Введение

Актуальность темы. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. была одним из наиболее значительных международных и внешнеполитических событий в истории России второй половины XIX столетия. Она оказала большое влияние на исторические судьбы многих народов и внешнюю политику великих держав. Война началась в условиях мощного подъема национально- освободительной борьбы народов Балкан и небывалого в истории России общественного движения в их поддержку, что наложило отпечаток на ее характер. В результате победы русского оружия освободилась от пятивекового османского ига Болгария, обрели полную национальную независимость Румыния, Сербия, Черногория. Но русско-турецкая война включала в себя не только историю знаменитых сражений, например оборона Шипкинского перевала и осада Плевны. История этой войны включает в себя и незаслуженно забытое Баязетское сидение 1877 года.

Актуальность выбранной темы заключается в отсутствии достаточного количества литературы, как современной научной, так и художественной. Это заставило ученых и простых читателей забыть о страданиях и героизме баязетского гарнизона. Отсутствие необходимого количества качественных документальных подтверждений обороны Баязета сделало рассказы участников обороны легендарными, а скептики, узнав о некоторых недостатках обороны, начали высказывать сомнения в беспримерном мужестве и героизме русских солдат и офицеров.

Исторический роман Валентина Савича Пикуля «Баязет», написанный в 1959-1960 гг., стал флагманом в заполнении «белых пятен» истории и история Баязета не стала исключением. Исторический роман Пикуля можно с уверенностью назвать феноменом. За его книгами выстраивались и выстраиваются длинные очереди в библиотеках и книжных магазинах. Пикуль как писатель подкупает не только доступным и увлекательным изложением истории, но и своим патриотизмом. Сколько существует книг, где прошлое рассматривается холодно и отстраненно? На страницах романов Пикуля мы видим, как автор не просто рассуждает о судьбе и истории своей страны, а признается в любви своей Родине. Все положительные герои Пикуля самоотверженно служат своей стране и взяты они не из творческой фантазии автора, а из истории. И пишет Пикуль увлеченно и увлекательно.

Вероятно, поэтому Пикуль вызывает гнев историков и различных интеллектуалов. К сожалению, писатель дает им повод. Стремление писателя рассказать как можно больше, делает уязвимой композицию произведения. В.С. Пикуля уличают в ошибках, и сам он был непримирим к чужим промахам. Цитируя одного автора, с которым не согласен, Пикуль замечает:

«Если бы я не уважал читателя, — я бы, наверное, так и писал, как изложено здесь, и моя книга от этого стала бы интереснее. Но я слишком уважаю нашего грамотного читателя и не стану пресыщать его подобной белибердой». В чем же видел В.С. Пикуль свое предназначение, предназначение исторического романиста? «Исторический роман обязан воспитывать читателя в духе осмысленного патриотизма, ибо нельзя быть патриотом сегодняшнего дня, не опираясь при этом на богатейшее наследство наших предков». пикуль баязет роман историзм Память о писателе живет, прежде всего, в его книгах. Произведения В.С. Пикуля переведены на множество языков, общий тираж его книг вместе с публикациями в периодических изданиях составляет около полумиллиарда экземпляров. Популярность В.С. Пикуля и его романов неудивительна. Так, в опросе газеты «Книжное обозрение» от 1987 г. в ответе на вопрос, «чьи книги составляют гордость домашней библиотеки», В.С. Пикуль оказался на третьем месте после Толстого и Пушкина. В связи с этим можно в полной мере говорить о феномене Пикуля и его творчества, что является упреком историкам. Популярность исторической романистики Пикуля, говорит об интересе к родной истории и отсутствия увлекательного и понятного исторического чтения.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Цель данной работы — раскрыть место и роль исторической романистики В.С. Пикуля в изучении русско-турецкой войны 1877-1878 гг.; дать методические разработки уроков литературы и истории с включением романа В.С. Пикуля «Баязет».

Целевая направленность работы обусловила следующие задачи:

1.Кратко охарактеризовать основные события русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Проследить появление и развитие исторического романа как жанра. Рассмотреть идейно-тематическое своеобразие романа В.С. Пикуля «Баязет». Проанализировать историзм романа «Баязет». Рассмотреть с методической точки зрения роль исторического романа на уроках литературы и истории. Степень изученности темы. Основными источниками, послужившими основой для изучения русско-турецкой войны, стали труды Военно- исторической комиссии, существовавшей с 1879 по 1911 гг.: «Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове». Исследовали эту тему и военные историки П.А. Гейсман, А.Н. Куропаткин, М.А. Домонтович. Подробное описание причин и предпосылок войны дает в своем исследовании С.С. Татищев, русский дипломат и автор фундаментальной биографии Александра II «Император Александр II. Его жизнь и царствование». Кроме того, для освещения событий на Кавказском театре военных действий был задействован «Сборник материалов по русско- турецкой войне 1877-1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре». Военным действиям в Армении посвящен труд генерал-лейтенанта С.О. Кишмишева, также в нем разбираются такие события как штурм Ардагана. Отдельно военными историками разбирается вопрос штурма и осады Карса. К решению этого вопроса обратился В.И. Гиппиус. Он практически по часам восстановил картину осады и проанализировал ошибки русского и турецкого командования. Более сжато и систематизировано проанализирована кампания в послереволюционных трудах, например коллективной монографии выпущенной к столетию русско-турецкой войны 1877-1878 гг. под редакцией И.И. Ростунова.

Творчество В.С. Пикуля широко освящается в его воспоминаниях и воспоминаниях его жены-Антонины Ильиничны Пикуль. Композиционные особенности исторической романистики Пикуля и идейно-тематическое своеобразие его романов изучается в статьях таких исследователей как В.А.Юдин, А.И. Филатова.

Объект исследования: исторический роман В.С. Пикуля «Баязет».

Предмет исследования: особенности исторического мышления В.С. Пикуля.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Материал исследования: текст исторического романа В.С. Пикуля «Баязет».

Понятийная база: в работе используются следующие исторические и литературоведческие термины — «исторический роман», «историзм», «роман- хроника», «исторический источник» и т.д.

Научная новизна исследования определяется тем, что настоящая работа является попыткой целостного, системного изложения и представления роли исторического романа в изучении исторических процессов и событий и анализа исторического романа как факта историографии.

Практическая значимость обусловлена значимостью изучения истории внешней политики российского государства и необходимостью изучения исторического романа и роли исторической романистики на уроках истории. Материалы выпускной квалификационной работы могут быть использованы при подготовке к проведению уроков по истории России и литературе в общеобразовательной школе, в работе исторических кружков, школьных факультативов.

Апробация результатов исследования. Основные положения выпускной квалификационной работы были изложены на предзащите выпускных квалификационных работ, проведенной на кафедре истории России.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Глава 1. Русско-турецкая война 1877-1878 гг.: краткая характеристика

1.1 Предпосылки и причины войны

Вторая половина XIX века стала противоречивой эпохой для внешнеполитической ситуации Российской Империи. Как и любые войны, она имеет ряд предпосылок. Одной из них, на наш взгляд, является состояние и характер внешней политики России и стран Европы после Крымской войны. Крымская война лишила Россию права иметь политический вес в делах на Востоке, и самое главное — не стало возможности иметь военный флот на Черном море. Парижский конгресс и попытка изменить его решения стали одним из основных векторов внешней политики России. Немаловажное влияние на направление внешней политики и дипломатии оказало Польское восстание 1863 г. Разрешением этих дипломатический вопросов занимался князь, последний канцлер в истории России, Александр Михайлович Горчаков.и вернуть Россию в решение балканского вопроса. Попытка присоединиться к разрушению Парижского договора была у Австрии и главы иностранного ведомства Фридриха Фердинанда фон Бейста. После славянского съезда, который происходил в рамках Московской этнографической выставки в 1867 г. и одновременно совпавший с важными сдвигами в политике на Западе (образование Австро-Венгерской империи), отношения с Австрией расстроились. Новообразованная империя посчитала, что против нее готовится заговор. В это время назревал франко-прусский кризис, и именно эту ситуацию решил в очередной раз использовать Горчаков. Обострение отношений между Францией и Пруссией началось еще в 1868 году. Пруссия стремилась объединить свои земли, а затем ослабить Францию. Сергей Спиридонович Татищев, русский дипломат и публицист, в своем фундаментальном труде, посвященном биографии Александра II, пишет, что между Пруссией и Россией установились дружественные отношения: так, в 1870 г. императору Вильгельму был пожалован орден св. Георгия, а так же в прессе были обнародован обмен телеграммами между Пруссией и Россией. Едва император вернулся из Эмса, как было получено извещение об очередном напряжении отношений между Францией и Пруссией: конфликт произошел из-за кандидатуры принца Леопольда на испанский престол. Кандидатуру принца Гогенцоллернского поддерживал Отто фон Бисмарк. Это и послужило формальным поводом для войны. Политика Российской империи в этом конфликте отталкивалась от интересов, затрагивающих отмену Парижского трактата. Россия придерживалась нейтралитета в этой войне, надеясь на то, что Пруссия отблагодарит за невмешательство и поможет заставить Францию отменить статья Парижского конгресса. Самое начало войны говорило о перевесе сил Пруссии. Русская дипломатия во главе с князем Горчаковым играла на два фронта. В сентябре в Петербург прибыл французский чрезвычайный уполномоченный Август Тьер. Он нашел радушный прием у Горчакова и императора, а также заверение, что Россия сделает все возможное для Франции, и понесенные ей территориальные потери и убытки будут минимальны. Переговоры между Тьером и Бисмарком велись три месяца. В итоге, 14 февраля 1871 г. подписан предварительный мирный договор, а еще раньше 18 января была провозглашена Германская империя. Перемены в политической карте были приняты странами Европы как факт и безоговорочно. Как пишет Татищев, «все эти меры были приняты не без предварительного соглашению с Россиею…».

Оставляя за собой право нейтралитета в отношениях между Францией и новообразованной Германской империей, а так же во внутренних делах Германии, Российская империя решила воспользоваться франко-прусской войной и ее результатами для разрешения насущного вопроса отмены нейтральности Черного моря. Еще в самый разгар франко-прусской войны князь Горчаков поставил перед странами участницами вопрос, что ввиду многократных нарушений договора 1856 г., император должен спросить: какие обязательства и обязанности проистекают для России из происходящих политических изменений?. 15 октября (27) октября 1870 г. состоялось заседание Совета министров под председательством Александра II, на котором постановили отменить пункты Парижского договора. Военный министр Д.А. Милютин высказал осторожность и предложил ограничиться лишь восстановлением прав на Черном море и не касаться Балкан, иначе придется воевать с Турцией. 19 октября (31 октября) 1870 г. вышел знаменитый циркуляр Горчакова, в котором Россия больше не считала себя связанной условиями Парижского договора. Конечно же, такое заявление не могло оставаться без реакции ведущих держав. Последовал ответ Англии: британский посол сэр Э. Бьюкенен затребовал паспорта для выезда в Англию, так как предпринимающиеся шаги, вызывающие по отношению к королеве и достоинству Великобритании. Между тем, каждый пункт депеши сопровождался разъяснениями к каждой стране участнице. В частности, Горчаков объяснил английскому послу, что циркуляр ни в коем случае не угрожает Оттоманской империи и что Англия и Россия «одушевлены равным желанием продлить ее существование», если будут согласованы интересы султана с интересами христианских подданных. Венскому двору было отправлено уведомление, что им дважды предлагалось взять начало в пересмотре договора. Теперь русскому представителю предписывалось уведомить венский двор: черноморский вопрос для России настолько важен, что пересмотр договора империя будет считать за пробный камень в отношениях с державами, и будет отталкиваться от него в собственных отношениях к державам.

Реакция прусского двора была неоднозначной. Вильгельм I писал в одном из писем, что он ожидал подобного от России, но сейчас этот шаг поставил Германию в неудобное положение. Отто фон Бисмарк заявил, что такая политика России несостоятельна: нужно было ни с кем не считаясь строить флот на Черном море и ждать, пока Россию спросят о нем. Далее нужно было бы просто тянуть время, которое сделало бы свое дело и вскоре с нашими военными судами бы смирились в Европе. Бурная реакция Англии продолжалась: в Версаль выехал английский посланник Руссель с требованиями к канцлеру объяснений по поводу депеши Горчакова. Канцлер Германии заявил, что больше ни у кого в подчинении империя находиться не будет, и свой нейтралитет в отношениях России и Англии она будет занимать до определенных обстоятельств. Германской империи нужна была услуга за услугу, так например, об открытии проливов Босфор и Дарданеллы для всех стран. Канцлер предлагал созвать конференцию, где страны могли бы обсудить сложившуюся ситуацию.

Конференция открылась в Лондоне 5 января 1871 г., а 20 февраля 1871 г. была подписана конвенция, изменявшая Парижский договор. Так отменялись только статьи, посвященные вопросу флота на Черном море, касающиеся ограничения военных судов России и Турции, права возведения укреплений по берегам моря. Можно задаться вопросом: оправдывает ли цель средства? Были ли варианты добиться отмены Парижского договора без «взращивания» под своим боком опасного соседа? Проанализировав ситуацию, нам кажется, что нет. Объединение Германии под эгидой Пруссии было исторически подготовлено и обусловлено. С другой стороны, был шанс воздействовать на процесс объединения таким образом, чтобы не появилось государства с захватническими намерениями. Таким шансом мог воспользоваться политический блок России и Франции, при условии отказа последней от территориальных требований и постепенной отмены статей 1856 г., являющихся обременительными для союзника. Наполеон III пал жертвой более активного и деятельного соседа. Горчаков сказал по этому поводу: «Если бы Французская империя считалась с нами, то она избежала бы тех бедствий, которым она подверглась».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Второй предпосылкой, на наш взгляд, является подъем национально- освободительного движения на Балканах, который потянул за собой ближневосточный кризис 1875-1877 гг. В XIV-XVI вв. Османская империя захватила Балканы. К 1860-1870 гг. только Греция была независима от турок. Особо упорно боровшаяся за независимость Черногория так и не получила юридически оформленного статуса независимого государства. Сербия и Румыния были вассалами Порты и выплачивали дань. Самыми бесправными оставались Болгария, Босния, Герцеговина, где османы были неограниченны в своих правах. Христо Ботев, болгарский национальный герой и поэт, писал: «Мы рабы… Мы не можем даже сказать, что голова, которая у нас на плечах, принадлежит нам». Христианское население Балканского полуострова подвергалось жестоким гонениям и притеснениям. На местах назначались турецкие начальники. Но обратимся вновь к Парижскому трактату. Статья 9 обязывала Османскую Турцию даровать своим христианским подданным равные права с мусульманским населением. Но опубликованный приказ реальной силы не имел. Неким сигналом послужило Критское восстание 1866-1869 гг., происходившее под лозунгом объединения с Грецией и борьбой против османов. Но угнетенному народу нужна была конкретная помощь, и им ничего не оставалось, как самим начать вести борьбу с захватчиками. Отметим, что Болгарии как самостоятельного государства не существовало, управление осуществлялось непосредственно турецкими властями, притом в средневековой форме. От таких средневековых порядков крестьяне уходили в леса, отказывались платить повинности, убивали захватчиков. Ушедшие в леса и горы люди добывали оружие и вели борьбу уже в качестве партизан. Их называли «гайдуками» в южно-славянских землях и «клефтами» в Греции. Такие небольшие партизанские отряды наносили ощутимый урон и вред османским войскам и администрации. Наиболее крупные отряды иногда брали под контроль целые города. Восстания вспыхивали повсеместно.

В 1860-1870 гг. размах подпольного освободительного движения принял поистине впечатляющий размах. Наиболее организованным и сильным освободительное движение проявило себя в Болгарии. Ростунов в своей монографии указывает, что в освободительном движении «наметилось два направления: либеральное и революционно-демократическое». Революционно-демократическое крыло возглавил писатель Георгий Раковский. Реакция османов была ожидаемой: произошли массовые аресты и казни прошли по всей Болгарии. Все это вызвало замешательство в освободительных организациях. Таким образом, национально- освободительное движение ускорило приближение полного освобождения балканских народов, подорвало гегемонию Османской Турции.

Как уже отмечалось, активизация национально-освободительного движения потянуло за собой ближневосточный кризис. В 1875 г. восстала Герцеговина, а вслед за ней и Босния. Это и послужило формальной причиной для начала войны. Отметим, что в Боснии и Герцеговине проходил точный раздел между этносами и их религиозной принадлежностью. В государство входили сербы и хорваты, и, принадлежа к христианскому вероисповеданию, с надеждой смотрели на Сербию и Черногорию. Эти страны притязали на боснийско-герцеговинские земли, что встречало сочувствие среди населения. 1860-е гг. были ознаменованы рядом восстаний в Боснии и Герцеговине. Православная церковь активно поддерживала освободительное движение, распространяло образование. Поводом к восстанию послужили притеснения христианского населения турецкими сборщиками податей, вызывавшие порой схватки между христианами и мусульманами. В Болгарии тем временем активизировалась деятельность болгарских повстанцев под предводительством Христо Ботева и его соратника Стефана Стамболова. К сожалению, восстание Ботева и Стамболова не встретило поддержки у местного населения, возможно, сказывалась запуганность их турецкими властями. Но это не сломило болгар. Они стали готовиться к новому восстанию. Но болгар быстро раскрыли и восстание пришлось начать раньше. Примечательно заявление английского посла Эллиота, который советовал туркам подавить восстание, «не разбирая средств». Порта выдвинула против восставших банды башибузуков и восставшие были разбиты. Тем временем к восстанию в Боснии и Герцеговине присоединились Сербия и Черногория. Слабость их сил была очевидна, поэтому они рассчитывали на поддержку России. Россия же сохраняла нейтралитет, пытаясь дипломатией найти выход из кризиса. Но наше общество горячо переживало балканский кризис, и требовала от правительства вмешаться. Правительство выступало против военного вмешательства в восточные дела. Канцлер А.М. Горчаков, военный министр Д.А. Милютин и другие высказывались против войны. Д.А. Милютин в своих знаменитых дневниках писал, что может выйти, так же как и в Крымскую войну, а именно вся Европа выступит против нас.

октября 1876 г. Россия выдвинула Османской Порте ультиматум: если Турция не объявит перемирия на месяц или шесть недель, то русский посол немедленно покинет Константинополь, а все дипломатические отношения между Россией и Турцией будут расторгнуты. Как пишет Борис Акимович в своей книге «Скобелев», «турецкий султан принял ультиматум, поскольку не был подготовлен английскими суфлерами к столкновению с Россией…». Еще до предъявления ультиматума, русским двором и императором обсуждался вопрос о применении более действенных мер по отношению к Османской Порте. Было решено добиваться созыва конференции держав в Константинополе, а если она будет неудачна, то приступить к мобилизации. Если же и эти меры не дадут результата, начать войну, предварительно заключив с Румынией договор о пропуске русских войск через ее территорию и соглашение с Австро-Венгрией о соблюдении нейтралитета.

Дадим краткую характеристику отношению других держав к конфликту. Борьба на Балканском полуострове представлялось выгодной для западных держав. В частности, они намеренно или искренно преувеличивали значение панславистских идей и, опасаясь участия в них России, пытались вовлечь ее в одиночную борьбу с Портой. Таковы были намерения Австро- Венгерской империи. Она, понимая важность своего нейтралитета в предстоящей войне, не хотела упустить возможность расширить свои границы за счет балканских земель, а сделать то можно только через ослабление России в войне с Турцией. Германия питала такие же надежды, как и Австро-Венгрия. Но Бисмарк хотел столкнуть в ходе этого кризиса Россию именно с Австро-Венгрией, зная, что у двух держав интересы сходятся на балканском вопросе. Англия, заинтересованная в сохранении проливов Босфор и Дарданеллы в неприкосновенности от русского флота, а так же напуганная успехами Российской империи в Средней Азии, хотела, чтобы русские надолго увязли в войне и не смогли распространить свои интересы на Индию. Таким образом, на Балканах «переплелись в единый клубок интересы Англии, России, Турции, Австро-Венгрии, Германии».

Необходимо вернуться к Константинопольской конференции, которая была ускорена военными приготовлениями России. Она открылась 29 ноября (11 декабря) 1876 г. Россию представлял генерал-адъютант Николай Павлович Игнатьев, он же выразил требования к Порте. В частности, дипломат настаивал на предоставлении широких автономных прав Болгарии, Боснии и Герцеговине. На конференции нам пришлось убедиться в том, что среди европейских держав будет трудно найти союзников, даже Румыния не спешила к нам присоединиться. Соглашаясь с автономными правами вышеперечисленных держав, западные страны выступали против идеи создания большого болгарского государства. Главной причиной этому послужило близкое расположение Болгарии к проливам и к Константинополю, а так же симпатия болгарского народа к России, и как следствие притязания России могли с помощью Болгарии дойти и до этих проливов. Англия и Франция настаивали на разделении Болгарии на две части. Комически выглядела и конституция, введенная с подачи Англии Турцией, в которую никто не верил, начиная от султана и от английского посла Эллиота. Турция отказалась выполнять договор, мастерски управляемая английскими послами. Не придя к какому-то ни было консенсусу, конференция закрылась.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Начав активную дипломатическую подготовку к войне, Россия сделала последнюю попытку урегулировать конфликт дипломатическим путем весной 1877 г. С дипломатической миссией в Берлин, Лондон, Париж и Вену был направлен генерал-адъютант Н.П. Игнатьев. 31 марта (12 марта) 1877 г. был подписан очередной протокол шести держав в Лондоне. Протокол гласил, что «державы почитают наилучшим средством для умиротворения Востока установившегося между ними согласия провозглашение участия своего к улучшению положения христианского населения Турции и к реформам, которые Турция приняла, и обещала ввести в Боснии, Герцеговине и Болгарии…». Державы, подписавшие лондонский протокол, имели право в случае его невыполнения принять меры, которые повлияют на благосостояние христианского населения и мира вообще. Но 28 марта Порта отвергла протокол с подачи Англии, которая вела двойную игру, полагая, что война, истощив силы, как Турции, так и России, позволит ей добиться захватнических целей на Ближнем Востоке и на Балканах. Таким образом, Россия, всеми силами не желавшая воевать, так как реформы внутренней политики, в частности реформа армии, не успели дать результатов или не были завершены, оказалась перед выбором: либо оставить свои интересы на Балканах и Ближнем Востоке либо воевать. Россия 12 (24 апреля) 1877 г. объявила Турции войну.

1.2 Ход военных событий на Балканском фронте

Для полного представления о ходе и характере войны, на наш взгляд, необходимо понять, какими силами располагали армии России и Османской Порты.

Накануне войны 1877-1878 гг. в русской армии и на флоте были проведены реформы. Реорганизация производилась под руководством военного министра Д.А. Милютина. До Д.А. Милютина попытки преобразований предпринимались военным министром Н.О. Сухозанетом. При нем произошло несколько существенных перемен, которые облегчали жизнь нижних чинов:

1)окончательно упразднены военные поселения; срок службы солдата сокращен в сухопутных войсках до 15 лет, а на флоте до 14; дети солдат были исключены из военного ведомства и из кантонистов переведены в свободное сословие. Д.А. Милютин, сменивший Сухозанета в 1861 г., составил обширный план военных преобразований. предоставлялись льготы. Система управления войсками стала более гибкой, мобилизацию можно было провести в несколько раз быстрее. Производилось реформирование и центральных военных учреждений. Так, к 1869 г. они состояли из Главной квартиры и Военно-Походной его величества канцелярии, Военного Совета и пяти комитетов при нем. Как военный министр Д.А. Милютин упразднил корпуса, заменив их дивизией, ставшей высшей тактической единицей. Переустройство армии сопровождалось и ее перевооружением. Вооружение русской пехоты отставало от западных образцов. Платон Александрович Гейсман указывает, что на вооружении нашей армии состояли винтовки Бердана, 6-линейные винтовки системы Крнка, но наше вооружение уступало турецкому: мы не использовали преимущества, которые давало нам новое вооружение, в частности прицельность оружия искусственно уменьшалась. Артиллерия имела на вооружении нарезные медные пушки, которые уступали крупповским пушкам, имевшимся на вооружении у турок. Боевых припасов было достаточно, но имелись трудности в их доставке к войскам. Особо следует отметить перемену внутреннего порядка в армии. Начиная с царствования Александра I до царствования Николая I главенствовал принцип «война портит войска», совершенствование армии прекратилось. Уставы того времени пестрели построениями, которые не отвечали боевым условиям. Крымская война показала, что искусство мирного плац — парадного искусства не работает в условиях современного боя. Встал вопрос об образовании офицеров. Был предпринят ряд мер по продолжению военного образования офицеров, преимущественно практической части. Отметим турецкое военное искусство того времени. Реорганизация армии началась еще в 1826 г., когда султан Махмуд II упразднил корпус янычар и начал реорганизацию по прусскому образцу. В 1842 г. его сын Абдул-Меджид усовершенствовал дело отца: мужчины от 18 до 26 лет должны были отслужить 5 лет в действующей армии, а затем зачислялись в резерв на 7 лет. Одновременно с русскими реформами, направленных на преобразования внутренних единиц армии, турецкое командование в 1869 г. принял ряд изменений под действием военного министра Гуссейна — Авни-паши. Закон гласил, что в ряды армии должны поступать все подданные султана, включая не мусульман (по факту вступали только мусульмане). Вооруженные силы состояли из трех частей. 1) Низаме — постоянная армия, включающая особый запас — ихтиат. 2) Редиф — резервная армия. 3) Мустахфиз — территориальная армия. Реорганизация не была завершена до конца, как и в России. Причиной незавершенности реформ в Турции стали постоянные восстания на балканской территории Порты. Говоря о вооружении, укажем, что турецкая пехота была вооружена ружьями системы Генри-Мартини и Снайдера. Артиллерия состояла из бронзовых пушек Варенфорда и крупповских орудий. Пополнение офицерскими и унтер- офицерскими кадрами происходило посредством подготовки в рядовых в учебных командах. Повышение в офицерское звание происходило на основании знания устава, читать и писать было, как пишет Гейсман, не обязательно.

Отметим отдельно характеристики русского и турецкого солдата, так как они являются ключевыми в понимании тактики войны. Русские войска отличались выносливостью, стойкостью и храбростью. Отличительной чертой наших войск являлась склонность к рукопашному бою, что делало нашу армию способной к наступательному характеру боя. Турецкий солдат был подвержен религиозному фанатизму, в силу которого он считал, что смерть в бою с «неверными» является вернейшим средством к достижению рая. Войска отличались способностью к упорной обороне, а турецкое командование делало все возможное, для укрепления и усиления этой способности, поставляя усовершенствованное оружие.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Перейдем непосредственно к действиям на балканском фронте. Сосредоточение русской армии осуществлялось с началом мобилизации. План действий в случае похода за Дунай был выработан еще в 1876 г., когда представлялась возможность начать зимнюю кампанию против Османской Порты. Русские войска в составе нескольких корпусов должны были 12 апреля перейти границу и двигаться по Румынии согласно зимнему плану. Ближайшей задачей становилось: овладеть Барбошским мостом на реке Серет и частью железной дороги, отвечавшей за передвижение наших войск к Дунаю. Задачу выполнила часть XI корпуса, дальнейшее сосредоточение выглядело следующим образом: три корпуса IV, XIII, XIV должны были рассредоточиться пехотой — неподалеку от Бухареста, с отдельным отрядом на нижнем Дунае, а кавалерией — по Дунаю, от Килии до реки Ольты. Как видно из задач, поставленных перед войсками, главным стратегическим объектом становится Дунай. Пользуясь отсутствием инициативы со стороны турок, русские войска к середине июня занимают левый берег Дуная, устанавливая минные заграждения, возводя батареи. После окончания развертывания русских войск на левом берегу Дуная, предполагалось произвести переправу в двух пунктах: у Галаца и Браилова, а также главным пунктом выше Рущука. Форсирование Дуная стало не первым для русских войск. Река была стратегическим пунктом переправ еще в прошлых войнах России с Турцией. До поражения в Крымской войне России принадлежало устье Дуная с крепостями Килия и Измаил, где базировался Дунайский речной флот.

После Парижского трактата и потери Южной Бессарабии возможности содержать речной флот у России уже не было, хотя после отмены трактата была развернута деятельность по восстановлению речного военного флота, но в столь короткие сроки добиться ощутимых результатов было сложно. У турок же был весьма сильный Дунайский флот, созданный при содействии Англии, содержащий 46 боевых и транспортных судов с 77 орудиями и численностью около 946 человек. Так же поддержку Дунайской флотилии в любой момент мог оказать черноморский турецкий флот. Переправа должна была произойти в районе Зимницы, так как после переправы русские войска оказывались на важном узле дорог, ведущих на Рущук, Тырново, а затем через Плевну в Софию. Инженерным обеспечением переправы через Дунай занимался полковник А.Ф. Депп, он же составил «Примерный расчет переправы войск на правый берег Дуная». Большая часть подготовительных работ по форсированию Дуная была завершена к началу июня, а свободное плавание по Дунаю коммерческих судов было прекращено еще в апреле указом Главнокомандующего. Во время переправы через Дунай произошел первый в истории военно-морского искусства бой минных катеров. Ему предшествовало 29 апреля затопление неприятельского корвета «Лютфи Джелиль» у Мачина. Гибель корвета произвела сильное впечатление на турок и их флотилия отошла в глубь Мачинского рукава. Против турецких судов решено было действовать минными катерами. Так в ночь на 14 мая в Мачинский рукав вошли три русских катера: «Царевич», «Ксения» и «Джигит». Под командованием лейтенантов Дубасова и Шестакова они атаковали и потопили турецкий монитор «Сельфи». Гибель второго броненосца поразило турецкое командование и облегчило дальнейшие действия моряков. Не менее важным становилось дезинформировать противника, скрыть истинный замысел русского командования. В условиях повышенного внимания к Балканским событиям со стороны Англии, Австро- Венгрии и естественно Турции, особенно широко использовалась информация прессы. Все попытки ограничить деятельность иностранной прессы не имели успеха. В газетах появлялись статьи с большой точностью приводившие сведения о составе войск, их расположении. Значительную роль в форсировании Дуная сыграл генерал-майор Драгомиров, которому было поручено производство главной переправы. Его перу принадлежит труд «О высадках в новые и древние времена». Генерал-майор тщательно и скрупулезно подошёл к действиям своего отряда. Была произведена рекогносцировка, репетиция посадки в понтоны и преодоления реки, а так же отработаны действия на правом берегу Дуная. Драгомиров на местности показывал места высадки, пути движения понтонов и район, который подлежал занятию. Большое стратегическое и моральное значение имели указания ген. Драгомирова. Генерал требовал, чтобы последний солдат знал, куда и зачем он идет, в таком случае, «если начальник убит, смысл дела не потеряется». Поражает в указах и то, что генерал не видел иного пути, кроме как переправиться через Дунай, отступления быть не должно ни в коем случае. «У нас ни флангу, ни тылу нет и быть не должно, всегда фронт там, откуда неприятель…». Важнейшими заслугами ген. Драгомирова можно считать подъем моральных сил простого солдата, доведение до максимума его боевых способностей, знание своих действий на поле боя, а так же умение считаться с огнем противника. В полночь с 14 (26) на 15 (27) июня началась переправа первого эшелона. Понтоны старались взять направление на р. Текир-Дере. Из-за сильного ветра и посадки на мель головного понтона порядок переправы первого эшелона расстроился. Направлять суда к нужному месту высадки было сложно, и только немногим из них удалось попасть к устью Текир-Дере, прочие высадились западнее устья реки. Турки не сразу заметили приближение и высадку русских войск и с большим опозданием начали подавать сигналы своему подкреплению.

Около 3 часов первый эшелон закончил переправу, заняв позицию фронтом на западное, южное и восточное направление и с рассветом начал наступление на правый берег Текир-Дере. К туркам начало подходить подкрепление со стороны Систово и Вардена. Попытка отбить турецкую атаку на высотах правого берега предпринял 3-й батальон Волныского полка. После ожесточенной схватки турки были отброшены, а Волныский полк утвердился на правом берегу реки. Часть отступивших турок осталась на берегах Дуная и начала обстреливать подходившие понтоны, перевозившие Минский полк. «Произошло избиение вблизи находившихся на лодках стрелков…по несколько десятков пуль попадало в одного человека… В том месте, где происходил расстрел, навалены были кучи набитого народа…». Чтобы расширить плацдарм форсирования нужно было овладеть Систовскими высотами. Для достижения этой цели на правый берег Дуная прибыл Драгомиров со своим штабом и с генерал-майором Скобелевым, чья роль наиболее полно раскроется при штурме и осаде Плевны. Эшелонам было приказано «продвинуться вперед сквозь утомленные и потерпевшие части 1-й бригады и взять направление на Систовские высоты». Задача занятия Систова была исполнена, в этот же день переправой через Дунай воспользовались основные русские силы. 16 (28) июня русская армия овладела Вардамом.

Таким образом, переправа через Дунай является одним из образцов военного искусства. Успешность операции была достигнута благодаря верному и точному выбору района форсирования и мест высадки, а так же тщательной подготовки операции.

Форсирование Дуная позволило русской армии выполнять дальнейшую задачу, а именно наступление на Константинополь. Образовались три отряда Рущукский, Западный и Передовой. Рущукский отряд под командованием цесаревича Александра Александровича (будущего Александра III) должен был овладеть Рущуком, тем самым обеспечив действия Передового отряда, сковав основные силы турок. Западный отряд во главе с генералом Н.П. Криденеромдолжен был выйти на линию Никополь-Плевна и взять Плевну, так как в ней сходился стратегически важный узел дорог северо- западной Болгарии. Передовой отряд, наступавший на юг под командованием генерал- лейтенанта И.В. Гурко, должен был развивать наступление к Тырново, овладеть горными проходами, связывающими северную Болгарию с южной, в частности Шипкинским перевалом, через который шла наиболее удобная дорога на Андрианополь. Наступление Передового отряда, начатое 25 июня, развивалось успешно. Турецкая армия пыталась оказать сопротивление, но была сломлена мощным артиллерийским огнем русских войск. Преследую турок, русские войска освободили древнюю столицу Болгарии — Тырново. После освобождения Тырново, Гурко начал продумывать план овладения горными перевалами. Поначалу развивалось успешно и наступление на других направлениях. Криденер на западном направлении с боем овладел крепостью Никополь. На восточном направлении Александр Александрович сковал турок в крепости Рущук. По-иному смотрели на продвижение русских войск в турецкой ставке. Как оказалось, турки предвидели переход русских войск через Дунай, поэтому важной задачей стало, удерживая линию Варна- Бургас, завлечь русскую армию вглубь страны и дать там сражение, не дав неприятелю распространиться. После освобождения Тырново, Гурко начал продумывать план овладения горными перевалами. Для захвата балканских горных проходов можно было использовать четыре перевала — Хаинкиойский, Шипкинский, Травненский, Твардицкий. Самым удобным перевалом был Шипкинский, самым сложный — Хаинкиойский. Все эти перевалы, кроме Хаинкиойского, контролировались турками, поэтому именно он был выбран для осуществления маневра по обходу Шипкинской позиции турецкой армии. Рекогносцировка, проведенная генералом О.Е. Раухом, установила, что дорога доступна для продвижения войск, но тяжелые обозы не пройдут в этих местах. Все, что могло помешать войскам в движении, было оставлено в Тырново. 30 июня 1877 г. началось наступление русской армии на горные перевалы. Переход давался тяжело: «Подъемы и спуски были круты и узки настолько, что приходилось орудия и зарядные ящики подымать и опускать на руках…». Несмотря на все сложности Передовой отряд преодолел перевал, а 2 (14) июля атаковал турецкий батальон около деревни Хаинкиой. Противник был рассеян и отошел к Сливену. На следующий день две сотни казаков повредили телеграфную линию на участке Нова Загора- Стара Загора, захватив турецкий транспорт с боеприпасами. Все это заставило турецкие отряды перейти от наступления к обороне. Передовой отряд тем временем 5 (17) июля заняли Казанлык, выйдя таким образом в тыл турецких войск, оборонявшихся на Шипке под командованием Халюсси-паши.

К началу августа главные силы Дунайской армии составляли три отряда — Западный, Южный Рущукский. Турецкому командованию рассредоточить войска следующим образом: в районе Плевна, Ловча и София располагалась Западнодунайская армия Османа-паши. Четырехугольник крепостей занимала армия Мехмета Али-паши, а южнее Балкан сосредоточилась армия Сулеймана-паши. Таким образом, турецкая армия с трех сторон охватывала русскую армию, растянувшуюся на широком фронте. В планах турецкого командования было окружение русской армии путем наступления на Систово. Общая обстановка складывалась не в пользу Дунайской армии. Было принято решение от наступательного характера ведения боев перейти к обороне по всему фронту. Особое внимание русское командование уделяло защите горных перевалов на Балканском хребте. Перевалы находились под защитой генерала Ф.Ф. Радецкогои его Южного отряда, рассредоточившегося мелкими группами на всем участке обороны. Некоторые авторы указывают, что одной из проблем обороны горных перевалов стало отсутствие верных сведений разведки у генерала Радецкого. Это суждения подтверждаются тем, что Радецкий не имел точных сведений о планах противника. Генерал предполагал, что Сулейман- паша двинется на соединение с отрядами Мехмет Али-паши на северо- восточном направлении, в районе пресловутого четырехугольника крепостей Рущук- Шумла- Варна- Силистрия. Это предположение стало роковым. Сулейман-паша выдвинулся на северное направление — через Шипкинский перевал, где оставался в обороне маленький русско-болгарский отряд под командованием начальника Болгарского ополчения генерал-майора Столетова. Генерал телеграфировал Радецкому: «Весь корпус Сулейман- паши, видимый нами как на ладони, выстраивается против нас в восьми верстах от Шипки. Силы неприятеля громадны, говорю это без преувеличения; будем защищаться до крайности, но подкрепление крайне необходимо…». Однако Радецкий, дезинформированный разведкой, не предпринял мер для оказания помощи сражающемуся отряду. В течение трех дней отряд храбро сражался, отражая атака противника, который превосходил в численности в пять раз. Сулейман-паша прекрасно понимая значение Шипкинского перевала и называя его «сердцем Балкан» и «ключом к дверям Болгарии», ставил задачу любыми способами овладеть им, так как после его преодоления « мы по ту сторону гор будем полными хозяевами…». Положение русского отряда было плачевным, резервов почти не имелось, а боеприпасы подошли к концу. Когда не хватало патронов, защищавшиеся сбрасывали на турок груды камней. К концу третьего дня боев положение Столетова было отчаянным, его отряду грозило окружение и уничтожение. В этот момент Радецкий ввел стрелковую бригаду и дивизию Драгомирова, совершившую тяжелый и быстрый марш при жаре по пыльным дорогам, забитыми беженцами-болгарами. Введение свежих сил решило исход боя в пользу русского отряда. Сулейман-паша предпринял еще одну попытку взять перевал, но безрезультатно. Русские укрепились на горе Волынская, и с этого момента начинается трагическая и в то же время славная история «шипкинского сидения». К началу сентября силы сторон стали примерно одинаковы. Русско- болгарский отряд имел задачу удерживать за собой горный перевал. Под руководством начальника позиции генерала Ф.Ф. Радецкого отряд проделал обширные работы по укреплению своих позиций и совершенствованию обороны. Были возведены новые батареи, рылись укрепления и окопы, а на самых опасных участках подступы прикрывались различными препятствиями. 5 (17) сентября турецкие войска предприняли наступление с целью овладения высшей точкой Шипки — Орлиным гнездом (сами турки называли его Вороньем гнездом). Их внезапное нападение позволило на короткий срок завладеть точкой, но свежее подкрепление русских выбило противника. В последующие дни турки предприняли несколько атак, но были вновь отбиты. Ситуация осложнилась с приходом зимы на перевал. Император Александр II приходил к мысли, что бои за Шипку рискуют перерасти во второй Севастополь. Снабжение Шипкинского перевала было организовано плохо. В подвозе фуража и продовольствия нередко возникали перебои. Как только установилась гололедица, подвоз продовольствия осуществлять стало невозможно. Генерал Радецкий писал главнокомандующему, что если не будет выслан в Габрово двухмесячный запас сухарей и остального минимального продовольствия, то Шипкинскому отряду угрожает голод. Помимо отсутствия продовольствия, наблюдались проблемы и с обмундированием: не было зимних полушубков и валенок, их доставили только к весне. Несмотря на все лишения и трудности генерал Радецкий не предпринимал никаких действий для улучшения положения своей дивизии. Его донесение главнокомандующему «На Шипке все спокойно» навело художника В.В. Верещагина, который сопровождал русскую армию во время всей кампании, написать полотно «На Шипке все спокойно…», где главным лицом является фигура солдата-часового, замерзающего под снежным бураном. «Шипкинское сидение» продолжалась с 7 (19) июля по 28 декабря 1877 г. (11 января 1878 г.). Оборона горных перевалов была важна для развития действий русских под Плевной, а также дальнейшего наступления за Балканы к Константинополю.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Обратимся к событиям, разворачивавшимся в районе Плевны. На плевненском направлении действовал Западный отряд под руководством генерала Н.П. Криденера. В боях под Плевной проявили себя такие знаменитые полководцы как М.Д. Скобелев и Э.И. Тотлебен. На пути к Плевне предстояло взять крепость Никополь. Главный удар русских войск был нанесен с южной и юго-западной стороны. Войска скрытно подошли к Никополю и ночью 3 июля (15 июля) 1877 г. внезапно пошли в атаку. Противник был выбит из окопов и отошел в крепость. Генерал Криденер предполагал штурмовать крепость на следующий день, так как осадная артиллерия пробила брешь в крепости. Турецкое командование отказалось от дальнейших военных действий и капитулировало. Взятие Никополя было важным успехом для русской армии, положение войск на правом берегу Дуная упрочилось. Но угроза правому берегу Дуная была устранена частично, так как в руках турок оставалась еще Плевна. Туда 28 июня 1877 г. выдвинулся из Видина Осман-паша. Русские уже знали боевую историю Плевны, так в 1810 г. генерал Воронцов уже занимал этот город и в знак победы русского оружия приказал разрушить крепостные стены и бойницы. Возможно, поэтому Осман- паша с легкостью занял город, не встретив никакого сопротивления. Как только турки овладели городом, им было приказано спешно и усиленно укреплять свои позиции. Генералу Шильдер- Шульднеруприказывалось занять Плевну уже 7 июля. Город должен был стать местом соединения двух русских колонн, наступавших по различным направлениям. Но атака, предложенная генералом, не состоялась, потому что посланное приказание командиру Костромского полка полковнику Клейнгаузу было получено слишком поздно. В вину Шильдер-Шульднеру ставят и проведение разведки для выяснения сил противника, давшую неверную информацию о малом сосредоточении противника в Плевне. Эта разведка стала одним из основания для принятия неверного решения о первом штурме Плевны 8 июля 1877 г. Генерал Шильдер-Шульднер приказал атаковать Плевну с двух сторон: 1-й бригаде и 5-й пехотной дивизии с артиллерией и казачьим полком с севера и с юго-восточной стороны Костромскому отряду полковника Клейнгауза. Недооценивая врага, генерал решить дать сражение. Терпя неудачи на всех направлениях атаки, русским войскам было приказано начать отступление. Турки почти не преследовали отступавших. Анализируя неудачный исход внезапной первой атаки Плевны, можно выделить несколько факторов, которые лежали в основе неудачи: 1) Поверхностное проведение рекогносцировки перед боем и как следствие отсутствие точных сведений о противнике; 2) отсутствие общего командования войсками. Каждая из колонн действовала самостоятельно, не соотнося свои действия с другими силами; 3) бой велся без поддержки резервов; 4) не была произведена ружейная подготовка атаки; 5) подвоз боеприпасов был организован несвоевременно, вследствие чего войска терпели их недостаток; 6) отступление было закончено удачно только из-за нерешительности турок относительно дальнейшего их наступления. С момента первого неудачного штурма Плевны можно говорить о втором периоде войны. Так же в этот период особо выделяется деятельность генерала М.Л. Скобелева.

Вторая Плевна не заставила себя ждать. Неудачи первого штурма не дали повода задуматься русскому командованию об изменении тактики боя. Вновь не были учтены истинное количество турецких войск, очертания обороны и ее слабые стороны. Криденер сомневался в успехе сражения и накануне его запросил окончательное решение ставки, которая дала ему понять, что с Плевной должно быть покончено именно в этот штурм. Началась подготовка к штурму. Войскам предстояло атаковать турецкий редут у д. Гривицы, который, по мнению Криденера, был ключом позиции. Генерал учел опыт первого штурма, создав на своих флангах небольшие отряды прикрытия. В один из таких и входил М.Д. Скобелев. К моменту второй Плевны генерал-майор Скобелев командует отрядом, состоящим из Казачьей бригады, Курского полка и 8-й горной Донской батареи. Первое, с чего начал свою деятельность Скобелев — это разведка местности. Его кавалеристы проникали иногда и на окраины Плевны. В одной из таких разведок выяснилось, что силы турок не так уж и велики. Генерал выяснил, что город почти не защищен с юга, а дорогу от Ловчи, по которой предположительно шли припасы для турок в Плевну, можно было перекрыть одним отрядом. Скобелев попытался доложить об этом князю Шаховскому, под началом которого находился, но ни Шаховской ни Криденер не восприняли данные Скобелевской разведки всерьез. Накануне второго штурма Криденер произвел инструктаж командиров о способе ведения боя. Один из участников этого собрания генерал К.К. Бискупскийдокладывал о действиях Скобелева: «Заслуга свиты Его Величества генерал-майора Скобелева в деле велика: он своим верным быстрым военным глазомером сразу оценивал положение дел и выбирал надлежащий образ действий, <…> своим геройским личным примером воодушевлял войска и сделал их способными на чудеса храбрости…». Второй штурм Плевны окончился вновь неудачей для русских. Прежде чем начать третье наступление на Плевну, было решено овладеть Ловчей, так как она была важным узлом дорог ведущих на Плевну, Сельви, Троян. Через Ловчу войска Османа-паши поддерживали связь с соединениями Сулеймана-паши и получали резервы. Как только будет взята Ловча, сразу же будет обеспечена атака Плевны с максимально незащищенной ее стороны — юга. Сама Ловча оборонялась отрядом под командованием Рифата-паши. Овладеть Ловчей должен был отряд под командованием генерала А.К. Имеретинского, дальнейшая его задача определялась так: в период 20-21 августа (1-3 сентября) 1877 г. занять Ловчу и, оставив в ней примерно бригаду, выдвинуться к Плевне и поступить в распоряжение начальника Западного отряда. Занятию Ловчи мешала Рыжая гора. Взятие ее в лоб могло кончиться также как и предыдущие два штурма Плевны. В штабе было решено провести разведку местности, и поручили ее Скобелеву, сделавший сделал вывод, что взять Ловчу со стороны Плевны не выйдет, нужно вести наступление вдоль дорог и направить основные ее силы на Рыжую гору, где находилась ставка Рифата-паши и отрезать таким образом путь отступления за Осму. В донесении командованию он писал, что неприятеля «можно задушить двумя дивизиями с соответствующей кавалерией». Но свободных дивизий не было, а подкрепление из России не успело подойти. Усилия, сделанные генералом, оказались напрасными. Было решено провести вместе с началом атаки демонстративную атаку на левом фланге противника. Тем временем к осажденному турецкому плевненскому гарнизону спешил на помощь Сулейман-паша, понукаемый турецким султаном. Турки яростно атаковали Шипкинский перевал, но его защитники хоть и с трудом, но успешно отражали атаки. Скобелев понимал, что решения проблемы с Ловчей поможет шипкинскому отряду, снимет оттуда часть турецких сил. 22 августа 1877 г. началось наступление. Началась массированная артиллерийская подготовка. Турки перешли в наступление, пытаясь охватить правый фланг колонны Добровольского, но их попытка была отражена штыковым боем. Благодаря неожиданному и стремительному удару генерала Добровольского русские овладели позициями противника, расположенными перед их фронтом, а турки были отброшены на левый берег Осмы и в Ловчу. Тем временем русские батареи вели огонь по Рыжей горе, где противник уже покинул нижние траншеи и постепенно начал переходить на вершину. Через пять часов непрерывного обстрела началась атака, куда первым вступил Казанский полк. С распущенными знаменами полк густой цепью пошел на гору, поддерживаемый плотным артиллерийским огнем. Конечно, на турок такой натиск подействовал дезорганизующе, но постепенно сила их огня возрастала. Местность, где действовали русские, была открыта, а единственным укреплением и укрытием могла служить мельница с небольшим количеством деревьев вокруг нее. От плотного турецкого огня русские стали нести большие потери и тогда, нарушая воинский порядок наступления, бойцы начали перебежками пробираться к мельнице. Боясь русского штыкового боя, турки покинули первую траншею, а затем остальные, отойдя к редуту. Рыжая гора взята, путь на Ловчу стал свободен. Скобелев продолжает наступление и бойцы быстро достигли окраины Ловчи. Постепенно весь город перешел в руки русским войскам. Сражение закончилось полным поражением противника. Отряды Рифата- паши были уничтожены или рассеяны. К сожалению, как только замолк гул стрельбы над Ловчей, о талантливом Скобелеве вновь забыли и ему пришлось вновь окунуться в штабную жизнь, чтобы вытребовать себе назначение.

Ловча стала лишь подготовительным этапом к третьему штурму Плевны. Как пишет генерал-майор Алексей Николаевич Куропаткин, лично бывший под Плевной, «Плевна сделавшись неожиданно важным военным центром, еще более неожиданно сделалась пунктом, имевшим политическое значение». Имея опыт двух штурмов, русское командование понимало, что без предварительной подготовки, которая помогла бы подавить оборону неприятеля, третий штурм обречен на провал. 19 августа 1877 г. турки вышли из Плевны и навязали сражение у Пелишата-Сгаловца. Считают, что именно здесь русское командование могло дать противнику генеральное сражение, но турки застали русские батальоны врасплох. Подошедшие румынские части не посчитали нужным вмешаться в бой, а генерал П.Д. Зотовне решился ударить туркам во фланг, чтобы не подвергать опасности императорскую квартиру, которая находилась неподалеку в местечке Горный Студень. Бой длился около десяти часов, и только благодаря храбрости и героизму русских офицеров и солдат, атака была отражена. М.Д. Скобелев утверждал, что брать Плевну лобовой атакой невозможно, а «воротами» Плевны он считал Гривицкий редут. Предложения Скобелева не были приняты к сведению и ложились под сукно штабному командованию. Основная идея русского командования сводилась к тому, чтобы «выставить сильную артиллерию <…> и произвести предварительно атаки пехотою, продолжительное обстреливание неприятельских укреплений <…> и, разгромив окончательно неприятельские укрепления и артиллерию массою наших артиллерийских снарядов, атаковать затем пехотою». Утром 26 августа началась артиллерийская подготовка, длившаяся четыре дня. Артиллерии не удалось за четыре дня ударов нанести серьезный вред укреплениям противника. Большое стратегическое значение имело также продвижение русских на левом фланге и занятие двух гребней Зеленых гор, что обеспечивало наше преимущество на южных подступах к Плевне. Занятие этих двух точек поручили генералу М.Д. Скобелеву и двум полкам — Калужскому и Эстляндскому. Русская артиллерия начала обстреливать турецкие позиции у деревни Кришин. Первый гребень был занят казачьими сотнями, которые оттеснили черкесские посты, и выставили свою густую цепь постов по первому гребню до плевно-ловченского шоссе. Скобелеву был отдан приказ овладеть вторым гребнем утром, но генерал рассчитывал взять его вечером, так как таким образом можно было обезопасить себя от попыток турок отбить высоту. В тяжелой рукопашной схватке русские овладели вторым гребнем, обращая турок в бегство, и перешли в бой за третий гребень. Несмотря на плотный турецкий огонь, отряды подошли к редуту, где укрывались турки, но были вовремя отозваны назад ординарцами, которые отвели наступавших назад. Русским пришлось отступать по открытой местности, преследуемыми турецкой конницей и пехотой, и отдать третий гребень. Скобелев лично возглавил атаку и, отбросив турок назад, оставил за своими полками два гребня.

Тем временем в Плевне шла подготовка к решающему штурму. Продолжавшаяся четыре дня бомбардировка не принесла ощутимых результатов. На совете 29 августа было решено начать штурм на следующий день. К этому моменту русско-румынские войска охватили Плевну с севера, востока и юга. Так же была предпринята попытка спланировать действия артиллерии. Можно сказать, что русское командование опять не учло сведения о том, что противник не укреплен с западной стороны, и удары наносились по наиболее укрепленным позициям. Помимо перечисленных просчетов командования, весь день 30 августа шел дождь, плавно переходящий в ливень, почва размокла. Видимость стала плохой, что могло осложнить работу артиллерии. Штурм следовало явно отложить, но этот день был еще и днем именин императора, поэту предложение об отмене штурма никто не осмелился внести. Утро 30 августа началось с бомбардировки Плевны. Из-за тумана, который осложнял видимость, артиллерия не смогла корректно вести огонь и, составленный план использования артиллерии не удалось осуществить в полной мере. Тем временем на правом фланге румынские войска начали атаку на Гривецкие редуты. Трижды наступая, они не имели успеха. Тогда на помощь им подошла 1-я бригада 5-й пехотной дивизии под командованием генерал-лейтенанта М.В. Родионова. Совместно им удалось занять первый редут, где были захвачены два турецких знамени и несколько пушек. Попытки турок отбить редут не имели успеха, но русско- румынские войска не закрепились на занятой ими позиции. Это позволило туркам принять меры по усилению обороны на данном участке. Центральный участок наступления был разбит. Наступление на этом участке началось раньше, в полдень, а не в три часа дня как на остальных участках. Редут Омар-бей-табия открыл сильный ружейный огонь по наступавшим русским войскам и вскоре разбил вводимые одним за другим полки. На этом направлении было потеряно около 4,5 тыс. человек. Таким образом, цель, поставленная в диспозиции, не была выполнена, и редут не был разрушен. Удачнее развивались события на южном участке, где действовал М.Д. Скобелев со своим отрядом. Генерал Зотов утверждал, что турецкие войска занимают позиции, которые являются ключом к плевненскому укрепленному лагерю. Эти позиции тянулись от редутов в районе Кришина до редутов Каванлык и Иса-Ага. Так же впереди этих позиций турки укрепились на третьем гребне Зеленых гор. Скобелеву и его отряду предстояло: 1) овладение третьим гребнем Зеленых гор; 2) овладение редутами и линиями ложементов, которые защищали подступы к лагерю со стороны Зеленых гор. Эти редуты Каванлык и Иса-ага позднее назовут его именем. На рассвете по третьему гребню был открыт артиллерийский огонь, но туман, который повредил работе артиллерии на всех участках наступления, и здесь помешал стрельбе. Из-за этого подготовка шла довольно вяло. Вскоре Скобелев приказал начать наступление, для которого предназначался Владимирский полк и 10-й стрелковый батальон. Оказавшись на открытой местности, которая работала на турецкие войска, русские несли значительные потери. Турки, видя, что русские отряды отступают, поднялись в наступление. На скатах третьего гребня разгорелся ружейный бой, в ходе которого турки несколько раз пытались продвинуться вперед. Скобелевым было решено вводить резервы, а так же атаковать артиллерийскими батареями. Решающим в ходе этого боя оказалось введение Суздальского пехотного полка, который своей храбростью, воодушевил подняться в атаку и владимирцев. Турецкие войска начали в беспорядке покидать третий гребень, отступая к своим редутам. Теперь Скобелев приступил к выполнению основной задачи — взятию двух турецких редутов, которые располагались на юго-западной окраине Плевны. Довольно подробно штурм этих редутов описывает А.Н. Куропаткин в своей книге «Действия отрядов генерала Скобелева в русско-турецкую войну 1877- 1878 гг. Ловча и Плевна», мы же ограничимся основными моментами этих штурмов. Отметим, что местность не располагала к штурму этих укреплений. Примерно в три часа дня 30 августа 1877 г. войска начали наступление на редуты. Владимирский и Суздальский полки, шедшие в первом эшелоне в атаку, неся большие потери, залегли у Зеленогорского ручья. Тогда в атаку последовательно были посланы Ревельский, а затем Либавский полки, но они были остановлены сильным огнем противника. Бой переходил в рукопашный, когда на поле появился Скобелев на коне и сам повел русских в атаку.Это очень сильно воодушевило солдат и офицеров и Скобелевский №2 был взят. Михаил Дмитриевич понимал, что как только будет взят Скобелевский №1, откроется путь на Плевну. Вскоре, в ходе очередной рукопашной схватки, турки были выбиты из редута. Казалось бы, что путь к Плевне открыт, но Осман-паша видя, какую опасность создала группа Скобелева выдвигает против него крупные силы. На следующий день, 31 августа атаки на редуты возобновились. В одной из них геройски погиб майор Ф.М. Горталов, комендант редута № 1: как только турки ворвались в редут, они изрубили, защищавшего позицию майора. Таким образом, несмотря на героизм оборонявшихся, два редута вновь перешли к турецким войскам. Третий штурм Плевны закончился полно неудачей русских войск. После третьей Плевны высказывались предложения о том, что делать дальше. Становилось очевидно, что русские войска устали от постоянных боев, отсутствуют резервы и т.п. Министр Д.А. Милютин предложил взглянуть на проблему взятия Плевну по-иному: нужно отказаться от штурма и сломить сопротивление турок, перейдя к полной блокаде. Быстрый же успех блокады был обеспечен, так как у гарнизона Османа-паши не было достаточных запасов продовольствия в крепости для ведения долгой осады.

Император Александр II принял предложение Милютина и для окончательного решения вопроса и разработки плана осады из Санкт- Петербурга был вызван военный инженер генерал Эдуард Иванович Тотлебен.

Следует думать, что император руководствовался именно опытом севастопольской обороны Тотлебена, назначая его руководителем осады Плевны. Помимо назначения генерала Тотлебена произошел еще ряд перестановок, обеспечивших улучшение управление войсками. Осмотрев местность и расположение русских войск, Эдуард Иванович ставит целью «блокаду Плевненского укрепленного лагеря и пленение его гарнизона».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Для уменьшения потерь в войсках генерал приказал вырыть прочные окопы и построить удобные землянки, а так же приблизить госпитали к фронту. Артиллерия должна была пристреливаться к турецким укреплениям, а затем перейти к их постепенному разрушению. Помимо этих мер, генерал предложить усилить Западный отряд войсками гвардии и гренадер, так как только с приходом полного корпуса гвардии можно было прочно утвердиться на Софийском шоссе, где пока была одна лишь конница. Таким образом, отрезав полностью от противника Софийское шоссе, по которому шел приток продовольствия и подкрепления, можно было начинать блокаду. Русско-румынские войска заняли позиции вокруг Плевны с севера, востока и юга. Открытыми оставались пути на западе и юго-западе, где противник устроил укрепленные пункты на Софийском шоссе — Горный Дубняк, Дольний Дубняк и Телиш. Задачу овладеть этими пунктами легла на Западный отряд И.В. Гурко. Первый и важный удар был направлен на Горный Дубняк. Турками была выбрана удачная позиция на возвышенностях, укрепленная двумя редутами и окруженную рядом окопов. Русские войска должны были выступить тремя колоннами- с севера, востока и юга. Сигналом к атаке должен был служить батарейный залп. Первая колонна выступила вовремя, остальные две опоздали. Ошибкой стало то, что гвардейские части, шедшие в бой в первый раз, шли плотно сомкнутым строем и из-за этого несли большие потери. До главного редута частям дойти не удалось, был взят только Малый редут, Дальше мешал продвинуться сильный огонь. Атака возобновилась с наступлением сумерек. Из-за сильного турецкого огня, солдаты стали применять перебежки и переползания и постепенно большое количество войск скопилось около Большого редута. С наступлением темноты русские солдаты со всех сторон бросились в редут, где завязался получасовой штыковой бой. Противник не выдержал натиска и капитулировал. Следующим объектом удара стал Телиш. Было предпринято две атаки. Неудачная первая подвигла Гурко взять Телиш артиллерийской атакой. Наступила полная блокады Плевны. Гурко же занял выгодную позицию для последующего продвижения за Балканский хребет. Турки находились в безвыходном положении и Осман-паша ощутил это уже в середине октября, когда он получил приказ отойти к Орхание. Но сделать это не представлялось возможным после укрепления русский частей на Софийском направлении. 10 октября к русскому командованию был выслан адъютант Нешед-бей с объявлением о капитуляции.

Падение Плевны стало окончанием второго и самого длительного и кровопролитного периода войны. Поражение подорвало моральные и материальные ресурсы Османской Турции и напротив, укрепило положение России на Балканах. Была освобождена крупная группировка сил для дальнейших действий на направлении Константинополя.

Сдача Плевны ознаменовала скорый конец войны. К началу декабря 1877 г. военно-политическая обстановка благодаря Плевне начала складываться в пользу России. Важным моментом стало вступления в войну после ряда колебания Сербии. Ключевым решением в это время стало преодоление Балканского хребта, и развитие наступления на Константинополь. Переход через Балканы намечалось тремя отрядами — И.В. Гурко через Араб-Конакский перевал, отрядом П.П. Карцова через Троянов перевал и отрядом Ф.Ф. Радецкого через Шипкинский перевал. Преодоление перевала зимой стало поистине неожиданным для противника. Расчет русского командования строился на эффекте внезапности: переход через хребет зимой было крайне рискованным мероприятием, практически невозможным. Турки решили выиграть время и надеялись на поддержку западных стран.

Особое внимание уделялось подготовке к наступлению, был учтен опыт Шипкинского сидения, осады Плевны. Обеспечение войск продовольствием происходило часто за счет местных ресурсов, так как нельзя было надеяться на быстрый подвоз необходимого из тыла. Помимо обеспечения продовольствием происходила работа по очистке маршрутов и тактической подготовке. Объем подготовительный работ был колоссален, но из-за нехватки времени, многое оказалось невыполненным. Но и то, что удалось, несомненно, дало свой результат.

Тем временем на Трояновом перевале успех генерала Гурко развивал отряд генерала П.П. Карцова. Главной проблемой отряда стало то, что из всех перевалов, именно Троянов был менее всего приспособлен для движения войск. Карцов писал, что на перевале «бесследно гибли римские легионеры, а турки, покорители Византии и Болгарского царства, искали других путей, считая Троянский непроходимым». Перевал находился в руках небольшого отряда турецкого войска, но он занимал сильную позицию. Внезапная атака успеха не дала, и тогда генерал решил наступать с фронта и со стороны правого фланга турок. Противник не выдержал напора русских и отступил. Отряд генерала Карцова преодолел перевал и вышел в район Карлово.

Переход отрядов генерала Гурко и генерала Карцова дал возможность начать наступление отрядам Ф.Ф. Радецкого и разрубить узел на Шипке. Но неодновременных выход русских сил, так же как и в ситуации с атакой на Софию, не дал совершить совместную атаку на Шейновский лагерь.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Наступление начали силы Святополк-Мирскогои, преследуя турок, русские овладели Шипкой. Отряды Скобелева тем временем подходили с запада и юга. Успеху русских войск способствовал густой туман, скрывавший подходившие колонны. Противник оказался в окружении и капитулировал. Сражение у Шипки-Шейново завершило действия по преодолению Балканских гор и подготовило плацдарм для дальнейшего преследования противника. После перехода через Балканы перед русским командованием встала задача наступления на Филиппополь и Адрианополь. Русским войскам противостояла немногочисленная группировка войск Сулеймана-паши. План русского командования была прост: разгром армии Сулеймана-паши, овладение Адрианополем и дальнейшее наступление на Константинополь. Взятие Адрианополя осуществил М.Д. Скобелев со своим авангардом, захватив железнодорожный узел Семенли.

В течение последующих дней русским войскам практически без боя удалось овладеть еще рядом городов. Все это говорило о том, что разгром Турции становился очевидным фактом. 19(31) января 1878 года в Адрианополе было заключено соглашение о перемирии.

.3 Кавказско-азиатский театр военных действий

Кавказ с 1817 г. стал «горячей» точкой Российской Империи. И Русско- турецкая война не стала исключением, хотя современникам эта точка на военной карте представлялась чем-то малозначительным и отдаленным, а ведь и на Кавказско-азиатском фронте было место ратному подвигу. Издавна сложилось мнение, что войны в Азии при героизме и смекалке солдата и удачном выборе верховного командования, не представляют особой сложности. Русско-турецкая война 1877-1878 г.г. предъявила этому театру военных действий новую задачу: Кавказ и Азия стали отвлекать основные силы турок от борьбы на Балканах, где решалась судьба войны. Наиболее важными пунктами становились Карс и Эрзерум, которыми нужно было овладеть. Помимо Карса и Эрзерума на турецкой земле важными опорными точками были крепости Ардаган и Баязет, которые стояли на стратегических узлах дорог.

Тем временем, отношения между двумя Россией и Портой постепенно ухудшались и в связи с этим были сделаны первые штрихи для плана войны именно на этом участке назревающего конфликта. Помимо оттягивания основных турецких сил от Балкан, русская армия должна была войти в Турцию и занять стратегические пункты турок — все это обеспечило бы безопасность русских границ. Как уже говорилось выше, Кавказ был насущной проблемой для России в обозначенный период, в связи с этим нужно было поддержать свой статус у народов Кавказа, а продвижение внутрь Турции утвердило бы за Россией статус освободительницы не только балканских христиан, но и христианского населения Малой Азии — грузин и армян. Естественно, осуществление данного плана было возможно только в случае внезапности действий русского командования и захвата Карса и Эрзерума. Но подвели данные разведки, сообщавшие о численном превосходстве турок, и русские решили не нападать первыми. Весной 1877 г. состоялся военный совет, в ходе которого главнокомандующий Кавказской армией великий князь Михаил Николаевич поручил обратить силы против крепости Ардаган, а затем против Карса, окружив его.

Обозначим силы русских и войск: для наступления на Турцию со стороны Кавказа был определен и сформирован корпус под предводительством генерала кавалерии М.Т. Лорис-Меликова. Корпус был разделен на отряды, у каждого их которых было свое направление и задачи. Так, был выделен Ахалцыхский отряд во главе с генерал-лейтенантом Ф.Д. Девелем, чьей задачей стало овладение Ардаганом. Под личным командованием М.Т. Лорис-Меликова был выделен основной отряд (главные силы соответственно), который должен был захватить Карс и затем выйти на эрзерумское направление. И, наконец, у Игдыря стоял Эриванский отряд под начальством генерал-лейтенанта А.А. Тергукасова,которому предстояло овладеть крепостью Баязет и далее выступать к Эрзеруму. Как видно, силы были направлены на Эрзерум, так как данная крепость была важной точкой Турецкой Армении. Турецкими силами руководил Мухтар-паша. Упомянем, что к началу войны турецкие силы на данном направлении находились только на стадии формирования. Поэтому как только на пост главнокомандующего был назначен Мухтар-паша он тут же принялся за создание сильной армии. Отряд под Карсом был под личным командованием военачальника, Ардаганом командовал Гусейн Сарби-паша, Ванско-Баязетский отряд был под начальством Фаика-паши. Основной идеей Мухтар-паши было как можно дольше задерживать русских, чтобы выиграть время для доведения до боевой готовности Анатолийской армии и укрепления крепостей Карс и Эрзерум.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Как сообщает источник, турецкие войска имели возможность вторгнуться в пределы Закавказья через Ардаган, откуда вели пути к Тифлису и, таким образом, они могли пройти глубоко в Закавказье. Помимо важнейших выгод для турок, Ардаган имел для русских войск немалое значение: взяв его, мы предохраняли приграничные уезды от турецкого вторжения, а также препятствовали сообщению Карса с Батуми, держа Карс под постоянной угрозой. В связи с вышеизложенными причинами, главнокомандующий отдал приказ о занятии Ардагана.

Кавказская армия перешла границу 12 (24) апреля 1877 г. Участником этой кампании был А.А. Брусилов, генерал кавалерии, герой Первой мировой войны. Он пишет в своих мемуарах, что одна из турецких казарм сдалась им без единого выстрела, и русским даже пришлось сделать усилие, чтобы разбудить заснувший турецкий отряд. Благодаря слаженным и стремительным действиям кавалерии турецкие посты были ликвидированы, а так же обеспечены условия для наведения мостов через пограничную реку Арапчай. Все это застало турок врасплох, и удар русских войск в дальнейшем был направлен на Саганлугский хребет, который преграждал путь из Карса в Эрзерум. Поэтому Мухтар-паша направил туда гарнизон, обеспечив связь Карса с Эрзерумом. Помимо этого, он мог начать наступление с этих высот против Эриванского отряда и затруднить блокаду Карса.

В своем труде «Война в Турецкой Армении 1877-1878 гг.» военный историк и генерал-лейтенант Степан Осипович Кишмишев дает очень подробное описание крепости и города Ардаган. Мы же остановимся только на двух нюансах крепости, а именно Гюлявердынских высотах и высоте Манглас. На этих двух точках была расположена крепость. На Гюлявердынских высотах было расположено укрепление Эмир-оглы-табия, находившееся на вершине горы. На Мангласе было выстроено самое сильное укрепление Рамазан, которое своим расположением контролировало подступы к городу с севера и северо-востока.

Начав наступление, Ф.Д. Девель не мог рассчитывать на беспрепятственное движение Ахалцыхского отряда, в том числе и из-за того, что маршрут его отряда пролегал вдалеке от основных сил, и поэтому отряд не был защищен от нападений аджарцев, которые могли вредить сообщению отряда. В этих условиях генерал Девель поручил провести осмотр местности и ардаганских укреплений, которая показала, что левый берег реки Куры занят неприятельскими войсками, которые препятствовали разведке фортов Ардагана и укрепления Рамазан. 29 апреля 1877 г. Девель поручил занять левый берег реки Куры и деревню Ур, что было произведено стремительными действиями, так как турки не стали дожидаться приближения наших войск и обменявшись пару выстрелами покинул деревню. Накануне штурма была произведена тщательная разведка, в ходе которой выяснилось, что слабой стороной Ардагана оказались городские укрепления. Чтобы их достичь требовалось овладеть Гюлявердынскими высотами или укреплением Рамазан, но последние направление для атаки не подходило, так как не было удобной позиции. Для обстрела Гюляверды были оборудованы на выгодных позициях артиллерийские батареи. 4 (16) мая началась атака на высоты, которая сопровождалась массивным артиллерийским огнем. Перед тем как начать штурм Девель направил в крепость парламентера, чтобы избежать кровопролития, но ответа турок не последовало. До 8 утра турки не препятствовали работам артиллерии, казалось, что Ардаган вымер: было сделано предположение, что неприятель покинул город. Но 8 утра с турецкой стороны был огонь, который убедил русских в профессионализме турецкой артиллеристов. Но русская артиллерия не осталась в стороне: благодаря ее слаженным действиям замолчали пушки на передовых укреплениях гюлявердынских высот.

Как только умолкла артиллерия на всех укреплениях, русские начали захватывать один за другим вражеские окопы. Постепенно русские начали подходить к Эмир-оглы-табия, откуда противник вел непрерывный огонь. Такое упорное сопротивление было связано отнюдь не с воинским долгом защищающихся турок, а с тем, что артиллеристы были прикованы к орудиям. Заняв высоты, солдаты и офицеры были уже не в силах штурмовать Эмир-оглы-табия — сказывалась усталость. Для поддержки предстоящей атаки генералом Девелем было решено привлечь новые силы: в уставшие войска влились колонны генерала Геймана. В это время один из полков успел ворваться в Эмир-оглы и водрузить свое знамя на стенах укрепления. В Эмир-оглы царило смятение, и это был лучший момент для решительной атаки: генерал Девель отдал приказ начать приступ. Едва русские солдаты миновали турецкий лагерь, как их встретил огонь турок. Но это не остановило солдат и, бросившись на укрепление, они заставили турок бежать. Отметим, что при штурме Ардагана присутствовал сам Лорис- Меликов. Он прибыл на занятую русскими высоту и, как указывает С.О. Кишмишев, был восторженно встречен войсками.

После взятия Эмир-оглы и ряда других укреплений на Гюлявердынских высотах русские войска могли приступить к выполнению своей главной задачи — взятию Ардагана. Штурм предусматривалось осуществить двумя колоннами — одна, под руководством генерала Девеля должна была начать отвлекающую атаку на укрепление Рамазан, а другая во главе с Гейманом наносила главный удар от Гюляверды. Так же Лорис-Меликов предложил штурмовать крепость только после основательного артобстрела, который продолжался около двух дней.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В это время в крепости турки тоже деятельно готовились к бою. На военном совете комендант крепости Гусейн-паша предложил сдать крепость и отойти за реку Ольту. Естественно, это предложение не было поддержано.

Так, защитник укрепления Эмир-оглы-табия Кафтан-бей был уверен, что оставлять такую крепость как Ардаган, в которую было вложено слишком много финансовых и людских средств, крайне неосмотрительно. У турок оставался один шанс в виде укрепления Рамазан, так как, по их мнению, оно считалось неприступным. Помимо отстаивания Рамазана, Кафтан-бей выдвинул предложения построить в ночь перед штурмом новые батареи перед городскими укреплениями. мая 1877 г. в крепость было послано предложение сдаться, отправленное вместе со старейшинами окрестных деревень. Вскоре ответ был получен: комендант Ардагана был готов сдаться, но на условиях выхода солдат вместе с оружием, а также с вывозом всего казенного имущества. Это условие не было принято Лорис-Меликовым и он приказал к трем часам дня начать канонаду по Ардагану. Несмотря на техническое превосходство турецкого оружия, русские скоро заставили замолчать их артиллерию.

К этому времени еще очевиднее стала видна суета на вражеских укреплениях, а местами стали подниматься белые флаги. Постепенно русские подходили к двум мостам крепости, где и завязались кровопролитные бои. Турки начали спешное бегство, но их начал преследовать Тифлисский полк, открыв по бегущим ружейный огонь. Перейдя на левый берег Куры, турки бросили сопротивление на последнем укреплении Кая-баши и к 8 часам вечера город был полностью под контролем русских. Остатки Ардаганского гарнизона были преследуемы русскими, но с наступлением темноты оно прекратилось и турки бежали в Батуми. Как мы видим, оставалась невыясненной судьба укрепления Рамазан-табия. Лорис-Меликов приказал овладеть Рамазаном до наступления утра, но вскоре выяснилось, что укрепление тоже оставлено турками.

В то время как начиналось наступление на Ардаган, и шел его штурм, Эриванский отряд во главе с генерал-лейтенантом А.А. Тергукасовым перешел границу и двинулся к крепости Баязет. Турки планировали задержать русских: «русские непременно нападут на Баязет, поэтому для его сохранения нужно ни перед чем не останавливаться». Несмотря на данное распоряжение, отданное Мухтар-пашой, Ванско-Баязетский отряд поспешно оставил город, как только передовые отряды русских появились в районе Баязета. Неприятель отошел в горы Ала-Дага по направлению на город Ван. В крепости остался подполковник Ковалевский с небольшим гарнизоном, а Эриванский отряд пошел дальше к городу Диадин, который вскоре был занят. За небольшое время русские заняли всю Баязетскую равнину, заняв позже город Алашкерт и Зейдекян. Но, несмотря на стремительное продвижение русских воск, турецкое командование выдвинуло против Эриванского отряда новые силы. К крепости Баязет начал подходить отряд Фаика-паши, а 6 (18) июня 1877 г. Баязет был осажден.

Взятие Ардагана явилось первой крупной победой русских в Русско- турецкой войне. Таким образом, был отрезан путь, связывавший Батуми с Карсом и Эрзерумом и турецкая армия не могла рассчитывать на поддержку войск, опиравшихся на Батуми и на флот. «Ардаган пал преимущественно от блистательного действия нашей славной артиллерии; все в восторге от ее меткого огня; на турок же он навел панику». Теперь русская армия могла сосредоточить свои усилия в направлении Карса и Эрзерума. К сожалению, вместо ведения наступления, русское командование сосредоточилось на борьбе за отдельные крепости. Это дало преимущество туркам, в частности Мухтар-паше и его Анатолийской армии: было закончено ее формирование и развертывание. Основные силы Анатолийской армии сосредоточились у Зивина. Продвижение Эриванского отряда грозил позициям турок у Зивина, поэтому Мухтар-паша выдвинул против Тергукасова и его отряда отряд Магомета-паши, с целью остановить русских. 4 (16) июня Эриванский отряд встретился с противником на Драм-Дагском хребте, где турки были разбиты, даже не приняв полноценного боя. В этом сражении погиб Магомет-паша. На помощь Эриванскому отряду из-под осажденного Карса выдвинулся отряд генерала Геймана для овладения горными проходами и выхода в тыл противника у Зивина. Продвигаясь к Даяру Эриванский отряд столкнулся к турками в Даярском ущелье. Несмотря на превосходство противника и внезапность появления, русские солдаты и офицеры смело приняли бой. «Офицеры и солдаты оспаривали друг у друга право быть впереди. Некоторые офицеры дрались на саблях, другие работали штыками…». Бой в ущелье длился целый день и турки понесли большой урон. Наступление Геймана на Зивин заставило турецких военачальников отказаться от планов разгрома Эриванского отряда.

При этом сражении присутствовал Лорис-Меликов, который созвал военный совет. Дальнейшие действия представлялись в двух векторах: отложить дальнейшее наступление, пока не будет выяснено, где находится Мухтар-паша или по предложению Геймана немедленно атаковать Зивинские позиции. Лорис-Меликовым было одобрено предложение о немедленной атаке. Следует сказать, что как практически все турецкие укрепления, Зивинские позиции были хорошо укреплены. Между тем не было предпринято никаких действий к разведке предполагаемой местности для атаки. Помимо этого, все действия на время атаки Гейман переложил на других генералов. 13 (25) июня отряд Геймана перешел в наступление на турецкие укрепления. Но тут же сказалось не проведение разведки: дорога не была разведена и оказалась непроходимой для кавалерии и артиллерии. Несмотря на все препятствия, русские с трудом поднимаясь по крутым скатам захватили передовые линии траншей. Неподконтрольным русским войскам оставались четыре батареи. Но ошибка Геймана сыграла опять свою роль: отряды оказались изолированными друг от друга из-за трудных условий местности. Войска натолкнулись на непроходимые ущелья и были вынуждены приостановить атаку. К этим неудачам прибавилась еще одна: к Зивину подходили войска Мухтара-паши. В связи с этим Лорис-Меликов решил отказаться от дальнейших атак и приказал отступить к Карсу. Военный корреспондент А.Н. Маслов писал, что русские войска «не оставили в руках неприятеля ни одного трофея и ни одного пленного». Началось преследование Мухтаром-пашой русских войск и к 25 июня (7 июлю) противник подошел к Карсу.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Отступление к Карсу генерала Геймана создало опасную ситуацию для Эриванского отряда. Как уже говорилось выше, Фаик-паша осадил Баязет. Тергукасов принял решение отступить к г. Игдырю, где рассчитывал восполнить боеприпасы, а затем оттуда выдвинуться для помощи Баязетскому гарнизону. В этой главе мы остановимся на самых основных исторических событиях, происходивших в Баязете. В осажденной неприятелем крепости находился гарнизон численностью 1,5 тыс. человек и всего два орудия под руководством полковника Ковалевского. Чтобы оценить весь героизм защитников Баязета, достаточно посмотреть, сколько войск противника подошло к крепости: к 6 (18) июню к цитадели подошло около 11 тыс. человек, хотя в других источниках эта цифра значительно меньше. Можно задаться вопросом о том, какое значение имела крепость для Кавказско-Азиатского фронта, с учетом того, что цитадель маленькая? Для ответа на этот вопрос нужно посмотреть на географическое положение Баязета. Крепость являлась крайним юго-восточным пунктом на коммуникационном пути Эриванского отряда. Окрестности Баязета представляли собой горные группы с обширной Баязетской долиной, пересеченной множеством ручьев. Также на Баязете сходились три важные дороги: первая вела в Персия, другая из Игдыря, и, наконец, последняя из города Ван. В.И. Томкеев указывает так же, что населения в цитадели было немного, большая часть его составляли мусульмане. Дома их были расположены амфитеатром, а центром города был белый замок, с широким куполом мечети и высокой башенкой минарета. Замок представлял собой одно сплошное здание, и в силу условий своего расположения получил значение цитадели Баязета. Комендантом цитадели и начальником госпиталя был назначен капитан Ф.Э. Штоквич. Находясь в городе, гарнизон защищал главные проходы через Агры-даг в Эриванскую губернию, а так же занимал узел путей, которые ли к Эрзеруму и Вану. Помимо этого, занимая Баязет, русские войска держали под контролем политический центр санджака, из которого распространялось влияние на окрестных курдов.

Вернемся к событиям, разворачивавшимся в Баязете. 6 июня подполковник Пацевич, заменивший Ковалевского в должности распоряжением штаба, решил провести рекогносцировку с целью выяснить, действую ли против нас регулярные войска или отдельные отряды курдов. Заметив наш отряд, неприятельская пехота начала его преследование, которое в итоге привело к воротам Баязета. Неприятель занял господствующие высоты, которые позволили ему обстреливать цитадель без особого труда. Пацевич приказал отступать. Некоторые части успели достигнуть спасительной цитадели, но было немало отставших: они были встречены огнем уже внутри города. «Старики, мужчины и женщины стреляли в них из окон, дверей и с крыш, а дети зверски добивали камнями раненных, которых не успели еще убрать». Вот еще один штрих к тому, что довелось пережить защитникам Баязета. К 6 часам вечера комендант приказал закрыть ворота цитадели. Скоро турки отвели воду и у защитников не осталось ни капли воды. Фаик-паша обладал нерешительностью действий 6 июня, и именно это спасло русский гарнизон от разгрома. Об этом можно говорить исходя из того, что одному из местных шейхов было отказано перейти в наступлении на русский отряд и преследование было организовано лишь иррегулярными пешими и конными частями. Помимо этого основные силы Фаик-паши оставались у Тепериза с целью обеспечения путей отступления отряда, хотя туркам никто не угрожал в их тылу.

(18) июня 1877 г. турками был предпринят штурм Баязета. Несмотря на то, что у защитников было всего орудия, артиллеристы заставляли замолкать то одну, то другую турецкую траншею. Но постепенно от прицельного огня противник перешел к навесному огню. К середине дня артиллерийский огонь достиг высшего пика. Внезапно к воротам цитадели кинулись курды, так как на стенах появился белый флаг. Разнесся крик, что русские сдаются, и вся передняя площадка цитадели наполнилась курдами, жаждущими истребления горстки защитников. В самой цитадели происходило иное: белый флаг то исчезал, то появлялся снова. Поручик Томашевский приказал выкатить одно из артиллерийских орудий к воротам цитадели, готовясь расстреливать врага, а прислуга и ездовые, обнажив сабли, приготовились до последнего защищать полковое знамя, над которым они присягали. Известен момент, когда вдова полковника Ковалевского, она же единственная сестра милосердия, Александра Ефимовна умоляла доктора застрелить ее, если турки ворвутся в цитадель. Неприятель уже был готов к тому, чтобы отправить парламентера, но внезапно со стен цитадели на атакующих обрушился шквал огня. Турки не сразу поняли всю серьезность своей ситуации и начали с большими потерями отходить назад. Отбитая атака подняла дух гарнизона. Потерпев неудачу, Фаик-паша отошел обратно к Теперизу, оставив блокаду Баязета на местного курдского шейха Абдулу. Но курды отнюдь не были дисциплинированы: вечером они ворвались в город и устроили резню, не пощадив никого. Видя такие зверства, русские солдаты открыли огонь со стен цитадели, надеясь, что хоть одна пуля достигнет убийц.

Тем временем осада Баязета продолжалась. Положение гарнизона было просто невыносимым: людей томила жажда и жара. Запасы продовольствия иссякали. Чтобы получить хоть каплю воды предпринимались ночные вылазки за водой, которые, к сожалению, уносили жизни. Люди не привыкли еще к осторожности и производили множество шума, что играло на руку курдам, которые часто открывали стрельбу на источник шума. К 10 июня положение гарнизона еще более ухудшилось, так как был завален трупами лошадей и людей единственный ручей, из которого по ночам брали воду. Дневной рацион в гарнизоне был сокращен до четверти сухаря и двух ложек воды. Постепенно солдаты настолько обессилили, что во время стрельбы отдача сбивала их с ног. Вот что писал комендант крепости Ф.Э Штоквич об этих страшных днях: «2-3 суточных сухарика и одна столовая ложка… воды при 40-45° палящей жаре в течение многих дней осады сделали свое дело: они не убили гарнизон, но обратили его в толпу скелетов и живых мертвецов, на которых без душевного содрогания и ужаса нельзя было взглянуть».

Гарнизон пытался сообщить о своем бедственном положении генералу Тергукасову. 10 июня полковник Нахичеванский вызвал людей, которые могли бы доставить известие о крайнем положении гарнизона. К Тергукасову отправились армянин-переводчик Тер-Погосов и казак Хоперского полка Кирильчук. Обритые и переодетые они ночью вышли из цитадели в вылазку за водой. К великому несчастью Кирильчук пропал без вести, скорее всего попав в руки к курдам, а Тер-Погосов удалось с величайшим трудом достигнуть Эриванского отряда к 13 июня. Зная о положении гарнизона, противник посылал парламентеров с предложением о капитуляции. Эти предложения стали учащаться под конец осады, когда неприятель узнал о приближении Эриванского отряда к Баязету. В этих письмах, которые часто посылались на имя Измаила хана-Нахичеванского, а так же в общих обращениях к гарнизону, турки обеспечивали личную безопасность каждого, кто сложит оружие, а так же сохранность имущества. Если же не произойдет капитуляции, то неприятель грозил продолжить блокаду. Помимо этого сообщалось, что русские войска повсюду разбиты и помощи гарнизону ждать неоткуда. Чтобы положить конец этим заявлениям, Штоквич грозил повесить парламентера, что и произошло при еще одной попытке предложения сдачи цитадели.

Бездействие неприятеля в период с 8 по 11 июня порождало в гарнизоне предположения, что численность их уменьшилась или же блокада вовсе снята. Для проверки этих доводов решено было предпринять рекогносцировку. Отряд был разделен на две партии, одна из которых должна была выбить противника из домов стоящих ближе к ручью. Другой партии поручалось снять турецкую батарею на ванской дороге. Хорошо задуманная вылазка, однако, произошла без нужных предосторожностей. Несмотря на множество шума, который произвели казаки, им все же удалось оттеснить турок от ручья. Этим воспользовались водоносы, успевшие набрать большой запас воды. Вторая группа разведчиков попала перекрестный огонь неприятельской артиллерии, а группа, высланная ей для поддержки, попала под ружейный огонь. Охотники, медленно отступая, вели одиночные бои. Цель вылазки была достигнута, хоть и не полностью — неприятель был обнаружен, был сделан запас воды. Но все это стоило гарнизону очередных жертв, притом немалых — охотники потеряли примерно 39 человек.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

июня в цитадели было ознаменовано радостными криками о приближающимся отряде со стороны Игдыря. Это радость не ускользнула от турок, занявших редут Занзегур, который защищал единственный проход к Баязету. Они начали вести обстрел приближающегося отряда. Осажденный гарнизон начал помогать приближающемуся войску огнем по противнику. Противник тем временем начал прибывать к цитадели, что помешало гарнизону совершить вылазку. Пришедший же отряд не продвигался вперед, а ограничивался лишь перестрелкой, а к вечеру отошел назад. Ночью из гарнизона была выпущена ракета, на которую ответили из отряда, однако на следующий день на выручку никто так и не пришел. В продолжение 13-16 июня была сделана попытка отправить лазутчиков в Игдырь, которые доложили генералу Кельбали-хану Нахичеванскомуоб осаде гарнизона. Враг тем временем плотным кольцом обложил цитадель, и артиллерийские перестрелки продолжались с ним беспрерывно. В гарнизоне было принято решение во избежание лишней траты и без того подходивших к концу снарядов отвечать лишь изредка. 18 июня было ознаменовано началом своеобразного состязания между турецким орудием и русской пушкой. Когда один из неприятельских снарядов разорвался в мешках с жизненно необходимыми гарнизону запасами, было решено не экономить снаряды. За нашей стрельбой турки наблюдали с живым интересом, и первый неудачный выстрел был встречен взрывом хохота. Однако, следующие меткие выстрели орудия заставили разбежаться турецкую прислугу от своего орудия, а затем и вовсе прекратить стрельбу. С 19 июня вновь потянулись тяжелые и безрадостные дни осады, которые лишь 21 июня были «разбавлены» запиской, проникшей в гарнизон, с сообщением ожидать в ближайшее время помощи. 24 июня, к довершению радостных вестей, пошел сильный ливень, которой в значительной мере облегчил положение защитников. Они смогли сделать большой запас хорошей воды, но давно не пившие воды люди начали употреблять ее в неумеренном количестве, что грозило гибельной эпидемией дизентерии для и без того истощенных людей.

Обратимся к событиям, которые происходи вне стен Баязета, чтобы понять, почему так долго гарнизон должен был сам держать оборону. С уходом Эриванского отряда положение Эриванской губернии стало опасность, так как границы ее стали уязвимы. Баязетский гарнизон при своей малочисленности не мог обеспечить защиту пограничных уездов, а так же обороняться в восточной части Баязетского санджака.

Известия об осаде Баязета дошли и до главной квартиры. Несмотря на то, что в командовании корпусом предложили обойтись местными войсками, все же 7 июня было сделано распоряжение об отправке кавалерийской колонны под командованием генерал-майора Лорис-Меликова. Так же Тергукасову был отдан приказ оказать содействие Баязету, выслав необходимое число войск. Ранее мы уже упоминали о том, что 12 июня в районе Баязета было зафиксировано движение русских войск, но помощи осажденным оказано не было. Объяснимся по этому поводу: Келбали-хан Нахичеванский имея некоторые сведения о численности неприятеля, окруживших Баязет, и не надеясь на милицию (ополчение) своего отряда не решился продолжить движение к Баязету. 11 июня в его отряд прибыл адъютант главнокомандующего, полковник Толстой, с приказом движения к Баязету. Утром 12 июня Нахичеванский приступил к выполнению приказа. К полудню отряд обнаружил противника у Занзегурских высот и начал вести с ним бой. Отряд Нахичеванского был поддержан огнем из цитадели, но окруженные не спешили переходить в наступление, к разочарованию Келбали-хана. Его отряд простоял до вечера в нерешительности, и вскоре отошел к одной из крепостей, где разбил бивак и выставил ряд аванпостов по направлению к Баязету. Для командования было ошибкой думать, что вызволение гарнизона можно осуществить малыми силами, так как если бы командование было право, то осажденные не просили бы о помощи и смогли бы отбить турок самостоятельно. Помимо этого, было странно думать, что для такой стратегически важной для противника крепости он выделит малое количество войск или снимет осаду. Собственно именно эти доводы мы находим в качестве результатов разведки.

Вернемся к дальнейшим действиям Эриванского отряда. Вернувшиеся бежавшие милиционеры и вести о вынужденном отступлении отряда вызвали панику и у населения приграничных уездов, которые бежали в Эривань и в горы. Ожидалось прибытие колонны Лорис-Меликова, но дни шли, а ее все не было. Наконец, пришли известия, что Лорис-Меликов идет на помощь Тергукасову, а не в Эриванскую губернию. Вместо колонны генерала ожидалось прибытие Александропольского крепостного батальона. С прибытием этого батальона к 19 июня начал формироваться Чингильский отряд под командованием Нахичеванского, которому вверялось прикрытие границы, а так же при первой возможности выдвинуться на помощь Баязету.

Перейдем к рассмотрению действий, которые непосредственно способствовали освобождению баязетского гарнизона. По прибытии в Игдырь Тергукасову и его отряду предстояла сложная задача- освобождение Баязета. Медлить было нельзя: из записок, поступающих из цитадели, было ясно, что люди держаться из последних сил. Так как войска Фаика и Измаила-пашей обладали численным превосходством, успех операции русского командования зависел от внезапности нападения на блокадный корпус турок, а также скрытости действий от них. Для достижения этой цели была поставлена задача занять важнейшие перевалы Агрыдага, так как через них могли проникнуть отдельные конные разъезды турок, а так же идти к Баязету через Орговский пост и Чингильский перевал.

К 26 июня все приготовления были закончены и ожидали выступления к Баязету. Ранним утром отряд выступил и к вечеру, преодолев 12 верст, был уже у Орговского поста, где расположился на привал. На следующий день войска продолжили движение к Чинглильскому перевалу, где уже вечером встретили лазутчиков — урядников Уманского казачьего полка Еременко и Малева, которые в ночь с 25 на 26 июня выбрались из цитадели и дошли до Чингильского перевала. Именно они рассказали о тех лишениях и бедах, которые испытывал гарнизон. После всесторонней оценки ситуации Тергукасов решил дать знать осажденным о скорой помощи при помощи трех выстрелов из пушки. 27 июня, дождавшись прибытия кавалерии князя Амилохеари, отряд начал спускаться в Баязетскую равнину, а на перевале оставались войска под общим руководством полковника Преображенского, а так же часть обоза и тяжестей. К вечеру отряд Тергукасова остановился в 8 верстах от осажденной цитадели с расчетом на следующее утро атаковать турок. Для предупреждения русского гарнизона решено было устроить вечером костры и утреннюю зарю с музыкой.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Утром 28 июня в районе Кизил-Дагских высот можно было увидеть палатки двух турецких лагерей, которые, несмотря на стремительное приближение русских, не снимались с места. Из этого русские войска делали вывод, что неприятель, надеясь на свои иррегулярные войска и на определенную силу позиции, верит в свой успех. Тишину разрушил первый выстрел с одной из высот, что и послужило сигналом к началу боя. Русские батареи начали обстрел неприятеля на высотах, вынудив турок начать отступление. Как только артиллерия начала вести бой, в бой вошла пехота, которая рассыпалась цепью и начала приближаться к Баязету. Заняв Занзегурские сады, батальоны Крымского пехотного полка, постепенно подходили к городу. Медленно продвигаясь, русские начали входить в город, где завязался тяжелый бой. Из цитадели подходящим войскам начали оказывать помощь: так, поручик Томашевский открыл огонь из своих орудий, но одно из них подбитое замолчало. Несмотря на это, второе орудие продолжало метко поражать врага, засевшего в старой крепости. Открылось так же, что один из горный гребней не только не занят турками, но и вовсе ими не контролируется. Нужно было занять эти высоты, так как это обеспечило бы неизбежное поражение противника.

Между тем, некоторые турецкие войска все еще продолжали сопротивление на высотах окружавших Баязет с юга и востока, несмотря на сильный огонь гарнизона. Турки продолжали вести бой со своих батарей, а так же контролировали единственный выход из цитадели, мешая, таким образом, выступлению нашего гарнизона. Русским с каждой минутой становилось тяжелее вести бой около старой крепости, так как местность стала открытой. Для облегчения боя было решено подвезти одно орудие, и когда турки укрывались за стеной от разрывов, русские делали перебежки, все более приближаясь к укреплению. Вскоре неприятель дрогнул и начал оставлять свою позицию, но он недолго защищался и в самой крепости, куда уже вошли русские отряды. Бежавших турок вскоре взяли в плен казаки Кванина, а остатки редифного батальона разбежались в горы.

Бегство турок послужило сигналом к действию русскому центру. Ставропольский и Крымский полк, пройдя незанятую часть города, открыли стрельбу по турецким батареям. Бой близился к концу: один из флангов турок был разбит, а другая часть едва удерживалась на высотах Кизил-дага. Вскоре там было замечено движение, свидетельствующее о начале их отступления к горам. Этим воспользовались русские отряды и провели атаку, в ходе которой Баязет был окончательно взят.

Гарнизон крепости геройски продержался в осаде 23 дня против турецкого войска, которое в 10 раз превосходило гарнизон. Комендант Штоквич писал, что если бы осада продолжилась, то гарнизон бы умер от жажды и голода или крепость была взорвана вместе ворвавшимися туда турками. Баязет стал одной из славных страниц русско-турецкой войны 1877-1878 гг. наравне с обороной Шипки. Участники этой достославной осады были награждены как защитники Шипкинского перевала. К сожалению, Баязетское сидение несправедливо забыто военной историей и редко упоминается в разнообразных трудах. Между тем, множество авторов обратились именно к этой странице истории. Например, Валентин Саввич Пикуль посвятил этой эпопее одноименный роман «Баязет», о котором пойдет речь несколько позже. Так же Борис Васильев отобразил события Баязета в романе-эпопее «Господа офицеры».

Подведем некоторый итог военных действий на Кавказско- Малоазиатском театре военных действий. Первые месяцы войны на Кавказском театре запомнились значительным победами: так, русские овладели Ардаганом и Баязетом, осадили Карс, нанеся большой урон Анатолийской армии Мухтара-паши. Силы паши были скованы, мешая ему маневрировать войсками. Все это создало благоприятные условия для наступления на главном фронте — Балканском. Однако, успехи весенне- летней кампании не были закреплены и не получили развития из-за некоторых просчетов командования. Можно с уверенностью сказать, что при разработке планов действий не учитывался фактор численности противника. Отрицательную роль так же сыграло разделение войск на отряды, что помешало развить стремительное наступление, овладев Карсом и Эрзерумом. Медлительность русского командования позволили туркам собраться с силами и отразить наступление. Неудачное наступление под Зивином угнетающе подействовало на русскую армию. Было решено отвести войска к государственной границе и там дождаться подкрепления из России. Лорис-Меликов писал главнокомандующему Кавказской армией: «Война на здешнем театре принимает серьезный оборот, могущий, если пренебречь ею, весьма отозваться на силе нашего владычества на Кавказе».Был оставлен обширный плацдарм, и русская армия перешла к обороне. Армия Мухтара- паши подошла вплотную к русским границам. Август-сентябрь 1877 г. ознаменовался прибытием на Кавказский фронт из России подкрепления. Это довершило благоприятную расстановку сил в пользу русской армии, а так же позволило начать подготовку к очередному наступлению. С этой целью в Кавказскую армию прибыл генерал Н.Н. Обручев. Задачей становилось нарушить сообщение между Карсом и Эрзерумом. План Обручева заключался в том, чтобы отрезать армию Мухтара-паши от Карса. Войска выступили 20 сентября (2 октября), и на рассвете начали артиллерийскую подготовку. Турки оказывали ожесточенное сопротивление, поэтому к исходу дня удалось овладеть только высотой Большие Ягны. Войска генерала Лазарева отбили в этот день несколько атак на Кизил-тапе и Аладже, а обходная колонна Шелковникова, достигнув Аладжи была окружена. Ценой больших потерь им удалось прорвать кольцо окружения и выйти к реке Арапчай. На следующий день турками было предпринято несколько атак на колонны Лорис-Меликова в районе Суботана, а 22 сентября (4 октября) враг начал атаку на Кизил-тапе. В обоих случаях турки были отброшены назад, но среди русских войск были большие потери. Трехдневное сражение на Аладже не было выиграно, но заметно деморализовала турецкую сторону.

Дальнейшие действия русского командования были направлены на окружение и уничтожение армии Мухтара-паши. 3 (15) октября началось Авлиар-Аладжинское сражение. После артиллерийского огня по турецким позициям, русские штыковой атакой завладели высотой Авлиар. Гейман и его отряды перехватили часть отступавших турок, отступавших на Карс. В итоге, турки были оттеснены на высоту Чифт-тепеси (южнее Визинкея). Левое крыло русских войск почти без боя овладели Инах-тепеси и продвигались на Аладжу. Очевидец из войска Мухтара-паши так описывал этот бой: «Лишь только турецкие войска, занимавшие Аладжу, увидели, что неприятель у них на носу и что они отрезаны от своих, ими овладела паника. Не слушая команды, они беспорядочной толпой бросились к Карсу; кавалерия, пехота, орудия, зарядные ящики — все это перемешалось и загромоздило дорогу к крепости; люди и лошади точно обезумели и неслись без оглядки».Последний оплот турок — Аладжа-пала. Мухтар-паша отступил к Зивину. Теперь турки не могли перебросить силы с Кавказа на Балканы. и по праву считался одним из могущественных оплотов военной власти Турции. Работы по совершенствованию крепости в фортификационном плане проводились под руководством английских инженеров и отбитая атака на крепость генерала Муравьева вселяли в турецкое командование веру в неприступность Карса. Но ни технические новшества английских инженеров, ни вера в ее неприступность не помогли туркам в ночь с 5 на 6 ноября 1877 г.: в эту ночь крепость пала, что предрешило всю дальнейшую судьбу Анатолийской армии. Отметим, что это не первая осада Карса. Так, во время русско- турецкой войны 1828-1829 гг. Карс был взят графом Паскевичем, а во время Крымской войны 1853-1856 гг. крепость была осаждена русскими войсками под командованием генерала Н.Н. Муравьева, который за взятие это крепости получил прозвище «Карский». К сожалению, в обоих случаях крепость возвращалась к туркам по мирным договорам и давлению со стороны Европы. Обратимся теперь к тому, что же получили русские войска в результате взятия Карса. Со взятием Карса решалась проблема действий отряда под Эрзерумом, так как часть войск можно было двинуть к осаде этой крепости. Так же вся линия фронта освобождалась от турецких войск, что облегчало связь с эрзерумским отрядом. С моральной точки зрения, взятие Карса доказывало Порте, что для России не существует неприступных крепостей, какой бы могущественной не была воюющая с русскими держава. В боях за Карс проявились самые лучшие качества офицеров и солдат, а именно самоотверженность и взаимовыручка. Огромную роль в организации штурма Карса сыграла инициатива и военное искусство генерала Лазарева.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В то время как происходили бои за Карс, началась борьба за Эрзерум. Наступление на Эрзерум начал отряд генерала Геймана, туда же стремился Эриванский отряд Тергукасова. Соединение двух отрядов произошло в районе хребта Деве-Бойну, где турецкое командование планировало задержать русских, так как Деве-Бойну прикрывал Эрзерум с востока. Однако состояние турецких войск было плачевным, что Мухтар-паша сомневался в успехе замысла турецкой главной квартиры.

Победа в Деве-Бойну была, бесспорно, громкая, но русское командование не сумело воспользоваться ею в полной мере, так как начальник отряда не использовал возможность преследовать неприятеля до стен Эрзерума. Войска находились на достаточно выгодных позициях, что способствовало бы взятию Эрзерума уже 23 октября вечером. К этому времени в городе уже были готовы к сдаче: так, был созван меджлис, на котором решили принудить власть к сдаче города русским войскам. Послав парламентера с предложением сдать город бескровно и, получив отказ, Гейман решил взять город силой. Было потеряно четыре дня, что позволило туркам собрать большую армию и продолжить сопротивление. В ночь с 27 на 28 октября было решено неожиданным нападением взять ряд укреплений, построенных турками перед осадой. Начав движение по плохо разведанным горным тропам и балкам, войскам по плану штурма предстояло действовать в полной темноте, и в совершенно незнакомом им городе нужно было найти цитадель и ряд других зданий. Естественно, следовало ожидать, что в таких условиях непременно возникнет путаница. Одна из колонн выступила на два часа позже, чем было предписано. Сбившись с пути и потеряв ненадёжных проводников, они только к утру напали на дорогу, ведущую к ограде города. Другая колонна под началом подполковника Крузенштерна тоже сбилась с дороги и наткнулась на стадо, которое было принято за противника, и по нему был открыт огонь. Генерал фон Шарк, услышав выстрелы, поспешил и помощь и, таким образом, не достиг карских ворот, овладение которыми ему было поручено. В итоге, до Эрзерума дошли только Елизаветпольский и Бакинский полк. Атаку начали бакинцы, действовавшие неожиданностью, и за счет этого взявшие укрепление Топ-даг. Турки, не знавшие, откуда произошло нападение, открыли беспорядочную стрельбу, но вскоре были сбиты и с других фортов. К середине дня начало подходить турецкое подкрепление, которое получило распоряжение выбить русских их Топ-дага. Бакинский полк оставшись один на один с турками храбро защищался, но им пришлось отступить. Часть из них не успели выйти из укрепления и была переколота. В их числе геройски погиб штабс-капитан Томаев, который был ранен три раза, но продолжал защищаться, не желая попадать в плен. Сраженный пулей, он был зверски изрублен турками, притом в избиении принимали участие и горожане. Ответственность за бой принял на себя Тергукасов, решив отводить войска обратно в лагерь. Наступление потерпело неудачу из-за нечетких приказаний каждой колонне, а так же в разделении войска на отдельные отряды. Было решено блокировать Эрзерум. С трудом обойдя крепость, русским удалось перерезать сообщение с турецким тылом. Турки не препятствовали обложению крепости. После нескольких схваток неприятельскою конницей русские приступили к строгой и полной блокаде Эрзерума. Конечно же, эта блокада значительна стеснила гарнизон крепости, но и вызвала тяжелые заботы со стороны блокирующего отряда. Отряд испытывал определённые сложности с доставкой продовольствия из соседних деревень, так как Эрзерумская долина на зиму покрывается глубоким снегом. «Приходилось почти силою собирать муку и пшеницу в зерне, чуть ли не по горстям, и этим скудным сбором продовольствовать войска»- писал в своих воспоминаниях штабс-капитан Поземковский. Из всего этого понятно, какие трудности испытывала русская армия под стенами Эрзерума. Помимо суровой зимы, выпавшей на долю суровой зимы, выпавшей на долю осаждавших, началась сильнейшая эпидемия тифа, которая перекинулась и в сам Эрзерум. Люди умирали сотнями. Всего от эпидемии умерло 20 000 русских солдат и офицеров. От болезни умер и генерал Гейман.

От полного уничтожения русских и самих турок спасло известие о перемирии 21 января 1878 г. Хотя эпидемия продолжала свирепствовать, русские врачи и военные сделали немало усилий, чтобы остановить ее. Так, в феврале, после передачи Эрзерума в распоряжение русских войск, была произведена ассенизация города и близлежащих селений. Были устроены госпитали, где проходили лечение как русские так и турецкие солдаты. С наступлением весны, болезнь пошла на спад.

1.4 Военные действия на море

С началом войны боевые действия ведутся не только на суше. Главной целью турецкого флота становится блокирование черноморских портов, а именно направление кавказского побережья, где проходили основные пути сообщения Кавказской армии. Прежде чем перейти к событиям на море, отметим, что состояние черноморского флота после Крымской войны была плачевным. Фактически, черноморский флот создавался заново, но его строительство велось медленно. В результате, к началу 1876 г. морские границы с юга оказались незащищенными. Так, в Севастополе к этому времени имелось лишь два броненосца береговой охраны, а также четыре устаревших корвета и шхун. Турецкий флот обладал громадным преимуществом, ведь на его службе было 22 броненосных корабля и 82 неброненосных. Для турецкого флота Англия предоставляла свое оружие, большинство кораблей было оборудовано английскими орудиями. Флотом «предполагаемого» противника, так было принято в 1876 г. называть Турцию, командовал Гобарт-паша, английский офицер на турецкой службе. Пожалуй, что среди такого набора преимуществ турецкого флота, можно выделить существенный недостаток — это подготовка личного состава. Турецкий матрос был довольно забитым существом, который своим положением скорее напоминал раба на кораблях Средневековья. Из всего этого следует, что силы флотов неравные. Следует отметить, что в проливе Дарданеллы дрейфовала британская эскадра, которая могла в любой момент оказать поддержку турецкому флоту.

К такому состоянию русского флота и вообще ситуации на морских границах приехал лейтенант Степан Осипович Макаров, будущий герой русско-японской войны и прославленный мореплаватель. С.О. Макаров родился в Николаеве, в семье потомственного военного, прапорщика Иосифа Федоровича. Будущий адмирал окончил Морское училище в Николаевске-на- Амуре. Ученические годы характеризуют его как старательного и дисциплинированного юношу, который блестяще выдержал экзамены в конце своего обучения. Еще одной чертой Макарова, которая стала проявляться довольно рано, стала требовательность к себе и самостоятельная учеба. В 1861 г. Макаров впервые в жизни выходит в самостоятельное плавание, а уже в 1863 г. на корабле «Богатырь» он отправляется к берегам Америки, так как Россия во время гражданской войны в США обеспечивала военно-дипломатическую поддержку Севера. После окончания Морского училища Макаров отправляется на службу в Кронштадт, где поступает в Морской корпус, а так же пишет свою первую статью «Инструмент Адкинса для определения девиации в море», которая выходит в 1867 г.. Проходя службу на броненосном корабле «Русалка», Макаров сталкивается с проблемой непотопляемости корабля и в свет выходит его новая статья «Броненосная лодка «Русалка», отмеченная адмиралом Бутаковым, героем Севастопольской обороны. Морской словарь обогатился новый термином — «пластырь Макарова», который сам изобретатель представил на выставке в Вене. В 1871 г. С.О. Макаров получает звание лейтенанта, но в служебном плане у офицера некоторые проблемы: не сложились отношения с командиром «Тунгуса» и Макарову поступило предложение перейти в торговый флот. Но лейтенанта взял к себе адмирал Попов, его первый командир на корабле «Богатырь». Под началом Попова Макаров стал заниматься разработкой водоотливных средств кораблей. Так же будущий адмирал принимал участие в постройке судов, за счет этого он освоил кораблестроительное дело в совершенстве.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Макаров был сторонником «партизанской» войны на море. Но как быть партизаном на морской глади? Ответ на этот вопрос давал сам лейтенант Макаров: «Минная война есть тоже партизанская война». Будущий адмирал уже в последней четверти XIX в. видел преимущество и громадную роль мин в будущих войнах. Еще в 60-х гг. была запатентована шестовая мина, но в боях она еще не была испробована. Предполагалось, что мины будут дожидаться противника непосредственно у своих берегов, но сколько таких катеров нужно на все побережье? И самое важное — как маленький катер подойдет вплотную к мощному военному судну? В уме С.О. Макарова родилась мысль — почему бы не атаковать неподвижно стоящий корабль? Для этого катер должен быть на территории противника, а значит, катера нужно каким-либо образом туда доставить. С.О. Макаров предложил оборудовать пароход, который бы был сам носителем мин, а также смог бы поднимать на борт катера, вооруженные минами. Идея С.О. Макарова была одобрена, и первым переоборудованным кораблем стал «Великий князь Константин», который С.О. Макаров принял в командование. Этот пароход не был предназначен для боевых действий, и устанавливать на нем тяжелые орудия не было смысла, нужно было подготовить его к перевозке минных катеров. Было особым образом сконструировано устройство для быстрого спуска катеров на воду, так как катера были паровые. С.О. Макаров продумал и обеспечил подачу пара в катера из котлов парохода. Таким образом, катера могли немедленно атаковать, не теряя время. 28 апреля 1877 г. «Великий князь Константин» отправился к Кавказскому побережью с четырьмя минными катерами, где базировалась турецкая эскадра. Первая атака на турецкий корабль не увенчалась успехом: сближение произошло, но мина не взорвалась. Эта первая неудача лишь немного задела Макарова, благодаря его настойчивости ему вновь разрешили вести поиски врага.

Турецкий флот тем временем не бездействовал. Сильнейшей бомбардировке подвергался Сухум, около берегов Адлера и мыса Очемир враг жег беззащитные поселения. 28 мая 1877 г. С.О. Макаров повел «Константина» к берегам Дуная, где стояло множество турецких судов. Подойдя к порту Сулин, катера вышли к вражескому берегу. На катере лейтенанта Зацеренного мина не взорвалась, и только катер лейтенанта Рождественского выполнил задачу, потопив турецкий корвет «Иджалиле». Эта была первая победа, хотя и не большая. С этого момента флот Порты находился в постоянном напряжении, ведь противник топит их броненосные корабли маленькими катерами. На Кавказском побережье происходили высадки турецких диверсантов, особенно сложная ситуация сложилась в районе Сочи и Гагр. В начале августа из Сочи в Гагры вышел отряд полковника Б.М. Шелковниковадля уничтожения вражеских диверсантов. Опасность отряду нес турецкий броненосец «Ассари Шефкет». Макарову предстояло отвлечь броненосец, стоящий в Гагринском ущелье. После долгих поисков турок, их все же удалось обнаружить: «Константин», обладая более высокой скоростью, увел броненосец в открытое море и когда противник начал отставать, пароход встал. С.О. Макаров представил туркам нагнать их и рисковал сам быть подорванным вместе с вражеским судном, так как «Константин» был полон мин. Только сильный дождь помешал трагической развязке и противники, потеряв друг друга из вида, разошлись. Задача была выполнена, и отряд Шелковникова ушел в горы. Узнав, что «Ассари Шефкет» встал на рейде около Сухуми, С.О. Макаров 10 (22) августа выслал туда минные катера, которые в результате успешной атаки подорвали броненосец. С появлением нового вооружения — торпед, Макаров потребовал их для вооружения своих катеров. Ко времени русско-турецкой войны практического применения торпед еще не было, и Макаров, приняв всю ответственность на себя, получил их на свои катера. Времени на испытания не было и 15 (27) декабря 1877 г. состоялся первый бой катеров, вооруженных торпедами. Судно «Константин» вплотную подошло к берегам Батуми и спустило на берег катера «Чесма» и «Синоп». Увидев очертания турецкого броненосца «Махмудие», катера выпустили торпеды. Но ночь помешала точному прицелу и торпеды не поразили цель. Как выяснилось позже, за броненосец были приняты три мачты разных судов. Однако, даже корабли не поразившие цель навели панику на турок, которые усилили охрану портов и своих морских баз.

января 1878 г. С.О. Макаров получил приказ идти на Батуми и отвлечь на себя внимание турецкого флота. Это был шанс для демонстрации русского грозного судна, которая могла отвлечь турецкий флот от обороны Батуми. Лучшим способом была выбрана торпедная атака против вражеской эскадры. В результате мастерски проведенной атаки катерами «Чесма» и «Синоп» был потоплен турецкий пароход «Интибах». «Интибах» стал первой жертвой торпедного боя в мире. О С.О. Макарове тут же написали в газетах, и его учитель адмирал Попов просил теперь считать его своим учеником. Заслуги С.О. Макарова исключительны, несмотря на то, что с первого взгляда они могут показаться неудачными. Идея С.О. Макарова в доставке минных катеров на более крупных кораблях была оригинальной для своего времени, но уже содержала зачатки для будущих идей: в XX в. появятся сильные авианосцы, идея которых окончательно оформится именно в России в годы Первой мировой войны. Помимо этого, Макаров первый рискнул использовать торпеды, вооружение, которое повлияло на развитие флота в период следующих ста лет.

1.5 Сан-Стефанский договор и Берлинский конгресс

Русские войска к январю 1878 г. стояли в районе Адрианополя. Все это создавало угрозу для захвата турецкой столицы — Константинополя. На одном из совещаний великий князь предложил занять Константинополь, но его предложение не было принято. Занятие русскими турецкой столицы грозило новыми осложнениями в отношениях с европейскими странами, в частности с Англией, и поэтому император поручил продвигаться до Константинополя до тех пор, пока условия перемирия не будут приняты, не занимая при этом области Галлиполи. Продвижение к столице навело ужас и панику на турок и уже 17 января 1878 г. к главнокомандующему прибыли уполномоченные с заявлением, что у них больше нет средств к сопротивлению. Порта принимала все условия перемирия с надеждой, что военные действия будут прекращены. 19 (31) января 1878 г. Намык-паша подписал, по его словам, «смертный приговор Турции», по которым признавалась независимость Сербии и Румынии, Болгария переставала платить дань и становилась автономный княжеством; Босния и Герцеговина также переходила в автономное управление, а крепости Видин, Рущук, Силистрия и Эрзерум передавались России. Со стороны России перемирие было подписано генералами Непокойчицким и Левицким. Была установлена демаркационная линия на Балканах и в Малой Азии, а также прекращались болевые действия между Турцией и союзниками России — Сербией, Румынией и Черногорией.

Как только русская армия перешла Балканы, Англия приняла решение ввести свой флот в пролив Дарданеллы под предлогом защиты интересов своих подданных. Решение это было принято без согласия Турции, и сам султан убедительно просил Англию отозвать флот обратно. В специальной ноте русское правительство предупреждало Англию, что если будет высадки их десанта в Галлиполи или на Босфоре, то русские войска займут Константинополь. Помимо препятствия Англии в дальнейшем мирном урегулировании конфликта, нашлись притязании у румын и сербов. В частности, румынский князь Карл не поддержал отнятия у Румынии придунайского участка Бессарабии, в пользу России. После длительного «торга» была сделана попытка обмена Бессарабии на Добруджу, но румынские депутаты приняли резолюцию о решении соблюсти территориальную целостность Румынии. Князь Карл предпринял попытку повлиять на русского императора посредством писем германскому императору. В связи с этим Александр II писал главнокомандующему: «Игнатьев передаст тебе интриги румын против уступки нам обратно отнятой у нас парижским трактатом 1856 года часть Бессарабии. Если они не образумятся, то мы с ними шутить не будем и перестанем хлопотать об увеличении их территории на правом берегу Дуная».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Занятие англичанами морских проливов не входило в планы русского командования, поэтому главнокомандующим была получена телеграмма с приказом занять Константинополь, как только Англия войдет в Дарданеллы. Турецкий султан, находясь между двух огней и боясь русских большем, чем англичан, отказал последним в пропуске их флота через Дарданеллы. 4 февраля 1878 г. эскадра адмирала Горнби отошла от турецкой столицы, а русские войска вернулись за демаркационную линию. Спустя две недели дипломатических интриг 19 февраля 1878 г. в Сан-Стефано были подписаны «основания мира». Представители Турции затягивали их насколько возможно, надеясь на вмешательство европейских держав, ведь подписание его означало для Порты смертный приговор. Собственно, эта же причина побуждала императорский кабинет подписать мирный договор как можно скорее. Русским дипломатам во главе с графом Игнатьевымпредписывалось не соглашаться на международные конференции, пока Порта не подпишет условия мира. Сан-стефанский мирный договор полностью изменял политическую карту Балкан. За Турцией были оставлены Константинополь, Адрианополь, Солунь, Эпир, Фессалия, Босния и Герцеговина. Болгария преобразовывалась в вассальное княжество, но самостоятельное по управлению: отныне в княжестве было свое управление и милиция, а турецкие войска должны были покинуть территорию государства. Территория Черногории признавалась независимой, получая значительные приращения за счет Албании и Адриатического побережья. Румыния и Сербия так же получали независимость, притом Румыния была вынуждена вернуть России часть территории отнятой по парижскому трактату. Взамен Бессарабии Румыния получала Добруджу. Так же Турция обязалась выплатить контрибуцию, но денежная выплата была невозможна, поэтому она возмещалась территориальными уступками. Так, к России отходили крепости Ардаган, Карс, Батум и Баязет. Спорные проливы Босфор и Дарданеллы оставались открытыми для торговый судов. Отметим, что договор призывал к изменениям и реформам по отношению к армянскому населению Порты. Естественно, подобный политический расклад в пользу России не мог отставить равнодушными западные державы. Поскольку договор был временным, то под нажимом Европы Россия согласилась на его международное обсуждение. Германия выдвинула предложение начать обсуждение договора в Берлине под председательством Отто фон Бисмарка. Особый контакт установился между Англией и Австро- Венгрией, которые желали пересмотра ряда статей. Англия в одном из циркуляров изображала приобретения России как распространение ее влияния на Востоке. Голоса недовольства стали доноситься и из Балкан. Однако, в высших кругах было мнение, что при международной изоляции и крайне истощенных ресурсах, России уже не победить в следующей войне.

Берлинский конгресс был открыт 1 (13) июня 1878 г. в Берлине. Как и следовало ожидать, Россия оказалась на конгрессе в меньшинстве. Германия выступала в роли судьи, хотя на самом деле придерживалась интересов Австро-Венгрии и Англии. Франция, опасавшаяся за свои владения на Востоке, держалась линии Англии, а Италия, не принимавшая вообще никакой роли в этой войне, придерживалась политики Австро-Венгрии. Главным на конгрессе стал болгарский вопрос, а именно создание большого государства, вместо вассального соседа Турции. Судьбе Болгарии было посвящено шесть заседаний, но ее судьба была предрешена тайным соглашением между Англией и Россией, которое было подписано незадолго до начала конгресса. Болгария разделялась на две территории. Из Северной Болгарии было образовано маленькое княжество, где почти половина болгарского населения оказалась за его территорией. Это княжество былосамоуправляемо и платило дань под главенством турецкого султана. Княжеству предоставлялось право иметь свою милицию и христианское правительство. Временное управление княжеством до введения в нем конституции должно было осуществляться под руководством русского комиссара. Южная Болгария получала отныне название «Восточная Румелия», где образовывалась автономная провинция Османской империи. Во главе провинции стоял местный генерал-губернатор, назначающийся с согласия султана на пять лет. Султан имел право строить на территории Румелии крепости и содержать там войска. Генерал-губернатор мог призвать турецкие войска, если области угрожала опасность. Таким образом, наиболее пострадавшая от войны и турецкого владычества область могла вновь в любой момент оказаться под османскими завоевателями. В ходе заседания от представителей Англии нередко звучали провокационные заявления. Например, посол Англии лорд Солсбери, высказал мнение, что Сан- Стефанский договор имел только одну цель — поставить Турцию в полную зависимость от России, а задача Англии «если и не вполне уничтожить результаты войны, то все же возвратить Порте известную долю самостоятельности…». вспоминал, что Англия была явным поборником интересов Турции, а в вопросах азиатских границ их рвение доходило до ожесточения. Представитель России канцлер Горчаков настоял на сохранении за русскими крепостей Карс, Ардаган и Батум. Таким образом, Берлинский конгресс кардинально изменил условия Сан- Стефанского мирного договора в пользу Австро-Венгрии и Англии в ущерб Балканам и России. Фактически не участвовавшие в войне Англия и Австро- Венгрия получили важные опорные пункты Порты. Османская империя была лишь марионеткой в руках более сильных европейский держав, которые использовали ее близость к стратегическому пункту — Ближнему Востоку и Индии.

Глава 2. Значение романа В.И. Пикуля «Баязет» в изучении русско- турецкой войны 1877-1878 гг

2.1 Определение жанра исторического романа и его особенностей

Важную роль в становлении и формировании исторического мышления играет литература. Исторический роман, облекая в простую форму события прошлого, дает читателю шанс прикоснуться к истории своей страны и зарубежной истории. Помимо тесного соприкосновения с историей, читатель имеет возможность пережить события заново благодаря симпатии к главным героям и постановки себя на их место. Увлекательный сюжет и обращенность романов к судьбам людей способствует их популярности среди читателей. «Баязет» позиционируется автором как первый в его творчестве исторический роман. Для понимания авторской концепции истории в романе необходимо выяснить, что такое исторический роман и какие критерии есть у данного жанра литературы.

Остановимся сначала на понятии «литературный жанр». Литературный жанр-это группа произведений, выделяемые в рамках родов литературы. Каждый из литературных жанров обладает своими собственными признаками, которые порой ведут свои истоки из фольклора. Сами жанры сложно поддаются систематизации, прежде всего, из-за их большого количества. Так, в каждой культуре есть свой специфичный жанр как в Японии хокку. Помимо этого одни жанры существуют на протяжении всей истории литературы, а другие принадлежат лишь определенной эпохе. Сложности в классификации возникают еще и потому, что одним и тем же жанром могут называться глубоко различные понятия. Например, жанру элегии в разные времена приписывались различные значения. В Древней Греции считалось, что элегия должна охватывать широкий круг тем и мотивов и написана она должна быть специальным стихотворным размером. Уже в Древнем Риме отношение к элегии изменилось, а именно она говорила o любовных чувствах. В эпоху Нового времени благодаря вкладу Гете и В.А. Жуковского жанр стал определяться мотивами грусти и печали, меланхолии. Таким образом, можно заметить, что «признаки жанра эволюционируют». Отметим также, что жанровые обозначения фиксируют и различные стороны произведений. Трагедия отмечает, что она принадлежит к определенному эмоционально-смысловому настрою, а повесть говорит о принадлежности к небольшому объему текста и эпическому роду литературы. Можно до бесконечности перечислять примеры, но совершенно справедливо было замечено Б.В. Томашевским, что «будучи многоразличными, жанровые признаки не дают логической классификации жанров по одному какому-нибудь основанию». Настоящую революцию в смене жанровых структур совершил М.М. Бахтин. Ученый разделил жанры литературы на канонические, куда относил эпос, новеллу, эпопею, повесть, трагедию, комедию, послание, и не канонические, где отметил роман, рассказ и драму. Над понятием «жанр» работал не только М.А. Бахтин. Свою жанровую концепцию выдвинул и А.Н. Веселовский. Ученый связал жанры со стадиями развития отношений человека и общества. В сходной Веселовскому концепции работал в 40-х г. XX в. Г.Н. Поспелов, сделавший попытку систематизации жанров. Он разграничил жанры на «внешние» и «внутренние», где «внешние» — это «замкнутое композиционно- стилистическое целое», а «внутренние»- «специфически жанровое содержание». Внешние формы жанра ученый рассматривал как содержательно нейтральные, поэтому основной акцент в своей теории он делал на внутреннем, содержательном аспекте. Таким образом, были выделены три жанровые группы: 1) произведения национально- исторического содержания, познающие жизнь в аспекте становления национальных обществ (автор имеет в виду эпопеи, оды и былины). 2) романические произведения, осмысляющие становления отдельных характеров в частных отношениях. 3) произведения этологического (нравоописательные), раскрывающие состояние части общества или вообще всего общества. Ученый выделил еще одну «надстройку» в жанрах, а именно мифологическую, где выделялись «народные образно-фантастические объяснения происхождения тех или иных явлений природы и культуры».Эти жанры рассматривались ученым как «предыскусство», которые в процессе развития общества не получили дальнейшего развития. Стоит отметить, что концепция ученого обладает такими преимуществами как четкость и системность. Но процесс развития литературы выявил, что эта система обладает и некоторыми недостатками. Например, в эту характеристику не вошли произведения, где человек вступает в отношения с силами космического начала и высшими силами. Роман по праву считается одним из ведущих жанров литературы на протяжении последних трех столетий и приковывает к себе внимание многих исследователей и критиков. О его литературной судьбе размышляли множество писателей. Так, Томас Манн утверждал, что роман является монументальным и главенствующим видом литературы, а Осип Мандельштам говорил о закате данного жанра, так как усмотрел в ослаблении внешне-событийного начала зачатки упадка романа и даже называл его «старомодным». Несмотря на выделенные замечания к роману как к жанру, он является органичным синтезом человека и окружающего мира, истории. Как жанр роман свободен от канонов литературы, потому развивается самостоятельно. Совершенно новую романическую концепцию разработал М.М. Бахтин. Он выдвинул мнение, что романный герой не выдвигается автором в готовом виде, герой формируется на протяжении всего романа, этот герой «негероичен» в прямом смысле этого слова. Герой романа может объединять все черты, как положительные, так и отрицательные и происходит контакт героев с изменяющейся, становящейся современностью. Главным в романе, по Бахтину, становится открытие в герое нереализованного потенциала, темы «неадекватности герою его судьбы и положения». Романы близких к нам эпох впитывают идиллические ценности, но помимо идиллии жанр способен вобрать в себя черты других жанров, например эпопеи. Помимо собрания черт различных жанров, роман может иметь сатирическую окрашенность или даже фамильярно-смеховую стихию. Роман, таким образом, приобретает двойственным содержанием: во- первых, его собственным специфичным содержанием, во-вторых, различным содержанием, пришедшем в роман из других жанров. Можно утверждать, что роман собирателен по своей сущности. Он свободно собирает в своей структуре черты различных жанров и не существует какого-либо жанра, от которого роман абстрагирован. В истории литературы можно выделить два типа романа. Первый тип — романы, основанные на внешнем действии, где герои стремятся к достижению некой цели. Таковы авантюрные, рыцарские романы, а также детективные и приключенческие. Второй тип романа — это произведения, где в центре, как правило, стоит проблема духовного достоинства человека. С богатыми внешними событиями в романе соседствует сознание героя, его многоплановость и психология. Внешние действия, таким образом, ослабляются и на первый план выдвигаются персонажи, осмысляющие свое положение и место в мире. Реальность, окружающая героев, осмысливается как арена для серьезных конфликтов. Особое внимание авторов заслуживает микросреда героев, влияние которой они испытывают и на которую активно воздействуют. Микросреда становится одной из основных черт романа. Без этой среды автору сложно показать внутренний мир героя. У истоков романа стоит И.В. Гете и его дилогия о Вильгельме Мейстере, а также «Евгений Онегин» А.С. Пушкина и «Исповедь» Ж.-Ж. Руссо. С момента выхода в свет этих романов произошла «романизация» словесного искусства, когда роман вошел в литературу и другие жанры начинают видоизменяться в его стиле. Изменяется и структура жанров, их организация становится менее строгой.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В романе автор, как правило, останавливается не на частной жизни как таковой, а на отношениях частной жизни и жизни как таковой, индивидуальной жизни человека и жизнью общества. Эти характеристики проявляются наиболее полно в историческом романе.

Остановимся на истории возникновения исторического романа. Возникновение этого жанра связывают преимущественно с зарубежной литературой. Истоки исторического романа мы находим в Александрийскую эпоху, когда творил Харитон Афродисийский. В его романе «Хайрей и Коллироя» герои уже наделены историческими именами, хотя автор и подражал Фукидиду. Особенно большую популярность в средние века приобрели его романы о Троянском походе и Александре Македонском. Однако, в этих первых романах история служит своеобразным обманным маневром, чтобы читатель отнесся с большим доверием к той фантастике, которая изобиловала в произведении.

В XVII в. история перестала служить мифологии и в исторических романах той эпохи мы можем наблюдать скорее непосредственный исторический реализм, когда авторы не могли отвлечься от современности, описывая прошлое (романы Гомбервилля, Кальпренеда и т.д.). Эти «исторические романы» были подвергнуты критике со стороны теоретиков классицизма, например, Никола Буало. В своем памфлете французский поэт низвергает героев романов в тартар, где их качествам удивляются подземные боги и изгоняют их с позором, так как эти «пошлые копии, списанные с первого встречного современника»не достойны даже ада. Развитие истории показало всю несхожесть разных исторических эпох и их соотнесение с современностью. В то же время историческая наука показала внутреннее единство культурных сторон жизни во всех проявлениях. Только в таких условиях мог родиться жанр исторического романа в современном его понимании, а именно литературной реконструкции той или иной эпохи. В XIX в. попытку революции в историческом романе попытались совершить романтики. Они восстали против установок классицизма и требовали точной проработки времени и места, в котором происходит художественное действие. Первым романом, отвечавшим этим требованиям, были «Мученики» Шатобриана. Но ученые справедливо называют отцом исторического романа Вальтера Скотта. «Шотландский чародей» не придумывал свои романы, он брал сюжеты из родной ему шотландской и европейской истории. Всем известны такие романы как «Иванхоэ», «Роб- Рой», «Карл Смелый» и, конечно же, «Айвенго». Блестящие познания Скотта в истории европейских стран, мастерское изображение средневекового быта и архаичность языка — все это поднимает его романы на недосягаемую высоту и говорит о мастерстве автора. Романы Вальтера Скотта стали образцами и примерами для подражания для многих авторов XIX века, не исключая Виктора Гюго и его «Собора Парижской богоматери», Проспера Мериме «Хроника царствования Карла IX», а так же Альфреда де Виньи и его произведения «Сен-Марс». Но, несмотря на тщательную подготовку при написании этих романов, говорить об их историзме можно лишь условно. Так, в предисловии к роману «Сен-Марс», автор подчеркивает, что пути историка и художника разные: историку присуща ценность исторических фактов, а художнику творческая интуиция, с помощью которой он создает новую реальность, где в основе лежит легенда. В итоге реальность художника не отличается от исторической правды. В дальнейшем историческая наука будет вынуждена вновь служить художественному вымыслу, а именно станет основой для развития приключенческого романа. В этом ключе творил А. Дюма-отец, который в занимательной приключенческой форме объял всю историю Франции до первых революционных событий. Традиции Вальтера Скотта проявились вновь в 80- е годы XIX века уже в Польше, где творил Генрик Сенкевич. Его романы «Огнем и мечом», «Пан Володыевский», а так же роман о первых веках христианства «Quo vadis?» обладают качественным воссозданием исторического материала соединенным с мастерством художника.

Русский исторический роман начал свое шествие в начале XIX в., когда традиции романтизма были очень сильны. Помимо романтизма, на оформление этого жанра в России повлияли события 1812 года, когда роман начал искать свою стезю, самобытность. Начало русского исторического романа связывают, как правило, с повестью Н.М. Карамзина «Наталья, боярская дочь». Однако историчность повести остается под большим вопросом, о чем нам говорит сам автор: «Читатель догадается, что старинные любовники говорили совсем не так, как здесь говорят они, но тогдашнего языка мы не могли бы теперь и понимать».В итоге язык повести отвечает традициям сентиментализма. Влияние традиций Вальтера Скотта прослеживается в творчестве А.С. Пушкина, который доказал, что герои прошлого могут понятно «говорить» с читателем на языке прошлого. В 1827 г. писатель начинает роман «Арап Петра Великого», котором восторженно отзывался Белинский. О.Е. Егорова в своей статье «Лингвотенденции русской художественно-исторической литературы середины XIX века и стиль романа А.К. Толстого «Князь Серебряный» указывает, что стилистика исторического романа формируется в 1820-30 гг. XIX века. Романы таких авторов как Н.А. Полевого «Клятва при гробе Господнем», К. Масальского «Стрельцы», М.Н. Загоскина «Юрий Милославский», И.И. Лажечникова «Последний Новик» и «Ледяной дом» сформировали приемы решения художественного стиля исторического романа.

Укажем их:

1.Отношение к документу и способы документирования текста. Достоверность речи исторических персонажей. Приемы и характер архаических средств языка, создающих исторический колорит. Отбор и употребление современных языковых средства в тексте. Употребление фольклорных средств в тексте и их жанрово-стилистическое разнообразие. Эти спорные моменты, однако, не помешали дальнейшему развитию исторического романа. Роман М.Н. Загоскина «Юрий Милославский» получил высокую оценку А.С. Пушкина, хотя знаменитый писатель и отмечал, что гений Загоскина исчезает, когда автор пытается описать историческое лицо. Значительное место занимает и романистика Н.А. Полевого. Его роман «Клятва при гробе Господнем» является слиянием художественной и исторической основы его творчества. Его произведение испытывало влияние французского исторического романа, что выразилось в девизе творчества Полевого: «История прекраснее романа, а потому чем она научнее, тем увлекательнее». «Клятва…» состоит из четырех частей, где главы начинаются с эпиграфов Гете, Пушкина, Карамзина. Попадаются и анонимные и фольклорные источники, но все это никак не мешает погрузиться в мир Руси XV в. Этому способствует и знание автором исторической основы, его проработка культурно-бытового плана и особенности речи героев, которая изобилует пространными монологами и диалогами.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В.Г. Белинский писал, что «Клятва…» это попытка показать, как появляется роман, содержание которого берется из русской истории. Критик отмечал так же, что Полевой сумел понять яснее всех русских авторов поэзию русской жизни.

Отдельно следует выделить творчество А.С. Пушкина, который вывел основу исторического романа, указывая, что роман есть «сама историческая эпоха, развитая в вымышленном повествовании». Новым этапом историзма в творчестве Пушкина становится «Борис Годунов», характеризующийся исторической верности. При написании трагедии Пушкиным учитывались исторические источники, по которым восстанавливалась не только история, но и сам дух времени, и колорит эпохи. Этот же метод наблюдается и в «Арапе Петра Великого», и в «Полтаве». Изменения в его взглядах происходят в 30-х годах XIX века, которые ознаменовались революциями в Европе и крестьянскими волнениями в России. «Капитанская дочка» выдержана уже совершенно в другой манере. Сам жанр Пушкин определял точно — исторический роман. В пушкинской манере отчетливо чувствуется традиция Вальтера Скотта, но писатель переосмысливает ее. Отметим, что Вальтер Скотт — романтик, а Пушкин — реалист. Таким образом, историзм у Пушкина — это исторический реализм, предполагающий анализ человека и общества, в котором живет человек. Это помогало писателю искать закономерности развития общества как в прошлом, так настоящем. Новое осмысление историзма привнесло изменения и в сюжет. Новизна «Капитанской дочки» состоит в том, что сюжет движет не любовь, а социальное — «пугачевщина». Необычна и форма преподнесения читателю романа — мемуарная. Мемуарная форма произведения выбрана отнюдь не случайно: в XVIII веке люди стремились к ведению дневников и записок, где можно было бы поведать о своем времени и жизни в нем.

Продолжением романтической тенденции в историческом романе является опубликованная в 1835 году повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба». К моменту написания повести автор уже имел опыт создания исторической повести и романа. Уже были написаны такие произведения как «Страшная месть» и «Гетман», где главной темой становится казацко-польские войны, но в этих повестях история подчинена сказочной основе и выступает в качестве отдельных деталей, которые неясно напоминают об исторический событиях. Работая над повестью, Гоголь старался привлечь как можно больше исторических источников. Так, молодой харьковский ученый И.И. Срезневский выслал писателю несколько экземпляров «Запорожской старины», где были собраны думы и былины украинского народа. В одном из писем этому ученому, Н.В. Гоголь достаточно ясно оценил состояние источников по истории, и больше всего оценивал Конисского и его «Историю Русов», так как именно он сумел выхватить малую толику преданий и знал, о чем он пишет. Таким образом, в составе повести можно выделить две группы источников: это летописные источники и мемуары, а так же народные песни, которые служили для воссоздания духа времени. Можно отметить, что Н.В. Гоголя роднит с традицией Вальтера Скотта две черты: во-первых, это манера воспроизведения истории, основанная на исторических и фольклорных источниках, во-вторых, это личное отношение к изображаемым событиям, где нет механического изображения событий. Произведение также отмечают такие черты как романтизация событий и идеализация, в пику Сенкевичу, казачества. Все это не отнимает, однако, художественных качеств повести, что доказывается многочисленными и разнообразными отзывами на произведение. Так, Н.А. Полевой отзывался о «Тарасе Бульбе» в издевательском тоне, говоря, что Гоголь старался «представить малороссийских козаков какими-то рыцарями, Баярдами, Польмеринами».Восторженно писал о повести В.Г. Белинский, отмечая, что повесть проникнута лиризмом и возвышенным тоном, особенно во второй редакции. Среди источников Толстого можно назвать труды А.И. Михайловского- Данилевского, историю М.И. Богдановича, французского историка Адольфа Тьера и др. В романе находят свое отображение не только события истории Отечественной войны 1812 г., но личные взгляды писателя на историю. Так, Толстой писал, что он стремится отобразить историю народа и что движет историей. Взглядам писателя на историю и на сам исторический процесс посвящено в романе несколько глав. По мнению Толстого, историей движут не отдельные личности, а воля всех людей, т.е. народа. Личность лишь способна предугадать стремление людей и на этих устремлениях вознестись на пик истории. «Война и мир»- это «воздушная постройка», которая «носится по темным волнам оригинального философско-исторического мировоззрения автора». В заключении мы выделим типические черты русского исторического романа, определившие его национальное своеобразие. Во-первых, стремление авторов к изображению достоверной социально-бытовой картины в своих сочинениях. В противовес «угадыванию» духа эпохи, Пушкин, Лажечников выдвинули принцип тщательного изучения документов и источников описываемой исторической эпохи. Во-вторых, отказ Гоголя, Пушкина и Лажечникова от изображения истории в ключе «напыщенности французской трагедии», «чопорности чувствительных романов». Теперь история воспроизводится «домашним образом» т.е. обытовление и психологизация исторических лиц, тщательное включение исторической значимости быта. И, наконец, в-третьих, в русских исторических романах нет сложной и запутанной интриги, все это уступает место простому сюжетостроению.

Таким образом, русский исторический роман развивался в ключе западных литературных традиций, но благодаря самобытной русской истории и гению писателей эти традиции дополнились национальным своеобразием. Эти черты, несомненно, обогатили русскую литературу и жанр исторического романа.

2.2 Исторический роман в творчестве В.С. Пикуля

Исторический роман XX века приобрёл новые качества — публицистичность, перекличку истории и современности, усиление авторского начала и глубину авторского исследования. Вспомним таких авторов как Д. Балашова и его цикл «Государи Московские», В. Шишкова «Емельян Пугачев» и др. К этому ряду писателей принадлежит и Валентин Савич Пикуль. Ведущими чертами его творчества является патриотизм, гражданственность, уважительное отношение к памяти предков. Часто творчество Валентина Савича сравнивают с творчеством французского писателя и драматурга Александра Дюма на основе приключенческой составляющей их творчества. Это сравнение можно опровергнуть словами самого Пикуля: «Я, например, являюсь сторонником метода В. Шишкова в его «Емельяне Пугачеве». Немножко рыхловато, даже порой тяжеловесно, но зато точно, последовательно и очень широко».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Первый исторический роман Пикуля «Баязет» был написан в 1961 г. Это не просто роман о забытом эпизоде осады крепости Баязет во время русско- турецкой войны 1877-1878 гг., это роман об эстафете подвига поколений, который повторится в 1941 г. в Брестской крепости. Сумев найти этот эпизод военной истории, Пикуль сумел показать масштабное историческое полотно русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Кавказе. Известно, что замысел первого исторического романа был совершенно другой. Первоначально в основу романа должна была быть положена биография Михаила Константиновича Сидорова, человеке, который мечтал освоить весь русский север — от Камчатки до Шпицбергена. Михаил Константинович был купцом и меценатом, потратившим на освоение Севера и Северного морского пути все свое состояние. Помимо исследования Севера, меценат регулярно устраивал «Северные вечера для ознакомления деятелей между собой», а также всячески популяризировал Русский Север. Об этом замечательном человеке и собирался писать Пикуль, но информации о Сидорове было слишком мало, ее приходилось собирать по крупицам. Написать полномасштабный исторический роман у писателя не получилось, но позже Пикуль вернулся к этой теме, и в свет вышла историческая миниатюра «Михаил Константинович Сидоров».

Поиск темы продолжался долгое время, пока писатель Сергей Сергеевич Смирнов не опубликовал материалы по обороне Брестской крепости. Герои 1941 года напомнили Пикулю о похожей обороне крепости Баязет во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Сам писатель признавался, что роман заставил его поверить в себя и свои творческие силы. Герои романа 23 дня выдерживают жестокую осаду, где нормой считалась ложка воды и небольшой сухарь на целый день, и это под палящим солнцем и постоянными атаками противника. В главе «Ночные всадники» автор упоминает о ракетном оружии, что может показаться ошибкой, ведь оно нашло свое применение только в годы Второй Мировой войны. Но и тут Пикуль приводит историческую справку: «Ракетное оружие нашло применение в войне 1877-1878 годов, хотя было еще далеко не совершенно…».

В связи с разговором об использовании Пикулем исторических источников в своем творчестве, остановимся над спецификой его работы с историческим материалом. Иногда, на «вживание» в историческую эпоху, о которой будет идти речь, уходило около года. Сам Валентин Савич говорил, что исторический романист сильно отличается от писателя пишущего о современности. Историческому романисту нужно досконально изучить интересующую эпоху до мелочей, включая быт и психологию людей. На наш взгляд, превосходно характеризует отношение В.С. Пикуля к делу исторического романиста следующая фраза: «Сказать, что герои сели пить чай,- это значит ничего не сказать о чаепитии. Ведь сразу возникает масса вопросов: были ли в то время чайники? Как заваривали чай? Из чего пили? С сахаром или без сахара? Вот на таких бытовых мелочах исторический романист чаще всего и спотыкается…».

У В.С. Пикуля также была богатая библиотека, в которой были такие источники, которые можно найти лишь в государственных архивах. Писатель был потрясающим библиографом, составляя источники своей библиотеки, изучая указатели, списки литературы и подстрочники. Огромное значение придавалось историческому фактическому документу, где можно было подчерпнуть знаний о деталях быта. После собирания всего нужного материала наступал момент его тщательного изучения, выписок из книг. Затем Пикуль составлял «почасовик»- хронологически последовательные события и жизнь героев в истории с обязательным указанием источника. Эти «почасовики» были подспорьем в последующих спорах Пикуля с редакторами, которые утверждали, что того или иного события не было. Жена писателя, Антонина Ильинична, упоминала, что Валентин Савич часто, работая по ночам, мог вживаться в историческую личность или описываемый им эпизод, проигрывая его «в лицах». Помимо такого скрупулёзного изучения источников, у В.С. Пикуля была картотека на исторических личностей и портретная картотека. Оценивая масштаб подготовительной работы писателя, можно поразиться его терпению и способности среди обилия различных фактов, выхватывать нужное для книги, то, что наиболее точно и ярко будет характеризовать эпоху.

После «Баязета», который ввел В.С. Пикуля в круг исторических романистов, наступило время романа «Париж на три часа», вышедшего в 1962 г. Поскольку еще одной характерной чертой творчества Пикуля является выявление белых пятен в истории, то в этом романе он уделяет внимание короткому республиканскому восстанию в Париже 1812 г. Опальный генерал Клод-Франсуа Мале объявляет императора Наполеона погибшим в зимней кампании 1812 г. и захватывает власть на три часа в Париже. Через весь роман красной нитью проходит мотив гибели армии Наполеона как необходимое условие возврата к республике. Эти призывы чередуются с эпизодами-наплывами: Наполеон, сидящий в душной избе под Вязьмой, его погибающая армия, бредущая по зимним русским полям.

Одновременно с романом «Париж на три часа» Пикуль начинает писать исторический роман «На задворках великой империи», который выходит двумя книгами: «Плевелы» в 1964 г. и через два года «Белая ворона». Замысел романа возник у Пикуля в результате длительного и кропотливого изучения документов Российской Государственной думы. Изучая эти документы в архивах, перед писателем возникал определенный срез истории начала XX в. Несмотря на обилие персонажей, Пикуль сумел уловить их характеры и направления их мыслей, изучая анкеты, где встречались довольно остроумные характеристики. В результате перед автором вставали живые портреты будущих персонажей, которые живут среди реальных исторических личностей — Сипягина, Гапона, Столыпина и др. В изображаемой Уренской губернии легко узнается город Семипалатинск, где отбывал свою каторгу писатель Федор Михайлович Достоевский. Роман написан в жанре сатиры и в духе любимого писателя Пикуля — М.Е. Салтыкова-Щедрина. Помимо двух томов романа, у писателя была идея создать третий том — «Выстрел справа», где хотел отобразить жизнь и деятельность Петра Столыпина, которого Пикуль считал одним из величайших государственных мужей России. Но замысел этой интереснейшей книги так и не был воплощен.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В творчестве Пикуля активно действует не только история «задворок империи», но и тема моря. Море сопровождало автора с малых лет: до войны он бежал в школу юнг на Соловки, где получил профессию «рулевой- сигнальщик». Великую Отечественную войну он прошел на миноносце «Грозный» в Северном море. Интерес к морской истории мы находим в таких романах как «Моонзунд», «Три возраста Окини-сан», «Крейсера», «Реквием по каравану PQ-17», «Океанский патруль». На наш взгляд, наиболее точно «морское» творчество Пикуля охарактеризовала литературовед Т.Г. Струкова: «В. Пикуль четко отрефлектировал в романе «Моонзунд» различие существования на суше и на море: За извечной тревогой брандвахты , что стелется по горизонту низкими тенями сторожевиков, далеко за волноломами гаваней и пустынями расхлябанных рейдов, там — уже в плеске вод и обжигающих ветряных визгах, — там люди живут особой жизнью, наполовину отрешенные от обыденной суеты берега…». Однако историки флота упрекают «морское» творчество Пикуля в вольной трактовке морских тонкостей: неверные характеристики морских судов, слишком вольная интерпретация сражений и портретов морских военачальников. Несмотря на многочисленные нападки со стороны историков, с литературной точки зрения, Пикуль продолжает традиции писателей-маринистов: Сергеева-Ценского, Новикова-Прибоя.

Особого освещения требуют такие произведения В.С. Пикуля как «Пером и шпагой», «Фаворит», «Слово и дело». Внимание исторических романистов притягивали события первой и второй половины XVIII века. Не освоенность этой эпохи, как с литературной, так и с исторической точки зрения, порождает множество «белых» пятен в этой эпохе. Заполнением лакун истории XVIII в. занимался Пикуль в исторических романах «Пером и шпагой» и «Слово и дело», посвященных развитию прусско-русских, а затем германско-русским государственным отношениям. Продолжением этой темы служит роман «Фаворит», где разворачивается панорама русской жизни времен правления Екатерины II и ее фаворита князя Потемкина. В романе многомерно показан образ Екатерины II как представительницы просвещённого абсолютизма. «Фаворит» эпичен по своему характеру, и это подтверждается широким охватом времени правления Екатерины II, когда Россия в полный голос смогла заявить о себе на мировой политический арене, и интеллектуальностью сюжета, в котором действуют видные дипломаты и политики, полководцы той эпохи. Несмотря на то, что в романе много вымышленных лиц, он предельно историчен. «В этом романе только один вымышленный герой, но образ его создан на основе подлинных фактов. Все остальные — достоверные личности, а диалоги их подтверждены перепиской и другими документами той эпохи». В романе «Фаворит» в полной мере раскрылся талант Пикуля проникать в духовный мир героев как исторических, так и вымышленных. Благодаря использованию разнообразного фактического исторического материала, писателю удается воссоздать живые портреты истории.

Говоря о историческом романе Пикуля невозможно не отметить еще одну важную особенность — все романы В.С. Пикуля можно выстроить в единую композиционную линию- «хронику жизни России от XVIII до начала XX века». Хроникальная сжатость в перечислении второстепенных исторических фактов и акцент на события общеевропейского и мирового значения- один из принципов построения произведений Пикуля, что обуславливает насыщенность его романов огромным числом лиц и событий. Из-за этого персонажи и эпизоды могут казаться не полностью прописанными, а сюжет беглым, перескакивающий от одного события к другому. Однако, такой стиль, именуемый также «телеграфным», не вредит произведениям Пикуля, а наоборот передает ритм времени и масштаб изображаемых событий предельно лаконично. Избрание Пикулем хроники для отображения истории вызывает следующую особенность творчества — публицистичность. Авторские рассуждения, разъяснения усиливают эмоциональный заряд, эстетическое воздействие на читателя. В связи с затронутым вопросом о стиле Пикуля, акцентируем внимание еще на одной отличительной черте авторского стиля — стереофоничности. Валентин Савич умело сочетает временные пространства, где в спор вступает прошлое и настоящее.

Продолжая разговор о романах-хрониках в творчестве В.С. Пикуля, остановимся на романе «Битва железных канцлеров». Роман представляет собой хронику деятельности князя Александра Михайловича Горчакова, главы русского внешнеполитического ведомства, однокашника Александра Сергеевича Пушкина по Царскосельскому лицею. Благодаря своему дипломатическому таланту князь, как мы уже сообщали в первой главе, сумел добиться отмены условий Парижского мира 1856 г. Кроме Горчакова в романе действуют такие исторические личности как Бисмарк, Александр II, Наполеон III, Вильгельм I. В романе идет речь о дипломатических сделках и судьбах государств, стоящих за этими сделками. Можно утверждать, что «Битва железных канцлеров» это политический роман, характеризуемый автором как роман «Без прикрас. Без вымысла. Без лирики». Роман является тематическим продолжением «Пером и шпагой», так как романы объединены темой истории русской дипломатии. Известно, что изначальный замысел романа был гораздо масштабнее: так, в событийную канву романа должны были войти русско-китайские отношения и закрепление границ по реке Амур, развитие русско-американских отношений и оказание помощи Северу Америки в Гражданской войне 1861-1865 гг. и другие события.

Скандальную славу писателю принес роман «Нечистая сила», начатый в сентябре 1972 г. и завершенный полностью в 1989 г. Сам Пикуль называет этот роман главной удачей в своем творчестве, но еще не было даже черновых набросков книги, как писателю начали поступать угрозы и требования не начинать роман. Роман является многоплановой картиной жизни в России в предреволюционные годы. Замысел романа вынашивался несколько лет и чтобы проверить пойдет ли «Нечистая сила» в печати Пикуль ввел отрывок из будущего романа в «Моонзунд». Со стороны рецензентов никаких замечаний не последовало и автор начал работу над «Нечистой силой». Фигура Распутина была настолько одиозной и яркой, что Пикуль не мог пройти мимо нее, поскольку о Распутине отсутствует какая- либо серьезная историческая литература. Писать только об одном Распутине- бессмысленно, писателю важно было показать, что привело к зарождению такого явления. «Не Распутин создал эпоху, а сама эпоха создала его…» — так говорил известный юрист начала XX в. А.Ф. Кони. Поэтому Пикуль изучал и третий аспект «распутинщины» — окружение Распутина. Создание такой обширной панорамы требовало большое количество источников: в основном использовалась литература, выпущенная в СССР и некоторые эмигрантские издания. Роман вышел изначально под другим названием «У последней черты» и в сокращении. На «Нечистую силу» были даны две рецензии, разные по форме и содержанию, но одинаковые по отрицательной направленности. Позже «вопрос Пикуля» разбирался на заседании союза писателей РСФСР, где особенно протестовали не только против нового романа, но и против творчества Пикуля в целом такие литераторы как С. Михалков, А. Чаковский. Но можно ли считать неудачей то, что потом вызвало бурную реакцию читателей? На наш взгляд, нет. Критика отвергла роман в угоду высшему эшелону власти, притом сделала это бездоказательно.

В.С. Пикуль умеет не только мастерски писать об исторических вехах нашей страны, но и включать туда тему воинского долга, которая была особенно актуальна в произведениях, посвященных военной тематике. Этой теме посвящен роман «Честь имею!», написанный в форме исповеди офицера Генерального штаба, а потом уже и советского генерала, который в силу обстоятельств своей службы даже в конце своей жизни не мог раскрыть своего имени. Роман выстроен на новой для В.С. Пикуля теме, связанной с рождением и становлением русской контрразведки. В таких условиях трудно удержаться от детективного сюжета, но Пикуль от дешевой занимательности, ведь задача не просто показать работу контрразведки, но и раскрыть образ и характер честного и достойного офицера. Поэтому эпизоды, связанные с «черновой работой» разведчика были сокращены до минимума. Исповедь офицера имеет свои временные рамки: воспоминания о дореволюционном прошлом, о том, как происходило становление офицерского характера и военной карьеры, предшествуют записи более поздних лет. Такой прием использован Пикулем, чтобы показать преемственность лучших качеств русского офицера. Героя отталкивали недисциплинированность новых руководителей власти, их пренебрежительное отношение к истории. Но он понимал, что необходимо, отобрав лучшие качества старой русской армии, создавать новый армейский организм. Само название романа «Честь имею!» чрезвычайно емкое. В этой фразе записан весь кодекс чести русского офицера: отношение к Родине, готовность отдать жизнь за нее, профессионализм, высокая культура, возвышенное отношение к женщине. Пикуля возмущало отношение общества и СМИ к армии. Он говорил о том, что раз больно общество, то больна и армия. Надо излечить общество от его пороков, тогда в армию будут приходить нормальные и полноценные люди, которым будет не чужда фраза «Честь имею!».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Исследователи утверждают, что увлечение Пикуля раскрытием «белых пятен» истории приводит к тому, что страдает форма. «Пикуль порой не проявляет должной творческой самовзыскательности, расставляет неправильные акценты». Конечно же, с таким утверждением можно поспорить, ведь исторический роман, на наш взгляд, это, прежде всего литературное произведение т.е. произведение искусства. Поэтому укорять художника в неправильной расстановки акцентов несправедливо, так как исторический роман не может быть точен во всех его деталях, он должен быть историчен прежде всего в характеристике эпохи. Еще одним недостатком исторических романов Пикуля считают отсутствие критики источника, что выливается в одностороннюю оценку событий или личности.

Самые резкие критики утверждают, что писатель вовсе не использовал исторические источники, а основа его произведений — исторический анекдот. Конечно же, время показало несостоятельность таких домыслов, так как популярность сочинений Пикуля возрастает от поколения к поколению. Читателю интересно не то, какими архивными источниками пользовался автор, а какую идею проводит писатель сквозь произведение и насколько эта идея близка самому читателю.

Герои исторических романов В.С. Пикуля подкупают своей цельностью. Как правило, это «сильный, волевой человек, знающий, куда приложить свои силы». В.С. Пикуль считал, что легче писать романы об известных исторических личностях и трудно «поднимать из потемок прошлого» несправедливо забытых героев. Еще сложнее выразить душу человека, где наравне существуют ложь и правда, добро и зло, грязь и чистота. Заслуга Пикуля в том, что он умел выкристаллизовать нужное, показать своего максимально близко к исторической правде.

2.3 Идейно-тематическое своеобразие романа «Баязет»

Роман «Баязет» вышел в 1961 г. и был посвящен событиям, которые почти не затрагивали советские исторические романисты, а именно русско- турецкой войне 1877-1878 гг. Между тем, события той войны оставили глубокий след в русской культуре. Например, в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» Вронский опустошенный гибелью Анны уходит добровольцем на войну, видя в этом единственный путь искупления своей вины и дальнейший смысл существования в служении Родине. «Баязет», ставший дебютом писателя в исторической романистике, восстанавливает перед нами надолго забытые страницы русской истории. Пикуль во многом чувствовал себя первооткрывателем и вместе с тем перед нами возникают образы, идущие из классической прозы о войне. В романе явственно прослеживается лермонтовская традиция в изображении войны: она в личностях и характерах«кавказцев», офицеров и солдат, которые всю жизнь прослужили в чужом и диком краю. Она есть и в завязке романа — скачке поручика Андрея Карабанова за своей возлюбленной Аглаей, которая ушла на войну вслед за мужем. В Карабанове прослеживаются некоторые четы героя М.Ю. Лермонтова Печорина, «лишнего человека», так и не нашедшего себе достойное применение в жизни. Карабанов, служивший в лейб-гвардии кавалергардском полку, разжалован за дуэль из-за пощечины офицеру своего полка, который ударил солдата, который был георгиевским кавалером. «А солдатам, как известно, кресты дают за пролитую кровь, а не за умение подслужиться». В этой фразе и следующей: «Впредь, — наказал поручик, — начинать доклад о людях, а уж потом о лошадях!» кроется вся философия Карабанова, его любовь к людям, даже если это его солдаты. Под маской гуляки и повесы кроется человек широкой и открытой души, которая не может мериться с несправедливостью и унижением человеческого достоинства. Бывший гвардеец легко приживается в среде, где у офицеров мозолистые мужицкие руки и заношенные сюртуки.

Несмотря на свою лихость и открытую душу, Карабанов — сложный и противоречивый характер. Он бравирует своей смелостью и независимостью, стремясь доказать себе и окружающим, что он полезен, не смотря на свое привилегированное армейское прошлое. Он заставляет выложить в Игдыре казнокрада и взяточника гарнизонные деньги, сражается за солдатские сухари, которые не хочет отдавать Ага-Мамуков, главный поставщик провизии в Баязетский гарнизон. Прошлое постепенно отходит на второй план, кажется ему постыдным. Все кутежи кавалергарда, «победы» на светском поприще кажутся малозначимыми, ведь настоящая армия здесь, «разбросанная по глухим трущобам империи, сермяжная и полуголодная, оборванная и униженная, армия Ватниных и Денисок,- вот она-то и есть истинно российская опора…». В Андрее Карабанове есть непоказная храбрость. Он смело вызывается в опасные рекогносцировки, проявляет находчивость и выдержку. Но, несмотря на все стремление быть в эпицентре жизни гарнизона, Карабанов чувствует себя лишним. Он тянется к лучшим людям Баязета, но не может проникнуться их убеждениями до конца. Карабанов уважает выбор штабс-капитана Некрасова, не разглашает его тайны о том, что он носит революционные идеи и даже организовывает его побег из тифлисской тюрьмы. Но он не верит в победу идей Некрасова. Не чувствует он себя на нужном ему месте и после освобождения гарнизона, становясь офицером для поручений у наместника Кавказа и командующего Кавказской армией князя Михаила Николаевича. Пикуль ставит своего героя на распутье, в лучших лермонтовских традициях демонстрируя нам черты «лишнего человека» в Карабанове. Где найти себе место в жизни? Может быть, уехать в родовое гнездо на Рязанщину и сделаться там уездным судьей, взимая недоимки с мужиков? Или корпеть в дипломатической миссии? Но ни одно место не привлекает Карабанова, везде одно и то же: пошлость, продажность и бессмысленность. Судьба решает за поручика сама: он гибнет на дуэли со своим давним врагом князем Унгерн-Витгенштейном. Таким образом, герой возвращается к исходной точке, так и не сумев убежать от своей судьбы. На Карабанове лежат черты печоринского характера, который вобрал в себя все противоречия последней четверти XIX в.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В центре романа — баязетское сидение, которое происходит уже не первый раз. Есаул Ватнин вспоминает: «В двадцать-то девятом годе здесь ишо мой батька, как и мы теперича, Баязет шел отымать у турка. Ой, и страху ж они натерпелись! Две недели подряд по солнышку, как батраки, вставали и, пока не стемнеет, по стенам насмерть рубились. Ни одного офицера не осталось. Воды — ни капли, солили конину порохом…». Заброшенный кавказский гарнизон находится на важном транзитном узле России, Турции и Персии, преграждая дорогу турецким ордам, рвущимся на Эривань и Тифлис. Гарнизон Баязета «как пластырь», который должен оттянуть как можно больше сил турок с Балканского полуострова. Защита Баязета представляет собой картину безмерного героизма солдат и офицеров. Крепость отрезана от воды, а единственный ручей был подло завален трупами. Несмотря на это люди не теряют надежды и устраивают вылазки за водой, используя любые сосуды для ее добычи, даже сапоги, но турки не спят и не дают защитникам набрать воды. Люди гибнут от голода и жажды, ран, но продолжают сражаться. Несмотря на страшные сцены, они лишены натурализма, и представляют собой маленькие самостоятельные новеллы. В этих сценах проявляется еще одна особенность Пикуля как писателя, изображающего войну. Пикуль — противник всякого романтического приукрашивания истории. Например, делясь с читателями своими соображениями о рисунке, на котором изображена Баязетская цитадель времен осады пишет: «Что такое Баязет? Верное понятие о нем дают не рисунки, а планы. Рыцарскую романтику средневековых замков, огражденных подъемными мостами, следует сразу же отбросить… Пусть читатель извинит нас за неумение приукрашивать, но теперь единственный выход из Баязета наружу был через отверстие отхожего места с северной стороны. Это нехорошо припахивает, но зато правдиво». В истории осады Баязета Пикуль воспроизводит и общественную жизнь конца 70-х гг. XIX в. Судьбы русских офицеров, это судьбы социальные и автору удались их психологические портреты. Перед нами проходит образ барона Федора Петровича фон Клюгенау, инженерного прапорщика. Он романтик и поэт, «в котором от немецкого осталось только имя, а от баронства — уже не нужная по бедности приставка «фон». У этого замечательного человека и блестящего инженера, который построит в Петербурге несколько мостов, было к моменту осады три ранения, год чеченского плена и седина в голове, но он не встретил женщины по сердцу. И среди войны он встречает свой идеал, который полюбит безответно — Аглаю. Свою любовь он готов защищать до последнего, и в отличие от Карабанова, готов даже убить Аглаю, если цитадель возьмут турки, лишь бы она не была опозорена турками. Не есть ли это истинная любовь и возвышенное отношение к женщине, те самые черты русского офицера, о которых писал Пикуль в романе «Честь имею!»? Точку в его характере ставит случай, произошедший с бароном уже после освобождения из цитадели. Клюгенау везло в игре, и, сев один раз за зеленое сукно, он выиграл баснословные деньги. Любой на его месте мог потратить их на исполнение своей мечты или просто красивую и безбедную жизнь. Но романтик Клюгенау не таков: он едет к дочерям погибшего майора Потресова и отдает якобы занятые им 800 рублей, не малые по тем временам деньги!

Майор Потресов, возникший впервые перед нами во время знакомства Карабанова с офицерами гарнизона. Старый служака, блестящий инженер- артиллерист и нежно любящий отец восьми дочерей, Николай Сергеевич Потресов так и не смог выбиться из нужды. Он вынужден просить в долг у сослуживцев и за это ему постоянно стыдно. Пикуль подчеркивает, что у Потресова было доброе лицо, виноватые глаза и его сразу же было жалко. Потресов не потомственный дворянин, он «сызмальства под барабаном». Сам выслужил орден св. Владимира с бантом, который ценился так же как и орден св. Георгия 4 степени. Пытаясь занять денег у Карабанова, он не может отнять у него последнее, дорогую папиросницу, которую получил в качестве приза на скачках. Он сносит оскорбления от Пацевича, говоря озадаченному свидетелю этой сцены Карабанову: «Эх, поручик, — ответил майор, пряча оружие в ножны, — молоды вы, не понимаете… Думаете, у старого дурака, майора Потресова , нет гордости? Да, была, мой милый… А вот вам бы в мои шестьдесят лет дослужиться до майора и тащить вот здесь (Потресов похлопал себя по жилистой шее) семейку. Восемь ртов, и все — дочери. Да рылом не вышли. Никто и не берет…». Несмотря на свое бедственное положение, Потресов — человек чести и долга, именно эти качества не позволяют уйти ему со стен крепости, даже когда турки начинают сильные обстрелы. В эпизодах боев с турецкой артиллерией Потресов напоминает толстовского капитана Тушина, которого любят и уважают солдаты за то, что наравне с ними исполняет воинский долг: перетаскивает орудия, не прячется за их спинами от пуль, знает дело артиллериста. Он как никто знает русского солдата, ведь он отдал армии сорок лет своей жизни. Жалеет старый вояка только об одном: не берет его ни пуля ни штык, а ведь если бы его ранили, то платили пенсию, а это хоть какое-то подспорье для большой семьи. Потресов погиб как настоящий герой, в последнем бою за крепость, он так и не отошел от своего от орудия.

Самым колоритным персонажем, который, на наш взгляд, особенно удался Пикулю, является в романе Назар Минаич Ватнин. Он был настоящим «кавказцем», о котором ходили легенды. Шамиль в гневе называл Ватнина «деджалом»- дьяволом, а чеченцы окрестили его «Назар-Силач» и «Богатырь с пудовым мечом». Сам есаул рассказывает о себе примечательные вещи, свидетельствующие о его недюжинной силе. Например, во время Крымской войны он убил одним ударом кулака сардинского офицера, который хотел убить есаула, если тот не сдастся. За взятие аула Гуниб, где укрылся Шамиль, у Ватнина есть необыкновенная шашка: она была под рост казака, и богатый эфес ее доходил до плеча Карабанову. Ватнин прошел долгий путь от простого станичного казака до офицерского чина есаула, но он не стремиться к легким наградам. Простой и прямолинейный, нередко говорящий то, что думает, Ватнин является человеком, к которому тянутся люди. Аглая Хвощинская, перевязывая ему раненную руку, говорит, что от есаула веет теплом и добром, как от печки. Казак не может сидеть без дела и наблюдать за войной со стороны, когда в нем есть богатырская сила: «Не могу я так без дела тухнуть, коли наши же станишные под Карсом турку рубают. Чую сердцем, что здесь и кончилась моя слава!». Одна слабость есть у храброго казака- дочь Елизавета, которая «все в книжку да в книжку так и тычется».

Продолжая галерею портретов офицеров-«кавказцев», Пикуль наиболее ярко выводит этот тип в лице полковника Никиты Семеновича Хвощинского. Пикуль описывает его как сухопарого офицера, сильно прихрамывающего, а полковничьи погоны были пришиты к простой белой солдатской рубахе.

«Костистая фигура со спиной, слегка согнутой; большой нос над небрежными бурыми усами; в руке, спокойно брошенной на опору, заметно слабое, нервическое дрожание; при ходьбе привык носить палку из корявой виноградной лозы…». Именно таким представал полковник перед человеком. Хвощинский является истинной главой баязетской обороны, его любят не только солдаты, но и офицеры. Его не любит тифлисское начальство за тревожные и правдивые доклады из Баязета, но в крепости любой готов закрыть его собой от пули. Полковнику важно знать о своих подчиненных все, и не зря он подробно расспрашивает Карабанова о причинах его приезда в дальний гарнизон и его дуэли в Петербурге. Ему отрадно думать, что есть еще офицеры, которые готовы вступиться за честь простого солдата. «Мой полк… мои офицеры» — эти слова старик произносил с какой-то гордостью». Эти слова для Хвощинского не пустой звук, для него люди и человеческая жизнь — самая большая ценность. За что же любили его солдаты и офицеры? Хвощинский не смотрел в солдатские котелки и не залезал туда своей ложкой, чтобы показать наружную заботу о солдате. Не был он и в казармах, понимая, что к его приходу все будет убрано. Но он подобрал на улице пьяного новобранца, совсем еще мальчишку, рвавшего на себе рубаху, и отправил его проспаться в свою канцелярию, спасая таким образом новобранца от арестантской роты. Даже солдаты-мусульмане так не боготворили своего муллу, как Хвощинского, ведь он велел готовить пищу для них в отдельном котле, чтобы не оскорблять их веры запретной свининой. Офицеры уважали Хвощинского за бесценный опыт, знания, что такое честь и долг офицера. Их уважение проявляется даже в том, что офицеры садятся на лошадей только после полковника, зная, что раненная нога не даст взобраться полковнику быстро. Хвощинский не первый раз на войне и его хромая нога яркое тому подтверждение: в молодости персидское ядро вырвало у него сухожилие правой ноги и контузило левую. Полковник понимает психологию покоренных жителей Баязета, поэтому он ведет себя дипломатично, но в то же время показывает, что он и его гарнизон в цитадели надолго. Он, ничего не боясь, идет в «туземную баню», где щедро расплачивается с теллаками (турецкий банщик), а после самолично проверяет посты и караулы, имея в качестве охраны только казака с фонарем. Показателен и примем лучших жителей города полковником, на котором было заверено о защите жителей и благородных целях войны. Во время своей речи Хвощинский сидел, а турки слушали его стоя. Даже на почетное место напротив старшего эфенди офицер посадил безвестного и скромного прапорщика Латышева. «Так и надобно покорять турок, — говорил полковник своим офицерам. — Покажи ему, что ты его боишься, — и ты пропал…». Бурная деятельность полковника вызывает восхищение у офицеров. Хвощинский мог не спать два дня и ничего не есть, разрабатывая планы и диспозиции. Пикуль подчеркивает, что из Хвощинского получился бы ловкий придворный интриган, ведь он умел чувствовать людей. Знал, когда следует пожать руку ротного писаря, кому дать две награды, а кому достаточно и одной. В лице полковника мы видим тонкого знатока человеческих душ, настоящего офицера в авторском понимании этого слова. Смерть такого человека могла ждать только в бою, и даже будучи тяжело раненный в живот он командовал своими войсками. Вторая пуля попала в первую рану, смерть полковника наступила мгновенно.

Русское офицерство- это не только совершенно особенное понятие чести и долга, но и особые взгляды на происходящее вокруг. Вспомним, откуда пошли первые тайные общества России? В «Баязете» несколько отличен от других штабс-капитан Генерального штаба Юрий Тимофеевич Некрасов, с которым мы встречаемся на первых страницах романа. Он сразу признается Карабанову, что несмотря на свой значок Генштаба, он мог оказаться в на Камчатке или местах еще более отдаленных. Юрий Тимофеевич давно утверждал, что России нужно заняться Балканским вопросом и присоединился к балканским инсургентам, но был пойман на границе с Валахией. Некрасов пробился в офицеры сам, несмотря на свое мещанское происхождение. И не зря Карабанов подмечал в нем такие качества, которым следовало бы завидовать всякому офицеру. Так, в карманах мундира Некрасова было все, что потребовалось бы сию минуту: «всегда хранились вырезки из карт, лупа и циркуль, самодельный масштабомер с колесиком от гусарской шпоры и ржаные подсоленные сухарики, перевязочный пакет и мятные лепешки, фляжка с коньяком и маленький револьвер…». Некрасов смел, он решается на разведку и рукопашную схватку с турецким низамом (регулярная армия Османской империи). Он один не боится сказать правду о том, что заставляет русского мужика идти на войну и как делается история славных побед: «А история проста. Снимите с мужика рубаху — на груди его рубцы от ран, полученных в турецких войнах. Если не брезгуете, стащите портки с мужика, — на заднице тоже рубцы. Это уже следы тех недоимок, которые с него взыскивали розгами, когда Россия уставала от этих войн. Так вот длится двести лет…». За свое вольнодумство и участие в революционной организации «Земля и воля» бедный штабс-капитан был нелюбим Ефремом Ивановичем Штоквицем, который и написал донос на Некрасова после выхода их окружения. Не видя ни в ком из офицеров людей, которые могут симпатизировать его идеям, Некрасов отказывается от помощи Карабанова. Штабс-капитан понимает, что Карабанов хочет ему помочь только из-за своей мимолетной обделенности в карьере, и поэтому претензии поручика к власти несерьезны. Некрасов предпочитает сменить один Баязет на другой, еще более суровый. Но судьба его сложилась иначе: после ссылки в Сибирь он бежал в Женеву, где жил в бедности и зарабатывал на жизнь написанием статей по вопросам устройства подводноплавательных снарядов.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Портретная галерея романа представляет собой срез общества Российской Империи конца XIX в. Пикуль в корне меняет представление о русском офицерстве: традиционное изображение русской армии как скопище опустившихся пьяниц и прожигателей жизни прямо опровергается писателем в романе. Мы видим, как Пикуль показывает перед нами офицеров, отталкиваясь от фразы «Честь имею!», от того, что вложено в эту простую и одновременно изысканную фразу. В «Баязете» действуют не просто офицеры, они «кавказцы», у которых совершенно иные понятие чести и офицерского братства. Недаром последняя глава в романе названа «Фазаны и шайтаны». «Фазанами» или «моншерами» называли свитских офицеров, самая нелюбимая в армии часть титулованных офицеров, которым давали командировки на поля сражений. Поэтому В.С. Пикуль изображает портреты именно «шайтанов», офицеров, которые прошли через настоящие военные испытания. В них они показал себя людьми, которые верны присяге до последнего. Офицеры не могут ее нарушить, даже это противоречит приказу старшего по званию, который хочет сдать крепость туркам. Ради присяги солдаты готовы пойти на преступление, ранив Пацевича. Каждый из представленных Пикулем офицеров и солдат профессионал воинского дела: Клюгенау великолепный знаток инженерного дела, Хвощинский тонкий психолог и умело организовывает оборону крепости. Не является пустым звуком для этих людей и беззаветный патриотизм, даже если взгляды на власть и общество идут вразрез с официальной идеологией. Даже в тяжелых условиях они не забывают о долге памяти перед павшими, и в гарнизоне, который по праву можно назвать «бессмертным», появляется «Холм Чести», где хоронят погибших и умерших от ран и болезней. Важна для них особая воинская гордость, которая не позволяет им принимать послов от врага, чтобы турки не имели повода заподозрить гарнизон в слабости. Особенно ярко Пикуль передает отношение к единственной женщине в гарнизоне и сестре милосердия, Аглае Хвощинской, жене покойного полковника. Ей Клюгенау отдает последний глоток воды, соврав, что вода ему не нужна. Для офицеров и солдат крепости немыслимо отдать женщину туркам, поэтому было принято тяжелое решение убить ее: «Видите ли, я как следует поразмыслил. Не вы — так я… Кому-то ведь надо. А вы, боюсь, не сможете сделать это. Но отдать женщину на поругание, это … хуже убийства! И вот я пришел сказать вам: дайте мне револьвер…».

В.С. Пикулю в романе свойственно контрастное изображение действительности и преодоление экзотических иллюзий. На каждой странице автор показывает, что русский гарнизон с момента их входа на территорию современной Армении, окружен чужими людьми и помощи им ждать неоткуда: «Здесь не напоят солдата водой, не всплакнут по его судьбине, доведя до околицы, старая бабка не сунет в ранец печеных яичек, не дадут глотнуть молочка». Символично, что Пикуль заканчивает одну из глав образом креста, как символом мирной, прежней жизни и тут же снова прибегает к контрасту, сравнивая восходивший полумесяц с кривым турецким ятаганом- символом горечи и обид, которые испытали жители Балкан. Даже явления природы, которые кажутся универсальными, строятся Пикулем по принципу контраста: «На рассвете (чужой рассвет, он призрачный и жуткий) всадники поднялись на высокую гору…». Офицеры и солдаты чувствуют, что как только они перешли границу исчезла поддержка, ощущение дома. Людям горько расставаться с родным краем, в который они могут больше никогда не вернуться. Не было ни одного, кто бы не обернулся посмотреть на горы, за которыми лежала Россия. Автор далек от романтического изображения Баязета как восточного города: даже сами дома в городе представляют неприступные крепости, где жители могли долгое время пережить осаду. От жителей города можно ожидать любой подлости, хотя они и приняли власть русского гарнизона. Пикуль показывает нам сцену казни местного муллы, который пытался разрушить единственный в городе водопровод, питавший весь город. И не зря писатель вкладывает в уста полковника Хвощинского фразу, что в восточной войне никогда не бывает передышек и нужно всегда быть готовым к нападению или диверсии. Романтический колорит уступает место тяжкому, каждодневному труду войны, который часто изображали такие писатели как В.П. Некрасов, К. Симонов, Ю. Бондарев. С каждой новой главой возрастают страдания людей, авторская усмешка над «восточным колоритом».

Любопытен процесс преодоления «восточного колорита» в сознании героев, и, видимо, в сознании самого Пикуля. Обратим внимание на то, что в первых главах романа автор сосредотачивает внимание читателя на восточных базарах, охоте на барса, контрабандистах-лазутчиках.

«Пустынные орлы, клевавшие светлые русские очи», «солдаты-актеры в белых рубахах и тифлисские дирижеры», даже крепость кажется «кораблем, плывущим в бездонную неизвестность». Но шаг за шагом Пикуль начинает разрушать условную романтику. Начинают появляться реальные жизненные детали, которые напоминают читателю о том, что война совсем рядом. Веселый зов горнистов, зовущий к походу, рядом с прозаическим: «Иди солдат, не забыл ли ты чего в казарме?». Ладонь прапорщика Латышева похожа на узкий солдатский сухарь. Крепость из ханского дворца, окруженного восточной негой, превращается в два тесных и захламленных двора, с каменной стеной и узкими переходами, сырыми подземельями, тяжелыми запахами.

В «Баязете» В.С. Пикуль открыто говорит о том, кто «спонсирует» турок в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. и кому эта война выгодна. На страницах романа мы видим английского шпиона, высеченного подполковником Исмаилом-хан Нахичеванским, который якобы приехал в Игдырь для собирания трав и растений. Оружие и снаряжение у турок также не собственного производства: английские кавалеристские френчи, карабины типа «минье» французского производства. Англичане отдали туркам свои седла, но ездить в них турки не умеют. Племена курдов, которые берут в блокаду цитадель, используют для обстрела крупповские пушки немецкого производства и английские ружья. Англичане закрывают глаза на те зверства, которые устраивали турки на захваченных территориях и открывают госпитали для раненных турецких солдат. Пикуль пишет о том, что англичане имели свою выгоду на Востоке и оказывали свое влияние на разрозненные племена: «Англичане мутили водицу в Хиве, грызлись в Коканде из-за эмира, теперь будут баламутить курдов…».

На страницах романа Пикулем выведен и армейский порядок, от которого целиком зависит победа над турецким войском. Некрасов единственный из офицеров с негодованием отмечает недостатки русского вооружения, говоря о чудовищном разнобое ружей, которые не годятся для ведения боя: одни боятся дождя или песка, из других нельзя стрелять лежа. Штабс-капитан не понимает, почему русское командование до сих пор отдает предпочтение к штыковому бою, который гораздо кровопролитнее, чем ружейный, когда достаточно вооружить людей хорошими ружьями. На всю войну солдату отпущено 182 патрона, а значит можно сделать только 182 выстрела. Но некоторые патроны из этих отпущенных не подходят по калибру для солдатских ружей. И Некрасов заявляет, что реформы армии, начатые после Крымской кампании, еще не могут дать нужный результат, прошло слишком мало времени. В этом нельзя винить военного министра Милютина, «не будет же сам министр сортировать патроны по ящикам».

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Реформы только дали рекомендацию, что изменить и как это сделать, но «мода прически — ходить растрёпанными — осталась прежняя». Генералы не хотят видеть изменений в характере войн и вооружений, не понимая, что невозможно воевать «по старинке» против шагнувшего вперед технического прогресса, хотя Крымская война ощутимо дала это понять.

Несмотря на изображение автором жестоких будней осады и обороны Баязета, Пикуль вводит сатирическое изображение, без которого невозможно отобразить все недостатки командования. Самая удачная фигура в этом отношении — это полковник Адам Платонович Пацевич, который был прислан за замену Хвощинского тифлисским командованием. При первом же смотре гарнизона он унижает всех офицеров, не стесняясь их заслуг и возраста. Пацевич карьерист, который даже на смертном одре думает о том, что ему не удастся занять место губернатора в Оренбурге. Источник «мудрости» для Пацевича- «зеленая книжечка генерала Безака», которая быстро становится объектом насмешек для всего гарнизона. Воинская бездарность полковника приводит к тому, что гарнизон, оказывается, окружен турками. Пределом цинизма и безразличия Пацевича к своим подчиненным становится история «солдатского» гроба, глазетового, с роскошными траурными кистями, куда укладывали покойника, несли его на «Холм Чести», чтобы затем вынуть его, и, завернув в рогожу, похоронить. Гроб же «передавался» следующему несчастному. В результате сберегалось тринадцать рублей и сорок копеек полковых денег. По иронии судьбы в этом же гробу хоронят Пацевича, которого ранили свои же солдаты.

Исследователи отмечают, что «Баязет» с композиционной точки зрения недостаточно хорош. Если проследить за текстом, то можно обнаружить частые отступления и комментарии на тему историко-политической ситуации. В стремлении рассказать как можно больше, дополнить историческую картину причинами и мотивами русско-турецкой войны, Пикуль теряет последовательность изложения. Эпизоды осады,

взаимоотношения героев, отступления на биографические эпизоды, то и дело перебивают друг друга. Все это создает впечатление того, что перед нами не единый текст, а мозаика, которую скрепляет общая идея о незабвенности воинского подвига, даже если этой бой за маленькую крепость. Помимо этого, Пикуль в предисловии к роману оговаривает, что воинский подвиг носит характер преемственности, ведь подвиг Баязетского гарнизона как в зеркале отражается в обороне Брестской крепости в 1941 г. «Наши деды завещали внукам свои лучшие традиции славного русского воинства»,- пишет В.С. Пикуль. Чтобы напомнить об этих традициях, нужна история, без нее невозможно говорить о настоящем, она существует для того, чтобы мы помнили о своих предках.

2.4 Историзм романа «Баязет»

Для В.С. Пикуля история была одной из главных тем в творчестве. В связи с этим сложилось и особое авторское понимание истории. В своей книге «Я мерил жизнь томами книг…» Пикуль вспоминает, что в его любви к истории «виновата» Великая Отечественная война. Именно на войне Пикуль и его сверстники поняли, что наше Отечество обладает помимо технического оружия — оружием, которое уничтожить практически невозможно, а именно героическим прошлым. Автор пишет, что история требует от нас уважения к себе, к предкам, ведь культура народа всегда зависит от того, насколько он знает и ценит свое прошлое. При сравнении прошлого с настоящим мы должны всегда помнить, что государство не может иметь безмятежных времен и жизнь русского народа всегда сопровождается преодолением различных кризисов. Принижать историю, забывать или извращать ее, означает забыть тот подвиг, который совершали наши предки.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

В романе «Пером и шпагой» Пикуль предельно ясно сформулировал свое понимание роли истории и ее опыта для современной действительности: «Воин русский на поле Куликовом — это воин при Кунерсдорфе. Воин при Кунерсдорфе — это воин на поле Бородинском. Воин на поле Бородинском — это воин на Шппке. Воин на Шипке — это защитник Брестской крепости… Изменились идеи, другими стали люди. Но родина у них по-прежнему одна — это мать-Россия; и во все времена кровь проливалась во имя одного — во имя русского Отечества». В этой фразе кроется и идейно-художественная концепция «Баязета».

При написании романа Пикуль использовал различные источники. Так, автор касается в одной из глав личности полковника Пацевича и его деятельности на посту командира гарнизона. Анализируя его деятельность, Пикуль приводит выдержки из журнала «Русская старина», где приводятся «Картинки из боевой жизни» (Из посмертных записок Ф.Э. Штоквича). В изложении ключевых событий Баязетского сидения автор следует первому летописцу Баязетского подвига генералу К.К. Гейнсу и его «Славному Баязетскому сиденью», изданному в журнале «Русская старина» в 1878 г. Для восстановления деталей событий в крепости, например высылке лазутчика и переводчика Петросова в отряд генерала Тергукасова, Пикулем использовался труд генерал-майора В.И. Томкеева «Материалы для описания русско-турецкой войны на Кавказско-Малоазиатском театре».

В романе Пикуль часто делает ссылки на материалы историко- литературных журналов. Пикулю важно, чтобы даже эпизоды биографии его героев находили свое документальное подтверждение. В частности, история освобождения бароном Клюгенау из чеченского плена двух солдат- апшеронцев не раскрыта автором полностью. Пикуль вкладывает в уста своего героя лишь условия их плена, а разгадку освобождения поручает читателю: «Вот подумайте, как это можно сделать, при условии, что кандалы мы не расклепывали, а я не пролезал вроде собачки меж ног этих апшеронцев!». За разгадкой и справкой автор отсылает нас к журналу «Русский архив» за 1869 г. К «Русскому архиву» автор делает ссылку и в эпизоде взяточничества в Игдыре, где нужно отдать часть гарнизонных денег, чтобы получить жалование.

Во время написания романа автору постоянно не хватало чувства натуры, так как ему было сложно описывать местность, которую Пикуль ни разу не видел. Исторические источники не могли дать той масштабной, и, самое главное, живой и объемной картины места изображаемых событий. Пикулю помогла его жена, Вероника Феликсовна Чугунова, работавшая на киностудии «Ленфильм». В одну из командировок на Кавказ писатель сумел поехать вместе со своей женой, где он сумел понять места и события, о которых ему предстояло писать. Читателей покоряло не только знание писателем исторической канвы изображаемых событий, но знание духа и психологии кавказских народов, которые действуют на страницах романа. Помимо трудностей воссоздания исторического пейзажа, у Пикуля были некоторые затруднения и с источниковой базой, именно этим автор объясняет отсутствие главных героев армян в своем романе. Создание «Баязета» требовало не только изучения военных источников, но и тщательной проработки и изучения быта кавказских народов, а также сбор информации о секте молокан, которые проживали в окрестностях Баязета. Специально для этих целей Пикуль скупает «Общий журнал», посвященный жизни раскольников.

В романе «Париж на три часа» Пикуль приходит к важной мысли: «О будущем человечества нельзя судить по его настоящему, ибо настоящее очень часто бывает обманчиво…». Но ошибки прошлого очень четко выкристаллизовываются в настоящем, и в этом смысле роман «Баязет» приобретает актуальную историческую ценность в кавказских событиях конца XX начала XXI века, поэтому роман следует читать не только как увлекательный роман, но и исторический документ.

Глава III. Методические рекомендации по изучению исторической романистики В.С. Пикуля в школе (практическая часть).

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Романы В.С. Пикуля представляют собой ценность не только в филологическом аспекте изучения, но и в педагогическом. Ясный слог автора, интересный сюжет и обилие исторических локаций создает интерес к его произведениям не только у взрослого читателей. Из всего этого ясно, что применять исторически романы можно как на уроках литературы, так и на уроках истории. Связь литературы и истории позволяет проводить по произведениям Пикуля такую форму уроков как интегрированную. Такая форма уроков, на наш взгляд, является преимущественной в контексте взаимосвязи литературы и истории, так как исторические факты перестают быть «плоскими», они «оживают» и наполняются различными образами. Таким образом, у школьников развивается образное мышление, в сознании школьника появляется стойкий исторический образ того или иного события. Обогащение литературы историческим материалом, позволяет учащимся взглянуть на литературу как на носительницу не только эстетических параметров, но и участницу исторического процесса на всех его уровнях, ведь так или иначе литературное произведение отображает историческую эпоху в деталях быта, взглядах, которые исповедует герой произведения и т.д. Кроме того, применение произведений литературы на уроках истории способствует выполнению требованию ФГОС о воспитании патриотизма и национального самосознания.

В связи с вышесказанным можно привести несколько методических приемов включения исторической романистики в контекст урока. Так, в рассказ учителя можно включать отрывки того или иного произведения, притом это включение не должно восприниматься учащимися как литературная цитата, а как «неотделимый элемент красочного изложения».

Целесообразным будет применить краткий пересказ художественного произведения при изложении событий. Так, при изучении русско-турецкой войны и действий русской армии на Кавказском фронте не обязательно подробно излагать события осады крепости Баязет, достаточно упомянуть о том, что об этой осаде был написан исторический роман В.С. Пикуля «Баязет», изложив коротко сюжет этого романа. Таким образом, учащиеся будут знать об этом важном эпизоде русско-турецкой войны 1877-1878 гг., а также коротко познакомятся с самим писателем и его творчеством.

Одними из самых приоритетных приемов работы с историческим художественным произведением, на наш взгляд, является чтение отрывков из исторического романа и полный разбор литературного произведения. Остановимся на каждом из этих приемом более подробно. В процессе изучения действий русской армии на Кавказском фронте, останавливаясь на взятии таких крепостей как Ардаган, осада Карса и взятие Эрзерума, взятие и осада Баязета, можно зачитывать отрывки из романа «Баязет» как примеры мужества и стойкости, героизма русских солдат. Отрывки из романа также способствуют образному восприятию исторического материала, развивают познавательный интерес учащихся к теме. В частности, отрывки можно зачитывать в начале уроке, чтобы активизировать интерес учащихся к теме, создать нужный настрой. Этим же целям служит и полный разбор художественного произведения, с которым можно работать как с историческим документом. Конечно, на осуществление этого приема потребуется гораздо больше времени, возможно, даже целый урок. Но такой метод работы оправдает себя: ученики полностью погрузятся в эпоху изображаемых событий, у них появится собственное отношение к изображаемым событиям. Так же изменяется и вид деятельности учащихся, из репродуктивной она превращается в исследовательскую. Перейдем к непосредственным моделям уроков с включением исторической романистики В.С.Пикуля.

Разработка урока литературы

Тема : «Человека нельзя победить, если он этого не хочет…»

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Класс: 8

Материалы урока : текст произведения Б.Васильева «В списках не значился»; отрывки произведения В.С. Пикуля «Баязет»; фотографии Брестской крепости; иллюстрации Л.Ф. Лагорио «Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года», «Освобождение гарнизона Баязетской цитадели в 1877 г.»; средства ИКТ.

Планируемые образовательные результаты: а) личностные — формирование уважения к отечественной литературе, умение чувствовать красоту и выразительность речи,стремиться к совершенствованию собственной речи; любовь и уважение к Отечеству, его языку, культуре; устойчивый познавательный интерес к чтению, к ведению диалога с автором текста;потребность в чтении. б) предметные- умение анализировать текст, умении понимать ключевые проблемы произведения в) метапредметные- умение формулировать, аргументировать и отстаивать свое мнение, умение работать с разными источниками информации, находить её, анализировать, использовать, умение понимать проблему, выдвигать гипотезу, структурировать материал.

Пла н урока: 1. Слово учителя о преемственности темы подвига Брестской крепости. 2. Сообщения учащихся о подвиге Брестской крепости и Баязета. 3. Анализ главных героев. 4. Историзм произведений. 5. Главная мысль авторов.

Предварительна я работа: учащиеся читают тексты произведений, готовят сообщения о Бресте и Баязете, читают отрывки, предложенные учителем из книги В.С. Пикуля «Я мерил жизнь томами книг».

Ход урока:

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

I.Организационный момент: Добрый день, ребята! Наш сегодняшний урок посвящен радостному и в тоже время скорбному празднику победы в Великой Отечественной войне. Но долгий и трудный путь к победе лежал через потери: территориальные, и что самое страшное, людские. Одной из таких незаживающих ран в истории Вов является постепенно забываемый подвиг Брестской крепости. Именно о нем и о том, что этот подвиг дает вдохновение другим авторам, мы и поговорим сегодня на материале двух произведений: «В списках не значился» Бориса Васильева и «Баязет» Валентина Пикуля.

II.Актуализация знаний: Вы можете спросить, как же связаны две крепости — Брест и Баязет, ведь о последней и ее подвиге мало что известно. Предлагаю послушать сообщения ваших товарищей об этих двух крепостях и их исторической судьбе, а затем обсудить, в чем же состоит связь между этими совершенно разными по эпохе историческими событиями. (Учащиеся отвечают сообщения)

·Какие общие моменты в истории крепостей вы отметили в рассказах своих одноклассников? (Учащиеся, на основе сообщений одноклассников отвечают на вопрос учителя: обе крепости защищали границу страны, и их взятие грозило вторжением вражеских войск на территорию российского государства, обе крепости долгое время находились в осаде и защитники испытывали жесточайшие лишения и т.д.)

Несмотря на усилия врагов и их численное превосходство защитников крепостей сломить не удалось. Крепости истекали кровью, но не сдавались. Отлично характеризует подвиг этих крепостей фраза Валентина Саввича Пикуля из романа «Баязет»: «Где русский флаг поднят хоть единожды, там он уже не будет спущен до тех пор, пока мы сами не снимем его…». Приступая к написанию своего первого исторического романа, Пикуль долгое время искал нужную и интересную тему, пока писатель С.С. Смирнов не выпустил в 1957 г. свою книгу «Брестская крепость». Герои этой достославной обороны до боли напомнили Пикулю героев обороны крепости Баязет во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. История создания повести «В списках не значился» также основана не на непосредственном переживании автором произошедших событий, а на одном единственном мгновении, которое подтолкнуло его к написанию повести. Так, проезжая мимо вокзала в Бресте автор увидел табличку, говорившую, что этот вокзал во времена ВОВ оберегал Николай. Простая табличка с почти неизвестным героем дала автору вдохновение поведать нам историю Коли Плужникова, которого убили, но он все равно остался непобежденным. Итак, темой нашего урока, и стержнем, который объединит оба произведения станет

«Человека нельзя победить, если он этого не хочет…». (Учащиеся записывают тему урока в тетради).

III.Работа с произведениями: А) Попробуем проанализировать два произведения. Начнем с главных героев.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

·Дайте краткую характеристику главных героев произведений- Николая Плужникова и Андрея Карабанова. (Учащиеся дают краткую характеристику главных героев). А сейчас поработаем в группах с текстами и заполним сравнительную таблицу.

Разделимся на пять групп (3-4 человека) по числу вопросов для сравнения. Каждая из групп будет работать над одним из следующих вопросов: отношение героев к войне, отношение к врагу, понимание Родины, понимание чести и достоинства, любовь. После заполнения таблицы мы обсудим, что у вас вышло, и вы дополните ее по параметрам, над которыми работали ваши одноклассники.

Учитель инструктирует учащихся по выполнению задания, учащиеся работают с таблицей и текстами произведений, обсуждают результаты совместно с учителем.

Б) Важным моментом, без которого невозможно понимание произведений, затрагивающих вехи истории, становится историзм. Это понятие уже встречалось вам при изучении повести «Капитанская дочка» Пушкина.

·Вспомните, что такое историзм? Как можно применить это понятие / или нельзя к рассматриваемым нами произведениям? (Учащиеся отвечают на вопрос учителя: историзм — литературное понятие, обозначающее способность в живых картинах, конкретных человеческих судьбах и характерах передать облик той или иной исторической эпохи. Термин можно применить к роману Пикуля т.к. Этот подход проявляется в создании таких исторических жанров, как роман, драма, поэма на исторический сюжет.) Как вы думаете, почему авторы обратились к исторической тематике? ( Учащиеся отвечают на вопрос учителя: Оба писателя пережили войну, они старались каждый по-своему переосмыслить прошлое страны, найти ответы на мучавшие их вопросы в прошлом) Несмотря на то, что оба писателя обратились к историческому прошлому своей Родины, мы не можем причислить повесть Бориса Васильева к историческому жанру литературы в чистом виде.

·Подумайте, почему повесть «В списках не значился» нельзя отнести к историческому жанру литературы? ( Учащиеся выдвигают свои предположения: события, изображаемые в повести, произошли в недавнем прошлом, воспоминания о прошедшей войне еще слишком живы) Вы отметили, что память о войне была еще слишком жива. Были живы и те, кто участвовал в этой войне, пережил все ее события. Сам Васильев с началом войны ушел на фронт, пережил тяжелую контузию, поэтому в своем творчестве он не просто отображал правду войны.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

·Вспомните, к какому особому жанру литературы принадлежало творчество писателей-фронтовиков? («окопная правда», лейтенантская проза) Какие черты этого жанра вы можете выделить в повести? (он не просто отображал правду войны, это была «окопная» правда, т.е. попытка донести до людей, что война это не приукрашенные сводки газет, это в первую очередь тяжелый военный быт, грязь и кровь.) Несмотря на различие в жанрах, есть нечто, что объединяет писателей. Вернемся к произведению Пикуля. Мы видим, что писатель отображает наиболее трудный и опасный период в истории нашей страны.

·О чем же пишет автор в «Баязете»? (Учащиеся выдвигают свои предположения: о событии русско-турецкой войны, которое часто замалчивается историками) Какой сквозной мотив объединяет два произведения авторов? Запишите вывод в тетрадь. (Учащиеся выстраивают вывод и записывают его в тетрадь: Авторы пишут не только о победах, но и неудачах русской армии, не о спокойном течении истории, а об утратах, поражениях и трагедиях. Их произведения показывают «живое» течение истории). В) Особый творческий метод, избранный писателями, играет важную роль в донесении нужного смысла до читателя.

·Какая мысль движет двумя произведениями? Запишите ваши варианты в тетради. (Учащиеся выдвигают свои варианты, записывают выводы в тетради: авторы писали о героизме и мужественности защитников границ нашей Родины; человека можно убить, но сломить его волю нельзя, если он сам этого не хочет….) Обе крепости, несмотря на жесточайшие атаки противника, мужественно держались. Да, пали многие их защитники от голода, ран и жажды. Но эти герои пали на своем боевом посту, несломленные и непобежденные. Они постоянно напоминали противнику, что он находится на чужой земле и легкой победы им ждать не следует. Таким образом, Борис Васильев и Валентин Пикуль несут нам мысль о том, что человек — это не просто думающее существо. Это существо с безграничными возможностями, которые зависят только от его собственной воли и желания. Никакие испытания и пытки не могут уничтожить духа человека, если он верит, что его дело правое.

IV.Обзор изученного, подведение итогов: Мы увидели, что история может существовать не только в учебниках и научных монографиях. Ее активно используют писатели, чтобы обратить внимание своего читателя на традиции, моральные качества, которые передаются из поколение в поколение. Но история здесь является не главным действующим лицом, она обрамляет излагаемые события, служит для их связи. А раз история в литературном произведении активно взаимодействует с актом авторского творчества, то нередко возникают не состыковки, иными словами вымысел.

·Как вы думаете, допустим ли вымысел в исторических произведениях и произведениях, затрагивающих такие трагические события как Великая Отечественная война? (Учащиеся выдвигают предположения, аргументируют их) Так сложилась творческая судьба писателей, что их метод обвиняли в недостоверности излагаемых событий. Так, писателей «окопников» нередко упрекали в дегероизации подвига, узости взглядов в их произведении. Пикуля наоборот обвиняли в фальсификации истории, его неумении обращаться с историческими источниками.

·Можем ли мы изучать историю не только по учебникам, но и с помощью таких писателей как Васильев и Пикуль? Аргументируйте свое мнение. (Учащиеся выдвигают свои точки зрения) Прощание с классом, оценивание учащихся: Казалось бы, что перед нами два исторических события, которые никак друг с другом не связаны, но обе крепости выполняли важную функцию форпостов нашей Родины, от которых зависела ее судьба. Как писал В.С. Пикуль «наши деды завещали внукам своим лучшие традиции славного русского воинства». В двух произведениях перед нами связалось прошлое с настоящим, подвиг, который казался неповторимым и невероятным, передался по наследству героям Брестской крепости. История, как мне кажется, существует не только для того, чтобы учиться на ошибках наших пращуров, но и для памяти. Ведь кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова — так говорил философ Джордж Сантаяна.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

Разработка урока истории.

Класс: 8

Тема : Отображение русско-турецкой войны 1877-1878 гг. в искусстве.

Цель: сформировать у учащихся представление об отображении освободительной борьбы балканских народов в русской живописи и литературе, кино.

Материалы урока : текст романа «Баязет» В.С. Пикуля; иллюстрации В.В. Верещагина «Балканская серия»; Л.Ф. Лагорио «Отбитие штурма крепости Баязет 8 июня 1877 года», «Освобождение гарнизона Баязетской цитадели в 1877 г.», карта «Русско-турецкая война 1877-1878 гг.»; учебник Данилов А.А., Косулина Л.Г. История России. XIX век; выставка книг Б.Васильева «Были и небыли», Л.Н.Толстого «Анна Каренина», В.И. Немеровича-Данченко «Скобелев»; видеофрагменты фильмов «Герои Шипки», «Баязет», «Юлия Вревская».

Основные понятия: национально-освободительная борьба, справедливые и несправедливые войны, передвижники, критический реализм.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

План урока : 1. Актуализация знаний. 2. Постановка проблемы.3. Литература. 4. Живопись. 5. Кино. 6. Ответ на проблемный вопрос.

Приемы организации урока:

1.Урок следует начать с повторения знаний учащихся об основных событиях русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Целесообразно поставить перед учащимися следующие вопросы: 1. Каково было положение Балканских народов до начала войны? 2. В каких областях положение было особенно тяжелым? 3. В чем заключалось национальное угнетение христианского населения? 4. В чем заключалась традиционная роль России на Балканском полуострове? 5. Расскажите об основных событиях войны и покажите места сражений на карте. 6. Каковы были условия Сан- Стефанского мирного договора и почему Россия согласилась на условия Берлинского конгресса? 7. В чем значение победы России над Турцией? Далее следует создать у учащихся мотивацию к изучению данной темы и сделать переход к ее изучению, поставив перед учащимися проблемное задание: Какое из определений культуры вы считаете более полным? Свой ответ аргументируйте. Культура- это совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человеком в определенную эпоху. Культура несет отпечаток исторической эпохи. После решения учащимися проблемного задания учащиеся записывают в тетрадях проблемный вопрос, на который они должны ответить, заслушав объяснение учителя и сообщения своих одноклассников: Как отобразилась русско-турецкая война в различных областях культуры? После записи проблемного вопроса, учитель делает вхождение в первый блок изучаемой темы: Литература. Русско-турецкая война 1877- 1878 гг. нашла свое отображение практически во всех областях искусства. Так, война активизировала такое направление в литературе и живописи как баталистика. Об этой войне в XIX в. писали В.В. и А.В. Верещагины, И.Л. Леонтьев-Щеглов, В.А. Щеглов, а в XX в. эту проблему затронули Борис Васильев и Валентин Пикуль. Писатели XIX в. показали войну не со стороны ее парадного лоска, а от лица людей, которые прошли все ее тяготы, были не раз ранены. В XX в. Борис Васильев создает роман эпопею «Были и небыли», где русско-турецкая война преломляется через судьбу дворянской семьи Олексиных. Следующим этапом переосмысления русско-турецкой войны становится первый исторический роман Пикуля «Баязет», где автор не просто показывает несправедливо забытый подвиг Баязетского гарнизона, но и показывает нам, что этот подвиг передался по наследству защитникам Брестской крепости. Так же их произведения продолжили реалистические традиции Л.Н. Толстого и его «Севастопольских рассказов». Далее учащиеся представляют свои проекты по вышеперечисленным авторам. Учащимся важно не просто рассказать о содержании произведений, а уделить внимание историзму произведений. В частности, историзм можно показать на примере романа «Баязет», проследив, как автор использует различные исторические источники, работает с этой информацией и отображает историю. Также учащимся, которые готовят сообщение по этому роману, можно предложить посмотреть не только на работу автора с источниками, но и с правильностью отображения истории в романе. Для этого, по желанию учащихся, можно организовать исследовательскую работу, разделив детей на две группы — историков и источниковедов. Учитель в этом исследовании выполняет организаторскую и консультирующую функцию, помогая с подбором исторической литературы и путями анализа произведения как исторического документа. Для осуществления этой цели можно составить следующий (примерный) перечень вопросов:

·Атрибуция текста: Укажите время создания текста. Кто автор текста? Какое событие изображено? К какому историческому периоду оно относится? Описание текста: Какие группы персонажей можно выделить в тексте? Можно ли выделить среди них носителей идей, присущих описанной исторической эпохи? Какие это идеи? Каково отношение групп персонажей к изображаемым событиям?

Критика текста: С помощью каких средств (исторических и литературных) автор показывает свое отношение к событиям и персонажам? Есть ли разночтения между историческими источниками и данным текстом? Можно ли относиться к этому тексту как историческому источнику?

·Аксиологический (оценочный) анализ: Как вы думаете, что хотел сказать автор своим современникам, обращаясь к событиям Баязетского сидения? Какое значение имеет роман для изучения событий русско-турецкой войны 1877-1878 гг.? Если учителем избирается первый путь работы с романом и с остальными произведениями, то в процессе ответа учащихся.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

После сообщений учащихся проводится беседа учителя и учащихся по таблице с целью корректировки материала и обобщения.

4.Далее ученики представляют свои проекты по указанным художникам. При обозрении творчества Лагорио и его картин, посвященный осаде и освобождению Баязета можно предложить учащимся описать сюжет картин, используя сюжет романа Пикуля «Баязет». Таким образом, учащиеся могут синтезировать свои знания как по истории так и по литературе. При разборе полотен Верещагина и его «Балканской серии» можно предложить учащимся придумать название полотна, а затем сравнить с авторским названием картины. Помимо предложенных приемов работы с картинами можно также провести беседу, рассматривая картины как исторический источник. В этом случае вопросы к ним можно дублировать из беседы по роману «Баязет». Так же учащиеся могут строить рассказ по содержанию картины, восстанавливая события русско-турецкой войны. В процессе сообщений учащихся, остальные могут сделать простой информативный план изучаемого блока. Кино. Беседу по этому блоку логично начать с замечания учителя о том, что осмысление русско-турецкой войны 1877-1878 гг. в кино началось в 50-е года XX в. Тема освобождения болгарского народа стала особенно популярна в связи со столетним юбилеем войны в 1977-1978 гг. Далее, в связи с тем, что найти много информации о таких фильмах как «Герои Шипки» и «Юлия Вревская» не представляется возможным, можно показать отрывки из этих фильмов, объединив их общей тематикой. Перед тем показать эти отрывки нужно поставить перед учащимися вопрос: как показывается тот или иной эпизод войны в фильмах, насколько полно с исторической точки зрения он раскрыт? При работе с фильмом «Баязет» наиболее подготовленные учащиеся могут сравнить экранизацию с книжной интерпретацией, выявив, на что делает акцент режиссер фильма и писатель в книге. Можно подобрать информацию, которая будет говорить об уровне историзма этих фильмов. В частности, важно отметить, что исторический фильм — это не исторический источник, в нем, как и в любом произведении искусства есть право на вымысел художника. В процессе работы над этим блоком учащиеся могут составить план перечисление. Ответ на проблемный вопрос. В конце беседы по блокам учитель и учащиеся возвращаются к проблемному вопросу урока и отвечают на него, записывая ответ в качестве вывода урока. Учителю следует отметить, что русско-турецкая война 1877-1878 гг. оказала большое влияние не только на дальнейшую политику и ход истории, она поставила перед различными видами искусства новые вопросы: как отобразить в искусстве правду войны? Что значит эта правда: факт или чувства пережившего войну человека? В чем назначение произведений, написанных непосредственными участниками войны- вызвать отклик в душах читателей или передать впечатление очевидца? Домашнее задание: работа с документом на стр. 203-204, ответы на вопросы письменно на стр.204 после документа.

Заключение

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. продолжалась свыше десяти месяцев и развернулась на двух театрах военных действий — Балканском и Кавказском. Борьба характеризовалась большим размахом и напряженностью. Еще до анализа этой войны историками, русское общество единодушно признало, что усилия, затраченные Россией на военную реформу, оказались не бесплодными. Славянские народы получили свободу из рук русских солдат и офицеров. В тяжелых боях и сражениях выдержала экзамен целая система взглядов на управление войсками, способы ведения войны, обучение войск. На полях сражений соперничали две военные стратегии, наступательная и оборонительная, и победу одержала наступательная, которая была присуща русским войскам. Традиции русской армии получили дальнейшее развитие и такие важные эпизоды как форсирование Дуная до сих пор считаются классическими в тактике. Неимоверная стужа, снег и ледяной ветер не остановили русских солдат при переходе через Балканы. Но истинной находкой в этой войне стал именно русский солдат, который заявил о себе в полный голос и превзошел по моральным и военным качествам турецких янычар и башибузуков, воспитанных английскими и немецкими инструкторами. В турецкой кампании 1877-1878 гг. ярко выделились таланты М.Д. Скобелева и Э.И. Тотлебена. Война дала не только толчок к развитию военной стратегии и техники, но и к осмыслению человеческого подвига, неограниченных возможностей русского солдата.

Проанализировав жанр исторического романа, мы увидели, что данный вид литературы обладает панорамным, широкоохватным способом изображения жизни. Исторический роман представляет собой особый тип романного мышления. В нем человек раскрывается в частной жизни, которая находится в тесном сплетении с общественно-историческими обстоятельствами. В понимании исторического романа важно, что данный жанр органично сочетает в себе точность исторического факта и искусство слова, авторский вымысел. Нами был прослежен процесс становления и развития исторического романа как жанра в европейской и русской литературе. Выявлено, что русский исторический роман развивался в западной романтической литературной традиции, но в 20-30-е годы XIX в. сформировал собственные каноны. Особое влияние на развитие русского исторического романа оказали такие авторы как А.С. Пушкин и Л.Н. Толстой, которые обогатили понятие историзма. Авторы теперь не просто вписывали абстрактных героев в историческое время, но тщательно готовили историческую базу произведения: тщательно изучались документы и факты изображаемой эпохи, в историческое полотно активно включался быт эпохи, сюжет между тем оставался простым и бесхитростным.

Продолжением традиций классической русской литературы стали исторические романы В.С. Пикуля. Писатель стал наследником традиций таких авторов как В.Шишкова, И.И. Лажечникова, С.Н. Сергеева-Ценского, А.С. Новикова-Прибоя. Романы Пикуля представляют собой хронику жизни России, что позволяет автору изучить огромный исторический пласт, проследить судьбы людей из разных слоев общества. Писатель умело сочетает в своих романах настоящее и прошлое, так как культура народа напрямую зависит от его исторической памяти. В исторических романах Пикуль выводит свое понимание и отношение к истории, которое выражается в преемственности дела, воинского подвига. Исторические хроники Пикуля — широкие и многоплановые повествования, в которых затронут ряд политических, морально-этических и философских проблем жизни России конца XVIII -начала XX в.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Исторический роман «Баязет» может быть рассмотрен как на уроках истории, так и на уроках литературы. На уроках истории роман может быть представлен в контексте изучения русско-турецкой войны 1877-1878 гг., изучения культуры второй половины XIX в. и отображения в ней войны. Яркий и образный язык писателя поможет учащимся не просто сформировать представление о малоизвестном факте обороны крепости Баязет, но создать образ и обстоятельства подвига русского солдата и офицера на Шипке, в боях за Плевну. На уроках литературы «Баязет» можно рассматривать совместно с произведениями, посвященными теме обороны Брестской крепости, так как Пикуль начал писать этот роман именно под впечатлением фактов обороны Бреста. На данном уроке важно показать учащимся подлинный патриотизм защитников крепостей, важность и преемственность воинского долга.

Историческое творчество В.С. Пикуля еще довольно мало изучено как с литературной, так и с исторической точки зрения. Предметом дальнейшего исследования может стать историзм Пикуля, сюжетные и композиционные особенности его романов.

Список литературы

1.Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.

2.Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина. Из «Статьи одиннадцатой и последней». Статьи и рецензии. М., Московский рабочий, 1971.

3.Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. М., 1954, т.5. С. 42.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

4.Благой Д. Исторический роман. Литературная энциклопедия: Словарь литературных терминов: В 2-х т. / Под ред. Н. Бродского, А. Лаврецкого, Э. Лунина, В. Львова-Рогачевского, М. Розанова, В. Чешихина-Ветринского. М.; Л.: Изд-во Л. Д. Френкель, 1925.

5.Бобриков Г.И. Воспоминания о Берлинском конгрессе. Русский вестник. Том 205. 1889.

6.Богданович М.И. Восточная война 1853-1856 гг. Том IV. СПб., 1876.

7.Ботев Х. Публицистика. Статьи, очерки, письма. М., 1952.

8.Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1963 г.

9.Виноградов В.Н. Балканская эпопея князя А.М. Горчакова. М., 2005. 10.Гейсман П.А. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. в Европейской

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

Турции. Вып.1-2.СПб., 1906;

11.Герои русско-турецкой войны 1877-1878 гг. СПб., 1890

12.Гиппиус В. И. Осада и штурм крепости Карса в 1877 г., СПб., 1885. 13.Дневники Д.А. Милютина. Том II. М., 1949. С. 58.

14.Домонтович М.А. Обзор русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. СПб., 1900.

15.Егорова О.Е. Лингвотенденции русской художественно-исторической литературы середины XIX века и стиль романа А.К. Толстого «Князь Серебряный. http://elibrary.ru/download/elibrary_11906472_45787637.pdf. (дата обращения 23.02. 2017).

16.Зыков С.П. Война 1877 и 1878 гг. т. 3, вып. 1, СПб., 1880. 17.Картинки боевой жизни. Из посмертных записок Ф.Э. Штоквича. //

Русская старина. 1897.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

.Карцов П.П. Троянов перевал. // Русский вестник/ 1888, № 1. 19.Кишмишев С.О. Война в Турецкой Армении 1877-1878 гг. СПб., 1884.

20.Костин Б.А. Скобелев. М.: Молодая гвардия, 2000. 21.Куропаткин А.Н. Действия отрядов генерала Скобелева в русско-

турецкую войну 1877-78 годов. Ловча и Плевна. Ч.1-2. СПб., 1885; 22.Маслов А.Н. Год войны в Малой Азии в 1877-1878 гг. Т.3. СПб., 1879. 23.Мухтар-паша Г.А. История русско-турецкой войны 1877-1878 гг. в

Анатолии. Пер. с турецкого // Военно-исторический сборник/ 1914.

24.Недзвецкий В.А. История русского романа XIX века: неклассические формы: Курс лекций. М.: Издательство Московского университета, 2011.

25.Описание русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове. Т. 1-9. СПб., 1901-1913.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

26.Пикуль А.И. Живет страна Пикулия: (сборник). Москва: Вече, 2006. 27.Пикуль А.И. Слово и Дело великого романиста. Москва: Вече, 2013; 28.Пикуль А.И. Уважаемый Валентин Саввич!… М.: Вече, 1998; 29.Пикуль В.С. Я мерил жизнь томами книг… В рассказах о себе,

интервью, дневниках, высказываниях, записках и письмах. Москва: АСТ, 2004;

30.Поспелов Г.Н. Проблемы исторического развития литературы. М., 1972

31.Россия и Англия в Турции в 1877-1878 гг. // Русская старина. 1896. № 7. С.33.

32.Ростунов И.И. Русско-турецкая война 1877-78 г.г. М., 1977г. 33.Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917. М.,

1952.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Цена диплома

34.Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Балканском полуострове.

35.Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877-1878 гг. на Кавказско-Малоазиатском театре. Вып.1-4. СПб., 1903.

36.Свод корреспонденций английской газеты «Дейли-ньюс». Т.1. СПб., 1878.

37.Семанов С. Н. Макаров. М., «Молодая гвардия», 1988.

38.Струкова Т.Г. К становлению и развития жанра «морской роман» // Вестник Воронежского государственного университета. № 1. 2001.

39.Татищев С.С. Император Александр II. Его жизнь и царствование. Т.1- 2. СПб., 1903.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

40.Томашевский Б.В. Теория литературы. Поэтика. М.: Аспект-Пресс, 1999.

41.Тынянов Ю.И. История литературы. Поэтика. Кино. М.: Изд-во

«Наука», 1977.

42.Филатова А.И. К вопросу о многообразии форм исторического повествования (романы-хроники В. Пикуля). — 1976.

43.Фортунатов П.К. Война 1877-1878 г.г. и освобождение Болгарии.

Учпедгиз., 1950.

Нужна помощь в написании диплома?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Сдача работы по главам. Уникальность более 70%. Правки вносим бесплатно.

Заказать диплом

44.Хализев В.Е. Теория литературы. М.: 2004.

45.Шильдер Н.К. Генерал-адъютант Эдуард Иванович Тотлебен. Санкт- Петербург. 1872.

46.Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том XXVI. СПб., 1899.

47.Юдин В.А. Жанрово-стилевое своеобразие современной прозы (романы В. Пикуля). Жанрово-стилевые проблемы советской литературы. Калинин, 1986.