 рублей. Вторым участником ООО «Мир» является Гарамов Владимир Багратович. Размер доли Гарамова В.Б. в уставном капитале составляет 50 %, номинальная стоимость доли 10 000 рублей.

Судом было отмечено, что исходя из сложившейся практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью, совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили.

Из содержания нормы, являющейся правовым основанием заявленного иска, и приведенных разъяснений следует, что суд должен дать оценку степени нарушения участником своих обязанностей, степени его вины, а также установить факт такого нарушения, то есть факт совершения участником конкретных действий или уклонения от совершения предписываемых законом действий (бездействий) и факт наступления (возможности наступления) негативных для общества последствий.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

При этом критерии оценки, определяющие, кто должен остаться участником, а кто должен быть исключен, указанной нормой и разъяснениями не предусмотрены. В каждом конкретном случае это является исключительным правом и обязанностью суда.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что проблемы и несовершенства института исключения участника из общества, критериев оснований исключения, рассмотренные выше в рамках данной работы, ярко проявляются в процессе рассмотрения судами дел об исключении в условиях равных долей в уставном капитале.

Применение института исключения участника из общества в качестве способа разрешения дедлока спорно и вызывает скептическое отношение как у судов, так и изучавших данный вопрос авторов. При этом, не отрицается исключение участника из общества в ситуации дедлока при явном и доказанном нарушении одной из сторон конфликта своих обязанностей как участника общества, речь идет, в первую очередь, о ситуациях, когда выявить виноватого и оценить его действия (бездействия) крайне сложно или невозможно, равно как и о ситуациях когда действия всех сторон конфликта можно квалифицировать как попадающие под основания исключения.

В связи с этим представляется крайне желательной более внятная регламентация института исключения участника из хозяйственного общества.

Заключение

В процессе выполнения настоящей выпускной квалификационной работы были решены следующие задачи:

·Было рассмотрено понятие прекращения участия в обществе, его виды и определено место исключения участника из общества среди способов такого прекращения;

·Было дано определение понятия и правовой природы института исключения участника из общества, раскрыта его общая характеристика, а также дана оценка новеллы Гражданского кодекса о распространении названного института на непубличные акционерные общества;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

·Была рассмотрена процедура исключения участника из общества, его оснований, порядка осуществления, а также правовых последствий для самого участника и общества;

·Был проанализирован институт исключения участника из общества в контексте «дедлоков»: рассмотрены понятие и способы разрешения «дедлоков», определена роль института исключения в возникновении и разрешении тупиковых ситуаций.

Таким образом, цель, поставленная в настоящей выпускной квалификационной работе, является достигнутой.

Исключение участника из хозяйственного общества — далеко не новая концепция для российского законодательства, однако в недавнем времени произошло расширение сферы его действия, что говорит о растущей необходимости регулирования отношений и конфликтов участников не только обществ с ограниченной ответственностью, но и непубличных акционерных обществ.

Институт исключения занимает особое место в системе способов прекращения участия в хозяйственном обществе и имеет двойственную природу — представляется, что исключение участника выступает как в качестве санкции за определенные неправомерные действия (бездействия), так и как специальная мера защиты корпоративных прав.

Тем не менее, правовое регулирование института исключения участника не идеально и имеет ряд существенных пробелов, как касательно квалификации оснований для исключения участника, так и самой процедуры. Более того, исключение участника из общества периодически рассматривается в качестве способа выхода из корпоративного тупика, несмотря на скептическое отношение к такой точке зрения со стороны судебной практики и юридической литературы. По этому поводу Верховным судом было принято разъяснение, касающееся допустимости исключения участника в ситуации дедлока при равенстве долей участников, в соответствии с которым исключение участника не допускается, если в отношении обоих сторон конфликта имеются основания для исключения.

Налицо также вывод о том, что практика применения института исключения не отличается однозначностью, что, на наш взгляд, прямо вытекает из выявленных несовершенств и проблем, а также отсутствия единого централизованного подхода законодателя и высших судебных инстанций. В связи с этим возникает желание задуматься об альтернативных правовых механизмах.

В настоящий момент в юридической литературе эффективность рассматриваемого института оценивается в один балл по трехбальной шкале. В связи с этим предлагаем ряд изменений, совершенствований, которые, в перспективе, позволят повысить уровень эффективности применения института исключения участника из общества.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Во-первых, считаем необходимым проведение синхронизации законодательства, регулирующего вопросы исключения участника из общества, приведение норм, содержащихся в Гражданском кодексе РФ, законодательстве об обществах с ограниченной ответственностью в единый вид, равно как и внесение соответствующей нормы в Закон об акционерных обществах.

Во-вторых, представляется, что в контексте корпоративных конфликтов институт исключения участника из общества должен использоваться только в случае неравенства долей в уставном капитале данного общества. В этой связи справедливо привести мнение Гутникова О.В., который считает, что судам следует предоставить право инициативы принудительной ликвидации общества, если при возникновении корпоративного конфликта не имеется оснований для исключения никого из участников, обладающих равными долями.

В-третьих, крайне желательно формализовать критерии применения института участника из общества, как-то: систематического уклонения от принятия решений, существенности нарушения как такового, исключения ввиду личных обстоятельств участника и др., поскольку в отсутствие централизованного подхода нижестоящие суды оказываются не в состоянии выработать его самостоятельно. Изменения в данном случае могут быть совершены путем принятия соответствующих разъяснений вышестоящими судами.

И, наконец, в-четвертых, считаем целесообразным предусмотреть возможность предварительного принятия решения о возбуждении дела об исключении участника из общества на общем собрании в рамках общества с целью решения вопроса о целесообразности такого исключения с учетом мнения остальных участников.

Таким образом, при условии соответствующего усовершенствования законодательства возможно существенно облегчить применение и эффективность института исключения участника из общества.

писок использованной литературы

. Нормативно-правовые акты

1.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. -1994. — № 32.

2.Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» // Российская газета. № 248. 29.12.1995.

.Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Российская газета. № 30. 17.02.1998.

.Федеральный закон от 30.03.2015 № 67-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения достоверности сведений, представляемых при государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» // Российская газета. № 71. 06.04.2015

.Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 19.

.Приказ Минфина России от 28.08.2014 N 84н «Об утверждении Порядка определения стоимости чистых активов» (Зарегистрировано в Минюсте России 14.10.2014 N 34299) // Российская газета. — 2014.

. Научная и учебная литература

7.Корпоративное право: учебный курс / отв. ред. И.С. Шиткина, 2 изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС. 2015.

8.Корпоративное право. Актуальные проблемы теории и практики / под общ. ред. В.А. Белова. — 2-е изд., стер. — М.: Издательство Юрайт, 2015.

.Бланк Н.Р. Когда общество может приобрести долю в собственном капитале и как оно может ею распорядиться // Акционерное общества. Вопросы корпоративного управления. № 5. 2014.

.Божко М.Л. Исключение участника из общества, выполняющего функции директора // Legal insight. № 6 (12). 2012.

.Вавулин Д.А. Федотов В.Н. Особенности формирования крупных пакетов акций российских акционерных обществ // Финансы и кредит. № 32. 2009.

.Глушецкий А. Казначейские акции — обоюдоострый инструмент корпоративных отношений // Корпоративные стратегии. № 11. 2010.

.Гутников О.В. Исключение участника юридического лица: мера ответственности и способ защиты корпоративных прав // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. № 2.

.Иншакова А.О. Глухова Т.В. К вопросу о защите прав участников хозяйственных обществ в ходе проведения реорганизации // Вестник ВГУ. Юриспруденция. № 2-13. Том 5. 2010.

.Карапетов А. Исключение акционера из непубличного АО: выбор оптимальной модели регулирования // По материалам научного круглого стола Юридического института М-Логос. URL: #»justify»>. Комментарии к нормативно-правовым актам

39.Гражданский Кодекс Российской Федерации Юридические лица: постатейный комментарий к главе 4 / Е.В. Бадулина, К.П. Беляев, А.С. Васильев и др. / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут 2014.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

IV. Материалы практики судов и государственных органов Российской Федерации

40.Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 90/14 от 09.12.1999 г. «О некоторых вопросах применения федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Российская газета. — 2000. — № 19.

41.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. — 2015. — № 140.

.Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» // Вестник ВАС РФ. — 2012. — № 8.

.Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.10.2014 № 306-ЭС14-14 // СПС «КонсультантПлюс»

.Решение Арбитражного суда города Москвы от 19.02.2016 г. по делу № А40-128264/15-58-646 // СПС «КонсультантПлюс»

.Решение Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-60704 от 14.07.2016 // СПС «КонсультантПлюс»

.Решение арбитражного суда Республики Дагестан от 21.01.2014 г. № А15-3678/2013 // СПС «КонсультантПлюс»

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

.Решение Арбитражного Суда Саратовской области от 29.04.2016 г. по делу № А57-30921/2015 // СПС «КонсультантПлюс»

.Решение Арбитражного суда Ростовской области от 06.02.2017 по делу № А53-27450/16 // СПС «КонсультантПлюс»

.Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2008 № 18АП-2614/2008 // СПС «КонсультантПлюс»

.Постановление ФАС Центрального округа от 15.09.2009 № А09-194/2009-13 (Ф10-1978/09) // СПС «КонсультантПлюс»

.Данные статистической налоговой отчетности по форме 1-ЮР на 01.01.2017 г. получены с Официального сайта Федеральной налоговой службы Российской Федерации.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

222

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке