Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Дипломная работа на тему «Расизм и расовая дискриминация в США в 1970–2000-х годов»

Несмотря на то, что активный период борьбы за гражданские права афроамериканцев закончился в 60х годах принятием ряда законов о гражданских правах, запрещающих расовую дискриминацию в США, современные статистические данные по-прежнему свидетельствуют о том, что афроамериканцы по всем социальным и экономическим показателям остаются аутсайдерами в своей стране. Беспорядки и акции протеста на расовой почве, продолжавшиеся несколько месяцев в городе Фергюсон штате Миссури в августе 2014 года яркий пример того, что противоречия между белым и темнокожим населением США продолжают существовать.

Содержание

Введение

. Социально-экономическое положение афроамериканцев в 1970-2000е годы

.1 Место негритянской общины в системе образования

.2 Положение афроамериканцев на рынке труда

.3 Дискриминация в отношении афроамериканцев со стороны правоохранительных и судебных органов

. Отношение к проблеме расизма в США

.1 Анализ данных статистики и социальных опросов среди граждан США по вопросам, связанным с расовой дискриминацией

.2 Положение негритянской общины США

. Новые формы расизма и борьбы афроамериканцев за гражданские права в начале XXI века

.1 «Расизм украдкой»

.2 Реакция на выборы первого темнокожего президента

.3 Новые методы борьбы с расизмом

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Заключение

Список источников и литературы

Приложения
Введение

Актуальность темы. Несмотря на то, что активный период борьбы за гражданские права афроамериканцев закончился в 60х годах принятием ряда законов о гражданских правах, запрещающих расовую дискриминацию в США, современные статистические данные по-прежнему свидетельствуют о том, что афроамериканцы по всем социальным и экономическим показателям остаются аутсайдерами в своей стране. Беспорядки и акции протеста на расовой почве, продолжавшиеся несколько месяцев в городе Фергюсон штате Миссури в августе 2014 года яркий пример того, что противоречия между белым и темнокожим населением США продолжают существовать. Генеральный прокурор США Э. Холдер (первый темнокожий генеральный прокурор) назвал содержание доклада министерства юстиции о событиях в Фергюсоне «испепеляющим», поскольку расследование показало систематические акты расизма, злоупотребления и надругательства полиции по отношению к чернокожим гражданам (незаконные аресты, избыточные штрафы, насилие, использование собак против населения). Но сколь бы критическим ни был названный доклад, он дает представление только о работе полиции одного города. Реальное же положение чернокожего населения США в нем не просматривается. Об этой стороне общественной жизни США можно судить по многочисленным социологическим материалам, опубликованным в последние годы в США.

Самым наглядным подтверждением живучести институционального расизма всё ещё остаются чёрные гетто. Расовая сегрегация по-прежнему существует в широких масштабах во всех американских городах со значительной долей черного населения.

Однако мы не утверждаем, что расизм, в США как и любой исторический феномен, статичен, это не так, он постоянно трансформируется. Комплекс неполноценности у той или иной расовой группы — также не врожденное, а историческое явление, и возникает в рамках межрасовых отношений, когда ни развиваются в условиях господства в обществе расизма.

Постановка проблемы. Под проблематикой «Расизм и расовая дискриминация в США» мы понимаем изучение проявлений институционального расизма, который, продолжает процветать в американском обществе, несмотря на юридические предпосылки его искоренения. Под «институциональным расизмом» понимается то, что мы видим главные источники и сферы проявления расизма и дискриминации афроамериканцев на уровне экономических и социальных общественных институтов. Существует также теория биорасизма, которая предполагает, что истоки расизма биологические, в данной работе мы её не рассматриваем. Однако, рассматривая проявления расизма через призму экономических и социальных факторов, мы не отрицаем влияние психологической составляющей и их взаимодействия.

Несмотря на все принятые законы и программу «позитивных действий» («affirmative actions»),согласно которым, при поступлении на работу, в учебные заведения, конкурсном замещении различных вакансий, афроамериканцам выделялись квоты, соответствовавшие их удельному весу в американском населении, последствия институционального расизма всё еще можно без труда обнаружить в экономике, образовании, здравоохранении и юстиции.

Хронологические рамки: 1970-е гг.-2010 г. Нижняя граница исследования связана с реальным началом осуществления законов о гражданских правах. Однако нам приходилось обращаться и к более раннему периоду, когда был собственно принят тот ряд законов, которые имеет непосредственное отношение к нашему исследованию, так как в нём мы рассматриваем его реализацию в последующие годы. Верхняя граница обусловлена выборами первого темнокожего президента в США, и, прежде всего нас интересует, какой резонанс это вызвало в американском обществе и как повлияло на проблему в целом. В работе анализируется положение афроамериканцев после первого года президентства Обамы. Весь срок его правления мы не затрагиваем, так как нам видится, что данная проблема требует отдельного глубокого исследования.

Принципы и методы исследования. Прежде, всего, в работе были использованы базовые принципы исторической науки: объективности, научности и историзма. В нашем случае широко использовался метод исторического анализа документов и анализ данных статистики, историко-сравнительный и эволюционный методы. Также мы хотели бы отметить, что работа имеет ярко выраженный междисциплинарный характер, так как касается вопросов этнологии и социологии.

Научная новизна нашей работы заключается в том, что мы использовали комплексный подход к проблеме, изучили самую современную литературу по данной проблематике, а также использовали аудио-визуальные источники, что, безусловно, привносит в нашу работу новизну и актуальность.

Источниковая база исследования представлена разнообразными по характеру источниками, которые можно выделить в отдельные группы, согласно их специфике и тем вопросам, которые они освещают.

Среди документальных источников представлены юридические акты, такие, как Закон о гражданских правах, одобренный Конгрессом США 2 июля 1964, запрещающий расовую дискриминацию во всех местах общественного пользования, включая школы, больницы, транспорт, а также при приёме на работу. 4В январе 1964 года вступила в силу 24-я Поправка к федеральной Конституции, отменявшая избирательный налог, который служил одним из главных препятствий для участия чернокожих в выборах. В августе 1965 г. Конгресс США одобрил Закон об избирательном праве, отменивший ценз грамотности. В нашей работе мы попытаемся проследить, как данные законы реализовывались на практике в интересующий нас период.

Также, мы использовали такой тип источников, как периодика. Источниками для работы послужили статьи авторитетных периодических зарубежных изданий, таких как The New-York Times, Time, Newsweek, World Report, The Guardian и других, относящиеся к исследуемому периоду. В источниках этого типа в большом объёме представлены данные опросов американских граждан по интересующей нас проблематике, которые необходимы нам для анализа социального положения афроамериканцев, их общественного мнения.

Особо следует выделить статью Тэри Янга из The Guardian, под названием « Барак Обама и парадокс его поддержки афроамериканцами», так как она даёт независимую оценку первого года президентства Барака Обамы, даёт оценку его предвыборной кампании и обращается к общественному мнению белых и афроамериканцев, анализируя их ожидания от политики первого темнокожего президента Америки.

Важную часть нашего исследования составляют статистика и справочная литература. Для того, чтобы максимально целостно понять и проанализировать положение афроамериканцев в США, мы в большом объеме использовали данные исследовательского статистического центра Pew в области экономики. Благодаря данным исследовательского центра мы смогли проследить динамику в социально-экономическом положении чернокожих граждан США. Также мы использовали данные американского института общественного мнения — института Гэллопа.

Особую группу источников в нашей исследовательской работе представляют аудио-визуальные источники. Прежде всего, это эфиры телеканала и радио Fox News, владельцем которого является известный архиконсерватору Р. Мэрдок. В своих эфирах Fox News освещал предвыборную кампанию Барака Обамы, уделяя пристальное внимание его высказываниям о социально-экономическом положении афроамериканцев.

Так же мы привлекли в исследовании интернет-источники. Прежде всего нас интересовали форумы и платформ в Интернет сети, которые касаются нашей проблематики, на которых идёт «живое» обсуждение проблемы. Среди них особо стоит выделить сайт blackdemographics. com. Это наиболее крупная англоязычная интернет-платформа, посвященная проблемам демографии афроамериканцев, также на этом сайте можно найти множество статей, посвященным насущным проблемам афроамериканского сообщества.

Также в работе использовался мемуарный источник — книга Барака Обамы, изданная в год выборов « Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты», в которой он много пишет о своих принципах и ценностях, которые, разумеется, влияют на его политику.

Объектом исследования является социально-экономическое положение афроамериканцев в США в 1970-2010 годы, а предметом исследования — проявления дискриминации и расизма в отношении афроамериканцев.

Цель нашего исследования — рассмотреть примеры проявления институционального расизма в различных сферах американского общества. Задачи исследования:

проанализировать, как изменилось положение афроамериканцев в социальном и экономическом плане после принятия ряда законов, запрещающих дискриминацию;

выявить и изучить проявления дискриминации в отношении темнокожего населения;

проследить изменения в общественном мнении о проблеме расизма в американском обществе;

проанализировать и сравнить реакцию белого и темнокожего населения США на выборы первого темнокожего президента;

выяснить, как повлияло избрание и первый год президентства Барака Обамы на положение афроамериканцев;

изучить, как изменились методы борьбы афроамериканцев за свои гражданские права.

В процессе работы над дипломом автором были изучены труды российских и зарубежных исследователей. К сожалению, нельзя сказать, что данная проблематика широко изучена и представляет интерес для отечественных историков-американистов. Крупнейшим, и на наш взгляд единственным специалистом в этой области в России являлся Эдуард Львович Нитобург — советский и российский учёный-американист, профессор, доктор исторических наук, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. В данной работе использовались его следующие труды: «Расы и расизм. История и современность» и «Афроамериканцы США. ХХ век. Этноисторический очерк», а также статьи, такие, как «О некоторых аспектах расовой проблемы в США на рубеже XX-XI веков» и « Афроамериканцы США в свете президентских выборов в 2008 году». В данных трудах, крайне необходимых для нашей работы, Э.Л Нитобург приводит обширные статистические данные опросов ведущих американских университетов по проблеме расизма, приводит взгляд на проблему американских социологов и журналистов, а также, что наиболее интересно, взгляд на проблему афроамериканской интеллигенции.

Так же в данной работе мы пользовались данными из изданной в 2015 году работы крупнейшего отечественного американиста Владимира Викторовича Согрина «США в XX-XI веках. Либерализм. Демократия. Империя». Хотя труд В.В. Согрина не посвящён полностью такой узкой проблематике, как проблема расизма, в отдельных главах мы можем найти интересующую нас информацию о положении афроамериканцев, прежде всего — экономическом.

Из зарубежных исследователей наиболее интересным нам показался труд американского социолога, самого являющегося афроамериканцем по этнической пренадлежности А. Пайнкни. В своей монографии «Миф о прогрессе черных» автор раскрывает положение о «расизме украдкой», заявляет, что афроамериканцы до сих пор сталкиваются с проявлениями институционального расизма, который существует не де-юре, но де-факто.

Практическая значимость. Наша работа может оказаться полезной в образовательном процессе: при подготовке лекций, семинаров или уроков.

Структура дипломной работы. Настоящая работа состоит из введения, где обоснована актуальность, сформулированы цели и задачи исследования, а также проведен краткий историографический обзор состояния проблемы, охарактеризованы методы исследования; трех глав и заключения.

В первой главе рассматриваются данные о положении афроамериканцев на рынке труда, в образовательной сфере и уголовной. Во второй рассматривается вопрос об отношении к афроамериканцам и проблеме расизма белого населения страны, и в третьей главе мы обращаем внимание на перемены в положении афроамериканцев в связи с выбором Барака Обамы первым темнокожим президентом и способы борьбы с расизмом, которые появились после того, когда прошел период наиболее активной борьбы за гражданские права темнокожего населения.

1. Социально-экономическое положение афроамериканцев в 70-2000е годы

1.1 Место негритянской общины в системе образования

В сфере образования чернокожие американцы непрерывно сталкиваются с дискриминацией. Американский исследователь А. Пайнкни пишет: «Каждый раз, когда начинается учебный год, происходит упорное сопротивление автобусным перевозкам школьников-афроамериканцев. Не менее характерно и широко распространено обеспечение школ в белых районах более квалифицированными учителями, лучшими учебными пособиями и приборами.»

Высшее образование в США формально дают университеты, а также колледжи, которые могут быть четырех и двухгодичными. Но большинство двухгодичных колледжей, как правило, по своему уровню сопоставимы со средними специальными учебным образованием. С 1940 по 1970 годы количество учащихся в колледжах и университетах увеличилось в США в 5,1 раза, а большая часть этого прироста пришлась на 1960-е годы. Хотя в 1970-х годах темпы роста студенчества заметно сократились, доля негритянских выпускников в средних школах, поступивших в колледжи, выросла с 35 % в 1970 г. до 42 % в 1978 г. Но в начале 1970-х годов доля афроамериканцев — студентов университетов и колледжей всё ещё была ниже доли их белых сверстников в 2 раза, а в 1980 году — в 2,2 раза 20 , а большинство негритянских студентов получали образование в двухгодичных колледжах, уровень выпускников которых был не выше специалиста средней квалификации. В ситуации высокой конкуренции на рынке интеллектуального труда и растущей безработицы такие дипломы не котировались и не гарантировали трудоустройство по специальности.

Данные факторы способствовали переходу многих чернокожих в неизбежно расширяющуюся в эпоху научно-технической революции в сферу обслуживания, что означало для них гораздо чаще, чем для белых американцев, деквалификацию и утрату прежних социально-экономических позиций. афроамериканец расовый дискриминация

Снижению уровня образованности способствует специфическая черта американского законодательства в области образования, такая, как разделение школ на частные и государственные. Мотивация такого деления проста: поскольку успех на поприще образования считается основой социального благополучия и карьерного роста, частная система образования всегда будет обеспечивать своим учащимся более высокий уровень знаний и навыков, нежели государственная. В обществе социальной и политической конкуренции доминирующая элита всегда будет предоставлять своему подрастающему поколению возможность получать более высокий уровень образования. Частные школы в США, составляющие 25% от всего количества школ в стране, охватывают только 10-12% детей и дают хорошее образование. Они прекрасно оснащены, преподаватели в них на 92% белые и имеют хорошую квалификацию. Государственные школы — прямая противоположность частным: они плохо финансируются, плохо оснащены, классы переполнены, уровень квалификации преподавателей низок. К тому же, положение государственных школ в США усугубляется еще тем, что согласно американскому законодательству система образования находится в ведении и на финансировании местных органов власти. Поэтому в бедных муниципалитетах затраты на образование в расчете на одного ученика оказываются гораздо ниже, чем в частных. Это актуальная проблема для США, жалобы на низкий уровень образования в государственных школах слышаться постоянно. Так, 75% школьников 14-летнего возраста Гарлема не имеют тех навыков чтения, которые предполагает школьная программа; 25% учеников, приходящих в девятый класс, не могут читать так, чтобы иметь возможность продолжать дальнейшее обучение. Общий уровень знаний и грамотность учеников настолько низки, что руководству школ рекомендуют даже не выставлять на всеобщее обозрение лучшие работы, так как даже они имеют очень низкий уровень. Из-за невысокого уровня знаний подавляющего числа выпускников государственных школ должность учителя в такой школе в США считается своеобразным клеймом на профессиональном статусе педагога. В результате, разрыв между уровнем образования у богатых и бедных, а также у чернокожих и белых американцев не сокращается, а дискриминация осуществляется на основе элитизма.

К счастью, существует правоохранительный орган, который должен обеспечивать соблюдение федеральных законов и следить за искоренением дискриминации в учебных заведениях, получающих федеральную помощь- Управление по гражданским правам (OCR) при Министерстве образования США. OCR обеспечивает соблюдение федеральных законов, запрещающих дискриминацию на основании расовой принадлежности, цвета кожи, национальности, так статья VI Закона о гражданских правах 1964 г. запрещает дискриминацию на основании расовой принадлежности, цвета кожи и национальности. Одной из важных обязанностей OCR является рассмотрение жалоб, поданных учащимися, родителями и другими лицами. Лица или организации, которые обращаются в OCR с жалобами, не обязательно должны сами быть жертвами дискриминации. Они могут подавать жалобу от имени другого лица или организации. Ежегодно эта организация получает около пяти тысяч жалоб. Они касаются всех наиболее важных вопросов, которые влияют на равный доступ к получению высококачественного образования.

Жалобы по Статье VI — дискриминация на основе расовой принадлежности, цвета кожи и национальности — касаются следующих вопросов: использование классификации по расовому или этническому признаку, включая отбор по способностям; доступ учащихся, изучающих английский язык, к преподаванию на другом языке; дисциплинарные меры воздействия; процедуры отбора учащихся, включая отбор в программы для талантливых и одаренных; перевод учащихся в другие районы; десегрегация школ; расовые преследования; проживание студентов в университетских городках и выставление академических оценок.

Главная цель OCR при рассмотрении жалоб состоит в том, чтобы оперативно принять справедливое и объективное решение по заявлению о дискриминации. OCR считает, что лучшим способом решения проблем является сотрудничество между учащимися, родителями, общественными организациями, органами системы образования (местными или штата), школами и университетами. Организация использует разнообразные способы при рассмотрении жалоб: от решения конфликта на ранней стадии до расследования и заключения соглашений со сторонами о добровольном соблюдении закона. Если OCR определит, что соблюдение закона невозможно обеспечить добровольно, то OCR добивается соблюдения закона с помощью административных слушаний или передает дело в Министерство юстиции США. Такой гибкий подход позволяет OCR: обеспечить своевременное и эффективное вмешательство в начале процесса рассмотрения жалобы; сосредоточить внимание на соблюдении антидискриминационных законов и сделать учащихся, родителей и школьных работников главными участниками в решении проблем.

OCR отбирает дела для проверки соблюдения закона отчасти на основании информации из разных источников, включая материалы опросов, а также информацию от предъявителей жалоб, учебных групп, средств массовой информации и общественности. OCR проводит проверки соблюдения закона по следующим вопросам: учащиеся из числа национальных меньшинств в программах специального обучения и в программах пониженной сложности; доступ учащихся, изучающих английский язык, к обучению на другом языке для лучшего освоения учебных программ школьного округа; бесплатное государственное образование для учащихся-инвалидов; доступ учащихся из числа национальных меньшинств к программам для талантливых и одаренных, а также к вузовским программам; расовые преследования; сексуально- агрессивное окружение и десегрегация в высшем образовании и в системах начальных и средних школ.

В связи с тем, что законы о гражданских правах защищают миллионы учащихся, OCR признает, что этих усилий недостаточно, чтобы прекратить дискриминацию в сфере образования, а учащиеся, родители и учителя обязаны владеть знаниями о незаконной дискриминации и уметь воспрепятствовать любым ее проявлениям.

К тому моменту, когда чернокожие дети садятся за школьную парту, они уже осознают себя представителями определенной общности и понимают, что между чёрными и белыми есть разница. Кроме того, среди них намного больше, чем среди белых, детей из бедных и неблагополучных семей. Даже если ребёнок пришел в школу из полноценной семьи, но из бедного района, он, вероятно, уже не раз видел множество примеров неблагополучия. Далее, школы исповедуют ценности среднего класса. Даже в самых лучших школах учителя любой расы очень боятся беспорядков, вызванных проблемами, с которыми они не в силах справиться. А источником таких проблем могут быть сами школы.

В исследовании американского социолога А. Джорджа средней школы в Беркли, штат Калифорния, рассказывается о том, как учителя, опасаясь беспорядков, стали наказывать 12-13-летних детей из бедных семей, когда те вели себя не так, как дети из семей среднего класса. Такой дифференцированный подход вызвал ощущение несправедливости и озлобленности среди детей. Поскольку у школ имеются такие трудности с обучением бедных меньшинств, крайне важно выделять ресурсы, чтобы решить эти проблемы. И там, где ресурсы уже выделяются, ситуация начала меняться коренным образом.

Существует небольшое количество экспериментальных школ с высоким уровнем преподавания и правильным педагогическим подходом, показывающих неплохие результаты. В этих экспериментальных школах доверие, установившееся между учащимися и преподавателями, пригасило гнев, который мог легко перенестись с улиц на школьный двор. Благодаря надлежащим вложениям и правильно подобранным учителям, неравнодушным и способным к сочувствию, умеющим улаживать проблемы и не перегруженным учебной работой, афроамериканские школьники демонстрируют поразительные успехи. У хорошо продуманных программ помощи тем, кто выбыл из гонки за экономический успех, есть огромные перспективы.

Такие образовательные инициативы — это лишь один пример программы, действующей в точке соприкосновения государства и афроамериканцев.

Таким образом, можно подвести итог: несмотря на наличие льгот и специальных программ, направленных на искоренение расизма и сегрегации в том числе в образовании, уровень образования афроамериканцев всё-равно остаётся на уровне гораздо ниже, чем у их белых сверстников. Это связано во многом с американской системой образования, в которой частные школы считаются более престижными и имеют гораздо лучшее оснащение, там преподают учителя с лучшей квалификацией. Такие школы темнокожие родители не могут позволить своим детям в силу низкого уровня доходов, доступ к высококачественному образованию ограничен для афроамериканцев. Таким образом, дискриминация в сфере образования осуществляется на уровне элитизма.

1.2 Положение афроамериканцев на рынке труда

Не смотря на то, что общее положение образовательного и квалификационного уровня рабочей силы, связанное с НТР, не обошло стороной афроамериканцев, фактически, ему не удалось значительно сократить дифференциацию между белыми американцами и чернокожими в профессионально-квалификационной сфере. Со временем различия между ними стали находиться не столько в профессиональных группах, сколько внутри них. Так, например, в середине 1970-х годов, около 40% федеральных служащих афроамериканцев имели статус низкооплачиваемых специалистов, и меньше 1% имели статус высокооплачиваемых. К 1980 году ситуация изменилась в лучшую сторону, но не очень радикально, к высокооплачиваемым стали относиться чуть больше 3% федеральных служащих.

Научно-техническая революция, очевидно, способствовала техническому развитию в областях сельского хозяйства и промышленности, в которых работало особенно большое количество афроамериканцев, это способствовало тому, что огромное количество афроамериканцев остались без работы, так как занимались по большей части неквалифицированным и полуквалифицированным трудом в этих областях. Таким образом, в 1970-х годах число безработных глав негритянских семей увеличилось почти втрое, а уровень безработицы среди афроамериканцев вырос с 3,5% до 8,3 %, в то же время, главы белых американских семей оказались менее уязвимы, среди них показатели увеличились с 1,7% до 3,6 %. Также в эти годы уменьшилась на 6% доля молодых (20-24 лет) чернокожих мужчин в составе рабочей силы, когда как доля белых того же возраста увеличилась на 4%. И хотя некоторые эксперты делали попытки соотнести высокий уровень безработицы среди чернокожей молодежи с ее низким уровнем образования, другие исследователи отвергают подобную трактовку данных аргументируя свою позицию тем, что белая молодежь даже с более низким уровнем образования, всё-таки получает рабочее место.

Из-за низкой — в силу указанных выше причин — способностью большинства негритянских трудящихся к профессиональной переориентации и мобильности, среди чёрнокожих распространилась технологическая безработица. В период с 1950-х годов до первой половины 1980-х годов средний годовой уровень безработицы среди белых американцев был приблизительно в два раза ниже, чем среди чернокожих, при этом учитывая, что для афроамериканцев характерна гораздо более длительная, чем для белых трудящихся, безработица, вызванная не конъюнктурными, «технологическими» факторами, такими, как автоматизация, компьютеризация и роботизация производственных процессов.

Таким образом, в процессе НТР различие в уровне безработицы между белыми и черными американцами (особенно среди молодежи) отнюдь не сократилось, а, наоборот, возросло. Если в 1945 — 1954 гг. средний годовой уровень ее среди черных ни разу не был вдвое выше, чем среди белых, то за последующие 32 года он 32 раза был в 2 и в 2 с лишним раза выше.

В 1984 г. общий уровень безработицы в США составлял 7,5 %, но среди белых американцев — 6,5%, а среди афроамериканцев — 15,9 %, также, среди белых подростков (16-19 лет) он равнялся 18,9, а среди чернокожих того же возраста достигал — 42,7 %. Особенно высоким уровень безработицы был в гетто Нью-Йорка и Балтимора, там он достигал 80 %.

К тому же, образование, каким бы высоким оно ни было, теперь уже не спасало от безработицы. Доля афроамериканцев со средним и высшим образованием заметно выросла, но даже при наличии его им стало гораздо труднее, чем раньше, найти достойную работу. Статистика показывает, что, хотя уровень безработицы у граждан с высшим образованием как правило действительно ниже, при общем снижении уровня безработицы он гораздо меньше снижается именно у лиц с более высоким образованием. И по мере развития НТР образование становится для афроамериканцев все меньшей гарантией занятости.

Глядя на рисунок (см. приложение 1) «Уровень безработицы по признаку расы», мы можем ясно увидеть, что количество безработных афроамериканцев постепенно увеличивается, начиная с 1979, постепенно снижается к началу 2000 года и снова растёт с 2007 до 2010 года.

Помимо характеристики доходов по расовым признакам, американские ученые используют также социально-экономический индекс Дункана (СЭИ), в котором учтены карьерный рост, престижность и сравнительный уровень оплаты труда. Результаты поразительно стабильны. Расстановка групп по СЭИ и заработкам фактически не изменилась с 1970 по 1990 год. Средний СЭИ всех групп увеличивался с 1970 по 1990, но не смотря на повсеместное увеличение среднего профессионального статуса, можно заметить, что в расовом неравенстве за двадцать лет не произошло практически никаких изменений. Средний работающий чернокожий отставал на тринадцать пунктов СЭИ от среднего рабочего белого в 1970 году, и на десять пунктов в 1990 году.

В 1990-е годы стала популярной проблема обратной дискриминации — проблема белых людей, которые не могут найти работу или продвинуться по службе из-за предпочтения, предоставляемого меньшинствам. Однако результаты исследований бросили вызов традиционным теориям о снижающейся роли расовых и этнических различий в Америке конца ХХ века.

Национальный анклав — это не просто географическая концентрация предприятий, но свободно структурированные неформальные отношения между профессиями, для которых принадлежность к определенной национальности означает презумпцию доверия. Эти неформальные связи служат организации набора на работу во многих индустриях и фирмах в экономике, означая, что ряд меньшинств можно найти только в определенных секторах. Таким образом, неформальная экономика создает условия для высокого уровня расового и национального неравенства на американском рынке труда.

То, что Америка — страна равных возможностей для ее граждан в борьбе за личное благополучие и богатство нации — очередной миф. Тот факт, что, несмотря на тяжелую работу и мастерство, одни группы получают меньше, чем другие, ставит под вопрос существование социальной справедливости в Америке. Можно сказать, что в США всё ещё присутствует стратификация в расовом и социальном положении. В открытых обществах экономическое благосостояние определяется старанием и способностью к конкуренции между равными личностями. В стратифицированных же и закрытых обществах благосостояние человека зависит от его происхождения, положения семьи на социальной лестнице (бэкграунда), таким образом, мы можем отнести к закрытым обществам и американское.

1.3 Дискриминация в отношении афроамериканцев со стороны правоохранительных и судебных органов

По приведенным в конце 1995 года многолетним данным официальной статистики, темнокожие американцы гораздо чаще, чем белые подвергаются обыскам, задержаниям и арестам, становятся жертвами убийств полицией, они получают за совершенные преступления более высокие сроки наказания, чем белые. Черные, доля которых в населении страны достигла к 1995 году 12% составляли 62,1%всех арестованных за грабёж , 57, 6 % за убийство, 43% за незаконное хранение и использование оружия, 41,1% за изнасилование, 39,3% за продажу наркотиков, 39, 9% за кражи. Согласно статистическим данным 32,3 % черных мужчин в возрасте 20-29 лет находились в местах заключения либо под наблюдением как освобожденные условно-досрочно или на поруки. В Вашингтоне их доля достигла 50%. В глазах большинства белых эта статистика — всего лишь отражение того факта, что черные, особенно молодые мужчины, составляют непропорционально высокую долю преступников. В глазах же большинства черных эти данные — пораждение расистски ориентированной системы правосудия. «Черные с цинизмом и недоверием относятся к системе уголовного правосудия», — объясняет профессор права университета Пенсильвании Л. Гуиниер,- ибо для 66% черных, согласно последним опросам общественного мнения, эта система является насквозь расистской.

Особого упоминания заслуживают американские тюрьмы. С 1970 по 2007 гг. «посадки» в тюрьмы увеличились в пять раз и достигли уровня 756 заключенных на 100 000 жителей. Отношение к заключенным со стороны тюремного персонала — полное пренебрежение к правам человека: заключенных заставляют раздеваться догола, их избивают, на них натравливают собак. И всем очевидно, что небелые американцы имеют гораздо больше шансов угодить за решетку, чем белые. Э. Холдер, первый американский чернокожий генеральный прокурор, вступая в эту должность, говорил, что Америка «является нацией трусов», т.к. не желает откровенно говорить о расовой проблеме в обществе. Он обещал предпринять меры по корректированию несоразмерности в плане вынесения приговоров чернокожим и белым американцам. Но его попытки ни к каким сдвигам в этой области не привели, и он подал в отставку. Ж. Йеллен, новый глава американского центрального банка, выступая в Конгрессе, объяснила проблемы американской экономики огромным числом американцев, сидящих в тюрьмах. Она привела статистику, согласно которой в 1970-х гг. в США каждый год сажали в тюрьму приблизительно 150 000 человек в год. Теперь же эта категория американцев составляла 700 000. Из-за этого существенно сокращается число американцев в возрасте от 25 до 54 лет находящихся на свободе, которые могли быть заняты на производстве. Эти цифры, как нам представляется, интересны только в плане своих величин. Что же касается влияния их на экономику, то, думается, глава Федерального резерва не права, поскольку и при сокращении работоспособного населения в США в стране существует высокая безработица, а не нехватка рабочих рук.

В американской системе правосудия известны случаи, когда заключенных афроамериканцев приговаривали к смерти, несмотря на их психические заболевания, интересно, что к высшей мере наказания чёрнокожих, как правило, приговоривает жюри присяжных, состоящее из белых американцев, судьи и прокурора.

Ряд прочих инцидентов говорил о необходимости пересмотра стандартов применения силы в США. В числе таких случаев — гибель 25- летнего чернокожего американца Каджими Пауэлла, застреленного полицией в городе Сент-Льюис, причём имеющаяся видеозапись инцидента, по всей видимости, расходится с первоначальной официальной версией событий; смерть 25-летнего безоружного афроамериканца Изелла Форда, давно страдавшего психическим заболеванием, которого полиция застрелила 11 августа, а также Эрика Гарднера, 43-летнего чернокожего мужчины, скончавшегося, после того, как сотрудники нью-йоркского департамента полиции применили к нему удушающий захват в ходе ареста за штучную продажу сигарет без уплаты налога. После того как большое жюри отказалось выдвигать обвинения по делу Гарднера, Генеральный прокурор США объявил, что будет проведено федеральное гражданское расследование обстоятельств его смерти.

Конечно, зачастую лишения свободы не избежать. Более того, нередко оно служит защите самого афроамериканского сообщества. Но в исправительных учреждениях следует больше внимания уделять социальной адаптации, предоставлять преступникам возможность для «второй попытки». Необходимо придумать новые способы выявления тех, кто готов учиться, а также избавления их от наркотической и алкогольной зависимости. Тюрьму вообще следует воспринимать как средство перевоспитания и образования. Она не должна быть местом, где учатся совершать более тяжелые преступления.

Таким образом, приведённые статистические данные свидетельствуют о том, что процент афроамериканцев в тюрьмах крайне высок, шанс попасть в тюрьму у чернокожего в разы выше, чем у белого американца. Из этого можно сделать вывод о предвзятости судебной и правоохранительной системы США в отношении афроамериканцев, которая выражается, например, в составе комиссии судов присяжных только из белых председателей или в том, что когда речь идёт о задержании афроамериканца, вероятность того, что вероятность быть убитым полицией на месте у чернокожего выше, чем у белого. Американская полиция до сих пор не рассматривает темнокожих так же, как белое население, видя в них гораздо большую угрозу.

2. Отношение к проблеме расизма в США  

.1 Анализ данных статистики и социальных опросов среди граждан США по вопросам, связанным с расовой дискриминацией

Поскольку физическое сходство с точки зрения обыденного сознания служит косвенным подтверждением единства происхождения и биологического родства представителей этнической общности, то в среде относительно гомогенной по своему расовому составу трудно только по внешним физическим признакам отличить «своего» от «чужого». Но в среде расово гетерогенной человек «чужой по происхождению» по внешним признакам обычно узнаётся без особого труда, даже если он полностью адаптировался к этой среде по языку, поведению, культуре и психологии. Это в полной мере относится к афроамериканцам в США. Как показало завершенное в 1989 году исследование американского социолога из Чикагского университета Д. Мэсси, афроамериканцы подвергались в два раза большей сегрегации на расовой основе, чем американцы азиатского происхождения и на 60% больше, чем испаноязычные американцы.

Политкорректность в США приводит к замалчиванию проблем, стоящих перед американским обществом. В 2004 г. в США разгорелся скандал на почве политкорректности и борьбы с расизмом. Объектом атаки американских правозащитников и негритянской общественности стала новая настольная игра «Геттополия». В 2004 г. в США борцы за права чернокожего населения США призвали запретить продажу новой настольной игры «Геттополия», созданной сотрудником компании по производству молодежной одежды Urban Outfitters Дэвидом Чангом. «Геттополия» представляет собой версию популярной настольной игры «Монополия», в которой изменились лишь декорации. Место действия игры — негритянские Гарлем, Бронкс и Лонг-Бич Сити. В «Геттополии» игроки соревнуются между собой в том, кто быстрее купит «предприятия», расположенные в негритянском гетто: бордели, казино, порнокинотеатры, стриптиз-клубы, магазины, сбывающие краденое, уличные ломбарды, точки продажи оружия и наркотиков. По мнению правозащитников и активистов негритянских организаций, «подобные товары» представляют чернокожее население в неприглядном свете.

Между тем сфера настольных игр — далеко не единственное «поле», на котором проявляют активность борцы за политическую корректность. Цензуре в США теперь подвергаются и классические мультфильмы 30-х — 50-х годов, переписываются школьные учебники, откуда выбрасываются слова и понятия, которые «могут показаться оскорбительными и вызвать отрицательные чувства и эмоции». Эксперты считают, что сложившаяся ситуация чревата расовыми волнениями.

На наш взгляд, проблема в том, что желание быть «политкорректным» в американском обществе настолько велико, что попросту не позволяет поднимать для обсуждения вопросы, связанные с национальными меньшинствами. В США небезопасно говорить о том, что тюрьмы переполнены преимущественно латиноамериканцами и чернокожими.

Так же, обзор расовых отношений, предпринятый Чикагским университетом в 1990 году среди белого населения показал, что трое из четырёх опрошенных американцев считают, что темнокожие граждане США менее интеллигентны и патриотичны, но более склонны к лени и насилию, чем белые граждане.37 В результате проводимых опросов в США, отмечается, что чернокожие, по мнению респондентов, чаще всего страдают от расовых предрассудков. При этом, следует отметить, что порядка 7% отнесли белое населения к категории населения, испытывающих расовое давление.

Проведённое в 1990 году исследование воздействия миграции на расовую структуру населения в городах США показало, что существование расовой дискриминации в жилых районах всё ещё играет важную роль в выборе жилища. Образ опасного для жизни центра города ассоциируется со всем чёрным населением.

Корреспондент Д. Флеска пишет, что среди белого населения распространено убеждение о том, что «нищенским чёрным гетто помогали слишком много» и это является одной из причин, по которой белые, принадлежащие к рабочему классу, испытывают к афроамериканцам враждебность. Именно они мешают им во всё более трудных поисках работы. Таким образом, межнациональные и межрасовые отношения в США далеки от идеальных. Афроамериканцы убеждены, что они по-прежнему находятся в состоянии угнетения. Проанализировав результаты опросов, мы выяснили, что в американском обществе, как среди чернокожих, так и среди белых, всё ещё существуют предрассудки и предубеждения на счёт друг-друга, несмотря на все попытки их искоренить, а замалчивание проблемы только её усугубляет.

2.2 Положение негритянской общины США

К началу 1970-х годов радикальное движение чернокожих пошло на спад. Этому способствовали в том числе и недовольство властей. Радикализм чернокожих был неприемлем ни для консерваторов, ни для либералов. Но угасание радикального движения не означало поражения движения афроамериканцев за гражданские права. Вместе с тем, несмотря на реальные успехи чернокожих граждан в упрочении правового положения, радикального улучшения их экономического положения не произошло, мы можем увидеть это глядя на таблицу (см. приложение 2). Данные демографических исследований указывают, что основной прирост населения наблюдается в семьях афроамериканцев и цветных, что определяет их значительное массовые преимущества. Данный фактор определяется в первую очередь культурной традицией.

Растущие масштабы геттоизации афроамериканцев, концентрация в гетто расово однородного населения и изоляция гетто, все больше превращавшихся в очаги безработицы, нищеты и отчаяния, способствовали дальнейшему росту напряженности в межрасовых отношениях. По свидетельству лондонского еженедельника «Санди таймс мэгэзин», опубликовавшего в начале 1984 г. ряд статей о Лос-Анджелесе, ситуация в его негритянских кварталах была такова, что «негры делали шаги вниз все дальше и дальше. В результате среди них зреет возмущение, растет преступность. Вероятность волнений высока как никогда со времени восстания в гетто Уоттс».

Одним из важнейших последствий фактической расовой сегрегации, геттоизации и усугубленных спецификой процесса научно-технической революции в США, хронической безработицы, ухудшения жилищных условий, скученности и нищеты в гетто стал небывалый ранее удельный вес среди афроамериканцев распавшихся семей и матерей-одиночек.

В 1980-е гг. в США было отмечено изменение функции семьи в воспроизводстве населения, воспитании детей, экономической сфере и т. д., а в целом — падение значения семьи в американском обществе. Причины этого исследователи видят в экономических и социальных факторах, изменивших характер жизни американских женщин, прежде всего — в быстром росте вовлеченности их в 1950 — 80-х годах в трудовые процессы. Начиная с 1950 г. численность работающих женщин в США увеличивалась каждое десятилетие на 9 %. Если в 1930 г. работало 24 % американок трудоспособного возраста, то в 1983 г. — уже 52 % (в том числе 60 % в возрасте от 25 до 44 лет), и они составляли 43 % всей рабочей силы в стране.

В 1984 г. семьи матерей-одиночек с детьми составляли 44 % неполных черных семей во главе с женщиной, и на них пришлось 73 % всех черных семей с доходом ниже уровня бедности. Причем бедные семьи, возглавляемые черной женщиной, обычно еще беднее, чем живущие ниже уровня бедности семьи, возглавляемые черным мужчиной, белой женщиной или белым мужчиной. И если в 50 — 60-х гг. армия черных бедняков пополнялась в основном за счет безработных мужчин, то в 70 — 80-х гг., на втором этапе НТР, — главным образом, за счет женщин — глав семей без мужей.

Трагедией обернулось все это для маленьких афроамериканцев. В середине 80-х гг. в семьях, возглавляемых матерями-одиночками, жили и в большинстве своем страдали от бедности уже более половины всех черных детей.

Между тем сочетание безотцовщины с хронической безработицей и нищетой усугубляло и без того сложную проблему негритянской семьи в США, это привело ко многим тяжелым последствиям для негритянских детей и молодежи. С этой проблемой связаны вдвое более высокий уровень смертности негритянских детей, чем белых, рост в черных гетто психологической неустроенности огромной массы людей и числа самоубийств, алкоголизма, преступности, наркомании.

Показательно, что негритянская община достигла наибольшего прогресса в течение десятилетия, начиная с середины 50-х годов, когда с дискриминацией было повсеместно покончено (если не де-юре, то де-факто), но никаких льгот афроамериканцам еще не причиталось — им просто была предоставлена возможность конкурировать на общих основаниях. Зато стоило правительству ввести для них систему льгот и предпочтений, как все кривые социальной патологии негритянскогго гетто взвились практически вертикально вверх. Между тем, в «проклятом прошлом» положение негритянского населения было куда более прочным. В 1925 году в Нью-Йорке в 85% негритянских семей налицо были оба родителя. Герберт Гатман в своей монографии “Негритянская семья в условиях рабства и свободы: 1750-1925 г.г.” пишет, что на протяжении всего указанного периода 85% детей в возрасте до шести лет проживали в семьях с обоими родителями”.

Однако уже в 70-х — 80-х годах XX века свыше 70% детей афроамериканцев родились вне брака. А поскольку эта поразительная цифра относится ко всей афроамериканской общине в целом, нетрудно заключить, что среди беднейших слоев негритянского населения показатель безотцовщины близок к 100%.

Предпочтение, оказываемое на работе и в учебе потомкам жертв расизма, вызывает смешанные и неопределённые чувства среди белых американцев, которые ощущают себя жертвами расовой дискриминации с обратным знаком. Но страдают от них и сами получатели льгот. У одних они порождают чувство ущербности, сомнения в том, что они смогли бы собственными силами добиться успехов, которые им поднесли в виде подарка. У других — даже у безусловно одаренных молодых негритянских юношей и девушек — незаслуженные привилегии ведут к неоправданно завышенной самооценке, нередко с трагическими последствиями.

Известный экономист профессор Уолтер Уильямс указывает, что “негритянские студенты инженерного факультета Массачусетского технологического института (питомник гениев, одно из самых эксклюзивных высших учебных заведений Америки, куда принимают только наиболее одаренных в науке молодых людей) по своим способностям входят в высшие 5% выпускников средних школ (по данным теста SAT). Тем не менее около половины из них не справляются с академической нагрузкой или вовсе бросают учебу”. Почему? Да просто потому, что остальные студенты инженерного факультета входят не в 5%, а в 1% наиболее способных абитуриентов и далеко опережают своих чернокожих сокурсников.

Как итог, студенты афроамериканцы отставали по успеваемости или вообще не выдерживают конкуренции и бросали учебу. Многие из них, между тем, если бы они трезво оценили свои возможности и пошли в менее взыскательные вуз, то справлялись бы с учебной нагрузкой и ходили бы в отличниках, убежден профессор Уильямс (который сам является афроамериканцем). Программа позитивного действия, одобренная впервые во второй половине 1960-х годов, призванная компенсировать века дискриминации чернокожих белыми, дававшая афроамериканцам квоты при поступлении на работу и учебные заведения, обросла огромным бюрократическим аппаратом для распределения этих льгот. Однако, её принятие позволило Демократической партии получить сильную поддержку негритянского блока избирателей. Это привело не только к всё разрастающейся трясине социальной патологии, засасывающей негритянскую бедноту, но также к полной деградации движения за гражданские права, в истории которого было немало героических страниц. Под руководством своих лидеров, в рядах которых морально опустившиеся ветераны борьбы против дискриминации, живущие на проценты со своего политического капитала, перемешались с откровенными оппортунистами и жуликами, промышляющими расовым шантажом. В считанные годы это движение выродилось в пародию на самое себя. Полностью поменялся понятийный аппарат движения: основные термины приобрели смысл прямо противоположный их первоначальному значению. Так, если Мартин Лютер Кинг мечтал о том дне, когда о людях будут судить не по цвету кожи, а по их духовному содержанию, то теперь именно цвет кожи стал определяющим фактором, визитной карточкой.

Ассимиляция — процесс взаимопроникновения и объединения, в котором личности и группы вливаются в общую культурную жизнь. Этот процесс включает четыре четких фазы: «контакт, соревнование, приспособление и ассимиляцию». Выделяют семь различных типов ассимиляции: культурную, структурную, брачную (амальгамацию), идентификационную (отсутствие предубеждений), ассимиляцию в поведении при восприятии (отсутствие дискриминации) и гражданскую ассимиляцию (отсутствие конфликтов из-за ценностей и власти). Хотя эти различные типы ассимиляции связаны друг с другом, они не обязательно вытекают один из другого. Афроамериканцы, например, 1950-х и начале 1960-х претерпели культурную ассимиляцию, но не пережили полномасштабной включенности в клики, клубы и институции ассимилировавшего их общества-хозяина, то есть структурной ассимиляции.

Большинство экспертов признают сложность ассимиляции и подразумевают, что полная ассимиляция ряда групп (например, черных) в обозримом будущем маловероятна.

Опрос общественного мнения афроамериканцев, проведенный в 1973 г. журналом «Эбони», показал, что 1/8 опрошенных считает себя прежде американцами, а потом черными, около 2/3 — в равной мере американцами и черными, и лишь 1/4 — сначала черными, а затем уже американцами. Но только 16% всех опрошенных высказались в пользу сепаратизма.

И в этом плане вторая половина XX в. явилась особенно важным этапом противоречивого процесса формирования самоидентификации темнокожих американцев. Самоидентификация личности не является врожденной, она складывается при определенных социально-культурных условиях и в своем развитии в процессе социализации человека обнаруживает гамму переходов — от слабо осознанной принадлежности к определенной общности людей и чувства отчужденности по отношению к другим общностям до сильно развитого национального чувства. При этом следует подчеркнуть большое значение социально-психологических факторов, которые, будучи обусловлены, в конечном счете, объективными обстоятельствами, особенностями социально-экономического и политического развития, оказывают прямое, нередко очень сильное влияние на формирование самоидентификации и ее трансформацию.

Одним из основных компонентов и индикаторов развития процесса определения самоидентификации является представление об общности происхождения, а внешним выражением — общее самоназвание (этноним). В эпоху рабства Бюро цензов США в переписях использовало обычно термины

«рабы» и «свободные цветные. После ликвидации рабства в последней трети XIX в. употреблялись как термины «негр» и мулат», так и «цветной», а в 1890 г. в Балтиморе даже начала выходить газета «Афро — Американец». В 20-х годах. XX в. К. Мак-Кэй писал, что «негры» себя в США обычно называют «цветными». И если в первой половине XX в. немало темнокожих американцев всячески старались избавиться от негроидных признаков, изменить цвет и форму своих волос, смазывали кожу отбеливающим кремом и т.д., то в 60-х годах многие из них, перестав стыдиться своей принадлежности к негроидной расе, стали гордиться ею, носить «африканские» прически, называть себя черными. Это чувство, выразившееся в лозунге «Черное — прекрасно», проявлялось также в повышенном интересе афроамериканцев к своей истории и культурному наследию.

В 70-е годы этноним «черный» уже широко распространился в СМИ. Однако в 80-х годах ему на смену пришло новое самоназвание — афроамериканец. С некоторым опозданием эта смена самоназваний темнокожими американцами нашла свое отражение и в официальной статистике Бюро цензов США.

В начале XX в. в городах проживало не более 1/10 американских негров, а к концу его — почти 9/10 их. «Великое переселение» из сельских глубинок Юга в большие города устранило социальную и духовную изоляцию миллионов потомков черных рабов и привело к кардинальным переменам их самосознания и к важным сдвигам в самоидентификации. Оно способствовало радикальному повышению образовательного и культурного уровня, трансформации социальной (в том числе — квалификационной и профессиональной) структуры афроамериканского населения, создав более положительные условия для его участия в культурной жизни. Появились десятки общественных, образовательных, просветительских, научных, творческих организаций и целая плеяда темнокожих писателей, деятелей искусства и науки. Уменьшились различия между белыми американцами и афроамериканцами в сфере не только материальной, но и духовной культуры, что способствовало дальнейшей интеграции чернокожих с американским социумом. В этом сыграли важную роль и негритянские издательства и бурный рост негритянской прессы, радио и телевидения. В результате сложившиеся стихийно (на основе преданий, легенд и других фольклорных традиций) в широких темнокожих массах представления о своем прошлом стали все более вытесняться знаниями, основанными на специальных, целенаправленно проводимых учеными афроамериканцами (а также и другими) исследованиях и популяризуемых изысканиях. Все это заметно повысило осведомленность широких масс чернокожих о своем прошлом.

В течение трех с лишним веков негры изменяли Америку и сами изменялись ею — американизировались, и вклад их в американскую культуру чрезвычайно многогранен. Материально, психологически и культурно часть наследия американской нации является вкладом афроамериканцев. И каким бы это наследие ни было, оно несет на себе след их присутствия. Иногда это «негритянское присутствие» ясно видно, а иногда незримо. Оно существует, в частности, и тогда, когда американцы смотрят по телевизору шоу или слушают джаз, следят за игрой в бейсбол или танцуют рок-н-ролл, улыбаются газетному юмору или употребляют сленговые словечки и выражения.

Законы о гражданских правах, хотя и не сразу, увеличили число афроамериканцев в федеральном конгрессе, легислатурах штатов и местных органах власти. Они также заметно улучшили положение буржуазных и примыкающих к ним слоев темнокожего населения. Однако социально- экономическое положение обитателей черных гетто на Севере и Западе после принятия этих законов в ряде аспектов даже ухудшилось. Фактическая расовая дискриминация сохранялась, а растущий произвол полиции нередко накалял ситуацию в черных гетто. Поэтому, хотя в конце XX в. ведущей в групповом сознании афроамериканцев оставалась тенденция к полной интеграции с американским обществом, в будущем, до тех пор, пока в США существует какая-либо дискриминация афроамериканцев на расовой основе, у определенной части их может сохраняться тенденция к групповому обособлению, выражающаяся в различных формах негритянского национализма и сепаратизма.

Мнения американских социологов, экономистов, политологов, общественных деятелей по вопросу о том, «лучше» или «хуже» стали жить афроамериканцы, и можно ли говорить о прогрессе в их положении за последнюю треть XX в., разделились. Одна группа авторов (как черных, так и белых) считает, что нельзя, тогда как другая полагает, что можно, ибо с институционным расизмом и правовой расовой дискриминацией темнокожих в США покончено, появился крупный темнокожий средний класс, вырос значительный слой темнокожей интеллигенции. Скорее всего, спор этот еще будет продолжаться, ибо нельзя измерить прогресс только экономической и социальной статистикой. Однако, со времени принятия законодательства 60- х годов о гражданских правах в США наблюдается несомненный прогресс как в реализации своих прав афроамериканцами, преодолевшими за это время большой психологический барьер, так и в межрасовых отношениях.

«Мозговые центры» корпоративной элиты США и ее вашингтонских администраций, улавливая и анализируя изменения в системе межрасовых отношений в своей стране, в определенной мере стремились корректировать и менять свою политику в этой сфере.

Одним из последних примеров таких перемен явилась речь 29 июля 2008 г. в нижней палате американского Конгресса университетского профессора Ст. Коэна — демократа, представляющего темнокожее большинство жителей Мемфиса (штат Теннеси). Он предложил законодателям от имени 120 членов палаты (в том числе двух республиканцев) официально извиниться перед темнокожими соотечественниками за зло, которое рабство и система законов Джима Кроу (неформальное название законов о расовой сегрегации в США) причинили их предкам в США. В результате обсуждения и голосования по этому вопросу Палатой представителей 30 июля 2008 г. было принято официальное постановление «принести афроамериканцам от лица американского народа извинение за все то зло, которое было причинено им и их предкам в условиях рабства и действия системы расистских законов Джима Кроу», а также за последствия тех времен». Сам факт такого постановления свидетельствует, что страна, пожалуй, наконец добилась определенных успехов на пути решения одной из старейших и острейших проблем своей истории, и «классический» расизм линчевателей из ку-клукс-клана ныне, как правило, уже предпочитает «не высовываться».

Тем не менее, расистского типа мифы и предрассудки еще живут в сознании либо в подсознании значительной части белых американцев. И ясно, что афроамериканцам предстоит пройти еще весьма длительный и трудный путь, прежде чем они добьются фактического равенства со своими белыми согражданами на основе действительно полной интеграции с американским обществом.

3. Новые формы расизма и борьбы афроамериканцев за гражданские права в начале XXI века

3.1  «Расизм украдкой»

Так называемый бытовой, каждодневный расизм не ушел из американского общества, как иногда заявляют американские пропагандисты. Во время предвыборной президентской кампании 2008 г. обычным делом были рекламные материалы противников Обамы, изображавшие его обезьяной. Надписи под такими изображениями гласили «Возвращайся в Африку!». В радиоэфире постоянно выступает проповедник Р. Лимбо, который называет президента Обаму полу-американцем. На телеканале Fox News, принадлежащем известному архиконсерватору и гражданину Австралии Р. Мэрдоку, позиция Обамы по социальным и расовым вопросам постоянно искажалась.

В завуалированных формах расизм, в том числе бытовой, распространился достаточно широко и проявляется в самых различных формах. Например, писатель афроамериканец Ч.К Ададе, отвечая на вопросы журнала «Таймс», отмечает, что « Большинство белых американцев редко бывают в гетто. Они ничего не знают о подлинной жизни темнокожих. Они реагируют на то, что видят по телевизору. Многие белые люди стараются изо всех сил, чтобы их не сочли расистами, чтобы никакая ситуация не имела расовой подоплёки. Затем я обнаружил к своему ужасу, что в душе отношение белых к чёрным мало изменилось со времён линчеваний. А без таких изменений законы относительно бессильны. Во многих городах сосуществуют мир чёрных и мир белых». Французская писательница и журналистка Николь Бернхем так же говорит об «отсутствии всякого общения» между чёрными и белыми американцами: « Они иногда работают вместе, но после работы каждый из них возвращается в свой круг. Они фактически ничего не знают друг о друге, они никогда не ходят друг к другу в гости, они вообще не смешиваются. На улицах вы почти никогда не увидите белых и чёрных вместе. В ресторанах они всегда сидят за разными столиками, но если белый и чёрный окажутся за одним столиком, это сразу привлечёт внимание всех остальных посетителей.» Бернхем считает, что расизм распространен главным образом в средних классах общества. В высших классах у людей другая психология, у них меньше причин опасаться, они могут себе позволить пойти против общественного мнения, поддерживая контакты и отношения с людьми другого цвета кожи. Таким образом, можно сделать вывод, что чёрные и белые американцы интегрированы только на момент социального взаимодействия в рабочей среде, но в остальном они всё ещё изолированы друг от друга в своих разных мирах.

Массовый отток белых из городов в пригороды имел очевидную расовую подоплеку: после того как чернокожие получили право селиться в городских районах, где проживали белые, последние стали покидать обжитые места и перебираться за город. В ответ на появление чернокожих детей в школах для белых, родители последних, которые, согласно опросам общественного мнения, поддерживали десегрегацию обучения, начали переводить своих детей в расово чистые загородные школы. Сегрегированные подобным образом городские районы и школы быстро пришли в упадок. Расизм, исчезнувший с языка белых американцев продолжал сохраняться в их ментальности.

Разделение между чёрными и белыми не исчезло, а только приобрело новые формы. Появился многочисленный и растущий афроамериканский средний класс. Более половины афроамериканцев стали иметь доход, вдвое превышающий уровень бедности. Это один из общепринятых признаков среднего класса. Но при этом среди чёрного населения сохраняется высокий уровень бедности. В 2006 году он составлял 23,6%, а это втрое выше, чем у белых. Безработных среди чернокожих по-прежнему больше, чем среди белых американцев.

Статистика убедительна, но она не полностью отражает реальность. Проблемы беднейших афроамериканцев не ограничиваются бедностью. Они включают чрезвычайно высокий уровень преступности, распространение алкогольной и наркотической зависимости, большое число внебрачных детей, матерей-одиночек, а также сильную зависимость от социальных пособий. Криминальная статистика указывает, что и преступность значительно распространена среди афроамериканцев. Так, 7,9% черных мужчин в возрасте от 18 до 64 лет находятся в местных или федеральных тюрьмах. Этот показатель превышает аналогичный для белых в восемь раз. Шансы чернокожего юноши хоть раз в жизни оказаться в тюрьме превышают 25% — и эта цифра не включает предварительного заключения.

Расслоение афроамериканского населения — с одной стороны, успешный средний класс, чёрные президент, два госсекретаря и генеральный прокурор США, а также множество менеджеров высшего звена, а с другой — более 800 тысяч осужденных преступников, отбывающих срок, — это явление, выпадающее из общего ряда. Оно требует объяснений.

Социальные психологи в лабораторных условиях показали: барьеры между представителями разных групп создаются очень легко. Мы проявляем благосклонность к «своим» и чувствуем неприязнь к «чужим». В одном из классических экспериментов испытуемые были разделены на группы в зависимости от того, на чётное или нечётное число приходится их день рождения. Но, даже несмотря на явную формальность такого критерия, представители обеих групп потакали «своим» и с предубеждением относились к «чужим».

Если в лабораторных условиях такие «группы по интересам» создаются с лёгкостью, нет ничего удивительного в том, что после четырех столетий расизма белые и черные американцы относятся друг к другу подобным образом. Такое разделение — главный вопрос для каждого афроамериканца. Чернокожие вынуждены преодолевать психологические и материальные трудности экономической системы, которую они не выбирали и которую считают несправедливой.

Для белых мир — весьма суровое место, где царит жёсткая конкуренция. Но капитализм — лучшая из всех возможных систем, и они занимают в ней свою нишу. Белые гордятся тем, что вносят свой независимый вклад в поддержание сложившегося порядка вещей. Несмотря на все трудности, они могут позаботиться о себе и своих семьях, и это наполняет их особой гордостью. Они сами несут ответственность за свою судьбу, за свои успехи и неудачи. Кроме того, белые считают себя лучше тех, кто находится выше них на социальной лестнице, поскольку больше пекутся o моральных ценностях и меньше — о деньгах. В общем, они сами выбрали для себя такую жизнь61. У афроамериканцев история несколько иная. Как и белые, чернокожие рабочие гордятся тем, что полагаются только на собственные силы. Но их обстоятельства намного тяжелее, чем у белых. Им не просто сдали плохие карты за ломберным столом капитализма. Белые склонны думать, что живут в справедливом обществе, а их относительно низкий статус — следствие простого невезения или сознательного выбора. Афроамериканцы свои неудачи неизбежно видят как следствие принадлежности к «своим» в мире, где правят «чужие». Награду в виде рабочих мест и зарплат раздают «чужие», а «свои» лишь пассивно их получают. Афроамериканцы вынуждены ещё больше, чем белые, полагаться на себя, поскольку им приходится сосуществовать и с «чужими», находясь в среде «своих». В результате афроамериканцы более сплочённая группа, члены которой всегда готовы оказать друг другу помощь. В их понимании неудачи — это не просто невезение в условиях, когда все равны, или результат сознательного выбора. Это ключевой момент в представлении чернокожих о себе.

Понятию расы большое внимание уделяют не только чёрнокожие, но и белые. Белые американцы гордятся своей самостоятельностью, тем, что всего добились сами, тем самым противопоставляя себя черным — в особенности тем из них, кто живет на социальные пособия. Афроамериканцы же, в свою очередь, противопоставляют себя белым, которых считают скупыми и несправедливыми. У каждой из сторон в этих двух историях есть свое представление о том, как «свои» и «чужие» должны себя вести. Афроамериканцам приходится действовать преодолевая враждебность окружающего мира. Чтобы выдержать в столь несправедливом мире, нужна психологическая защита.

Таким образом, афроамериканский рабочий класс сохраняет достоинство благодаря тому, что сдерживает эмоции. Те же, кто не справился, неспособны проделать эту психологическую работу. Они живут в режиме постоянного эмоционального срыва. Во всех многочисленных книгах на эту тему можно встретить описание того, как сочетание примитивной работы, нищеты и стремления к самоуважению порождают гнев. Эти настроения поддерживаются, или санкционируется, окружающим обществом. В результате человек внушает себе, что не сдерживаться — нормально. Такие ситуации настолько распространены, что всегда находят своё отражение во всех детальных описаниях жизни тех афроамериканцев, которые не относятся ни к среднему, ни к рабочему классу.

Приведённая выше интерпретация позволяет объяснить неожиданное разделение, начавшееся среди афроамериканцев сразу после завершения эпохи борьбы за гражданские права. До этого каждый чёрный житель США знал, что к нему относятся несправедливо, а белые в массе своей этого не замечали. «Цветовой барьер» для афроамериканцев был незыблемым и неизменным. Какой бы несправедливой ни была система, отрицать её было немыслимо, почти самоубийственно. Но затем мир изменился, и белые признали несправедливость. Теперь это часть официальной американской истории, о ней вспоминают в день Мартина Лютера Кинга, рассказывают в школах во время месячника афроамериканской истории. У чёрных появились новые возможности, и некоторые не преминули ими воспользоваться. Но теперь стало гораздо сложнее игнорировать — или, точнее, подавлять в себе — чувство несправедливости.

В экономических терминах это выражается в том, что афроамериканцы беднее, потому что у них мало навыков и финансовых активов и они подвергаются дискриминации. Но к этому следует добавить немаловажную деталь: роль истории, противостояние между «своими» и «чужими», стремление к самоуважению и справедливости. Таким образом, мы вновь возвращаемся к теме иррационального начала.

Стоить отметить, что притеснение темнокожего населения в Америке имеет и обратный эффект. Известно немало случаев проявления, так называемого, «черного расизма». В 2010 году в городе Нью-Хейвен, в штате Коннектикут, произошел скандал — группу белых пожарных, успешно прошедших служебную проверку, не повысили по службе только из-за того, что их коллеги-афроамериканцы эту проверку не прошли. Чтобы повышение белых не выглядело актом притеснения чернокожих пожарников по расовому признаку, результаты испытания были аннулированы. Начальство пожарных пошло на такие меры потому, что чернокожие борцы с огнем, не продвинувшиеся по службе, могли заявить подать иск о дискриминации. Тогда в городской суд обратились белые, но он поддержал решение администрации. Однако Верховный суд проявил благоразумие — те, кто прошел проверку, были повышены в звании.

Таким образом, проблема расизма в Америке, безусловно, сохраняется и по сей день, но приобретает новые формы. И, хотя в США существует большое количество институтов, которые разрабатывают программы и технологии по борьбе с преступностью на расовой почве, «корни» проблемы настолько прочно «засели» в американском обществе, что система все чаще дает сбой. Тем не менее, эксперты признают, что социологические опросы в США показывают низкий уровень расизма. Однако, «когда в белом районе появляется черный подросток, это всегда знак опасности для местных. Скорее всего, он воспринимается как торговец наркотиками, хулиган, бандит. Такой менталитет имеет под собой почву. Очевидно, существует огромное количество прекрасно образованных афроамериканцев, профессионалов в своём деле, но в массовом сознании сохраняется негативный образ». Известно, что 35% американцев очень обеспокоены состоянием межрасовых отношений в США. По данным института Гэллопа, это самый высокий показатель со времени последнего подобного опроса, проведенного в 2001 году. Президентство Обамы не залечило, как ожидалось, а, напротив, усугубило проблемы.
3.2  Реакция на выборы первого темнокожего президента

20 января 2009 года, Барак Обама в ходе церемонии инаугурации был приведен к присяге как 44-й президент США. «Человек из ниоткуда», который успел лишь несколько лет поработать в Вашингтоне в качестве сенатора от штата Иллинойс, Обама стал на короткое время символом светлого будущего Америки.

Обама представал радикалом, посягнувшим на первоосновы Америки. Риторика Обамы была в высшей степени радикальной, он завораживал и воодушевлял молодежь, «цветных» и небогатых белых американцев жесткой вдохновенной критикой истеблишмента, в которых зачислялась Республиканская партия и интегрировавшееся в него респектабельное руководство Демократов. Боевой программный клич Обамы — « Пришло время перемен!» воспринимался как обещание настоящей общественной встряски, глубоких реформ.

Все эти обещания, позволявшие оппонентам зачислять Обаму в «леваки», сочетались, однако, в его воззрениях с суждениями, свидетельствовавшими, что « по гамбургскому счету» он вполне вписывался в неолиберальный мейнстрим Демократической партии. В биографической книге, изданной в год выборов, Обама уделил большое внимание мировоззренческим ценностям. Объявляя себя приверженцем классических американских ценностей, зафиксированных в Декларации независимости и федеральной Конституции конца XVIII века, он выступал сторонником классического американского равенства возможностей, но отнюдь не равенства результатов, провозглашенного социальными либералами 1960-х годов. Своим апостолом он объявлял Бенджамина Франклина, а его « Альманах Бедного Ричарда» оказывался для Обамы своеобразным Евангелием, заповеди которого « безотказно служат нам вот уже не одну сотню лет. Это энергия, дисциплина, умеренность и трудолюбие. Это бережливость и личная ответственность».

Проведенный накануне выборов газетой «Нью-Йорк таймс» и телеканалом Си-Би-Эс опрос населения показал, что большинство (44% белых, вдвое больше испаноязычных и в 10 раз больше темнокожих) избирателей намерены отдать свои голоса кандидату демократов Б. Обаме, а не республиканцу Д. Маккейну. И во всех крупных городах в день выборов тысячи людей по три-четыре часа стояли в огромных очередях в свой избирательный участок. Барак Хусейн Обама стал 44-м по счету президентом США, чему способствовал целый ряд факторов социально-экономического характера и обстоятельств. Они подробно обсуждались в СМИ большинства стран мира, нередко называя президентские выборы 2008 г. в США «историческими». И одним из таких обстоятельств стал сам факт избрания президентом страны с вековой «расовой проблемой» темнокожего. Не случайно некоторые политические обозреватели сравнивали это событие, фигурально выражаясь, с тектоническим сдвигом в истории США.

Целый ряд опросов показывает, что победа президента Барака Обамы на выборах заставляет белых — особенно молодых — благодушнее относиться к проблеме межрасового неравенства. Например, в ходе одного из исследований ученые опросили о дискриминации чернокожих 509 человек, принадлежащих к разным расам. Опросы проводились до и после выборов 2008 года. Наиболее молодая треть опрошенных верила в дискриминацию после выборов на 11,7% меньше, чем до выборов, а старшая треть — на 8,5%. Как показали опросы студентов Вашингтонского университета, проводившиеся до и после выборов 2008 года, они также после избрания Обамы реже видели необходимость добиваться прогресса в расовом вопросе. Согласно процитированному выше исследованию, 62% респондентов из «поколения двухтысячных» (58% цветных, 64% белых) сочли, что «появление чернокожего президента показывает наличие у расовых меньшинств равных возможностей с белыми».

Избрание Барака Хусейна Обамы президентом убедительно доказало, что белая Америка первого десятилетия XXI века не испытывает предубеждений по отношению к черным американцам. Без голосов белых афроамериканец Обама не мог быть избран. Среди белых, голосовавших за него, были не только демократы и независимые, но и республиканцы.

В избирательной кампании он рекламировал себя как «объединителя», который не делит страну на белых и цветных, богатых и бедных, республиканцев и демократов, мужчин и женщин и т.д. Он обещал быть президентом для всех.

Опрос исследовательского центра Пью в январе 2010 года показал, что процент афроамериканцев, которые считали, что стали обеспеченнее, чем они были пять лет назад, почти удвоилось с 2007 года ( см. приложение 3). Также значительно увеличился процент тех, кто верил, что брешь в уровне жизни среди белых и афроамериканцев уменьшалась66. Неудивительно, что они в восторге от президента. Однако, существовала только одна проблема с этими оценками. Они были не верны. Сообщество афроамериканцев стало намного менее обеспеченным, чем когда Обама пришел к власти, и брешь между белыми и афроамериканцами в плане богатства и доходов увеличилась во время его правления. Может, со вступления Обамы в должность, безработица и осталась почти на том же уровне, но среди афроамериканцев она возросла до 11%. В тоже время, увеличился финансовый разрыв, белый американец в среднем стал в 22 раза богаче своего афроамериканского соотечественника. Та же самая ситуация наблюдается в сфере образования, где разрыв в количестве между белыми и афроамериканскими учениками, закончившими школу, растет с огромной скоростью.

«Мы не видим достаточно стимулов для нашего народа», заявил Марк Аллен, организатор Чикагского сообщества, который ранее работал плечом к плечу с Обамой, в интервью для Вашингтон Пост. «В роли организатора сообщества Обама мне нравился больше, чем в роли президента… Демократы говорят, что Барак заручился поддержкой 90% черного населения, или что-то около того. Но что они не говорят, так это являются ли эти 90% теми кто на самом деле пришел и проголосовал. Что если это 90% от 30 или 40% всех проголосовавших?»

Очевидный факт в том, что начало правления первого чернокожего президента совпало с одним из самых чрезмерных падений экономической ситуации для афроамериканцев со времен второй мировой войны в отношении к белому населению. В этом и заключается двойной парадокс. Люди, которым живется хуже при Обаме, не только скорее всего поддерживают его, но и также чувствуют себя наиболее оптимистично в ухудшающейся ситуации, в которой они находятся. Почему же они до сих пор испытывают преданность президенту?

Обсуждение этой дилеммы в афроамериканских сообществах подобно ереси. Все настороже, плохие новости воспринимаются негативно, ряды сомкнуты, мыслить трезво становится все сложнее. «Очень много афроамериканских интеллигентов сдались и перестали глубоко размышлять на публике о кризисе с которым столкнулись афроамериканцы68», недавно сказал Эдди Глауди, профессор Принстонского университета, своему коллеге академику Фреду Харрису. «Мы или становимся группой поддержки президента Обамы, либо станем эгоистично критиковать его». Но в данном вопросе нежелательна любая критика, даже конструктивная. Кажется, что вопрос о том, как правление Барака Обамы повлияло на судьбу афроамериканского населения, лучше не задавать, либо не стоит отвечать на него честно.

Тем не менее, характерность таких выпадов присутствовала в избирательной гонке. По данным опроса исследовательского центра Pew, половина белых американцев сомневаются в том, что Обама родился в этой стране. А количество граждан считающих его мусульманином удвоилось вдвое с момента его вступления в должность. После того, как президент предоставил свое свидетельство о рождении, Дональд Трамп, крупнейший американский бизнесмен, потребовал предъявить выписку из колледжа (обвиняя его в том, что он не очень умен для учебы в Лиге Плюща).

После избрания Барака Обамы закончилась эра расового равенства и уровень нетерпимости поделил избирателей на два лагеря, как минимум на ближайшее поколение. В тоже время опрос Ассошиэйтед Пресс показал, что расисткий настрой укрепился в стране после избрания Обамы. По его данным 51% американцев явно выражают анти-черные отношения, по сравнению с 48% в аналогичном опросе 2008 года. Доля тех, кто негативно относится к латиноамериканцам примерно на том же уровне. И это с учетом всех погрешностей. Ясно лишь одно — недовольство не идет на спад. Любой кто всерьез считает избрание Обамы началом новой эры расовой гармонии не обращает внимания на происходящее.

В таких условиях многие афроамериканцы перешли в защиту. Под длительным расовым натиском не осталось места для бесед и конструктивной критики, так как все сдвинулось с того, что Обама сделал на то, кто он есть. Учитывая характер нападений, необходимость защиты прав Обамы занимать пост затмила любые упоминания о нем.

К тому же большая часть критики Обамы со стороны афроамериканского сообщества нелепа либо обречена на провал. Бывший профессор Принстонского университета Корнел Уэст настаивал, что «это понятно, как младший брат выросший среди белых, Обама всегда должен был бояться быть белым человеком с черной кожей. Все, что он знал принадлежало культуре белых. Он такой же человек, как и я, но принадлежит другой культуре. Когда он встречает независимого черного брата, это пугает его… Он пытается забыть свои корни. Это понятно».

«Обама — это воплощение цветовой слепоты», — считает Анжела Дэвис, профессор Калифорнийского университета в Санта-Крус — «Это значит то, что мы вышли за рамки расизма, не принимая политическую гонку во внимание. Это то, что делает его предполагаемым кандидатом в президенты. Он стал образцом разнообразия в этот период образцом разнообразия различий без различий, изменений без изменений».

Именно поэтому критика о том, что Обама не делает достаточно для собственного народа одновременно пропускает и обесценивает суть. Потребности в искоренении расовых пробелов, длившихся веками дискриминации имеют не личный интерес, а национальный характер. Потребности в равенстве и расовой справедливости должны быть исполнены любым президентом, любой расы или партии. Обама должен делать больше для афроамериканцев не потому, что он является таковым, а потому, что афроамериканцы по-прежнему одни из наиболее ущёмлённых граждан. Афроамериканцы имеют полное право предъявлять требования к Обаме не потому, что они одной расы, а потому, что они дали ему больший процент голосов, чем кто либо другой, и он им обязан своей должностью. Как и любой другой президент, он должен постоянно давить на проблему расовой несправедливости и лишь афроамериканцы могут ему в этом помочь.

«C 14% безработицей, при белом президенте мы бы маршировали вокруг Белого дома», сказал председатель Конгресса группы чернокожих Эммануэль Кливер. «Президент знает, что таким образом мы показываем ему свое уважение, чего не стали бы делать для белого президента». Это жалко и контрпродуктивно. Это те самые люди, которые показываются с пустыми руками и пытаются заставить афроамериканское сообщество пойти на выборы. Их сдержанность отчасти объясняется страхом перед негативной реакцией.

В отсутствие давления Обама чувствовал небольшую потребность сосредоточить свое внимание на проблеме, даже риторически. В первый год пребывания в должности, он говорил о гонке меньше любого президента демократа с 1961 года. Может быть, в этой смеси реализма и низких ожиданий можно понять логику оптимизма в трудные времена. То, что дела у афроамериканцев обстоят хуже, чем у всех остальных и то, что у человека, которого они избрали, не получилось это исправить, не изменило их точку зрения на то, как работает американская политика.
3.3    Новые методы борьбы с расизмом

Рассматриваемый этап движения черных американцев значительно отличается от движения 1950 — 1960-х гг. Изменились объективно стоящие перед движением задачи, формы и методы борьбы, общественно-политическая обстановка, в которой ему приходится действовать.

С принятием в середине 1960-х гг. законодательства о гражданских правах закончился этап, объективной задачей которого было завершение буржуазно-демократической революции в отношении черного населения — предоставление ему формально-юридического равноправия. На повестку дня движения черных американцев встала задача достижения равенства в социально-экономической и политической сферах, преодоления последствий расистской политики прошлого.

Несмотря на единство в осознании конечной цели борьбы, движение черных американцев в 1970-е гг. стало еще более фрагментарным, чем оно было в 1960-е гг. Ярче проявилось социальное расслоение негритянского населения. Его различные группы выдвигают на первый план свои неотложные нужды. Фрагментарный характер движения усиливается и в связи с тем, что черным американцам в ходе борьбы за преодоление дискриминации и ее последствий приходится сталкиваться с хозяевами отдельных компаний, предприятий, администрацией отдельных колледжей и университетов, в то время как движение за гражданские права обращало свои требования к федеральным властям. Поэтому борьба в значительной мере перешла с общенационального на местный уровень, ведется по различным

направлениям, усилиями многочисленных организаций.

Переход от борьбы за формальное равноправие к требованиям «равенства результатов» означает важный качественный сдвиг. Существо нынешних требований — ликвидация национального угнетения, дискриминации и их последствий. Хотя эти требования касаются главным образом социально-экономических вопросов, борьба за их удовлетворение по своей сути носит политический характер: в конечном счете она ведется за перераспределение национального дохода и бюджетных ассигнований.

Значительные изменения по сравнению с 1960-ми г. претерпела организационная структура движения. В изменившихся условиях 1970-х — первой половины 1980-х гг. наибольшее влияние вновь приобрели умеренно-реформистские организации. Крупнейшей организацией черных американцев продолжает оставаться Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения, насчитывающая свыше 450 тыс. членов. Усилились позиции другой старейшей организации черных американцев — Национальной городской лиги. Продолжают действовать созданные на рубеже 1960 — 1970-х гг. во многих крупных профсоюзах фракции черных рабочих. Они добились определенных успехов в борьбе за представительство в профсоюзах автомобилестроителей, сталелитейщиков, горняков, способствовали поражению ряда правых профсоюзных лидеров и избранию по-боевому настроенных деятелей на различные профсоюзные посты. Расширились масштабы деятельности возникшей в 1972 г. общенациональной организации — Коалиции черных членов профсоюзов, выступающей против политики правого профсоюзного руководства, за демократизацию профсоюзов и активизацию их деятельности.

С начала 1970-х гг. важным направлением движения темных американцев стала борьба против судебного и полицейского произвола. Ведущую роль в этих выступлениях играет Национальный союз борьбы против расистских и политических репрессий, Национальная конференция черных юристов. В декабре 1978 г. они направили в ООН петицию, содержащую документальный материал, изобличающий нарушения прав цветных американцев в США.

В ходе развертывающихся с конца 1970-х гг. массовых выступлений против экстремистки настроенных течений складывается новый тип организации, опирающейся на широкую массовую активность на местах, — Объединенные фронты черных, летом 1980 г. объединившиеся в Национальный объединенный фронт черных, провозгласивший своей конечной целью борьбу за радикальные перемены в американском обществе.

Активную роль играют организации, основанные на началах самопомощи, пытающиеся своими силами решить стоящие перед черными американцами проблемы. Наибольшим влиянием среди них пользуется организация «Операция ПУШ», возглавляемая бывшим соратником М.Л. Кинга священником Дж. Джексоном, выступающим с открытой критикой внутри- и внешнеполитического курса администрации Рейгана.

Характерная черта движения черных — рост политического самосознания его участников, лучшее понимание ими природы общества, в котором они живут. Она проявляется и в усиливающемся разочаровании в двухпартийной системе, в росте числа черных американцев, выступающих за развитие самостоятельных независимых политических действий.

Одним из основных путей решения социально-экономических проблем большинство лидеров движения черных считают использование выборных учреждений. Результатом развернувшейся со второй половины 1960-х г. борьбы за политическое представительство явился значительный рост числа черных, занимающих выборные политические должности на всех уровнях. Однако черные американцы еще весьма далеки от цели достижения политического представительства, пропорционального их доле в населении страны. Значительными резервами располагает возникшая в 1970-е г. новая форма объединения негритянского руководства — объединения черных американцев, занимающих выборные политические должности. Наиболее широкие масштабы носит деятельность созданной в 1971 г. Негритянской фракции палаты представителей США.

Это расхождение явилось стимулом к активизации усилий негритянского движения по целому ряду направлений.

В 1980-е гг. негритянскому движению приходится вести по сути дела оборонительную борьбу — не столько за расширение, сколько за сохранение того, что было достигнуто в прошлые десятилетия. Она ведется против сокращения ассигнований на социальные цели, против свертывания социальных программ и программ «позитивных действий», предусматривающих некоторые льготы и конкретную помощь черным и другим цветным американцам в сфере образования и занятости, против отказа властей продолжать меры по интеграции школьного обучения, против попыток пересмотреть законодательство о гражданских правах.

С 1981 г. наблюдается рост массовых выступлений под социально- экономическими и антирасистскими лозунгами. Их особенность — тесное переплетение социально-экономических и антивоенных лозунгов, стремление к совместным действиям с другими отрядами демократических сил. Организации черных американцев приняли активное участие в полумиллионной демонстрации в Вашингтоне в сентябре 1981 г., выступили инициаторами проведения марша на Вашингтон 27 августа 1983 г. под лозунгом «Мира, работы и свободы». Широкий размах приняли массовые выступления за объявление дня рождения М.Л. Кинга общенациональным праздником.

Однако основные надежды представители всех групп негритянского населения связывают не с массовыми непарламентскими формами борьбы, как это было в 1960-е гг., а с реализацией своего политического потенциала.

В последние годы активизировались предпринимаемые с начала 1970-х гг. попытки объединения усилий организаций и лидеров черных американцев. В целях координации экономических ресурсов черной общины в 1977 г. был создан Национальный объединенный фонд черных, в совет управляющих которого входят многие видные негритянские деятели. На базе проводившихся с 1976 г. ежегодных встреч президентов 100 крупнейших организаций черных вырос Форум негритянского руководства.

С приходом к власти администрации Рейгана усилились и попытки объединения черных с испаноязычными, с другими отрядами демократических сил. Об этом, в частности, свидетельствует активизация с начала 1981 г. деятельности созданного еще в 1960-е гг. Совета руководства по гражданским правам, объединяющего свыше 500 негритянских, профсоюзных, женских, студенческих, религиозных и других организаций. Совет активно включился в борьбу против наступления на гражданские права меньшинств и других трудящихся, в том числе, против попыток реакционных сил воспрепятствовать продлению закона о праве голоса 1965 г. Организации и лидеры черных вошли в созданную весной 1981 г. Коалицию против бюджетных сокращений, поставившую задачу бороться против «ненужного и неразумного разрушения социальных и экономических завоеваний последних 50 лет».

Сегодня наиболее агрессивная организация — это «Нация ислама», которая была создана в 1977 г. В неё вошли радикальные активисты, среди которых было немало ветеранов «Черных пантер». Штаб квартира «Нации ислама» находится в Чикаго. Ее численность составляет, по разным оценкам, от 10 до 20 тыс. человек. Члены организации образуют своего рода службу безопасности, поддерживающую порядок в черных кварталах (точнее, существующий в них бандитский режим) и охраняющую особо важных лиц. Организации занимается и хозяйственной деятельностью. Так, в середине 1990-х г. «Нация ислама» открыла ресторанный комплекс в Чикаго. Энергично развивается парфюмерный бизнес, начатый благодаря беспроцентному кредиту на сумму 5 млн. долларов, полученному от лидера ливийской революции полковника Муамара Каддафи. Что касается теневой экономики «Нации ислама», то о ней можно только догадываться.

Лидером и создателем «Нации ислама» является Луис Фаррахан, именуемый американской прессой Черным Мессией. Акция черных мусульман «Марш на Вашингтон» готовилась два года. Она принесла Фаррахану известность во всем мире. По данным полиции, в марше приняли участие около полумиллиона человек, прибывших из разных уголков страны, а по подсчетам организаторов — 1 млн. 200 тыс.

В 1990 г. состоялась первая конференция солидарности «Мусульмане против апартеида» в поддержку чернокожего большинства ЮАР. В 1991 г. церемония традиционного чтения молитвы в Палате представителей Конгресса США была дополнена мусульманской молитвой.

Сегодня община черных мусульман насчитывает более 4 млн. человек, то есть, таким образом, среди белого населения США мусульмане составляют около 2 %, а в афроамериканской общине мусульманином является каждый пятый.

Влияние движения черных мусульман свидетельствовало о разочаровании чернокожих американцев в возможности достижения экономического и социального равенства с белыми. Среди чёрных американцев распространилось убеждение, что интегрироваться в белую Америку можно, только преобразовав себя по подобию белых, то есть ценой отказа от собственной социокультурной идентичности.

Неприятие этой цены отразилось и в набравшей силу идеологии мультикультурализма (равенство и разнообразие расово-этнических культур), завоевавшей огромную популярность в первую очередь благодаря позиции многих афроамериканцев, но затем поддержанную и другими этносами. Идеология мультикультурализма, проповедовавшая, что все расовые и этнические культуры равны между собой, и ни одна из них, особенно же культура белых, не может ставиться и цениться выше других, имела демократическое звучание. Многие американские политики и идеологи преподносили данную теорию, представляющую альтернативу знаменитой американской доктрине «плавильного котла», согласно которой, все иммигрантские группы, пребывающие в США, переплавляются в единую американскую нацию, как новое проявление подлинного плюрализма и демократизма американского общества. Но это утверждение скрывало важное обстоятельство, что теория мультикультурализма отразила протест против гегемонии и доминирования культуры белых. То есть она, по сути, была протестной и заключала в себе угрозу дезинтеграции общества Соединённых Штатов по расово-этническим линиям.

Убийство в 1998 г. в Цинциннати белым полицейским 19-ти летнего чернокожего парня стало искрой, которая зажгла копившиеся долгое время недовольство расизмом и бедностью. Самое крупное с Лос-Анджелеса 1992, выступление чернокожего населения, вовлекло сотни человек, протестовавших против полицейского зверства и десятилетий бедности и маргинализации. Тимоти Томас был 15-м черным убитым в Цинциннати полицейскими, начиная с 1995 года. За это же время ни один белый не был убит. Стивин Рогач стрелял в него за нарушение правил дорожного движения. Это преступление свидетельствует о том, что взаимоотношения между беднейшими слоями общества и полицией готовы взорваться в любой момент. Вспыхнувший конфликт вызвал страх и удивление в благополучных слоях американского общества, которые долго пытались не замечать находящийся по соседству целый мир нищеты и бесправия. Эти события наглядно показали, что в США — в этой самой богатой стране мира, есть люди которые столь бедны, что готовы вступить в конфликт с самой могущественной мировой машиной насилия.

Недавнее социологическое исследование Университета Цинциннати показало, что если среднедушевой доход горожан — $14420 за год, то в Рейне (где сконцентрировано черное население) он только $5359, и 48 % его жителей живут за счет социальных программ. Уровень безработицы в Цинциннати, составлял в среднем лишь 3,8 % на протяжении последних пяти лет. Но среди чернокожих в Рейне уровень безработицы близок к 30 %, согласно тому же самому исследованию. Власти говорят, что полиция необходима здесь для защиты, но кого она защищает? Правильный ответ гласит, что репрессивные органы защищают лишь капиталистическую систему с ее несправедливым распределением. То, что в городе был объявлен комендантский час, а сотни людей были арестованы, наглядно показывает суть американской демократии. Это демонстрирует, что правящий класс готов использовать здесь, ту же самую репрессивную политику, что и в остальной части мира, но уже против собственного народа.

Очередной бунт негров в Балтиморе в который раз поднял вопрос: почему цветному меньшинству не удаётся интегрироваться в американское общество? Американские экономисты Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер в своей книге «Как человеческая психология управляет экономикой» попытались разобраться, может ли «свободный рынок» решить проблему расовой сегрегации в США и сделать негров равными белым? Они приходят к выводу, что в этом вопросе «либеральные законы» не работают, и к решению проблемы необходимо подключать государство.

В 1990-е велось активное обсуждение позитивной дискриминации. Почти одновременно вышли две очень важные книги с диаметрально противоположными выводами. Эбигайл и Стивен Тернстремы написали исчерпывающую историю позитивной дискриминации и того, как эта практика выросла из движения за гражданские права. У них есть все основания гордиться как своими историческими изысканиями, так и статистическим анализом90. Но Тернстремы не приняли в расчет те эмоции, о которых говорится в очерках о жизни цветных. А ведь именно эти абсолютно неизбежные эмоции и являются главным доводом в пользу позитивной дискриминации. В первую очередь, важно символическое значение такого подхода. Позитивная дискриминация продемонстрирует, что чёрные небезразличны белым и что Америка больше не разделена на две независимые страны. Позитивную дискриминацию крайне сложно осуществлять на практике и что она нарушает принцип справедливости. Противники этой меры, в том числе Тернстремы, утверждают, что позитивная дискриминация — это ошибка. Они полагают, что число представителей среднего класса среди чёрных растет, что государственные меры подобного рода будут неэффективными и что проблема различий между чёрными и белыми рынок решит самостоятельно.

Для афроамериканцев один из наиболее простых способов подняться на уровень среднего класса — это работа в государственном учреждении. Поначалу они могли претендовать только на должность школьного учителя, но, когда прекратилась сегрегация, им стала доступна служба в вооружённых силах, в федеральном правительстве и в правительствах штатов, а также, например, в больницах.

Таким образом, после окончания активного этапа борьбы гражданские права, движение афроамериканцев стало более фрагментарным. Главной проблемой стала проблема достижения реального, а не только декларированного социально-экономического равенства, чернокожим американцам в ходе борьбы за преодоление дискриминации и ее последствий приходится сталкиваться с хозяевами отдельных компаний, предприятий, администрацией отдельных колледжей и университетов, в то время как движение за гражданские права обращало свои требования к федеральным властям. Поэтому борьба в значительной мере перешла с общенационального на местный уровень и ведется по различным направлениям, усилиями многочисленных организаций. Также большую роль в радикальном движении за гражданские права афроамериканцев играет мусульманский элемент в виде организации «Нация ислама». Возрастающая с каждым годом исламизация внутри гетто так же свидетельствует о возрастании протестных настроений, так как, на наш взгляд, может быть трактована как попытка отделиться от навязанной афроамериканцам белой христианской культуры, как попытка противопоставить себя обществу, в котором вынуждены были мириться с дискриминацией. Этой тенденции способствуют и популярные сегодня в американском обществе идеи мультикультурализма, пришедшие на замену идее «плавильного котла».
Заключение

Несмотря на значительный прогресс в отношении большей части белого населения к темнокожим, в сознании многих белых американцев всё ещё остались глубоко укоренившиеся в нём расистского характера предубеждения и стереотипы.

Приведенные данные показывают, что частые заявления официальных лиц США об исключительности своей страны, ее демократичности, равенстве возможностей для всех ее граждан не подтверждаются реальной действительностью. В США всё ещё существует расизм как на бытовом, так и на институциональном уровне. Более того, приведенные в нашей работе данные из значительного числа источников говорят о деградации социального положения афроамериканцев после начала неоконсервативной революции. Поэтому логично считать погромы и беспорядки в Фергюсоне (Миссури) вполне объяснимыми. В атмосфере постоянно звучащей в США официальной риторики о демократии и равенстве реально существующее неравенство воспринимается гражданами еще более остро.

Несмотря на принятие в середине 1960-х годов законов о запрете расовой дискриминации, положение афроамериканцев в США по-прежнему оставляет желать лучшего.

В американском обществе по-прежнему сильны взаимные предрассудки, обусловленные отчасти психологическим фактором. Так, белые американцы по-прежнему отдают своих детей в школы с преобладающим белым элементом, полицейская статистика показывает, что шанс быть застреленным на месте у афроамериканца больше, чем у белого, что говорит о том, что в чёрнокожих белые видят угрозу своей безопасности. Сами афроамериканцы, судя по результатам опросов, считают себя угнетаемым населением, а часть белого населения наоборот считает, что чёрнокожие несправедливо пользуются выделенными им квотами.

На наш взгляд, проблемы социальной и экономической дискриминации в американском обществе актуальны для среднего и низшего среднего класса. Дискриминация в этих слоях начинается буквально со школьной скамьи, когда ребёнок-афроамериканец попадает в государственную школу, уровень образования в которых крайне низок и проблемы с законом у него начинаются уже в школе.

Новый тренд в борьбе афроамериканцев за свои права — идентификация чернокожими себя с мусульманской религией, как вариант выражения протеста против навязанной им столетия назад культурой, которой они были вынуждены подчиниться. Так же отметим, что теперь требования афроамериканцев направлены не к федеральному правительству США, а к различным общественным организациям.

Избрание Барака Обамы первым чёрным президентом приветствовали все прогрессивно настроенные американцы, как белые, так и чернокожие. Однако это не решило проблем афроамериканцев. Более того, они попали в ловушку своих собственных предубеждений. Вместо того, чтобы требовать от Барака Обамы решения своих проблем, как от политика, чернокожие не делают этого, боясь дискредитировать его как представителя своей расы. Несмотря на то, что по всем экономическим показателем положение афроамериканцев стало даже хуже, чем было до его президентства, опросы общественного мнения среди чёрнокожих показывают, что они считают, что их положение даже улучшилось. Это удивительный парадокс, свидетельствующий о гораздо более глубоких корнях расизма, не только социальных и экономических, но и психологических. Расистского типа мифы и предрассудки еще живут в сознании либо в подсознании значительной части американцев. И ясно, что афроамериканцам предстоит пройти еще весьма длительный и трудный путь, прежде чем они добьются фактического равенства со своими белыми согражданами на основе действительно полной интеграции с американским обществом.
Список источников и литературы

Источники

1.      American Institute of Public Opinion [Official website]. URL: #»901270.files/image001.jpg»>

Уровень безработицы по признаку расы

Приложение 2


Приложение 3

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

2293

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке