Особенно тревожила британскую администрацию активизация бурских лидеров Трансвааля, развернувших кампанию по разоблачению “капиталистического заговора с целью ввоза азиатов в ущерб белым”, в центре же внимания КОР оказалась проблема школьного образования. Деятельность милнеровской администрации подвергалась все большей критике со стороны большей части англоязычного населения. Милнер согласился на некоторые уступки, и его предложение нашло полную поддержку у министра колоний и 8 июля Милнеру было разрешено объявить о предстоящих переменах в составе Законодательного совета Трансвааля, но относительно колоний Оранжевой реки там не было ни слова.

Известия о предстоящих изменениях в конституционном устройстве Трансвааля и о введении принципа представительного управления ускорили оформление политических партий среди европейского населения Трансвааля.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Прогрессивная ассоциация Трансвааля. Они выступали за немедленное введение представительного правительства, настаивали на признании равных прав избирателей.  Партию составляли в основном представители горных монополий, следовательно, были за политику проводимую Горной палатой.

Ассоциация ответственного правительства. Так же признание равных прав избирателей, требовали полного и немедленного самоуправления, были согласны на допуск бурского большинства в парламент самоуправляющейся колонии. Все деятели этой ассоциации были состоятельными людьми и выступали против политики Горной палаты, были и золотопромышленники первой волны, и алмазные магнаты.

Политическая рабочая лига. Была образована как организация представлявшая интересы рабочих в новом Законодательном Совете в 1904 г. Политические требования их ограничивались призывами к союзу белых жителей Южной Африки, языковому равенству, немедленному предоставлению ответственного правительства и избирательных прав для всех белых мужчин и женщин.

“Хет Фолк”. В переводе “народ”. Ее составляли в основном бурское сельское население, но были, и так же не малочисленны, представители “свободных профессий”. Они требовали: полной компенсации военных убытков, создания избирательных участков в соответствии с количеством населения, увеличения правительственных ассигнований на развитие сельского хозяйства, запрещения продажи земли африканцам и не предоставление им избирательных прав, полного самоуправления Трансвааля и КОР и ликвидация приниженного неравноправного положения буров в этих колониях.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Таким образом, к началу 1905 г. сложилось два основных политических центра, один из которых был связан с горной промышленностью и Горной палатой и поддерживал мероприятия колониальной администрации Милнера, второй – оппозиционный – состоял не только из бурских политических деятелей и части трансваальских британцев, но и из представителей зарождавшегося рабочего движения. Расходясь во взглядах на будущее колонии и в оценке колониальной политики английских властей, обе эти группировки занимали в целом расистскую позицию, выступая против предоставления каких-либо политических прав, как африканцам, так и индейцам и метисам, жившим в Трансваале.

В основу нового колониального статуса Трансвааля легли предложения Милнера, содержащиеся в обширном  донесении от 5 декабря 1904 г. В нем он снова подчеркивал, что преждевременно давать самоуправление Трансваалю. Надо только, писал он, принять определенные меры, чтобы успокоить недовольных и создать у большинства населения ощущение участия в руководстве колонии. Смысл предложений Милнера сводился к  тому, чтобы с помощью частных уступок сохранить на длительный срок полный контроль британских колониальных властей над Трансваалем и  обеспечить самые благоприятные условия для деятельности английских горных монополий. Эти же идеи легли в основу конституции Трансвааля 1905 г., текст которой был подготовлен министром колоний Литтлтоном и прислан Милнеру в начале 1905 г. Эта конституция просуществовала всего один год и была отменена, по существу даже не вступив в действие.

Анализ внешнеполитических и внутренних проблем,  стоявших перед Англией, показывал, что ни о какой новой колониальной войне не могло быть и речи. Требовались иные методы в южноафриканской политике. Цель же политики оставалась прежней: обеспечение полной безопасности британских интересов на юге Африканского континента. Для осуществления намеченной цели были предложены два пути. Один из них отстаивал преемник Милнера в Южной Африке Селборн. Селборн с самого начала своей деятельности выступил решительным противником немедленного самоуправления. Другой точки зрения придерживались либералы.  У.Черчилль, пожалуй, лучше других выразил суть негативного отношения либералов к идее представительного правительства в Южной Африке: “Я полагаю, что ныне невозможно отказать Трансваалю в представительном парламенте и ответственном перед ним правительстве”. Черчилль отнюдь не требует “бросаться в объятья буров”, но предлагает найти те принципы, которые были бы приемлемы в качестве компромисса для обеих сторон. В меморандуме от 30 января 1906 г. он  советовал сделать ряд уступок бурам и одновременно поддержать некоторые требования британских партий. Так, рекомендуя провозгласить самоуправление и признать равенство языков, он считал необходимым сохранить такое положение, когда избирательные округа создаются исходя из числа избирателей, поскольку при этом условии можно обеспечить британское большинство в парламенте Трансвааля.

Точку зрения Черчилля разделяли и другие министры. Тем не менее, на заседании кабинета 8 февраля выяснились разногласия, связанные с вопросом новой конституции для Трансвааля. Однако спор шел не о том, предоставлять или нет самоуправление, а о том, каким образом осуществить ведение системы ответственного правительства. В итоге в Южную Африку было решено направить специальную комиссию для выработки предложений о новой конституции.

Комиссия прибыла в Южную Африку 24 апреля 1906 г. В ее состав вошли лица, имевшие определенный опыт работы в колониальном аппарате, главным образом в Индии. Комиссии Уэст-Риджуэя было предписано провести консультации с лидерами политических партий и попытаться достичь общего согласия относительно представительства в парламенте. Предлагалось рассмотреть вопрос о второй палате парламента и согласиться с предложением о предоставлении избирательных прав всем белым мужчинам. Комиссия пробыла в южноафриканских колониях более двух месяцев, отчет о ее деятельности так и не был опубликован, так как его составители были слишком откровенны в своих выводах и предложениях.

Итак, советовалось  ввести всеобщее избирательное право для  мужчин, создать избирательные округа по числу избирателей, но в границах старых дистриктов, избирать от каждого округа по одному депутату и перераспределять округа каждые пять лет.           В качестве более прочной гарантии британских позиций в парламенте Трансвааля комиссия предложила создать вторую палату, назначаемую губернатором. Специальный доклад комиссии был посвящен рекомендациям по конституции КОР. Сложность вопроса о самоуправлении КОР заключалась в явном преобладании буров среди белых жителей колонии. Введение системы ответственного правительства в подобных условиях означало передачу власти бурским лидерам, тем не менее, считали нужным восстановить старую конституцию КОР с ее сильной президентской властью, причем функции президента должен выполнять губернатор колонии. Говоря о будущем члены комиссии писали, что самая большая надежда на улучшение положения в Южной Африке  заключена в конфедерации на таких общих принципах, как и те  на которых создан доминион Канада и Австралийское содружество.

Конституция, вводившая статус ответственного правительства для Трансвааля, была провозглашена 6 декабря 1906 г., но подготовка к выборам в парламент началась еще летом, сразу же за обсуждением в палате общин рекомендаций комиссии Уэст-Риджуэя. В первом парламенте  будет британское большинство в пять-девять человек. Если британская община на выборах окажется единой, то можно сформировать довольно устойчивое правительство, опирающееся на это большинство. Однако реальна, когда часть парламентариев-британцев будет выступать заодно с бурскими лидерами. Тогда правительству – коалиционному по своему составу – придется больше опираться на буров. Третий исход выборов – явное большинство буров – по мнению комиссии, был нереален, так как баланс представительства был задуман таким образом, чтобы крайние фракции “Хет Фолк” или прогрессистов не могли доминировать в парламенте. На практике же следует ожидать  правительства опирающегося на умеренных британцев и буров. Главой его, по предложению  комиссии и министерства колоний, должен был стать  Ричард Соломон.

Итоги голосования, таким образом, были неожиданными. “Хет Фолк” завоевала 37 мест, прогрессисты – 21, сторонники Соломона – 6, лейбористы – три, независимые – 2. Как и предполагала комиссия, англоязычных депутатов было избрано больше, чем африканеров (37 против 32), тем не менее “Хет Фолк” не только победила на выборах, но и получила абсолютное большинство. Подобная ситуация явно  не была предусмотрена в прогнозах Уэст-Риджуэя. Ясно, что события в Трансваале развивались совершенно иначе, чем представляла себе имперская комиссия.

Парламентскими выборами 1907 г. закончился период пребывания бурских республик в качестве коронных колоний Великобритании. Вводя этот статус в 1902 г. правящие круги Англии рассчитывали, что Трансвааль и КОР будут находиться под непосредственным управлением из Лондона в течение длительного времени. Правительство опирающееся на британское большинство в законодательном органе колонии и действующее в союзе с умеренными бурами, представлялось достаточной гарантией незыблемости позиций английского империализма в Трансваале. Действительность опровергла эти планы. Несмотря на все усилия английской колониальной администрации, всего через 5 лет после окончания войны политическая власть вновь перешла к бурам и верховный комиссар Селборн поручил формирование правительства лидеру “Хет Фолк” Луису Боте. В декабре 1908 г. У Черчилль в секретном письме к новому министру колони Креве констатировал: “Мы уже не арбитры. Мы имеем большое влияние, но власть ушла”.

Предоставление самоуправления Трансваалю и КОР устраняло конституционные различия в статусе колоний и позволяло перейти непосредственно к объединению Южной Африки. Кампания за скорейшее объединение всех колоний началась в 1906 г., а свои плоды принесла уже в мае 1908 г., когда было принято решение о созыве Национального конвента для выработки проекта конституции единого государства. Толчком послужило восстание Бамбаты 1906 г. Помимо боязни всеобщего восстания африканцев была и другая. Действия, предпринятые английским правительством в связи с этим восстанием, рассматривалась лидерами белого населения Африки как угроза вмешательства в политику колонистов и доказательством необходимости скорейшего объединения. Однако это единодушие еще не означало согласованности действий: как только к концу 1906 г. напряженность в Натале несколько спала и угроза всеобщего “туземного” восстания стала менее реальной, выявились разногласия между представителями политических партий в осуществлении планов объединения. В январе 1907 г. зашла в тупик межколониальная конференция по созданию общих вооруженных сил на случай “туземных” беспорядков. Одновременно Бота и Сметс отказались поддерживать предложение о создании организации, которая агитировала бы за “тесный союз” колоний.

Важным пунктом на пути практической реализации планов объединения Южной Африки явилась межколониальная конференция, созванная в начале мая 1908 г. в Претории, с целью решения вопроса о новом таможенном союзе. Данные действия вытекали главным образом из внутренних обстоятельств экономического и социально-политического порядка. А так же из-за  намеченных в Англии парламентских выборов 1910 г., поскольку авторитет либералов пошатнулся, то надо было поторопиться, чтобы провести закон о создании единого южноафриканского государства через палату общин в 1909 г., пока еще там либералы обладали большинством.

Вопрос о южно-африканском национальном союзе оказался единственным пунктом повестки дня конференции, по которому были приняты согласованные решения. А именно: самоуправляющиеся колонии в Южной Африке должны объединиться в какой-то форме “тесного союза” и что для выработки проекта конституции нового государства надлежит собрать Национальный конвент, который состоял бы из делегатов, назначенными колониальными парламентами. Резолюции конференции были переданы на рассмотрение законодательных органов колоний. В течение июля парламенты Капской колонии, Трансвааля, КОР и Натала обсудили и одобрили предложения о создании “тесного союза” и избрали делегатов в Национальный конвент, одновременно ряд будущих его участников, в частности Сметс, начали работать над проектом конституции, а Мэрримэн взялся за организационную подготовку. Обсуждение резолюций в колониальных парламентах позволило выявить примерную расстановку сил среди белых южноафриканцев по вопросу об объединении и о форме будущего государства.

Национальный конвент открылся утром 12 октября 1908 г. в Дурбане. Его заседания продолжались до конца месяца, были прерваны на несколько дней, а затем возобновлены в Кейптауне. Первая сессия закончилась принятием проекта конституции, который был передан на рассмотрение колониальных парламентов. В мае 1909 г. делегаты конвента собрались на вторую сессию в Блюмфонтейне, где был утвержден новый проект, учитывавший поправки, предложенные отдельными колониями. Этот вариант был, затем утвержден во всех колониях, и, наконец, представлен британскому парламенту.  Следует отметить, что делегаты конвента представляли лишь “белую Африку”. Судьба неевропейского большинства страны решалась без участия их представителей. В конвенте были представлены различные группы южноафриканской буржуазии, каждая из которых преследовала свои цели, а их столкновения неизбежно вели к разногласиям. В ходе дебатов по вопросу об избирательных округах выявился конфликт между сельской и городской буржуазией, вызванный по преимуществу тем, что первая была африканерской, а вторая – англоязычной.

Одной из главных проблем был вопрос о форме государственного устройства. До созыва конвента многие считали, что единое государство должно быть федерацией либо канадского типа, либо австралийского. Однако, когда этот вопрос встал на повестку дня конвента, большинство его делегатов отдали предпочтение унитарному государству в форме союза. В вопросе об избирательных правах для небелых большинство делегатов первоначально склонялось в пользу решения применимого ко всему Союзу. Но дискуссия показала, что выработать единое решение очень трудно. В этой ситуации общую поддержку получила компромиссное предложение Мэрримэна о сохранении существующих избирательных систем в колониях. Было так же решено, что четверо из восьми назначаемых сенаторов Союзного парламента должны представлять интересы “цветных” рас. Договоренность о равенстве языков была достигнута довольно быстро. В течение полутора месяцев делегаты конвента не могли решить вопрос о столице ЮАС, который, однако, решили в характерном для конвента компромиссном варианте: правительство и его аппарат должны находиться в Претории, парламент – в Кейптауне, Верховный суд – в Блумфонтейне.

Дебаты в парламентах четырех колоний и отклики англоязычной и африканерскй прессы на проект конституции позволяют предполагать, что белое население Южной Африки в целом положительно оценило итоги работы Национального конвента. А вот в силах “небелой” Южной Африки произошла консолидация политических партий и течений, в связи с проектом конституции. В Англии же первоначально было настороженное отношение к известиям о возникновении движения за скорейшее объединение колоний. Трансформация взглядов произошла в связи с деятельностью бурских лидеров Боты и Сметса., которые своими заявлениями и личными контактами произвели благоприятное впечатление. Была и внешнеполитическая причина. Угроза германского вторжения на территорию английских владений в Южной Африке и антибританского восстания буров диктовала необходимость дальнейших уступок во имя окончательного и быстрого умиротворения “белой” Южной Африки. И в третьем чтении Парламента 19 августа билль о создании Южно-Африканского Союза был одобрен без раздельного голосования. Спустя девять месяцев – 31 мая 1910 г. – было официально провозглашено создание нового государства – Южно-Африканского Союза. В мае 1910 г. было сформировано первое правительство Союза. Решая вопрос о назначении премьер-министра, английский верховный комиссар должен был выбирать между Мэрримэном и Ботой. Он предпочел второго, бурского генерала и поддержал предложение Боты о создании однопартийного (пробурского) правительства.

Таким образом, англо-бурская война, как противостояние двух народов, ведомая с одной стороны англичанами за приобретение новых территорий (колоний) и отстаиванием независимости своих государств бурами с другой, в итоге привело к созданию Союза бурских республик, о котором те давно мечтали. И англичане в силу многих обстоятельств не смогли теперь уже помешать им. Далее история Южно-Африканского Союза движется как история самостоятельно независимого государства.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.