В нашей истории есть множество примеров участия женщин и их героического поведения в боевых действиях. Поначалу они носили лишь частный характер, были неким исключением из правил. Но всему, что начинается с чего-то малого, свойственно расти, приобретать совсем другие масштабы.

Оглавление

Введение

Глава I. Женские батальоны в Первой мировой войне

.1 Предпосылки и причины организации женских батальонов, этапы их формирования, численность, состав и мотивы участниц

1.2 Структура и деятельность наиболее известных женских батальонов — 1-го Петроградского женского батальона и 2-го Московского женского батальона смерти и их расформирование

Глава II. Вклад добровольческого ударного батальона смерти под командованием М.Л. Бочкаревой в Первую мировую войну

2.1 Добровольческий ударный батальон смерти под командованием М.Л. Бочкаревой

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

2.2 Жизнь и деятельность М.Л. Бочкаревой, организатора первых женских батальонов

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложение

Введение

В нашей истории есть множество примеров участия женщин и их героического поведения в боевых действиях. Поначалу они носили лишь частный характер, были неким исключением из правил. Но всему, что начинается с чего-то малого, свойственно расти, приобретать совсем другие масштабы.

Так в годы Первой мировой войны число женщин, вступивших в ряды военнослужащих, стало стремительно увеличиваться. Стихийное формирование войсковых частей из женщин-добровольцев приняло массовый характер. В связи с этим тема «Женских батальонов смерти в годы Первой мировой войны», на наш взгляд, является достаточно интересной и актуальной, так как именно этот период можно назвать отправной точкой в развитии массового движения женщин на фронт с целью защитить свое Отечество от врага. Также это движение очень сильно повлияло на дальнейшую историю вхождения женщин в вооруженные силы в годы Великой Отечественной войны. Своей отвагой и мужеством они подавали пример мужчинам, стараясь поднять их боевой дух.

Научная значимость работы заключается в важности данной темы в изучении Первой мировой войны, состоянии российской армии в конкретный период, а также развития женского движения в ряды военнослужащих.

Кроме того, данное исследование отличается высокой практической значимостью. В ходе его информация по теме была обобщена и систематизирована, что поможет легче изучать смежные темы на уроках истории, а также использовать результаты и выводы исследования для дальнейшего развития темы «женского вопроса» в военные годы.

Целью работы является изучение женских батальонов смерти и роли сильной личности в их формировании, а именно Марии Леонтьевны Бочкаревой.

В соответствии с целью нами были поставлены следующие задачи:

1.Выяснить предпосылки и причины организации женских батальонов, этапы их формирования, состав, численность и мотивы участниц; Рассмотреть наиболее известные женские батальоны (1-ый Петроградский женский батальон и 2-ой Московский женский батальон смерти), а также процесс прекращения организации женских отрядов и их расформирование; Изучить добровольческий ударный батальон смерти под командованием М.Л. Бочкаревой: его организацию, подготовку, дисциплину, направления деятельности батальона, его вклад в Первую мировую войну. Выявить основные этапы жизни и деятельности М.Л. Бочкаревой и определить роль ее личности в организации женских батальонов и вхождении женщин в ряды военнослужащих. Объектом исследования являются женские батальоны смерти в годы Первой мировой войны, их организация и вклад в Первую мировую войну.

Предмет исследования: сущность хода организации женских военных формирований и подготовки, а так же особенности их военного применения на фронте.

Данная тема представлена множеством различных источников. Среди них особое место занимают воспоминания непосредственных участниц женского добровольческого движения в годы Первой мировой войны.

Одним из таких произведений можно назвать мемуары организатора женских батальонов, Марии Леонтьевны Бочкаревой. Летом 1918 года в течение трех недель (около 100 часов) М.Л. Бочкарева рассказывала историю своей жизни английскому литератору Исааку Дон Левину, знавшему ее родной язык. Слушая рассказы Марии на русском языке, он записывал их по английски, стараясь переводить их дословно. В этой книге описана почти вся ее жизнь, начиная с юности и заканчивая революционными событиями и террором, применявшимся по отношению к ней.

С помощью воспоминаний М. Бочарниковоймы можем рассмотреть деятельность 1-ого Петроградского женского батальона, непосредственной участницей которого она была. и других, с которыми ей удалось повстречаться на своем жизненном пути. Читая их, узнаешь не только о самих батальонах, но и о тех кто стоял за их организацией и кто активно помогал и поддерживал движение женщин в ряды военнослужащих, таким образом отстаивая права женщин. и поручика Школы подготовки прапорщиков инженерных войск А.П. Синегуба, которые оставили свои воспоминания о штурме Зимнего дворца. Среди источников особую группу занимают книги, которые были написаны иностранцами, жившими и работающими в годы Первой мировой войны в России.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Фотограф Дональд Томпсонв 1918 году издал книгу, где опубликовал свою историю Февральской революции 1917 года в фотографиях. Одним из объектов его фотоснимков стали и женские батальоны. (1885-1936) — американская писательница и журналист. Каждая из этих женщин написала книгу о России, в которой отразила личные взгляды на состояние России в тот период времени и воспоминания о женских батальонах. Среди этих женщин выделяется литератор Исаак Дон Левин. Кроме мемуаров Бочкаревой, он выпустил свои собственные воспоминания о событиях Первой мировой войны. и «Искры», газеты «Биржевые ведомости», «Русский инвалид», «Сибирская жизнь», иностранная газета «Русский голос», дающие возможность проследить развитие женского добровольческого движения. и протоколы допросов организатора Петроградского женского батальона смерти. Что же касается историографии данной темы, можно сказать, что она не многочисленна, и представлена в основном статьями, посвященными определенным аспектам «женского вопроса».

В советской историографии вопрос женских батальонов смерти среди ученых не вызывал особого интереса, были затронуты только его определенные области. Например, Х.М. Астраханрассматривал в своей статье более подробно только1-ый Петроградский женский батальон и участие одной из его рот в защите Зимнего дворца. А Сенин А.С., говоря о том, что во многих изданиях упоминается только 1-ый Петроградский женский батальон, так как он принимал участие в революции 1917 года, старается изучить проблему с разных сторон, рассматривая при этом несколько женских батальонов, историю их формирования и реорганизации. Возможно, для советских ученых этот вопрос не имел особого значения именно потому, что их больше интересовала проблема героизма женщин в годы Великой Отечественной войны. Новым этапом в изучении участия женщин в Первой мировой войне можно назвать 90-е гг. XX века, когда возрос интерес к проблеме женского движения на фронт и его началах.

В этот период также продолжалась тенденция к раскрытию только конкретных вопросов этой проблемы. Например, таких как возникновение женских формирований и их развитие.

А И. Кобзевраскрывает предпосылки формирования батальонов, описывает их внешний вид, участие 1-ого Петроградского женского батальона в революционных событиях.

Исследование статистических данных проводит майор А. Бухарова. В

статье «Женщина и военное дело», прокладывая параллели с другими государствами, она говорит о постепенном ограничении вхождения женщин в военизированные формирования, которое считает нарушением их прав.

Изучению судьбы М.Л. Бочкаревой посвящали свои работы многие ученые и журналисты. Одним из них был М. Бударин. Особый интерес у него вызывает поездка М.Л. Бочкаревой в Соединенные Штаты Америки и Великобританию, где ей удосужилось встретиться с американским президентом Вудро Вильсоном и английским королем Георгом V. Приводя отрывки из их диалогов, автор говорит об уважительном отношении к ней и чувстве гордости за нее окружающих.

Свое внимание изучению жизненного пути Марии Леонтьевны Бочкаревой, организатора первых батальонов, уделяет Дроков С.В.. Ставя под сомнение достоверность ее мемуаров, не подкрепленных какими-либо фактами, он ищет последние в малоизвестных источниках, применяя даже иностранные.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Я. Жиляевав своей статье «Мы — женщины-солдаты, и нам награда — смерть!» пытается разобраться в непростой судьбе Марии Леонтьевны, выявить, что повлияло на ее жизненные ценности и что в итоге привело на фронт. Арк. Сравнивая их судьбы, они находят много общего, но и выделяют отличия этих двух героинь. Также в это время многие историки стараются затронуть не какой-то конкретный аспект темы, а расширить ее, изучить участниц боевых действий не только Первой мировой войны, но и предшествующих войн, проследить вхождение женщин в армию и развитие этого явления.

Например, Е.С. Сенявскаяв одной из своих работ пытается рассмотреть войны XX века с социальной и историко-психологической точки зрения, выявить особенности психологии состава армии, влияние различных факторов на ход войны, и даже описать образ врага для военнослужащих. А женщины на войне, по ее мнению, становятся феноменом XX века. отличаются тем, что она попыталась обобщить данные об участии женщин в нескольких войнах, начиная с Крымской войны 1853-1856 гг. и заканчивая Великой отечественной войной, рассматривая вклад в историю мировых войн не только женщин-солдаток, но и медсестер, сестер милосердия, сиделок. В своей статье «Прекраснейшие из храбрых» она выявляет женщин отличивших на фронте и получивших медали «За храбрость» или Георгиевские кресты, а в статье «Проблем хватало и без них, но…» обобщает данные по формированию женских батальонов. В начале XXI века интерес к этой теме не ослабевает, ученые стараются рассмотреть различные стороны этой темы, ранее не изучавшиеся. Именно этот период можно назвать следующим этапом в изучении данного вопроса.

Рассмотрению участия женщин в Первой мировой войне посвящают свои работы Ж.В. Абашева, В. Романшинаи З.П. Вашурина. Стараясь раскрыть все стороны участия женщин в военных действиях, охватить несколько войн и направлений женской деятельности на фронтах, они уделяют мало внимания женским ударным батальонам, освещая лишь какие-то общие представления о них. в своей работе лишь косвенно затрагивает женские батальоны смерти, но приводит при этом очень интересные и редкие факты. и А.С. Сенин, используя в основном архивные данные. и Р.М. Абинякин, которые проявляют интерес ко всему добровольческому ударному движению, его составу и мировоззрению. В ходе его деятельности в Российской армии начинают возникать ударные части, батальоны смерти, состоящие из добровольцев действующей армии, и революционные батальоны из добровольцев тыла. В них должны были входить солдаты, беспрекословно выполняющие приказы командиров и идущие в бой в первых рядах. Сопоставление вооруженных сил и женщин, линию их взаимодействия проводит Е. Устинович. и и А.К. Омельчук. Многообразием источниковедческой базы отличается работа работа С.В. Дрокова. женский батальон смерть бочкарева

Глава I. Женские батальоны в первой мировой войне

1.1Предпосылки и причины организации женских батальонов, этапы их формирования, численность, состав и мотивы участниц
Война — не женское дело. И ведь, правда, на всем протяжении человеческой истории это занятие было свойственно в основном мужчинам. А женщина-воин, женщина-солдат с оружием в руках вызывала у окружающих удивление, а чаще — недоумение. Но случаи участия женщин в военных событиях все же были и представали перед обществом как некое исключения из правил. Многие из них обрастали своими слухами, становились легендами, целыми историями.

Женщина в армии — глубоко историческое явление, которое складывалось и развивалось постепенно. Например, в европейских армиях в XV

XVI веках женщины впервые приняли участие в роли сестер милосердия. Отчизной поистине женской армии является Англия. В ней в 1653 году зафиксировано появление военных госпиталей, в которых работали жены солдат. Немного позднее в годы Первой мировой войны разнообразие женских военных организаций увеличивается: среди них и Королевские женские военно- воздушные силы, и Королевский вспомогательный корпус, и женский легион автотранспорта общим числом — 100 тысяч человек. В Канаде же женщины впервые наравне с мужчинами встают в строй, немного ранее — в 1895 году.

В России использование женской помощи военно-медицинского характера впервые было отражено в документах, касающихся реформ Петра I «в 1716 г. в главе 34 Устава воинского, в 1728 г. в Уставе о непременных военных госпиталях, в 1735 г. в «Генеральном о госпиталях регламенте», где определялись задачи женщин по хозяйству и санитарному обслуживанию.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Одной из самых ранних попыток создания военной организации из женщин является образование в 1797 году по желанию Екатерины II «роты амазонок» при Балаклаво-греческом батальоне генерала Чанони из 100 девушек благородного рода. Они были снабжены формой, оружием, и даже был устроен смотр в честь Екатерины II. Несомненно, это было чем-то новым в русской истории, но особой роли не сыграло, так как эта рота не принимала участия в военных действиях и была лишь прихотью властной императрицы.

В дальнейшей истории мы можем найти множество случаев личного участия женщин в войнах. Например, народные героини Отечественной войны 1812 года — первая женщина-офицер кавалерист-девица Надежда Дурова, которая в 1806 году оставила свою семью: мужа и сына, и, выдав себя за юношу, поступила в Коннопольский уланский полк. Во всех сражения она показывала свои бесстрашие и отвагу, за что была награждена Георгиевским крестом. А также партизанка Василиса Кожина, руководившая одним из партизанских отрядов, приводивших в ужас многих французских захватчиков.

Но стоит учитывать, что это лишь единичные примеры. Массового участия женщин до середины XIX в. в рядах армии ни в мирный, ни в военной периоды не было. И на то были свои причины. Военная служба требовала больших физических затрат, стойкости и закалки, которые характерны в основном для мужчин. К тому же у женщин есть свои физические и физиологические особенности. Поэтому и существовало разделение деятельности на женские и мужские области.

Но с ходом истории войны в мировом пространстве становились все ожесточеннее и кровопролитнее, приобретали совсем другие масштабы. И количество женщин, занимающихся не свойственным им делом, постепенно увеличивалось.

Один из первых этапов массового участия «слабого пола» в «театре» военных действий — Крымская война 1853 — 1856 гг. При обороне Севастополя женщины не только участвовали в военных действиях, но и помогали, оказывая медицинскую помощь. В это время организовывается «Крестовоздвиженская община сестер попечения о раненных и больных воинах» во главе с Александрой Стахович. Свое признание получила в результате проявленной самоотверженности медсестра Даша, прозванная Севастопольской.

Следующий этап — русско-японская война 1904 — 1905 гг., и здесь снова женщины. Свыше 3 000 сестер милосердия, врачей, сиделок, фельдшериц помогали нуждающимся на поле боя и в тылу. Серебряными и золотыми медалями было награждено около половины из них, а некоторые даже сумели получить более 5 наград.

В годы Первой мировой войны довольно редкая в истории практика привлечения женщин на военную службу, приобретает совсем другое значение, становясь все более популярной с развитием военных действий. Начинается осознание ценности деятельности женщин и их помощи на фронте. Однако полного переосмысления и принятия этого явления не произошло.

Но переодевшись в мужскую одежду, взяв мужское имя и обрезав косы — это далеко не все ухищрения, на которые были способны женщины, чтобы попасть на фронт. Иногда девушки полностью меняли свой образ жизни, практически становясь мужчинами. Например, Л.П. Тычина, киевлянка, к вхождению в ряды военных основательно подготовилась — училась ходить и выражаться по-солдатски.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Очень многим женщинам для поступления в действующий полк на службу, требовалось высочайшее разрешение самого императора. С началом войны сибирская крестьянка Мария Леонтьевна Бочкарева просила разрешения у командира Томского 25-го резервного батальона взять ее на службу, но получила отказ. Вспоминая, она говорила: «Мое упорство сильно подействовало на командира, и он взялся помочь мне. Он предложил, чтобы я послала телеграмму царю, сообщив в ней о своём желании защищать страну, о своих патриотических чувствах». На последние восемь рублей она отправила телеграмму Николаю II и вскоре получила ответ с личным согласием императора. За проявленную в боях отвагу и доблесть Мария была награждена комплектом всех 4-х степеней Георгия.

Именно благодаря этой отважной женщине были образованы первые в русской истории женские ударные батальоны смерти, которые стали примером массового участия женщин в рядах военнослужащих и оказали дальнейшее влияние на это движение в годы Великой Отечественной войны. Но что же послужило причиной данного явления?

Во-первых, весна 1917 года стала для Российской империи самым тяжелым периодом за все годы войны. Росла усталость, падал боевой дух, шла антивоенная агитация, в результате чего началось разложение армии, проявлявшееся в массовом бегстве солдат с фронта, в неповиновении приказам офицеров, в убийствах, в братании с врагом — все это сильно подрывало позиции российской армии, переставшей выполнять свое прямое назначение — защиту Родины. Проблемы в армии, Февральская революция и развал экономики создавали угрозу поражения в Первой мировой войне России. Чувствовалась необходимость сплочения всех патриотически настроенных сил. Начавшееся бурление в военных кругах, выходившее из-под руководства офицеров, проявлялось, прежде всего, в тыловых войсках, и в первую очередь в Петроградском военном округе, включавшем в себя в основном резервные батальоны. В них прибывшие на фронт призывники проходили, перед тем как идти на фронт, спецподготовку. Многие из них под впечатлением различных агитационных листовок, старались всячески избежать выхода на позиции и в целом отправления на фронт, дело доходило даже до взяток, лишь бы остаться в тылу. В результате этого отдельные батальоны стали увеличиваться в размерах, достигая огромных масштабов — от 12 до 19 тысяч, которые, конечно,

были гораздо больше, чем боевой штат армии.

В разрушении армии большое значение имел приказ № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. По нему в частях организовывались комитеты для управления политическими и военными выступлениями, а так же подчинение войск только Советам. Роль же офицерского состава сводилась к минимуму, а все вооружение находилось в управление батальонных комитетов, которые не выдавали офицерам оружие даже по их просьбе.

Большинство солдат не хотели воевать и мечтали о мире, многие из них расходились по домам. Временное правительство продолжало пропагандировать защиту Родины от немцев до конца и в последующем заключение победоносного мира вместе с союзниками. Но это не устраивало военнослужащих, не хотевших защищать интересы Временного правительства. Так обстояли дела в тылу, втянутом в революционно-политические события.

Обстановка на фронте немного отличалась, так как в первые месяцы революции еще сохранялись выдержка, покой и относительная дисциплина в ожидании каких-либо изменений. Лидер партии кадетов П.Н. Милюков впоследствии писал: «что первый месяц или полтора после революции армия оставалась здоровой». Временное правительство надеялось на поддержку именно в фронтовых частях. Но вскоре воодушевляющие речи членов Временного правительства перестали оказывать какое-либо влияние на солдат. Требовались принципиально новые изменения в военной организации для того, чтобы поднять воинственность и сплотить коллектив. Как вспоминала М.Л. Бочкарева, непосредственный участник этих событий: «В солдатских массах пробуждался дух неповиновения. Правда, он все еще не был явным. Но люди уже устали, смертельно устали от войны.

Сколько же нам еще сражаться? За что воюем?

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Эти вопросы задавал себе каждый. Шла уже четвертая зима, а войне все еще не было конца».

Во-вторых, хоть для какого-то изменения положения в действующей армии в апреле и мае 1917 года были предприняты попытки создания новых военных частей, образованных на добровольной основе. Первым свидетельством этого является приказ командующего армией Юго-Западного фронта генерала П.С. Балуева № 109/10 от 2 февраля 1917 г., который заложил фундамент для развития русских ударных батальонов. В нем говорилось: «Считаю необходимым организовать у нас специальные «ударные отряды» для того, чтобы дать в руки начальникам надежное средство для проявления частной активности с достижением положительных результатов на фронте при обороне. И вместе с тем создать кадр хорошо обученных смельчаков, применение которых при наступлении пехоты придаст ему большую живость и уверенность». В нем основной упор делался на то, что эти части должны создаваться для активных действий на поле боя, чтобы подавать пример остальным.

Вдобавок к этому приказу было предложено множество проектов: записка члена правления Торгово-промышленного банка князя С.В. Кудашева военному министру А.И. Гучкову о создании частей, увлекающих основную массу солдат на подвиги, доклад «Главнейшая причина пассивности нашей армии и меры противодействия ей» капитана М.О. Неженцева командующему генералу Л.Г. Корнилову. Свой проект предложил и капитан М.А. Муравьев. В составе военной делегации он 13 мая обратился к командующему Юго- Западным фронтом генералу А.А. Брусилову с предложением об организации ударных формирований из добровольцев тыла. И уже 23 мая эта просьба была поддержана Временным правительством и Верховным Главнокомандующим генералом А.А. Брусиловым, но в немного другом контексте (части формировались из солдат и офицеров фронта). Первым «ударником» провозгласил себя Брусилов и призывал других солдат последовать его примеру. Девизом ударных батальонов стал призыв: «За землю и волю, за мир всего мира с оружием в руках — вперед!». Тогда же был введен отличительный знак ударных батальонов — красно-черная лента, направленная углом вниз и символизирующая защиту свободы и нежелание жить, если погибнет Родина.

Таким образом, с течением времени на фронте образовались три категории военных формирований — это ударные батальоны, которые состояли в основном из солдат и офицеров действующей армии, национальные ударные части и позже всех были образованы — батальоны из волонтеров тыла. Но стоит заметить, что они не отличались своим назначением, а только различались по уровню накопленного опыта и своей подготовки.

В третьих, в начале XX века стал заметен рост движения женщин за социальное, экономическое и политическое равноправие наряду с мужчинами. Происходившие европейские изменения постепенно проникали и в Россию.

Если проследить историю этого движения в России, то первым шагом на пути к равенству стало получение права на образование, которое выражалось в открытии с 1844 года начальных и воскресных школ для работающих женщин. Следующий шаг — получение в 1871 году права на преподавание, фельдшерскую и акушерскую деятельность. Конец 1870-х знаменуется открытием высших женских курсов. Все же некоторая дискриминация в трудовой, семейной и политической сферах сохранялась.

Но уже в 1905 году начинается борьба женщин за политические права, проявляющаяся во вхождении женщин в самые известные в то время политические партии и в создании непосредственно самостоятельных женских политических партий, таких как Российская лига равноправия женщин, Женский политический клуб, Женская прогрессивная партия. Также в 1908 году был впервые проведен Всероссийский женский съезд, на котором рассматривались вопросы установления равноправия в российском обществе. Итогом всех этих нововведений стало предоставление избирательного права всем женщинам с 21 года. Заработная плата женщин становилась равной зарплате мужчин. Кроме того, женщины теперь смогли занимать государственные должности, доступные раньше только мужскому полу.

В это непростое для России время женщины активно включались в происходящие события, стараясь хоть как-то помочь своей Родине. Одним из самых необычных явлений, неким прецедентом этого времени можно назвать формирование женских добровольческих ударных частей. Их организатором, как уже говорилось выше, стала крестьянка, унтер-офицер Бочкарева Мария Леонтьевна.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Идея формирования батальонов из женщин возникла у Марии тогда, когда она познакомилась с председателем временного комитета IV Государственной Думы М.В. Родзянко, который в мае 1917 года, стараясь исправить ситуацию на фронте, посещал боевые части с целью каким-либо образом воодушевить солдат своим присутствием и словами. Обязательными составляющими этой поездки становились посещение окопов и встречи с отличившимися солдатами. На одной из этих встреч и произошло знакомство Бочкаревой с Родзянко.

М.Л. Бочкарева в это время собиралась ехать домой, так как нынешнее состояние армии ее очень расстраивало. Но по счастливой случайности, узнав о ее намерениях, М.В. Родзянко приглашает ее в Петроград. Там он знакомит Яшку (такое прозвище получила Мария во время службы) с солдатскими делегатами, собравшимся на сессию в Таврическом дворце. Отвечая на вопрос Родзянко о том, что можно сделать, чтобы улучшить положение армии, Мария, немного подумав, отвечает: «Вы слышали о том, через что я прошла, и что сделала, когда была солдатом. А что если мы соберем сотни три женщин вроде меня, возьмем их на военную службу и сделаем примером для армии, чтобы пробудить в солдатах боевой дух». Так возникла идея создания женского батальона смерти.

В дальнейшем М.Л. Бочкарева получает одобрение А.А. Брусилова и представляет свой проект А.Ф. Керенскому. На этой встрече, когда он слушал Марию, по его лицу было заметно, что он уже принял решение, его сомнение состояло лишь в том, сможет ли эта женщина «сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность». На этот счет у Марии было свое мнение: «Если я берусь за формирование женского батальона, то буду нести ответственность за каждую женщину в нем. Я введу жесткую дисциплину и не позволю им ни ораторствовать, ни шляться по улицам. Когда мать-Россия гибнет, нет ни времени, ни нужды управлять армией с помощью комитетов. Я хоть и простая крестьянка, но знаю, что спасти русскую армию может только дисциплина». Главным условием стало отсутствие в её батальоне комитета, что у многих вызывало недовольство, но все же это условие было одобрено.

После одобрения своей идеи 21 мая она выступает в Мариинском дворце с призывом: «Граждане и гражданки! Наша мать погибает. Наша мать — Россия. Я хочу помочь спасти ее. Я обращаюсь к женщинам, чьи сердца кристально честны, чьи души чисты, чьи помыслы благородны. С такими женщинами мы покажем пример самопожертвования, чтобы мужчины осознали свой долг и исполнили его в этот тяжелый час испытаний!», «…солдаты в эту великую войну устали и… им нужно помочь… — нравственно».

К тому же в московской газете «Русское Слово» был напечатан призыв М.Л. Бочкаревой «к русской женщине», самыми действующими на людей словами которого были: «Когда над матерью занесён нож, то не спрашивают, кто около — дочь или сын, а спешат спасать её».

Благодаря этому выступлению, статьям журналистов во многих изданиях и поддержке Женского союза помощи Родине о формировании женских батальонов смерти узнала все страна. В результате записалось около 2 000 тысяч человек, которым еще предстояло пройти жесткий отбор. Для приема доброволиц Марии было выделено здание Коломенского женского института и территория вокруг него.

Основным условием вступления женщин в ударный батальон был возрастной ценз — брали девушек в основном с 18 до 40 лет, но встречались случаи их участия с 16-летнего возраста, но при обязательном наличии разрешения родителей. К тому же кандидатки должны были пройти образовательный ценз предоставить свидетельства о месте жительства, работе, а также удостоверения от уездных воинских начальников. При отборе не учитывалось ни социальное происхождение, ни национальность, ни то, какую религию исповедовали девушки-новобранцы. Девушки, не достигшие 18 лет, обязательно должны были принести с собой расписки, свидетельствующие о том, что их родители разрешают им записаться в женский батальон.

Множество расписок было не достоверным, так как уже с первых дней командир одного из батальонов стал получать просьбы вернуть своих дочерей обратно, примерно такого содержания: «Прошу возвратить дочь Елену Калноокову, уехавшую без ведома родителей в Московский батальон смерти».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

При отборе девушки проходили обязательное медицинское освидетельствование, которое включало в себя осмотр у десяти докторов. После этого батальон был обмундирован, и начата военная подготовка. Как писали в июне 1917 г. в «Искрах» по распоряжению А.Ф. Керенского отряду Бочкаревой было выделено помещение на Торговой улице, а также «для обучения женщин военному строю и обращению с оружием командированы 10 инструкторов… После подготовки их к бою первая рота будет отправлена на фронт в передовую линию». К завершению подготовки численность батальона уменьшилась примерно до 500 человек.

Все-таки с течением времени предполагалось вместо мужчин на командные должности поставить женщин, прошедших специальную подготовку. Она началась в Александровском училище, в котором 25 женщин проходили учения.

Схожие идеи были и у различных женских организаций, желающих перед выборами в Учредительное собрание заявить о своем «Я» на всю Россию. Во многих письмах, поступающих на имя А.Ф. Керенского, от различных женских организаций выражалось желание наряду с мужчинами защищать свою страну:

«Любовь к Родине и желание внести свежие интеллигентские силы в ряды нашего утомленного долгой войной войска, призывает нас стать в ряды защитников России. Мы пойдем в армию, образуя исключительно женские отряды, мы надеемся своим примером поднять упавшую энергию войск». Еще одним таким обращением была телеграмма от группы женщин-врачей:

«Потрясенные происшедшим, мы, женщины свободной России, не хотим быть рабами немцев, покрыть себя позором измены союзникам, и потому просим вас

составьте из нас, женщин, отряды, которые вы поставите впереди мужских войск, и мы клянемся, что, когда вы скажете нам наступать, мы немедленно и бесстрашно пойдем в наступление, погибнем, но умрем за Родину»

Так в июне по одобрению военного министра А.Ф. Керенского в Петрограде начали свою работу Центральный комитет Женского военного союза под руководством Е.И. Моллесон и Всероссийский женский союз помощи Родине «Женщины за Отечество» под руководством М. Рычковой. Именно эти организации продолжили запись женщин-доброволиц в новые женские батальоны. 18 июня 1917 г. в иллюстрированном художественно- литературном журнале «Искры» Женский военный союз выступил с призывом к женщинам: «Гражданки, все кому дороги свобода и счастье России, спешите в наши ряды, — спешите, пока не поздно, остановить разложение дорогой нам родины. Непосредственным участием в военных действиях, не щадя жизни, мы, гражданки, должны поднять дух армии и просветительно-агитационной работой в ее рядах вызвать разумное понимание долга свободного гражданина перед родиной».

Также в этом сообщении были прописаны условия принятия: входить в состав батальона могли только «лица не моложе 16-ти лет (несовершеннолетние с разрешения родителей) и были установлены обязательные к исполнению правила, предусмотренные для участниц женских батальонов:

«1) Честь, свобода и благо родины на первом плане,

2)железная дисциплина, твердость и непоколебимость духа и веры, смелость и отвага, точность, аккуратность, настойчивость и быстрота в исполнении приказаний, безупречная честность и серьезное отношение к делу, жизнерадостность, вежливость, доброта, приветливость, чистоплотность и аккуратность, уважение чужих мнений, полное доверие друг к другу и стремление к благородству, ссоры и личные счеты недопустимы, как унижающие человеческое достоинство». В следующем номере журнала «Искры» сообщалось: «Как мы уже сообщали, в Петрограде образовался женский союз помощи родине, ставящий своей целью активную защиту родины на фронте. Главная его задача — образование женских батальонов смерти, которые дадут присягу в первых рядах выступать против врага А. Ф. Керенский уже утвердил устав женского союза помощи родине и разрешил формировать батальон».

В телеграмме генерал-квартирмейстера, начальника штаба 8-й армии И.П. Романовского говорилось, что исполнительная часть работы на местах была в распоряжении штабов определенных военных округов во главе с командирами этих войск. Эти процессы также находились под тщательным надзором Главного Управления Генерального Штаба.

По всей стране началось формирование военных женских организаций, которые записывали женщин-доброволиц, в таких городах, как Москва, Минск, Харьков, Киев, Полтава, Екатеринбург, Саратов, Ташкент и др.

Чтобы хоть как-то упорядочить эти организации в одну систему, 18 июня Главное Управление Генерального Штаба вносит в Военный совет представление «о сформировании войсковых частей из женщин- добровольцев». Спустя 10 дней — 29 июня 1917 года Военный Совет принимает решение: «1.Утвердить штат отдельной команды для связи из женщин-добровольцев, согласно прилагаемому проекту; 2) Сформировать на время войны:

а) Два отдельных пехотных батальона из женщин-доброволиц…;

б) Четыре отдельных команды для связи из женщин-доброволиц…».

Позднее в дополнение к нему 17 августа Военный Совет утвердил представление Главного Управления Генерального Штаба от 31 июля 1917 года за №3292 «о сформировании женского батальона из женщин-доброволиц в г. Екатеринодаре», а также 27 июля было утверждено представление ГУГШ по сформированию 7 женских команд для связи: пять в Киеве и две в Саратове.

Таким образом, в результате принятия этих документов в России были сформированы 3 женских батальона смерти: 1-ый Петроградский женский батальон, 2-ой Московский женский батальон смерти, 3-ий Кубанский женский ударный батальон, а также 11 команд связи: по два — в Саратове, Москве, Петрограде, и пять — в Киеве, за исключением женского батальона смерти М.Л. Бочкаревой. По штату каждый батальон должен был состоять из 19 офицеров, 5 военных чиновников, 1083 строевых и 85 нестроевых солдат, а каждая команда связи — из 2 офицеров и 99 солдат.

Говоря о женских батальонах, очень важно рассмотреть их социальный состав. Как рассчитывало руководство, они должны были состоять в основном из «интеллигентных» женских сил, что и подтверждали статьи различных изданий. Например, в газете «Биржевые ведомости» о составе женского ударного батальона М.Л. Бочкаревой сообщалось: «В преобладающем большинстве «солдаты» в возрасте 18-24 лет, среди более старого возраста есть замужние… Бросается в глаза интеллигентная внешность «солдат». Еще бы: в составе батальона до 30 процентов курсисток (есть Бестужевки) и свыше 40 процентов со средним образованием. Немало сестер милосердия. Кроме 8-9 эстонок и латышек, 6 евреек и 1 англичанка, остальные все русские. Но здесь все крепко спаяны одной верой, верой в правоту своего дела и надежду воскресить забытые подвиги самоотвержения и истинной любви к Родине».

Напротив, 1-ый Петроградский женский батальон консолидировал девушек и женщин совершенно разнородных профессий и социальных положений. В один ряд встали служить учительницы, медсестры, портнихи, работницы, выпускницы университетов, сестры милосердия, крестьянки, домашняя прислуга и учащаяся молодежь в большинстве своем из провинциальных городов.

Одна из участниц этого батальона, М. Бочарникова в своих мемуарах упомянула: «Первое впечатление — казалось, что я попала на луг, усеянный яркими цветами. Яркие сарафаны крестьянок, косынки сестер милосердия, разноцветные ситцевые платья заводских работниц, элегантные платья барышень из общества, скромные наряды городских служащих, горничных, нянек… Кого здесь только не было! …Здоровенная бабища лет тридцати усиленно выпячивает и без того страшных размеров грудь, и за ее фигурой совсем не видно тоненькой соседки. Нос поднят кверху. Руки с ожесточением выкидывает вперед. А там, дальше, ухмыляясь, поминутно нагибая голову, чтобы взглянуть на свои ноги, которыми она усиленно отбивает шаг, плывет, по-видимому, мещанка. Некоторые маршируют, как заправские солдаты. Почти не касаясь земли, точно танцуя, движется хорошенькая блондинка. Не балерина ли?». Также, будучи председателем ротного комитета, она боролась с некоторыми недостатками в своем батальоне. Многие девушки были безграмотными, а также употребляли в своей речи ненормативную лексику: «После обучения грамоте второй мерой, предпринятой ротным комитетом, было искоренение сквернословия».

Уход женщин на фронт имел под собой различные мотивы: у каждой из девушек была своя причина для вступления в женские батальоны. У многих девушек были похожи, а у некоторых совсем отличались своим непростым и непривычным характером. Конечно, основной причиной являлся патриотический порыв, стремление защитить свою Родину от врага. Проявляя чувство долга, бесстрашие и героизм, многие девушки меняли свою привычную жизнь на каждодневную военную подготовку, и служение Отечеству с оружием в руках. Например, М. Бочарникова, участница 1-го Петроградского женского батальона вспоминала: «Построением и винтовочным приемам я была еще в детстве обучена свои братом Павликом, знавшим мое намерение в случае войны обязательно пойти на фронт добровольцем».

Многие женщины надеялись, что своим примером смогут изменить ситуацию на фронте, поднимая боевой дух солдат-мужчин. Другие же всего лишь пытались уйти от проблем своей непростой и тяжелой жизни, считая, что служба в армии изменит ее к лучшему. Одна из ударниц называла такую причину вступления в батальон: «А я от своего убежала. Ох и бил же меня, проклятущий! Половину волосьев повыдрал. Как услыхала я, что баб-то в солдаты берут, убежала я от него и записалась».

Американская журналистка и военный корреспондент Рита Дор, работавшая в это время в России и находившаяся непосредственно в женском батальоне Бочкаревой продолжительное время, написала книгу «Inside the Rus- sian revolution» (Внутри русской революции), в которой отразила свой взгляд на происходящее. По ее воспоминаниям Мария Скрыдлова, дочь адмирала Скрыдлова, поначалу работала в Красном кресте, но с образованием женских военный частей, сказала своему отцу: «У женщин есть что-то больше, что они могут сделать для России, чем перевязка мужских ран»и записалась в батальон. Многих девушек привели на фронт личные страдания. Об этом Рита Дорр вспоминала: «Там была одна девушка девятнадцати лет, казачка, хорошенькая, черноглазая молодая особа, которая была брошена на произвол судьбы после гибели в бою ее отца и двух братьев, и еще более трагической смерти матери, когда немцы обстреляли больницу, где она работала медсестрой. Ее место в полку Бочкаревой и винтовка, с помощью которой она оборонялась, заменили ей её безопасность». Также она приводит пример другой личной трагедии: «Что осталось для меня? — вздохнула большая эстонская женщина, показывая мне фотографию, которую она постоянно носила на сердце. Это была фотография красивого ребенка пяти лет. — Он умер от нужды (недостатка), — сказала женщина коротко, — Его отец находится в плену где-то в Австрии».

Японская девушка совсем отказалась отвечать на этот вопрос: «она улыбнулась, и ровным вежливым тоном, который характеризует ее расу, ответила: «Существует так много причин, о которых я предпочитаю не говорить».

Как мы видим, мотивы девушек, были разнообразными: у кого-то бытовые, незаурядные, у кого-то трагичные и не простые. Но все они не побоялись трудностей и встали на защиту Родины, чтобы поднять боевой дух солдат, показать личный пример, в чем видели свои основные задачи.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В целом формирование женских батальонов — достаточно сложный процесс, который был во многом определен целой совокупностью факторов: предстоящим развитием процесса вхождения женщин в ряды военных и условиями, складывающимися в годы Первой мировой войны на фронте. Состав женских формирований так же отличался своей разнородностью, а численность с каждым днем увеличивалась, так как многим женщинам России была не безразлична судьба Отечества, даже если их собственная судьба в этот период была не совсем удачна.

1.2 Структура и деятельность наиболее известных женских батальонов — 1-го Петроградского женского батальона и 2-го Московского женского батальона смерти и их расформирование

-ый Петроградский женский батальон

После сформирования батальона М.Л. Бочкаревой численность девушек, женщин, желающих сражаться за Отечество, только увеличивалась. Поэтому формирование новых батальонов продолжилось. Военным Советом 29 июня 1917 г. было принято представление от 18 июня 1917 года за № 2587 Главного Управления Генерального Штаба о сформировании войсковых частей из женщин добровольцев, по которому планировалась организация еще 2-х ударных батальонов из доброволиц и 4-х команд для связи. Вопросы по формированию этих частей находились полностью в руках Петроградскогои Московского военных округов. Расходы по их организации и содержанию были поручены военному фонду. Также 14 июля ГУГШ в связи с обстоятельствами времени принимает решение о создании еще семи отдельных команд для связи и использовании женщин-доброволиц в трех направлениях: а) формировать части чисто боевого назначения; б) создание команд вспомогательного назначения; в) и использовать на укомплектование организаций не боевого назначения, а именно во всевозможных санитарных организациях. 29 июля это представление ГУГШ было принято Военным Советом.

Следующим, после Женского ударного батальона смерти М.Л. Бочкаревой, с конца июня под руководством Организационного комитета женского военного союза начал формироваться 1-ый Петроградский женский батальон, также получивший большую известность.

С самых первых дней девушкам приходилось привыкать к суровым условиям военной жизни: началась строевая подготовка, каждодневная молитва, их головы брили наголо. Спать доброволицам приходилось на полу. Одна из участниц батальона Мария Бочарникова вспоминала: «Мне указали место для спанья. Принеся пучок сена, я бросила его на пол, подложила под голову сверток из одежды и, засыпая, подумала: «Есть ли кто-нибудь на свете счастливее меня? Нет, во всем мире нет никого!..». Несомненно, были и недовольные, которым не удавалось привыкнуть к такой жизни. Мария рассказывает историю, когда возвращаясь с учения, они встретили девушку в вольном платье. И отвечая на вопрос о причине ее отъезда, она сказала: «Я не могу… Меня заставляют спать на полу и кормят борщом. А я привыкла спать на перине. У меня коровы, сметана, масло — я не так привыкла питаться…».

Полностью сформированный к августу 1917 года, он был отправлен для прохождения дальнейшей военной практики (учитывая предыдущий опыт неподготовленности Женского батальона смерти М.Л. Бочкаревой) в пригородный поселок Левашово, располагавшийся по Финляндской железной дороге. Батальон состоял из 4 рот, и был разделен на части: пулеметный отряд, команда связи, конные разведчики, саперы и обоз — нестроевая часть. В батальоне значилось 1168 женщин-солдаток.

Основу Петроградского батальона составили ударницы бывшего отряда Бочкаревой. К тому же некоторые девушки, записавшиеся в батальон, уже воевали на фронте и даже были награждены Георгиевскими крестами. Командиром батальона был назначен штабс-капитан гвардии А.В. Лосков, а командирами рот и команд — 17 офицеров. Батальон не обошелся и без ротных ротных комитетов.

Позже Бочарникова вспоминала: «По прибытии в Левашово жизнь круто изменилась. Была введена строгая дисциплина, и мы почувствовали, что идёт не игра в солдатики, но что нам предстоит честь встать в ряды защитников дорогой отчизны. Все подтянулись.

Под лагерь отвели место, почти на одну треть окружённое лесом. Разбили палатку на ночь, выставляли караул. Наутро Одежда у всех оказалась отсыревшей».

Но даже несмотря на все это, говорить о его готовности к боевым действиям не приходилось. Женщины не могли привыкнуть к порядкам, царившим в армии. Очень часто офицеры, проверяя своих подопечных в карауле, просили у них взять проверить оружие, на что доброволицы, не задумываясь, соглашались и отдавали его, забывая о том, что если есть приказ — никому не отдавать свое оружие, то он значит — не отдавать его даже своим офицерам. Их неготовность была хорошо заметна на проходивших стрельбах. М.В. Васильев приводит в своей книге такой курьезный случай: «…когда был дан залп всем батальонам, в мишени попало только 28 пуль, зато стрелки убили

вышедшую из-за бугра лошадь и разбили окно в проходившем в отдалении поезде. К счастью обошлось без человеческих жертв».

Постепенно подходило время окончания подготовки и отправления батальона на фронт. В сообщении ГУГШ от 19 октября 1917 г. главному генералу при Верховном Главнокомандующем говорилось, что подготовка 1-го Петроградского женского батальона подходит к концу и в соответствии с этим его можно направлять на фронт к 25 октября, когда закончится обучение. В ответ была получена телеграмма от 24 октября 1917 г., в которой говорилось о направлении 1-го Петроградского женского батальона на Румынский фронт.

октября 1917 г. был получен приказ начальника штаба Петроградского военного округа Я.Г. Багратуни, по которому батальон должен был прибыть для проведения торжественного парада перед отправкой на фронт на Дворцовую площадь. Перед этим командир одной из рот, поручик Сомов в тайне от всех решил прорепетировать прохождение роты. Так же поступил и командир батальона Лосков. «За несколько дней до выступления командир батальона проверял наши знания. Батальон был выстроен в поле, и 1-я рота под его команду делала все перестроения, рассыпалась в цепь, совершала перебежки и пошла в атаку. Результатом подготовки он остался доволен», — так вспоминала об этих событиях Бочарникова.

октября 1917 г. в 12 часов дня батальон прибыл в Петроград на Дворцовую площадь для проведения парада. Однако целью его приезда стало совсем другое событие. Защита Временного правительства, располагающегося в Зимнем дворце, от большевиков — вот, что было предложено штабс-капитану Лоскову и его батальону. Последовал незамедлительный отказ, так как он понимал всю безысходность его батальона в выступлении против почти всего Петроградского гарнизона. Еще одним обоснованием его отказа стало и то, что он не хотел вмешательства женщин в политические проблемы, считая, что всех их силы должны быть направлены только против внешнего врага.

Но стоит отметить, что торжественный парад все-таки состоялся. Сам Керенский приветствовал женщин-солдат. Именно тогда батальон узнал настоящую цель своего приезда.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Также встает вопрос: почему именно женщин призвало правительство для своей защиты? Возможно, это было сделано с некоторым расчетом: поставить наступающих на Зимний дворец в сложное положение, требующее решения вопроса путем определенного выбора (надеялось на то, что моряки и солдаты не будут стрелять в доброволиц), и тем самым потянуть время до прибытия подкрепления с фронта.

Все-таки в Петрограде осталась часть батальона — 2-ая рота. Она должна была помочь в доставке бензина с завода «Нобель». Бочарникова в своих воспоминаниях писала, что после парада «1-я рота направилась прямо на вокзал, а нашу — правым плечом заводят обратно на площадь. Мы видим, как весь батальон, пройдя церемониальным маршем, также вслед за 1-й ротой уходит на вокзал. Площадь пустеет. Нам приказывают составить винтовки в «козлы». Откуда-то донёсся слух, что на заводе, кажется, «Нобель», взбунтовались рабочие и нас отправляют туда для реквизиции бензина».

Но и эта причина была только предлогом. Позже доброволицы возмущались, что их обманным путем оставили в Петрограде: «Мы получили предписание явиться туда для парада, — говорили они, — а вместо этого оказались впутанными в какую-то войну».

Ближе к вечеру оставшейся второй роте под руководством поручика Сомова штаб Петроградского военного округа поручил отправиться к трем мостам: Дворцовскому, Литейному и Николаевскому. Перед ними ставилась задача — любым способом добиться разведения мостов, чтобы отрезать рабочие районы от центра. Но женщинам-солдатам вместе с юнкерами этого сделать не удалось из-за активного сопротивления революционных матросов и красногвардейцев. Сомов в этой операции не участвовал, сославшись на болезнь.

Ближе к вечеру 25 октября женщины-ударницы были включены в число тех, кто должен был защищать Временное правительство в Зимнем дворце. Это решение привело их в состояние растерянности, они не знали, что им делать. Об этом событии сохранилось множество воспоминаний непосредственных участников боевых действий.

Так, юнкер 2-ой Петергофской школы прапорщиков Константин Иосифович де Гайлеш рассказывал о том, кто участвовал в защите Зимнего дворца: «Узнаем от коменданта дворца, что здесь, кроме нас, находятся 2-я Ораниенбаумская школа, Школа прапорщиков Северного фронта, 2 орудия Михайловского артиллерийского училища, одна рота Женского ударного батальона, 5 бронемашин, сотня уральских казаков и несколько десятков георгиевских кавалеров, т.е. всего около 1500 человек. Этими силами правительство считает возможным удержать все стратегические важные пункты Петрограда против 200-тысячного гарнизона, ставшего на сторону большевиков».

Схожие сведения приводит и министр юстиции, входящий в состав Временного правительства П.Н. Малянтович: «Какие же воинские части были в распоряжении Временного правительства — на охрану его и Петрограда?

Точных сведений не было. Это странно, а между тем это так. Мы точно не знали, под чьей защитой новый российский государственный строй.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Моя память сохранила такие сведения: по две роты от двух военных училищ, кажется, Павловского и Владимирского; две роты Ораниенбаумской школы прапорщиков; две роты Михайловского артиллерийского училища с шестью пушками; какая-то часть женского батальона и две сотни казаков». Однако, в отличие от де Гайлеша он не имеет точного представления о том, кто их защищал. Это говорит о том, что члены Временного правительства имели только приблизительные сведения о своих защитниках. Возможно, потому, что они не были уверены до конца кто все-таки остался с ними, ведь постепенно ряды защитников Зимнего дворца сокращались.

Вскоре женщины-доброволицы вместе с юнкерами стали занимать свои позиции на баррикадах, устанавливались пулеметы, многие фонари, освещавшие Зимний дворец, были разбиты, чтобы противник не мог увидеть защитников дворца. Еще один защитник Временного правительства А.П. Синегуб, поручик Школы подготовки прапорщиков инженерных войск вспоминал этот момент так: «…и я выскочил к баррикадам. И в тот же момент снова загорелись потухшие было фонари, и я увидел выстроившуюся роту ударниц, стоявшую лицом к дворцу и правым флангом к выходу из-за баррикад по направлению Миллионной улицы.

«Равняйсь. Смирно!»- покрывая щелканье пуль о стены, о баррикады и верхушку ворот, командовала, стоя перед фронтом ударниц, женщина-офицер.

«На руку. Направо. Шагом марш», — И, вынув револьвер из кобуры, женщина- офицер побежала к голове роты».

Ближе к 9 часам вечера, как вспоминал Гайлеш: «…со стороны Преображенских казарм показываются три парламентера с белым флагом и идут к нам. Это комиссар Чудновский. Мы ведем его во дворец. По дороге он обращается к нам и говорит, что на последнем заседании Военно- революционного комитета при Петроградском Совете решено сделать последнее предложение о сдаче. В случае отказа снимается ответственность за возможную кровавую расправу». В итоге предъявленный ультиматум был отклонен членами правительства.

«В 9 часов вдруг впереди загремело «ура!». Большевики пошли в атаку. В одну минуту все кругом загрохотало. Ружейная стрельба сливалась с пулеметными очередями», — так описывала начало наступления большевиков Бочарникова.

О.Г. Прюссинг, начальник Школы прапорщиков Северного фронта, вспоминал: «В то время как я принимал подошедших нам на подмогу ударниц во дворе Зимнего дворца, раздалось подряд два разрыва снарядов. Оказалось, что крейсер «Аврора» подошел к Николаевскому мосту и произвел по дворцу два выстрела».

С течением времени стрельба становилась все меньше, либо же совсем прекращалась, то набирала силу. Совсем по-другому обстояли дела в самом Зимнем дворце. В нем все находилось в каком-то хаосе: одни уходили и складывали оружие, окончательно разочаровавшись в правительстве, другие продолжали сражаться, не понимая, за что они сражаются. Никто не мог взять на себя ответственность по руководству обороной, отдавая определенные приказы. «Сколько времени мы здесь проведем? Чем все это кончится? Как мы должны вести себя? Какое распоряжение отдать охраняющим нас частям войска? Этот момент непременно наступит, — когда надо будет дать короткий решительный командный приказ. Какой? Защищаться до последнего человека, до последней капли крови? Во имя чего? Если власть не защищают те, кто ее организовали, нужна ли она? Если же она не нужна, если она изжита, кому и как ее передать и по чьему приказу? Те, кто ее организовали и ее не защищают, однако «изолируют» тех, кто ее хочет взять, и не отдают приказа ее передать», — так размышлял об этом министр юстиции Малянтович. Несомненно, такие мысли посещали не одного его.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

В такой ситуации уже к 12 часам женскому батальону отдали приказ зайти во дворец. «Женскому батальону вернуться в здание!» — пронеслось по цепи. Заходим во двор, и громадные ворота закрываются цепью. Я была уверена, что вся рота была в здании. Но из писем г-на Зурова узнала, со слов участников боя, что вторая полурота защищала дверь. И когда уже на баррикаде юнкера сложили оружие, доброволицы еще держались… Нас заводят во втором этаже в пустую комнату. «Я пойду узнаю о дальнейших распоряжениях», — говорит ротный, направляясь к двери. Командир долго не возвращается. Стрельба стихла. В дверях появляется поручик. Лицо мрачно.

«Дворец пал. Приказано сдать оружие»,- так описывала происходящее ударница М. Бочарникова.

После этого рота 1-го Петроградского женского батальона была отправлена в Павловские казармы и разоружена. Позднее они были направлены в казармы Гренадерского полка. А.Ф. Ильин Женевский, комиссар гвардии Гренадерского полка 26 октября уточнял Военно-революционному комитету: «В полку в настоящее время находится под арестом 137 солдат-женщин ударного батальона, арестованных в Зимнем дворце».

Узнав о положении женского батальона, английский консул отправил требование, в котором настоятельно рекомендовал освободить доброволиц, чтобы не пришлось отвечать потом перед другими государствами. В этот же день рота женщин-солдат была отправлена обратно в лагерь Левашово.

Позже Военно-революционный комитет отправил 30 октября красноармейцев в Левашово с целью разоружения оставшихся трех рот 1-го Петроградского женского батальона. В результате чего было изъято 891 винтовка, 13 347 боевых патронов, 4 пулемета, 24 шашки и 20 револьверов, а также различное снаряжение.

Американская журналистка Луиза Брайант в своей книге вспоминала о ситуации происходящей в эти дни в Петрограде: «Я столкнулась со специфическим случаем. Я услышала слух, что с некоторыми девочками плохо обращались в ночь, когда Зимний Дворец пал. Я не верила ему, но я хотела удостовериться. После долгих поисков вокруг я обнаружила, что одна девочка действительно была ранена и находилась в больнице. А другая девочка совершила самоубийство, потому что была «разочарована в своих идеалах». Все эти слухи были в итоге антибольшевистской пропагандой, старавшейся выставить большевиков с самой наихудшей стороны.

После этого батальон просуществовал еще около двух месяцев. Дисциплина с течением времени становилась все хуже, многие приказы уже не выполнялись, прекратился подвоз продуктов, не выставлялись караулы. Большинство доброволиц разъезжались по домам.

Одной из причин медленного расформирования батальона стала нехватка женских платьев. А уезжать домой в военной форме они боялись. Тогда доброволицам помогли красногвардейцы, доставшие платья из подвалов Смольного, в котором ранее располагался Институт благородных девиц. К тому же женщинам была выделена определенная сумма денег из средств ликвидированного «Комитета женского военного союза» в начале ноября 1917 г.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

-ый Петроградский женский батальон официально перестал существовать 10 января 1918 г. Тогда командир батальона А.В. Лосков «предоставил рапорт о роспуске батальона и сдаче имущества в интендантство и штаб Красной гвардии».

С этого момента пути девушек-солдат расходились в разные стороны. Многие сменили военную форму на белый халат медсестры, другим все-таки удалось уехать на фронт в составе роты Туркестанской дивизии, а остальные разъехались по домам.

-ой Московский женский батальон смерти

июня 1917 г. по приказу по батальону № 1 был официально образован Московский женский батальон смерти. Но стоит учитывать, что его организация началась намного раньше. Идея его создания, как и других батальонов, казалась военачальникам очень перспективной тем, что созданные батальоны должны были поднять боевой дух и побудить солдат к дальнейшим сражениям за свою Родину.

Организационные вопросы по формированию добровольческого батальона были в ведении Московского военного округа и непосредственно его командующего. Решение же всех материальных вопросов по обеспеченью батальона возлагалось на военный фонд. Наблюдающим за Московским женским батальоном смерти стал генерал-майор, впоследствии начальник Александровского военного училища (с 1 августа 1917 г.) С.П. Михеев. 22 июня в приказе он выражал свои опасения по поводу использования женских формирований для определенной выгоды с точки зрения политики, и поэтому предупреждал: «Задача женского батальона исключительно боевая. А потому, вполне признавая право каждого отдельного лица на принадлежность к той или иной политической партии, я не допущу, что бы в целом батальон преследовал какую бы то ни было политическую цель…».

Московский батальон сформировывался по утверждённому 28 ноября 1916 г. временному штату Отдельного Туркестанского стрелкового батальона. Именно по этому штату батальон должен был состоять из 1083 строевых и 85 нестроевых солдат, 19 офицеров, 5 чиновников, 58 повозок и 127 лошадей.

По указаниям же Военного министра в Петроградском и Московском военных округах численность создающихся батальонов должна была составлять от 1000 до 1100 человек, а двух команд для связи численностью каждая по 100-110 человек. Назвать точную цифру участниц, входивших в Московский женский батальон смерти, представляется затруднительным, так как с течением времени его состав постепенно изменялся.

Как уже говорилось, в батальон записывали только тех девушек, которые были старше 18 лет (с 16 лет — с разрешения родителей) и имели при себе все требующиеся документы. Обязательным условием было прохождение медицинской комиссии, которая определяла непригодных для воинской службы или беременных. Девушкам предлагали выбирать — либо идти в тыловую организацию, либо записаться в батальон.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Социальный состав 2-го Московского женского батальона смерти был разнообразен. В него входили и портнихи, и крестьянки, и работницы фабрики, и чернорабочие и представительницы других социальных слоев и профессий. Во многих паспортах вместо подписи можно было увидеть надпись — «неграмотная».

По окончанию отбора доброволиц расположили в Смирновской казарме у Чугунного моста на Пятницкой улице в Москве. С этого времени в батальоне устанавливались жесткая дисциплина и жесткий каждодневный распорядок дня. Подъем в 6 часов 30 минут, обязательная утренняя и вечерняя молитва, на военную подготовку тратилось 6 часов, все остальное — перерывы для принятия пищи, а вечером девушкам выделяли свободное время.

Во время строевой подготовки отрабатывались отдание чести, различные стойки и повороты, изучался устав. Очень многим девушкам приходилось отвыкать от правил и устоев гражданской жизни и привыкать к военной. 5 июля был выпущен приказ, по которому девушкам-доброволицам запрещалось, подходя к начальнику, здороваться первыми, потому что их положение (солдата) позволяло только отвечать на приветствие командира.

Также не приветствовались уходы домой солдаток, так как очень часто происходило так, что доброволицы возвращались в строй в неподобающем состоянии — были нетрезвыми, или же опаздывали к установленному времени. Участь этих женщин была тяжелой — их незамедлительно отчисляли. Других выгоняли потому, что они попросту не выдерживали напряжения, устав от тяжелых условий.

За жизнью Московского женского батальона смерти следил Женский союз помощи Родине. Он также оказывал ему всяческую помощь: продовольствием, одеждой, денежными средствами, которые собирал самостоятельно. Но даже этих средств не всегда хватало. Поэтому был организован сбор средств по всей стране, проходивший на протяжении трех дней. Всего было собрано более 23 тысяч рублей. Многие доброволицы пользовались этим и при выходе из батальона требовали часть от этой суммы, аргументируя это тем, что эти деньги собирались и на них тоже.

С течением времени жизнь в батальоне менялась, налаживалось делопроизводство, появилась своя печать, была придумана эмблема. На печати красовалась надпись «Московский женский батальон смерти» а в центре находился двуглавый орел. Эмблема, появившаяся на пехотной форме женщин-доброволиц благодаря приказу от 19 июля 1917 г., состояла из красного круга в центре с Андреевским крестом из черных лент. Эти цвета символизировали стремление женщин умереть за свою Родину, если она не будет свободной.

Форма девушек состояла из шинели, пошитой из серого сукна, кавалерийских ремней, на погонах защитного цвета располагалась желтая буква «М».

Летом 1917 г. в Московский женский батальон смерти приехала М.Л. Бочкарёва с двумя своими адъютантами Ивановой и Скрыдловой с целью пополнения своего отряда лучшими московскими доброволицами, чтобы снова отправиться на фронт. Всего было отобрано 200 человек, которые сами изъявили желание пойти с Бочкаревой. Дисциплина оставшихся девушек оставляла желать лучшего: «от энтузиазма, жертвенности не осталось следа!.. Поработали порядочно над разложением женской идеи — недаром батальон был переведен в мужские казармы».

В этом батальоне, в отличие от Бочкаревского, не обошлось без ротных и батальонного комитетов, которые были образованы после её приезда с целью улучшения дисциплины. В их ведомство входила воспитательная работа, поддержание нравственности и разрешение всевозможных солдатских конфликтов.

Особенностью этого батальона было то, что уже в июне несколько доброволиц захотели посещать занятия в Александровском военном училище. Были отобраны лучшие 25 девушек. Их погоны отличались от всех остальных — они были красного цвета с золотистой буквой «М», а также обшиты черной тесьмой по краям.

Со временем стало понятно, что обучение батальона затягивается. Его отправка на фронт всячески оттягивалась в связи с тем, что нужно было ждать выпуска женщин-офицеров. Но 20 сентября 1917 г. Педагогический комитет Александровского военного училища сообщил, что женщины готовы для их повышения до чина офицеров. Поэтому в октябре Женский союз «устроил в Юридическом собрании многолюдный раут в честь выпуска женщин- офицеров». Приглашено было около 400 человек. После этого Московский женский батальон смерти должен был отправиться на фронт, но этого не произошло. Он остался в Москве, встретив там и Октябрьскую революцию. В этот период женщинам запрещалось принимать какие-либо действия, поэтому они, как и раньше, продолжали военную подготовку и занимались канцелярией. Но все же часть этого батальона смогла побывать на фронте (всего 167 доброволиц, 83 — вместе с батальоном М.Л. Бочкаревой). Окончательное расформирование Московского женского батальона смерти произошло 15 декабря 1917 г. по решению съезда представителей дивизии.

О расформировании женских батальонов

Еще в июне 1917 года Главное Управление Генерального Штаба торопилось с отправкой женских формирований на фронт, но уже в августе позиции военного управления по этому вопросу начинают меняться.

августа 1917 г. Временное правительство издает постановление «о привлечении на службу по охране железных дорог, взамен мужчин, женщин- доброволиц». А в Главное Управление Генерального Штаба стали поступать телеграммы, в которых говорилось о том, что батальоны не выполняют своего прямого назначения. Так 17 октября им был составлен доклад «О женском движении», в котором говорилось, что женские формирования «не оправдали своего существования».

ноября 1917 года ГУГШ было внесено в Военный Совет представление «о расформировании всех сформированных женских частей из женщин- доброволиц». А 30 ноября это представление было одобрено.

Таким образом, в связи с плохой, непродуманной организацией женские батальоны не представляли собой сильную боевую единицу. Свою главную функцию — поднятие боевого духа солдат — выполнить не смогли. Причиной этого стало катастрофическое разложение армии, как организации. Также у солдат, не желающих больше воевать, женские батальоны вызывали только враждебные чувства. К тому же они являлись неким рычагом Временного правительства для поддержания порядка в последние дни его существования, что значительно усугубило ситуацию. В боях принимал участие только один отряд под руководством М.Л. Бочкаревой.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Глава II. Вклад добровольческого ударного батальона смерти под командованием М.Л. Бочкаревой в Первую мировую войну

2.1 Добровольческий ударный батальон смерти под командованием М.Л. Бочкаревой

Первым и самым известным формированием из женщин-доброволиц, как уже говорилось, стал Добровольческий ударный батальон смерти под руководством М.Л. Бочкаревой.

мая Мария выступила в Мариинском дворце, призывая женщин встать на защиту Родины. Уже на следующий день, на ее призыв откликнулись около двух тысяч доброволиц. М.Л. Бочкарева обратилась к женщинам с такими словами: «Моральный дух наших мужчин очень низок, и мы, женщины, обязаны послужить им вдохновляющим примером. Но сделать это смогут только те, кто готов полностью пожертвовать своими личными интересами и делами… В батальоне не будет никаких комитетов. Устанавливается строгая дисциплина, и за любое, даже самое незначительное её нарушение последует серьезное наказание. Всякий флирт или даже намек на него будет наказываться отчислением и отправкой домой под конвоем. Батальон имеет целью укрепить дисциплину в армии. Поэтому нам нужно быть безукоризненными». После этого девушки прошли медкомиссию, в результате которой были отчислены только самые непригодные по состоянию здоровья.

Впоследствии началась военная строевая подготовка. В батальон были направлены мужчины-инструкторы. Уже в первый день Мария отчислила около 30 девушек за несоблюдение дисциплины. Но даже после этого их количество продолжало расти. Большинство не могло привыкнуть к жестким военным условиям.

В это время все внимание прессы было приковано к батальонам.

«Биржевые ведомости» так описывали состав батальона: «В преобладающем большинстве «солдаты» в возрасте 18-24 лет, среди более старого возраста есть замужние. Убежденность и верность принятому решению, высокий и благородный подъем, наконец, сознательное восприятие дисциплины — все это успело наложить на лица благородных женщин отпечаток мужества и непреклонной воли. Бросается в глаза интеллигентная внешность «солдат». Еще бы: в составе батальона до 30 процентов курсисток (есть бестужевки) и свыше 40 процентов со средним образованием. Немало сестер милосердия. Кроме 8-9 эстонок и латышек, 6 евреек и 1 англичанка, остальные все русские. Но здесь все крепко спаяны одной верой, верой в правоту своего дела и надежду воскресить забытые подвиги самоотвержения и истинной любви к родине. Всюду звенящим металлом звучит команда организатора Батальона Смерти «унтер-офицера Бочкаревой». Она мелькает как метеор, перебегая от одного взвода к другому, и вся горит огнем вдохновившей ее цели».

В число доброволиц также входили девушки знатных фамилий, такие как Мария Скрыдлова (дочь адмирала), которая стала адъютантом Бочкаревой, или же княжна из известного грузинского рода Татуева.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В первые дни существования батальона его посетила знаменитая на весь мир англичанка-суфражистка Эмелин Панкхерст (Приложение № 1). Она стала их частой гостьей, наблюдая за тем, как постепенно батальон превращался в хорошо организованную, дисциплинированную воинскую часть(Приложение № 2). Мисс Панкхерст приехала для того, чтобы оказать помощь в повышении воинственного победного духа женщин и мужчин-солдат. Как-то Панкхерст пригласила Бочкареву в ресторан, находящийся в знаменитой гостинице Петрограда «Астория», где они вместе отужинали. Также она организовывала многочисленные собрания для сбора денежных средств на нужды батальонов. На одном из них она спросила у мужчин: «Должны ли женщины сражаться? Есть ли среди вас те, кто останется дома, позволив женщинам сражаться в одиночку?».

Интересные ситуации, происходящие в женском батальоне, отразила в своей книге американский публицист Бесси Битти: «Всегда было то, чего не доставало. Сначала это были ботинки…. Когда ботинки поступили, отсутствовали медикаменты. Когда крупная металлическая бесплатная столовая на колесах приехала, не было никаких лошадей, чтобы потянуть ее. Неделя прошла, и постепенно все оборудование лагеря было собрано»(Приложение № 3). Как вспоминает Мария, подготовка шла около двух недель. Но даже за это время батальон успел расколоться на два враждебных лагеря. Дело было в том, что как-то вечером в казармы к девушкам обманным путем проник агитатор-большевик. Он призывал девушек создать в батальоне комитет и свергнуть своего начальника. И большинство его поддержали. Тех, кто оказался на стороне Марии, было всего около 300 человек. Но Бочкарева была принципиальным человеком и не изменила своего решения об отсутствии в ее батальоне комитетов и даже не сломилась под давлением генерала Половцева и военного министра Керенского. Так в ее батальоне осталось всего три сотни девушек-солдаток.

Военный взгляд о состоянии женского батальона Бочкаревой оставил в своих воспоминаниях генерал Половцев: «Недели через две Бочкарева меня приглашает на смотр. Потеха замечательная. Хорошо отчеканенный рапорт дежурной девицы один чего стоит, а в казарме «штатская одежда» и шляпки с перьями, висящие на стене против каждой койки, производят оригинальное впечатление. Зато строевой смотр проходит на 12 баллов. Удивительные молодцы женщины, когда зададутся определенной целью. Даже интендантские штаны пригнаны хорошо»(Приложение № 4). А так он описывает напряженную ситуацию в батальоне: «…происходят недоразумения: 4-ый взвод, где собрались наиболее интеллигентные особы, жалуется, что Бочкарева слишком груба и бьет морды, как заправский вахмистр старого режима. Слухи об её зверствах доходят даже до Керенского. Кроме того, поднимаются протесты против обязательной стрижки волос под гребенку, заведенной Бочкаревой, как основное условие боеспособности. Стараюсь немного ее укротить, но она свирепа и, выразительно помахивая кулаком, говорит, что недовольные пускай убираются вон, а что она желает иметь дисциплинированную часть».

Близилось время отправки батальона на фронт. Но перед этим 21 июня 1917 года прошли его официальные проводы, состоявшиеся на Исаакиевской площади. В торжественной обстановке из рук П.А. Половцева, командующего Петроградским военным округом, женскому формированию было вручено боевое знамя батальона на котором было написано «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкаревой»(Приложение № 5). Также Марии от фронтового командования генералом Л.Г. Корниловым были вручены сабля с золотым эфесом и револьвер. А А.Ф. Керенский огласил приказ о производстве ее в прапорщики. Окончилась церемония парадным маршем по улицам Петрограда.

На фронт батальон отправился 23 июня с Варшавского вокзала и уже 27 июня прибыл к местечку Молодечно, находившегося на Западном фронте. Там он вошел в состав 525 пехотного полка 132 дивизии первого Сибирского корпуса 10-ой армии.

Но перед тем как рассматривать участие женщин-доброволиц в сражениях, нужно заметить то, что отряд Бочкаревой в основном включал в себя женщин ранее не воевавших, а в большинстве случаев даже не бравших в руки винтовку. И не смотря на его тщательную подготовку, не превышающую месяца, батальон был не готов к боевым действиям. Хотя были и исключения — 7 девушек ранее участвовали в сражениях и даже успели стать георгиевскими кавалерами(Приложение № 6). Так как девушки воевали на полях вместе с мужчинами, то важно рассмотреть отношение последних к женщинам-фронтовикам. А оно было различным. Иллюстрированный художественно-литературный журнал «Искры» так описывал происходящее: «29-го июня первый женский батальон смерти прибыл на позицию и, конечно, встречен солдатами с удивлением. Они никак не ожидали, что у русской женщины окажется больше храбрости, больше любви к родине и больше понимания истинной свободы, которую мало завоевать, но надо еще и защищать, чем у них, среди которых развелось много трусов и предателей… Конечно, солдаты-трусы встретили женщин-героев не только с удивлением, но и враждебно. Зато офицеры встретили женский батальон с энтузиазмом и удивлялись их строгой дисциплине и молодцеватой выправке. Командующий армией произвел смотр женскому батальону, который представился ему в прекрасном боевом виде. Парадом командовала женщина-прапорщик Бочкарева».

Очень интересной является информация о состоянии 1-го сибирского корпуса в июне 1917 года: «…в 132 дивизии острая нужда во всех предметах снабжения, в дивизии нехватка штыков, …в ротах в среднем по 60 штыков… Ощущается недостаток в офицерском составе (525 п.)… В отношении обеспеченья самая нуждающаяся 132 дивизия». В такой ситуации стоило ожидать снижения дисциплины. Но женщины, согласно донесениям в штаб 10- ой армии, не расслабились, а наоборот «спаянные крепкой дисциплиной, ведут себя безупречно, сами обслуживают себя, исполняют самую черную работу и не предъявляют претензий на улучшение положения, довольствуются исключительно тем, что предоставляют остальным солдатам».

Боевое крещение женщины прошли в начале июля 1917 года в тяжелейших сражениях с немцами. Их военные действия нужно рассматривать в комплексе действий 1-го Сибирского корпуса 1-ой армии. 18 июня в его штаб поступил приказ о начале наступления на Вильну. Согласно ему он должен был атаковать врага от деревни Новоспаское к местечку Крево для того, чтобы занять Новоспаский и Богушевский леса.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

В начале событий у 1-го Сибирского корпуса числились 104 тяжелых орудия и 132 — легких, а также 28 500 штыков. На стороне немцев — 11 000 человек и около 100 орудий. В течение трех дней с 6 июля были разрушены под артиллерийским огнем главные вражеские позиции, и остались нетронутыми несколько пулеметных точек на флангах. Немцы же значительного урона 1-му Сибирскому корпусу не принесли. 9 июля российские войска должны были атаковать, но многие полки отказались это делать. Однако наступление других полков на опушку Новоспаского и Богушевского леса продолжается. В результате чего русские позиции продвинулись вглубь на 3,5 версты (3,73 км), а немецкий фронт был прорван. Но несмотря на успехи уход солдат с позиций продолжался и к 10 июля в полках оставалось от 70 до 200 человек. В 5 часов утра Немецкие силы пытались атаковать, но были отбиты с помощью батальона Бочкаревой. Но уже в 16 часов им удалось отодвинуть наши позиции.

Итогом сражений 9 июля в плену оказались 1400 немцев, захвачены 34 пулемета, 15 мино-бомбометов, 500 германских ружей, с нашей стороны раненных и убитых — 345 офицеров и 7639 солдат, пропали без вести 12 офицеров и 9210 солдат (большинство из них бежало с поля боя).

О тяжелой ситуации на фронте, разложении армии говорят различные донесения о действиях пехоты: «Солдат не привело к сознанию даже одержанная победа, они отказались убирать трофеи, но вместе с тем, многие остались на поле сражения и грабили своих же товарищей. Толпы солдат, нагруженных немецким хламом, уходили в глубокий тыл, где происходила во время боя торговля немецкими вещами…».

Но все-таки здесь согласно донесениям отличились женщины: 7 июля 525-й пехотный полк 132-й дивизии выступил и занял позиции в районе Крево. В число участников боевых действий этой дивизии вошел женский батальон смерти. Он занял позиции на правом фланге вместе с 1-м батальоном.

Как вспоминала Бочкарева, наступление было назначено на 8 июля, но никто не решился выступить. Тогда в наступление пошел женский батальон смерти: «Мы решили наступать, — вспоминала Мария,- чтобы пристыдить солдат, и полагали, что они не дадут нам погибнуть на ничейной земле. Все хорошо понимали ответственность принятого решения. Не было ни какой уверенности в том, что солдаты не оставят нас на произвол судьбы, разве только надеялись, что такое чудовищное предательство просто невозможно». В это время мужчины с насмешкой смотрели на женщин, не понимая до конца, действительно ли они пойдут вперед. Но поднять полк Бочкаревой все-таки удалось, в результате чего были заняты несколько позиций неприятеля. В целом же наступление не принесло существенных результатов, так как резервные части не выступили на помощь, когда она была так нужна.

июля батальон попал под артобстрел. В течение двух дней он смог отбить 14 атак врага, и даже несколько раз ему удавалось переходить в контратаки. Потери женской команды за 9 и 10 июля состояли из 33 раненных и контуженных, 2-х убитых и 2-х пропавших без вести. Всего в сражении приняли участие 170 девушек. Именно в этом сражении был ранен командир батальона — М.Л. Бочкарева.

Из донесений командования, мы можем понять, что батальон «вел себя в бою геройски», подавал пример «храбрости, мужества и спокойствия».

Свои воспоминания на действия женского батальона оставил генерал Деникин: «Женский батальон, приданный одному из корпусов, доблестно пошел в атаку, не поддержанный «русскими богатырями». И когда разразился кромешный ад неприятельского артиллерийского огня, бедные женщины, забыв технику рассыпанного боя, сжались в кучу — беспомощные, одинокие на своем участке поля, взрыхленного немецкими бомбами. А «богатыри» частью вернулись обратно, частью совсем не выходили из окопов».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Также о действиях женщин полковник В. И. Закржевский, который в это время руководил батальоном, в своем донесении отмечал: «Отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски, все время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев, по своему почину, бросился, как один, в контратаку; подносили патроны, ходили в секреты, а некоторые в разведку; своей работой команда смерти подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат и доказала, что каждая из этих женщин- героев достойна звания воина русской революционной армии».

Очень важно было и то, что женщины не только принимали участие в сражениях, но и следили за состоянием своего полка. В одной из записок приводился такой случай: «…были случаи, когда женщины останавливали бегущих, прекращали грабеж, отнимали у солдат бутылки со спиртными напитками и тут же разбивали их…».

После ранения Бочкаревой «…в ряды женского войска так же проникли идеи своеволия, что и выразилось в бунте против командира одного из женских батальонов». Его причиной стало назначение вместо Марии командиром батальона М. Скрыдловой. Многие женщины были раздражены таким поворотом событий. Под угрозой неподчинения приказам, ротный комитет поставил условие замены нового командира. Итогом этого стала отправленная в штаб временно занимающим должность начальника дивизии полковником М.А. Желениным телеграмма: «Волнения в женском отряде «смерти» дурно влияют на войсковые части дивизии. Вместо того, чтобы являть собой образец сплоченности, единения и безропотного повиновения поставленному над ними начальнику, отряд сам нуждается в водворении в нем порядка». Постепенно волнения улеглись, и женское формирование продолжило участие в боевых действиях в районе рек Оконы, Вилии, деревень Белая, Талут и других.

Таким образом, женский батальон смерти М.Л. Бочкаревой показал себя в бою геройски. Не испугавшись, он первым пошел в наступление, чтобы подать пример товарищам-солдатам, что ему и удалось. Женщины стремились всей душой и телом помочь своей Родине, но уже не могли противостоять огромной армии, давно не выполняющей свой долг. Участие женщин в военных формированиях в годы Первой мировой войны оказало большое значение на дальнейшее развитие вхождения женщин в ряды военнослужащих в годы Великой Отечественной войны.

2.2 Жизнь и деятельность М.Л. Бочкаревой, организатора первых женских батальонов

Мария Леонтьевна Бочкарева с ее непростой судьбой — одна из самых интересных и важных фигур XX столетия. Изучение ее жизненного пути, несомненно, важно для понимания процесса организации женских военных формирований, а также выявления роли этой сильной личности в Первой мировой войне.

Мария Леонтьевна Бочкарева родилась в семье крестьян Ольги Елеазаровны и Леонтия Семеновича Фролковых в июле 1889 года. Они жили в Новгородской губернии в деревне Никольское Кирилловского уезда. Мария была третьей дочерью. Со временем семья переезжают в Сибирь, где им обещают выделить надел. В этот период девочке было только шесть лет. В тяжелое для семьи время, когда Марии исполняется восемь лет, ей приходиться работать прислугой: присматривать за ребенком, а позже стоять за торговой лавкой.

В 1905 году девушка выходит замуж. В книге Вознесенской церкви значилась такая запись от 22 января 1905 года: «Первым браком Афанасий Сергеевич Бочкарев, 23 лет, православного вероисповедания, проживающий в Томской губернии, Томском уезде, Семилужской волости, деревне Большое Кусково» взял в жены «девицу Марию Леонтьеву Фролкову… православного вероисповедания, проживающую в Томской губернии, Томском уезде, Ново- Кусковской волости, поселке Ксеньевском».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Благодаря Марии имя ее первого мужа — Афанасия Бочкарева — вошло в историю. Семейная жизнь началась с того, что молодожены устроились в Иркутскую контору по укладке мостовой. Два года они мостили дороги — сначала к тюрьме, потом — к университету. Через некоторое время Марию повысили — назначили помощником десятника.

Но все-таки семейная жизнь не сложилась: ее муж стал выпивать и прикладывать руки, все чаще на работе Марию замечали с синяками. В итоге она ушла от ненавистного мужа. Вскоре Мария заболела и потеряла работу. Это вынудило ее переехать в Сретенск и снова идти в прислуги к некой Анне Петровне, не догадываясь, что она руководит публичным домом.

Здесь она встретила мужчину своей судьбы. Звали его Янкель Бук — «без особых примет», как значилось в его уголовных делах. По паспорту он был крестьянином, по призванию — разбойником. Он стал ее гражданским мужем. Входя в банду хунхузов, он занимался разбоем. Но, пытаясь исправиться, на свои деньги Бук открыл мясную лавку, за прилавок которой встала Мария. Так продолжалось недолго. В мае 1912 года их счастливая жизнь пошла по наклонной. Якова арестовали, а Мария без раздумий последовала за любимым в ссылку в Якутск.

Согласно распределительному списку 18 августа 1912 года было вынесено постановление иркутского генерал-губернатора о высылке Янкеля Бука в Якутскую область. 14 июля 1913 года он приехал в Якутск. В рапорте начальника полиции говорилось и о Бочкаревой: «Сожительница Бука Бочкарева, в одну из минут откровенности, вызванной временным раздором с ним, открыла целый ряд преступлений, совершенных Буком в Забайкалье, здесь фигурируют крупные и мелкие кражи, сбыт и прием краденого и даже разбойное нападение, при активном его участии, на почту»

Чтобы избежать высылки мужа еще дальше, Бочкарева отдается якутскому губернатору. Очень тяжело переживая свою измену, предпринимает попытку самоубийства. Бук, узнав об этом, пытается убить губернатора, что у него не получается. Его снова посадили, а позже выслали в поселение Амга в Якутске. Как вспоминала М.Л. Бочкарева, их отношения с каждым днем становились все хуже. Из-за ревности Бука, Бочкаревой приходится несколько раз спасаться от смерти.

В 1914 году начинается Первая мировая война. Мария принимает окончательное решение о вступлении в ряды военнослужащих. Конечно, главной причиной этого был патриотический порыв помочь соей родине. Об этом она говорила так: «Мое сердце стремилось туда — в кипящий котел, принять крещение в огне, закалиться в лаве. Дух жертвоприношения вселился в меня. Моя страна звала меня. И какая-то непреодолимая внутренняя сила толкала вперед…».

Но, зная о женской доле Бочкаревой, невольно думаешь, что у нее была еще одна, истинная цель. Желание заняться мужскими и притом страшными делами приходит к женщине тогда, когда она убеждается в окончательной невостребованности качеств, присущих ее полу. Мария оказалась сильнее, серьезнее и полноценнее мужчин, которых любила.

Приехав в Томск после стольких лет отсутствия в 1914 году, Бочкарева просит у командира Томского 25-го резервного батальона разрешения вступить в ряды военных, чтобы служить Отечеству, на что ей отвечают отказом. Тогда на последние деньги она отправляет телеграмму Николаю II и получает одобрение. Её зачисляют в четвертую роту 25-го резервного батальона. В нем она и получает свою знаменитую кличку «Яшка».

Бочкарева оказалась безупречным солдатом: ходила «в штыки», на разведку, под огнем вытаскивала раненых и сама четыре раза была ранена, но каждый раз ей удавалось выжить, хоть шансы были не велики. За полтора года службы на фронте ей удалось получить полный комплект всех четырех степеней Георгиевских крестов и несколько медалей.

После Февральской революции на одном из митингов Бочкарева знакомится с председателем IV Государственной Думы М.В. Родзянко, была приглашена в Петроград. Там и появляется ее идея о создании формирований из женщин-добровольцев, которая была одобрена и А.А. Брусиловым и А.Ф. Керенским. Началось формирование женской части и дальнейшие учения. По воспоминаниям жены одного американского военно-морского атташе П. Кросли Бочкарева казалась ей полной рвения и веры в свою идею: «Я часто встречалась с женщиной-полковником из широко известного женского батальона… Я видела обучение женщин-рекрутов в их казарме и во время марширования по улицам, а также наблюдала дезертиров (думаю, что они не были настоящими мужчинами и солдатами, несмотря на то, что носили форму!), смотревших на этих женщин и отпускавших грубые шутки в их адрес».

июня состоялись торжественные проводы женского батальона, а уже 23 июня он был отправлен на фронт. В начале июля 1917 года он участвовал в сражениях рядом с местечком Сморгонь-Крево и показал себя в бою героически. Многие были ранены, в том числе и Мария. Она была отправлена в Петроградский госпиталь.

Выйдя из госпиталя, Бочкарева получила предложение Корнилова провести смотр других женских батальонов. Первым стал Московский женский батальон смерти, который она признала безнадежным по части военной подготовки.

Однако ее собственный батальон, в который она вскоре вернулась, ничем не отличался от других, так как в нем царил хаос: конфликты, невыполнение приказов, ослабленная дисциплина.

К этому времени власть оказывается у большевиков, которые выступают за расформирование женских батальонов. Так и случается, Бочкареву же отправляют под арест в Петропавловскую крепость, а позже перевозят в Смольный, где призывают её «встать на защиту трудящихся».

О своей дальнейшее судьбе М.Л. Бочкарева поведала в 1919 году томской газете «Сибирская жизнь»: «Когда произошел большевистский переворот, я с женским батальоном находилась в составе 1-го Сибирского корпуса и держала участок резервной позиции около Киева, с оставлением же армией фронта должна была распустить свой батальон. И приехала в Петроград. Там, вместе с другими офицерами, я была арестована, причем большевики отняли у меня документы и золотое оружие. Когда я была освобождена из-под ареста, я поехала домой, в деревню Тутальскую, между Тайгой и Новониколаевском, и в пути около Челябинска была выброшена большевиками из вагона и повредила себе ногу».

Интересным фактом является то, что, не смотря на жесткость характера Марии, она очень трепетно, с нежностью относилась к своим товарищам по батальону. Тридцати из них она старалась всячески помочь, так как за время боев они совсем потеряли прежнее здоровье.

В 1918 году Бочкаревой пришла телеграмма от генерала Алосова, председателя Георгиевского комитета, по которой она должна была явиться в Петроград. Перед Марией была поставлена задача — установить нелегальную связь с Корниловым. В облачении сестры милосердия с поддельными документами она приехала на Дон. И вскоре по заданию Корнилова отправилась в США для того, чтобы попросить помощи в борьбе против большевиков.

По прибытию Марии Леонтьевны в Америку, многие журналисты заинтересовались столь известной личностью в России.

Американский журналист Исаак Дон Левин так вспоминал о ее приезде: «В это время в мае на наши берега приземлилась русская женщина-солдат, герой Мария Бочкарева… Эмелин Панкхерст она была провозглашена «величайшей женщиной века», а в многочисленных сообщениях прессы ее называли Русской Жанной дАрк… 1 июня я был представлен Бочкаревой… в течение некоторого времени ведущие феминистки: г-жа Панкхерст, г-жа Гарриман и Пэджет — все они действовали как ее покровительницы — убеждали ее сделать запись истории ее жизни в книжной форме. Я был предложен в качестве лица, выполнившего эту работу». Впоследствии он издает ее мемуары под названием «Яшка: Моя жизнь крестьянки, офицера и изгнанницы», которые записывал под диктовку за Марией в течение нескольких недель.

Но немногим изданиям того времени везло так же, как и Исааку Дон Левину. В «Русском голосе» была напечатана заметка сотрудницы газеты г-жи Кириенко под названием «Г-жа Леония Бочкарева, командир «Батальона смерти» в Нью-Йорке». Описывая свою встречу с Бочкаревой Кириенко отмечала: «Госпоже Бочкаревой на вид лет 30-36. Тип женщины из центральных губерний России. Круглое, полное, почти мужское лицо, несколько грубоватые черты. Обстриженные волосы. Держится по военному — выправкой и движениями. Носит форму подполковника в «хаки». На плечах погоны с просветами и 3-мя звездочками. На ногах американские военные ботфорты». А на вопрос о прошлой деятельности, ответила: «Я не хочу говорить о своей деятельности в России. Мне больно, тяжело говорить, вспоминать о созданном мною батальоне смерти. Таких батальонов по всей России было до 15, но они ничего не делали. Мой батальон активно участвовал в сражениях с немцами. Это было в начале его расцвета. А затем… трусость обуяла большинство в батальоне». Также журналистка поинтересовалась о цели визита, на что получила ответ: «Я приехала сюда по делу чрезвычайной важности. В чем состоит оно, сейчас не могу сказать, но о нем узнают через несколько дней».

Также в США М.Л. Бочкарева посетила многих значимых в политике официальных лиц, таких как государственный секретарь Р. Лансинг и военный министр Н.Д. Бекер, с которыми она встретилась 31 мая. Несомненно, важным событием стала встреча 10 июля 1918 года с Вудро Вильсоном, президентом США, протокольная запись которой сохранилась: «Среда, 10 июля 1918 года. В прибыла миссис Дж. Борден Гарриман с мадам Бочкаревой, командиром Женского батальона смерти. Встреча была очень драматичной. Бочкарева начала свой рассказ довольно сухо; внезапно перешла к описанию страданий русского народа, причем языком, подобным скачущей лошади. Она с трудом дожидалась перевода своих слов на английский. Выражение ее лица постоянно менялось. Вдруг она опустилась на колени и, протянув руки к президенту, стала умолять о помощи, о продовольствии, о присылке войск интервентов против большевиков. Сидевший с мокрыми от слез щеками президент заверил ее в этом. В конце концов короткая встреча в Белом доме завершилась к всеобщему облегчению».

С собой в Нью-Йорк Мария привезла младшую сестру, которую в последующем устроила учиться за счет какой-то благотворительной организации.

Там же в июне 1918 года Мария познакомилась с журналистом Исааком Дон Левином. К концу лета он подготовил к печати её мемуары под названием «Яшка. Моя жизнь крестьянкой, офицером и ссыльной» к печати, а спустя год они выпускаются одновременно в двух местах — Лондоне и Нью-Йорке.

В августе 1918 года Мария, приехав в Англию на транспортном корабле, посещает Эмилии Панкхерст. Останавливается она в Лондоне. При встрече с британским военным министром она просит аудиенции с королем Великобритании Георгом V.

«В половине августа месяца1918 года, — рассказывала на допросе Мария военному следователю Особого отдела ВЧК при 5-й армии Поболотину, — секретарь короля приехал на автомобиле и вручил мне бумажку, [в] которой говорилось, что король Англии примет меня на 5 минут. Я оделась в военную офицерскую форму, одела полученные мной в России ордена и со своим переводчиком Робенсом поехала во дворец короля. […] Король Англии имел большое сходство с царем с Николаем 2-м. […] Он мне сказал, что он очень рад видеть вторую Жанну Де-Арк […]. Я в ответ ему сказала, что я считаю за великое счастье видеть короля свободной Англии. […] Король спросил, […] кому я верю, я сказала ему, что я к партии ни к какой не принадлежу, а верю я только генералу Корнилову. Король мне сказал, но ведь Корнилов убит, я сказала королю, что я не знаю, кому теперь верить и в гражданскую войну я воевать не думаю. Король сказал мне вы русский офицер, […] Ваш прямой долг ч[е]рез четыре дня поехать в Россию, в Архангельск и я надеюсь на Вас, что Вы будете работать. Я сказала королю Англии: «Слушаюсь!».

Бочкарева так и поступила и уже 27 августа была в Архангельске. В сентябре после призывов о присоединении северян к войскам Антанты, Мария встретилась с генерал-губернатором и командующим региональными белыми отрядами В.В. Марушевским, который советовал ей сформировать мужскую добровольческую организацию, на что она ответила отказом. После чего последовал крупный конфликт, по причине которого женщину посадили под домашний арест на 7 суток.

Но не найдя поддержки Мария уезжает в Шенкурск, привлекая на свою сторону девушек из числа крестьянок. Это ее дело с треском проваливается. В конце концов М.Л. Бочкарева добилась аудиенции у главнокомандующего вооруженными силами союзников генерала У.Э. Аронсайда. Она рассказывала ему о своем тяжелом положении со слезами на глазах. Генерал посочувствовал Марии и отправил ее в Архангельск. Немного позднее Мария Леонтьевна со своей ситуацией направляется к новому главе Временного правительства Северной области Е.К. Миллеру, который в апреле 1919 года издает указ о ежемесячной выдаче 750 рублей Марии до момента ее отбытия в Сибирь.

Также в июле 1919 года Бочкаревой было разрешено бесплатно проезжать на пароходе морской экспедиции, направленной Северным правительством, под руководством капитана Б.А. Вилькицкого. Об этой экспедиции из Архангельска на Обь советские историки старались не писать, ибо выдающийся полярный мореплаватель Борис Вилькицкий примкнул не к большевикам, а к белым, остался верен присяге. Экспедиция оказалась в Томске 19 октября 1919 года.

Обнаружив бедственное положение своей семьи, Мария решает отправиться к адмиралу А.В. Колчаку с целью выхода в отставку и получения пенсионного пособия. Но адмирал уговаривает ее сформировать добровольческий санитарный отряд. Мария пришла просить об отставке, но адмирал уговорил сформировать добровольческий санитарный отряд: «Колчак стал мне говорить: «Вы просите отставку, но такие люди, как Вы, сейчас необходимо нужны. Я Вам поручаю сформировать добровольческий женский санитарный отряд (1-й женский добровольческий санитарный отряд им. поручика Бочкаревой)». Он говорил, что у нас много тифозных и раненых, а рук, которые бы ухаживали за больными, — нет. Я надеюсь, что Вы это сделаете. Я предложение Колчака приняла». На следующий день Мария выступила в двух театрах с призывами вхождения в ее санитарный отряд, в результате чего в него записались 200 добровольцев. В него вошли 20 мужчин и 180 женщин, несколько врачей, писарей, начальник штаба. Таким образом, на один день М.Л. Бочкарева оказалась стороне белых. Придя 13 ноября в штаб для получения двухсот тысяч рублей, Мария узнала о том, что днем ранее Колчак и вся адмиральская верхушка уехали в бронированных поездах на восток. Марией была предпринята тщетная попытка новой встречи с адмиралом, после чего она снова вернулась в Томск.

После того как Красная армия заняла город в ноябре 1919 года М.Л. Бочкарева пришла к коменданту города, предложив свою помощь и сдав оружие. На что получила отказ. С нее была взята подписка о невыезде. 7 января ее арестовали и посадили в тюрьму.

Последней точкой в судьбе М.Л. Бочкаревой стало решение следователя особого отдела ВЧК при 5 армии Поболотина: «Бочкареву, как непримиримого и злейшего врага рабоче-крестьянской республики, полагаю передать на распоряжение начальника Особого отдела ВЧК при 5-й армии… На заключении резолюция: «Бочкареву Марию Леонтьевну — расстрелять».

января 1992 года постановлением прокурора Омской области Ю.А. Якунина Мария Леонтьевна Бочкарева была полностью реабилитирована. Но сохранилась одна неясность — когда ее полностью реабилитировали, то следователи не обнаружили документа о приведении резолюции о расстреле в исполнение. Простая биография Марии стала непростой биографией эпохи.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Участие добровольческого батальона смерти М.Л. Бочкаревой в сражениях Первой мировой войны — новый опыт России. Не совсем удачный, но все-таки опыт. Батальон попытался сделать все от него зависящее, чтобы хоть как-то воодушевить и взбодрить солдат. Большую роль в создании примерного дисциплинированного формирования сыграла М.Л. Бочкарева. Привыкшая всегда и во всем добиваться своих целей, она шла навстречу своей судьбе, своему истинному призванию. И формирование первых в России женских батальонов — поистине только ее заслуга, которая положила начало развитию движения женщин на фронт в годы Великой Отечественной войны.

Заключение

Вхождение женщин в ряды военнослужащих — сложный и долгий исторический процесс. Несмотря на кажущуюся противоположность двух понятий: «женщина» и «война», женщины наравне с мужчинами сражались в многочисленных военных конфликтах в Российской истории. И практика их привлечения в армию получала все большее развитие по мере продолжения военных действий.

Храбрость, самоотверженность и даже жертвенность женщин с оружием в руках были очевидными на поле боя. На наш взгляд, организация женских батальонов — первый опыт массового участия русских женщин в военных действиях, важный существенный вклад в российскую военную историю.

Среди предпосылок развития этого движения можно выделить постепенное вхождение и участие женщин в рядах военных формирований. Сначала это были лишь частные случаи в виде конкретных исключений из правил, но постепенно это движение начинало приобретать массовый характер. Также конец XIX — начало XX века — это время активной борьбы женщин за свои права и установления экономического, социального и политического равенства в правах с мужчинами, которое проявлялось во всем: в создании феминистских организаций, вхождении женщин во все сферы общественной жизни. И даже участие женщин в Первой мировой войне было способом доказать свою значимость для общества.

Это движение также имело и свои причины. Из четырех лет войны 1917 год стал самым тяжелым и трагичным в истории России. Выбор дальнейшего развития страны напрямую зависел от настроений в армейской среде, готовности солдат к продолжению войны до победного конца, но ее как раз и не было. Самой главной причиной стало то, что после февральской революции 1917 года настроения в армии начали ухудшаться, падала дисциплина, все больше солдат выражали свое нежелание воевать, началось разложение армии. Оно было связано в основном с различными непродуманными приказами военного командованиями, и в результате этого появлением комитетов, разваливающих армию.

России требовалась помощь, и она пришла в виде женских батальонов смерти, главной целью которых стало поддержание боевого духа солдат на личном примере. В состав батальонов входили девушки самых разных сословий. В первое женское формирование записалось около 2000 доброволиц, нопостепенно это движение охватило всю страну, во многих городах были образованы различные женские организации, батальоны, команды связи.

Мотивы, по которым женщины шли на войну, достаточно разнообразны. Основным, несомненно, является патриотический порыв, небезразличность к судьбе своей Родины. Но также можно выделить такие причины, как бегство от тяжелой жизни, личные трагедии, следование за мужьями, поиски славы.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Всего за время существования женских батальонов официально их было организованно четыре, из которых только один принимал непосредственное участие в сражениях на фронте. Свою известность так же получили 1-ый Петроградский женский батальон, одна из рот которого защищала Временное правительство, находящееся в Зимнем дворце, и и 2-ой Московский женский батальон. Особой роли в истории России они не сыграли.

Самым известным и по достоинству заслуживающим уважения стал женский батальон смерти М.Л. Бочкаревой, который принимал участие в военных действиях на фронте. Он попытался изменить существующее положение в армии, и в чем-то, ему это удалось. Проявив мужество, он первым двинулся в наступление и был поддержан солдатами, но ненадолго.

Организатором этого батальона стала крестьянка Мария Леонтьевна Бочкарева, принципиальная, идущая до конца в достижении своих целей. Прожив сложную, но насыщенную жизнь, она всегда стремилась любой ценой исполнить свой долг перед Родиной, в чем видела свое предназначение. И, несомненно, ее сильная личность сыграла большую роль в развитии данного явления.

Женщины, следующие своим чистым помыслам, хотели лишь помочь своей Родине, готовы были отдать за нее свою жизнь. Но не понятые и не поддержанные, девушки полностью разочаровались в своих идеалах. Причинами этого, на наш взгляд, являются несколько аспектов.

Во-первых, ситуацию на фронте уже ничто не могло изменить, он был полностью развален;

Во вторых, подготовка женщин не принесла никаких результатов, так как была непродолжительной и бессистемной;

В-третьих, изолированность женщин от мужских частей сыграла против них, так как это само по себе вызывало некое противопоставление их батальонов мужским, и вызвало только негатив с их стороны;

В-четвертых, организация женских батальонов была последней попыткой Временного правительства хоть как-то изменить ситуацию. Надежды правительства не оправдались, поэтому оно в последующем использовало батальоны в своих целях.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

В заключение, хотелось бы сказать — народ, женщины которого в самый тяжелый час готовы жертвовать собой, непобедим.

Список использованных источников и литературы

Источники

Источники личного происхождения:

1.Бочарникова М. В женском батальоне смерти (1917-1918) // Доброволицы. Сборник воспоминаний: Варнек, Мокиевксая-Зубок, Бочарникова. М.: Русский путь, 2014. С. 261-323.

2.Бочкарева М. Яшка: Моя жизнь крестьянки, офицера и изгнанницы. В записи Исаака Дон Левина. М.: Воениздат, 2001. 445 с.

3.Воспоминания М. А. Рычковой. Женское движение 1917-го года // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII-XX вв. М.: Студия ТРИТЭ: Рос. Архив, 2001. Т. 11. С. 507-522.

4.Гайлеш К.И. Защита зимнего дворца // Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. М.: ЗАО Изд-во Центр-полиграф, 2001. С. 9-16.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

5.Малянтович П.Н. В Зимнем Дворце 25-26 октября 1917 года. Из воспоминаний // Былое. 1918. №12. С. 111-141.

6.Половцов П.А. Дни затмения. М.: ГПИБ, 1999. 273 с.

7.Прюссинг О.Г. Защита Зимнего дворца // Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. М.: ЗАО Изд-во Центр-полиграф, 2001. С. 16-21.

8.Синегуб А.П. Защита Зимнего дворца (25 октября — 7 ноября 1917 года) // Сопротивление большевизму. 1917-1918 гг. М.: ЗАО Изд-во Центр- полиграф, 2001. С. 21-119.

9.Beatty B. The Red Heart of Russia. New York: The Century Co., 1919. 480 p.

10.Bryant L. Six Red Months in Russia: An Observers Account of Russia Before and During the Proletarian Dictatorship. London: The Journeyman Press, 1982. 299 p.

11.Dorr R.C. Inside the Russian Revolution. New York: The Macmillan company, 1917. 243 p.

12.Levine I. Don. Eyewitness to History. Memoirs and reflections of a foreign correspondent for half a century. New York: Hawthorn books, 1973. 305 p.

Иллюстрационный материал:

13.Thompson C.D. From Czar to Kaiser : the betrayal of Russia New York: Dou- bleday, Page & Company ,1918. 200 p.

Периодические издания:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

14Биржевые ведомости. Пг., 1917. 10 июня; 23 июля.

15Г-жа Леония Бочкарева, командир «Батальона смерти» в Нью-Йорке // Русский голос. Нью-Йорк. 1918. 25 мая.

16Искры. Пг. 1917. №23 С. 183; №24 С. 185, 188-189; №27 С. 211.

17Нива. Пг. 1917. № 26 С. 394-395; № 28 С. 425; № 30 С. 463-464; № 32. С. 495-499.

18Русский инвалид. Пг. 1917. №144.

19Сомов В. Поручик М. Бочкарева в Томске // Сибирская жизнь. Томск. 1919. 26 октября.

Документы:

20.«Мой батальон не осрамит России…» Окончательный протокол допроса Марии Бочкаревой // Родина. 1993. №8-9. С. 78-82.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

21.Протоколы допросов организатора Петроградского женского батальона смерти // Отечественные архивы. 1994. № 1. С. 50-66.

22Baker R.S. Woodrow Wilson. Life and letters. New York: Greenwood press, 1968. Volume 8. P. 246, 271-272. (протокольная запись встречи Яшки с президентом Америки).

Архивы:

23Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА).

Ф. 2000. Оп. 2. Д. 1557. Лл. 7, 12, 14.

Ф. 2003. Оп. 2. Д. 1. Лл. 10-12.

Ф. 2003. Оп. 2. Д. 9. Л. 1.

Ф. 2003. Оп. 2. Д. 349. Лл. 2, 4, 5, 7, 23, 27, 29, 40, 50.

Ф. 3474. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Ф. 3474. Оп. 1. Д. 2. Лл. 5, 6, 7, 11, 14, 29.

Ф. 16173. Оп. 1. Д. 1. Лл. 3, 18.

Ф. 16173. Оп. 1. Д. 4. Лл. 14, 29.

Ф. 16173. Оп. 1. Д. 6. ЛЛ. 3-6.

Ф. 16173. Оп. 1. Д. 7. Лл. 61, 104.

Научная литература

24Абашева Ж.В. Московский женский батальон смерти в годы Первой мировой войны: из истории создания // Псковский военно-исторический вестник. 2015. № 1. С. 137-141.

25Абашева Ж.В. Участие женщин в воинских формированиях российской армии в период Первой мировой войны // Метаморфозы истории. 2014.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

№ 5. С. 24-42.

26Абинякин Р.М. Офицерский корпус Добровольческой армии: социальный состав, мировоззрение. 1917-1920 гг. Орел: Издатель А Воробьев, 2005. 204 с.

27Астрахан Х.М. О женском батальоне, защищавшем Зимний дворец // История СССР. 1965. № 5. С. 93-97.

28Бударин М. Поручик Бочкарева // Омская старина. 1993. Вып. 1. С. 16-29.

29Бухарова А. Женщина и военное дело // Армейский сборник. 1995. № 3. С. 91-92.

30Васильев А. Женский батальон смерти // Опыт историко-антропологических исследований. Сборник научных работ студентов и аспирантов. М.: Экон — Информ, 2003. С. 225-233.

31Васильев М.В. Женские батальоны в Первой мировой войне. Псков: «Гименей», 2014. 84 с.

32Васильев М.В. 1-й Петроградский женский батальон в событиях 1917 года // История России: сетевой информационный исторический проект.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

33Ветров В. Русская Жанна дАрк : бесстрашная «Яшка» командовала батальоном и имела «Георгия» // Томская неделя. 2003. 11 сентября. С. 21.

34Дерябин В. Русская Жанна дАрк: За веру, царя и Отечество! // Томская неделя. 2000. 12 октября. С. 21.

35Дроков С.В. Мария Бочкарева: краткий биографический очерк русского воина // Русский исторический сборник. М.: Кучково поле, 2010. Т. 2. С. 168-197.

36Дроков С.В. Организатор Женского батальона смерти // Вопросы истории. 1993. № 7. С. 164-169.

37Дроков С.В. Яшка. Кто командовал женским батальоном смерти // Огонёк. 1992. № 24-26. С. 20-23.

38Жиляева Я. Яшка. Мы — женщины-солдаты, и нам награда — смерть! // Московский комсомолец. 1994. 22 июля. С. 4.

39Жирнов Е. Слухи о её зверствах доходят даже до Керенского… // Коммерсантъ Власть. 2007. № 22. С. 62-68.

40Иванова Ю.Н. Прекраснейшие из храбрых // Военно-исторический журнал. 1994. № 3. С. 93-96.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

41Иванова Ю.Н. Проблем хватало и без них, но…// Военно-исторический журнал. 1994. № 6. С.75-77.

42Иванова Ю. Н. Храбрейшие из прекрасных. Женщины России в войнах. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002. 272 с.

43.Кобзев И. Женский батальон смерти // Памятники Отечества. 1995. № 1. С. 150-153.

44Кулегин А. Жанна дАрк по кличке Яшка // Общая газета. 1999. 23 сентября. С. 11.

45Омельчук А.К. Сибирская Жанна дАрк // Омельчук А.К. Частное открытие Сибири: каждый сам открывает свою родину. Тюмень: Мандр и Ка, 2007. С. 339-345.

46Романшина В. «Марш вперед, вперед на бой». Русские женщины в Первой мировой и Гражданской войнах // Свободная мысль. 2008. № 4. С. 135-146.

47Сенин А.С. Женские батальоны и военные команды в 1917 году // Вопросы истории. 1987. № 10. С. 176-182.

48Сенин А.С. 2-й Московский женский батальон смерти // Московский архив / Сост. В.Ф. Козлов. М.: Издательство объединения «Мосгорархив», 2002. Вып. 3. С. 557-564.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

49Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. 383 с.

50Солнцева С.А. Ударные формирования русской армии в 1917 году // Отечественная история. 2007. № 2. С. 47-59.

52Третьякова Л. Мария Бочкарева, русская Жанна дАрк // Профиль. 1997. № 42. С. 58-62.

53Устинович Е.С. Женщина и армия: вопросы комплектования // Военная мысль. 2003. № 8. С. 52-56.