Когда человек обманывает ближнего своего, он делает это только с двумя целями, взаимоисключающими друг друга. Первая – для извлечения собственной выгоды, вторая – для блага того, кому он лжёт. В первом случае, я думаю, совершенно лишним будет объяснять мерзость действия, ведь это убивает веру обманутого в людей, что является самым большим преступлением по отношению к человеку. Что же касается второго?

В данном случае, обманывающий берёт на себя весьма тяжёлый груз ответственности – с одной стороны, он совершает «сиюминутное» благо – которое вполне видимо на данный момент, но с другой он должен смотреть и в будущее – какие дивные всходы может дать ложь через определённое время. Разве не может оказаться так, что изначальная боль, которую можно было причинить человеку правдой, умножится, и рухнет на голову обманутого по прошествии дней, месяцев, лет? Может ли лжец предвидеть все возможные развития ситуации? Нет, если только он не Бог. А так как Бог по своему определению не лжёт, то такое совпадение исключается.

Но подойдём к этой проблеме с другого бока, и, дабы не быть голословными, приведём пример – ложь умирающему человеку. Ложь, которая позволит уйти в иной мир в умиротворении, в спокойствии, а не с чувством невыполненного дела, непрощённых поступков и так далее. Для тех, кто находится на смертном одре, очень важно знать, что этот мир они оставляют в окружении любви, что всё возможное зло, сделанное ими людям, прощено самими людьми, а, значит, будет прощено и Богом. Даже не в вере во Всевышнего суть – соль здесь в спокойном отшествии в мир иной с подведенной чертой. А что делать, если кто-то не простил, кто-то не забыл? Как сказать умирающему об этом – что кто-то по прежнему обижен на него? В этом случае легче солгать – будущего у обманутого на этой земле уже не будет, он уйдёт спокойно. Легче, но вот правильнее ли?

С точки зрения неверующего, думаю, вопрос ребром не встаёт – если за гробовой доской нет ничего, значит нужно облегчить участь умирающего, дать ему в умиротворении завершить свой путь. И как же сложно это с позиции верующего…

Мы даём человеку обманчивую надежду, и за то будем отвечать перед Богом – но как отвечать? Как за добродетель – любовь и милосердие, проявленное к ближнему, или как за порок – обманчивые надежды, внушённые нами в тот момент, когда человек должен совершить главный переход в своей жизни – и свершит он его в облачении лжи, нами созданной. Вопрос в таком контексте мне представляется неразрешимым по той причине, что ответ на него знает лишь Бог.

Но вернёмся к ситуации, когда человек лжёт не умирающему, а вполне здоровому человеку, и лжёт дабы оградить его от возможной боли, которая может причинить правда. Благо ли это? Я думаю, это будет зависеть от ситуации. Если ложь касается события незначительного, события, которое больше не будет иметь важной роли в жизни человека – но может принести ему неприятный осадок, если известно наверняка (хотя что такое «наверняка» — не излишняя ли самоуверенность человека в собственных прогнозах?) о возможном развитии проблемы, то ложь будет оправдана. В той же ситуации, когда предрекать последствия лжи сложно, я думаю, человек должен знать правду. Не имеем мы право брать на себя «должность» вершителя судьбы, выбор должен всегда оставаться за тем, кого проблема касается непосредственно. В данном случае, на мой взгляд, ложь недопустима, ибо мы лишаем ближнего свободы, навязывая ему наше мировоззрение.

Какой же итог можно подвести всем пространным моим рассуждениям, туманным в той же мере, сколь и сама тема? Вывод следующий – ложь во благо возможна только в незначительных, я бы даже сказал житейских ситуациях. Во всех остальных мы не имеем право брать на себя такую ответственность, должны (подчёркиваю это слово), сказать правду, как бы ни было больно. Решая судьбу человека, мы имеем возможность причинить не меньший, а порой и больший вред, чем мы бы нанесли сказанной ранее правдой. Но посмотрите и с другой стороны, возможно, те испытания, от которых мы хотим оградить человека посредством нашей лжи, вполне могут пойти ему на пользу, помочь переосмыслить свои поступки, а, возможно, и свою жизнь, что-то изменить в себе.

Всё, что я описала выше – общий взгляд на огромное количество возможных жизненных коллизий, но нужно учитывать, что многое зависит от конкретных обстоятельств. И единственное, о чём я прошу, размышлять и анализировать не только мозгом – этим чёрствым и сугубо рациональным органом, но ещё и сердцем, дабы совместив чувства и разум, прийти к более верному ответу, насколько это возможно…