Смерть уносила сотни, тысячи, сотни тысяч тех, кто совсем недавно мечтал о счастливом будущем, а теперь навечно закрыл глаза от мучительного ранения, голода или болезни. Вчера они беззаботно играли во дворах, ходили в школу и прилежно изучали новые предметы, чтобы сегодня променять свои детские платья и брючки на протёртую шинель с плеча старшего товарища, который уже никогда не сможет застегнуть её на все пуговицы. Кто мог сотворить это с ними, так рано поседевшими и познавшими ужасы войны?

И кем были они? Они, свято верящие в то, что мы победим. Знающие, что по-другому просто не может быть. Молящиеся на Отечество, на свою непогрешимую, храбрую Родину. Что мы можем сказать про них за исключением того, что они отдали свои жизни за светлое будущее потомков? Что осталось от них, кроме «похоронок» – роковых клочков измятой бумаги, символизирующих гибель хрупкой надежды родных и близких?

Могли ли они хотя бы догадываться о том, что будет происходить на земле, которую они защищали своим телом, спустя семь десятков лет? Думал ли мой прадед, героически погибший под Донецком, что в следующем веке там совершится государственный переворот, который сложно назвать точнее и выразительнее пушкинского «бунт бессмысленный и беспощадный»? За это ли сражались мальчики, сменившие велосипеды на танки, и девочки, ставшие настоящими ангелами для раненых, умирающих солдат?

О войне было сказано многое, но этих слов никогда не будет достаточно. Те, кого мы не забудем, заслужили гордое право называться Людьми с большой буквы. Это и есть настоящий подвиг, который был совершён без притязаний на почести, славу и богатство. Посмертный подвиг, подаривший жизнь нам – порой не оправдывающим это, разменивающимся на мелочи, живущим ложными ценностями и неверными убеждениями. Можем ли мы искупить вину перед ними, сокрушенно смотрящими на нас с небес? Что нужно сделать, чтобы доказать им, что мы достойны этой жертвы, хоть нам и не хватит сотни лет, чтобы отблагодарить их сполна? Говорить. Говорить вслух о том, о чем нельзя молчать. Говорить, несмотря на сложность, с которой слова выстраиваются в предложения при мысли о том, что семьдесят лет назад мои ровесники готовы были умереть за Отечество. Напоминать. Напоминать всем и каждому, что без истории не будет существовать государства, поскольку наше настоящее держится за прошлое всем своим нутром. Напоминать постоянно, ежеминутно и ежечасно, а не в преддверии 9 мая или дня освобождения конкретного населённого пункта. Верить. Вместе с ними верить в то, что наша страна всё выдержит, выстоит и не преклонит голову перед трудностями и бедами. Только тогда мы сможем называться Людьми, как теперь называем их.