Непунктивные глаголы с признаком (-Вхождение в ситуацию) – неинцептивные, с признаком (+Вхождение в ситуацию) – инцептивные.

У грамматической категории «вид» русского языка две граммемы – «перфектив» («совершенный») и «имперфектив» («несовершенный»).

Русская граммема «перфектив» имеет следующие четыре значения: пунктив (начало ситуации совпадает с концом ситуации, и эта точка находится внутри фокусного времени; при пунктивных глаголах), комплетив (начало ситуации предшествует началу фокусного времени, конец ситуации находится внутри фокусного времени; при комплетивных глаголах), лимитатив (начало ситуации предшествует её концу, и оба находятся внутри фокусного времени; при перформативных глаголах) и инхоатив (начало ситуации находится внутри фокусного времени, конец ситуации происходит после фокусного времени; при инхоативных глаголах). Со стативными глаголами невозможен.

Русская граммема «имперфектив» имеет следующие четыре значения: дуратив (начало ситуации предшествует фокусному времени, а конец ситуации происходит после фокусного времени; при неинцептивных глаголах), мультипликатив (несколько раз внутри фокусного времени повторяется ситуация, начало и конец которой совпадают; при пунктивных глаголах), итератив (несколько раз внутри фокусного времени повторяется ситуация, начало и конец которой не совпадают; при неперформативных глаголах) и темптатив (осуществляется попытка начать ситуацию, но ситуация не начинается; при инхоативных глаголах). С лимитативными глаголами невозможен.

Можно сразу заметить, что выбор мультипликатива (вместо итератива) и пунктива (вместо лимитатива) обусловлен лишь пунктивностью глагола, и их можно элиминировать, однако осторожнее этого не делать.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать доклад

Кроме того, при таком рассмотрении грамматическая категория вида, обычно причисляемая к словоклассифицирующим, оказывается крайне близка к словоизменительным, делая исключение лишь для двух типовых дефектов парадигмы, а именно отсутствия форм с граммемой перфектива у стативных глаголов и форм с граммемой имперфектива у лимитативных. Но такое рассмотрение не объясняет «видовые тройки» (наподобие «паковать» – «упаковать» – «упаковывать»). Формально их можно задать как видовые пары «паковать» – «упаковать» и «упаковать» – «упаковывать», являющиеся синонимами и имеющие омоформами все формы с граммемой перфектива, подобно тому, как слова «ребёнок» и «дитя» имеют омоформами все формы с граммемой множественного числа.

Третьей проблемой является хабитуальное значение, в нормальном случае присущее несовершенному виду, но при определённых условиях возникающее и у совершенного. Вероятно, его стандартный случай следует считать подвидом итератива, хотя это и не вполне точно,  а появление его в нестандартных случаях – исходящим от модификаторов с широкой сферой действия (наподобие «иногда», «обычно», «бывало»).

В-четвёртых, поскольку стативные глаголы не сочетаются с перфективом, а лимитативные – с имперфективом, возможен анализ, при котором они также образуют видовую пару (и, таким образом, классов становится четыре); хотя при выбранных признаках это и не слишком естественный класс, можно задать иные признаки (а именно, признак «единственная точка», при положительном значении которого открывается доступ к признаку «вхождение в ситуацию», при положительном значении которого появляется инхоативный глагол, а при отрицательном – комплетивный), однако при этом нарушится естественность (не)инцептивных и (не)перформативных глаголов, вследствие чего представляется разумным избежать этого объединения.

Также следует объяснить, почему отвергается анализ, при котором инхоативные глаголы не сообщают ничего о ситуации, а задают точку вхождения в ситуацию. Дело в том, что в таком случае они были бы пунктивными (ведь начало и конец вхождения в ситуацию, как правило, совпадают) и не сообщали бы ничего о конце, и, соответственно, было бы возможно, чтобы формами инхоативного глагола с граммемой перфектива описывалась ситуация, конец которой находится внутри фокусного времени. В реальности это невозможно («Вчера мотор заработал», по всей видимости, не может иметь в фокусном времени точку конца работы). Вопрос о том, нельзя ли рассматривать инхоативные глаголы как задающие вхождение в ситуацию как отдельную ситуацию, начало которой не совпадает с её концом, строго говоря, не столь однозначен (в частности, такой анализ позволяет избавиться не только от инхоатива, но и от темптатива как отдельных значений и задать русский перфектив как однозначную граммему, обозначающую нахождение точки выхода из ситуации в фокусном времени), но при рассматриваемом анализе, разделяющем стативные и лимитативные глаголы, это заставляло бы инхоативные глаголы не сочетаться с одной из граммем вида, что в реальности не наблюдается, и останется только считать инхоативы комплетивами относительно ситуации вхождения в ситуацию, что неинтуитивно. Впрочем, если одновременно объединить стативы с лимитативами и объявить инхоативы комплетивами относительно ситуации вхождения в ситуацию, можно задать три класса глаголов: пунктивы, комплетивы и стативы, противопоставленные по двум признакам: пунктивности и, для непунктивных, наличия естественного результата. Перфектив обретёт единственное значение наличия конечной точки в окне наблюдения, темптатив исчезнет, а у имперфектива останутся два значения, дуративное и итеративное. Однако при этом оказывается необъяснимым, почему комплетивы сочетаются с итеративным значением только тогда[1], когда задают вхождение в некоторую другую ситуацию (то есть по изначальной классификации являются инхоативами), и от этого элегантного анализа также приходится отказаться.

Аналогично, невозможен анализ, в котором комплетивные глаголы задают точку выхода из ситуации (и, следовательно, являются пунктивными), поскольку тогда они не сочетались бы с дуративом. Вариант, в котором они задают выход из ситуации как отдельную ситуацию, начало которой не совпадает с её концом, напротив, не сочетается с комплетивом («Он начал умирать три дня назад и вчера, наконец, умер», где начало умирания не находится внутри фокусного времени предиката «умер»).

Во избежание имперфективного парадокса, описанного в (Dowty, 1979), требуется уточнить, что точка конца ситуации у непунктивных глаголов обозначает так называемый естественный результат ситуации: для стативных и лимитативных глаголов это выход из обозначаемой ими ситуации (разумеется, едва ли для книги есть выход из ситуации «быть написанной по-русски», но её конец, по всей видимости, настаёт вместе с концом существования книги, который, вероятно, имеет место), для комплетивных же и, что критично, инхоативных это нечто большее, например, для рисования (видовая пара «(на)рисовать» является комплетивным глаголом) круга естественный результат – это точка, в которой круг оказывается нарисованным, хотя в актуальном мире он может так и не оказаться нарисованным.

Нужна помощь в написании доклада?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Под ситуацией понимается не то, что Булыгина называет ситуацией в (Булыгина, 1982), а то, что она там же называет «положением вещей». Следует заметить, что её классификация, в которой так называемые тенденции и так называемые результаты оказываются даже не узлами-братьями, а узлами-кузенами на дереве, после чего искусственно объединяются фигурной скобкой, не может рассматриваться всерьёз (хотя заслуживает внимания введение контролируемости, не являющейся, впрочем, связанной с видом категорией). Более того, различение свершений и достижений (восходящее ещё к (Vendler, 1957)) и вневременных и эпизодических стативных ситуаций является, по всей видимости, внеязыковым. Последнее замечание равно относится и к более, в целом, разумной классификации (Падучева, 1996).

Наконец, на всякий случай следует оговорить, что грамматическая категория времени, не рассматриваемая здесь подробно, соотносит с моментом речи не время ситуации, а фокусное время (в частности, граммема настоящего времени подразумевает нахождение момента речи внутри фокусного времени, в то время как граммема прошедшего времени – нахождение его после конца фокусного времени).