По всему тексту исправить «на Украине» на правильное написание предлогов с названием страны/населенного пункта. Согласно правилам правописания, территориальные имена собственные пишутся с предлогом «В», а географические — с предлогом «НА», то есть правильно писать «В стране, В государстве, В городе, В области, НА острове, НА материке», но не «На стране, На государстве, На городе, На области, В острове, В материке».

Оглавление

Введение

. Стратегия США в отношении России

.1 Основные подходы США по отношению к России

.2 Российское направление как часть «большой стратегии» США

. Украина как фактор стратегии США по отношению к России

.1 Взаимосвязь России и Украины

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

.2 Значение Украины в европейской повестке дня

.3 Украина в контексте продвижения западных ценностей

. Логика политики США и ее практические следствия

.1 Инструменты осуществления стратегии США

.2 Перспективы политики США при новой администрации

Заключение

Список использованной литературы

международный арена европейский политика

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Введение

По всему тексту исправить «на Украине» на правильное написание предлогов с названием страны/населенного пункта. Согласно правилам правописания, территориальные имена собственные пишутся с предлогом «В», а географические — с предлогом «НА», то есть правильно писать «В стране, В государстве, В городе, В области, НА острове, НА материке», но не «На стране, На государстве, На городе, На области, В острове, В материке».

Отсюда, правильное написание «В Украине, В России, В США, В Германии, ВО Франции», а не «НА Украине, НА России, НА США, НА Германии, НА Франции».

Украинский кризис, начавшийся в 2013 году с политических выступлений, стал важным водоразделом для российско-американских и, если смотреть шире, для отношений России с Западным миром. Для одних — это восстановление традиционной, ориентированной на национальный интерес, прагматической внешнеполитической линии, для других — вызов, брошенный старым и, как считается некоторыми обозревателями, слабеющим, но по-прежнему существенным противником.

Российско-американские отношения и политика США на российском направлении в последние годы в значительной степени определялись украинским контекстом, но вместе с тем нельзя сказать, что они полностью зацикливались на нем, поскольку как интересы США, так и интересы России не ограничиваются исключительно представленным регионом.

Актуальность рассматриваемого вопроса имеет несколько уровней. Во-первых, украинский фактор, под которым понимается вся совокупность значений Украины в контексте политик США и России, существенно повлиял на внутриполитический дискурс стран. Если в случае с Россией это было вполне очевидно и объяснимо, в том числе учитывая историческую перспективу и культурную близость, то в случае США данный фактор вкупе с российским приобрел заметное значение. Примером этого могут служить недавние выборы президента США, где «российский вопрос», образ врага, выраженный, например, в действиях российских хакеров, стал важной частью выборной кампании кандидатов, то есть приобрел определенное общественное значение.

Для российского правительства действия на Украине крайне важны, поскольку данная страна играет особую роль, а любые действия или, наоборот, бездействие могут существенно отразиться на настроениях внутри страны. Поэтому важно понимать, что движет США, как главной мировой силой в их политике по отношению к России, каков интерес США на Украине — без этого невозможно выстроить диалог или адекватно оценить реакцию данного игрока, предсказывать их поведение.

Во-вторых, тяжело переоценить влияние данного фактора в региональном контексте. Так, например, одним из результатов кризиса стало воссоединение России и Крыма, изменившее расклад сил в регионе. Геополитическая важность Украины как страны, расположенной между Россией и Западом, особое внимание со стороны не только США, но и ЕС, важность страны в контексте европейской безопасности и стабильности — все это является доказательством актуальности данной темы в региональном ее разрезе и будет раскрыто в дальнейшем.

Особую актуальность исследованию придает завязанность на вопросы безопасности. Активное вовлечение двух стран, обладающих самыми крупными арсеналами ядерного оружия на Земле, конфликт на Донбассе, в результате которого, согласно докладу мониторинговой миссии ООН от марта 2017, общее число жертв превысило 33 тысячи человек — такое развитие событий вводит в ряд первостепенных понимание позиций и детерминант ключевых стран, обладающих влиянием на ситуацию, в число которых, безусловно, входят и США.

В-третьих, представленная тема обладает определенным глобальным значением, поскольку поведение России, по сути, бросает вызов идее однополярного мира во главе с США. Взаимодействуя с незападными центрами силы, выстраивая альтернативную мировую (БРИКС) и региональную (ЕАЭС) институциональную архитектуру, проводя свою внешнеполитическую линию без оглядки на Вашингтон, Россия подвергает ревизии текущий мировой порядок. В свою очередь, Украина, несомненно, обладает особым значением для России. Таким образом, можно сказать, что от положения дел в этой стране, от результата борьбы за нее в некоторой степени зависит как позиционирование США, так и позиционирование России в мире.

Наконец, в общественном и политическом пространстве России политику США часто рассматривают под весьма однобоким углом зрения, нередко приписывая ей неправильные цели, мотивы, переоценивая силу США и недооценивая роль объективных факторов, имеющих место на самой Украине. Поэтому главный смысл работы заключается в том, чтобы попытаться понять, что движет Соединенными Штатами, какое место в их стратегии занимает Украина — посмотреть на данную ситуацию с точки зрения Вашингтона, сделать это с точки зрения объективности, которой зачастую не достает многим российским экспертам и обозревателям.

Объектом работы является стратегия США по отношению к России. Предмет работы — собственно фактор Украины в этой стратегии. Рассмотрение фактора Украины и его значения в контексте стратегии США невозможно в отрыве от стратегии США в отношении России. Вместе с тем Украина — это лишь одно из направлений американо-российских отношений и его исследование так или иначе завязано как на двустороннюю, так и на мировую повестку дня, что и будет отражено в работе.

Контекстом исследования является украинский кризис, а хронологические рамки, соответственно, с 2013 года по настоящий день. Однако работа сосредотачивается на интересах, мотивах США, их целях, изучение которых невозможно без определенной исторической ретроспективы. Поэтому изредка работа будет уходить из данных рамок ради полноты картины, но неизменно сосредотачиваясь на современности и стратегии США на современном этапе. Также в исследовании будет представлен обзор политики новой администрации США и ее перспектив на основе общего анализа логики политики США в регионе.

Цель исследования — определить роль и место Украины в стратегии США на российском направлении. Под российским направлением подразумевается прежде всего стратегия в отношении России. Обладая гораздо большими ресурсами, влиянием и значением по сравнению с другими государствами Восточной Европы, именно Россия в первую очередь «держится в уме» при планировании стратегии США в регионе.

Данное исследование имеет следующие задачи:

Проанализировать важность региона для США

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Выявить основные подходы США по отношению к России

Понять логику поведения США на международной арене и ее влияние на стратегию в отношении России

Оценить национальные интересы США в регионе

Выявить взаимосвязь между Россией и Украиной

Установить взаимосвязь между позиционированием США в мире и на Украине

Определить значение Украины в контексте европейской повестки дня

Проанализировать роль ценностей и идеологии в политике США применительно к украинскому фактору

Выявить цели и инструменты политики США на Украине

Оценить перспективы политики США на Украине при новой администрации

Гипотеза работы следующая: фактор Украины во внешней политике США является не следствием объективной значимости Украины или присутствия национального интереса США — значение данного фактора лежит в плоскости «большой стратегии» США, ценностей и идеологии Соединенных Штатов и имманентно связано со стратегией США в отношении России.

Эмпирическая база исследования включает в себя широкий круг источников. Основой работы являются официальные документы, отражающие стратегию государств и делающие работу объективной. Среди них можно отметить американские официальные документы: Стратегию национальной безопасности США, Национальную военную стратегию, Концепцию проведения совместных операций и т.д. Основным недостатком перечисленных документов является то, что они были выпущены предыдущей администрацией и поэтому не отражают в полной мере политику новой администрации. Также представлены официальные документы НАТО и Европейского союза (ЕС), отражающие фундаментальные принципы этих организаций. В наличии и Концепция внешней политики России, отражающая не только стратегию страны, но и основные мировые тенденции и их влияние на РФ.

Крайне важны для работы выступления и заявления людей, непосредственно влияющих на принятие решений. Дабы полнее оценить позиции всех основных игроков, в работе представлены выступления Барака Обамы, материалы пресс-конференций официальных лиц Североатлантического альянса, министра иностранных дел России Сергея Лаврова, совместные заявления по итогам саммитов, например, организации ГУАМ и т.д. Официальные заявления — это возможность получения информации из «первых рук», но вместе с тем они могут преследовать инструментальную логику и быть обращены на внутреннюю аудиторию, иметь эмоциональную окраску. Поэтому из необходимо рассматривать только в контексте общей логики и вкупе с другими источниками.

Статистические данные и опросы общественного мнения имеют большое значение, поскольку именно они отражают реальную картину, лишенную предвзятости. Статистика представлена в виде отображения экономического положения Украины сегодня и опирается как на всемирные организации (МВФ), так и на местные статистические данные (Укрстат). Особую роль играют опросы общественного мнения. В работе представлены данные для США (Институт Гэллапа), а также для Украины и России в виде данный Киевского международного института социологии (КМИС), наиболее достоверного источника социологических данных по Украине в текущей ситуации, действующего в партнерстве с Левада-центром. Общественное мнение всегда уязвимо для манипуляций со стороны властей, но и сами власти вынуждены учитывать мнение народа в принятии решений. Этим и ценны опросы для данной работы.

Материалы СМИ из-за особенностей рассматриваемой темы не могут считаться источниками: вопрос стратегии государств достаточно удален от Средств массовой информации, в большинстве случаев являющимися трансляторами идей самого государства, поэтому в данной работе они являются лишь источниками справочной информации.

Литература также не может считаться надежным источником. Однако рассмотрение стратегий государств невозможно без учета мнений тех, кто были или являются главными апологетами этой самой стратегии. Следовательно, логика работы вполне обосновывает использование книг, например, Г. Киссинджера и З. Бжезинского если не в качестве полноценных источников, то уже точно в качестве базы для объяснения основ современной стратегии США.

В выборе теоретической основы работа в значительной мере придерживается реалистской школы международных отношений, следуя логике структурного реализма, который рассматривает мир целостно и учитывает влияние сложившейся системы международных отношений и ее структуры на государства. Вместе с тем, комплексное рассмотрение стратегии США невозможно без учета логики либеральной школы, принципами которой руководствовалась предыдущая администрация Соединенных штатов, а также некоторые союзники США. В этой связи, было бы уместно использовать следовать эклектическому подходу, с помощью которого наиболее всесторонне можно рассмотреть исследуемую тему.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Исследование руководствуется несколькими методами. Во-первых, системным методом, который рассматривает действия и события в их взаимосвязи друг с другом. Данный метод используется для выявления связи между глобальной и региональной ролью США, между стратегическими приоритетами и целями на Украине, между внешнеполитическим курсом США и политикой их союзников в Европе. Только через рассмотрение всего комплекса факторов можно наиболее лучшим образом исследовать предложенную тему.

Во-вторых, работа руководствуется сравнительным методом. Он необходим для выявления сходств и расхождений между США и Россией на Украине. А также для последующего выделения мотивов сторон и, соответственно, целей их политики, что важно для анализа перспектив взаимодействия.

В-третьих, используется ивент-анализ для изучения основных тенденций реагирования США и других акторов на происходящие события как на Украине, так и вокруг нее. Данный метод имеет существенное значение для выстраивания логики поведения государств и последующего их анализа.

Степень изученности вопроса отличается сложностью. Объект работы обладает высокой степенью изученности как среди российских, так и среди зарубежных исследователей. Предмет работы, в свою очередь, обладает меньшей изученностью. Кризис на Украине рассматривается как правило достаточно однобоко, либо в контексте политик других стран или происходящих мировых процессов.

Среди отечественных экспертов, внесших свой вклад в тематику данной работы, можно выделить Сергея Караганова, чьи многочисленные публикации на тему политики Запада и российского ответа на нее являются одними из наиболее авторитетных. Уникальный взгляд журналиста-международника представляет Федор Лукьянов, редактор популярного в России издания «Россия в глобальной политике», точно фиксирующий основные тенденции западной мысли и логики. Большой вклад внес Владимир Батюк, руководитель Центра военно-политических исследований ИСК РАН, чьи работы отличаются всесторонним и точным исследованием американской политики в тесной взаимосвязи с вопросами безопасности. Немаловажен и взгляд военного эксперта Павла Золотарева, военный бэкграунд которого гарантирует особый взгляд на проблемы военного-политического взаимодействия США и России. Не менее интересно мнение Дмитрия Суслова, программного директора Международного дискуссионного клуба «Валдай» по вопросам российско-американских отношений, чьи публикации с глобальных позиций исследуют американскую политику. Комплексно, с учетом особенностей внутренней политики и системы принятия решений рассматривает политику США Андрей Сушенцов, руководитель аналитического агентства «Внешняя политика».

Изученность проблемы российскими исследователями объясняется взаимосвязью России и Украины, важностью этой страны для России. Кроме того, российско-американские отношения обладают особым значением в РФ и их анализ по праву считается одним из наиболее важных по сравнению с другими направлениями политики России. Список авторов не исчерпывается представленными, но перечисленные выше — одни из самых признанных и авторитетных в России.

Среди зарубежных экспертов необходимо выделить Генри Киссинджера, бывшего госсекретаря США и советника по национальной безопасности при президенте Никсоне, одного из влиятельнейших международников мира, чей взгляд с позиций реализма на внешнюю политику США по-прежнему актуален. Важен и вклад Збигнева Бжезинского, мнение которого важно хотя бы потому, что отражает глубинную логику политики США. Признанным экспертом является Роберт Легвольд, почетный профессор Колумбийского университета, чьи работы передают весь комплекс мнений, доминирующих в США в отношении России. Одним из главных поборников реализма в Соединённых штатах и большим экспертом в американо-российских отношениях является Джон Миршаймер, чей структурный, лишенный идеализма взгляд предполагает диалог с Россией. Не последнюю роль в данном исследовании сыграли работы Майкла Кофмана, военно-политического обозревателя из Кеннановского института, подробно описывающего военно-политическую стратегию НАТО.

Важно упомянуть и деятельность американских «мозговых центров», таких как Американский стратегический исследовательский центр RAND, Центр стратегических и международных исследований CSIS, Фонда Маршалла (GMF), публикации которых помогают лучше понять мотивы и практику политики США.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Новизна исследования заключается в комплексном анализе стратегии США, который учитывает широкий спектр факторов, влияющих на стратегию США по отношению к России. Также работа стремится во всей полноте представить диапазон американских подходов к фактору Украины и сравнить его с российским. Исследование берет за основу не только официальную позицию и заявленную стратегию, но и учитывает мнение наиболее авторитетных российских и американских международников по проблеме, тем самым выстраивая сложною многофакторную картину американской стратегии, а затем на ее основе оценивая возможные направления действий новой администрации США.

Структура работы обусловлена поставленными задачами и следует логике рассмотрения от объекта — стратегии США в отношении России к предмету — фактору Украины. Первая глава фокусируется на подходах американской политики в отношении России и на «большой стратегии» Соединенных штатах. Вторая глава сосредотачивается на предмете работы, переходя от вопросов стратегических к вопросам тактическим. В третьей главе рассматриваются практические следствия политики США, таким образом, она на основе первой и второй главы позволяет изучить вопрос «вглубь». В результате, такой подход позволяет понять проблему во всей ее комплексности, переходя от общих вопросов к частным, от причин событий к их следствиям.

1. Стратегия США в отношении России

.1 Основные подходы США по отношению к России

После окончания холодной войны США оказались главной силой в мире, который, по мнению большинства политиков и экспертов, превратился в однополярный, а Фрэнсис Фукуяма в своей книге «Конец истории и последний человек» в 1992 году обосновал победу либеральной идеологии и предвидел наступление эры универсальных ценностей. Современная внешнеполитическая доктрина США открыто заявляет об американском лидерстве и даже дает ему обоснование. Такая позиция делает в определенном смысле уникальным любой подход в отношении других центров силы как в силу объективных преимуществ США, так и с учетом глобального позиционирования страны.

История взаимоотношений России и США, как часто бывает, в значительной степени опирается на историю. Именно к ней апеллируют официальные лица и общественность, оценивая то или иное событие. Так, например, В. Путин зачастую обращается ко взаимоотношениям времен Франклина Рузвельта. Они считаются своеобразным «медовым месяцем» для двух стран. Однако сегодня образ мысли большинства политиков пронизан логикой, во многом характерной для холодной войны. При чем этим отличаются как «ястребы» в США, такие как Джон Маккейн и Линдси Грэм, так и многие политики в России, не говоря о представителях военной элиты, не упускающих повода посоревноваться в остроумии. Вместе с тем доминирование подобных идей значительно вредит и препятствует налаживанию диалога двух стран.

Согласно описанию Генри Киссинджера, на закате холодной войны в США можно было условно выделить три группы по их отношению к СССР, одна из которых — желающие «крестового похода» против коммунизма, другая — сторонники взвешенного и дипломатического подхода, к которому относился и сам Генри Киссинджер. Примечательно, что разница в подходах не мешала и тем, и другим рассматривать СССР в качестве главного противника. Сегодняшняя логика американских политиков и экспертов заимствует часть представлений того периода. Россия вернулась в список главных угроз США. Так, согласно президентскому предисловию Стратегии национальной безопасности от 2015 года, рядом с Россией в списке главных угроз США находятся вызовы в сфере кибербезопасности и глобальное изменение климата. Таким образом, для США Россия вновь становится врагом, что означает неизбежное подчинение отношений этой логике.

Представления о политике в отношении России в американской элите не претерпевали глубинных изменений. В 1990-е года одной из важнейших задач США, помимо прочих, являлось снижение рисков: распад СССР и социалистического лагеря требовали усилий, направленных на предотвращение дестабилизации региона и разрастания конфликтов между странами. Наиболее примечательными в этом ряду являются программа Нанна-Лугара (1991), известная также как программа совместного уменьшения угрозы, а также Будапештский меморандум 1994 года, обеспечивший безъядерный статус Украины. Главное, что необходимо отметить в этой связи — отношения США и России исторически в значительной степени завязаны на вопросы безопасности, ключевым из которых является ядерный статус держав.

На 2016 год обе державы были обладательницами самых крупных арсеналов ядерного оружия: 7260 боезарядов у США и 7500 у России. С одной стороны, наличие ядерного оружия сдерживает амбиции обеих стран и является гарантией мира, но с другой стороны, каждое обострение отношений чревато нарастанием страхов, взаимного недоверия и, как следствие, риском наступления форс-мажорных обстоятельств, в результате которых даже самый незначительный инцидент может стать предлогом к крупномасштабной войне.

Итак, задача снижения рисков в результате трансформации региона постепенно снижалась в своем значении вместе с подъемом России. Мюнхенская речь В. Путина 2007 года, а также российская кампания в Грузии 2008 года подвели черту, обозначив красные линии России и наличие воли их отстаивать. В связи с этим дальнейшая стратегия США в отношении России состояла, по сути, из двух основных задач — предотвращение подъема России в смысле возвращения своих внешнеполитических позиций, а также интеграция периферийных стран в евроатлантические структуры и, при благоприятном раскладе, и самой России при условии отказа от того, что можно назвать великодержавностью. Подобная логика красной линией проходит через всю политику США. Например, Генри Киссинджер в своих рекомендациях в начале 2000-х указывал на необходимость сочетания как политики сдерживания, выраженной в действиях НАТО, так и политики вовлечения России в некоторые институты западного мира, такие как «группа семи», ОБСЕ и другие. Действующая официальная внешнеполитическая стратегия США не только осуждает Россию за «нарушение суверенитета Украины», но и заявляет о «долге США поддерживать усилия украинского народа в деле развития демократии», а также акцентирует внимание на «поддержке демократических изменений» и поддержке стран, «движущихся в правильном направлении». Таким образом, сдерживание и интеграция являются главными мотивами политики США регионе.

Внутри США линия в отношении России характеризовалась консенсусом двух основных партий, то есть общая линия и задачи оставались весьма близкими — сомнению подвергались прежде всего инструментарий, а также идеи в основе. Сторонники взвешенного и дипломатического подхода — реалисты, следуя основным догмам своей школы международных отношений настаивали на том, чтобы политика США опиралась в большей степени на прагматизм, а не на идеализм и универсализм. Именно они, в отличие от либералов и неоконсерваторов, указывали на ошибочность политики расширения НАТО. Сторонники либерального подхода, среди которых, например, бывший президент США Барак Обама, выступают за продвижение либеральных американских ценностей, отдают преимущество мягким рычагам силы, верят в установление идеального порядка на основе ценностей и демократии. Каждая из групп имела свои причины поддерживать внешнеполитический консенсус в отношении России, будь то недостаточная демократизация России, образ вечного врага или следование долгосрочным интересам США. Какой бы президент ни оказался у власти, общая линия не подвергалась сомнению, хотя ее идейная составляющая могла смещаться вместе со сменой администрации.

Следуя этой логике, можно выделить несколько основных мнений относительно мотивов поведения России на международной арене, имеющих место в Соединенных Штатах. Американский международник Роберт Легвольд систематизирует их в пять основных:

Активная внешняя политика — потребность недемократического путинского режима;

Путин считает Запад главной угрозой и стремится противостоять США;

Россия — слабеющая (уходящая) сила, подрывающая мировой порядок и не готовая смириться со своей новой ролью;

Россия действует прагматично и желает стратегического партнерства с США в поисках ответа на общие глобальные вызовы.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Таким образом, лишь один из пяти мотивов подразумевает налаживание долгосрочного сотрудничества с Россией, остальные же мотивы ведут в лучшем случае к стратегии минимизации рисков.

Не менее важен тот факт, что в обеих странах утвердилась взаимное негативное восприятие друг друга. Согласно опросу Института Гэллапа, в 2015 году Россия заняла первое место в списке главных стран-угроз для США. Знаменательны также изменения в военной доктрине РФ: НАТО впервые был обозначен как главная угроза для Российской Федерации. В итоге складывается ситуация, когда взаимное восприятие, позиционирование и внешнеполитические догмы, история взаимоотношений и текущие политические разногласия препятствуют даже не выстраиванию конструктивных взаимоотношений, а простому налаживанию диалога.

В этих условиях особенно опасна возрастающая динамика военных учений (см. рис.1), а также нахождение войск России и НАТО в непосредственной близости друг от друга в ряде регионов, например, в Сирии.

Самые значительные учения России и стран НАТО с 2015 года

Рис. 1 Источник: #»907627.files/image002.jpg»>

Рис. 2 Источник: Укрстат, Всемирный банк.

Как результат советских индустриализаций, экономики России и Украины развивались как единый хозяйственный комплекс, вследствие чего между странами образовалась взаимозависимость. Даже несмотря на кризис во взаимоотношениях, Россия по-прежнему занимает первое место как в импорте (11,7%), так и в экспорте Украины (8,5%). Помимо этого, взаимозависимость проявляется в сфере энергетики — транзите энергоносителей из России на Запад. Хотя Россия и стремится минимизировать риски путем строительства альтернативных газопроводов, полностью этот процесс не завершен, в том числе и из-за политики диверсификации, приводящейся в ЕС, и «третьего энергопакета» как ее следствия. Ранее серьезными были промышленные связи стран — значительная часть ВПК России ориентировалась на поставки комплектующих из Украины, в частности, для вертолетов Ми-8 и Ми-17, самолета Т-50, комплексов С-300 и прочее. Однако после целенаправленного разрыва связей со стороны властей Украины подобное сотрудничество значительно уменьшилось, как и, соответственно, взаимозависимость.

Наконец, воссоединение с Крымом позволило России вернуть главную базу Черноморского флота — Севастополь. Стратегическое значение Крыма трудно переоценить. Его присоединение значительно расширило возможности России, которая в результате распада СССР оказалась «зажата» на Черном море, потеряв основную базу флота со всей инфраструктурой. Немаловажна была и главная опасность в этой связи — реальная вероятность прихода войск НАТО в Севастополь при согласии властей Украины. С точки зрения США возвращение Крыма означает утверждение России на Черном море и дальнейшую нацеленность России на Восточное Средиземноморье. То есть геостратегическое значение черноморского региона — несомненно, а укрепление России в нем безусловно является вызовом для США, особенно учитывая характер этого укрепления. Даже отчасти понимая обоснованность претензий России на Крым, их «традиционность», США не готовы смириться с усилением РФ.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

После распада СССР образовалось независимое Украинское государство. Однако процесс образования нации не завершен до сих пор. Причина этому — наличие нескольких типов идентичности на самой Украине. Разделение на Западную, Центральную и Юго-Восточную части было обусловлено историческими, этническими и географическими факторами. Данное деление дает о себе знать всякий раз, когда речь заходит о вопросах языка, административно-территориального устройства, а главное — внешнеполитического выбора. Пример того, как проявляют себя три основных типа идентичности представлен на рисунке 3. Можно сказать, что украинцы из западных регионов настроены наиболее антироссийски, из юго-востока, наоборот, наиболее пророссийски, в то время как Центральная Украина занимает промежуточное положение.

Хотя этот факт в некоторой степени очевиден, он значительно влияет на международную обстановку вокруг Украины и учитывается как Россией, так и США. Для России Украина — это граница русского мира. Данное понятие имеет разные трактовки, но неизменна суть — это красная линия, то есть непосредственная угроза национальным интересам, которая неизменно будет купироваться самым жестким способом.

Какой должна быть государственная политика в отношении русского языка на Украине? (2015 год)

Рис. 3 Источник: #»907627.files/image004.jpg»>

Рис. 4. Источник: http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2016_07/20160704_160704-pr2016-116.pdf

Таким образом, ситуация на Украине стала фактором мобилизации союзников США и укрепления роли Альянса, который вернулся к традиционной, известной со времен холодной войны роли сдерживателя России. Все больше экспертов, в том числе и в США, отмечают политизированность вопросов безопасности. Общая численность контингента НАТО, а также его расположение не оставляют сомнений в слабости организации перед лицом, фактически, главного врага — подавляющее большинство наблюдателей отмечает невозможность обороны стран Прибалтики текущими силами. Поэтому размещение дополнительных сил там — это своего рода политическая гарантия США, символ приверженности курсу, а также обозначение красных линий для России. В этой же «игре» участвует и сама Россия, контингент которой в приграничных регионах не увеличивается, а усиление войск на юго-западе страны подается как ответ на вызов — то есть присутствует тот же самый мотив мобилизации, но на этот раз внутренней.

И все-таки, даже во время сегодняшнего кризиса во взаимоотношениях, в условиях негативизации политических шагов друг друга и нарастания страхов, НАТО/США имеют определенный опыт взаимодействия с Россией, на который можно опираться и который может быть примером конструктивного диалога. На это указывают, например, российские военно-политические эксперты. Так, Павел Золотарев приводит в пример идею Центр обмена данными от систем предупреждения о ракетном нападении между РФ и США времен 2000 года, а Владимир Батюк указывает на систему «Confidence building measures» времен Холодной войны. Немаловажно и сотрудничество по Афганистану образца 2000-х годов. Даже в самых неблагоприятных политических условиях, США и Россия умели находить общий язык по наиболее серьезным вопросам безопасности, проявляя себя в качестве ответственных держав.

Таким образом, фактор Украины в европейской повестке дня выражен с позиций прежде всего двух организаций: ЕС и НАТО, за которыми стоят интересы государств-членов. Именно ЕС был одним из флагманов политики Запада на Украине и имел на то свои мотивы при общей консолидации политики ЕС и США. Что касается НАТО, то конфликт на Украине стал прекрасным поводом для политической мобилизации союзников, а задача интеграции восточной периферии, в которой нашли свое отражение и интересы по меньшей мере ряда европейских государств стала важным стимулом политики США на Украине и безусловно является частью стратегии США.

.3 Украина в контексте продвижения западных ценностей

Ценности и идеология являются одним из основных мотивов и одновременно инструментов политики Запада на Украине. Согласно классическим либеральным представлениям общность ценностей — это главная сила, сближающая государства и предотвращающая конфликты. На этой основе была разработана теория демократического мира, утверждающая, что демократии не воюют между собой. Ценности — это главная основа консолидированного Запада, объединяющая их позиции, делающая схожими подходы. Именно поэтому проецирование своих ценностей и их принятие другой страной по праву считаются одним из основных способов «привязать» страну, включить ее в свою орбиту влияния.

Национальная военная стратегия США открыто декларирует «сохранение и распространение универсальных ценностей» в качестве метода достижения внешнеполитических целей. О соперничестве ценностных ориентиров говорит и Концепция внешней политики России. Тем не менее, нельзя сказать, что конфликт на Украине стал ареной противостояния ценностей. Хотя Россия и следует в своей политике традиционалистскому курсу, его нельзя в полной мере назвать идеологией — это скорее установки и принципы.

В этих условиях ценности были главным «оружием» в противостоянии интеграционных проектов, а также в борьбе за национальную идентичность Украины. Главной причиной украинского кризиса является уже упомянутый процесс образования нации, противостояния идентичностей. Осознавая необходимость развития страны, реформ украинцы в массе своей ориентировались именно на Европу как образец успешного экономического развития и самой богатой социальной системы. И сегодня большинство населения страны, а именно 64% согласно последним опросам на февраль 2017 года, поддержали бы вступление страны в Евросоюз, причем проект присоединения к ЕС популярнее проекта присоединения к НАТО, который поддерживают 57% населения. Оценивая эту статистику, необходимо учитывать эффект текущих взаимоотношений с Россией, который способствует нарастанию прозападных настроений. Но даже несмотря на это, около 14% населения по-прежнему видят будущее Украины в Евразийской интеграции, а опросы относительно референдума по внешнеполитическому статусу говорят об относительном паритете сторонников и противников евроатлантической интеграции, хотя и в пользу первого варианта. Таким образом, причина кризиса и «метания» Украины между двумя центрами силы — прежде всего в самой Украине и в ее внутренних процессах.

Однако статус-кво, существовавший на Украине между хоть и противоборствующими, но все-таки находящимися в относительном балансе группами элит был нарушен вследствие внешнего давления Запада, желающего «привязать» Украину через диалог с элитами, специальные институциональные проекты вроде «Восточного партнерства», о чем будет сказано подробнее. Россия же, долгое время испытывавшая трудности экономического и политического плана, не вела активную борьбу за вовлечение Украины в свою орбиту влияния. Так, например, известный эксперт по вопросам постсоветского пространства Сергей Маркедонов считает, что главная целью всей политики России в ближнем зарубежье было — недопущение конфликтов и их пагубного влияния на Россию, а ответ на украинский кризис в виде присоединения Крыма и помощи Донбассу был во многом вынужденным. Россия не могла не ответить на украинские события, антироссийскую и прозападную ориентацию Украины, хотя бы потому, что игнорирование объективного желания жителей Юго-Востока Украины развиваться в тесной кооперации с Россией, а не с Западом могло бы серьёзно подорвать внутреннюю стабильность внутри самой России.

Отсечкой более активной роли России можно считать 2008 год, когда вследствие Грузинской кампании Дмитрий Медведев заявил о «привилегированных интересах» России в некоторых регионах. После этого активизировался интеграционный проект России, призванный экономическими способами решить в том числе и политические проблемы на постсоветском пространстве. Хотя Россия имела и продолжает сохранять интерес к присоединению Украины к Евразийскому экономическому союзу, что значительно повысило бы потенциал этой организации и стало бы большим успехом, на Украине РФ изначально находилась на шаг позади инициатив ЕС и была вынуждена, прежде всего, отстаивать статус-кво страны, справедливо считая такое положение выгодным для себя, по крайней мере в тактической перспективе.

Долгое время основной подход США выражался в концепции геополитического плюрализма, которая подразумевала поддержку «суверенного выбора» стран. Одной из организаций, которая следовала по меньшей мере духу этой концепции была ГУАМ (Организация за демократию и экономическое развитие), куда входит и Украина, позиционирующая себя как альтернативный центр силы в противовес России. Например, на последнем саммите в Киеве, состоявшимся в марте 2017 года, страны подтвердили курс на создание зоны свободной торговли (ЗСТ), а также Транс-каспийского коридора (еще один пример геополитической важности Украины), который пройдет в обход России. Очевидно, что, по сути, «суверенный выбор» стран принимается только в том случае, если он является прозападным. Такая идея красной линией проходит в записках крупнейших аналитических центров. Итак, интерес США и стран Европы заключался в постепенном движении стран региона, в том числе Украины, в сторону Запада.

Такая политика продвижения ценностей ярко проявилась на Украине. В таком сложном и не до конца сформированном государстве, особенно в текущих условиях, у внешних игроков может быть две основных стратегии поведения: предотвратить раскол или управлять расколом. В этом заключается принципиальное отличие позиции США от позиции России — Соединенные Штаты и Западные страны в своих попытках вовлечения Украины последовательно придерживались линии управления расколом. США активно поддерживали концепцию жесткого национального государства и ориентировались на западно-украинский тип идентичности. Данная логика прослеживается, начиная с Оранжевой революции 2004 года.

Достаточно жесткая линия США, направленная на поддержку исключительно прозападных проектов, вместе с общей логикой в отношении России — отказ признать любые формы политического сотрудничества на равных, с учетом мнения России — привели к тому, что Украина вместо «моста» между Западом и Россией, стала источником «черных лебедей» и точкой раздора.

По итогам более детального изучения фактора Украины в стратегии США можно сделать следующие выводы. Украина представляет для России экзистенциальную важность, поэтому любые изменения в этой стране неминуемо становятся объектом пристального внимания РФ. Важность Украины комплексная и вытекает из исторической взаимосвязи, размеров страны, геополитического положения. Значимость Украины в полной мере осознается США, для которых Украина — важный фактор политики продвижения своих ценностей, а также политики сдерживания России. Либеральная идеология является в значительной степени мотивом поведения США, но вместе с тем западные ценности имеют инструментальную логику и призваны сплачивать государства с Западом, «привязывать» их.

Помимо прочего, украинский фактор имеет серьезное значение в контексте европейской повестки, где он воспринимается, прежде всего, через призму безопасности и во взаимосвязи с Россией. Страны ЕС имеют свои интересы на Украине и желают интеграции этой страны в евро-атлантические структуры. В этой связи политика США становится отчасти проводником этих интересов. НАТО является одной из структур Западного мира, обладающих прямым влиянием на положение дел на Украине, в идеальной ситуации вступление Украины в НАТО стало бы финальной точкой интеграции страны в Западный мир. Тем не менее, в силу объективных причин такое развитие событий маловероятно. Необходимо отметить и роль фактора Украины в консолидации и мобилизации стран Запада.

3. Логика политики США и ее практические следствия

.1 Инструменты осуществления стратегии США

На протяжении всего исследования, Украина предстает в виде объекта политики других государств, однако политика правительства этой страны и внутренняя ситуация обладают определенным влиянием, с которым вынуждены считаться внешние силы. Главным моментом здесь является слабость государства и слабость текущего режима, установившегося в результате событий в Киеве в 2013-2014 годах. Распространение националистических идей, кризис управления, в 2014 году приводивший к частым «захватам администраций», конфликт на Донбассе — все это до сих пор влияет на внутреннюю ситуацию в стране, делая текущий режим хрупким. К этому можно добавить неэффективное управление и разгул коррупции, который повсеместно упоминается западными наблюдателями. В связи с этим внешние игроки вынуждены учитывать сложившуюся ситуацию. Заметно это проявляется в следовании Минским соглашениям по Донбассу. В 2015 году 45% населения страны выступали за Антитеррористическую операцию на Донбассе и примерно столько же против — 44%. Принуждение Киева к выполнению соглашений способно привести к очередному внутриполитическому кризису, в результате которого сравнительно умеренные силы, находящиеся у власти, сейчас будут смещены националистами. Факт невозможности серьезного давления играет свою роль.

Чтобы заставить Киев выполнять Минские соглашения необходима воля и желание. Из предыдущих глав явствует, что ситуация на Украине в плане взаимоотношений США и России — это игра с нулевой суммой. Вместо вовлечения России в процессы на Украине, которое могло бы остановить сползание страны в нестабильность и предотвратить конфликт на Донбассе, США и другие страны Запада предпочли следовать своей традиционной политике, не принимая во внимание доводы России об опасности для Украины сценария выбора между Россией и Западом.

Для продвижения своей политики на Украине США использовали интересный инструментарий. Во-первых, интересна партия, которую играли Соединенные Штаты на Украине. Как пояснялось ранее, в консолидированной позиции Запада значительный груз ответственности взял на себя Европейский союз, роль же США, в силу удаленности, слабости межстрановых связей, слабого военного присутствия заключалась в функциях катализатора, посредника и консолидатора.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Наряду с ЕС Соединенные Штаты проводили политику вовлечения Украины, о которой говорилось ранее — в этом заключается функция катализатора. Функция консолидатора и посредника имеет два уровня. США активно гармонизировали свою внешнеполитическую линию и линию ЕС, в результате чего в подавляющем большинстве случаев политика Запада выглядит абсолютно единой и неотличимой друг от друга, особенно в общественном сознании. Тем не менее, как отмечалось, на самом деле линии Европы и Америки отличаются по ряду признаков.

Второй уровень — сама Украина. Главным тактическим инструментом США была непосредственная работа с властными группами. Примером здесь может служить деятельность Джо Байдена и частота его визитов в Киев. Именно наличие этого человека, являющего собой линию прямой связи между Вашингтоном и Киевом, было главным «встроенным» инструментом внешней политики США на Украине. Утечка скандального разговора между помощником Госсекретаря США Викторией Нуланд и послом США на Украине Джеффри Пайеттом — наглядная иллюстрация способности США к консолидации весьма слабой, «разношерстной» оппозиции, на основе которой во многом построена нынешняя власть на Украине. Также расшифровка беседы опять же косвенно указывает на некоторую разницу в подходах ЕС и США.

Для помощи новому, прозападному режиму США применили часть инструментов своего глобального влияния. Так, денежная поддержка Украины, экономическое состояние которой по меньшей мере тяжелое, осуществлялась по линии Международного валютного фонда (МВФ). Иллюстрациями применения США своей власти в этой организации стали решения о кредитовании Украины, для осуществления которых были изменены правила предоставления кредитов — МВФ смогла выделить деньги стране даже в условиях просроченного долга перед Россией в 3 млрд долларов и фактического дефолта. Примечательно, что именно такое изменение правил в интересах одного игрока является одной из причин желания развивающегося мира создать альтернативные глобальные финансовые институты, поскольку блокирующий пакет США в МВФ — серьезный инструмент влияния, что и отразила описанная ситуация.

Но главный инструмент США на Украине — мягкая сила. Согласно Джозефу Наю, создателю концепции мягкой силы, — это прежде всего способность достижения внешнеполитических целей силой привлекательности. Ценности, культура, образование, стандарты жизни, сила экономики — все это обладает потенциалом влияния, с помощью которого можно добиваться нужного поведения контрагента. Вышеупомянутые универсальные ценности, либеральная идеология, демократизм, продвигаемые США, были на Украине были дополнены стандартами жизни и экономической силой ЕС.

Использование мягкой силы тяжело оценить. Еще тяжелее отличить намеренное ее использование от простого распространения идей и образов самих по себе, без помощи со стороны государства. Вместе с тем, возросшая роль мягкой силы очевидна. Россия лишь недавно начала развивать этот инструмент, столкнувшись с его активным использованием Западом. На сегодняшний день значение данного инструмента влияния закреплено в Концепции внешней политики России. Лишь после событий Майдана в России пришли к пониманию важности данного рычага. В частности, перед упомянутыми событиями на Украине действовали лишь 2 культурных центра России — в Киеве и Симферополе, в то время как у одной Германии таковых было 15 по всей стране. Между тем, активный культурный обмен и образовательные программы, действующие на основе таких центров, позволяют выиграть «конкуренцию идей» — активно влияют на восприятие страны, образ мысли молодого поколения, который впоследствии будет перенесен на других. Наличие личностных контактов способствует наращиванию экономических связей стран и интенсификации инвестиций.

Помощь — лучшая дипломатия. Следуя этому утверждению США применяли и продолжают применять на Украине один из самых действенных рычагов своей мягкой силы — USAID (Агентство США по международному развитию). Агентство оказывает активную помощь Украине: в одном лишь 2015 году было выделено 145 млн долларов. Деньги пошли на программы здравоохранения, образования и прочее. Главное — в те сферы, где простые люди могут ощутить эту помощь на себе. Тем самым достигается улучшение имиджа США и повышается доверие населения.

Таким образом, внутренние особенности политических процессов делают эту страну достаточно хрупкой изнутри. Украинский кризис стал следствием прежде всего внутреннего раскола, а затем уже внешних действий. Однако Запад отказался сделать Россию частью решения кризиса, пойдя по пути игры с нулевой суммой. Роль США заключалась в инициировании определенного поведения со стороны Украины путем послания стимулов к интеграции с Западом. Главным инструментом такой политики была мягкая сила. На самой Украине усилия США идут бок о бок с европейскими, но только США обладают уникальным тактическим влиянием непосредственно на действующую власть.

.2 Перспективы политики США при новой администрации

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В свое время Генри Киссинджер предупреждал об опасности «сделать внутренние американские установки целями внешней политики». Дополнительную важность упоминанию здесь его позиции придает недавняя встреча Киссинджера и Дональда Трампа, на которой обсуждались вопросы внешней политики Соединенных Штатов. Помимо этого, по словам Сергея Лаврова, который 10 мая впервые встретился с Дональдом Трампом, беседа была лишена идеологии, а позиция Трампа — достаточно прагматичная. Принимая во внимание все это, можно сделать вывод, что политика новой администрации скорее всего будет идти в духе реализма, станет гораздо менее идеалогизированной.

Однако это не означает «положительность» по отношению к России. Прагматизм опирается, прежде всего, на осознание своей выгоды и принятие реальности как таковой, а не через призму идей. Реальность же заключается в том, что стратегия США в отношении России имеет другие детерминанты помимо продвижения универсальных ценностей. Поэтому приход администрации Трампа, изначально воспринятый позитивно, поскольку такой вариант для России был несравнимо лучше, чем победа Хиллари Клинтон, постепенно дополнялся неопределенностью. Особенно показательной стала ракетная атака США в Сирии. Так или иначе, даже несмотря на постепенное проявление общих контуров внешней политики США при текущей администрации, неопределенность сохраняется.

Другой важный фактор — личность Дональда Трампа. Будучи человеком из бизнес-среды, Трамп очень прагматичен, ориентирован на сделку, о чем всегда и заявлял. Кроме того, одним из ключей его победы было реноме сильного политика в противовес «слабака Обамы». Во многом следованием этому образу можно отнести агрессивную риторику в отношении КНДР, и, безусловно, ракетные пуски в Сирии, ориентированные как на внутреннее, так и на внешнее «потребление» — укрепление образа внутри и иллюстрация решимости вовне.

Одним из объединяющих для политики России и США факторов может стать националистическая линия Дональда Трампа. Она проявляется, прежде всего, в экономическом национализме, следовании традиционной логики политики США. Такой подход уже проявил себя во внешней политике: США проводят курс на сближение со старыми проверенными союзниками, например, Израилем. Шанс России в этом случае — признание со стороны Соединенных Штатов ее статуса в качестве постоянного центра силы, что приведет к готовности США заключать долгосрочные соглашения.

Говоря о возможности «сделки» по Украине, аргументами за могут служить отсутствие жизненно важных интересов США в этой стране. Для прагматика вроде Трампа это может сыграть свою роль.

Наконец, крайне важный фактор — бипартийный консенсус в отношении России. Все больше экспертов отмечают, что последние выборы и приход Трампа — символ разрушения внешнеполитического консенсуса. Так, Дмитрий Суслов выделяет разрушение консенсуса в отношении глобального лидерства Соединенных Штатов. Приход Трампа, с идеей не лидерства, но величия Америки означает определенное дистанцирование США от роли мирового гегемона в пользу политики своих собственных интересов. Сама возможность договариваться с Россией ранее даже не выдвигалась, теперь же республиканцы вынуждены учитывать мнение президента от своей партии, что, в случае успеха Трампа, может окончательно подточить бипартийный консенсус в отношении России.

Даже принимая во внимание все перечисленное, на другой чаше весов окажутся не менее серьезные аргументы. Во-первых, США — демократическое государство с плюралистической системой власти. Поэтому «ценностная логика» все равно будет иметь место и воспроизводиться. Во-вторых, реализм в политике США не означает хорошие отношения с Россией — он означает неукоснительное следование национальным интересам Соединенных Штатов, но другими методами.

Помимо этого, было доказано, что на стратегию США по отношению к России влияют и другие достаточно сильные факторы, такие как позиция и интересы союзников США в мире, вопросы безопасности, «большая стратегия». Маловероятно, чтобы Россия отказалась от политики выстраивания отношений с развивающимся миром ради гипотетической сделки с США. Это означает, что зачастую позиции стран будут расходится. Но здесь необходимо отметить и возможности, как например, общие глобальные вызовы: терроризм, проблема распространения ядерного оружия, проблемные регионы и страны, такие как Афганистан и КНДР — во всех этих случаях кооперация США и России способна значительно улучшить состояние международной среды, привнести стабильность.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

На практике серьезным препятствием является укоренившейся негативный образ и отсутствие диалога. На данный момент политический диалог состоит лишь из редких встреч высших должностных лиц — многие форматы диалога свернуты. Еще хуже ситуация со взаимным восприятием на уровне общественных связей, слабы и экономические отношения. В этих условиях даже наличие воли к налаживанию конструктивных связей и целенаправленная политика в этой области неизбежно столкнется с противодействием на местах, а также в общественном дискурсе Соединенных Штатов.

Говоря о «сделке», теория международных отношений предлагает три опции: раздел сферы влияния, нейтрализацию проблемных точек и выработку «правил игры». Раздел сфер влияние — главный прием XIX века, подразумевающий признание той или иной страны или региона сферой интересов определенного государства. Главным препятствием в этой связи является неготовность США заключать подобные соглашения в условиях позиционирования в качестве глобального лидера. Другая проблема — сама возможность осуществления такой политики в эпоху глобализации, когда границы государств уже не являются серьёзным препятствием для распространения идей и проведения политики других государств. Сценарий выработки «правил игры» мог бы стать выходом, если бы США, опять же, были готовы на равных вести диалог с Россией.

Третий вариант — создание буфера в виде нейтрального государства может быть применен на Украине в виде концепции «Финляндизации», что означает использование опыта Финляндии, нейтральный статус которой в период холодной войны стал результатом договоренности между США и СССР. Превращение Украины в нейтральный «мост» между Россией и Западом объективно способствовало бы значительному уменьшению конфликтного потенциала и стабилизации страны. Проблема заключается в готовности внешних сил. Если Россия в целом готова пойти на такой шаг, то для Запада это не самое выгодное развитие событий. Логика политики США заключается в привлечении Украины и ее отрыве от России, а предложенный сценарий идет вразрез с долгосрочными усилиями США и с пока еще доминирующей логикой политики этого государства. Неоднозначной представляется и реакция союзников Соединенных штатов.

При близком рассмотрении данный вариант достаточно эффективен в плане урегулирования конфликта на Донбассе и нормализации отношений как между США и Россией, так и между Украиной и Россией. Однако успешность подобного сценария не означает окончание конкуренции за эту страну в будущем. Как показывает опыт той же Финляндии, которая после окончания холодной войны, то есть серьезного ослабления одной из влияющих сил, стала неотъемлемой частью Европейского союза, хотя и не членом НАТО — нейтрализация не гарантия постоянства этого статуса. На Украине нейтрализация ослабит раскол, но, в конечном счете, конкуренция интеграционных проектов продолжится и победит та сила, которая будет способна наиболее эффективно использовать мягкую силу.

Цель России на самой Украине — содействовать децентрализации, учету мнения жителей юго-востока страны. Идеальный вариант для России — федерализация Украины. Для России это открывает следующие перспективы. Во-первых, такой вариант означает неизбежное движение к более плюралистической модели, следовательно, способность центральной власти в Киеве, которая сегодня подвержена влиянию Запада, продвигать исключительно свой проект развития страны будет снижена. Во-вторых, федерализация открывает путь для прямого взаимодействия между пророссийскими регионами и Россией, увеличивая внешнеполитический инструментарий России на Украине. В-третьих, тактически это отличный способ в реальности вернуть Донбасс в состав Украины при условии гарантий, что интерес жителей республик, за который было отдано столько жизней людей, будет учтен, поскольку на самом деле цели включить Луганскую и Донецкую народные республики в свой состав у России нет, так как при текущей ситуации — это скорее пассив, нежели актив.

Таким образом, следуя вышеописанной стратегии, США использовали на Украине один из главных рычагов своей политики — мягкую силу, которая была объединена с усилиями ЕС. США и Европейский союз, имея разные мотивы, проводили по факту общую политику присоединения страны к евроатлантическому сообществу. Ролью США была консолидация усилий Запада на Украине: создание стимулов для евроинтеграции страны и практическая поддержка прозападных сил. В своей политике США активно использовали свою глобальную мощь, выраженную в использовании своей регулятивной силы. Сама за себя говорит общая и гармонизированная политика санкций Запада в отношении России. Вместе с тем приход администрации Трампа открывает пусть и сужающееся, но все-таки окно для налаживания взаимодействия между США и Россией. Свою роль здесь играет прагматизация политики США, а также личность президента. Но долгосрочная логика политики США, взаимовосприятие друг друга станут большим препятствием для реальных действий. И тем не менее, общая нормализация отношений и их дрейф от риторики холодной войны к налаживанию по меньшей мере диалога — вполне реальный и оптимальный сценарий.

Заключение

Подводя итог, можно сказать, что важность стратегии США по отношению к России, а также важность Украины как фактора этой стратегии значительно увеличилась в результате украинского кризиса. Впервые со времен окончания холодной войны Соединенные Штаты были вынуждены увеличить численность военного контингента, дислоцированного в Европе. Само значение восточной европейской периферии для США имеет важность, прежде всего, в контексте безопасности и военной силы России, которая увеличилась.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Подходы США по отношению к России демонстрируют слабую мотивацию к сотрудничеству. Главным вопросом в повестке дня сегодня является безопасность. Именно в этих рамках располагались все озвученные конструктивные перспективы политики Дональда Трампа в отношении России, включая сотрудничество в борьбе с ИГИЛ, предотвращение распространения ядерного оружия и т.д.

Такой подход сложился в силу отсутствия фундамента в виде развитых экономических, культурных, человеческих связей. Их отсутствие напрямую влияет и на взаимный негативный образ, сложившийся как в Соединенных Штатах, так и в России. Доминирование подобных настроений прослеживается в опросах общественного мнения и в американском истэблишменте. Это ведет к рефлексивному восприятию текущей реальности в США и воспроизведению логики холодной войны, что становится препятствием к диалогу.

Следствием этой логики является убежденность в верности политики сдерживания России. Идеей-фикс становится страх восстановления «Российской империи». Мотив сдерживания стал важным фактором объединения Западного мира перед лицом «угрозы Запада», превратившись в инструмент «оживления» старых организаций времен холодной войны, например, НАТО.

Одним из наиболее важных является вызов, брошенный Россией мировому порядку во главе с США, который сложился после распада биполярной системы. Подъем развивающегося мира, постепенное, но уверенное уменьшение гандикапа западных стран перед остальным миром ставит текущий мировой порядок под угрозу. Россия, в силу своей исторической роли и обстоятельств сегодняшнего дня, стала одним из лидеров тех сил, которые выступают за более равную и справедливую — многополярную систему международных отношений.

Идеологическое противостояние западным ценностям и либерализму, который повсеместно понимается Соединенными Штатами в качестве универсального догмата, который должен быть принят всеми — важнейшая линия противостояния, проходящая в том числе и по Украине. Политика демократизации и продвижения ценностей является мотивом и, одновременно, инструментом политики США.

Таким образом, США не имеют серьезного национального интереса в описываемом регионе, но мотив сдерживания, логика распространения ценностей, а также логика ревизионизма России и глобальной защиты сложившегося и институционально закрепленного порядка во главе с США возводит стратегию в отношении России в число главных приоритетов США, что закреплено во всех внешнеполитических документах и подтверждается практикой.

В связи со всем вышеперечисленным, фактор Украины воспринимается в тесной взаимосвязи с Россией. Он является частью стратегии продвижения ценностей и стратегии сдерживания России. Такая логика разделяется и многими странами-союзниками США в Европе. Стратегия на вовлечение Украины в Западный мир или на ее отрыв от России стала триггером украинского кризиса. Но сам процесс «дрейфа» Украины и слабость Украинского государства — результат внутренней логики.

Украина, являясь одним из крупнейших государств Европы, обладая исторической геополитической важностью, занимает важное место в контексте европейской повестки дня. Ее значение вытекает из всего перечисленного выше.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Борьба за нее стала точкой приложения инструментов влияния со стороны ЕС, США и России. Сила притягательности ЕС, экономических и социальных стандартов этого объединения, вкупе с мягкой силой США, с политическим влиянием этой страны, а также глобальной регулятивной силой, стали важными факторами победы прозападного курса на данный момент. Инструменты мягкого влияния России оказались недостаточными. Однако использование жесткой силы со стороны России продемонстрировало возросшую роль «уходящей державы» и вернула Россию в борьбу за Украину.

Приход новой администрации в США ведет к прагматизации курса и вполне способен привести к нормализации диалога. Однако даже устранение идеологических ограничений и общность традиционалистского курса России и пронационального курса Трампа, вряд ли способны остановить развитие ситуации по традиционной логике и привести к немедленным положительным для России изменениям, хотя бы в силу отсутствия доверия друг к другу как в Вашингтоне, так и в Москве.

Сутью работы было понять логику Соединенных Штатов и продемонстрировать детерминанты влияния на стратегию США по отношению к России и на фактор Украины в этой стратегии, что и было сделано. Цель работы — определить роль и место Украины в стратегии США в отношении России была выполнена.

Таким образом, гипотеза работы доказана: фактор Украины в стратегии США в отношении России действительно не является следствием объективной значимости этой страны или присутствия национального интереса США — значение данного фактора лежит в плоскости «большой стратегии» США, ценностей и идеологии Соединенных Штатов и имманентно связано со стратегией США в отношении России.

Список использованных источников и литературы

Источники:

Официальные документы:

.        Военная доктрина РФ // Российская газета. — 2014. Федеральный выпуск №6570. [https://rg.ru/2014/12/30/doktrina-dok.html], дата обращения: 08.05.2017.

.        Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Варшаве / Саммит стран НАТО 2016. [http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_133169.htm?selectedLocale=ru], дата обращения: 08.05.2017.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.        Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации / Указ президента РФ №640 от 30 ноября 2016

.        Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 / The Joint Chiefs of Staff. September 2012. [http://www.globalsecurity.org/jhtml/jframe.html#http://www.globalsecurity.org/military/library/policy/dod/joint/ccjo_jf2020.pdf%7C%7C%7CCapstone%20Concept%20for%20Joint%20Operations:%20Joint%20Force%202020], дата обращения: 07.05.2017.

.        Consolidated Treaties. Charter of Fundamental Rights of European Union. — 2010. [https://europa.eu/european-union/sites/europaeu/files/eu_citizenship/consolidated-treaties_en.pdf#nameddest=article21], дата обращения: 10.05.2017.

.        Membership Action Plan / NATO. — 1999. [http://www.nato.int/docu/pr/1999/p99-066e.htm], дата обращения: 10.05.2017.

.        U.S. National Military Strategy / The Joint Chiefs of Staff. June 2015

.        U.S. National Security Strategy / President of the USA. February 2015

.        Другие источники:

.        Выступление и ответы на вопросы СМИ С. Лаврова по итогам переговоров с Р. Тиллерсоном, 10 мая 2017 // МИД. [http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2751328], дата обращения 11.05.2017.

.        Геополитические ориентации жителей Украины // Киевский международный институт социологии (КМИС). — 2017. [http://www.kiis.com.ua/?lang=rus&cat=news&id=690&page=1], дата обращения: 08.05.2017.

.        Как менялось отношение населения Украины к России // КМИС. — 2016. [http://www.kiis.com.ua/?lang=rus&cat=reports&id=680&page=1], дата обращения: 08.05.2017.

.        Отношение к статусу Русского языка на Украине // КМИС. — 2015. [http://www.kiis.com.ua/?lang=rus&cat=reports&id=517], дата обращения: 08.05.2017.

.        Социально-политическая ситуация в Украине // КМИС. — 2015. [http://kiis.com.ua/materials/pr/20152603_ratings/Ukraine2000_Results3.pdf], дата обращения: 10.05.2017.

.        Americans Increasingly See Russia as a threat / Gallup. 2015. [http://www.gallup.com/poll/181568/americans-increasingly-russia-threat-top-enemy.aspx?g_source=US+Russia&g_medium=search&g_campaign=tiles], дата обращения: 08.05.2017.

.        Budget 2017 / USAID. [https://www.usaid.gov/results-and-data/budget-spending], дата обращения 10.05.2017.

.        Defense expenditure of NATO countries (2009-2016) / NATO Press Release. 4 July 2016.

.        Enlargement / NATO. — 2015. [http://www.nato.int/cps/da/natohq/topics_49212.htm], дата обращения: 09.05.2017.

.        Joint Statement of the Heads of Government of the GUAM Member States / GUAM. — 2017. [http://guam-organization.org/en/node/1985], дата обращения: 10.05.2017.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

.        Obama B. UN Speech 2016. [https://www.youtube.com/watch?v=ji6pl5Vwrvk], дата обращения 08.05.2017.. Литература:

.        Бжезинский З. Великая шахматная доска. — М.: Международные отношения, 1999. — 256 с.

.        Бжезинский З. Украинский шанс для России. — М.: Алгоритм, 2016. — 240 с.

.        Бордачев Т.В. Теория международных отношений в XXI веке / Т.В. Бордачев, Е.С. Зиновьева, А.Б. Лихачева. — М.: Международные отношения, 2015. — 232 с.

.        Ежегодник СИПРИ 2015 / Пер. с англ. Редкол.: А.А. Дынкин, А.Г. Арбатов, В.Г. Барановский и др. — М.: ИМЭМО РАН, 2016, — 962 с.

.        Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? / Пер. с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. — М.: Ладомир, 2002. — 352с.

.        Соловьев Э.Г. Украинская рулетка в трансформации российско-американских отношений // Россия и новые государства Евразии. — 2014. — №4, сс. 34-51.

.        Kissinger H. World Order. — New York. First Ed. Penguin Press, 2014. — 432 p.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.        Nye J. Soft Power: The Means to Success in World Politics. — New York. Public Affairs, 2004. — 191 p.

Электронные издания и ресурсы:

.        Асмус Р. Украина: путь на Запад // Россия в глобальной политике. — 2016 (от 2004 года). [http://www.globalaffairs.ru/global-processes/n_3955], дата обращения: 02.05.2017.

.        Барабанов О.Н., Вайц Р. Ядерные страхи после украинского кризиса // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/valday/Yadernye-strakhi-posle-ukrainskogo-krizisa-17582], дата обращения: 01.05.2017.

.        Батюк В.И. Политика США на постсоветском пространстве после окончания холодной войны // Международная жизнь. — 2011. [https://interaffairs.ru/jauthor/material/516], дата обращения: 02.05.2017.

.        Батюк В.И. Украинский кризис: последствия для военной политики США и НАТО // США и Канада: экономика, политика и культура. — 2015. [http://naukarus.com/ukrainskiy-krizis-posledstviya-dlya-voennoy-politiki-ssha-i-nato ], дата обращения: 08.05.2017.

.        Батюк В.И. Хватит ли у НАТО сил на военную конфронтацию с Россией? // Международный дискуссионный клуб «Валдай». — 2016. [http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/khvatit-li-u-nato-sil-i-sredstv-na-voynu/], дата обращения 08.05.2017.

.        Вайс А. Не до «большой сделки». // Московский центр Карнеги. — 2017. [http://carnegie.ru/2017/03/15/ru-pub-68279], дата обращения: 08.05.2017.

.        Золотарев П.С. Положительный опыт, накопленный за десятилетия холодной войны, забывать нельзя // СВОП. — 2015. [http://svop.ru/main/17196/], дата обращения: 08.05.2017.

.        Истомин И.А. Украинский кризис и стратегия США // Аналитическое агентство «Внешняя политика». — 2014. [http://www.foreignpolicy.ru/analyses/ukrainskiy-krizis-i-strategiya-ssha/], дата обращения: 02.05.2017.

.        Караганов С.А. Российская внешняя политика: новый этап? // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/pubcol/Rossiiskaya-vneshnyaya-politika-novyi-etap-18183], дата обращения: 05.05.2017.

.        Караганов С.А. Новая идеологическая борьба? // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/pubcol/Novaya-ideologicheskaya-borba-18119], дата обращения: 04.05.2017.

.        Косачев К.И. Россия применит на Украине мягкую силу // Совет по внешней и оборонной политике (СВОП). — 2014. [http://svop.ru/news/11578/], дата обращения: 10.05.2017.

.        Кофман М. Как надо сдерживать Россию // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/global-processes/Kak-nado-sderzhivat-Rossiyu-18306], дата обращения: 06.05.2017.

.        Легвольд Р. Путь в неизвестность: американо-российские отношения разбалансированы // Международный дискуссионный клуб «Валдай». Валдайская записка №64. — 2017. [http://ru.valdaiclub.com/files/15368/], дата обращения: 02.05.2017.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.        Маркедонов С.М. Мотивы действий России в украинском кризисе // Агентство «Внешняя политика». — 2014. [http://www.foreignpolicy.ru/analyses/telekonferentsiya-sergeya-markedonova-motivy-deystviy-rossii-v-ukrainskom-krizise-/], дата обращения: 10.05.2017.

.        Миллер А.И, Лукьянов Ф.А. Отстраненность вместо конфронтации // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/number/Otstranennost-vmesto-konfrontatcii—18477], дата обращения: 07.05.2017.

.        Миршаймер Д., Уолт С. Доводы в пользу офшорного балансирования // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/number/Dovody-v-polzu-ofshornogo-balansirovaniya-18344], дата обращения: 07.05.2017.

.        Мовчан А. «Просто нефтегазовая компания»: насколько экономика России зависит от нефти // Московский Центр Карнеги. — 2015. [http://carnegie.ru/commentary/?fa=61056], дата обращения: 09.05.2017.

.        Суслов Д.В. Гудбай, прежняя Америка? // Россия в глобальной политике. — 2016. [http://www.globalaffairs.ru/number/Gudbai-prezhnyaya-Amerika-18338], дата обращения: 05.05.2017.

.        Сушенцов А.А. Современная политическая борьба в США и образ России // Аналитическое агентство «Внешняя политика». — 2017. [http://www.foreignpolicy.ru/analyses/sovremennaya-politicheskaya-borba-v-ssha-i-obraz-rossii/], дата обращения: 04.05.2017.

.        Тренин Д.В. На Западном направлении: политика РФ после выборов президента США // СВОП. — 2016. [http://svop.ru/main/22192/], дата обращения: 08.05.2017.

.        Caryl C. The Other War in Ukraine / Foreign policy. — 2014. [http://foreignpolicy.com/2014/12/11/the-other-war-in-ukraine/], дата обращения: 10.05.2017.

.        Conley H., Hicks K. There Is No Alternative to Sovereign Choice / Center for strategic and international studies (CSIS). — 2017. [https://www.csis.org/analysis/there-no-alternative-sovereign-choice], дата обращения: 08.05.2017.

.        De Luce D., Standish R. What Will Ukraine Do Without Uncle Joe? / Foreign Policy. — 2016. [http://foreignpolicy.com/2016/10/30/what-will-ukraine-do-without-joe-biden-putin-war-kiev-clinton-trump/], дата обращения: 02.05.2017.

.        Hengel D. The Next Phase of U.S.-EU Energy Cooperation / The German Marshall Fund of the United States (GMF). — 2017. [http://www.gmfus.org/blog/2017/04/10/next-phase-us-eu-energy-cooperation], дата обращения: 02.05.2017.

.        Kofman M., Rojansky M. A Closer Look at Russia’s “Hybrid War” / Wilson Center. — 2015. [https://www.wilsoncenter.org/sites/default/files/7-KENNAN%20CABLE-ROJANSKY%20KOFMAN.pdf ], дата обращения: 08.05.2017.

.        Mankoff J. Russia’s Challenge to the European Security Order / The German Marshall Fund of the United States (GMF). — 2016. [http://www.gmfus.org/publications/russias-challenge-european-security-order], дата обращения: 02.05.2017.

.        Marusiak J. Russia and the Visegrad group — more than a foreign policy issue. — 2015. [https://www.researchgate.net/publication/282653258_Russia_and_the_Visegrad_Group_-_more_than_a_foreign_policy_issue], дата обращения: 10.05.2017.

.        Mearsheimer J. Structural Realism / The University of Chicago. — 2006. [http://mearsheimer.uchicago.edu/pdfs/StructuralRealism.pdf], дата обращения: 07.05.2017.

.        Pezart S., Radin A., Szayna T., Larrabee S. European Relations with Russia / RAND. — 2016. [https://www.rand.org/pubs/research_reports/RR1579.html], дата обращения: 08.05.2017.

.        Should the United States arm Ukraine? / Foreign Affairs. — 2015. [https://www.foreignaffairs.com/articles/ukraine/2015-02-24/should-united-states-arm-ukraine], дата обращения: 07.05.2017.

.        Toucas B. The Geostrategic Importance of the Black Sea Region: A Brief History / Center for strategic and international studies (CSIS). — 2017. [https://www.csis.org/analysis/geostrategic-importance-black-sea-region-brief-history], дата обращения 02.05.2017.. Справочная информация:

.        Большая пресс-конференция В. Путина 2016 // ТАСС. [http://tass.ru/politika/3902420], дата обращения: 02.05.2017.

.        В Киеве подписано соглашение между властями и оппозицией // ТАСС. — 21 февраля 2014. [http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/991803], дата обращения: 09.05.2017.

.        Главные торговые партнеры Украины — Россия и Китай // Капитал. — 2016. [http://www.capital.ua/ru/publication/69332-glavnye-torgovye-partnery-ukrainy-rossiya-i-kitay], дата обращения: 08.05.2017.

.        Медведев назвал «пять принципов» внешней политики России // ТАСС. — 2008. [https://ria.ru/politics/20080831/150827264.html], дата обращения: 09.05.2017.

.        Мониторинговая миссия ООН по правам человека на Украине. Доклад от 17.03.2017. [http://www.ohchr.org/Documents/Countries/UA/UAReport17th_RU.pdf], дата обращения: 05.05.2017.

.        Рогозин предложил США доставлять астронавтов на МКС с помощью батута // ТАСС. — 2014. [https://ria.ru/world/20140429/1005941846.html], дата обращения: 08.05.2017.

.        Скандальный разговор Нуланд и Пайетта // the Kiev Times. — 2014. [http://thekievtimes.ua/society/318531-skandalnyj-razgovor-nuland-i-pajetta-komu-sluzhat-yacenyuk-i-klichko.html], дата обращения: 11.05.2017.

.        США вошли в пятерку крупнейших торговых партнеров России // РБК. — 2017. [http://www.rbc.ru/economics/16/06/2016/5762980e9a7947699cac083a], дата обращения: 08.05.2017.

.        Liptak K. Trump Hosts Russians, Kissinger at White House / CNN. — 2017. [http://edition.cnn.com/2017/05/10/politics/trump-meets-lavrov-kislyak-kissinger/], дата обращения: 11.05.2017.

.        Poland Takes On Russia with ‘Eastern Partnership’ Proposal / Telegraph. — 2008. [http://www.telegraph.co.uk/news/2027636/Poland-takes-on-Russia-with-Eastern-Partnership-proposal.html], дата обращения: 10.05.2017.