Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Курсовая работа на тему «Одиночество как психологическая проблема»

Опыту переживания одиночества посвящено немало работ и исследований. В современной жизни мы сталкиваемся с переживанием изоляции в весьма разнообразных видах, начиная от психологической изоляции, которую может переживать член группы, воспринимаемый как «белая ворона», завершая изоляцией физической.

Содержание

Введение
Глава 1. Одиночество как психологическая проблема (Феноменология одиночества)
1.1. История исследования проблемы
1.2. Основные подходы к психологическому анализу одиночества
1.3. Одиночество как психический феномен (Определение одиночества: основные подходы, типы и родственные понятия)
Глава 2. Специфика переживания одиночества в подростковом возрасте
2.1. Общая характеристика детей подросткового возраста
2.2. Особенности переживания одиночества подростками
Глава 3. Опытно-экспериментальное исследование проблемы одиночества
3.1. Обоснование выбора методик
3.2. Процедура исследования
Заключение
Список использованных источников

Введение

Опыту переживания одиночества посвящено немало работ и исследований. В современной жизни мы сталкиваемся с переживанием изоляции в весьма разнообразных видах, начиная от психологической изоляции, которую может переживать член группы, воспринимаемый как «белая ворона», завершая изоляцией физической. При такой форме человек может быть заперт принужденно и добровольно, в одиночной камере или вдали от цивилизации, ведя отшельнический образ жизни.

В настоящее время интерес к проблеме отчуждения и одиночества представляется вполне естественным. Это связано с характером сегодняшней социальной ситуации, которой свойственны неопределенность и нестабильность. Интенсивные изменения в политической, экономической, культурной сферах жизнедеятельности общества активно влияют на структуру межличностных отношений и самосознание человека. Переходный период (от традиционно российской коллективистической культуры — к индивидуалистической идеологии) приводит к трансформации психосоциокультурных структур, определяющих деловое и межличностное взаимодействие, ценности и социальную активность человека, его эмоциональное самочувствие.

Сегодняшняя социальная ситуация требует от человека привлечения дополнительных ресурсов для формирования адекватных адаптивных возможностей к изменяющемуся миру. Однако, не всякий человек готов принять новые условия существования. Многие люди переживают разрыв старых значимых связей, невозможность приобрести новые, одновременно испытывая в них потребность. Недостаток и/или «поверхностность» значимых отношений вызывает острые негативные переживания одиночества. Одинокий человек — это субъект, переживающий трудности в социальном взаимодействии. Одиночество является глубоким эмоциональным переживанием, которое способно исказить восприятие, понятие времени и характер социальных действий.

Понимание природы одиночества позволит выработать оптимальные стратегии его преодоления, адекватные для современной нестабильной и неопределенной ситуации.

В данной курсовой работе исследуется феномен одиночества. Выбор темы обусловлен желанием понять природу конфликта личности и среды, потребностью узнать, какое место занимает одиночество в современном обществе.

Актуальность настоящей работы обусловлена практической потребностью изучения социальной позиции юных людей и людей репродуктивного возраста, их ценностно-смысловых ориентации, эмоциональных состояний и отношений в сегодняшней социокультурной ситуации. Исследование видов состояния одиночества, имеющего как негативную так и позитивную направленность позволяет сделать шаг к преодолению существующего противоречия в понимании роли и места одиночества в психической жизни человека. Теоретическая значимость исследования заключается в выведении одиночества человека на реально психологический уровень исследования, в уточнении и конкретизации его определения, исходящего из методологических концепций отечественной и зарубежной психологии, а также в изучении его механизмов и роли в процессе социализации личности, в онтогенезе ее психической жизни и поведения.

Цель:

— исследование психологической феноменологии, видов и механихмов одиночества, а также факторов, типов переживания одиночества и стратегий его преодоления, как элементов феноменологической модели одиночества;

— выявление особенностей и причин переживания одиночества в подростковом возрасте.

Курсовая работа представляет анализ феномена одиночества средствами решения теоретических и эмпирических задач:

  1. Теоретический анализ сложившихся научных подходов к пониманию и изучению одиночества.
  2. Выделение проблемы одиночества как социально-психологической проблемы, обусловленной осознанием негативных результатов социального взаимодействия.
  3. Выявление психологической природы состояния одиночества (отличительные особенности поведения, социальных отношений и ценностно-смысловые ориентации одинокого человека).
  4. Выделение и исследование основных видов состояния одиночества.
  5. Изучение феноменологии переживаний одиночества у современных подростков на материале анализа литературных данных и эмпирического исследования.
  6. Анализ данных, полученные в результате исследования.

Предметом исследования являются особенности структуры ценностных ориентации и межличностных отношений, свойства личности и способы эмоционального реагирования, определяющие тип переживания одиночества и стратегию его преодоления, психологическая сущность и поведенческие проявления состояния одиночества юного человека.

Объектом исследования являются дети подросткового возраста от 12 до 16 лет (школьники). Всего было исследовано 107 человек (64 девочки и 43 мальчика), проживающих в г.Орске Оренбургской области.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Гипотеза исследования. Возникновение  чувства  одиночества  связано с недостаточным развитием регуляторного опыта. Переживание одиночества связано с текущими социальными ситуациями и проявляется в межличностных отношениях и поведении человека.

В подростоковом периоде актуализируется переживание одиночества. Переживание одиночества и тенденция к изоляции ребенка-подростка возникает в связи с проблемами социальной идентификации и возрастными свойствами.

Субъективное ощущение одиночества провоцируют такие факторы как: качество социальных контактов, степень удовлетворенности потребности в общении, нереализации потребности в интимно-личностном общении.

Состояние одиночества сопровождается конструктивным или деструктивным переживаниями. Выбор стратегии совладания обеспечивает трансформацию негативного переживания в позитивное и его преодоление.

Методы исследования.

В качестве психодиагностических методик использованы:

  1. Шкала одиночества. (Д.Рассела, Л.Пепло, М.Фергюсона).
  2. Метод социометрических измерений (социометрия).
  3. Методика Ценностные ориентации (М. Рокич)
  4. Методика исследования сомоотношения (С.Р. Патилеев)
  5. Метод изучения продуктов деятельности учащихся (сочинение «Причины моего одиночества»)

Практическая значимость заключается в следующем:

— возможность использования ее посылок и выводов в нормативных курсах общей и социальной психологии в педвузах,

— эмпирические результаты исследования помогут учителю в воспитательной работе с детьми-подростками.

В нашей работе мы не затрагиваем клинические аспекты одиночества (патологии) и рассматриваем переживание одиночества как нормальное состояние человека, развивающегося, как одно из условий его полноценной самореализации и личностной зрелости.

Глава 1. Одиночество как психологическая проблема

1.1. История изучения проблемы

«Одиночество отнюдь не редкость, не какой-то необычный случай, напротив, оно всегда было и остается главным и неизбежным испытанием в жизни человека»

Т.Вульф

Одиночество как психическое состояние, имеющее ярко выраженную негативную окраску, известно человечеству, по крайней мере, с античных времен. В истории философско-психологической мысли осмысление и объяснение проблемы одиночества достаточно многообразно: от преклонения перед ним на Древнем Востоке до неприятия в Древней Греции, от осознания необходимости одиночества для самопознания человека, его творческого развития до понимания его как проклятья человечества.

По Платону условием достижения истины, добра и красоты является путь дружбы. Аристотель также в «Никомаховой этике» посвятил немало страниц описанию достоинств дружбы, отметив при этом и значение индивидуального развития. Древние греки больше думали над тем, как избежать одиночества, считая самым приемлемы и оптимальным путь дружбы.

Для Платона и Аристотеля человек был немыслим без процветающего полиса. Счастье индивида имело место только в контексте разумно устроенного общества. И только в александрийский период мы обнаруживаем человека, отделенного от своих собратьев. Самодостаточность человека уже не основывалась на принадлежности к полису. «Отныне путь к его спасению должен был раскрываться как личный и, таким образом, как одинокий путь» [5, 59].

Если эпикурейцы еще утверждали зависимость человека от нескольких особенно близких людей, то скептики отвергали саму возможность длительности и постоянства чего-либо, включая и постоянство собственного «Я».

С развитием христианства возрастала и потребность в компенсации чувства разобщенности и покинутости. Средневековому человеку удалось найти средство избавления от одиночества — это была абсолютная сущность, с которой всегда можно вступить в контакт, можно ей молиться. Но затем тяжкие страдания привели человека к пониманию своей отстраненности и отделенности даже от Бога. Все же особо следует отметить, что именно в то время уже были вскрыты позитивные стороны одиночества в личностном становлении человека, в прояснении его взаимоотношений с миром.

С завершением средневекового этапа развития человек начинает обращаться все больше не к абсолютному и вечному Богу, а к самому человеку, его универсальной сущности (Г.В.Гегель), понятию родовой сущности (Л.Фейербах), понятию классового сознания (К.Маркс). И «как только человек понимает свое истинное сущностное положение и в той мере, насколько он его понимает, он становится безнадежно одиноким. Теперь он по своему усмотрению создает любое отношение и допускает любое значение, которое только позволит ему избежать своего одиночества» [5, 65].

На закате Ренессанса мы отмечаем, начиная с М.Монтеня, сосредоточение внимания на личности человека — проблеме его личностной идентичности.

Затем у Р.Декарта проявляется более отчетливое осознание собственной субъективности и метафизического одиночества. Философия сосредоточивает свое внимание на проблематике отношений между воспринимающим, самосознающим «Я» и его знанием о внешнем мире и другом сознании, что нашло свое выражение во взглядах Лейбница, в его учении о монадах.

Крупный шаг к пониманию одиночества как психического феномена был осуществлен Гегелем. Им предложена теория о «двух мирах отчужденного от себя духа». Одиночество представляется как потеря двух отношений: связи с собой и связи с социальным миром. Последний является необходимым условием для объединения человека с самим собой. Человек должен иметь «дом», как в объективном, так и субъективном смыслах. Природа одиночества состоит в себялюбии субъективного духа, его стремлении утвердить собственную самость без соотношения ее с деятельностью объективного мирового духа — абсолютной идеи. В результате субъективный дух запутывается в собственных противоречиях, которые порождают у человека несчастное сознание.

Датский теолог и философ Серен Кьеркегор рассматривал одиночество как замкнутый мир внутреннего самосознания, принципиально не размыкаемый никем, кроме бога. Единственным собеседником затерянного в мире человека может стать образ бога в нем самом.

Феноменология Гуссерля дает представление о сознании как о нескончаемом потоке переживаний, начисто изолированных от всего внешнего и материального. Это признание принципиального одиночества человека, вечного и неизбывного. [5]

В нашей работе мы рассматриваем одиночество, прежде всего, в европейской, западной традиции.

Присущий человеку протест против одиночества стал генеральной темой многих гуманистических учений, возникших на Западе в XX веке. Можно выделить несколько этапов в исследовании проблемы переживания одиночества. В зарубежных научных исследованиях интерес к проблеме одиночества проявился в 50-60 годах двадцатого столетия. Считалось, что переживание одиночества является признаком «коммерческих», «потребительских» отношений, которые складываются в обществе. Первые концепции выстраивались на основе наблюдений и теоретических исследований. В 60-80-е годы двадцатого столетия было предложено несколько схем, которые до сих пор являются значимыми для зарубежных и отечественных исследователей этой проблемы (Вейсс, 1973; Пепло и Перлман, 1980; Сандлер и Джонсон, 1980; Джонс, 1981). В 70-80-х годах проблема одиночества предстала в качестве предмета в социльно-психологических теоретических и прикладных зарубежных исследованиях. Феномен одиночества изучали как состояние, идентифицированное с негативными эмоциями, депрессией (Рубинстейн, Шейвер, 1979; Янг, 1978), связанное с социальной изоляцией, но не обусловленное ею (Таунсенд, 1968; Джонсон, Сандлер, 1969). Обнаружено, что одиночество имеет ряд признаков: остроту, предел и тип переживания (Вейсс, 1978; Перлман, Пепло, 1980; и др.).[10]

Представители различных научных школ и направлений (когнитивных, экзистенциональных, социологических, психодинамических, интеракционистских и др.) указывают на разные причины и особенности протекания одиночества. Если исследователи психодинамического направления рассматривают негативный опыт ранних лет жизни как причину одиночества, то гуманистическая концепция К.Роджерса присваивает ведущую роль текущим влияниям в процессе социализации. Своеобразие когнитивного подхода заключается в смешении типов переживания одиночества и противопоставлении действительного и желаемого взаимодействия субъекта. [11]

В исследованиях Джонс, Фримон, Госвик (1981) и др. одиночество рассматривается как проблема межличностного характера в категориях «отношение к другому», «закрытость-открытость», «дефицит социальных умений», «доверие» и др. Представления Фландерса (1982) расширили феноменологию одиночества: он включил в анализ состояния одиночества процессы приспособления и стратегии проживания.

Наибольшее внимание одиночеству уделяли экзистенциалисты А.Бердяев, М.Бубер, А.Камю, Ж.-П.Сартр, М.Хайдеггер, К.Ясперс. Одиночество личности рассматривается как реализация принципа замкнутого анропологического универсума, согласно которому, внутренняя изолированность человека — основа любого индивидуального бытия. Поэтому человек выбирает одиночество, когда не находит эмоционального отклика в ходе общения с другими людьми. Согласно философии Ж.-П.Сартра, путь человека к себе или «в себя» всегда конфликтен и сопряжен с осознанием одиночества как экзистенциальной ситуации человеческого бытия в мире [5].

В творчестве французского писателя — эссеиста и философа А.Камю, исходящего из твердого убеждения в абсурдности человеческого бытия, символом «человеческого состояния» назван античный миф о Сизифе. С точки зрения Камю, безбрежное одиночество Сизифа становится подтверждением его силы и внутренней свободы .

Ф.Ницше, а затем и Э.Фромм продолжили мысль И.Канта о том, что одиночество может происходить от падения нравственных норм. Э.Фромм причиной одиночества называл культивирование неразумных потребностей. [20]

К.Хорни считала одиночество следствием негативного проявления идеологии рыночных отношений, конкурентности человека с человеком. [5]

В.Франкл полагал, что человек попадает в состояние одиночества утратив определенные ценности и смысл жизни. [5]

Д.Рисмен и О.Тоффлер видели причину одиночества в ускорении темпов жизни в условиях НТР, когда человек остается «один в толпе». [5]

Можно считать, что одиночество как объективная психологическая проблема современности не утрачивает своей актуальности. Например, Н.Е.Покровский называет его «чумой XX века», требующей серьезного осмысления, теоретических и эксперементальных научных исследований.

В последнее десятилетие прошлого века вновь возрос интерес к проблеме одиночества. Среди современных работ можно выделить научные комментарии Андре (1991), утверждающие позитивный смысл в природе переживания одиночества; исследование Рокача и Брока (1996), выявляющее стратегии преодоления и факторы одиночества.

В отечественной литературе анализ изоляции, одиночества, отчужденности касался проблемы психического состояния в экстремальных условиях (О.А.Кузнецов, В.И.Лебедев, Б.Ф.Ломов, В.Н.Мясищев, Н.Ю.Хрящева, С.Т.Юрских и др.), проблемы последствий разводов и потерь, негативных результатов взаимодействия субъектов (А.В.Гозман., Г.С.Гурко, Л.А.Коростылева и др.), невозможности найти эмоциональный отклик (К.А.Абульханова-Славская, Е.И.Головаха, А.Г.Ковалев, И.С.Кон, Б.Д.Парыгин и др.) и т.д. Основополагающие методологические принципы концепции отечественной психологии: о сущности личности и ее психологической структуре (Б.Г.Ананьев, А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, Г.М.Андреева, А.В.Петровский, К.К.Платонов), о системной, межфункциональной организации человеческой психики и сознания (Л.С.Выготский), представления о психологической устойчивости личности (Е.П.Крупник), о динамики личности как взаимодействии базовых психодинамических тенденций: идентификации и обособления. [19] В последние годы в отечественной науке феномен одиночества представляли в философском (И.М.Ачильдиев, Л.И.Старовойтова), философско-социологическом (Г.М.Тихонов, Ж.В.Пузанова), социологическом (Ю.М.Черепухин, С.В.Куртиян) направлениях. Важно отметить социльно-психологическое исследование Ю.М.Швалбы, О.В.Данчевой, психолого-педагогическое — О.Б.Долгиновой

Изучив данные исследования, можно сделать вывод, что феноменология одиночества недостаточно разработана в отечественной науке. Одиночество как комплексный, психический феномен выступает объектом разных гуманитарных наук: социологии, классической социальной философии и психологии. Однако в отечественной психологии, за исключением диссертационного исследования Долгиновой О.Б. [3], пока нет специальных работ, посвященных одиночеству. Не исследована его сущность, психологическая природа, генезис, не определено место в системе классификации психических явлений. Можно сказать, что отечественная психологическая наука как бы не замечала этот феномен. Вероятно, поэтому представленные в мировой психологии подходы к изучению одиночества связаны с именами зарубежных ученых, которые в уходящем двадцатом столетии исследовали этот крайне актуальный феномен в самых разных аспектах. Конечно, и в советский период становления и развития психологии некоторые ученые видели угрозу для человека в остром переживании им чувства одиночества. Вот, к примеру, слова одного из классиков психологии Б.Г.Ананьева: «По мере гигантского роста городов и массовых коммуникаций … возрастает одиночество человека, усиливается конфликт между человеком как субъектом общения и обезличенностью его в сфере общения …» [ 19 ].

При достаточно частом указании на одиночество как на психическое явление в отечественной психологии практически отсутствуют его теоретические и эмпирические исследования. Положение о том, что здоровье общества — это здоровье его членов, заслуживает изучения и в контексте емкой, межпредметной категории одиночества. В затянувшихся условиях социально-экономической нестабильности, характерной для нашей страны, проявления и последствия субъективного одиночества человека становятся по-особому злободневными и значимыми. Все более очевидна необходимость анализа природы и сущности этого состояния, специфики его переживания и проявления в жизни и деятельности.

Нельзя не согласится с Долгиновой О.Б., что при употреблении в описании или анализе личностных проявлений таких терминов, как «одиночество», «чувство одиночества», «состояние одиночества», «потребность в одиночестве», «изоляция», «уединение», и др., используются неоправданно широкие понятийные переносы [3]. Например, большая и, несомненно, имеющая научную ценность, работа О.Н.Кузнецова и В.И.Лебедева «Психология и психопатология одиночества» в действительности мало имеет отношение к собственно одиночеству. Скорее всего, авторы используют термин «одиночество» в качестве подмены понятия сенсорной депривации [5]. Бесспорно, что эти два психических явления требуют дальнейшего научного исследования и четкого разделения.

И.С.Кон [4], также как и Р.С.Немов [5], рассматривая вопросы психологии юношеского возраста, описывают некоторые реакции личности и ее окружения на одиночество, предпринимают попытку определить причины данного состояния. По-видимому, эти ученые не ставили перед собой задачу рассмотреть одиночество как психический феномен, исследовать его психологическую природу, поскольку даже не дают ему определения.

В работе Ю.М.Швабла и О.В.Данчевой [22], на наш взгляд, происходит подмена понятий «одиночество» на «уединение» и «изоляция», что ведет к невосполнимым понятийным и собственно психологическим потерям. В.А.Андрусенко также называет одиночество изоляцией от людей, мира в целом, но предлагает категорию «душевного одиночества как необходимого этапа в определении возможностей своего «Я». [5]

Анализ научной литературы свидетельствует, что до сих пор не написана работа, в которой была бы дана целостная характеристика состояния одиночества, как психолого-педагогической проблемы. Сложность построения научной теории одиночества заключается в том, что, с одной стороны оно являет собой глобальное, сущностное, социально-обусловленное явление с недостаточно четкими критериальными признаками, с другой стороны, является фактом сложного психического переживания, уходящего в глубины индивидуального сознания (рефлексия, интимность, субъектность и пр.

1.2. Основные подходы к психологическому анализу одиночества

В этой главе хотелось бы сделать обзор как некоторых психологических взглядов об одиночестве, так и мнений психологов и философов о том, что делать человеку с одиночеством и как полноценно жить с ним.

Психологические представления об одиночестве.

1) Психоаналитический подход (Зилбург, Саливан, Фромм-Рейхман) [10]

Обобщая положения некоторых психоаналитических теорий можно сказать, что одиночество расценивается в этой психологической парадигме как состояние отрицательное, уходящее корнями в детство.

Один из представителей психоанализа Зилбург различал одиночество и уединенность. Уединенность считал он суть «нормальное» и «преходящее умонастроение», возникающее в результате отсутствия конкретного «кого-то». Одиночество же — это непреодолимое, неприятное (оно как «червь» разъедает сердце), константное ощущение. Зилбург считает, что причинами одиночества являются такие черты личности как нарциссизм, мании величия и враждебность, а также стремление сохранить инфантильное чувство собственного всемогущества. Такая нарциссистическая ориентация начинает формироваться в детском возрасте, когда ребенок вместе с ощущением радости быть любимым испытывает потрясение, вызванное тем, что он — маленькое, слабое существо, вынужденное ждать удовлетворения своих потребностей от других.

Об этиологии одиночества писал и Г.Салливан. Рассматривая потребность в человеческой близости он считал, что она, начинаясь в младенчестве (стремление ребенка к контакту), в подростковом возрасте приобретает форму потребности в приятеле, с которым можно обменяться своими сокровенными мыслями. Если подросток не может удовлетворить эту потребность, то у него может развиться глубокое одиночество.

Фромм-Рейхман, выделяя причины одиночества, подчеркивает пагубное последствие преждевременного отлучения от материнской ласки.

2) Человеко-центрированный подход (К.Роджерс) [11]

Подход К.Роджерса к одиночеству отличается от психоаналитического в том, что он мало обращает внимания на ранние детские воспоминая, считая, что одиночество вызвано текущими влияниями, которые испытывает личность.

Согласно Роджерсу, одиночество — это проявление слабой приспособляемости личности, а причина его — феноменологическое несоответствие представлений индивида о собственном «Я». Если разделить процесс возникновения одиночества на 3 этапа и схематически представить его, то получиться следующая картина.

1) Общество влияет на человека, вынуждая его вести себя в соответствии с социально оправданными, ограничивающими свободу действия образцами.

2) Из-за этого возникают противоречия между внутренним истинным «Я» индивида и проявлениями его «Я» в отношениях с другими людьми, что приводит к потере смысла существования.

3) Индивид становится одиноким, когда, устранив охранительные барьеры на пути к собственному «Я», он тем не менее думает, что ему будет отказано в контакте со стороны других.

И здесь получается замкнутый круг: человек веря в то, что его истинное «Я» отвергнуто другими, замыкается в своем одиночестве и, чтобы не отвергнутым, продолжает придерживаться своих социальных «фасадов», что приводит к опустошенности. Иными словами, в одиночестве проявляется несоответствие между действительным и идеализированным «Я».

3) Социально-психологический подход (Боумен, Рисмен, Слейтр) [10]

В отличии от психоанализа и роджерианского подхода, где причиной одиночества является сам человек, некоторые представители социальной психологии возлагают ответственность за возникновение одиночества на общество. Так Боумен выделил несколько факторов, способствующих усилению одиночества в современном обществе:  ослабление связей в первичной группе; увеличение семейной и социальной мобильности.

Рисмен считает, что одной из главных причин одиночества является ориентация на других. Люди с такой ориентацией хотят нравиться, постоянно приспосабливаются к обстоятельствам, а также обособлены от своего истинного «Я», своих чувств и своих ожиданий. Это приводит к тому, что такая личность может приобрести «синдром обеспокоенности» и зависимость от внимания окружающих к себе со стороны других людей. Причем эта потребность никогда не может быть удовлетворена. Рисмен характеризуя американское общество как «направленного вовне», пишет, что его члены образуют «одинокую толпу».

Слейтер называет современное общество индивидуалистическим. Из-за того, что в нем невозможно достичь удовлетворения потребности в общении, сопричастности и зависимости, у человека возникает одиночество.

4) Интеракционистский подход (Вейс)

Подход Вейса к одиночеству отличается от рассмотренных выше по двум причинам:

— он считает, что одиночество это результат влияния двух факторов — личности и ситуации;

— Вейс рассматривал одиночество имея в виду такие социальные отношения как привязанность, руководство и оценка. Т.о., причиной одиночества может быть недостаток социального взаимодействия индивида, а также взаимодействия, удовлетворяющего социальные запросы личности.

Вейс выделил два типа одиночества: эмоциональное и социальное. Первое является результатом отсутствия такой тесной интимной привязанности как любовная или супружеская. При этом человек может испытывать чувство, похоже на «беспокойство покинутого ребенка». Социальное же одиночество является результатом отсутствия значимых дружеских связей или чувства общности, что может выражаться в переживании тоски и чувстве социальной маргинальности.

5) Когнитивный подход (Л.Э.Пепло) [10]

Согласно мнению представителей когнитивного направления в психологии познание является ключом для объяснения связи между недостатком социальности и чувством одиночества. Л.Э.Пепло считает, что одиночество возникает в случае осознания диссонанса между желаемым и достигнутым уровнем собственных социальных контактов.

6) Экзистенциальная психология (И.Ялом, К.Мустакас)

Экзистенциальная психология тесно связана с экзистенциальной  философией. Первые попытки непосредственно перенести идеи философии экзистенциализма в психологическую и психотерапевтическую практику (Л.Бинсвангер и М.Босс) дали весьма ограниченные результаты. Ряд экзистенциально мыслящих философов (М.Бубер, П.Тиллих, М.Бахтин и др.) оказали на психологов большое и непосредственное влияние, но вершинами экзистенциальной психологии на сегодняшний  день являются общепсихологические теории и методологические основы психологической практики, разработанные на основе философии  экзистенциализма такими авторами как В.Франкл, Р.Мэй, Д.Бьюдженталь.

В экзистенциальной психологии выделяют базовый конфликт, обусловленный конфронтацией индивидуума с данностями существования. Под данностями существованиями здесь понимают определенные конечные факторы, являющиеся неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире. Одиночество или, если быть точным, изоляция относится к таким данностям. Обобщая все сказанное ранее, можно сказать, что в отличии от психоанализа и человеко-центрированной терапии, экзистенциалисты, во-первых, не считают это чувство патологическим, и, во-вторых, видят его причины в условиях человеческого бытия. [8]

Один из представителей этого направления И.Ялом рассматривая изолированность как одну из данностей существования, отмечает, что это не есть изолированность от людей с порождаемым ею одиночеством и не внутренняя изоляция (от части собственной личности). Это фундаментальная изоляция — и от других созданий («пропасть между собой и другими») и от мира («отделенность между  индивидом и миром»). Таким образом, он выделяет два вида изоляции: экзистенциальную и фундаментальную.

В своей работе «Экзистенциальная психотерапия» [23] он рассматривает несколько путей, ведущих к осознанию экзистенциальной изоляции — конфронтация со смертью и свободой. Знание о конечности собственного бытия заставляет человека понять, что никто не может умереть вместе с кем-то или вместо кого-то. Свобода же, понимаемая здесь как принятие ответственности за свою жизнь, подразумевает собственное «авторство» жизни, принятие факта, что никто другой не создает и охраняет тебя. К экзистенциальной изоляции приводят также и индивидуальные опыты дефамилиаризации — состояний, в которых с конституированного нами мира срываются покровы реальности, а с объектов «вырываются символы». И тогда человек теряет ощущению уюта, принадлежности к чему-то знакомому.

Говоря о связи роста и изоляции, Ялом приводит определение Ранка, который считал, что процесс роста тесно связан с сепарацией, превращением в отдельное существо (рост подразумевает автономию, индивидуацию, независимость и самоконтроль). Однако, человек расплачивается за сепарацию изоляцией.

У человека, пишет Ялом, есть два способа ограждения себя от «ужаса конечной изоляции» — частичное принятие этой данности и отношения. Несмотря на то, что отношения не могут уничтожить изоляцию, они помогают разделить одиночество с другими людьми и тогда «любовь компенсирует боль изоляции». [23] Это созвучно М.Буберу, который считал, что «великие отношения пробивают брешь в барьерах возвышенного уединения, смягчая его суровый закон и перебрасывая мост от одного самостоятельного существа к другому через пропасть страха вселенной». [8]

Не принимая своей изолированности, не встречая ее стойко, человек не может с любовью обратиться к другим. Оказывавшись в море существования, переживая ужаса одиночества и стремясь как можно быстрее выбраться из него, мы не только отдаляемся от других, но и «бьем по другим», чтобы не утонуть. В этой ситуации мы не можем относиться к другим, воспринимая их такими же как и мы — испуганными, одинокими, конституирующими мир из вещей. Другой становиться для нас «оно» и, будучи помещенным внутрь нашего собственного мира, становиться средством для отрицания изоляции. Убегая все дальше от осознания данностей существования, человек строит отношения, дающие «продукты» (напр. слияние, власть, величие), помогающие отрицанию изоляции. Ниже, при рассмотрении взглядов М.Бубера, А.Маслоу и Э.Фромма на проблему одиночества, мы коснемся принципов, по котором можно строить отношения, свободные от нужды друг в друге.

К.Мустакас, другой представитель экзистенциального направления в психологии, разделяет «суету одиночества» и истинное одиночество (в этом его позиция схожа со взглядом на одиночество в некоторых восточных религиях). Первое он определяет как комплекс защитных механизмов, который отдаляет человека от решения существенных жизненных вопросов, путем осуществления  «активности ради активности» вместе с другими людьми. Истинное же одиночество исходит из осознания «реальности одинокого существования».  Как и Ялом он считает, что этому осознанию могут способствовать столкновения с пограничными жизненными ситуациями (рождение, смерть, жизненные перемены, трагедия), которые человек переживает в одиночку. [8]

Рассматривая характеристики людей, избегающих осознания одиночества как данности бытия, Кайзер выделил три тенденции, характерные для клиентов с экзистенциальным неврозом [15]:

1)  «Сплав» — желание потерять собственную личность, стремление слиться с другим, т.к. желание быть индивидуальностью связано с мужеством быть одиноким, а одиночество часто непереносимо для личности;

2)  «Универсальный симптом» — состоявшееся слияние, попытка слияния (или его иллюзия) с другим и переживаемое при этом чувство двойственности;

3)  «Универсальный конфликт» — это переживаемое, как страдание, нежелаемое чувство одиночества.

Эти тенденции позволяют клиенту избегать переживаний, вызванных осознанием одиночества. Невротик делает все, чтобы уйти от одиночества, в то время как аутентичная личность принимает состояние одиночества как подлинность человеческого существования, как возможность свободного становления и самореализации, как полноту ответственности за себя.

По сути, об этом же пишет и Сартр: «Человек существует лишь настолько, насколько себя осуществляет. Он представляет собой, следовательно, не что иное как совокупность своих поступков, не что иное как собственную жизнь». [17

Отношения как средство, способное помочь разделить одиночество.

При рассмотрении экзистенциального взгляда на одиночество мы упомянули, что кроме принятия факта экзистенциональной изоляции, у человека есть еще одно средство ограждения себя от «ужаса конечной изоляции» — отношения. Чтобы понять какими могут быть отношения, способные помочь разделить это одиночество и, одновременно, не построенные на принципе «ты мне — я тебе», рассмотрим типы отношений, выделенных М. Бубером, А. Маслоу и Э. Фроммом. [8]

Диалог vs. монолог (М. Бубер)

М.Бубер внес большой вклад в рассмотрение проблемы одиночества. Трудно отнести его к какому-то одному направлению философии, т.к. его позиция основывается на еврейской мистической школе, хасидизме и релятивистской теории, а его взгляды оказали значительное влияние как на религиозную философию, так и на психологию. Он считал, что стремление человека к отношениям заложено в нем с самого рождения. Даже у только что появившегося на свет ребенка есть стремление к  контакту — сначала тактильному, а затем «оптимальному» с другими людьми. Таким образом, человек не существует как отдельная сущность, т.к. он «сотворен между». Поскольку для Бубера основным модусом человеческого бытия являются отношения, можно сказать для него нет одиночества как фундаментального факта бытия (ср. с экзистенциалистами).

Бубер выделил два типа отношений: «Я-Ты» и «Я-Оно». Последний тип взаимосвязи — это отношения без взаимности, где другой это средство, функция, объект. Этому Бубер противопоставляет «Я-Ты» отношения, которые построены на взаимности и включающие переживания другого. Различия между эти типами отношений лежат не только в их природе, но и в том, что есть «Я» в каждом из них. «Я», пишет Бубер, возникает и приобретает очертания в рамках отношений и оно, т.о., связано с «Ты», взаимодействуя с которым каждый раз создается новое «Я». При отношениях «Оно» человек не полностью находиться в «отношениях» — он удерживает часть себе, т.к. в этом случае он занимается категоризацией, анализом и вынесением суждения об «Оно».

Основной способ переживания «Я-Ты» отношений — диалог. В нем «каждый из участников имеет в виду другого или других в их особом бытии и обращается к ним с намерением установить живые взаимоотношения между собой и им». Об этом же писал и В.Франкл когда говорил, что идея встречи в настоящее время упростилась. «Встреча» часто является самовыражением, реализация аффекта, что приводит к тому, что акцент смешается с поворота к другому на самооценку, использование других для решения своих проблем. Это, по словам Бубера, есть «монологи, замаскированные под диалог».

Бытийные vs. дефицитарные отношения (А. Маслоу)

А. Маслоу — один из основателей гуманистической психологии — считал, что действия человека определяются двумя типами мотивов: восполнение дефицита и рост. Он выдел следующие характеристики человека, ориентированного на рост: способность реализации собственного потенциала, большая самодостаточность, меньшая зависимость от подкрепления среды, меньшая потребность в межличностных отношениях, восприятие людей не с позиции полезности («использования»), а с позиции уникальности каждого человека. Т.о., эти люди руководствуются не социальными или средовыми детерминантами, а внутренними. Исходя из этого, Маслоу предложил выделить два типа любви — бытийную и дефицитарную. Сравнивая эти типы Маслоу считал, что для бытийной любви характерны: минимум тревоги-враждебности, независимость, автономность, минимум ревности, большая бескорыстность, альтруистичность, заботливость.

Симбиотическая привязанность vs. зрелая любовь (Э.Фромм) [21]

Э.Фромм, в одной из своих блестящих работ «Искусство любви», также затрагивает вопрос о том, что должны представлять из себя ненуждающиеся отношения. Так же как и многие экзистенционалисты, Фромм считает экзистенциональную изоляцию причиной серьезного беспокойства человека. Рассматривая то, как человечество в ходе своего развития преодолевало эту изоляцию, Фромм пишет, что ни творческая деятельность, ни оргиастические состояния, ни следования обычаям, ни верованиям группы не были достаточными для этого преодоления — они были «частичными ответами». «Полный ответ» — достижение единения с другим человеком в любви.

Как и Маслоу, он предложил свою классификацию типов любви. Фромм отличал «симбиотическое слияние», при котором ни один из партнеров не является целостным и свободным, от «зрелой» любви. Последняя есть «союз при условии сохранения индивидуальности … двое становятся одним и все же остаются двумя».

Для Фромма важно, что любовь — активный процесс, основанный не на «получении», а на отдаче; «участии», а не «увлечении». К другим характеристикам зрелой любви он относит: заботу, отзывчивость, уважение и знание.

1.3. Одиночество как психический феномен (Определение одиночества: основные подходы, типы и родственные понятия)

Одиночество как предмет исследования представляет интерес не только для психологии, но также для философии, социологии. Резюмируя сказанное выше, мы можем выделить те аспекты, в которых этот феномен рассматривается в философии [2]:

— одиночество-«бездомность» – это неопределенность роли и смысла человеческого пребывания в мире; неприкаянность человека в бесконечности; отсутствие предустановленной гармонии человека с миром (Паскаль, Киркегор, Ницше, Бубер, экзистенциалисты);

— одиночество-неслиянность – это изначальная и неодолимая обособленность существования «я» от других существований (феноменология, экзистенциализм);

— одиночество-ответственность – это «обреченность» каждого человека на самостоятельный выбор образа действия, невозможность переложить ответственность за свой выбор на другого (Сартр и другие экзистенциалисты);

— одиночество-уединение – это добровольное избегание контактов с другими людьми, преследующее цель сосредоточиться на каком-то деле, предмете, самом себе (Торо и др.).

Чем отличаются подходы других научных дисциплин к явлению одиночества от философского подхода?

Психологи и социологи особое значение придают изучению эмпирических закономерностей этого явления; например, проводят опросы, выявляют степени подверженности одиночеству людей, принадлежащих различным возрастным, профессиональным категориям, определяют факторы, способствующие усилению или ослаблению чувства одиночества. Философию же интересуют не особенности переживаний чувства одиночества у тех или иных индивидов, не случайные и преходящие причины данного явления (которые могут быть, а могут и не быть), а те общие глубинные «бытийные» и духовные основания, из которых произрастают эти чувства.

Вместе с тем понятно, что философский, психологический и социологический подходы дополняют друг друга и дают отображение феномена одиночества в его многомерности. Исходя из обобщенной картины, мы можем выделить четыре его модуса: космическое, культурное, социальное и межличностное одиночество. (В качестве основы этой классификации использована схема, предложенная в книге: Садлер У., Джонсон. Г. От одиночества – к аномии // Лабиринты одиночества. М., 1989. С. 21-51.) [16]

Космическое одиночество – это переживание человеком своей отдаленности от «всеобъемлющей» сущности, каковой может представляться:

— природа, космос, мир;

— Бог, «высший разум»;

— человеческая история.

(Здесь имеется в виду душевное состояние человека, осознающего, что его «жизненная программа» остается нереализованной, что его личность не замечена обществом, что он не оставил «свой след в истории».)

Культурное одиночество – переживания человека, связанные с тем, что его ценности, идеалы, представления о должном, сформировавшиеся в определенной культурной среде, не находят отклика и понимания у окружающих людей. Ситуации, в которых у человека возникают такого рода переживания, могут быть обусловлены следующими факторами:

— миграция (переезды людей на жительство в другую страну, город, деревню);

— быстрая переориентация общества на новые ценности (чаще всего в связи с революциями, крупными реформами. В таких ситуациях типичны «конфликты отцов и детей», представляющих старую и новую культуру);

— быстрое интеллектуальное развитие отдельной личности, делающее проблематичным общение с близкими прежде людьми (пример – Мартин Иден, герой романа Дж.Лондона).

Социальное одиночество – переживания человека, обусловленные исключением его из определенной группы или невозможностью вступления в группу. Такого рода ситуации чрезвычайно многообразны. Назовем наиболее распространенные: увольнение с работы, отставка, выход на пенсию, исключение из команды, остракизм, неприятие коллективом по новому месту работы и т.п. Наиболее подвержены социальному одиночеству люди, относящиеся к двум возрастным группам – подростки («тинейджеры») и старики: первые испытывают острую потребность впервые обрести друзей, но еще не имеют необходимых навыков общения; вторые, в силу преклонного возраста, покидают привычные и обжитые сферы деятельности, утрачивают прежних друзей.

Межличностное одиночество – переживание человеком утраты или недостатка духовной связи с другой конкретной, единственной и неповторимой личностью (близкий родственник, друг, любимый).

Рассмотренная классификация модусов одиночества не претендует на методологическую непогрешимость, но вместе с тем она может быть полезна, когда нам понадобится проанализировать причины неудовлетворенности жизнью конкретного человека и попытаться найти выход из тягостного душевного состояния. Одиночество многомерно, и важно уметь различить конкретный модус одиночества данного человека. Специалисты отмечают, что одиночество может иметь своими последствиями тяжелые расстройства личности, состояние «экзистенциального вакуума», депрессию, самоубийство, антиобщественное поведение. Отсюда понятна растущая озабоченность и стремление глубже изучить это явление.

Понятие одиночества, как видно из предшествующего изложения, наделено у разных авторов в чем-то близким, но не одинаковым содержанием. Очевидно, сам феномен одиночества многомерен. Одиночество — одно из самых значимых переживаемых человеком состояний. То, что человек ощущает, воспринимает, чувствует, чего жаждет и о чем думает — никто не сможет пережить так, как он. Противоположной стороной одиночества, данной человеку в переживании, является состояние единения с другими.

«Человек одинок и в то же время связан с другими. Он одинок в той мере, в какой он уникальное существо, нетождественное никому и осознающее себя отдельной особью. Он одинок, когда ему предстоит что-то оценить или принять какие-то решения самостоятельно» [5].

Всякое значительное событие в жизни, всякое решение и ответственность за его принятие дают человеку возможность ощутить свое одиночество. Переживание одиночества может выступать как исходная обреченность на непонимание другими и как ситуативное переживание (отверженности, неприкаянности, заброшенности).

Одино́чество — социально-психологическое явление, эмоциональное состояние человека, связанное с отсутствием близких, положительных эмоциональных связей с людьми и/или со страхом их потери в результате вынужденной или имеющей психологические причины социальной изоляции. Одиночество как психический феномен представляет собой переживание человеком субъективной невозможности или нежелания иметь адекватный отклик и принятие себя другими людьми. В рамках этого понятия различают два различных феномена — позитивное одиночество (уединенность) и негативное одиночество (изоляция). Чаще всего понятие одиночества имеет негативные коннотации. [13]

Рассматривая одиночество как психический феномен, можно говорить о нем в разных категориях, например, таких как: чувство, состояние, процесс, отношение.

Одиночество как чувство обусловливается переживанием человеком своей непохожести на других, «инаковости», вследствие чего возникает определенный психологический барьер в общении, ощущение непонимания и неприятия себя другими людьми. Чувство одиночества есть осознание человеком невозможности (на данном этапе) иметь близкие, интимные отношения с кем-либо, основанные на взаимном принятии, любви и понимании.

Состояние одиночества — это переживание человеком потери внутренней целостности и внешней гармонии с миром. Оно выражается в нарушении гармонии между желаемым и достигнутым качеством социального общения. Состояние одиночества имеет ряд модальностей: от нормального своего проявления до патологии и может быть сопряжено с другими психическими проявлениями, например, такими как тревожность, скука, опустошенность, депрессия. В пограничных формах состояние одиночества вызывает резкую актуализацию потребности в общении, что может выражаться в оторванности от действительности, смешивании реальных и иллюзорных событий и ситуаций, персонофикацию предметов. Патологическая форма состояния одиночества сопровождается психическими расстройствами, галлюцинациями и т.д.

Одиночество как процесс — есть постепенное разрушение способности личности воспринимать и реализовывать имеющиеся в обществе нормы, принципы, ценности в конкретных жизненных ситуациях. В результате процесса одиночества происходит утрата личностью статуса субъекта социальной жизни.

Одиночество как отношение — это невозможность принятия мира как самоцели и самоценности. При этом, индивид, анализируя свои отношения с другими людьми, не ассоциирует себя с окружающим социальным пространством.

Проблема определения одиночества связана с многообразием трактовок этого понятия у разных исследователей: чувство одиночества и социальная изоляция; болезненное переживание вынужденной изоляции и добровольное уединение, связанное с экзистенциальным поиском. Чувство одиночества исполняет регулятивную функцию и включено в механизм обратной связи, помогающий индивиду регулировать оптимальный уровень межличностных контактов.

В психологических словарях [1,13,18] одиночество трактуется как один из психогенных факторов, влияющий на эмоциональное состояние и психическое здоровье человека. Понятие одиночества связано с переживанием ситуаций, субъективно воспринимаемых как нежелательный, личностно неприемлемый для человека дефицит общения и положительных интимных отношений с окружающими людьми. Условием его проявления определяется изоляция: физическая или эмоциональная. В таких условиях (экспериментально созданных или естественных) резко актуализируется потребность в общении, неудовлетворение которой может вызывать острые психические состояния, например, напряженность, тревожность, опустошенность, депрессию, сопровождающиеся выраженными вегетативными реакциями. Иногда наблюдаются психические расстройства: реактивные галлюцинации, деперсонализационные переживания, сверхценные идеи. Однако одиночеству не всегда сопутствует социальная изолированность индивида. Можно постоянно находиться среди людей, контактировать с ними и вместе с тем чувствовать свою психологическую изоляцию от них, т.е. одиночество (если, например, это чужие или чуждые для индивида люди). Так же и физическая изоляция человека не всегда приводит к одиночеству.

Поэтому все же большинство исследователей, рассматривая одиночество как психической феномен, подчеркивают его различия с такими понятиями как «уединение» и «изоляция», полагая, что одиночество имеет некий специфический внутренний контекст. Изоляция может содействовать одиночеству, но это никак не дает оснований к синонимизации этих понятий. Изоляция в большей степени связана с физической, пространственной и временной локализацией человека по отношению к социальному окружению и является внешнео-обусловленной ситуацией, а не внутренним психическим переживанием. Очень выразительно говорят об этом У.Садлер и Т.Джонс: «Чтобы обнаружить физическую изоляцию достаточно иметь одни глаза, но чтобы узнать одиночество, необходимо испытать его” [5]. Изоляция всегда предполагает предмет, который человек по тем или иным причинам добровольно или насильственно исключает из своей жизни: общество в целом, определенная группа людей, специфические условия бытия и мн. др. Можно сказать: «изолирован от …», но по отношению к одиночеству такое построение фразы будет не возможно. Предметом одиночество выступает сам человек. Одиночество направлено на субъекта, объект здесь как бы вторичен. Можно быть изолированным, но не одиноким. Можно переживать одиночество, не будучи изолированным. Одиночество в отличие от объективной изоляции отражает дисгармонию отношений между «Я» и «ОНИ», разлад с миром, собой, сопровождаясь страданиями, кризисами и т.п. Изоляция может сопровождаться или не сопровождаться одиночеством, но эти понятия ни в каком случае не идентичны друг другу.

Степень испытываемого одиночества также не связана с количеством лет, проведенных человеком вне контактов с людьми; люди, всю жизнь живущие одни, иногда чувствуют себя менее одинокими, чем те, кому приходится часто общаться с окружающими. Одиноким нельзя назвать человека, который, мало взаимодействуя с окружающими, не проявляет ни психологических, ни поведенческих реакций одиночества, о которых говорится далее в этой главе. Кроме того, люди могут и не осознавать, что между их реальными и желательными взаимоотношениями с окружающими существуют расхождения. Примером изоляции без одиночества можно считать иногда тюремное заключение. Есть данные о том, что политические заключенные, даже находясь в одиночной камере, при твердой убежденности в правоте своего дела и моральной поддержке единомышленников, не испытывали разрушающего чувства одиночества. Примером добровольной изоляции от мира может служить религиозное затворничество. Обычно добровольную изоляцию называют уединением. Описания жизни монахов – отшельников свидетельствуют, что затворничество давало возможность находится в самом живом и «обитаемом» для них мире, в мире духовного общения с Богом.

Уединение изначально имеет временные рамки, всегда добровольно и свободно выбирается человеком. Уединение представляется наиболее выгодным в момент времени, например, с точки зрения личностного роста, действия защитных механизмов, снижения уровня психической напряженности и др. Такие исследователи одиночества как Мария Мицелли, Брюс Мораш, Энн Пепло [5], полагают, что уединение не обязательно связано с одиночеством (как с тягостным эмоциональным состоянием), и что люди могут быть субъективно счастливы и в затворничестве.

Одиночество — распространённое явление в крупных городах, где общение с различными людьми происходит кратковременно и поверхностно, а времени на установление длительных и доверительных отношений не хватает. Одиночество может испытывать молодой человек или девушка, которые не могут найти себе подходящего партнёра, или пожилой человек, утративший знакомых и близких и не умеющий найти общий язык с молодым поколением. Одиночество нередко переживают люди с инертной нервной системой, с трудом завязывающие новые контакты, медленно привыкающие к новым знакомым. В крайнем случае одиночество может привести к депрессии.

Напоминает одиночество, но в то же время не носит такого глубокого характера, нехватка обратной связи, обусловленная либо ситуацией, либо темпераментом (психологическим типом) данного человека. В свою очередь, одиночество может быть обусловлено глубокими патологическими изменениями в психике индивида (например, аутизм).

Глава 2. Специфика переживания одиночества подростками

2.1. Общая характеристика детей подросткового возраста

Переходя к подростковому возрасту отметим, что границы подросткового периода примерно совпадают с обучением детей в 5 – 9 классах средней школы и охватывают возраст от 10 – 11 до 14 лет, но фактическое вступление в подростковый возраст может не совпадать с переходом в 5-й класс и происходить на год раньше или позже.

Особое положение подросткового периода в развитии ребенка отражено в его названиях: «переходной», «переломный», «трудный», «критический». В них зафиксирована сложность и важность происходящих в этом возрасте процессов развития, связанных с переходом от одной эпохи жизни к другой. Переход от детства к взрослости составляет основное содержание и специфическое отличие всех сторон развития в этот период – физического, умственного, нравственного, социального. По всем направления происходит становление качественно новых образований, появляются элементы взрослости в результате перестройки организма, самосознания, отношений с взрослыми и товарищами, способов социального взаимодействия с ними, интересов, познавательной и учебной деятельности, содержания морально-этических норм, опосредствующих поведение, деятельность и отношения. В повседневной жизни, в семье и школе часто можно слышать такие разговоры: был послушным мальчиком, а теперь стал своенравным, даже грубым; был спокойным – стал неуравновешенным; был робким, излишне застенчивым – стал самостоятельным и решительным и т.д.

Как показывают исследования отечественных психологов, отрицательные качества у наших подростков (своеволие, упрямство, негативизм, грубость, дерзость) возникают чаще всего при недооценке самостоятельности подростка, игнорировании его мнения, при требовании от него беспрекословного подчинения, при чрезмерной опеке и т.д. Иначе говоря, они возникают вследствие уродливого воспитания, при котором не принимаются во внимание психологические особенности этого возраста.

Отечественная психология при рассмотрении особенностей подросткового возраста исходит из принципа общественно-исторической обусловленности формирования личности.

При нормальном развитии ребенка интерес к моральным проблемам связан у подростков с увлечением героическими поступками, овеянными романтикой. Часто в школе для достижения этих целей организуются соревнования между отдельными учениками, звеньями, отрядами, классами. Работа Е.С.Махлах, проведенная в одной из школ-интернатов, показала, что соревнование само по себе ещё не обеспечивает усвоение общественных норм. Учащиеся этой школы, включившись в соревнование, достигли значительных успехов: в период соревнования дети внимательно контролировали учебную работу друг друга, старались не допустить проявлений недисциплинированности, плохих отметок, безответственного отношения к общественным поручениям и т.д. Однако по окончании соревнования достигнутые успехи сошли на нет; прилежание, аккуратность, вежливость опять исчезли. Те требования, которые подростки предъявляли к себе и своим товарищам, имели для них подлинный личностный смысл только в ходе соревнования и были связаны не с целью воспитания в себе определенных качеств, а с победой в соревновании. Достижение этой цели снимало необходимость соответствующего поведения в дальнейшем.

В таком случае не внешний контроль, а самоконтроль «питает» успех формирования той или иной деятельности.

То, что нравственные качества, общественные нормы поведения оказываются в центре внимания подростков, приводит к формированию у них идеала – некоторого обобщённого представления об облике «настоящего человека». Это ярко эмоционально окрашенный и принятый ребенком образ, являющийся для него постоянным внутренним побудителем – образ, который ориентирует и регулирует поведение подростка, выступает в качестве критерия оценки себя и других. На протяжении подросткового возраста идеалы имеют определённую динамику. Для младшего подросткового возраста (5 класса) идеал обычно воплощен в конкретном человеке – учителе, старшем брате, отце, героях войны и т.д. Если в качестве идеала выбран кто-либо из окружающих, то подросток, как правило, стремится следовать этому образцу во всем, начиная во внешних проявлений до суждений и оценок. Такой образец принимается ребенком полностью и ни какой критике не подвергается.

Постепенно из целостного образа, воплощенного в определенном человеке и его поведении, и прочно связанного с конкретными ситуациями, подросток начинает выделять черты, которые он особенно ценит, но и эти черты ещё не теряют связи в его сознании с конкретными людьми и поступками. Это характерно для детей 6-х классов. Обосновывая в беседе свой выбор идеала, эти ученики говорят: «Он не боится смерти», «Был хорошим другом» и т.д.

Только к 7-9 классу идеалы подростков приобретают более обобщенный характер и, как правило, начинают отделяться от конкретных людей и литературных героев.

К концу подросткового возраста уже имеет место постоянное сравнение себя и своего поведения с принятым идеалом и оценка других людей на его основе.

В процессе воспитания мотивы, формирующиеся у человека, постепенно выстраиваются в определённую систему. Выделяются мотивы, которые приобретают доминирующее значение и начинаю определять поведение и деятельность человека. Если те или иные мотивы занимают устойчиво доминирующее положение, то можно говорить о формировании у человека определенной направленности личности.

Множество научных данных указывает на то, что формирование направленности личности происходит именно в подростковом возрасте. Изучение этого процесса проводилось многими исследователями и научными коллективами в нашей стране.

Подростковый возраст отмечен более высоким уровнем развития самосознания по сравнению с другими периодами детства.

По существу, самосознание есть познание самого себя. Интерес к своему внутреннему миру возникает у человека обычно в подростковом возрасте. Возникает новая потребность – понять, осмыслить черты своего характера, свои возможности, найти в себе отличие от других людей, попытаться проанализировать свои переживания. Иначе говоря, пробуждается интерес к самооценке.

Как показывают многочисленные исследования, формирование самосознания подростка начинается с того, что он выделяет те или иные качества из отдельных видов деятельности и поступков («Я хорошо учусь», «Я всегда говорю правду»), обобщает, осмысливает их как особенности своего поведения, а позднее как особенности своей личности.

Формирование самосознания у подростка оказывает большое влияние на весь ход его дальнейшего психического развития.

Процесс этот не лишен драматичности, которая объясняется тем, что потребность в анализе и оценке самого себя очень острая, а возможности подростка в этом плане ещё ограничены. Не умея по-настоящему разобраться в себе, ребенок в этом возрасте становится излишне чувствительным к мнению о нем окружающих. Отсюда ранимость подростка, несдержанность, часто бурные, казалось бы, беспричинные реакции на самые пустячные, с точки зрения взрослого, обстоятельства.

Особенно интенсивно развитие самооценки происходит у подростков, что объясняется их стремлением разобраться в себе, усложнением их взаимоотношений с другими людьми, возникновением идеалов.

Самооценка имеет принципиальное значение для формирования личности в целом и таких её качеств, как уверенность в себе, настойчивость, в достижении желаемых результатов, самокритичность или, напротив, неуверенность, некритическое отношение к себе. Именно самооценка становиться важнейшим условием эмоционального благополучия.

Таким образом, функциональная нагрузка самооценки очень велика. Формирование её влечет за собой возникновение новой потребности – быть на уровне тех требований, которые человек сам к себе предъявляет, тех целей, к которым он стремится.

Самооценка – это оценка личностью самой себя, своих возможностей, способностей, качеств и места среди других людей. Самооценка относится к фундаментальным образованиям личности. Она в значительной степени определяет ее активность, отношение к себе и другим людям. [13]

Различают общую и частную самооценку. Частной самооценкой будет, например, оценка каких-то деталей своей внешности, отдельных черт характера. В общей, или глобальной самооценке отражается одобрение или неодобрение, которое переживает человек по отношению к самому себе.

Человек может оценивать себя адекватно и неадекватно (завышать либо занижать свои успехи, достижения). Самооценка может быть высокой и низкой, различаться по степени устойчивости, самостоятельности, критичности.

Процесс формирования глобальной самооценки противоречив и неравномерен. Это обусловлено тем, что частные оценки, на основе которых формируется глобальная самооценка, могут находится на разных уровнях устойчивости и адекватности. Кроме того, они могут по-разному взаимодействовать между собой: быть согласованными, взаимно дополнять друг друга или противоречивыми, конфликтными. В глобальной самооценке отражается сущность личности.

Итоговым измерением «Я», формой существования глобальной самооценки является самоуважение личности. Самоуважение — устойчивая личностная черта, и поддержание его на определенном уровне составляет важную заботу личности. Самоуважение личности определяется отношением ее действительных достижений к тому, на что человек претендует, какие цели перед собой ставит. [13]

Совокупность таких целей образует уровень притязаний личности. В его основе лежит такая самооценка, сохранение которой стало для личности потребностью. Уровень притязаний – это тот практический результат, которого субъект рассчитывает достичь в работе. В своей практической деятельности человек обычно стремится к достижению таких результатов, которые согласуются с его самооценкой, способствуют ее укреплению, нормализации. Как фактор, определяющий удовлетворенность или неудовлетворенность деятельностью, уровень притязаний имеет большое значение для лиц, ориентированных на избежание неудач, а не на достижение успехов. Существенные изменения в самооценке появляются в том случае, когда сами успехи или неудачи связываются субъектом деятельности с наличием или отсутствием у него необходимых способностей.

Следовательно, функции самооценки и самоуважения психической жизни личности состоят в том, что они выступаю внутренними условиями регуляции поведения и деятельности человека. Благодаря включению самооценки в структуру мотивации деятельности личность постоянно соотносит свои возможности, психические ресурсы с целями и средствами деятельнос­ти.

Знания, накопленные человеком о самом себе, а также глобальная самооценка, формирующаяся на основе таких знаний, позволяют сформировать многомерное образование, которое называется Я — концепцией и составляет ядро личности. Я — концепция — это более или менее осознанная, пе­реживаемая как неповторимая система представлений чело­века о себе, на основе которой он строит взаимодействие с другими людьми, осуществляет регуляцию своего поведе­ния и деятельности.

Таким образом, важнейший компонент целостного самосознания личности, каким является самооценка, выступает необходимым условием гармонических отношении человека, как с самим собой, так и с другими людьми, с которыми он вступает в общение и взаимодействие.

Самооценка-отношение человека к своим способностям, возможностям, личностным качествам, а также к внешнему облику. Она может быть правильной (адекватной), когда мнение человека о себе совпадает с тем, что он в действительности собой представляет. В тех же случаях, когда человек оценивает себя не объективно, когда его мнение о себе резко расходится с тем, каким его считают другие, самооценка чаще всего бывает неправильной, то есть неадекватной.

Если человек недооценивает себя по сравнению с тем, что он в действительности есть, то у него самооценка заниженная. В тех же случаях, когда он переоценивает свои возможности, результаты деятельности, личностные качества,  наружность, характерной для него является завышенная самооценка.

Неадекватная самооценка осложняет жизнь не только тех, кому она свойственна, но и окружающих, тех людей, которые, в разных ситуациях – производственных, бытовых и других — общаются с ними. Конфликтные ситуации, в которых оказывается человек, очень часто являются следствием его неправильной самооценки.

Знать самооценку человека очень важно для установления отношений с ним, для нормального общения, в которое люди, как социальные существа, неизбежно включаются.

Самооценка является сложным личностным образованием. В ней отражается то, что человек узнает о себе от других, и его собственная активность, направленная на осознание своих действий и личностных качеств.

Один из самых важных моментов в развитии личности подростка – формирование у него самосознания, потребности осознать себя как личность. У подростка возникает интерес к себе, своей внутренней жизни, качествам собственной личности, потребность в самооценке, сопоставлении себя с другими людьми. Он начинает всматриваться в самого себя, стремится познать сильные и слабые стороны своей личности. Потребность самосознания возникает из жизни, практической деятельности, определяется растущими требованиями взрослых коллектива. У подростка возникает потребность оценить свои возможности, для того чтобы найти свое место в коллективе.

На первых порах в основе самосознания подростка лежат суждения о нем других: взрослых (учителей и родителе), коллектива, товарищей. Младший подросток словно смотрит на себя глазами окружающих. С возрастом, помимо этого, начинает сказываться тенденция самостоятельно анализировать и оценивать собственную личность. Но поскольку подросток еще не обладает достаточным умением правильно анализировать собственные личностные проявления, то на этой основе возможны конфликты, порождаемые противоречием между уровнем притязаний подростка, его мнением о себе и его реальным положением в коллективе, отношением к нему со стороны взрослых и товарищей. [12]

2.2. Особенности переживания одиночества подростками

Паттерны поведения одинокого человека.

О распространенности одиночества среди людей говорят следующие данные: не более 1-2% опрошенных утверждают, что никогда в жизни не испытывали чувства одиночества, в то время как примерно 10-30% говорят, что переживали такое чувство хотя бы раз в жизни.

Человек становится одиноким тогда, когда осознает неполноценность своих отношений с людьми, личностно значимыми для него, когда он испытывает острейший дефицит удовлетворения потребности в общении.

Одиночество — тяжелое психическое состояние, обычно сопровождающееся плохим настроением и тягостными эмоциональными переживаниями. Глубоко одинокие люди, как правило, очень несчастны, у них мало социальных контактов, их личные связи с другими людьми или ограничены, или вовсе разорваны. Подлинные субъективные состояния одиночества обычно сопровождают симптомы психических расстройств, которые имеют форму аффектов с явно негативной эмоциональной окраской, причем у разных людей аффективные реакции на одиночество различные. Одни одинокие люди жалуются, например, на чувство печали и подавленности, другие говорят о том, что испытывают страх и тревогу, третьи сообщают о горечи и гневе.

Одиночество сопровождается некоторыми типичными симптомами. Обычно одинокие чувствуют себя психологически изолированными от остальных людей, неспособными к нормальному межличностному общению, к установлению с окружающими интимных межличностных отношений типа дружбы или любви. Одинокая личность — это депрессивная, или подавленная, личность, испытывающая помимо прочего дефицит умений и навыков общения.

Одинокий человек чувствует себя не таким, как все, и считает себя малопривлекательной личностью. Он утверждает, что его никто не любит и не уважает. Такие особенности отношения к себе одинокого человека нередко сопровождаются специфическими отрицательными аффектами, среди которых чувства злости, печати, глубокого несчастья. Одинокий человек избегает социальных контактов, сам изолирует себя от других людей. Ему более, чем другим людям, присуще так называемое параноидальное чувство, которое включает повышенную подозрительность, импульсивность, чрезмерную раздражительность, страх, беспокойство, ощущение разбитости и фрустрированности.

Одинокие люди более пессимистичны, чем неодинокие, они испытывают гипертрофированное чувство жалости к себе, ожидают от других людей только неприятностей, а от будущего — лишь худшего. Они также считают свою жизнь и жизнь других людей бессмысленной (например, Э.Эриксон дает описание аномальной линии развития личности). Одинокие люди малоразговорчивы, ведут себя тихо, стараются быть незаметными, чаще всего выглядят печально. У них нередко отмечается усталый вид и наблюдается повышенная сонливость.

Когда обнаруживается разрыв между реальными и действительными  отношениями, характерный для состояния одиночества, то разные люди реагируют на это по-разному. Беспомощность как одна из возможных реакций на данную ситуацию сопровождается усилением тревоги. Если люди винят в своем одиночестве не себя, а других, то могут испытывать чувства гнева и горечи, что стимулирует возникновение отношения вражды. Если люди убеждены, что сами повинны в собственном одиночестве, и не верят в то, что могут изменить себя, то они, вероятнее всего, будут опечалены и осудят сами себя. Со временем это состояние может перерасти в хроническую депрессию. Если, наконец, человек убежден, что одиночество бросает ему вызов, то он будет активно против него бороться, предпримет усилия, направленные на то, чтобы избавиться от одиночества.

Впечатляет перечень типичных эмоциональных состояний, которые время от времени охватывают хронически одинокого человека. Это — отчаяние, тоска, нетерпение, ощущение собственной непривлекательности, беспомощность, панический страх, подавленность, внутренняя опустошенность, скука, охота к перемене мест, ощущение собственной недоразвитости, утрата надежд, изоляция, жалость к себе, скованность, раздражительность, незащищенность, покинутость, меланхолия, отчужденность (список получен методом факторного анализа ответов множества одиноких людей на специальный опросник).

Одинокие люди склонны недолюбливать других, особенно общительных и счастливых. Это — их защитная реакция, которая, в свою очередь, мешает им самим устанавливать добрые отношения с людьми. Предполагают, что именно одиночество вынуждает некоторых людей злоупотреблять алкоголем или наркотиками, даже если они сами не признают себя одинокими.

Одинокий человек характеризуется исключительной сосредоточенностью на самом себе, на своих личных проблемах и внутренних переживаниях. Ему свойственна повышенная тревожность и боязнь катастрофических последствий неблагоприятного стечения обстоятельств в будущем.

Общаясь с другими людьми, одинокие больше говорят о самих себе и чаще, чем другие, меняют тему разговора. Они также медленнее реагируют на высказывания партнера по общению.

Таким людям свойственны специфические межличностные проблемы. Они легко раздражаются в присутствии других людей, повышенно агрессивны, склонны к излишней, не всегда оправданной критике окружающих, нередко оказывают психологическое давление на других людей. Одинокие мало доверяют людям, скрывают свое мнение, нередко лицемерны, недостаточно управляемы в собственных поступках.

Одинокие люди не могут по-настоящему веселиться в компаниях, испытывают затруднения, когда им необходимо кому-то позвонить, договориться о чем-то, решить какой-либо личный или деловой вопрос. Такие люди повышенно внушаемы или чрезмерно упрямы в разрешении межличностных конфликтов.

Имея неадекватную самооценку, о некоторых особенностях которой будет сказано ниже, одинокие люди или пренебрегают тем, как их воспринимают и оценивают окружающие, или непременно стараются им понравиться. Одиноких людей особенно волнуют проблемы, связанные с личной общительностью, включая знакомства, представление другим людям, соучастие в разных делах, раскованность и открытость в общении.

Одинокие люди в большей степени считают себя менее компетентными, чем неодинокие, и склонны объяснять свои неудачи в установлении межличностных контактов недостатком способностей. Многие задачи, связанные с установлением интимных отношений, вызывают у них повышенную тревожность, снижают межличностную активность. Одинокие люди менее изобретательны в поисках способов решения проблем, возникающих в ситуациях межличностного общения.

Предпочитаемый способ реагирования человека на одиночество — депрессия или агрессия — зависит от того, как человек объясняет свое собственное одиночество. При внутреннем локусе контроля чаще возникает депрессия, а при внешнем — агрессия. Повышенная склонность к покорности или, напротив, к проявлению враждебности положительно коррелирует с фактическим одиночеством человека среди людей.

Одинокие люди часто чувствуют себя никчемными, некомпетентными, нелюбимыми, и усилению этих самоуничижительных чувств способствует их повышенная самокритичность.

Связь, существующая между низкой самооценкой и одиночеством, объясняется двояким образом. Во-первых, ссылками на то, что низкая самооценка порождает внутреннее самоотчуждение человека; во-вторых, исходя из предположения, что низкая самооценка сопровождается системой таких установок и поведенческих тенденций, которые сами по себе существенно затрудняют межличностное общение.

Факторы, влияющие на интенсивность переживания одиночества.

Существует ряд психологических факторов, которые способствуют одиночеству. Например, это может быть низкая самооценка, которая приводит к избеганию контактов с другими людьми из-за страха подвергнуться критике, что, в свою очередь, создаёт порочный круг — в результате отсутствия контактов самооценка ещё больше падает. Слабые навыки общения также способствуют возникновению одиночества. Люди с плохо развитыми навыками межличностного общения, низкой социализацией из-за страха потерпеть неудачу в отношениях или попасть в психологическую зависимость также нередко стремятся к одиночеству, особенно если у них уже есть неудачный опыт общения с другими людьми.

Установлено, что одиночество зависит от того, как человек к себе относится, т.е. от его самооценки. У многих людей чувство одиночества связано с явно заниженной самооценкой. Порождаемое ею ощущение одиночества нередко приводит к появлению у человека чувства неприспособленности и никчемности.

Ощущение одиночества способно усиливаться или ослабляться в зависимости от динамических изменений в индивидуально принятых стандартах интенсивности нормального межличностного общения или широты контактов с людьми, на которые должен идти человек. Стандарты подобного рода обычно субъективные, точно не определены, но в общем неплохо выражаются в суждениях типа: «Мне бы хотелось иметь больше друзей», «Никто по-настоящему меня не понимает» и т.п. Вместе с тем такие стандарты относительны, они всегда устанавливаются в сопоставлении с прошлым опытом общения. Небольшое уменьшение числа друзей или человеческих контактов у того лица, которое раньше имело их большое количество, может восприниматься как усиление одиночества, в то время как аналогичные изменения, происходящие в характере межличностных связей у человека, который раньше почти ни с кем не общался и имел ограниченный круг друзей (т.е. их возрастание до того же самого уровня, что и у первого человека), будут, вероятно, восприняты как уменьшение одиночества, т.е. противоположным образом.

Одинокие люди нередко видят в самих себе причину своего одиночества, приписывая его недостаткам характера, отсутствию способностей, личной непривлекательности в большей степени, чем факторам, подвластным сознательному волевому контролю: недостаток собственных усилий, прилагаемых для налаживания контактов, неэффективность применяемых для этого средств и пр. Каузальная атрибуция таких людей характеризуется внутренним локусом контроля и сопровождается ссылкой на такие собственные отрицательные индивидуальные качества, как стеснительность, боязнь получить отказ в попытке установить с кем-то интимные отношения, недостаток знаний о том, как следует вести себя в подобных ситуациях, чтобы укрепить межличностные связи.

Есть и другие гипотезы, объясняющие феномен одиночества ссылками на межличностные факторы. Одна из них — несоответствие между тремя «Я» индивида: тем, каким он в настоящее время видит себя (актуальное «Я»); тем, каким он хотел бы стать (идеальное «Я»), и тем, каким его воспринимают другие (отраженное «Я»). Экспериментально подтвердилась гипотеза, утверждающая, что субъективные причины одиночества имеют больший вес в его возникновении, чем объективные. Оказалось, например, что многие люди не в состоянии правильно оценить отношение окружающих к ним, так как их самовосприятие не вполне соответствует тому, как их же самих в действительности воспринимают люди.

Индивиды, невысоко оценивающие себя, ожидают, что и другие так же к ним относятся. Такие люди острее многих других реагируют на предложения и отказы в установлении личных контактов с окружающими. Вместе с тем люди с низкой самооценкой особенно отзывчивы к обращениям и просьбам со стороны, реагируя повышенно враждебно на тех, кто лично их отвергает. Эти люди чрезмерно чувствительны к критике и рассматривают ее как подтверждение собственной неполноценности. Они же, как выяснилось, с трудом воспринимают комплименты в свой адрес, более неуверенно ведут себя в общении и повышенно осторожны.

В целом же низкая самооценка порождает взаимосвязанный комплекс психологически неблагоприятных факторов, препятствующих установлению хороших личных взаимоотношений с окружающими людьми: самоуничижительное сознание и поведение, ощущение собственной некомпетентности и многое другое. Следует иметь в виду и то обстоятельство, что длительный опыт одиночества, со своей стороны, может отрицательно влиять на самооценку, делая ее более уязвимой. Неудачи в общении могут усиливать чувство одиночества и, как следствие, снижать самооценку. В низкой самооценке потенциально заложен больший риск одиночества, чем в нормальной, так как низкая самооценка в конечном счете подрывает чувство собственного достоинства у человека.

Одним из факторов, способствующих одиночеству, является нежелание человека оказаться в такой ситуации межличностного общения, при которой он подвергается риску получить отказ в установлении нужных для него  взаимоотношений, почувствовать смущение и разочарование. Враждебность и пассивность, как возможные причины и одновременно следствия одиночества, часто сопровождают его. Из-за боязни отрицательных результатов проявления инициативы в установлении межличностных контактов человеку становится все труднее преодолевать одиночество, и страх, порожденный прежним неудачным опытом, способствует созданию обстановки, которая еще более усиливает чувство одиночества.

Нередко одиночество возникает по независящим от человека причинам. Вдовство, развод или разрыв личных отношений — наиболее распространенные социальные причины, ведущие к одиночеству. В подобных случаях оно зарождается вследствие внезапно возникающей полной или частичной эмоционально-психологической изоляции человека от людей, составляющих его привычный круг общения.

Потеря одного из родителей в результате развода или недостаток эмоционально близких, доверительных отношений, родительской поддержки в детстве могут сделать индивида более чувствительным к одиночеству в зрелом возрасте. Эмоциональная рана, полученная в детстве, превращается в характерологическую личностную ранимость взрослого и сохраняется в течение длительного времени, иногда всю жизнь, заставляя таких людей острее, чем другие, реагировать на разлуку и социальную изолированность.

Особенности социальной идентификации.

На переживание состояния одиночества влияют не столько реальные отношения, сколько идеальное представление о том, какими они должны быть. Человек, имеющий сильную потребность в общении, будет чувствовать себя одиноким и в том случае, если его контакты ограничены одним-двумя людьми, а он бы хотел общаться со многими; в то же самое время тот, кто не испытывает такой потребности, может вовсе не ощущать своего одиночества даже в условиях полного отсутствия общения с другими людьми.

Следствием преобладания в личности тенденции к обособлению является отчуждение человека от других людей, что может переживаться как состояние отчуждающего одиночества. Это проявляется в возбудимости, тревожности, циклотимности характера, низкой эмпатии, неспособности к сотрудничеству в конфликтных ситуациях и склонности их избегать, подозрительности и зависимости человека в межличностных отношениях.

Результатом чрезмерной идентификации человека с другими людьми, является отчуждение от собственного «Я», невозможность личностного обособления, что может переживаться как состояние самоотчуждающего одиночества. Это состояние обусловлено отсутствием идентификации с самим собой и проявляется в подозрительности межличностных отношениях и сочетании противоречащих личностных и поведенческих характеристик: сопротивлении и приспособлении конфликтных ситуациях, наличии всех уровней эмпатии, возбудимости, тревожности и эмотивности характера.

 Основные виды состояния одиночества

Есть смысл различать три вида состояний одиночества: хронический, ситуативный и преходящий. Хроническое одиночество наступает тогда, когда индивид в течение длительного периода жизни не может установить удовлетворительные взаимоотношения со значимыми для него людьми. Ситуативное одиночество обычно появляется как результат каких-либо стрессовых событий в жизни человека, таких, например, как смерть близкого или разрыв интимных отношений, например брачных. После короткого времени дистресса ситуативно одинокий индивид смиряется со своей потерей и частично или полностью преодолевает возникшее чувство одиночества. Преходящее одиночество выражается в кратковременных приступах чувства одиночества, которые полностью и бесследно проходят, не оставляя после себя никаких следов.

Переживание одиночества в подростковом возрасте

Современная ситуация в обществе характеризуется значительными структурными и динамическими изменениями в социальной, экономической и политической жизни. Дальнейшее расслоение общества, переход к рыночной экономике приводят к повышению напряженности в социальных отношениях и способствуют социальной разобщенности людей. В этих условиях поиск путей конструктивного решения проблем одиночества приобретает особую актуальность. В наибольшей мере изменения, происходящие в обществе, затрагивают пожилых людей и подростков как наименее социально защищенные группы. Одиночество в подростковом возрасте — одно из значимых для человека переживаний. Исследователи подросткового возраста (И.В.Дубровина, В.С.Мухина, Д.И.Фельдштейн, Э.Эриксон и др.) отмечают, что особенно трудно приходится подросткам, находящимся в ситуации перехода от детства к взрослости, в ситуации становления и развития.

С переживанием одиночества часто связаны подростковое отчуждение от мира взрослых, открытие новых возможностей своего «Я», осознание себя как личности и индивидуальности.

На разных стадиях развития и становления подростка одиночество может переживаться по-разному и вызывать множество проблем. Исходы переживаний могут быть альтернативными, переживаемое одиночество либо становится побуждением к раскрытию своих возможностей, ступенькой к поиску себя, либо — обстоятельством, ограничивающим развитие человека и даже иногда подводящим к суициду.

Именно в этот период подростки чаще всего остро переживают одиночество как свою заброшенность, покинутость, непонятость и отверженность. Об этом свидетельствуют обращения подростков на телефон экстренной психологической помощи, в психологические службы для молодежи и подростков, в редакции газет и журналов.

Переживание одиночества у подростка может перерасти в устойчивое негативное психическое состояние, накладывающее отпечаток на все остальные чувства и переживания и даже стать препятствием для личностного развития. Чрезвычайно важным является овладение подростками средствами осознанной саморегуляции и рефлексивного управления своей активностью.

Многие исследователи рассматривают одиночество как универсальный человеческий опыт, возникающий из факта человеческого существования. Они выделяют типичные для нашего времени факторы, обуславливающие содержательные характеристики сегодняшнего одиночества: изменение структуры современной семьи; необходимость высокой пространственной мобильности; расшатывание религиозных традиций; появление недоверия к государственным и экономическим структурам; технологизацию и компьютеризацию современного общества.

Общим компонентом в переживании одиночества, по их мнению, является недооценка себя и, в связи с этим появляющееся ощущение собственной незначимости. Это объясняет тот факт, что одиночество в наше время воспринимается исключительно негативно.

Д.Гэв определяет одиночество как чувство печали и тоски, возникающее в результате невозможности построения желаемых отношений с определенными аспектами окружающего мира. Конструктивной противоположностью одиночества, по ее мнению, является умение быть наедине с собой.

Гэв рассматривает одиночество с точки зрения различных уровней его проявления, выделяя два основных: экзистенциальный и патологический (тягостно переживаемый).

Экзистенциальное одиночество (как исходная обреченность на непонимание другими) является частью человеческого существования. Оно включает в себя осознание своей разделенности с другими, поиски идентичности и смысла жизни. Источником экзистенциального одиночества является факт уникальности и единственности опыта каждого человека, факт человеческой экзистенции. Тягостно переживаемое одиночество (патологическое по Д.Гэв) предполагает часто хроническую разобщенность с самим собой и другими, являющуюся следствием невозможности построения и сохранения желаемых отношений со значимыми другими или результатом фрустрации потребности в социальной включенности.

Тягостно переживаемое одиночество, по мнению Гэв, характеризуется 4-мя компонентами:

  1. Отсутствием контакта с самим собой.
  2. Неспособностью к преодолению эмоциональных барьеров с другими.
  3. Неспособностью и неумением найти свое место в социальном сообществе.
  4. Утратой смысла собственной жизни.

В то же время, по мнению К.Мустакаса — «Одиночество — это условие жизни человека, опыт человеческого существования, который дает индивидууму возможность поддерживать, расширять и углублять его человеческую природу. Человек, в конечном счете, всегда одинок, живет ли он в изоляции или болезни, ощущает ли он утрату после смерти любимого существа или острое чувство радости в триумфе созидания. Я верю, что каждому человеку необходимо признать свое одиночество и четко осознать, что, в конечном счете, в каждый миг своего бытия человек одинок, — ужасающе, совершенно одинок Усилия, предпринимаемые для того, чтобы ускользнуть от экзистенциального переживания одиночества могут привести только к самоотчуждению. Когда человек избегает фундаментальной правды жизни, когда ему удается успешно отрицать ужасное одиночество индивидуального существования, он лишает себя одного из значительных средств своего собственного развития» [5].

В таком понимании одиночества присутствует известная доля фатальности и обреченности. Это осознается самими экзистенциалистами. Одни из них при этом ищут выход в Боге, другие — в стремлении быть сверхчеловеком, третьи — в признании и принятии этого факта. Нам наиболее близка позиция третьих. Как писал Р.М.Рильке: «Мы одиноки. Можно обманывать себя или делать вид, что это не так. Но насколько лучше признать это и из этого исходить» [5].

Это подводит нас к мысли, что осознание и признание своего одиночества можно рассматривать как одно из условий человеческого развития и один из критериев личностной зрелости. Подростки переживают одиночество, приобретая опыт расставания со старыми ценностями, опыт утраты близких взаимоотношений, опыт потери какой-то части себя самого. Недобровольность и вынужденность этого переживания, обостряют чувство бессилия и беспомощности. Часто это приводит к сомнениям в собственной значимости, утрате доверия к миру и себе, к отчуждению и изоляции.

Подростки остро ощущают ситуацию экзистенциального перелома: они одновременно хотят удовлетворять свои потребности в самостоятельности и независимости, но также и в близости, и социальной включенности и, поэтому остро переживают критические ситуации межличностных отношений (разрыв дружеских связей, непонимание взрослыми и ровесниками).

Переживание одиночества у подростков связано не только с ситуацией межличностных отношений, но и с потерей смысла собственного существования и появлением ощущения экзистенциальной разобщенности людей.

Одиночество в этот период часто неприятно для подростков, они жалуются на него, но в то же время часто его сами ищут. Подросток хочет быть собой и, одновременно, боится этого. «Подростки исключительно эгоистичны, считают себя центром вселенной и единственным предметом, достойным интереса, и в то же время ни в один из последующих периодов своей жизни они не способны на такую преданность и самопожертвование. Они вступают в страстные любовные отношения лишь для того, чтобы оборвать их также внезапно, как и начали. С одной стороны — они с энтузиазмом включаются в жизнь сообщества, а с другой — они охвачены страстью к одиночеству. Они эгоистичны и материалистичны, и в то же время преисполнены возвышенного идеализма. Иногда их поведение по отношению к другим людям грубо и бесцеремонно, хотя сами они неимоверно ранимы. Их настроение колеблется между сияющим оптимизмом и самым мрачным пессимизмом» [12].

Подростки (почти все) еще не задумываются о смысле жизни. Они чаще раздумывают над тем (чувствуют, прежде всего) любимы они или нет, ценят их или нет и т.д.

Подростков потрясает осознание одиночества, осознание того, что они никому не нужны и нигде не могут найти поддержки. Они чувствуют себя беспомощными и в то же время теряют доверие к окружающим. Им не к кому пойти, не к кому обратиться, и никто в тот момент, включая их самих, как им кажется, не может помочь им удовлетворить их потребности.

Одиночество, таким образом, часто переживается тягостно и воспринимается как момент остановки собственной активности, что часто приводит к нарушению привычной жизнедеятельности. Подростки, на наш взгляд, еще недостаточно овладели средствами рефлексивного контроля за своими состояниями и поведением.

По мнению Г.Салливана, именно подростки испытывают одиночество, в своей наиболее завершенной и страшной форме.

Все переживания подростка находят отражение в картине его поведения, в импульсивности поступков и слов. Правда, многое еще зависит от природной организации человека (темперамента).

В целостной же картине поведения подростка переживания, связанные с одиночеством, попытки любыми средствами преодолеть одиночество часто становятся причиной отклоняющегося поведения, порождают трудности личностного развития. Это и вынуждает исследователей обращаться к проблемам восприятия и переживания подростком различных аспектов одиночества и вести поиск средств, облегчающих подростку этот круг переживаний, помогающих ему отыскать наиболее конструктивный выход в различных ситуациях остро переживаемого одиночества.

Глава 3. Опытно-экспериментальное исследование проблемы одиночества

3.1. Обоснование выбора методик

Запланированный эксперимент отвечает целям и задачам курсовой работы.

Базой для исследования является МОУ СОШ №6 города Орска Оренбургской области.

Выборку составили учащиеся шестых — десятых классов, всего 107 человек.

Нами использовались такие методики:

1. Модифицированная шкала измерения одиночества UCLA (версия 3) (Russell,1996). [7] (см. Приложение 1)

Методика разработана в Калифорнийском университете Д.Расселом, Л.А.Пепло и Г.Фергюссоном и предназначена для измерения уровня ощущения одиночества. Шкала представляет 20 утверждений и 4 варианта ответа (часто, иногда, редко, никогда). Путем подсчета количества каждого из вариантов ответов складывается максимально возможный показатель, что и показывает на уровень субъективного ощущения одиночества.

2. Метод социометрических измерений (социометрия ). [14] (см. Приложение 2)

Этот метод измерения межличностных взаимоотношений в группе. Основоположник Дж. Морено, внедрение этого метода в исследованиях советских психологов связано с именами Е.С. Кузьмина, Я.А. Коломенского и других исследователей.

Социометрическая техника применяется для диагностики межличностных и межгрупповых отношений, в целях их изменения, улучшения и совершенствования. С помощью социометрии можно изучить типологию социального поведения людей в условиях групповой деятельности, судить о социально-психологической совместимости членов конкретных групп.

Для углубленного изучения феноменологии одиночества нами введены дополнительные методики:

1. Методика Ценностные ориентации (М. Рокич). [6] (см. приложение 3)

Тест личности, направленный на изучение ценностно-мотивационной сферы человека. Система ценностных ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее отношений к окружающему миру, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения и ядро мотивации жизненной активности, основу жизненной концепции и «философии жизни».

Разработанная М. Рокичем методика, основана на прямом ранжировании списка ценностей. М. Рокич различает два класса ценностей:

— Терминальные — убеждения в том, что конечная цель индивидуального существования стоит того, чтобы к ней стремиться.

— Инструментальные — убеждения в том, что какой-то образ действий или свойство личности является предпочтительным в любой ситуации.

Это деление соответствует традиционному делению на ценности — цели и ценности-средства.

При анализе полученных ранжировок ценностей, психолог обращает внимание на их группировку испытуемым в содержательные блоки по разным основаниям. Так, например, можно выделить «конкретные» и «абстрактные» ценности, ценности профессиональной самореализации личной жизни и т.д. Инструментальные ценности могут группироваться в этические ценности, ценности общения, ценности дела; индивидуалистические и конформистские ценности, альтруистические ценности; ценности самоутверждения и ценности принятия других и т.д. Психолог должен попытаться уловить индивидуальную закономерность. Если не удается выявить ни одной закономерности, можно предположить несформированность у респондента системы ценностей или неискренность ответов в ходе обследования.

Достоинством методики является универсальность, удобство и экономичность в проведении обследования и обработке результатов, гибкость — возможность варьировать как стимульный материал (списки ценностей), так и инструкции. Существенным ее недостатком является влияние социальной желательности, возможность неискренности. Поэтому особую роль в данном случае играет мотивация диагностики, добровольный характер тестирования и наличие контакта между психологом и испытуемым. Применение методики в целях отбора, экспертизы должно быть весьма осторожным.

2. Методика исследования сомоотношения (С.Р. Патилеев) [9] (см. приложение 4)

Методика позволяет исследовать особенности динамики сомосознания, структуры и особенностей отношения к собственному Я, отношений личности в целом.

Многомерный опросник исследования самоотношения (МИС) создан С.Р.Пантилеевым в 1989 году, содержит 110 утверждений. Методика состоит из 9 субшкал по 10 — 14 пунктов, при подсчете которых выявляется процентное соотношение по каждой из субшкал, что позволяет судить о том, какой фактор — модальности выражен в большей степени.

3. Метод изучения продуктов деятельности учащихся (сочинение «Причины моего одиночества»)

3.2. Процедура исследования

Первый этап исследования — констатирующий эксперимент, цель которого исследовать возрастную динамику ощущения одиночества в подростковом возрасте. На данном этапе нашего исследования мы провели диагностику всего периода подросткового возраста с 12 — 16 лет, что соответствует 6 — 10 классам. Главная цель данного этапа – выявить, в каком возрасте происходит резкое возрастание ощущения одиночества, а также проверить утверждение о том, что субъективное ощущение одиночества связано с социальным статусом. Полученные результаты мы можем наглядно увидеть в табл. 1 и табл. 2.

После результатов табл. 2 мы можем построить график (см. рис.1), где наглядно видно в каком возрасте происходит увеличение уровня ощущения одиночества.

Из табл. 2 и графика мы видим, что пик субъективного ощущения одиночества в подростковом возрасте приходиться на 9 класс, что соответствует возрасту 15 лет.

Второй этап — собственно сам формирующий эксперимент. На этом этапе мы провели углубленную диагностику, цель которой выявление феноменологии одиночества в возрасте 15 лет, то есть  в том возрасте, когда наступает пик ощущения одиночества. В основной части исследования принимало участие 23 человека – учащихся 9 «А» класса МОУ СОШ №6 г.Орска..

Результаты показали, что 74% испытуемых имеют высокие показатели по шкале одиночества, большинство из них находятся в неблагоприятном социальном статусе в школьном коллективе.

При анализе системы ценностей подростков, испытывающих чувство одиночества, получили следующие результаты:

— Терминальные ценности:

Для подростков значимыми оказались ценности: наличие хороших и верных друзей, общественное признание, любовь. Среднюю позицию занимают ценности: здоровье, уверенность в себе, активная деятельная жизнь. Малозначимые ценности: счастье других, жизненная мудрость, красота природы и искусства.

— Инструментальные ценности:

Значимые ценности: независимость, смелость в отстаивании своего мнения, взглядов, терпимость. Средние значения имеют ценности: воспитанность, образованность. Мало значимые ценности: непримиримость к недостаткам в себе и других, чуткость, высокие запросы.

Количественные показатели результатов по данной методике можно посмотреть в сводных таблицах результатов по всем методикам (см. табл. 3 и табл. 4).

Анализ структуры ценностных ориентаций позволяет дать более определенную оценку ориентаций человека на те или иные содержательные стороны. В частности, это положение находит свое подтверждение в выборке так называемых терминальных ценностей. Ориентация на общественное признание и на наличие друзей в сочетании с определенными ценностями –

средствами, независимость и смелость в отстаивании своего мнения дают основания полагать, что это главные причины по которым подросток ощущает себя одиноким.

Результаты исследования самоотношения подростков по показателям факторов модальности групповых данных имеем следующие:

Ø Самоуважение — 25%

Ø Аутосимпатия — 40%

Ø Самоуничижение — 35%

У испытуемых с высокими показателями по шкале одиночества результаты исследования самоотношения следующие:

Шкала 1 — Саморуководство- 30%

Шкала 2 — Самоуверенность — 20%

Шкала 3 —  Отраженное самоотношение — 20%

Шкала 4 — Социальная желательность Я — 40%

Шкала 5 — Самопривязанность — 50%

Шкала 6 — Самоценность — 30%

Шкала 7 — Самопринятие — 40%

Шкала 8  — Внутренний конфликт — 50%

Шкала 9 — Самообвинение — 50%

Высокие показатели по шкале самообвинение, говорит о том, что подросток готов винить себя за все промахи и неудачи, собственные недостатки. Также это связано о отрицательными эмоциями  в адрес своего «Я».

Внутренняя конфликтность хорошо выражена у подростков, испытывающих чувство одиночества, это внутренняя сила, которая заставляет чрезмерно рефлексировать, заниматься самокопанием, постоянно сомнительность, несогласие с собой, что приводит к тревожно — депрессивному состоянию, низкой самооценке, фрустрированности ведущих потребностей, недовольству, появлению комплексов. Также высокие показатели по шкале самопривязанности отражают некоторую регидность «Я»-концепции, нежелание изменяться по отношению к наличному состоянию. Между одиночеством и соответствующим сомоотношением была выявлена положительная корреляция — 0,63 (корреляция Пирсона для дихотомических шкал).

Благодаря сочинениям о причинах одиночества мы узнали следующее. С точки зрения подростков, основной причиной одиночества является социальное отторжение: около 25% опрошенных ребят ответили, что одинокими становятся из-за других людей (в том числе и родителей), так как другие не поняли, отвергли или забыли этого человека.

На втором месте оказались черты характера (эгоизм, самовлюбленность и т.п.). Как причина одиночества они были названы 20 % подростков. Около 13 % видят причину одиночества в поведении и манере общения человека. 10 % подростков считают, что причинами одиночества являются застенчивость, неуверенность в себе, страх общения и неумение общаться.

Отсутствие круга общения, близких людей и любимых как причину одиночества рассматривают только 13 % подростков. На усталость от общения – 17%. Хотя 60 % подростков сами не любят бывать в одиночестве, они не считают подобное времяпровождение ненормальным. 57 % чувствовали себя одинокими и покинутыми, но большая часть подростков (80%) не испытывали страха, находясь в таком состоянии.

Таким образом, эмоциональные переживания у испытуемых связаны с ощущением выключенности из атмосферы общения, многие страдают от собственной пассивности, неустроенности. Чаще всего используются такие формулировки, как: «одиночество — когда нет друзей»; «в одиночестве я чувствую себя плохо»; «цвет одиночества – черный».

Третий этап — описательно-итоговый, анализ и обобщение результатов, уточнение выводов. По результатам проведенного констатирующего эксперимента, мы получили такие результаты, которые представлены в сводных таблицах (см. табл. 3 и табл. 4).

Используя данные, полученные в результате исследования, можно сделать следующие выводы. Пик переживания одиночества подростками приходится на возраст 15 лет (в основном это учащиеся 9 классов). В этот период психика подростка особенно травматична и неуравновешенна. Подросток в 15 лет – уже не ребенок, но еще и не взрослый, не цельная, сформировавшаяся личность. В это время он особенно остро переживает противоречия с окружающим миром. Наступает коренной этап ломки старых отношений, взглядов, привычек, подросток начинает ощущать свою «взрослость», осознавать свое «Я». Он не хочет больше оставаться ребенком, да и окружающие требуют от него иных поступков, мыслей, что приводит к необходимости по-новому выстраивать отношения с миром, с отдельными людьми и обществом в целом. Удачно преодолев непростой юношеский этап, человек выходит во взрослый мир, ощущая себя более менее цельной личностью. Но не для всех перемены проходят бесследно: промахи, неудачи, отсутствие поддержки со стороны, неуверенность в себе могут надломить психику подростка, он начнет замыкаться в себе, отдалятся от окружающих. С другой стороны, подростки в этом возрасте начинают сами выбирать узкий круг общения, выделяя тех или иных лиц и отстраняя остальных (подросток считает, что у него есть свое непреложное мнение,  и друзей он должен выбирать по определенным критериям). Наступает пик переживания одиночества.

По сводной таблице видно, что более половины детей в классе имеют низкий статус: одни из них принимаются только некоторыми участниками коллектива, другие (ок. 15%) вообще не принимаются. В исследуемом коллективе наблюдается явная разобщенность. Именно такие дети в основном испытывают чувство одиночества. Таким образом можно говорить, что одиночество в данной возрастной группе носит негативный характер, который должен быть преодолен, либо перенаправлен в позитивную сторону.

Треть коллектива воспринимает себя самоуничижительно. Все эти подростки имеют низкий статус в классе, следовательно их негативное восприятие себя и восприятие их коллективом взаимозависимы. Такие подростки не выделяют для себя ценности общения, так как не находят в себе данных черт и свойств, на первое место они ставят ценности, сформулированные для них обществом, семьей: свобода, здоровье, интересная работа, ответственность, образованность. Некоторые выделяют уверенность в себе, внутренний покой – подросток явно видит в овладении этими ценностям стимул по преодолению барьеров в общении. Таким образом, испытывая чувство отчуждения и имея низкую самооценку, подросток начинает искать причины внутри себя, пытается наладить гармоничные отношения прежде всего внутри своего «Я», а не внутри коллектива.

В тоже время остальные испытуемые, ощущающие высокое одиночество в большинстве своем (45% из всей группы), ставят па первый план ценности именно межличностного характера. В данном случае можно говорить о том, что эти подростки целенаправленно пытаются преодолеть чувство негативного одиночества, трансформировать его в позитивное. Эти подростки не нуждаются в особой психологической работе с ними, главное – всегда поддерживать ребят в их начинаниях, вовлекать в общественную деятельность, давать возможность как можно чаще проявлять свои личностные качества, поощрять их. Преодоление чувства высокого одиночества этих подростков произойдет в старших классах, как и показала наша статистика по шкале одиночества. Можно даже сказать, что 30% из них испытывают чувство позитивного одиночества, ведь по результатам написанных сочинений, более половины класса не считают одиночество каким-то страшным явлением, а ¼  класса считают испытывание ощущения одиночества необходимым для поддержания внутреннего равновесия.

Из числа испытуемых, переживающих чувство высокого одиночества и имеющих низкий статус в группе, нашлись и те, кто высоко ставит свое «Я». Такие подростки часто ставят свою личность выше других и тем самым отдаляют себя от коллектива, от чего могут страдать всю свою жизнь. В то же время многие из таких людей добиваются в будущем высоких постов и карьерного роста, поступаясь интересами других.

Несмотря на это из поля зрения классного руководителя или школьного психолога ни в коем случае не должна выпадать та часть коллектива (в нашем случае – очень внушительная), которой тяжело самостоятельно справиться с преодолением чувства негативного одиночества, и которая подчас только усугубляет положение, еще больше отдаляясь от коллектива. Для большинства подростков это очень тягостный момент, который может наложить отпечаток на всю оставшуюся жизнь. С такими подростками необходимо проводить психологическую работу, беседы, как можно чаще поощрять их, проявлять внимание к их заслугам, к их личным качествам во время присутствия других членов коллектива, стараться повысить их статус в группе, но делать это нужно очень аккуратно, стараясь не нарушить личного пространства ребенка, иначе он еще сильнее замкнется в себе. В самом же коллективе необходимо как можно чаще проводить беседы о ценностях дружбы, любви, взаимоуважения. Ведь по результатам творческих работ самих же подростков, основная причина их отчужденности, замкнутости – неналаженные отношения в коллективе, «выключенность» из него, а затем уже характерные черты личности.

На основе полученных выводов мы можем подтвердить поставленную во введении гипотезу:

В подростоковом периоде актуализируется переживание одиночества. Переживание одиночества и тенденция к изоляции ребенка-подростка возникает в связи с проблемами социальной идентификации и возрастными свойствами.

Заключение

В данной курсовой работе была иисследована психологическая феноменология одиночества. Мы выполнили поставленные в начале работы цели и задачи. Нами были рассмотрены виды и механихмы одиночества, факторы, типы переживания одиночества и стратегии его преодоления, как элементы феноменологической модели одиночества. Была изучена и проанализирована соответствующая литература по данному вопросу, на основе которой мы выделили проблему одиночества как социально-психологическую проблему, обусловленную осознанием негативных результатов социального взаимодействия, а также проиллюстрировали психологическую природу состояния одиночества (отличительные особенности поведения, социальных отношений и ценностно-смысловые ориентации одинокого человека). На материале анализа литературных данных и эмпирического исследования мы изучили феноменологию переживаний одиночества у современных подростков и проанализировали данные, полученные в результате исследования. На основе этих данных мы выявили  особенности и причины переживания одиночества в подростковом возрасте, тем самым доказав выдвинутую гипотезу. В процессе эмпирического исследования нами были применены современные методики.

Проведя теоретическое и практическое исследование проблемы одиночества, мы доказали актуальность и значимость данной работы для современного общества, а также ее практическую ценность в работе психологов и учителей.

Список использованных источников

1. Возрастная и педагогическая психология : Словарь. — М.: Ред. МГОПУ,1999. — 93с
2. Демидов А.Б. Феномены человеческого бытия. Глава 5. Понятие одиночества в философии и психологии/ А.Б.Демидов. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://psylib.org.ua/books/demid01/index.htm
3. Долгинова О.Б. Изучение одиночества как психологического феномена/ О.Б.Долгинова. – Прикладная психология, 2000. — №4. – с. 28-36.
4. Кон И.С. Многоликое одиночество/ И.С.Кон — Знание – сила, 1986 — №12. – с. 15-42
5. Лабиринты одиночества: пер. с англ./ сост., общ. ред. и предисл. Н.Е.Покровского. – М.:Прогресс, 1989. – 624 с.
6. Методики социально-психологической диагностики личности и группы : [сб. науч. тр.] / отв. ред. А.Л. Журавлев, В.А. Хащенко. — М.: Ин-т психологии, 1990. — 219 с.
7. Милграм С. Эксперимент в социальной психологии/ С.Милграм. — СПб.: Питер, 2000. — 285с.
8. Миноскович Б. Одиночество – междисциплинарный подход/ Б.Миноскович. – Лабиринты одиночества. – М.:Прогресс, 1989
9. Пантилеев Р.С. Методика исследования самоотношения/ Р.С.Пантилеев. — М.: Смысл, 1993. — 36с.
10. Перлман Д., Пепло Л.Э. Теоретические подходы к одиночеству/ Д.Перлман, Л.Э.Пепло. – Лабиринты одиночества. – М.:Прогресс, 1989.
11. Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга/ Л.А.Петровская. – М.: 1982. – с. 30-37
12. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов. – М.: Академия, 2000. – 189с.
13. Психологический словарь/ под ред.В.П. Зинченко, Б.Г. Мещерекова. — М.: Педагогика — Пресс, 1997. — 285с.
14. Психологические тесты. /под ред. А.А.Карелина. В 2 т. (Т.1) — М.: Владос, 2000.
15. Пузько В.И. Экзистенциональный невроз как бегство от одиночества/ В.И.Пузько – Материалы научной конференции «Теология, философия и психология одиночества».- Владивосток: 1995.
16. Садлер У.А., Джонсон Т.Б. От одиночества – к аномии/ У.А.Садлер, Т.Б.Джонсон – Лабиринты одиночества. – М.:Прогресс, 1989
17. Сартр Ж.-П. Сумерки богов/ Ж.-П.Сартр. – М.: 1991. — С. 319-344
18. Словарь практического психолога/ сост. С.ю.Головин. – Минск: Харвест,1998. – 799с.
19. Трубникова С.Г. Проблема психологии одиночество в философской и психологической литературе XX века/ С.Г.Трубникова. – М.: 1998. – 20с.
20. Фромм Э. Бегство от свободы: Пер с англ. / Э.Фромм – М.: Прогресс, 1989- 272 с.
21. Фромм Э.. Искусство любить/ Э.Фромм. — СПб.: Азбука-классика, 2004. ISBN 5-352-00758-8.
22. Швалб Ю.М., Данчева О.В. Одиночество: социально-психологические проблемы/ Ю.М.Швалб, О.В.Данчева. – Киев: 1991. – 270 с.
23. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия/ И.Ялом. – М.:2000. – 576с.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

14479

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке