Актуальность. На протяжении длительного периода институт крупных сделок юридического лица является одной из динамично развивающихся областей корпоративного законодательства. Постоянное развитие судебной практики и внесение изменений в законодательство не решили существующие проблемы в данной сфере.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1. Общая характеристика крупной сделки в российском законодательстве

.1 Крупная сделка юридического лица: понятие и признаки

.2 Сделки, совершенные в процессе обычной хозяйственной деятельности, и взаимосвязанные сделки

Глава 2. Порядок совершения крупной сделки

.1 Одобрение крупной сделки юридического лица уполномоченными органами

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

.2 Требования, предъявляемые к решению об одобрении крупной сделки

Глава 3. Признание крупной сделки недействительной

.1 Требования об уполномоченном лице и сроке исковой давности как условия оспаривания крупной сделки

.2 Условия признания крупной сделки недействительной

Заключение

Библиографический список

Приложение 1 Порядок одобрения крупной сделки на внеочередном общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью

Приложение 2 Образец протокола о согласии на совершение (одобрения) крупной сделки общества с ограниченной ответственностью

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. На протяжении длительного периода институт крупных сделок юридического лица является одной из динамично развивающихся областей корпоративного законодательства. Постоянное развитие судебной практики и внесение изменений в законодательство не решили существующие проблемы в данной сфере. Суды переполнены исками по оспариванию крупных сделок, что, с одной стороны, дестабилизирует нормальный экономический оборот, но, с другой стороны, применение особых правил совершения крупной сделки зачастую позволяет обеспечить защиту юридических лиц и их миноритарных участников от недобросовестного поведения руководства корпорации.

Несмотря на внесение значительных изменений в правовую регламентацию института крупных сделок, законодательство содержит некоторые неопределенности. К ним можно отнести: вопросы об имущественной основе крупной сделки, хозяйственной деятельности организации, в рамках которой совершаются сделки одобрении крупной сделки, а также факторы добросовестности контрагента и убыточности сделки при ее оспаривании.

Кроме этого, судебная практика идет в разрез с законодательными закрепленными признаками крупной сделки, что ставит под сомнение существование института крупных сделок с действующими критериями ее определения.

Несмотря на наличие разнообразной правовой литературы в исследуемой области некоторые вопросы правового регулирования крупных сделок остаются недостаточно изученными, например, вопросы о требованиях, предъявляемые к форме принятия решения об одобрении крупной сделки.

В правовой литературе одни специалисты считают, что введение института крупной сделки в российское законодательство является неудачным примером, другие отмечают, что одним из важнейших инструментов института крупной сделки юридического лица является мерой защиты от злоупотребления полномочиями органами корпоративного управления. Более умеренные критики теории оспаривания крупной сделки выступают за сужение сферы действия данного режима (возмещение убытков членами органов управления организации).

Следовательно, существующие противоречия правовой науки, законодательства и судебной практики не способствует защите интересов сторон по сделке, что, в свою очередь, отрицательно влияет на устойчивость хозяйственного оборота, поэтому необходимо всесторонне изучить институт крупной сделки, в том числе, определить необходимость его существования в корпоративных отношениях, а также в связи с частичным изменением режима крупных сделок с 01 января 2017 года провести анализ их правовой регламентации.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с регулированием сделок, совершаемых юридическими лицами в процессе осуществления ими своей деятельности.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Предметом исследования являются нормы гражданского законодательства и иных правовых институтов, регулирующие крупные сделки юридического лица, а также научная теория и судебная практика по исследуемому вопросу.

Целями настоящего исследования являются комплексный анализ теоретических и практических вопросов, возникающих при совершении юридическими лицами крупных сделок, а также выработка рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в исследуемой области.

Указанные цели достигаются посредством решения следующих задач:

проанализировать понятие и критерии крупной сделки;

выявить особенности одобрения крупной сделки;

определить требования, предъявляемые к форме решения об одобрении крупной сделки;

определить основания признания крупных сделок недействительными;

разработать предложения по совершенствованию законодательства в исследуемой области отношений.

Теоретическую основу исследования составили научные труды правоведов в области исследования института крупных сделок:

по общим вопросам крупной сделки (понятие и признаки): С.А. Бурлаков, А.В. Габов, В.В. Долинская, Д.В. Ломакин, О.Г. Ломидзе, Э.Ю. Ломидзе, М.В. Телюкина, И.С. Шиткиной и другие.

по вопросам правовой природы органов управления юридического лица, воли юридического лица и гражданско-правовых сделок рассматривались на основе научных трудов в области теории права: С.С. Алексеев, А.О. Иншакова, А.С. Пашков, Е.А. Суханов, И.А. Турбина, Д.М. Чечот и другие.

по вопросам оспаривания крупной сделки труды: С.Н. Касаткин, А.А. Кузнецов, Ю. Михальчук, Ю.А. Тарасенко, О.С. Филиппова, Л.А. Чеговадзе и другие.

С учетом особенностей критериев крупной сделки использовались труды в области бухгалтерского учета — Ю.А. Бабаева, Р.П. Кондракова, Р.З. Тумасяна и другие.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральные законы об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах, о некоммерческих организациях, о государственных и муниципальных предприятиях, о бухгалтерском учете и другие, а также подзаконные нормативные акты.

Эмпирической основой исследования являются результаты обобщения судебной практики арбитражных судов по оспариванию крупной сделки.

В целях проведения настоящего исследования использовались общенаучные методы — метод анализа и синтеза, дедукции и индукции, диалектической и формальной логики, системный метод, и частно-научные методы — формально-юридический, логического и системного толкования, сравнительно-правовой метод.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Научная новизна состоит, во-первых, в комплексном анализе законодательства о крупных сделках с целью соблюдения прав и интересов участников (учредителей) организации при совершении крупной сделки; во-вторых, в выявлении некоторых проблем и коллизий в сфере правового регулирования института крупных сделок; в-третьих, в определении рекомендаций по урегулированию практических и теоретических проблем в исследуемой области.

В ходе исследования института крупных сделок юридических лиц сделаны выводы, которые отражены в нижеследующих положениях, выносимых на защиту:

. Несмотря на общую цель правового регулирования крупных сделок, существуют некоторые отличия в критериях определения сделок в качестве крупных применительно к различным организационно-правовым формам юридических лиц. Однако сущностная база критериев является общей. К таким критериям относятся:

имущественная основа крупной сделки (это определенный законом имущественный эквивалент, который соотносится с суммой сделки).

пороговая размер крупной сделки (это установленный законом количественный уровень, при достижении или превышении которого сделка будет признаваться крупной).

. При квалификации сделки в качестве крупной в деятельности хозяйственных обществ смещен акцент с формального критерия — 25 % балансовой стоимости — на критерий, такой как «выход за пределы обычной хозяйственной деятельности»: а) сделка не должна быть принята в деятельности общества (либо иных хозяйствующих субъектов, которые осуществляют аналогичные виды деятельности); б) сделка должна приводить к прекращению деятельности организации, изменению ее вида или существенному изменению ее масштабов.

В ходе исследования установлено, что первый признак «выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности» не имеет самостоятельного значения, так как он не будет рассматриваться, если крупная сделка не приводит к прекращению деятельности общества или к существенному изменению ее масштабов.

Введенное законодателем понятие «существенное изменение масштабов деятельности общества» имеет оценочный характер. Автором сформулировано положение, раскрывающее значение данного признака в целях определения выхода за пределы осуществления обычной хозяйственной деятельности организации. Так, под существенным изменением масштабов следует понимать как экономическую составляющую стоимости бизнеса (например, объем выручки, капитализация), так и количественное распределение бизнеса (например, площадь рынков сбыта товаров (работ или услуг), количество регионов, в которых функционирует филиалы и представительства организации).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

. В ходе диссертационного исследования разработано правило, согласно которому в случае существенного варьирования цены сделки для целей сопоставления с балансовой стоимостью активов следует брать максимальное значение, которое известно или можно определить к моменту совершения сделки. Если такое максимальное значение не превышает ценовой порог «крупности», но впоследствии окажется, что цена договора изменилась и такой порог превышен, вопрос о необходимости одобрения сделки снова должен быть поставлен перед уполномоченным органом.

. Автором установлено, что подход признания сделки недействительной исключительно по мотиву формального отсутствия согласия на их совершение является неразумным, так как само по себе изменение масштабов деятельности общества может быть существенным, но в результате экономически разумным и оправданным. Правила об оспаривании крупной сделки должны быть специальными по отношению к статье 173.1 ГК РФ.

В целях защиты прав и интересов участников и самого юридического в корпоративном законодательстве необходимо предусмотреть опровержимость убыточности сделки по крупной сделке.

Структура магистерской диссертации. Данная работа состоит из введения, из трех глав, заключения и библиографического списка, двух приложений. Первая глава посвящена общим характеристикам института крупной сделки и состоит из двух пунктов. Во второй главе анализируются особенности принятия решения об одобрении крупной сделки, состоит из двух пунктов. В третьей главе исследуются вопросы признания крупной сделки недействительной, состоит из двух пунктов.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КРУПНОЙ СДЕЛКИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

.1 Крупная сделка юридического лица: понятие и признаки

Впервые правовая регламентация заключения крупных сделок была закреплена в Федеральном законе от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) — статья 78,79, а затем в Федеральном законе от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) — ст. 46. Однако институт крупной сделки не охватывается данными законами. Положения, посвященные крупным сделкам, содержатся также в Федеральном законе от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» (далее — Закон об автономных учреждениях) — ст.ст.14 и 15; Федеральном законе от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях» (далее — Закон о ГУП и МУП) — ст. 23; Федеральном законе от 12.01.1996 № 115-ФЗ «Об некоммерческих организациях» (далее — Закон о НКО) — ст. 9.2.

Таким образом, видим, что институт крупных сделок применятся для юридических лиц различных организационно-правовых форм, как корпоративных, так и унитарных.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Стоит отметить, несмотря на то, что институт крупных сделок существует на протяжении длительного времени, в российском законодательстве не существует единого подхода к его понятию. В каждом нормативном акте о юридическом лице содержится свое определение крупной сделки.

Впервые понятие крупной сделки, характерное для всех организационно-правовых форм юридических лиц, предложил С.В. Бурлаков. По его мнению, под крупной сделкой следует понимать одну или несколько сделок, которые связанны с отчуждением или возможностью отчуждения имущества юридического лица, при этом стоимость отчуждаемого имущества составляет определенную часть балансовой стоимости активов организации, которая определяется по данным бухгалтерской отчетности на отчетную дату, предшествующую моменту одобрения крупной сделки.

Изучив правовую науку и нормы о крупных сделках, приходим к выводу, для того чтобы признать сделку крупной, необходимо наличие следующих критериев (признаков):

) сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности юридического лица;

) сделка, направленная на отчуждение (прямо или косвенно) имущества юридического лица, а также сделка по распоряжению денежными средствами и имуществом — качественный критерий крупной сделки;

) сделка, превышающая определенный процент от определенной специальным законом имущественной базы юридического лица (превышающий определенную сумму) — количественный критерий крупной сделки.

Проанализируем подробнее критерии, при наличии которых сделку юридического лица можно признать крупной, учитывая, что наиболее широкий перечень действий с имуществом представлен в законодательстве о хозяйственных обществах.

Для квалификации сделки в качестве крупной необходимо определить:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

) была ли сделка юридического лица направлена на приобретение или отчуждение имущества;

) создавала ли сделка возможность отчуждения юридическим лицом прямо или косвенно имущества;

) предусматривает ли сделка обязанность общества с ограниченной ответственностью или акционерного общества передать имущество во временное владение и/или пользование;

) предоставляется ли третьему лицу по сделке право использовать результат интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Следует заметить, что для автономных учреждений в качестве отдельного основания выделяется связь сделки с распоряжением денежными средствами, привлечением заемных денежных средств, что, в принципе, перекрывается описанными выше квалифицирующими признаками. Исходя из ст.128 ГК РФ деньги (денежные средства), включаются в состав имущества, что подтверждается судебной практикой. Поэтому, на наш взгляд, не совсем логично выглядит позиция законодателя, выделяя отдельно денежные средства в качестве критерия крупности сделки.

С гражданско-правовой точки зрения под отчуждением имущества, принадлежащего юридическому лицу, следует понимать передачу имущества третьему лицу, влекущую прекращение права собственности на данное имущество у юридического лица, или уступку права (когда в виде имущества выступают права).

Законодатель предусмотрел не только прямое отчуждение имущества (фактическое отчуждение), но и возможности такого отчуждения. Так, при возможном отчуждении имущества юридического лица такая сделка направлена на создание условий, которые могут повлечь за собой отчуждение имущества. К сделкам, совершение которых создается возможность отчуждения имущества, могут относиться самые разнообразные сделки, например: заключение договора залога, перевод долга, договор возмездного оказания услуг, кредитный договор и другие.

С 1 января 2017 года вступили в силу изменения в корпоративное законодательство, касающиеся вопросов регулирования крупной сделки хозяйственных обществ. В частности, законодатель легитимировал давно сложившуюся судебную практику по признанию договора аренды крупной сделкой. До введения в действие новых положений о крупных сделках действовала позиция Высшего Арбитражного суда Российской Федерации (Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее — Постановление ВАС РФ об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью), согласно которой договор аренды признавался крупной сделкой, если: 1) он заключается на длительное время; 2) при этом юридическое лицо лишается возможности пользоваться арендованным имуществом или 3) юридическое лицо фактически прекращает свою хозяйственную деятельность.

В случае с автономными учреждениями законодатель изначально предусмотрел и разграничил понятия «отчуждение» и «передача имущества в пользование», что, на наш взгляд, более точно раскрывает косвенное отчуждение имущества и напрямую разрешает передавать во временное владение и пользование имущество, принадлежащее юридическому лицу.

Но, с другой стороны, неполнота правовой позиции ВАС РФ по вопросу признания договора аренды в качестве крупной сделкой не восполняется нововведениями, так как не упоминается случай получения юридическим лицом имущества в аренду (арендатор). Например, договор аренды, в котором предусмотрено условие, что арендатор не вправе в одностороннем порядке отказаться от договора аренды без санкции, может существенным образом усложнить хозяйственную деятельность юридического лица на долгий период, в т.ч. вплоть до отсутствия прибыли у организации.

П. 7 ст. Закона об ООО и п. 3 ст. 78 Закона об АО определяют перечень сделок, которые не требуют согласования, к которым в частности относится сделка, которая заключена на тех же условиях, что и предварительный договор, тем самым завершена дискуссия о том, в какой момент необходимо получать согласие на совершение сделки при использовании конструкции предварительного договора. Согласно вышеуказанным нормам согласие на заключение сделки, за основу которого взят предварительный договор, должно предшествовать заключению предварительного договора.

На наш взгляд, с нормативными положениями о согласовании предварительного договора стоит согласиться, так как законодательством предусмотрена возможность косвенного отчуждения имущества, а, значит, предварительный договор может признаваться крупной сделкой. Заключение предварительного договора, несмотря на то, что содержит условие заключить основной договор, прежде всего, предусматривает отчуждение или приобретение имущества юридическим лицом в будущем. Следовательно, заключение такого договора требует соблюдение особого порядка его одобрения. Однако, если на заключение предварительного договора не было получено согласие участников юридического лица, а впоследствии основной договор был одобрен, получено на него согласие, то отсутствие одобрения не влечет серьезных юридических последствий. Поэтому одобрение крупной сделки имеет значение только лишь до момента совершения основной сделки.

В арбитражной практике до введения новых корпоративных положений существовали разные подходы к решению данного вопроса. Так, одни суды считали, что предварительный договор нельзя отнести к крупной сделке, так как предметом предварительного договора, прежде всего, выступает обязанность по заключению основного договора в будущем, и такая сделка не направлена на отчуждение имущества. Другие суды признавали предварительный договор крупной сделкой, поскольку в результате совершения основной сделки юридическое лицо отчуждает или приобретает имущество, которое выступало предметом предварительного договора.

Не менее интересным остается вопрос о признании дополнительного соглашения крупной сделкой. С гражданско-правовой позиции дополнительное соглашение — сделка, направленная на изменение условий основного соглашения. Поэтому, если дополнительным соглашением изменяются существенные условия основного договора, то дополнительное соглашение к основному договору признается сделкой, связанной с отчуждением имущества или возможностью его отчуждения, а значит, требует соблюдение правил о получении корпоративного согласования.

Спорным моментом, который оставлен без внимания законодателем, остается вопрос о возможности признания соглашения о расторжении договора как сделки, связанной с отчуждением или приобретением имущества.

Согласно ст. 450 ГК РФ стороны вправе расторгнуть договор по соглашению сторон. Стороны в соглашении о расторжении договора могут включать условия, в том числе, затрагивающие финансовые обязательства сторон. К таким финансовым обязательствам могут относиться компенсации затрат в ходе исполнения расторгаемого договора, которая понесет одна из сторон договора.

В связи с этим возникает вопрос о возможности расценивания соглашения о расторжении договора как сделку, которая связанна с приобретением, отчуждением имущества, а значит, при наличии определенных условий признавать крупной?

Судебная практика по данному вопросу основывается на Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации от 21.04.2015 по делу № А66-10302/2013, согласно которому расторжение договора не может быть оспорено по правилам крупной сделки, так как соглашение не связано с приобретением или отчуждением имущества. Соответственно, правила о крупных сделках не применяются к соглашению о расторжении договора.

Но, с другой стороны, при определенных обстоятельствах правила об одобрении крупной сделки при расторжении договора могут быть применимы. Рассмотрим ситуацию, когда одно юридическое лицо сдает в аренду печатные станки другому юридическому лицу. Расторгнув договор аренды, производство останавливается до следующего заключения договора аренды или приобретения имущества. В данном случае (прекращение деятельности организации, изменение ее масштабов) на соглашение о расторжении договора должны распространяться правила об одобрении крупной сделки, поскольку правоприменительной практикой, а также теперь и нормативно, закреплен критерий, согласно которым, договор аренды может быть признан крупной сделкой, если в результате исполнения договора юридическое лицо прекращает свою хозяйственную деятельность или возникает такая угроза. Конечно, логика в отсутствии признания соглашения о расторжении сделкой, направленной на отчуждении имущества или его приобретение есть, так как на нашем примере расторжение договора не влечет возникновение прямых убытков, и восполнить «утрату» можно путем заключения новых договоров. Поскольку институт крупных сделок, например, в корпоративных отношениях создан для понуждения участников корпорации к коллективному принятию решению, от которого зависит судьба ведения бизнеса, то ошибка в принятии такого решения может привести к невозможности существования такого бизнеса, поэтому правила крупных сделках следует распространить на случаи расторжения договора при определенных условиях (изменение масштабов хозяйственной деятельности организации).

При квалификации сделки в качестве крупной важно определить пороговую величину — размер отчуждаемого имущества (количественный критерий крупной сделки).

Так, пороговая величина для признания сделки крупной составляет 25 % и более балансовой стоимости активов общества, определяемой по бухгалтерской отчетности на последний отчетный период — для хозяйственного общества; для унитарного предприятия — 10 % и более процентов уставного фонда (или сумма более чем в 50 тысяч раз превышающая установленный федеральным законом МРОТ), а для автономного учреждения 10 % и более активов учреждения.

В соответствии с Информационным письмом Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 16.10.2001 № ИК-07/7003 «О балансовой стоимости активов хозяйственного общества» под балансовой стоимостью активов признается валюта баланса общества, то есть сумма оборотных и необоротных активов общества.

Следует также рассмотреть вопрос и о порядке определения суммы сделки, соотносимой с балансовой стоимостью имущества, ее критерии определены теперь нормативно.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 46 Закона об ООО и пп. 3 п. 1 ст. 79 Закона об АО, если имущество передается во временное владение и (или) пользование с балансовой стоимостью активов корпорации сопоставляется балансовая стоимость такого имущества. Следует заметить, что критерий определения суммы сделки через балансовую стоимость указанного имущества, представленный законом, является не совсем совершенным. Обобщая, можно прийти к следующему выводу, что для арендатора при оценивании «актива в форме прав пользования по аренде» преимущественно влияет размер арендных платежей и срок, на который заключен договор аренды. Для арендодателя — размер получаемых доходов от сдачи имущества в аренду. Следовательно, подлинная ценность приобретенного и передаваемого по договору аренды актива в бухгалтерском учете не отражается. Предлагаемый судебной практикой подход подсчета через арендные платежи за год (или период действия договора) представляется логичным, но в тоже время он не учитывает два обстоятельства: данные критерий не пригоден для расторжения договора, так как размер дохода от ведения предпринимательской деятельности обусловлен наличием имущества, переданного в аренду.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Кроме того, согласно указанным выше нормативным положениям в случае отчуждения (или возможности отчуждения) при приобретении имущества нужно исходить из цены приобретения, а при отчуждении — из большей из двух величин: балансовой стоимости имущества либо цены отчуждения.

Очевидно, что законодатель попытался решить давно назревшую проблему, когда рыночная стоимость имущества намного выше балансовой стоимости. На наш взгляд, данную попутку нельзя считать совсем удачной, так как данный подход неэффективен, если балансовая стоимость имущества (активов) и цена отчуждения занижены по сравнению с рынком. Определяя цену сделок через балансовую стоимость, законодатель, не преследовал цели допустить злоупотребления, которые могут появиться при несоответствии балансовой и рыночной стоимости отчуждаемого имущества. Но, тем не менее, суды часто отказывают в проведении экспертизы с целью определить рыночную стоимость имущества, так как законодательство оперирует понятием «балансовая стоимость». При возникновении спорности об определении пороговой величины крупной сделки можно воспользоваться правилом, сформулированном ВАС РФ, — если в бухгалтерском учете отсутствует информация о балансовой стоимости актива, нужно руководствоваться рыночной стоимостью.

На наш взгляд, для решения проблемы следовало бы предусмотреть привязку цены отчуждаемого имущества не к балансовой стоимости, а к рыночной. При этом необходимо указать, что они соответствуют друг другу, если не будет доказано иное.

Одним из пробелов законодательства является и то, что не разъяснено, каким образом должна определяться цена сделки, не влекущая передачу имущества (работы и услуги). Данное упущение может привести к заблуждению, что договоры подряда и возмездного оказания услуг не могут быть признаны крупными сделками. Однако нужно вспомнить Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 10.04.2003 № 5-П, в котором разъяснено, что «имущественные права» являются разновидностью «имущества». Поэтому, так как у выполняемых работ и оказанных услуг балансовая стоимость отсутствует, то при определении их цены необходимо исходить из суммы встречного предоставления.

При раскрытии количественного критерия крупности сделки необходимо проанализировать период, на который составляется балансовая стоимость активов юридического лица.

В п. 1 ст. 78 Закона об АО предусмотрено, что датой, на которую устанавливается балансовая стоимость активов, считается последняя дата бухгалтерского отчета, а в соответствии со ст. 46 Закона об ООО такая дата отсчитывается от даты бухгалтерской отчетности за последний отчетный период.

Под отчетным периодом понимается период, за который составляется бухгалтерская отчетность, те есть отчетность за год, квартал или месяц.

В п. 2 ст. 13 Федерального закона от 05.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» указано, что субъекты предпринимательской деятельности составляют годовую бухгалтерскую отчетность, если иное не предусмотрено другими законами, нормативными актами. Упоминание о месячной и квартальной отчетности закон не содержит. Следовательно, отчетным периодом будет являться годовая бухгалтерская отчетность.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Судебная практика в данном вопросе не отличается однообразием. Так, одни суды указывают, что стоимость имущества, которое отраженно на балансе организации, определяется на основании отчетности, составленной на последний календарный день месяца, предшествующий дате заключения сделки. Другие считают отчетный период равный кварталу или году. Следует отметить, что судебная практика, признающая отчетный период равный месяцу, сложилась до принятия нового закона о бухгалтерском учете, где было предусмотрена обязанность составления месячной отчетности. Однако на настоящий момент вместе с новым законом о бухгалтерском учете (действует с 01.01.2013г.) применяется ПБУ 4/99 <consultantplus://offline/ref=EBDD6B0EA2C6D59299456595EC40A540A323CD4F520B3EFB5D04EF0FC12AE61815EDFB3E296B3663A9x8M>, утвержденный Приказом Минфина России от 06.07.1999 № 43н, которым предусмотрена обязанность организаций составлять промежуточную отчетность за месяц, квартал.

На наш взгляд, отчетный период должен быть равный месяцу, предшествующий дате заключения сделки, так как бухгалтерская отчетность, прежде всего, представляет собой источник информации о финансовом положении хозяйственного субъекта на определенную отчетную дату, которая максимально должна быть приближена к дате сделки.

1.2 Сделки, совершенные в процессе хозяйственной цели, и взаимосвязанные сделки

Одним из критериев признания сделки крупной является выход организации при совершении сделки за рамки обычной хозяйственной деятельности, согласно которому, если сделка по формальным признакам подпадает под критерии (качественный и количественный признак), но совершена в рамках обычной хозяйственной деятельности юридического лица, то специальные правила одобрения крупной сделки уполномоченным органом не применяются.

Таким образом, выход за пределы обычной хозяйственной деятельности организации — обязательное условие, при наличии которого в целях квалификации сделки как крупной будут рассматриваться иные признаки — в том числе, приобретение и отчуждение имущества, стоимость которого превышает установленную законодательством пороговую величину. Поэтому следует разобраться, что же понимается под обычной хозяйственной деятельностью организации.

Согласно п. 8 ст. 46 Закона об ООО и п. 4 ст. 78 Закона об АО под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельностью, понимаются сделки, принятые в деятельности соответствующей корпорации, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки такой организацией ранее, если такие сделки не приводят к прекращению деятельности общества или изменению ее масштабов.

На наш взгляд, данное определение является нечетким и неоднозначным. Но, тем не менее, сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, будет признаваться такой, 1) если сделка не принята в деятельности общества или не относится к сделкам, которые заключаются самой компанией или иных организаций, занимающихся аналогичными видами деятельности; 2) если сделка приводит к прекращению деятельности организации или изменению ее вида или существенному изменению ее масштабов. Соответственно, видим, что в определение обычной хозяйственной деятельности содержит оценочные категории.

Во-первых, остается неясным, что понимается под «сделкой, принятой в деятельности общества». На первый взгляд, законодатель, введя такую категорию, попытался исключить из обычной хозяйственной деятельности, систематически совершаемые сделки (типичные для общества).

На наш взгляд, редакция критерия не совсем удачная, так как неясно, на какие категории при оценке данного критерия следует ориентироваться: юридические (фактические) или формальные на основе ОКВЭД. По данному поводу ВАС РФ высказался — не должно признаваться основание оценки сделки, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, факт совершения в рамках деятельности, вид которой содержится в ЕГРЮЛ или уставе общества как основной (п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Сложнее обстоит вопрос по сделкам, которые приняты в деятельности иных компаний, так как представляется неясным, что следует учитывать при оценке аналогичности деятельности компании. Использовать в данном случае ЕГРЮЛ или устав не оправдано, а проводить анализ рынка затруднительно, так как невозможно определить, что сделка действительно принята организацией или заключается иным хозяйствующим субъектом. Теоретически суд может признать любую сделку, принятой в деятельности общества, несмотря на то, что такая сделка обществом никогда ранее не совершалась.

На наш взгляд, в характеристику данного критерия необходимо включить дополнительный признак сходности иной организации по размерам активов или объемом оборота, который позволит адекватным образом сравнить деятельность двух организаций.

Во-вторых, установить критерий, который приводит к изменению вида деятельности компании или существенным образом изменяет ее масштабы, представляется затруднительным. При этом не совсем понятно, что понимается под изменением вида деятельности — полная замена или дополнение одного вида деятельности на другой.

Еще более спорным является вопрос об определении существенном изменении масштабов деятельности организации, представляется неочевидным, что подразумевается любое изменение деятельности или именно сокращение.

По нашему мнению, размер активов (имущества), который подлежит отчуждению, не может доказывать существенность изменений масштабов деятельности компании, поэтому суду при оценке данной категории необходимо будет исследовать деятельность организации как до, так и после ее осуществления, а под масштабом деятельности следует понимать как экономическую величину — стоимость бизнеса, так и количественное его распределение. Законодатель не ввел критерии, по которым можно определить существенность изменений масштабов деятельности, тем самым данный признак является оценочным и будет включаться в предмет толкования, то есть сами участники юридического лица должны будут оценить сделку на возможность изменения деятельности общества, что впоследствии может быть опровергнуто судом.

В будущем арбитражные суды, используя указанные оценочные понятия и признавая сделки крупными, которые влекут квазиреструктуризацию организации, могут, как ограничить круг крупных сделок, так и применять формальный подход признания крупной сделки по превышению пороговую величину сделки, так как, любая сделка общества может быть признаны, как «изменяющая вид деятельности общества либо существенно изменяющая ее масштабы».

Стоит отметить, что понятие «обычная хозяйственная деятельность» не является новым. Арбитражная практика к сделкам, которые совершаются в процессе осуществления юридическим лицом обычной хозяйственной деятельности, относила те сделки, которые определены разумными экономическими причинами, по своим основным условиям не отличаются от аналогичных сделок, которые организация неоднократно совершала в течение продолжительного периода времени, а также необходимые для обеспечения нормальной хозяйственной деятельности.

В научной литературе не существовало единого подхода к определению обычной хозяйственной деятельности. Так, В.В. Долинская и Н.В. Фомичева под обычной хозяйственной деятельностью рассматривали систематическую деятельность в рамках осуществления основной деятельности, определенной учредительными документами юридического лица.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Но, с другой стороны, по мнению И.С. Шиткиной, хозяйственное общество обладает общей правоспособностью и может заниматься любым видом деятельности, не запрещенный законом (п. 1 ст. 49ГК РФ), поэтому устав юридического лица может ограничиться перечислением основного вида деятельности и не содержать исчерпывающий перечень.

Вместе с тем, стоит согласиться с суждением, предложенным О. Зайцевым. По мнению данного ученого, доказывать факт совершения сделки в рамках обычной хозяйственной деятельности могут только те компании, которые проработали на рынке длительное время. Поэтому вновь созданные компании или организации, проработавших на рынке недолго, не могут ссылаться в суде на заключение аналогичных сделок, так как у таких организаций еще не сложилась обычная хозяйственная деятельность.

На наш взгляд, совершение сделки в сфере, которая в соответствии с учредительными документами отнесена к основному виду деятельности, сама по себе не должна является достаточным основанием для того, чтобы признать сделку, совершенную в процессе осуществления юридическим лицом обычной хозяйственной деятельности. Считаем, что важно различать деятельность, которая предусмотрена уставом (уставная деятельность) и деятельность компании, которая она обычно осуществляет с целью получения прибыли (обычная деятельность).

Уставы юридических лиц могут содержать пространственный перечень видов деятельности, в том числе, которым организация и не занимается, а также в уставе может указываться основной вид деятельности организации. Считаем, чтобы определить, относится ли сделка к сделке, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, не достаточно установить взаимосвязь между «уставной сделкой» и «сделкой в рамках осуществления компанией обычной деятельности». Поэтому в каждом определенном случае необходимо устанавливать, совершались ли аналогичные сделки в текущей деятельности юридического лица, была ли такая сделка направлена на обеспечение нормального существующего производственного процесса, или такая сделка была осуществлена в целях модернизации, улучшения, расширения производства предприятия.

Законодательство, регулирующее деятельность унитарных предприятий, не содержит условия об обычной хозяйственной деятельности организации при оценке сделки унитарного предприятия в качестве крупной. Судебная практика развивается по такому пути, что сделка унитарного предприятия может быть признана крупной с учетом применения критерия обычной хозяйственной деятельности.

Министерство экономического развития Российской Федерации придерживается позиции, согласно которой для того чтобы отнести сделку унитарного предприятия к крупной не должно иметь значение, совершена она в процессе обычной хозяйственной деятельности или выходит за ее пределы.

Таким образом, для унитарного предприятия такой критерий как сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности, не должен применяется. Поэтому суды в данном вопросе должны руководствуются таким критерием, как цена имущества.

Крупной сделкой могут быть признаны и несколько сделок, каждая из которых не относится к крупной сделке, но вместе они составляют взаимосвязанные сделки — расширительный признак количественного критерия крупной сделки.

В законодательстве не закреплены признаки, позволяющие идентифицировать взаимосвязь сделок, несмотря на то, что в научных кругах предпринимаются попытки определения признаков взаимосвязанности.

В юридической литературе существует позиция, согласно которой взаимосвязанными считают сделки, преследующие единую цель. Например, организация заключает две, три сделки, несмотря на то, что можно было заключить одну сделку одну сделку (сделки, предметом которой состоит из нескольких частей).

В судебной практике выработаны критерии взаимосвязанности сделок, такие как:

) однородность (одно и то же имущество, предполагающее использование в рамках целого производственного цикла);

) совершение сделок с одними и теми же лицами;

) ограниченный период времени заключения сделок;

) обстоятельства, свидетельствующие о том, что в результате заключения сделок имущество переходит к одному лицу;

) совершение сделок во исполнение ранее заключенных договоров;

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

) наличие общей цели, которую преследовали контрагенты по сделке (единая хозяйственная цель).

В настоящий момент в законодательстве не содержится понятие хозяйственной цели, и поэтому следует обратиться к доктрине в целях уяснения терминологии. В частности, хозяйственной целью можно признать типичный правовой результат, характерный для определенного вида сделки, ради которого она и заключается. Судебной практикой не выявлено какого-либо универсального толкования хозяйственной цели, а суд определяют ее по представленным доказательствам.

Более того, не все ученые придерживаются мнения, что цель может использоваться для оценки взаимосвязанности. Например, Е.В. Мордасов отмечает, что при передаче объекта недвижимости в аренду, а затем, заключая с этим же лицом договор купли-продажи данного объекта, стороны хоть и преследуют разные цели, но стремятся достигнуть определенного результата. На практике данный тезис подтвержден арбитражной практикой.

Дискуссионным представляется мнение, что под взаимной связью сделок необходимо понимать зависимость одной сделки в отношении другой, например, взаимозависимыми сделками являются основное обязательство и обязательство, по его обеспечению. По нашему мнению, с точки зрения финансового положения компании такая связь не имеет принципиального значения в целях оценки крупности сделки, так как она не влияет на размер имущества, которое отчуждается организацией.

Спорным является признак взаимосвязанности сделок через срок их заключения. Сделки признаются взаимосвязанными, если они заключены в незначительный промежуток во времени (одновременно) или некоторого периода. Но при этом организация может заключать несколько аналогичных сделок в течение короткого срока, но при этом не имеющих взаимосвязь.

Несколько слов необходимо упомянуть об однородности имущества. Так, под однородностью следует считать разнородность имущества, предполагающее единое использование по назначению.

Субъектный состав является одним из признаков взаимосвязанности сделки. В зависимости от лица (одно и то же лицо), с которым заключался ряд сделок, суды могут квалифицировать сделки как взаимосвязанные. С другой стороны, взаимосвязь отсутствует, если сделки были заключены с разными лицами.

Проанализировав признаки взаимосвязанных сделок, считаем, что к таким сделкам относятся сделки, имеющие единую производственную цель, имущество которой характеризуется однородностью, а сторонами являются одни и те же лица либо лица, состоящие в одной группе лиц, и совершенные в течение одного года.

Проанализировав общую характеристику института крупных сделок, приходим к следующим выводам:

.Универсальное понятие крупных сделок невозможно предусмотреть в связи с тем, что предусмотрена различная сумма крупной сделки, исходя из специфики деятельности юридического лица, различная база для определения ее размера как крупной. Например, для государственных и муниципальных предприятий предусмотрено соотношение отчуждаемого имущества с уставным фондом, а не балансовой стоимостью активов, а также исходя из суммы, превышающей 50 000 раз МРОТ. Размер уставного фонда для государственного предприятия должен составлять не менее 5 000 МРОТ, для муниципальных предприятий — 1 000 МРОТ (п. 3 ст. 14 Закона о ГУП и МУП ), поэтому любая сделка, стоимость которой больше 50 000 рублей (для государственных предприятий) и 10 000 рублей (для муниципальных предприятий), должна быть одобрена по правилам крупной сделки. Кроме того, размер уставного фонда является непостоянной величиной, так как может быть увеличен или уменьшен, в связи с чем, размер крупной сделки, совершаемой государственным или муниципальным предприятием, может изменяться.

.Определяющим критерием крупности сделки является выход за пределы осуществления обычной хозяйственной деятельности общества, а именно: сделка не должна приводить к прекращению деятельности, а также изменению его вида и существенному изменению масштаба деятельности. Но в то же время законодательством не определяются признаки существенности изменения масштабов деятельности общества, тем самым данный признак является оценочным и будет включаться в предмет толкования.

Под выходом за пределы обычной хозяйственной деятельности следует рассматривать квазиреорганизацию или квазиликвидацию организации, а под существенным изменением масштабов следует понимать как экономическую составляющую стоимости бизнеса (например, объем выручки, капитализация), так и количественное распределение бизнеса (например, площадь рынков сбыта товаров (работ или услуг), количество регионов, в которых функционирует филиалы и представительства организации).

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК СОВЕРШЕНИЯ КРУПНОЙ СДЕЛКИ

2.1 Одобрение крупной сделки уполномоченным органом юридического лица

Важным фактором для изучения одобрения крупной сделки юридического лицо является вопросы, которые связаны с формированием воли юридического лица. Поэтому без понимания теоретических аспектов организации юридического лица невозможно переходить к анализу специфики одобрения уполномоченным органом крупной сделки.

Истоки изучения данного вопроса заложены еще в научных трудах немецких цивилистов, которые указывали, что юридическое лицо имеет в своей основе волю, которая является факторов всех внешних процессов и движения организации, выраженная в актах органов управления.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В соответствии со ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, которые должны действовать согласно законам, иными правовым актам и учредительным документам. Соответственно, законодатель определяют, что гражданская деятельность юридического лица проявляется через органы управления. Но в то же время законодательством не дано понятие органа юридического лица.

На наш взгляд, изучив научную теорию по данному вопросу, наиболее полно отражает понятие органа юридического лицо понятие, приведенное Д.В. Ломакиным. Так, Д.В. Ломакин под органами юридического лица понимает приведенные в уставе организации структурно обособленные части юридического лица, которые являются средством образования воли и изъявления этой воли вовне в соответствии с закрепленными нормативными актами и уставом полномочиями.

Стоит отметить, что российское законодательство не придает статус субъекта гражданского оборота органам юридического лица.

Согласно толковому словарю воля — это внутренне и сознательное стремление к осуществлению чего-либо. Поэтому сознанием наделен конкретный человек, а не определенная юридическая конструкция. Именно после того как у членов органов управления (причем, именно физических лиц) сформировалась воля, она формируется, то есть объектизируется у юридического лица.

В юридической литературе высказывалось мнение о персонификации органа юридического лица. Но, по нашему мнению, данная позиция не является достоверной, так как в результате совершения сделок состав и участники органа юридического лица могут меняться в любой момент, но сам орган управления остается в этот момент неизменным.

В юридической литературе в зависимости от роли в формировании воли корпоративного лица выделяют органы: «волеобразующие» (формируют волю) и «волеизъявляющие» (выражают волю вовне).

По общему правилу к волеобразующим органам корпорации относят общее собрание участников (акционеров), совет директоров (наблюдательный совет) или коллегиальный исполнительный орган, а к волеизъявляющим — единоличный исполнительный орган. Однако, как правило, единоличный исполнительный орган совмещает в себе функции как волеобразующего, так и волеизъявляющего органа. Данная позиция обосновывается тем, что при совершении обычной сделки единоличный исполнительный орган самостоятельно формирует волю и выражает ее.

Одобрение крупной сделки общим собранием участников общества или советом директоров является одним из этапов формирования воли. После формирования воли ее необходимо выразить путем совершения значимых действий с юридической точки зрения, тем самым совсем формируя волю юридического лица.

Законодательство предусматривает специальный порядок совершения юридическим лицом крупных сделок. Поэтому с целью минимизирования предпринимательских рисков законодатель предусмотрел для совершения крупной сделки получение согласия компетентных органов управления, то есть одобрение сделки.

До определенного времени ни в законодательстве, ни в науке не существовал термин «согласие на совершение сделки». В правовой литературе описываются отдельные положения, которые раскрывают согласие как о гражданско-правовую категорию.

Так, М.И. Брагинский понимает под согласием юридический факт, служащий условием, при котором предоставляется возможность совершить сделку.

С.Н. Касаткин считает, что согласие, прежде всего, следует определять как юридическую форму одобрения юридических действий третьих лиц, то есть это форма участия лица в воле на сделку одного из субъектов сделки.

Представляется интересной точка зрения А.В. Габова, согласно которой при принятии решения об одобрении крупной сделки органы управления или иные лица на законных основаниях позволяют исполнительному органу совершить сделку.

На наш взгляд, выражение согласие на совершение сделки — это, прежде всего, фиксация согласия в надлежащей форме надлежащими лицами, то есть некое своеобразное преобразование воли участников юридического лица в волю самого юридического лица, являющегося самостоятельным субъектом. Следовательно, под согласием органа юридического лица на совершение сделки следует понимать односторонний акт, который выражается в принятии компетентным органом соответствующего решения.

П. 2 ст. 157.1 ГК РФ определено, что, если на совершение сделки в силу закона требуется согласие органа управления организации, то о своем согласии или об отказе в нем соответствующий орган должен сообщить лицу, которое запросило такое согласие или иному заинтересованному субъекту, в разумный срок после того, как был получен запрос о даче согласия.

В п. 3 указанной статьи установлены такие виды согласия, как предварительное и последующее. В предварительном согласии (предшествующее совершению сделки) должен определяться предмет сделки, на совершение которой требуется получение согласия. При последующем согласии (одобрении) указывается сама сделка, на совершение которой предоставлено согласие.

В данном случае не совсем оправдано применение с точки зрения юридической техники термина «одобрение» как синонима по отношению к последующему согласию, так как под термином «одобрение» длительное время подразумевалось и предварительное согласие. Данная позиция нашла свое подтверждение в пп. 2 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью, согласно которым сделку можно быть одобрена как до, так и после ее совершения в целях избежания признания ее недействительной.

В Законах о хозяйственных обществах термин «одобрение» используется для обозначения решения о согласовании уже совершенных сделок. Решение об одобрении сделок, которые планируется совершать в будущем, определяется как согласие на совершение крупной сделки, тем самым данные положения приведены в соответствие с правилами, установленными ст. 157.1 ГК РФ.

В зависимости от стоимости сделки, подпадающей под признаки крупной сделки, согласие на ее заключение дается разными органами управления юридического лица.

Согласно Закону об АО решение об одобрении крупной сделки, стоимость которой 25-50 % балансовой стоимости активов организации принимается советом директоров, а более 50 % — общим собранием акционеров.

Анализ законодательства показал, что существуют законодательные неточности в вопросах принятия легитимного решения уполномоченным органом акционерного общества. Так, согласно п. 2 ст. 79 Закона об АО совет директоров принимает решение об одобрении крупной сделки единогласно, не учитывая голоса членов совета директоров, которые выбыли. Данное правило является изъятием из п. 3 ст. 68 Закона об АО, согласно которому решение принимается большинством голосов членов совета директоров, которые принимали участие в заседании.

Таким образом, если на заседании совета директоров отсутствует хотя бы один из его участников, то совет директоров не вправе принимать решение об одобрении крупной сделки, а если решение об одобрении принято, то оно будет считаться неправомерным (п. 8 ст. 68 Закона об акционерных обществах).

Однако Закон об АО не разъясняет, кто из членов совета директоров считается выбывшим. Разъяснения по данному вопросу содержатся в п. 9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. № 62 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением хозяйственными обществами крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» (далее — Обзор). Согласно данному Обзору выбывшими члены совета директоров являются лицо, полномочия которого досрочно прекращены на основании решения общего собрания акционеров, или умерший член совета директоров.

Кроме этого, необходимо обратить внимание на позицию Президиума ВАС РФ. Согласно данной позиции наличие у члена совета директоров акций, позволяющих при голосовании на общем собрании принять решение об одобрении крупной сделки, сумма которой выше 50 % балансовой стоимости активов, не дает права принимать на себя полномочия общего собрания. Для совершения такой сделки во всех случаях необходимо наличие решения общего собрания акционеров (п. 10 Обзора).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Суды, исходя из положений ст. 53 ГК РФ, приходят к выводу, что действия единоличного исполнительного органа ООО по совершению крупной сделки не могут расцениваться как воля всех участников общества на одобрение такой сделки, даже если лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, является участником данного вида корпорации.

В случае если решение совета директоров об одобрении сделки принято не единогласным решением, то по их решению вопрос об одобрении крупной сделки доложен быть вынесен на рассмотрение общего собрания акционеров.

На наш взгляд, такая формулировка абз. 2 п. 2 ст. 79 Закона об АО создает некую неопределенность и вызывает на практике проблемы, например, когда совет директоров не передает решение данного вопроса на рассмотрение общего собрания акционеров, тем самым блокируя деятельность общества. Поэтому считаем, что следует согласиться с мнением В.В. Долинской об установлении обязанности совета директоров передавать вопрос об одобрении крупной сделки на рассмотрение общего собрания в случае недостижения единогласного решения.

В случае, когда одобрение крупной сделки вынесено на общее собрание акционеров, то такое решение должно быть принято большинством голосов владельцев голосующих акций, которые принимают участие в таком собрании. Если же одобрение требует сделка, предметом которой является имущества стоимостью более 50 % балансовой стоимости активов общества, то крупная сделка должна быть одобрена ¾ голосов акционеров-владельцев голосующих акций, которые принимают участие в собрании.

Таким образом, в зависимости от объема сделки решение об ее одобрении принимается общим собранием либо простым большинством, либо квалифицированным.

В отличие от АО в ООО крупная сделка должна быть одобрена общим собранием участников общества, а если в обществе функционирует совет директоров (наблюдательный совет), то к его компетенции по аналогии с АО уставом общества может быть отнесено принятие решений по вопросам одобрения крупной сделки, стоимость которой 25-50 % стоимости активов общества (п. 3 ст. 46 Закона об ООО). Несмотря на то, что наличие такого органа управления, как совет директоров не присущ ООО, в практике встречались случаи передачи данному органу управления полномочий об одобрении крупных сделок. При этом следует обратить внимание, что в Закон об ООО не включены специальные положения, регламентирующие кворум, в том числе, для одобрения крупной сделки. Поэтому считаем, что соответствующие положения необходимо включать в устав общества с ограниченной ответственностью.

Из некоторых казусов, которые встречаются в нововведениях в корпоративное законодательство о хозяйственных обществах, стоит отметить несоответствие абз. 1 п. 4 ст. 79 Закона об АО и абз. 1-2 п. 3 ст. 46 Закона об ООО, которые относятся к крупной сделке с ценой, превышающей 50 % балансовой стоимости активов к исключительной компетенции общего собрания участников, ст. 66.3 ГК РФ, которая позволяет передать соответствующее полномочие на рассмотрение совету директоров или коллегиальному исполнительному органу управления. Поэтому не совсем ясно, можно ли отнести вопрос об одобрении любых крупных сделок к компетенции совета директоров или отдать данный вопрос на разрешение коллегиального исполнительного органа при создании хозяйствующего субъекта или подготовке новой редакции устава. На наш взгляд, с учетом превалирующего приоритета специальных норм над общими нормами, такое невозможно.

Отдельное решение об одобрении крупной для ООО и АО сделки не требуется, если ее заключает лицо, которое осуществляет функции единоличного исполнительного органа и при этом является единственным участником общества.

Закон об ООО не определяет требования, предъявляемых к количественному составу членов совета директоров, а также к кворуму и количеству голосов, необходимые для принятия решения. Соответственно, в уставе ООО можно зафиксировать любой порядок одобрения крупной сделки советом директоров. Указанное противоречие приводит выводу, что права и интересы участников ООО защищены некоторым образом хуже, чем права и интересы акционеров, так как отсутствие императивных норм может повлечь закрепления любого порядка одобрения крупной сделки.

Существенным нововведением о крупных сделка, совершаемых акционерным обществом, является положение о том, что совет директоров должен утвердить заключение о крупной сделке. Такое заключение должно отображать информацию о предполагаемых последствиях для деятельности акционерного общества по результатам совершения сделки и оценку целесообразности ее совершения. Такое правовое регулирование следует поддержать с учетом нового подхода к определению крупной сделки путем квалификации сделки как изменяющей масштабы деятельности организации.

Однако остается открытым вопрос о последствиях согласовании сделки, когда совет директоров не представляет заключение или представляет заключение о нецелесообразности сделки или об отрицательных последствиях для акционерного общества. Представляется, что в таком случае согласование крупной сделки возможно, так как собрание — это высший орган управление, в состав которого входят владельцы акций, которые в своих интересах создавали акционерное общество, а также Закон об акционерных обществах не содержит запрет на подобного рода согласования, а значит, в подобной ситуации можно одобрить крупную сделку.

Следует отметить, что упразднено положение, согласно которому в уставе общества с ограниченной ответственностью можно было предусмотреть иной порядок (пороговую величины) совершения крупной сделки. Но, с другой стороны, основываясь на ст. 173.1 ГК РФ в уставе можно предусмотреть положения о распространении особого порядка одобрения на иные сделки, которые не относятся к крупным, но для их совершения необходимо получить согласие уполномоченных на то лиц.

При изучении вопроса особого порядка совершения сделки следует обратиться к механизму согласия на совершения сделок, которые одновременно являются и крупными сделками, и сделками с заинтересованностью.

Согласно новому правовому регулированию участники корпорации не могут быть лишены мер защиты своих прав при совершении сделки, которая одновременно является крупной сделкой и сделкой, влекущей риск конфликта интересов.

По правилам одобрения в акционерном обществе сделка с заинтересованностью, если цена сделки более 50 % от балансовой стоимости активов, должны быть согласованы ¾ голосов участвующих во внеочередном собрании акционеров, а также большинством голосов незаинтересованных акционеров, принимающих участив в голосовании. Если же крупная сделка с заинтересованностью ценой от 25 до 50 % балансовой стоимости активов, то такая сделка одобряется по правилам сделки с заинтересованностью.

В обществе с ограниченной ответственностью крупная сделка с заинтересованностью должны быть согласована большинством голосов участников хозяйственного общества, а также большинством незаинтересованных участников обществ (п. 6 ст. 46 Закона об ООО). Следовательно, итоги голосования должны подсчитываться по каждому из указанных оснований.

Сделка с заинтересованностью не требует получение обязательного предварительного согласования, а может быть согласована при поступлении в хозяйственное общество требований от уполномоченных лиц. Если до совершения сделки с заинтересованность не поступило требование о согласии на такую сделку, а сделка одновременно является крупной, то согласовать такую сделку необходимо по правилам, которые предусмотрены для крупных сделок с заинтересованностью, так как:

) в любом случае необходимо получить согласие на крупную сделку;

) согласно буквальному смыслу п. 5 ст. 79 Закона об АО и п. 6 ст. 46 Закона об ООО такая сделка должна одобряться по специальным правилам независимо от требования о согласовании сделки с заинтересованностью;

) иная интерпретация может привести к необходимости вторичного одобрения сделки по установленным правилам, если требование о ее одобрении как сделки с заинтересованностью поступит после согласования сделки как крупной.

До введения в действие новых положений в корпоративное законодательство о крупных сделках действовало положение о том, что такие сделки одобряются по правилам, применяемые к сделкам с заинтересованностью. Данное правило породило мнение о том, что статус крупной сделки не применяется, а полностью поглощается статусом сделки с заинтересованностью. И как следствие в практической сфере возникали следующие вопросы: 1) нужно ли вообще одобрять крупную сделку, если она же является сделкой с заинтересованностью, но ее одобрение по последнему не требуется, так как в ней заинтересованы все участники; 2) возникает ли у общество обязанности выкупа долей/акций при совершении крупной сделки, если она одобряется как сделка с заинтересованностью.

Процедура одобрения крупной сделки унитарного предприятия существенным образом отличает от аналогичного института хозяйственного общества. В соответствии со ст. 23 Закона о ГУП И МУП крупная сделка может быть совершена с согласия собственника. Предусмотренные нормы направлены, прежде всего, на защиту интересов собственника имущества с целью исключения недобросовестного его отчуждения. Следует заметить, что порядок получения предварительного согласия на совершение крупной сделки может регулироваться дополнительно актами уполномоченных на то органов власти.

П. 1 ст. 15 Закона об автономных учреждениях установлено, что для совершения крупной сделки должна быть получено предварительное одобрение со стороны наблюдательного совета автономного учреждения. При этом за наблюдательным советом закреплена обязанность по рассмотрению предложения руководителя автономного учреждения о совершении крупной сделки в течение 15 календарных дней, начиная с того момента, как поступит такого предложение председателю наблюдательного совета, если более короткий срок не определен в его уставе.

крупный сделка юридический уполномоченный

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

2.2 Требования, предъявляемые к решению об одобрении крупной сделки

Правовой акт является формой выражения воли юридического лица. При одобрении крупной сделки уполномоченным органом таким правовым актом выступает решение.

В соответствии с п. 1 ст. 181.1 ГК РФ решение собрания юридического лица порождает правовые последствия, на которые направлено само решение, для всех лиц, принимающих участие на собрании, а также иных лиц, установленных нормативным актом.

Таким образом, с решением собрания участников юридических лиц законодатель связывает гражданско-правовые последствия, то есть порождает определенные права и обязанности для участников гражданского оборота (юридический факт).

Несмотря на то, что на законодательном уровне решениям собрания дан статус основания возникновения прав и обязанностей, однако, остается нерешенным вопрос о природе такого решения, то есть, к какому виду юридического факта относится решение собрания: сделка, локальный нормативный акт или ненормативный правовой акт.

В правовой литературе по данному вопросу существует несколько точек зрения. Одни правоведы рассматривают акты органов управления юридического лица как локальные нормативные акты, другие специалисты отмечают, что решение собрания является сделкой, а третьи определяют как ненормативный правовой акт.

На наш взгляд, первая точка зрения, содержит себе некое противоречие, так как нормативность — это, прежде всего, всеобщность, а локальность, наоборот, не содержит в себе всеобщности. Кроме того, термин «нормативность» не может быть применении к решениям органов управления юридического лица, так как нормативность предлагает то, что акт распространит свое действие на неопределенный круг лиц, в то время как локальность предполагает, что акт обязателен для узкого круга лиц — участников юридического лица и его работников.

Боле того, рассматривать решение собрания как сделку представляется сомнительным. Во-первых, правовые последствия недействительности сделки и недействительности решения собрания отличаются друг от друга. Во-вторых, недействительное решение может и не породить недействительность сделки.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Считаем, что третья из приведенных точек зрения наиболее полно отображает правовую суть решения собрания как юридического факта. Так, правовые акты могут быть как нормативными, так и индивидуальными. Индивидуальный акт содержит предписания, решения отдельных лиц, поэтому они являются ненормативными. На основании этого решения корпорации, прежде всего, следует относить к ненормативному правовому акту.

Но, с другой стороны, словосочетание «ненормативный правовой акт» четко не указывает, что он исходит от юридического лица, а, прежде всего, ассоциируется с решением органов государственной власти или местного управления. Поэтому считаем, что акты органов управления юридического лица необходимо относить к корпоративным актам. Данной точки зрения придерживаются специалисты в области корпоративного законодательства — В.А. Белов и Ю.А. Тарасенко.

С теоретической и практической течек зрения важным вопросом являются вопрос о требованиях, которые предъявляются к решению собрания об одобрении крупной сделки.

Вне зависимости от того, к компетенции какого органа хозяйственного общества относится одобрение крупной сделки, в решение о ее одобрении должны быть указаны стороны и выгодоприобретатель, цена и предмет сделки, а также иные существенные условия (ст. 46 Закона об ООО и ст. 78 Закона об АО).

Решение может содержать указание: 1) минимальных и максимальных параметров условий (верхний или нижний предел стоимости сделки) или порядок их определения; 2) согласия на совершение ряда аналогичных сделок; 3) альтернативных вариантов условий сделки; 4) согласия на совершение сделки при одновременном условии совершения нескольких сделок.

При этом в решении органа управления хозяйственного общества могут не содержаться лица, которые являются сторонами или выгодоприобретателями в сделке, если сделка будет заключаться на торгах, а также в тех случаях, если к моменту одобрения крупной сделки определить стороны или выгодоприобретателя представляется затруднительным.

Последствия отсутствия вышеуказанной информации в решении об одобрении крупной сделки законодателем не определены, поэтому следует согласиться с мнением М.В. Телюкиной, согласно которому отсутствие данной информации не должно влиять на действительность сделки, так как речь идет о соблюдении формальных требований к решению. Более того, решение об одобрении крупной сделки в ООО должно включать в себя положения о том, что сделка одобряется в связи с ее крупным размером для общества.

Возможность указать в корпоративном решении порядок определения существенных условий и ранее признавалась судебной практикой.

Ни ГК РФ, ни Законы о хозяйственных обществах, ни иные федеральные законы, регулирующие правовой статус иных организационно-правовых форм юридических лиц не содержат специальные требования, предъявляемые к форме решения об одобрении крупной сделки.

На наш взгляд, если законодатель не установил специальные правила, касающиеся формы решения об одобрении крупной сделки, то на форму такого решения должны распространяться общие правила оформления любого решения, которые принимаются хозяйственным обществом (ст. 32-39 Закона об ООО, ст.ст. 47-68 Закона об АО). Указанные нормы устанавливают правило, согласно которому решение, принятое участниками или акционерами общества, должно быть оформлено протоколом (для организации, участниками которой являются несколько лиц) или решением (для организации с единственным участником). Кроме того, законодатель специально указывает, что решение единственного участника корпорации оформляется в простой письменной форме (ст. 39 Закона об ООО и п. 3 ст. 47 Закона об АО).

На наш взгляд, данная логика совсем обоснована и законна, так как решение об одобрении уполномоченным органом управления крупной сделки, оформленное в соответствии с предъявляемые законодательством требованиями, является основным доказательством выражения воли участников организации на совершение сделки.

Однако правильно оформленный протокол не всегда является гарантом защиты прав и интересов участников. Причины могут быть разнообразными, например, не соблюден порядок созыва внеочередного общего собрания участников, в том числе и фальсификация протокола об одобрении крупной сделки.

Анализ судебной практики показал, что могут возникнуть некоторые споры связанные, например, с формулированием вопроса повестки дня общего собрания участников, на котором должно быть принято решение об одобрении крупной сделки. Так, согласно Постановлению Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.10.2007 по делу № А56-48366/2006 формулировка вопроса повестки общего собрания участников ООО «об одобрении крупной сделки», а не «о совершении крупной сделки», не должно означать нарушение компетенции общего собрания.

Ст. 60 Закона об АО предусматривает право участников общества голосовать бюллетенями. Исключениями из этого правила являются голосование акционеров-владельцев голосующих акций более 100 по вопросам повестки дня, а также голосование в заочной форме по вопросам повестки дня общего собрания акционеров, когда голосование осуществляется только бюллетенями для голосования.

Для общества с ограниченной ответственностью законодательство не установило случаев голосования бюллетенями участниками общества. Письменное волеизъявление участника общества предполагается только в случае проведения собрания в форме заочного голосования (ст. 38 Закона об ООО).

В связи с этим, представляется, что по некоторым важным вопросам, в том числе по одобрению крупной сделки хозяйственным обществом, необходимо на законодательном уровне закрепить обязанность участников общества голосовать бюллетенями с целью повышения гарантий прав участников. Безусловно, голосование бюллетенями с личной подписью акционера является одной из мер, направленных на защиту интересов участников общества.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

О.С. Филиппова придерживается мнения, что решение об одобрении крупной сделки должно быть нотариально удостоверено, или при принятии решения об одобрении крупной сделки на собрании участников корпорации должно присутствовать независимо лицо, которое могло бы зафиксировать состав лиц и кворум, необходимы для принятия решения об одобрении.

Следует отметить, что в соответствии с п. 3 ст. 67.1 ГК РФ принятие общим собранием участников хозяйственного общества решения и состав участников общества, которые присутствуют при его принятии, подтверждаются в отношении:

) ПАО лицом, которое осуществляет ведение реестра акционеров и выполняет функции счетной комиссии;

) АО путем удостоверения нотариусом или лицом, которое осуществляет ведение реестра акционеров и выполняет функции счетной комиссии;

) ООО путем нотариального удостоверения, если иной способ не закреплен в уставе общества или решением общего собрания участников общества, которое должно быть принято единогласно.

Нотариальная форма решений общества способствует обеспечению «чистоты» проведения собраний и принятий решений в обществе, и, следовательно, более надежной защите интересов участников общества.

Однако необходимо отметить, что действие п. 3 ст. 67.1 ГК РФ распространяется не на все случаи принятия решения об одобрении крупной сделки. Так, исходя из смысла пп. 1 п. 3 ст. 78 Закона об АО и абз. 1 п. 7 ст. 46 Закона об ООО, крупные сделки подлежат одобрению, если хозяйственные общества состоят из единственного участника, не являющегося единоличным исполнительным органом.

Таким образом, следует распространить нотариальную форму решения об одобрении крупной сделки на общества с единственным участником. Отметим также, что по смыслу п. 3 ст. 67.1 ГК РФ нотариальное удостоверение требуется только для решений собраний.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Однако обращаем внимание, что в целях нотариального удостоверения одобрения любых крупных сделок такой подход неприемлем в связи с тем, что крупные сделки, стоимость имущества которой составляет 25 до 50 % балансовой стоимости активов, в акционерном обществе одобряются советом директоров, а в обществе ограниченной ответственностью могут одобряться советом директоров.

С учетом изложенного, считаем, что необходимо закрепить в Законах о хозяйственных обществах положения, что решения об одобрении крупной сделки должно быть выражено письменно и быть нотариально удостоверено.

Не менее важным вопросом, заслуживающим отдельного рассмотрения, является вопрос о моменте одобрения и заключения крупной сделки. Очевидным представляется тот момент, что одобрение логично предшествует заключению сделки. Однако это последовательно было изменено. Возможность последующего одобрения признается как судебной практикой, так и научной литературой, что впоследствии нашло законодательное закрепление в Законах о хозяйственных обществах.

Если в решение об одобрении крупной сделки срок не указан, то по правилу, определенному в новых редакциях п. 3 ст. 46 Закона об ООО и п. 4 ст. 79 Закона об АО, решение должно действует в течение одного года с момента его принятия уполномоченным органом управления. Данное правило применяется, когда из существа условий о крупной сделке или иных обстоятельств не вытекает иной срок действия решения одобрении крупной сделки.

Кроме того, законодательством предусмотрено, что срок действия решения может быть указан в решении о последующем одобрении крупной сделки.

Однако, на наш взгляд, не совсем понятно, для чего предусмотрено такая возможность, так как решение о последующем одобрении принимается, когда сделка уже совершена. Следовательно, само по себе указание на срок при последующем одобрении не соответствует правовой сути данного решения. В данном случае неясным остается вопрос, какие правовые последствия возникают в связи с истечением данного срока. Например, будет ли решение с истекшим сроком действия надлежащим доказательством последующего одобрения при рассмотрении требований о признании крупной сделки недействительной. Представляется, что для исключения подобных вопросов следует изменить текст предпоследнего абзаца п. 3 ст. 46 Закона об ООО, убрав указание на установление срока для решения о последующем одобрении крупной сделки.

До недавнего времени ни в юридической литературе, ни в судебной практике не было отражено решение вопроса о времени заключения сделки после получения решения, что являлось существенным недостатком правового регулирования данных отношений. Так, значительный промежуток времени с момента одобрения компетентным органом крупной сделки и до ее заключения может существенным образом отобразиться на интересах участников организации, так как неустойчивая экономическая ситуация может сделать заключение сделки невыгодной для общества. Более того, состояние активов в момент одобрения и совершения сделки может существенным образом отличаться. Например, сделки, одобренные три года назад, возможно не были бы одобрены в настоящее время. Поэтому представляется, что для того чтобы защитить интересы организации и ее участников дату совершения крупной сделки либо промежуток времени, в течение которого сделка должна быть совершена, необходимо рассматривать как существенное условие и в обязательном порядке должна отражаться в решении об одобрении сделки.

Кроме того, законодатель установил, что крупная сделка может быть совершена под отлагательным условием получения одобрения на ее совершение (абз. 7 п. 4 ст. 79 Закона об АО и абз. 7 п. 3 ст. 46 Закона об ООО).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Учитывая тот момент, что легализованы потестативные условия (ст. 327.1 ГК РФ), механизм мог бы быть осуществлен без особого закрепления в законе. Данный механизм может быть применен и к иным требующим согласия сделкам. Сделка может содержать условия, что под отлагательным условием находится выполнение обязательств в сумме, превосходящей лимит, при достижении которого требуется получить согласие на ее совершение.

Следует заметить, что в силу отсутствия подобных требований к решению собственника имущества унитарного предприятия или наблюдательного совета автономного учреждения форма решения может значительно отличаться от описанной. Так, во главу угла может ставиться сам факт согласования, а не форма такого решения. Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 07.08.2013 по делу № А05-9917/2012 отражена позиция, согласно которой план инвестиционного развития Учреждения на год, утвержденный наблюдательным советом в установленном законом порядке, предусматривающий спорные инвестиционные вложения подразумевает одобрение крупной сделки.

Изучив порядок принятия решения об одобрении крупной сделки и требования, предъявляемые к такому решению, можно сделать следующие выводы:

. В Закон об АО необходимо внести норму, которая обязывала бы совет директоров АО передавать вопрос об одобрении крупной сделки общему собранию при условии, что членами совета директоров не достигнуто единогласие при принятии решения об одобрении крупной сделки, тем самым, ликвидировать пробел, который существует по вопросу компетенции органов управления при принятии решения об одобрении крупной сделки. Соответствующую норму можно предусмотреть и в Законе об ООО .

. В решении об одобрении крупной сделки необходимо указывать предмет сделки, цену и иные существеннее условия, стороны по сделке. Когда в решении не указаны необходимые сведения, то и нет самого решения. Следовательно, сделку можно признавать неодобренной.

. Нововведения о крупных сделках делают решение об одобрении крупной сделки более вариативным, то есть участники могут предусмотреть отклонения от одобренных (согласованных) условий сделки.

Преимуществом закрепления такого правила заключается в том, что не нужно будет заново получать предусмотренное законодательством одобрение со стороны уполномоченных органов, если к моменту совершения сделки условия сделки изменились по сравнению с теми условиями, которые были одобрены.

. Установление срока действия решения об одобрении крупной сделки устранило неопределенность в данном вопросе, так как раньше закон не предусматривал «срок годности» решения, как следствие, недобросовестные лица могли воспользоваться правовой неопределенностью и заключить сделку во вред обществу.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

. Режим одобрения сделок с заинтересованностью автономных учреждений и унитарных предприятий существенно отличается от установленного для хозяйственных обществ.

ГЛАВА 3. ПРИЗНАНИЕ КРУПНОЙ СДЕЛКИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ

3.1 Требования об уполномоченном лице и сроке исковой давности как условия оспаривания крупной сделки

Несоблюдение правил об одобрении крупной сделки может повлечь за собой неблагоприятный экономический эффект для всех участников гражданского оборота, а главное — признание сделки недействительной.

И судебная практика, и законодательство устанавливает оспоримость сделок, совершенных с нарушением требований к порядку одобрения крупной сделки.

Специалисты в области права также поддерживаются точка зрения об оспоримости крупной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения.

Е.В. Мордасов отмечает, что когда идет речь о сложном волеизъявлении (когда для совершения сделки требуется воля не только исполнительного органа, но в формировании воли на совершение сделки участвует иной орган управления), то сделку следует признавать оспоримой в виду дефектности воли и волеизъявления.

Марголин М.А. справедливо указывает, что ничтожные сделки, которые совершены без согласия третьих лиц, не отвечают интересам нормального гражданского оборота, так как не учитывают интересы добросовестной стороны, поэтому сделки, для совершения которых необходимо получить согласие со стороны третьих лиц, прежде всего, следует признавать оспоримыми.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В научной литературе существовала позиция, согласно которой совершенная с нарушением сделка могла быть классифицирована по правилам п. 1 ст. 183 ГК РФ. Такая сделка признавалась как действительная, но при этом она создавала правовые последствия не только для самого юридического лица, но и для его руководящего органа — единоличного исполнительного органа, который при совершении сделки превысил свои полномочия.

Признать крупную сделку юридического лица возможно по правилам ст. 173.1 ГК РФ.

Правом на подачу исков о признании крупной сделки хозяйственного общества недействительной обладают само юридическое лицо, члены совета директоров хозяйственного общества, участники (акционеры) общества с ограниченной ответственностью и акционерного общества, владеющие не менее чем одним процентом общего числа голосующих акций (долей) общества.

По мнению Н.Н. Соломатиной, право на признание крупной сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, принадлежащее участнику или акционеру хозяйственного общества, — это рациональный способ защиты прав и интересов участника организации, то право признавать сделку недействительной, закрепленное за самой организацией, является не совсем логичным. Поэтому Соломатина Н.Н. предлагает исключить норму о возможности оспаривания крупной сделки и применение последствий недействительности самим юридическим лицом по основанию нарушения порядка одобрения крупной сделки.

С данной позицией согласиться нельзя, как противоречащей институту крупной сделки. Совершая крупную сделку, единоличный исполнительный орган может нарушить права и интересы участника или акционера хозяйственного общества, поэтому в данном случае не может идти речи о единой воле в принятии решения.

С единоличным исполнительным органом может быть расторгнут трудовой договор, поэтому, предполагается, что новый директор может предъявить требование в суд о признании крупной сделки недействительной, действуя добросовестно и в интересах общества. Более того, общее собрание участников или акционеров хозяйственного общества могут делегировать полномочия одному или нескольким участникам общества по вопросам признания крупной сделки недействительной и применения последствий ее недействительности. Поэтому возможность исключения оспаривания крупной сделки самим обществом представляется сомнительным.

Что касается определения однопроцентного порога количества голосов для возможности предъявления иска о признании крупной сделки недействительной, то позволит хозяйственным обществам защититься от злоупотребления со стороны миноритарных участников, которые используют механизм заранее бесперспективных исков об оспаривании крупных сделок в качестве средства шантажа с целью завоевания влияния на деятельность организации.

При этом законодатель оставил возможность объединиться участникам, не отвечающих установленному порогу количества голосов. В данном случае участники корпорации в силу положений п. 1 ст. 65.2 ГК РФ действуют от имени общества. Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», истцом по таким категориям дела выступает сама корпорация, в то время как ее участники являются представителями.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Рассматривая вопрос о том, какой именно участник (акционер) хозяйственного общества обладает правом на оспаривание крупной сделки и применение последствий недействительности сделки, можно выделить несколько вариантов того, кто может подать иск:

если доля (акции) были приобретены до совершения крупной сделки, но отчуждены на момент подачи иска;

являлся ли участник (акционер) общества таковым в момент совершения сделки и в момент подачи иска;

если доля (акции) были приобретены участником (акционером) после совершения сделки.

Одним из важных вопросов о статусе участника, имеющего право подать иск о признании крупной сделки недействительной, является вопрос о времени, когда был приобретен или утрачен статус акционера или участника. Это, прежде всего, связано с тем, что в судебном разбирательстве может возникнуть ситуация, когда лицо приобретает статус акционера АО или участника ООО после совершения крупной сделки, и, следовательно, получает возможность оспаривания сделки, так как право на оспаривание крупной сделки и применения последствий ее недействительности вытекает из статуса акционера или участника общества.

Представляется очевидным, что лицо, утратившее статус акционера или участника общества, вместе с этим утрачивает право обращаться в суд об оспаривании сделки недействительной.

В научной литературе распространен подход, согласно которому право на судебную защиту о признании крупной сделки недействительной принадлежит лицу, как имеющему статус акционера (участника) общества в момент совершения сделки, так и в момент подачи соответствующего иска.

Указанная позиция находит отражение и в судебной практике. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 2 ноября 2010 года № 7981/10 сказано, что в связи с утратой лицом статуса акционера, такое лицо утрачивает и право на судебную защиту своих акционерных прав. Кроме того, приобретение истцом статуса акционера этого же акционерного общества в последующем не восстанавливает его права на оспаривание сделки. При приобретении акций лицо должно действовать разумно и добросовестно, поэтому обязано было проявить заинтересованность относительно сделок акционерного общества, участников которого он собирается стать. Узнав о наличии сделок, совершенных с пороком воли, лицо вправе отказаться от приобретения акций (будущий акционер должен было сделать это, если обладал информацией о том, что сделка совершена вопреки интересам общества).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Иную точку зрения отстаивают ряд авторов, которые считают, что новый участник (акционер) общества вправе предъявить требование об оспаривание крупной сделки, совершенных до приобретения им доли или акции. Стоит отметить, что и данная позиция встречается в судебных решениях, однако таких решений достаточно мало. Однако в большинстве случаев суды приходят к выводу, что участник (акционер) общества, не обладающий таковым статусом в момент совершения сделки, не имеет возможности оспорить такую сделку.

На наш взгляд, согласиться с суждением отрицания права на оспаривание сделки участником (акционером) общества, приобретшего такой статус после одобрения и совершения крупной сделки, не совсем верно. Следует отметить, что в порядке правопреемства переходят не часть прав, а права в комплексе, в том числе и право на судебную защиту. Кроме того, буквальный смысл положений ст. 46 Закона об ООО и ст. 78 Закона об АО приводит к выводу, что новые участники общества не лишены возможности оспаривать крупную сделку.

Как справедливо отмечает Т.Д. Чепига, что лицо, которое приобрело статус акционера после того, как было принято оспариваемое решение об одобрении крупной сделки или заключения такой сделки обществом, не должно быть исключенным из круга лиц, имеющих право на оспаривание действий общества, и не может быть лишено права на судебную защиту нарушенных прав, так как оборот прав акционера предполагает правопреемство в совокупности, и несовместим с ограничением объема прав, передаваемые правообладателю.

Корпоративным законодательством не указано, что член совета директоров, предъявляя иск о признании крупной сделки недействительной, действует от имени юридического лица. Но в то же время к иску члена совета директоров можно применить аналогию иска акционера, так как по своей природе такой иск является косвенным иском, потому что иск направлен не на восстановление нарушенных прав члена совета директоров, а на защиту интересов общества.

Представляется, что расширение перечня лиц, имеющих право оспорить крупную сделку посредством включения в него членов совета директоров является позитивным изменением законодательства, поскольку расширяет возможности защиты от недобросовестных действий единоличного исполнительного органа общества. Так, например, суды указывали на невозможность предъявления председателем совета директоров иска о признании крупной сделки недействительной, так как в силу прямого указания закона крупная сделка, которая совершена с нарушением установленных требований, может быть признана недействительной по иску корпорации или акционера (участника).

В соответствии с п. 2 ст. 15 Закона об автономных учреждениях, если крупная сделка совершена в противоречие установленных законом требований, то она может быть признана недействительной по иску самого автономного учреждения или его учредителя.

Крупная сделка, совершенная унитарным предприятием без согласия собственника его имущества может быть оспорена таким собственником.

При оспаривании крупной сделки необходимо помнить о моменте начала течения срока исковой давности.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В соответствии со ст. 181 ГК РФ иски о признании сделок недействительными могут быть предъявлены в течение одного года с момента, когда истец узнал или должен узнать об обстоятельствах, которые являются основаниями признания сделки недействительной.

Как ранее было отмечено, что крупная сделка может быть оспорена как по иску юридического лица, члена коллегиального органа управления, так и по иску участника или акционера. Следовательно, вопрос о времени начала течения срока исковой давности наступает в зависимости от того, кто является истцом по делу: участник (акционер), член совета директоров или само юридическое лицо.

В судебном процессе бремя доказывания момента о том, когда лицо узнало или должно было узнать о совершении крупной сделки, лежит на обществе.

Нередко ответчики в ходе судебного разбирательства по вопросу признания крупной сделки недействительной по иску корпорации заявляют, что срок исковой давности об оспаривании сделки начинает течь с момента, когда единоличный исполнительный орган узнает о совершении такой сделки. Однако такая позиция неверная, что подтверждается арбитражной практикой.

Действующее законодательство не определяет конкретного момента, когда появляется «знание» о совершении крупной сделки, поэтому каждый случай необходимо исследовать в суде. Одним из таких моментов может являться годовое общее собрание, на котором обществом утверждается отчетность.

Согласно п. 3.6 Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров (утв. Постановлением ФКЦБ России от 31.05.2002г. № 17/пс) ранее существовала обязанность общества в годовой отчет включать информацию о заключенных крупных сделках, поэтому отправной точкой для определения начала течения срока исковой давности можно было считать годовое общее собрание.

В настоящее время Приказом ФСФР России от 02.02.2012 № 12/6/пз-н «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров», которое вступило в силу 28 февраля 2013 года, данная обязанность не предусмотрена, что, в свою очередь, может породить определенные трудности.

Также немало вопросов существует, какой момент считать началом течения срока исковой давности по искам, поданным от имени участника или акционера хозяйственного общества. По общему правилу, срок исковой давности для истца-акционера (участника) следует отсчитывать от момента нарушения прав и интересов участника (акционера).

Согласно п. 1 ст. 8 Закона об ООО участник общества вправе знакомиться с бухгалтерскими документами общества, получать соответствующую информацию о хозяйственных процессах организации.

Исходя из смысла ст. ст. 9 и 10 ГК РФ физические и юридические лица в своем интересе и по своему усмотрению осуществляют гражданские права.

Анализ приведенных положений показывает, что лицо, которое намерено оспаривать сделку при должной осмотрительности и заботливости, действуя добросовестно, имеет возможность получить необходимую информацию об оспариваемых сделках уже после их совершения, в том числе ознакомится с документацией общества.

Если же участник общества не мог ознакомиться с такой документацией, он должен привести доказательства, что с его стороны предпринимались необходимые действия для получения информации, но ему по неизвестным причинам было отказано в ее получении, что у него не была реальная возможность реализовать предусмотренные корпоративном законодательством права на участие в организации.

Однако, например, по мнению О.В. Федосовой, подход судов об определения начала течения срока исковой давности в зависимость от момента раскрытия хозяйственным обществом информации является неправомерным, так как превращает права участника корпорации на управление обществом и на получение информации о деятельности общества в обязанность. Данная позиция противоречит сути участия в корпоративной организации и не должна приниматься в расчет.

Итак, исходя из контекста п. 2 ст. 181 ГК РФ для определения начала срока исковой давности необходимо определить дату последнего дня, когда участнику хозяйственного общества могло стать известно о совершении крупной сделки.

На наш взгляд, точка зрения начала течения исковой давности от годового общего собрания представляется наиболее оправданной и разумной, так как неограниченная во времени возможность участника или акционера оспорить крупную сделку нарушает интересы контрагента, нарушая нормальный экономический оборот. С учетом сказанного, представляется, что сложившаяся арбитражная практика по вопросу определения начала стечения срока давности, верной.

Соответственно, следует и дальше придерживаться отраженной в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ об оспаривании крупных сделок и сделок с заинтересованностью о том, что срок давности о признании сделки недействительной, которая совершена с нарушением правил ее одобрения, должен исчисляться с того момента, когда истец узнал или должен был узнать, что такая сделка должна быть одобрена в предусмотренном законом или уставом порядке, несмотря на то, что она и была совершена раньше. При этом предполагается, что участник должен был узнать о том, что сделка совершена с нарушением порядка ее одобрения не позднее даты проведения годового общего собрания по итогам года, в котором совершалась оспариваемая сделка, если при проведении этого собрания можно было сделать вывод, что сделка совершалась организацией (например, из бухгалтерской отчетности видно, что состав активов организации изменился по сравнению с прошлым годом).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Если же участник юридического лица не присутствовал на общем собрании, то он вправе при предъявлении иска о признании крупной сделки недействительной ссылаться на то, что он узнал о решении, принятом на собрании, при определенных обстоятельствах, например, в судебном споре по иному делу; при ознакомлении с учредительными документами в новой редакции; при получении информации от третьих лиц (в том числе, протоколы заседания совета директоров хозяйственного общества).

На наш взгляд, в данном случае срок исковой давности следует отсчитывать от времени изготовления и направления протокола проведения общего собрания участников (акционеров), так как согласно ст. 63 Закона об АО и ст. 37 Закона об ООО общество в течение 10 дней после проведения собрания обязано изготовить протокол о проведении собрания и направить его участнику (акционеру) общества.

Следует заметить, что если между участниками корпорации заключен корпоративный договор, например, которым предусмотрен заперт на одобрение сделки, то решение одобрении крупной сделки может быть оспорено по иску участника такого корпоративного договора в случае, когда другая сторона знала о том, что корпоративный договор запрещает одобрять крупную сделку.

3.2 Условия признания крупной сделки недействительной

П. 6 ст. 79 Закона об АО и п. 4 ст. 46 Закона об ООО определено, что крупная сделка может быть оспорена уполномоченными на это лицами по правилам ст. 173.1 ГК РФ — недействительность сделки, которая совершена без необходимого в силу закона согласия третьих лиц, органа юридического лица или государственного органа (органа местного самоуправления).

Согласно нормам о крупных сделках хозяйственных обществ суд признает крупную сделку недействительной при наличии следующих обстоятельств:

если отсутствует согласие на совершение сделки либо ее последующее одобрение;

если не доказано, что контрагент по сделке знал или должен знать о том, что сделка совершена с нарушением норм о крупных сделках юридического лица.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Причем согласно п. 2 ст. 15 Закона об автономных учреждениях при оспаривании такой сделки также надо доказать, что контрагент по сделке знал или должен был знать о том, что отсутствует одобрение сделки со стороны наблюдательного совета автономного учреждения.

Ранее до введения новых положений о крупных сделках хозяйственных обществах сделка не могла быть оспорена, если:

голосование акционера или участника не могло повлиять на результат одобрения независимо от участия в общем собрании акционеров или участников общества, а также

недоказанность факта, что совершение такой сделки может повлечь или повлекло причинение обществу или акционеру (участнику) хозяйственного общества убытков или иных неблагоприятных последствий.

На настоящий момент невозможность истца своим голосом повлиять на совершение сделки, подпадающей под критерии крупной сделки, и недоказанность убытков или неблагоприятных последствий для юридического лица более не являются основании, при наличии которых суд мог бы отказать в удовлетворении требований о признании крупной сделки юридического лица недействительной.

Представляется неоднозначным вопрос о том, заложен ли фактор убыточности сделки в само понятие крупной сделки (в признак выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности). На наш взгляд, в полной мере отождествлять соответствующие признаки все-таки не следует. Например, при совершении сделки по продаже одного из производственных активов организации за существенное вознаграждение говорить об убыточности сделки, возможно, и не придется, но деятельность хозяйствующего субъекта будет существенным образом изменена за счет отчуждения имущества, поэтому вопрос об убыточности в предложенном случае требует проведение тщательного экономического анализа.

На наш взгляд, с первым критерием (невозможность повлиять на решение о согласии на совершение крупной сделки) можно согласиться, так как, прежде всего, количество голосов участника юридического лица должен рассматриваться судом при оспаривании решений собраний хозяйственных обществ, а не при решении вопроса об оспаривании сделки.

Данная позиция нашла свое отражение и в правовой науке. Так Кузнецов А.А поставил позицию о наличии убыточности сделки и иных неблагоприятных последствий под сомнение.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Во-первых, было закреплены необоснованные различия в правовом регулировании по оспариванию сделок, которые совершены с нарушением условий осуществления полномочий. Так, в случае оспаривания крупных сделок необходимо доказать причинение убытков, а согласно п. 1 ст. 174 ГК РФ условие о наличии убытков как основание для оспаривания не упоминается, а иных убедительных причин в пользу существования позиции об убыточности сделки, кроме как соблюдение «стабильности гражданского оборота» не приводится.

Во-вторых, само по себе факт отсутствия соответствующего одобрения крупной сделки со стороны уполномоченных лиц нарушает права и законные интересы участников юридических лиц, поэтому не требует наличия доказанности причинения убытков участникам организации или самой организации при совершении крупной сделки.

В-третьих, крупная сделка представляет собой не просто некоторое ограничение полномочий, но и оставляет право за участниками организации возможность решать ее судьбу, поэтому решение может обуславливаться не только соотношением категорий «прибыльно или неприбыльно». Следовательно, оставлять сделку в силе означает, прежде всего, лишение участников такого права. Это же суждение разрешает признавать оправданным тот факт, что корпоративное законодательство устанавливает особый порядок принятия решения об одобрении крупной сделки, так как действия, которые затрагивают существо бизнеса, не должны совершаться в отсутствие на то воли участников юридического лица.

Представляется, что закон в первую очередь должен быть направлен на охрану воли организации, а возможное возражение о правах контрагента опровергаться тем, что сделки признается недействительной в случае, когда контрагент знает о совершении сделки с пороком воли (отсутствует соответствующее одобрение крупной сделки право)

По нашему мнению, с изъятием об убыточности сделки следует не согласиться. Одним из возможных вариантов можно было предусмотреть опровержимость убыточности сделки по крупной сделке, но не исключения данного фактора из предмета доказывания при оспаривании крупной сделки.

Согласно нормам о крупных сделках сделка может быть признана недействительной, если в ходе судебного разбирательства будет доказано, что другая сторона по сделке знала или заведомо должна знать о том, что сделка является для хозяйственного общества крупной и имеются нарушения порядка ее одобрения.

Таким образом, бремя доказывания недобросовестности контрагента возложено на лицо, которое обратилось с иском.

Ранее недобросовестность стороны по сделке часто предполагалась, и именно поэтому ответчик должен был доказать, что, совершая сделку, он не знал и не мог предположить о том, что сделка совершена с пороками воли.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Судебная практика при решении данного вопроса исходила из того, что другая сторона по сделке или приобретатель знала или должна знать о ее совершении с нарушением требований законодательства, если обстоятельства явно свидетельствуют, что сделка является крупной, но, несмотря на данный факт, заключает такую сделку. В остальных случаях, если не было доказано обратное, то презюмировалось, что контрагент по сделке не знал и не должен был знать о том, что сделка являлась крупной для хозяйственного общества. При этом участники данных правоотношений должны были проявить осмотрительность. Однако, по мнению судебных инстанций, соблюдение процедур по одобрению сделки не может с достоверностью свидетельствовать о добросовестности контрагента.

Новелла о добросовестности стороны по сделке приведена в соответствие с п. 5 ст. 10 ГК РФ, которым устанавливается презумпция добросовестности участников гражданского оборота.

При этом следует ли при совершении сделки запрашивать у контрагента подтверждение того, что подпадает ли она под признаки крупной сделки, и получено ли согласие на ее совершение?

По мнению А.А. Маковской, контрагент не застрахован от ошибок, поэтому он может только лишь полагаться на бухгалтерский баланс, как на надлежащее доказательство определения пороговой величины крупности сделки при совершении сделки.

Действующее корпоративное законодательство не предусматривает обязанности совершения таких действий со стороны контрагента, ровно как обязанности общества предоставлять такие законодательства.

Однако, если при заключении договора лицу заведомо известно или имеются веские основания полагать, что сделка требует одобрения уполномоченным органом юридического лица, то, на наш взгляд целесообразно запросить соответствующую информацию по такой сделке или включить в договор положение о заверении обстоятельств — получении необходимых одобрений на сделку (ст. 431.2 ГК РФ). Или иначе суд может прийти к выводу, что, несмотря на то, что была проявлена должная осмотрительность при заключении договора, сторона должна знать о пороке ее совершения.

Интересным представляется ситуации, когда на момент совершения сделки контрагент исходил из того, что для ее заключения получено необходимо согласие, но впоследствии такое согласие признано недействительным.

Поэтому представляется, что по таким ситуациям необходимо учитывать совокупность следующих обстоятельств:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

) знал ли контрагент о наличии судебного спора по вопросам оспаривания такого согласия;

) является ли он связанным лицом с лицом, которое обеспечило принятие неправомочного решения; и

) насколько являются очевидными пороки решения на одобрения крупной сделки.

Среди арбитражной практики следует обратить внимание на Постановление <consultantplus://offline/ref=DCE98C000FBC2D81F804E722E7AB95E3445C746066C2B90127C28ADDF7PAM6J> Арбитражного суда Московского округа от 19.10.2015 по делу № Ф05-14631/2015, оставленное в силе Определением <consultantplus://offline/ref=DCE98C000FBC2D81F804E73DF6AB95E3425A766469C0B90127C28ADDF7PAM6J> ВС РФ от 16.02.2016 № 305-ЭС15-19331. Данная судебная практика указывает на то, что контрагенту может быть недостаточно формального получения решения о согласии на сделку без надлежащей проверки содержания такого решения.

Но вместе с тем, считаем, что возлагать некие обязанности на противоположную сторону сделки по проведению юридического и фактического анализа корпоративных отношений (одобрения крупной сделки) стороннего лица неправильно.

Пунктом 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что оспоримая сделка может быть признана недействительной, если сделка нарушает права и охраняемые законодательством интересы лиц, оспаривающих сделку, в том числе, если сделка повлекла для такого лица определенные последствия.

Закрепления такого положения может послужить аргументом для ответчика, но ситуация осложняется тем, что согласно правовой позиции ВС РФ, изложенной в Постановлении Пленума от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при оспаривании сделки на основании ст. 173.1 ГК РФ доказывать наличие неблагоприятных последствий не требуется, так как само по себе отсутствие согласия уже является достаточным доводом для признания сделки недействительной, поскольку отсутствие согласия на совершение крупной сделки уже нарушает нормы и интересы общества.

Но вместе с тем основополагающей деятельностью функционирования юридического лица является извлечение прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ), поэтому может ли формальное нарушение процедуры одобрения крупной сделки повлечь за собой неблагоприятные последствия для общества вне зависимости от экономической основы? Представляется, что нет.

Нарушая порядок одобрения крупной сделки, то есть без получения согласия на ее совершения со стороны уполномоченных органов, сторона по сделке может ошибочно полагать, что сделка относится к сделке, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, или не видит очевидные основания взаимосвязанности сделки, сама по себе сделка, может быть совершена в интересах организации, а также предусматривает соразмерное встречное представление по сделке. Поэтому в такой ситуации признание сделки недействительной не направлено на то, чтобы восстановить нарушенные права и законные интересы общества, но при этом может причинить убытки, как самому обществу, так и его контрагенту по сделке.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Лицу (ответчику), которое оказалось в подобной ситуации, следует ссылаться на ст. 4 АПК РФ и ст. 11 ГК РФ, а также практику их применения, согласно которым основная цель судебной защиты — восстановление нарушенных прав.

Кроме того, одним их аргументов защиты может послужить довод о наличии злоупотребления в действиях истца (ст. 10 ГК РФ). Так, если имеются все доказательства того, что крупная сделка, совершенная без надлежащего согласия, не является убыточной, не несет никаких неблагоприятных последствий для юридического лица, участник организации или член совета директоров продолжают настаивать на удовлетворении иска о признании сделки недействительной, то их действия вполне можно квалифицировать как злоупотребление правом, приносящее вред обществу и другой стороне сделки. В качестве обоснования такой позиции может послужить пункт 2 Обзора практики ВС РФ, утвержденной Президиумом 24.12.2014г.). Согласно разъяснениям, содержащихся в указанном пункте Обзора, при определении обстоятельств, которые явно свидетельствуют о злоупотреблении лицом своим правом на оспаривание крупной сделки, в частности использование корпоративных правил одобрения крупной сделки специальными органами исключительно в целях причинения вреда контрагенту, с которым совершена спорная сделка, то арбитражный суд должен отказать в удовлетворении иска такому лицу.

Таким образом, законодатель ввел презумпцию добросовестности контрагента. Прежде суд не соглашался признавать крупную сделку недействительной, если сторона доказала, что контрагент не знал и не должен был о нарушении порядка совершения сделки, то есть презюмировалась недобросовестность контрагента-ответчика. Контрагенту самому приходилось доказывать добросовестность своих действий по заключению крупной сделки.

Введение презумпции добросовестности освобождает другую сторону сделки от повышенного риска о признании сделки недействительной впоследствии. Если директор компании действует, нарушая корпоративные нормы, то контрагент зависит от его действий.

В судебной практике полномочия директора на совершение сделки расцениваются как неограниченные, в результате чего контрагент не должен контролировать, имеются ли какие-либо внутренние ограничения ( например, в уставе) (п. 2 Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положение раздела I части первой гражданского кодекса Российской Федерации). Этот подход содержит в себе то, что третьи лица перед совершением сделки не обязаны проверять, как руководство организации выполняет требования, предъявляемые к одобрению крупной сделки.

В новых правилах по крупным сделкам законодатель специально отметил, что истец должен доказать не только осведомленность второй стороны об отсутствии согласия, но и об ее особом характере. Вот почему истец несет бремя доказывания недобросовестности контрагента.

В российской правовой доктрине также высказывается мнение о том, что бремя доказывания недобросовестности стороны сделки, должен нести именно истец.

По нашему мнению, такая позиция заслуживает поддержки, так как в этом заключается идея действия директора от имени общества. При заключении сделки третьи лица полагаются на внешнюю легитимацию субъекта, действующего от имени юридического лица, (наличие доверенности, сведения о директоре, содержащиеся в ЕГРЮЛ). Поэтому, если представляемый желал ограничить полномочия представляющего, но не указал это во внешних средствах легитимации, то именно на него необходимо возложить обязанность доказать, что стороне сделки заведомо было известно об установлении ограничений.

Возложение на участника гражданского оборота беремени доказывания иным образом способно разрушить саму идею органа юридического лица, так как никто не будет доверять тому, что перед ним представитель, который обладает необходимыми полномочиями, не смотря на то, что он предъявляет внешний акт легитимации своих полномочий. Все будут стараться получить подтверждение непосредственно у представляемого (организации). Применительно к юридическим лицам это означает, что каждый раз при совершении сделки необходимо запрашивать подтверждение согласия на сделку, а значит, размываются граница института юридического лица, так как эти создается угроза лишения его самостоятельности в экономическом обороте.

В юридической литературе существует несколько подходов решения о том, как защитить слабую сторону в крупной сделке.

Согласно первому подходу контрагенту по сделке хозяйственного общества необходимо предоставить возможность требования признания крупной сделки недействительной.

Однако, на наш взгляд, такой поход представляется необоснованным, так как признание крупной сделки недействительной должно строиться на соблюдении интересов стабильности гражданского оборота, юридического лица и его контрагентов. В случае, если контрагенту будет предоставлено право на оспаривание крупной сделки, то баланс интересов ставится под сомнение, так как у контрагента в данном случае имеет чрезмерно сильный аргумент для навязывания своей воли.

Второй подход состоит в том, что контрагент для защиты своих интересов может воспользоваться институтом добросовестного приобретения, а также принципа разумности и добросовестности. Поэтому в данном случае установлению подлежит обстоятельство, что другая сторона знала или должна была знать о том, что крупная сделка требует одобрения компетентным органом управления, а также, что такого одобрения получено не было, несмотря на требование контрагента.

В отношении крупных сделок, которые признаны недействительными, законодательством определено, что к ним применяются общие положения о последствиях недействительности сделки — при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой стороне то, что было получено по сделке (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Установление в отношении недействительности крупной сделки института реституции не отменяет вопроса о возможности применения в данном случае институтов кондикции, виндикации, возмещения убытков.

В.А. Белов, рассуждая о сущности института недействительности сделок, совершенных с пороком воли, отмечал, что в данном случае преодолеть неблагоприятные последствия необоснованного отчуждения имущества не с помощью применения института реституции, а посредством такие правовых средств, как виндикация, кондикция и возмещение убытков.

Если предположить, что участник юридического лица или само общества при неправомерном отчуждении имущества юридического лица единоличным исполнительным органом предъявили бы вместо иска о признании крупной сделки недействительной виндикационный иск, то новые обстоятельства доказывания (недобросовестность, бевозмездность и воля отчуждения), могли бы способствовать увеличению шанса на возврат имущества обществу.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Например, исходя из разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ Федерации от 29.04.2010 № 10/22, приобретатель не считается получившим имущества на возмездной основе, если отчуждатель не получил в полном объеме то, что ему причиталось по сделке (плату или иное встречное предоставление) к тому моменту, когда приобретатель узнал или должен узнать о неправомерном отчуждении.

Кроме того, в пункте 30 вышеуказанного совместного Постановления ВС РФ и ВАС РФ указано, что приобретатель является добросовестным, если он докажет, при совершении сделки он не знал и не мог предположить о том, что имущество отчуждается продавцом неправомерно, и предпринимал все разумные меры по выявлению правомерности отчуждения. При этом собственник имущества вправе опровергать возражения приобретателя о добросовестности применения, то есть доказать, что в момент совершения сделки покупатель должен был усомниться в праве продавца. При предъявлении иска о признании крупной сделки недействительной указанные обстоятельства не имеют значения и не влияют на рассмотрение дела.

Вместе с тем, следует согласиться, что применение критериев таких, как недобросовестность, возмездность отчуждения, воля отчуждателя, могли бы предоставить более гибкие средства защиты интересов участникам юридического лица.

Кроме признания крупной сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, участник организации или само общество для защиты своих интересов могут воспользоваться способом защиты гражданских прав — возмещением убытков, так как возмещение убытков напрямую связано с вопросом ответственности органов управления юридического лица при осуществлении им своей деятельности.

По итогам анализа третьей главы настоящего исследовании можно сделать следующие выводы:

Если количество голосов для оспаривания крупной сделки меньше установленного закона предела, то закон разрешает найти других сторонников-участников, которые также против совершения крупной сделки и подать совместно с ними иск об оспаривании крупной сделки.

. Срок исковой давности для участников хозяйственных обществ начинает течь с момента проведения годового общего собрания.

. Для удовлетворения иска о признании крупной сделки недействительной необходимо обосновать следующие обстоятельства:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

сделка должна быть одобрена в соответствии с правилами об ее одобрении;

не было получено надлежащее одобрение сделки;

контрагент знал или должен знать, что для организации сделка является крупной и, не смотря на отсутствие надлежащего одобрения, заключил крупную сделку.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной магистерской работе был произведен комплексный анализ норм законодательства, судебной практики, а также юридической научной литературы, посвященной институту крупных сделок юридических лиц в Российской Федерации.

В работе были изучены вопросы о критериях, при наличии которых сделка признается крупной, в частности, основополагающий критерий крупной сделки — сделка, выходящая за пределы осуществления хозяйственной деятельности для хозяйственных обществ, а также качественный и количественный критерии квалификации крупной сделки; вопросы, связанные с порядком одобрения крупной сделки, требования, предъявляемые к такому решению, а также вопрос оспаривания крупных сделок, совершенных с нарушениями, предусмотренные корпоративном законодательством.

На основе анализа норм о крупных сделках юридического лица можно сделать следующие выводы:

1.Крупной признается сделка, выходящая за пределы обычной хозяйственной деятельности и превышающая установленное законодательством пороговое значение балансовой стоимости активов (уставного фонда), определенное на последнюю отчетную дату на основе бухгалтерской отчетности.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Новое легальное понятие крупной сделки, как и ранее, основывается на стоимостном критерии сделки, однако данный критерий будет рассматриваться только лишь после исследования вопроса при совершении сделки, выходит ли она за пределы обычной хозяйственной деятельности организации хозяйственного общества. Структура же крупных сделок автономного учреждения и унитарного предприятия является более простой.

.После внесения изменений в корпоративное законодательство в отношении института крупной сделки количественный критерий крупной сделки не может быть изменен (повышен) самим хозяйственным обществом. До внесения соответствующих изменений действовало правило, согласно которому в уставе общества с ограниченной ответственностью могло быть закреплено положение об «отвержении» режима крупных сделок, предусмотренный законодательством, в чем было отображен принцип диспозитивности правового регулирования. Основания причины исключения данного положения заключается в том, что основополагающим принципов признания сделки крупной является вопрос о прекращении или изменении деятельности общества при совершении крупной сделки, а не процентное соотношение отчуждения активов (имущества) организации.

3.С 01 января 2017 года понятие «обычная хозяйственная деятельность» получает свое легальное закрепление. Так, под обычной хозяйственной деятельностью следует понимать деятельность, которая не выходит за пределы обычной предпринимательской активности в ее «глобальном значении» (выходит за эти пределы сделка, которая приводит к прекращению деятельности общества или изменению вида деятельности, или существенным образом изменяет ее масштабы, независимо от ранее заключенных организацией таких сделок).

Определяющим критерием для того, чтобы отнести сделку к сделке, совершаемой в процессе обычной хозяйственной деятельности, является то, что она не должна приводить к прекращению деятельности, а также изменению его вида и существенному изменению масштаба деятельности. Но в то же время законодательством не определяются количественной критерий признаки существенности изменения масштабов деятельности общества, тем самым данный признак является оценочным и будет включаться в предмет толкования, то есть сами участники юридического лица должны будут оценить сделку на возможность изменения деятельности общества, что впоследствии может быть опровергнута судом.

.В целях квалификации крупной сделки необходимо брать в расчет балансовую стоимость активов (имущества) за последний отчетный период, под которым понимать месяц, то есть месячную бухгалтерскую отчетность, которая предшествует дате совершения сделки, так как именно месячная бухгалтерская отчетность обеспечивает наиболее надежную защиту при оценки отчуждаемого имущества, выступающего предметом крупной сделки.

5.Существенным нововведением о крупных сделка, совершаемых акционерным обществом, является положение о том, что совет директоров должен утвердить заключение о крупной сделке. Такое заключение должно отображать информацию о предполагаемых последствиях для деятельности акционерного общества по результатам совершения сделки и оценку целесообразности ее совершения. Такое правовое регулирование следует поддержать с учетом нового подхода к определению крупной сделки путем квалификации сделки как изменяющей масштабы деятельности организации.

Однако остается открытым вопрос о последствиях согласовании сделки, когда совет директоров не представляет заключение или представляет заключение о нецелесообразности сделки или об отрицательных последствиях для акционерного общества. Представляется, что в таком случае согласование крупной сделки возможно, так как Закон об акционерных обществах не содержит запрет на подобного рода согласования, а значит, в подобной ситуации можно одобрить крупную сделку.

.В Закон об акционерных общества необходимо внести норму, которая обязывала бы совет директоров акционерного общества передавать вопрос об одобрении крупной сделки общему собранию акционеров при условии, что членами совета директоров не достигнуто единогласие при принятии решения об одобрении крупной сделки, тем самым, ликвидировать пробел, который существует по вопросу компетенции органов управления при принятии решения об одобрении крупной сделки. Соответствующую норму можно предусмотреть в Законе об обществах с ограниченной ответственностью.

7.По общему правилу в решении о согласии на совершение сделки или о последующем ее одобрении должны быть указаны предмет и цена, стороны сделки, а также иные существенные условия или порядок их определения, то есть на законодательном уровне закреплено положение о возможности согласования сделки, в которой определены не существенные условия, а закреплен порядок их определения.

.Крупная сделка, которая совершения с нарушением порядка ее одобрения, может быть признана недействительной по иску юридического лица, члена совета директоров и участников организации, которые владеют не менее чем 1 % голосующих акций или общего числа голосов участников. Следовательно, с одной стороны, перечень участников, которые вправе оспорить сделку, расширен за счет права члена совета директоров хозяйственного общества, но, с другой стороны, сужен, так как установлены требования к проценту участия в уставном капитале.

Исключение из числа субъектов на оспаривание сделки лиц, голосование которых не могло повлиять на одобрение или неодобрения крупной сделки, является позитивным моментом, так как количество голосов, прежде всего, должно рассматриваться при рассмотрении вопроса о признании недействительным решения, а не самой сделки.

.Крупную сделку, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, можно признать недействительной по правилам статьи 173.1 Гражданского кодекса Российской Федерации — сделка, совершенная без соответствующего согласия, необходимость получения которого закреплена законом.

Суд откажет в удовлетворении требования о признании крупной сделки недействительной при наличии следующих обстоятельств:

если к моменту рассмотрения дела в судебном разбирательстве представлены доказательства последующего одобрения сделки;

не доказано, что другая сторона по сделке знала или должна была знать о том, что сделка является крупной и отсутствует согласие на момент совершения сделки. Соответственно, бремя доказывания осведомленности другой стороны в получении согласия возложено на истца.

Исключение основания — причинение убытков обществу, является не совсем обоснованным, поэтому для преодоления возможным вариантом можно предусмотреть опровержимость убыточности сделки по крупной сделке, но не исключения данного фактора из предмета доказывания при оспаривании крупной сделки.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Начало течения срока исковой давности по вопросам признания крупной сделки недействительной следует отсчитывать от годового общего собрания, на котором утверждается финансово отчетности, для ознакомления которой участник организации должен предпринять необходимые действия, так как участнику принадлежит право знакомиться с финансовой отчетностью. Поэтому игнорирование данного права при определении законодательством момента, когда такое право может быть реализовано участником, не может служить оправданием в пропуске срока исковой давности, за исключением уважительных причин.