Для ребенка приятны: ласковый взгляд мамы, теплота, прикосновения теплых рук и безопасность, идущая от папы. Кроме этого еще и разнообразие лиц. С помощью метода магнитно-резонансной томографии ученые обнаружили участок мозга, который находится с правой стороны за ухом – это задняя верхняя височная стороны. Нервные участки этого отдела мозга отвечают за распознавание движений определенных зон мозга (приподнятость бровей, улыбки и т.д.). Ребенок радостно реагирует на доброту лица, однако, и на гримасу он тоже реагирует смеясь. Познавательный интерес человека, предопределен генетически. Нельзя говорить, что у кого-то он меньше, а у кого-то больше. Нужно понимать, какие процессы тормозят, блокируют у ребенка этот интерес. Вначале просто получение информации от мимикрии людских лиц – это первая ступенька в развитии сознания: ребенок чувствует отношение к себе и усваивает его, как свое собственное.

Когда ребенок начинает ползать, а потом ходить – начинаются сензитивные периоды: интерес к речи, а так же к тому, что его эмоционально ограничивает. Ему хочется преодолеть генетическую блокаду на адекватное выражение своих эмоций, чувств, исследовательского интереса.

В генетической памяти сохраняются пучки страха, аффектов («заколки», «заклёпки», защитки) которые  передавались по наследству. Ребенок интуитивно сталкивается с тем или иным проявлением генетической памяти и всеми теми способами, которые он в силах выразить, показать родителям символическое содержание того, что блокирует его свободу. Ребенок просто сталкивается с этим (например, в игре), и развитие происходит либо в сторону разрешения «внутреннего семейного конфликта», когда родители понимают, что хочет передать, сказать ребенок. Либо в ту сторону, в которой расшифровка конфликта накапливается стихийно, не разрешая, а еще более усугубляя. Такие дети часто подвержены аффектам.

Так природа дает возможность переиграть психологическую драму – в адекватность во внутренней свободе и ребенка и родителя.

Если взрослый сможет считывать такие, скорее символические способы и помочь ребенку в игре разрешить этот вопрос с положительным эмоциональным результатом, тогда польза будет не только для ребенка, но и для его папы и мамы.

Так ребенок формирует для себя актуальную, адекватную, полезную границу психического здоровья, чувство самосохранения. Результатом всего этого должно стать – сознание.

Посылы «можно» или «нельзя» — формируют детское невротическое пространство, которое сказывается на его самовосприятии – «это я можно», «это нельзя»… Когда такой человек вырастает, то у кого он должен спрашивать разрешения для расширения границ совей внутренней свободы?

Именно за этим идут к психологу-консультанту или к психотерапевту.  

Не спешите развивать у ребенка речь, пусть будет больше символического в его мире.

Первыми признаками сознания можно считать период, когда ребенок начинает вопрошать (около 3-х лет). Все его сенсоры направлены на познавательный интерес. Опыт, который он получит, исследуя мир и те эмоциональные посылы, которые будет давать ему взрослый – в совокупности сформируют его самосознание.

Подростковый возраст. Основная задача окружающих взрослых, дать подростку «авторитет», сделать так, чтобы он нашел для себя авторитета (это может быть папа, родственник, писатель, ученый, любая выдающаяся личность). Если ребенок не найдет авторитета в мире взрослых, то будет искать его среди ровесников, заслуживающих (или не заслуживающих) пример для подражания. Зачастую такая ситуация плачевна, но не всегда.

Сознание в этом возрасте зависит от сравнения себя с авторитетом и с другими людьми вокруг. На этом этапе формируется понятийное мышление, как инструмент сознания. И здесь начинается самая большая трудность для всех людей – сформировать такое мышление, с помощью которого можно дифференцировать понимание мира, а далее эмерджентное свойство системы сделает свое – мышление перейдет на символический уровень осознания.

Дается это не каждому. Не дается вообще тому, кто не изучает научную литературу. Даже поэты – и те, символисты только в своей небольшой рифмованной нише. Дается научному исследователю, скорее гуманитарных наук, с провожатым – психологом (когнитивно-лингвистической, гуманистической направленности), с которым можно уяснить основные жизнедеятельные понятия, дав им определения. Продолжить тему разговора уже более лаконично, где представление как образ наиболее понятен. Такой образ общения, в итоге, легко можно «перекинуть и на тех людей, которые не изучают науку, но в любом случае созидающим, увлеченным чем-то.

На пути от подросткового возраста к юношескому — стоит большая преграда негативных эмоций, впечатлений, неверных представлений. Так же несерьезное отношение взрослых к тому, что переживает подросток, юноша. То, накопленное самосознание резко сталкивается с обширным и разнообразным миром представлений, трендов, «эффектов ареола» и т.д.

В дальнейшем есть два развития сознания:

  1. Идолопоклонение.
  2. Мировоззрение.

Естественно, что путь «своего мировоззрения» сейчас наиболее актуален. Нужны создатели, Творцы во всех науках. А еще более важным сейчас является объединение все наук. Именно поэтому, люди должны скорее не спорить, а сотрудничать, взаимодействовать.

Идолопоклонение – властно над многими, может даже над целой страной, но не над цивилизацией — в общем.

Другое дело – мировоззрение, как сознание в юношеском возрасте. Выбор профессии. Профессий, я полагаю столько же, сколько и мировоззрений, просто это отношение к миру пока что запечатано в «коллективном бессознательном» (К.Г.Юнг).

«Дух Огня» (энтузиазм и надежда) горит еще потом долго, но затихает и совсем потухает, когда человек не находит общечеловеческой мысли-цели, не находит единомышленников.

Если познавательный интерес у детей изначально одинаковый, то, что с ним происходит, скажем, через 30 лет? Разногласие как разнородность.