Кандидатами в космонавты мечтали быть летчики-истребители, подводники, ракетчики, гонщики автомобилей и многие другие здоровые молодые люди. Мы, авиационные врачи, хорошо знали, что летчики-истребители более всего подвергаются воздействию экстремальных факторов среды. При подготовке и тренировке они испытывают действие гипоксии, повышенного давления, разнонаправленных ускорений, катапультирования и другие влияния. На начальном этапе целесообразно было производить подбор молодых людей в кандидаты в космонавты из летчиков-истребителей. Эту идею полностью поддержал Сергей Павлович и его коллеги.

По настоянию главных конструкторов во главе с Сергеем Павловичем, медицинских работников во главе со мной и с согласия Главного врача ВВС Александра Николаевича Бабийчука отбор кандидатов в космонавты поручили авиационным врачам и врачебно-летным комиссиям, которые контролировали состояние здоровья летчиков в частях ВВС.

Необходимо отметить, что в 50-е годы между ведомствами авиации и ракетной техники не было взаимопонимания. Более того, они между собой конфликтовали, т.е. относились друг к другу весьма пристрастно. Причиной тому был монополизм главных конструкторов и военачальников, а это отрицательным образом сказывалось на деле. Как я уже говорил раньше, Главнокомандующий ВВС Главный маршал авиации Павел Федорович Жигарев не поощрял увлечение экспериментами на собаках при полетах на ракетах, проводимых моей группой.

После назначения Главнокомандующим ВВС маршала авиации Константина Андреевича Вершинина положение изменилось, хотя по-прежнему кое-кто из управленцев ВВС, стоявших на позициях монополизма, мешал делу, и это затрудняло решение ряда научных задач. Константин Андреевич Вершинин, как бы ни был занят своими прямыми служебными задачами по руководству ВВС, старался помочь и делам космическим. В этот период в мой коллектив влилась целая группа врачей-химиков и офицеров: Аркадий Ушаков, Леонид Какурин, Всеволод Антипов, Петр Саксонов, Виктор Денисов, Николай Гуровский, Евгений Карпов, Иван Акулиничев, Вячеслав Логинов, Дмитрий Максимов, Анатолий Егоров, Роман Баевский, Иван Шадринцев и др.

Этот большой коллектив, возглавляемый мной, выделился сначала в направление Института, а затем в Управление космической биологии и медицины. В группу физиологии входил Олег Газенко, психологии — Федор Горбов, гигиены и систем жизнеобеспечения — Абрам Генин, отбора и подготовки космонавтов — Николай Гуровский и Евгений Карпов.

Активную помощь в разворачивании работ по отбору кандидатов в космонавты из летного состава оказывали генерал-полковник Филипп Александрович Агальцов, Александр Николаевич Бабийчук, Николай Михайлович Рудный, коллектив Центрального военного научно-исследовательского авиационного госпиталя, Василий Яковлевич Клоков и др.

Медики четко представляли, что по опыту летной работы, возрасту и физическим данным состав летчиков-истребителей в разных авиационных частях почти одинаков, и поэтому нецелесообразно забираться для поиска необходимых кандидатов за Урал — в Сибирь, на Дальний Восток. Решено было ограничиться европейской частью страны. Перед отъездом бригады медиков во главе с Ф. А. Агальцовым выступил Сергей Павлович Королев. Он изложил пожелания ракетчиков: возраст примерно 30 лет, рост не выше 170 см. Сколько людей следует отобрать в космонавты? Королев, улыбаясь, ответил: «Много, американцы отобрали семь человек, а нам надо много больше». Это, конечно, вызвало недоумение, но особенно комментировать никто не стал. Все поняли, что планируется не один, не два, а значительно больше полетов.

Подобранные медицинские работники парами разъехались на поиски кандидатов. В короткие сроки им надлежало найти несколько десятков абсолютно здоровых, относительно (учитывая возраст) опытных, дисциплинированных, не имеющих замечаний по службе, профессионально перспективных, молодых, невысокого роста, худеньких летчиков-истребителей. В частях сразу же распространился слух, что московские врачи отбирают летчиков для специальных полетов. Врачи частей, которые знали, что идет какой-то отбор летчиков «спецназначения», предложили приехавшим московским врачам более трех тысяч кандидатур.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена доклада

Пришлось медикам из Москвы засесть за изучение летных и медицинских книжек. Ограничения, наложенные ракетчиками, позволили сразу же сделать большой отсев. Но не только рост и масса тела летчиков явились основными ограничивающими факторами. Частые бронхиты, ангины, предрасположенность к гастритам, колитам, почечные, печеночные колики, патологические сдвиги сердечной деятельности, выявляемые на электрокардиограмме, также были причинами отсева. В обыденной жизни кто обычно обращает внимание на такие пустяки? Проанализировав летные и медицинские книжки каждого кандидата, проведя необходимые дополнительные анализы, отобрали подходящих кандидатов и только после этого приступили к беседам с ними. В первую очередь интересовались опять-таки состоянием здоровья, успехами в жизни, работе, настроением, бытом и осторожно переводили разговор на возможность полета на новой технике. Подсказывали, что летать придется не на самолетах, а, скажем, на ракетах и, весьма возможно, на спутниках.

«Хорошо помню все беседы с кандидатами, — рассказывал Николай Гуровский. — Почти все наши собеседники первым делом спрашивали: «А на обычных самолетах летать будем?» Было очень приятно, что ребята были влюблены в свою профессию, гордились званием военного летчика. Примерно трое из десяти сразу отказывались от предложения. Отнюдь не из-за страха. Просто им нравилась их служба, коллектив, друзья, были ясны перспективы профессионального и служебного роста. У многих был хорошо налажен быт, и ломать все это из-за дела темного, туманного, неизвестно что обещающего они не хотели. Кстати, было общим правилом: кандидат в космонавты мог, не объясняя причин, отказаться от работы на любом этапе подготовки. Некоторые просили дать им время посоветоваться с женой, с семьей, другие соглашались сразу.

Павел Попович, подумав и взвесив все, сказал, что согласен. Валерий Быковский, Георгий Шонин, Андриян Николаев, Герман Титов и многие другие на вопросы, поставленные членами медицинской комиссии о желании летать на новой технике, ответили согласием. Однако в частных беседах летчики чаще всего спрашивали: «Как долго придется ждать обещанного? Можно так долго прождать, что спишут в запас, а у нас семьи, их кормить надо».

Шел август 1959 года, до первого полета человека оставалось почти 20 месяцев. Как я уже говорил, требования, предъявляемые к будущим космонавтам, определялись особенностями и возможностями ракетной техники. Руководители американской космической программы уже в 1957 году приступили к отбору кандидатов в астронавты для полета на космическом корабле «Меркурий». С учетом мощности ракеты-носителя «Атлас Д» масса корабля «Меркурий» не должна была превышать 2 тонны. Возможности дублирования наиболее важных агрегатов, оборудования и автоматического регулирования имели серьезные ограничения. Это означало, что американский астронавт на корабле «Меркурий» должен был работать, следить за полетом и вручную выполнять ряд операций.

Возможности ракетной системы «Восток» были несравненно выше: она была способна поднять корабль «Восток», имеющий массу, превышающую массу корабля «Меркурий» более чем в два раза. На корабле «Восток» было свободнее, и наш космонавт при наличии аппаратуры и автоматики был менее стеснен в своих действиях. У американцев отбор в кандидаты астронавтов был более жесткий: отбирались лишь высококвалифицированные летчики-испытатели с высшим образованием, имеющие степень бакалавра наук и общее время налета не менее 150 часов. Для сравнения можно привести время налета у наших кандидатов в космонавты.

Время налета у Гагарина составляло около 230 часов, Титова — 240 часов, Леонова — 250 часов. Кандидаты в космонавты последующих наборов Шаталов, Береговой, Филипченко, Демин и другие имели значительно большее время налета. Намечалось, что они будут выполнять более сложную и продолжительную работу в условиях космического полета. Кандидаты в космонавты последующих наборов были несколько старше и профессионального опыта у них было значительно больше. Кстати сказать, возрастной потолок американских космонавтов был поднят до 40 лет. Из 508 кандидатов к апрелю 1959 года, как отмечалось американской прессой, было отобрано 7 человек.

Американские ученые торопились, им хотелось взять реванш за наш первый прорыв в космос. Спешка и неуемное соревнование не лучшие помощники в решении столь сложной задачи, как космические полеты, а особенно с экипажем на борту. Поспешность всегда чревата оплошностями и промахами, что имело место при подготовке космического корабля «Меркурий» с членом экипажа Алланом Шепардом — первым кандидатом в астронавты.

Проведенные биологические зондирования трасс космических полетов открыли большие возможности для положительных прогнозов будущих полетов человека. Для этапа непосредственной подготовки космического полета человека потребовалось комплексное решение практически всех вопросов космической медицины.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена доклада

Во-первых, необходимо было сформулировать свое отношение к возможности космического полета человека и определить общую стратегию развития пилотируемых полетов.

Во-вторых, возникла крайняя необходимость разработки медико-технических требований к системам жизнеобеспечения космических кораблей, средствам защиты, спасения и приземления. Следовательно, предстояло принять участие в разработке этих систем и провести их всесторонние испытания.

В-третьих, необходимо было разработать методику отбора и подготовки космонавтов к полету и практически осуществить эти мероприятия.

В-четвертых, надлежало разработать систему мероприятий, направленных на медицинское обеспечение полетов. Решение этих вопросов потребовало существенного расширения фронта работ в области космической медицины, расширения круга специалистов и стендовой базы.

Постановлением Правительства СССР № 22-10 от 05.01.59 г. Научно-исследовательский испытательный институт авиационный медицины был переименован в Государственный научно-исследовательский институт авиационной и космической медицины (далее для краткости буду называть его Институт авиационной и космической медицины — ИАКМ). В институте было создано специальное направление. Возглавил его я. В состав направления вошли 3 отдела: отдел систем жизнеобеспечения (СЖО) во главе с Абрамом Гениным (он же был первым заместителем начальника направления), отдел космической физиологии во главе с Олегом Газенко, отдел отбора и подготовки космонавтов во главе с Николаем Гуровским. Кроме того, к решению проблем космической медицины были привлечены другие отделы института и организации. Отдел СЖО и средств спасения и приземления совместно с конструкторскими и производственными предприятиями — ЦКБ экспериментального машиностроения, заводами «Наука» (Г. И. Воронин) и «Звезда» (С. М. Алексеев) успешно разрабатывали системы регенерации и кондиционирования воздуха.

Экспериментальную отработку и испытания этих систем проводили Абрам Генин, Александр Серяпин, Михаил Фомин, Лев Мохов, Анатолий Фомин и др. Исследования устойчивости человека к тепловым нагрузкам, имитирующим аварийные ситуации, проводили Евгений Шепелев, Лев Головкин и др. В 5-м отделе проходили испытания системы катапультирования (Сергей Гозулов, Виталий Волович и др.). Специалисты в области высотной физиологии вели работы по выбору параметров искусственной атмосферы (Дмитрий Иванов, Виктор Малкин, Илья Черняков и др.). В отделе Питания разрабатывался бортовой рацион питания (Георгий Арутюнов, Петр Лобзин, Раиса Кудрова и др.). Свою работу отделы направления координировали с разработкой спускаемого аппарата кораблей «Восток» (К. Д. Бушуев, К. П. Феоктистов и др.) и его систем (Г. И. Воронин, С. М. Алексеев и др.).

В разработке СЖО для членов экипажа корабля «Восток» под руководством Григория Ивановича Воронина большую роль сыграли сотрудники завода «Наука» Василий Слотин, Владимир Авдонин, Дмитрий Сысоев, Юрий Завьялов, Юрий Гришин, Владимир Мискелов и др. При разработке космического скафандра и катапультных кресел космического корабля и парашютных систем огромную помощь оказали Семен Михайлович Алексеев, Федор Востоков, Виталий Сверщек, Арнольд Семенович Барер, Семен Петрович Уманский и др.

В отделе радиобиологии проводились исследования по оценке радиационной опасности (Армен Гюрджиан, Всеволод Антипов). Определялись границы переносимости человеком перегрузок при различных направлениях их действия (Ада Котовская, Светлана Симпура и др.). Отрабатывались методы оперативного медицинского контроля за состоянием человека (Иван Акулиничев, Борис Буйлов и др.). Под руководством Евгения Юганова Иван Касьян, Борис Асямолов, Анатолий Егоров, Борис Блинов и др. провели серию исследований при полетах человека и животных на самолетах в условиях кратковременной невесомости. Впоследствии эта же группа сотрудников разработала методику ознакомительно-тренировочных полетов космонавтов на самолетах с созданием кратковременной невесомости и принимала участие в их осуществлении.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать доклад

Отдел отбора и подготовки космонавтов совместно с Центральным военным научно-исследовательским авиационным госпиталем (ЦВНИАГ) и Центральной врачебно-летной комиссией — ЦВЛК (К. Ф. Бородин, М. Д. Вядро, Е. А. Федоров, И. И. Брянов и др.) приступил к уточнению и разработке требовании к состоянию здоровья космонавтов и системы их подготовки. Сотрудники отдела Ф. Д. Горбов, А.А.Корешков и др. начали изучение психических реакций человека на длительную изоляцию в условиях, имитирующих космический полет. В июне 1959 года нашим коллективом в содружестве с ЦВНИАГ и ЦВЛК была разработана первая инструкция по отбору космонавтов, которая была утверждена президиумами АМН и АН СССР. Группы научных сотрудников института, ЦВНИАГ и ЦВЛК (Н. Н. Гуровский, Е. А. Карпов, Г. П. Михайловский, М. Д. Емельянов и др.) были направлены в авиационные части МО СССР для проведения первичного отбора кандидатов в первый учебный отряд космонавтов.

Директивой Генерального штаба МО СССР в январе 1960 года был создан Центр подготовки космонавтов (ЦПК), оперативно подчиненный начальнику ИАКМ Ю. М. Волынкину. По представлению руководства института первым начальником ЦПК был назначен опытный авиационный врач Евгений Анатольевич Карпов. Научное руководство подготовкой кандидатов было возложено на ИАКМ. Главнокомандующим ВВС Константином Андреевичем Вершининым было предложено Институту разработать структуру Центра подготовки космонавтов. Евгений Карпов подобрал вначале небольшой, но спаянный коллектив ЦПК, в который вошли Евстафий Целикин, Николай Никерясов, Андрей Власюк, Федор Хлебников, Владимир Ковалев, Сергей Новиков и др. В строительстве и оснащении Центра подготовки космонавтов большую помощь оказывал генерал-лейтенант Василий Клоков.

Поскольку комплектование штатов центра проходило в период активной подготовки первой группы космонавтов, значительную часть работы на первом этапе взяли на себя сотрудники ИАКМ. Благодаря инициативе Евгения Карпова, Григория Хлебникова, Владимира Ковалева, Николая Никерясова, Сергея Новикова, Евстафия Целикина, Ивана Асбиевича и других подготовка космонавтов все в большей степени переносилась на базу центра, где постепенно сосредотачивалась вся методическая работа по отбору и подготовке экипажей космических кораблей.

Наряду с подготовкой первого космического полета человека ИАКМ развернул широким фронтом работы, направленные на обеспечение космических полетов на перспективных космических кораблях, конструкторская разработка которых в то время уже началась. Проводились исследования по физиологическим, психологическим и гигиеническим проблемам космических полетов большой продолжительности. Разрабатывались принципиальные схемы и технологические процессы регенеративных СЖО.

В составе созданного Управления 8 отделов занимались решением основных проблем космической биологии и медицины. В отделе замкнутых экологических систем, руководимом Евгением Шепелевым, разрабатывали системы биологической регенерации газовой среды в замкнутых объемах, регенерации воды и пищи. Кроме этого, отдел выполнял практическую работу (совместно с отделом питания) по обеспечению водой и пищей экипажей корабля «Восток». Отдел физико-химических методов регенерации атмосферы, руководимый Александром Серяпиным (Бронислав Гришаенков, Владимир Черкасов, Аркадий Ушаков и др.), разрабатывал системы утилизации углекислоты и бортовые методы получения кислорода за счет электролиза воды. Одновременно отдел продолжал работы по испытанию СЖО экипажей в макетах кораблей «Восток» и «Восход» (Леонид Салманов, Василий Дзедзичек и др.).

Вопросы нормирования параметров искусственной газовой среды и другие проблемы гигиены замкнутой среды изучал отдел обитаемости во главе с профессором А. Г. Кузнецовым. Отделом были выполнены многочисленные эксперименты большой продолжительности (до 2 месяцев) в барокамере, в которых были определены границы допустимого снижения барометрического давления, повышения концентрации углекислого газа, был принципиально решен вопрос замены азота гелием (А. Дианов). Много труда и сил отдал этим работам один из самых талантливых и преданных делу сотрудников института С. Г. Жаров.

Разработкой медицинских требований к средствам индивидуального снаряжения, системам аварийного спасения и приземления, медицинского обеспечения поиска и эвакуации космонавтов занимался отдел, руководимый профессором Сергеем Гозуловым. Сотрудники отдела (Лев Головкин, Виталий Волович и др.) вели большую исследовательскую и испытательную работу, участвовали в обеспечении космических полетов.

Исследования вопросов космической физиологии, включая действие невесомости и ускорений, были сосредоточены в 17-м отделе, возглавляемом Олегом Газенко. В состав отдела входила лаборатория Ивана Акулиничева, занимавшаяся системами оперативного врачебного контроля (Роман Баевский и др.). Работой психологической лаборатории успешно руководил Федор Горбов. Лаборатория общефизиологических исследований (Павел Васильев) изучала действие ускорений и других неблагоприятных факторов полета, разрабатывала фармакологические средства снижения и изменения реактивности организма.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать доклад

В связи с актуальностью проблемы биологического действия космической радиации был создан радиобиологический отдел, возглавляемый Павлом Саксоновым, занявшийся нормированием, дозиметрией и защитой экипажей космических кораблей от проникающей радиации. Над этой сложной проблемой успешно работали Евгений Ковалев, Армен Гюрджиан и Всеволод Антипов.

Вопросами согласования систем управления сигнализации и индикации с психофизиологическими возможностями человека, а также разработкой требований к пилотажным тренажерам успешно занимался отдел космических тренажеров, в состав которого вошли инженеры, математики, психофизиологи и психологи. Специалистам отдела (Александру Кузьминову, Михаилу Сильвестрову, Валерию Онищенко, Виктору Денисову и др.) удалось сравнительно быстро организовать научно-исследовательскую работу, результаты которой были реализованы в конструкции систем управления, средствах и методах обучения и подготовки космонавтов. Этому во многом способствовали заместитель начальника 2-го Управления института Виктор Денисов и Леонид Салманов.

Отдел обработки и анализа информации, поступающей с корабля, во главе с Григорием Алтуховым (Василий Копанев, Анатолий Егоров, Иван Шадринцев и др.) разрабатывал методы расшифровки и анализа биотелеметрической информации и практически осуществлял эту работу.

Комплексный подход к подготовке и проведению космического полета человека позволил сосредоточить усилия ИАКМ, ЦПК и промышленности на решении проблем космической биологии и медицины. Большую помощь ИАКМ, особенно в решении биологических вопросов, оказывали научно-исследовательские институты и учреждения АН СССР, АМН СССР, академики А. А. Благонравов, М. В. Келдыш, А. Н. Несмеянов, А. Н. Бакулев, В. Д. Тимаков, В. Н. Черниговский, Н. М. Сисакян и др. Мне как руководителю медико-биологической программы подготовки полета животных, а затем и человека на ракетных летательных аппаратах большую помощь оказывали Президиум АН СССР во главе с президентом А. Н. Несмеяновым и Президиум АМН СССР во главе с президентом Н. Н. Аничковым, а впоследствии с президентами А. Н. Бакулевым, В. Д. Тимаковым, академик Н. П. Дубинин, действительные члены АМН СССР Н. Н. Жуков-Вережников, В. И. Воячек, К. Л. Хилов и многие другие.

Полеты первых советских космонавтов на кораблях «Восток» поставили перед.космической медициной новые, более сложные задачи и стимулировали ее дальнейшее развитие. Естественно, становление и развитие науки немыслимо без публикаций, в которых были бы сформулированы ее основные задачи и приведены результаты теоретических и экспериментальных исследований. В нашей стране публикации научных работ в области космической медицины начались в 1956 году, когда под моей редакцией вышел первый сборник переводов работ американских, французских и немецких авторов. Первые публикации экспериментальных данных, полученных в полетах животных при вертикальных пусках геофизических ракет и в полете Второго ИСЗ появились в 1958 году. С 1961 года в журналах АН СССР стали публиковаться обзорные статьи и доклады В. И. Яздовского, Н. М. Сисакяна, В. Н. Черниговского, О. Г. Газенко, В. В. Парина, А. М. Генина, Н. Н. Гуровского, А. А. Гюрджиана и других ученых, посвященные изложению предмета, методов, результатов и задач космической биологии и медицины.

В 1962 году АН СССР начала издавать сборники «Проблемы космической биологии». В 1962-1964 годы были опубликованы монографии, посвященные медицинскому анализу результатов полетов на кораблях серии «Восток». В 1966 году увидела свет первая монография «Космическая биология и медицина» под моей редакцией. С января 1967 г. начал выходить научно-практический журнал «Космическая биология и медицина». Советские ученые стали выезжать с докладами на международные конгрессы и конференции.

Таким образом, в начале 1960-х годов космическая биология и медицина сформировалась как научная дисциплина, имеющая свой предмет исследования, свою литературу, практические результаты и перспективы. К сожалению, у нас в стране в период секретомании и отсутствия свободы печати многие наши статьи, монографии печатались под псевдонимами. Так, Сергей Павлович Королев подписывал статьи фамилией П. К. Сергеев, Валентин Петрович Глушко — фамилией В. П. Петровичев, я под некоторыми своими статьями ставил фамилии В.И.Яковлев, В.И.Иванов, В.И.Сидоров. Это осложняло обмен научной информацией в таких сложных научных дисциплинах, как космонавтика, космическая биология, космическая медицина. Чрезмерная закрытость научной информации давала возможность недостаточно компетентным, но изворотливым людям, особенно руководителям некоторых учреждений, использовать труды подчиненных коллективов и отдельных лиц для своей популяризации и продвижения. Много можно было бы привести примеров, но это дело прошлое и не стоит воспоминаний.

На заседании Государственной комиссии по предложению группы ученых-медиков во главе со мной было решено провести два зачетных полета кораблей-спутников по программе одновиткового полета. Исходя из научной и технической необходимости первого полета человека на один виток вокруг Земли, были проведены два научных эксперимента при полете животных (Чернушка, Звездочка и другие биологические объекты). Цель экспериментов состояла в испытании автоматики скафандра, катапультной тележки и системы жизнеобеспечения космического корабля. Предполагалось проверить работу парашютной системы корабля «Восток» и системы катапультирования и приземления тележки со всем ее оснащением.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать доклад

Вне катапультного сиденья находились собака Чернушка на первом и Звездочка на втором кораблях, мыши (черные, серые, белые по 40 штук), морские свинки, белые крысы, растения, микробы и другие биологические объекты. На катапультном сиденье располагался резиновый манекен человека, одетого в скафандр со всей автоматикой, неприкосновенным аварийным запасом (НАЗом) и лодкой. В грудной и брюшной полости, в области бедер и в других частях манекена человека были размещены мыши, морские свинки, микробы, вирусы и другие биологические объекты. В ходе этих научных экспериментов на кораблях-спутниках «Восток-3А» были успешно испытаны система жизнеобеспечения, безмасочный скафандр с автоматикой, система спасения и приземления на катапультном кресле и в самом корабле, а затем дано окончательное заключение о возможности полета человека на космических кораблях «Восток».

Изложенная схема, последовательность и система проведения научных экспериментов на животных предопределили успех последующих космических полетов. Необходимо отметить, что до настоящего времени исследования на животных при полетах на ракетных летательных аппаратах являются важными этапами в биологическом зондировании будущих трасс космических полетов и проверке надежности работы всех систем космических кораблей, станций и платформ.

Во время полетов космических кораблей-спутников с животными на борту по программе одновиткового полета весь отряд космонавтов выезжал на стартовую площадку космодрома Байконур. После старта отряд космонавтов перемещался на самолетах к месту приземления кораблей для ознакомления с результатами полета и приземления. Это делалось в целях изучения стартовых и пусковых работ и снятия излишней стрессовой напряженности космонавтов в будущих полетах.

Решение задач космонавтики может быть выполнено только при деятельном участии человека, находящегося на борту космического корабля. Присутствие человека на борту корабля повышает надежность и эффективность космических полетов, позволяет решать сложные задачи. При этом на экипажи возлагаются ответственные функции по управлению космическими кораблями, обобщению информации, принятию решения, осуществлению на орбите сборки межпланетных кораблей, проведению в полете ремонта оборудования корабля и научных исследований. Реализация этих задач будет более успешной, если при создании различных систем, с которыми придется работать космонавту, будут учитываться психофизиологические возможности человека и если будет проводиться тщательная подготовка экипажа корабля к профессиональной деятельности по управлению системами космического корабля и научно-исследовательской аппаратурой.

Таким образом, возникает необходимость рассмотрения проблемы «человек — машина» с двух сторон:

  • согласования характеристик систем управления космическим кораблем и научной аппаратурой с психофизиологическими возможностями человека-исследователя;
  • подготовки космонавта-исследователя к профессиональной деятельности на космическом корабле, в процессе которой характеристики человека согласовываются с характеристиками системы управления.

При рассмотрении первой стороны этой проблемы важное значение имеет решение таких вопросов, как определение объема информации, который может воспринять и переработать человек в единицу времени в экстремальных условиях космического полета, изыскание оптимальных средств информации и сигнализации для космических летательных аппаратов, разработка методов определения эффективности с психологической точки зрения средств индикации, сигнализации и органов управления, разработка психофизиологических требований к системам управления межпланетными космическими кораблями, исследование психологических особенностей деятельности космонавта в условиях космического полета и высадки на другие планеты.

При подготовке космонавта-исследователя большое значение придается изучению адаптационных возможностей человека; разработке научно обоснованных методов подготовки космонавтов к профессиональной деятельности в космическом полете.

Поскольку эффективность полуавтоматических систем, включающих в себя человека-исследователя, определяется эффективностью и надежностью звеньев этой системы, возникает необходимость исследования надежности человека как звена системы «человек — машина». Надежность человеческого звена следует рассматривать с точки зрения функционирования системы «космический корабль — космонавт-исследователь», динамики ошибок и различных отклонений от нормальной работы.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Как только газеты и журналы известили об успешных полетах искусственных кораблей-спутников Земли с животными, в Академию наук поступило огромное число писем от жителей нашей страны и зарубежных граждан с просьбой включить их в отряд космонавтов. Из большого числа писем приведу выдержки из нескольких:

1. Сенатов А. И., 1914 года рождения, в 1936 году окончил Ленинградский Коммунистический институт журналистики им. В.В.Воровского. В 1929 году окончил Челябинское военно-авиационное училище штурманов и был оставлен преподавателем аэронавигации и метеорологии. С 1941 по 1945 гг. воевал на фронтах Великой Отечественной войны и затем работал в народном хозяйстве. Ошибочно полагая, что космические полеты могут быть совершены на современных реактивных самолетах, он предлагал свою жизнь науке и давал согласие возглавить ряд экспедиций в верхние слои атмосферы и за ее пределы.

2. Бондаренко Ф. Д., 1926 года рождения, из Петрозаводска. По специальности рентгенотехник и дозиметрист ионизирующих излучений. Просил включить себя в состав экспедиции в межпланетное пространство.

3. Якобсон Б. А. из Риги, 49 лет, рабочий, просился в полет в космос.

4. Копылов Ю. и Белоусова Т. — студенты II курса горного факультета Среднеазиатского политехнического института, комсомольцы из Ташкента, высказывали желание полететь в межпланетное пространство.

5. Агафонова В., Асташова С., Жога Б., Поповкина В. — студенты III курса медучилища № 1 из Сталинграда. Спрашивали, каким образом можно записаться в межпланетное путешествие.

6. Хания Дулембианка, 17 лет, из Польши, просила отправить ее в космический полет.

7. Ганин В. М., 1926 года рождения, Горожанов А. И., 1930 года рождения, осужденные, предлагали себя для полетов, связанных с большим риском.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена доклада

8. Талманов Н. П. из Баку. Выдержка из его письма: «Я летчик-истребитель, сейчас в отставке, годен к летной службе и работе, настоятельно предлагаю свои услуги летчика, когда будет решаться вопрос о составе экипажа на этот первый полет… Еще раз убедительно прошу Вас иметь в виду мою кандидатуру, когда будет решаться вопрос о составе экипажа. У русского летчика П.Н.Нестерова не очень много было шансов на совершение петли (я имею в виду самолеты того времени), моя просьба остается в силе и после того, если шансов на успех (я имею в виду технических) будет меньше, чем у Нестерова».

9. Ахметов М., 1926 года рождения, член КПСС, инспектор РОК, ТАССР Бавлинского района, просил посадить на первый спутник.

10. Апраксин Е. В. из Каунаса, окончил 10 классов и авиационное техническое училище, 23 года, член КПСС. Выдержка из письма: «Я, Апраксин Е. В., лейтенант ВВС, авиационный техник. С детских лет возник у меня интерес к планетам, межпланетному пространству, к реактивной технике и возможности полета на планеты. Этот интерес привел меня в реактивную авиацию. Закончив авиационное техническое училище и проработав два года на эксплуатации, я готовился поступить в Академию. Я знал, что межпланетное сообщение — ближайшее будущее этой четверти века».

Далее он просил включить себя в число участников полета на Луну. «Я очень хотел бы участвовать в нем. Уверяю Вас, что это для меня серьезный, давно и глубоко продуманный вопрос. Это письмо можно считать как заявление, прошу принять его именно таковым. Уверен, что смогу справиться с трудностями подготовки в любом случае, если мне будет предоставлена возможность участия в полете».

11. Патрахин П. Д., капитан запаса, из Москвы. Выдержка из письма: «Могу быть Вашим помощником и подопытным в осуществлении предстоящих полетов в мировое пространство».

12. Колтунов Яков Иванович — сотрудник НИИ-4.

Список подписал ученый секретарь Межведомственной комиссии по межпланетным сообщениям АН СССР А. Г. Карпенко.

 

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать доклад

Автор: Светлана

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

340

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке