Содержание

Введение
Глава 1. Историко–правовые корни принципа разделения властей
1.1. Возникновение и развитие теории разделения властей, ее сущность
1.2. Теория разделения властей в российской истории и государственно — правовой науке
Глава 2. Ветви в системе разделения властей
2.1. Законодательная власть
2.2. Исполнительная власть
2.3. Судебная власть
Заключение
Список использованных источников

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Введение

Теория разделения властей является достаточно актуальной на современном этапе, особенно для Российского государства. Связано это с тем, что в советское время, на протяжении длительного исторического периода данная тема не находила отражения в отечественной правовой концепции, более того сам факт разделения властей отрицался как идеологически несоответствующий общей стратегической цели социалистического государства. С всеобщей реконструкцией государства и соответствующих государственных структур, начавшийся на рубеже 90-х годов XX века в России с выдвижением, в связи с этим, общегосударственной цели – создания правового государства, вопрос места и роли принципа разделения властей в правовом государстве. Его проблематика, приобретает пристальное внимание со стороны теоретиков права. К настоящему моменту мы уже можем говорить об определенных результатах в изучении данного вопроса, как в теоретическом, так и в практическом плане.

Актуальность выбранной мною темы объясняется тем, что вопрос «разделения властей в правовом государстве» для Российского государства является достаточно актуальным на современном этапе. Принцип разделения властей отнесен к числу основных конституционных принципов всех современных демократи­ческих государств. Составными частями меха­низма власти повсеместно признаются законодательная, ис­полнительная и судебная власти, каждая из которых, вопло­щая единство власти, принадлежащей народу, остается самостоятельной.

Целью данной  работы является  –  рассмотреть принцип разделения властей как основной конституционный принцип всех демократических государств. Для этого были поставлены следующие задачи:

  1. Выявить исторические корни принципа разделения властей.
  2. Расмотреть теорию разделения властей в российской истории и государственно-правовой науке.
  3. Раскрыть содержание теории разделения властей.
  4. Расмотреть реальное осуществление принципа разделения властей.

В данной работе использовался метод анализа и сравнения.

При написании курсовой работы использовались нормативные акты, научно–учебные пособия: М.Н. Марченко «Теория государства и права», В.Н. Хропанюка «Теория государства и права», М.В. Баглая, Б.Н. Габричидзе «Конституционное право Российской Федерации», З.М. Черниловского «Всеобщая история государства и права»; научные работы: И.А. Исаева, М.Н. Золотухиной «История политических и правовых учений России», М. Валуева «Исторические типы философии»; энциклопедические издания, а также материалы периодических изданий. Помимо общетеоретической трактовки содержания данного принципа представлен анализ его практического осуществления в различных государствах мира, в том числе и Российской Федерации. Нормативные акты, в частности Конституция  Российской Федерации, помогут уяснить механизм действия принципа разделения властей.

Курсовая работа состоит из введения, 2 глав, заключения, списка использованной литературы.

Глава 1. Историко–правовые корни принципа разделения властей

1.1. Возникновение и развитие теории разделения властей, ее сущность

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность.  Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений  между ними с другой. Отсюда же и характерное для политической истории общества совмещение функций на её ранних этапах: вождя и военачальника (король–воин, князь–предводитель дружины, епископ–рыцарь, глава ордена и т.п.)

Первое крупное разделение власти развело политическую и религиозную власти, власть государства и церкви. Оно же сопровождалось и длительной борьбой за унификацию власти, преобладание светской власти над религиозной, или господство церкви в светской жизни общества. Соперничество между ними продолжалось многие столетия, всё средневековье и начало Нового времени как в России, так и на Западе. Оно далеко не завершено для многих государств и обществ и поныне, при этом исход его далеко не однозначен в разных регионах мира. Западная, преимущественно христианская его часть решила спор о власти в пользу светской, государственной, восточная во многих случаях (в некоторых мусульманских странах, например, Иран) — в пользу значительного политического влияния религиозных начал жизни общества, его политико–правовой системы и культурного уклада.

Наряду с этим, в самом светском государстве рано началось разделение профессиональных функций власти. Уже Аристотель отмечал существование в нём законодательного органа — магистратуры (исполнительного учреждения) и судебного органа. Происходило разделение власти между центральным и местным управлением (самоуправление), формировалась всё более сложная политическая система общества, властей разных уровней и с разными функциями. Развитое разделение власти стало в конце конов одной из организационных основ государства Нового времени, которое функционирует как система функционально разграниченных, но и связанных между собой учреждений, аппаратов и органов власти. Феодальная организация власти с объединёнными в лице властелина законодательных, исполнительных и судебных функций включая функциональное и территориальное разделение власти между монархическим центром и провинциальными (городскими) парламентами, местным самоуправлением, с сословным представительством частично избранных, частично включённых в него “по праву” из числа именитых горожан. Децентрализованное феодальное средневековое государство допускало заметное упрочение местных парламентов, которые особенно укрепились в Западной Европе в XIII–XIV веках и, в последствии, стали структурной и социальной основой возникновения парламентов и в государственных центрах абсолютистских монархий. Другой основой разделения власти стали различные королевские советы, обычно очень замкнутые и узкие, нередко олигархического типа, несмотря на их совещательные функции, как это имело место в Верховном тайном совете в России послепетровского периода,  когда из восьми членов совета (“верховников”) шестеро представляли две знатнейшие фамилии — Долгоруких и Голицыных. Помимо того, существовали и эпизодические сборы (ассамблеи) правящих феодальных верхов, феодальные союзы (лиги), такие,  как Земские соборы в России, также готовившие в будущем более совершенные формы разделения власти. Решающий этап институционального и функционального разделения государственной власти наступил в начальный период Нового времени (XVII в.). В этот период феодальное децентрализованное государство уступило место централизованным абсолютистским монархиям в большинстве стран Западной Европы. Центральная власть теперь нуждалась в более развитом и эффективном аппарате управления и обороны, который неизбежно должен был быть специализирован и разделён. Развивающаяся в то же время торговая и промышленная буржуазия поддержала на первых порах абсолютистской монархический центр и способствовала его укреплению, но при этом получила и доступ к власти, которая оказалась до известной меры разделённой и между сословиями и классами, и доступ этот был открыт, прежде всего, в нарождавшиеся центральные парламентские (законодательные и представительные) структуры.

Дальнейшее развитие разделённых властей шло несколькими параллельными путями:

  • происходила централизация парламентских структур, смещение парламентаризма в центр со всей идеологией и техникой формирования представительной власти (её выборностью, принципами организации и т.п.);
  • укреплялась и совершенствовалась центральная правительственная исполнительная власть и особенно её аппаратов, кадров государственных служащих;
  • завершилось формирование возникшей в феодальном средневековье системы надзора и отправления правосудия, передачи судебных функций от властвующей (сеньориальной) верхушки — специализированным судебным органам.[1]

Этот объективный процесс получил теоретическое обоснование в политико-философской теории разделения властей и сопровождался проектами гражданского общества и правового государства, и конституционного строя, реализация которых была необходимым условием эффективного разделения власти и в свою очередь зависела от разделения её на три относительно автономные, взаимосвязанные и контролирующие друг друга власти.

Сама идея разделения властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов (Аристотель, Полибий). Однако, как основополагающий принцип составного учения о демократическом государстве он был сформулирован Д. Локком и развит впоследствии Ш. Монтескье. При этом теоретическая база была подготовлена всем объективным ходом истории (о котором говорилось выше), а толчком к её оформлению послужили буржуазны революции в Англии (1640–1648гг.) и в последствии во Франции (1789–1794гг.).

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

В основании политической философии Локка (1632–1704гг.) и либерализма лежит идея собственности (“Трактаты о правительстве”). Государство и гражданское общество покоятся на собственности (имелась в виду частная и личная собственность). В естественном состоянии, говорит Локк, люди, может быть, и живут благополучно, но им явно недостаёт многого для сохранения собственности. На основе общественного договора учреждается государство — социальный институт для охраны собственности и разрешения связанных с собственностью недоразумений. Д. Локк предлагает систему сдержек и противовесов — разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную с передачей каждой особому кругу лиц. Тогда, например, в правовом монархическом государстве законодательной властью может быть аристократический парламент, высшей исполнительной — король, а судебную имеет смысл пропорционально поделить между аристократическим и демократическим сословиями[2].

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1) Принцип разделения властей может быть присущ только демократическому государству — ни в рабовладельческом, ни в феодальном государстве он невозможен, так как сам принцип подразумевает наличие экономически свободного собственника — основного представителя общества, обладающего и политическими правами.

2) Для фактического осуществления этого принципа необходимы определённые объективные условия — достаточная степень развития производительных сил и отношений, а также субъективные — уровень политического сознания общества.

3) Теория права предлагает разные варианты механизма действия принципа разделения властей.

1.2. Теория разделения властей в российской истории и государственно — правовой науке

В российской истории было не так много примеров хотя бы частичной реализации теории разделения властей. До начала XX века трудно было говорить даже о разграничении полномочий между различными государственными органами, не говоря уже о разграничении власти между различными социальными силами. Всевозможные реформы системы государственных органов в лучшем случае приводили к весьма расплывчатому разграничению функций государства между его органами, о разделении же политической власти не шло и речи. Монарх считался абсолютным до 1905 года, когда вопрос о разделении властей встал с особой остротой. 1905 год — важный рубеж в истории России, помимо многих преобразований в жизни общества и государства, проведенных в результате революции, встал вопрос и о разделении властей в России. Как и в XVIII веке во Франции, в России возникла новая социальная сила — буржуазия, которая стремилась освободиться от тормозящей развитие общества абсолютной монархии. В результате первой российской революции появился первый в России парламент — Государственная Дума. Безусловно, законодательные полномочия первых российских парламентов часто ставились монархом под сомнение, система «сдержек и противовесов» действовала лишь тогда, когда этого хотел император, но это был первый серьезный шаг на пути к реализации принципов теории разделения властей в России.  Реальные шаги к воплощению концепции Монтескье в России были сделаны лишь в начале XX века, но теоретические обоснования необходимости реализации теории разделения властей можно найти в работах и более раннего периода, среди которых особенно можно выделить труды М.М.Сперанского, М.М.Ковалевского, А.И.Елистратова, Б.Н.Чичерина.

Другой период нашей истории, на который следует обратить внимание в связи с исследованием разделения властей в нашей стране — это советский период. С установлением советской власти надежды сторонников теории разделения властей на скорое ее воплощение в России стали менее оправданы. Сначала была провозглашена диктатура пролетариата, что прямо противоречило идее разделения властей, позже в социалистической доктрине все более укреплялся принцип-лозунг: «Вся власть Советам!».Вообще, концепция единства власти была воспринята всеми авторитарными режимами. При фашизме ее олицетворял фюрер, в теократическом Иране — руководитель государства. С момента появления особых органов – Советов сложился взгляд на их полновластие. Только Советам принадлежала полнота власти, а другие органы являлись органами управления, правосудия, исполнительно-распорядительными органами государственной власти. В узкой трактовке государственная власть неразделима, хотя на практике Советы были полновластными органами лишь в течение небольшого периода после революции. Не имея материальной базы, финансов, местные Советы зависели от ведомств, от расположенных на их территории предприятий. Несмотря на то, что в СССР провозглашалось полновластие Советов, о Совете Министров говорилось как о высшем органе исполнительно-распорядительной власти, то есть теоретически принцип единовластия Советов был небезупречен. В сложившейся обстановке начала резко усиливаться исполнительная власть, которая порой подменяла две другие ветви власти. Законодательная база советского права в первые десятилетия была очень слаба и далека от совершенства, в то время как огромное значение носили правовые акты исполнительной власти. Судебные органы часто подменяли всевозможные «двойки», «тройки» (чрезвычайные суды), которые формировались из представителей партии и исполнительной власти. Должность Генерального Секретаря КПСС была куда более значительной, нежели должность председателя Президиума Верховного Совета СССР, который формально считался главой  государства. Вообще не удивительно, что слияние партийного и государственного аппарата оказало негативное влияние на реализацию принципов концепции разделения властей в нашей стране, поскольку система партийных органов ( по крайней мере, с точки зрения Ленина ) должна быть жестко централизованной, подготовленной к борьбе за власть, в системе же органов государства в XX веке во всем мире наблюдались объективные тенденции к демократизации, к усилению власти на местах. Таким образом, слияние партийного и государственного аппаратов внесло новые принципы в организацию системы государственных органов, которые явно не соответствовали теории разделения властей. Если в той или иной стране, как, скажем, в СССР, при определенных исторических обстоятельствах сложилась однопартийная система, то от нее надо отказаться, а принцип разделения властей должен быть дополнен более общим принципом строгого разграничения функций партии и государства. Это обеспечит суверенитет государства и недопустимость его подмены властью любого партийного органа, подчиняющего себе административные органы государства, что фактически превращает законодательную и судебную власть, а потому и право в придаток идеологизированной бюрократической системы управления, которую возглавляет или представляет партийный лидер и его ближайшее окружение. Именно пренебрежение к разделению властей и функций привело, помимо прочего, к отчуждению трудящихся от политической власти, к сталинщине.

Реформа системы государственных органов, которая началась во второй половине 80-х годов, явилась частью перестройки всех сфер жизни общества и государства. Узловым требованием современных преобразований аппарата государственного управления выступает приведение его структур в наиболее полное соответствие с объективно необходимым в новых социально-экономических условиях содержанием управленческой деятельности(1988 год). Переходный период в нашей стране заставил многих переосмыслить принцип разделения властей и буржуазный парламентаризм. Рассмотрим ,к примеру, реформу представительной системы. На XIX Всесоюзной Конференции КПСС в качестве задач были поставлены «ограничение власти исполнительных органов и утверждение полновластия Советов, создание механизма, исключающего возможность узурпации власти каким-либо органом государства или каким-либо должностным лицом партии или государственного аппарата». Реально эти решения воплотились в следующее: учреждение Съезда народных депутатов СССР как органа высшей государственной власти, функция законодательствования была распределена между Съездом народных депутатов СССР и Верховным Советом СССР, учрежден пост председателя Верховного Совета СССР — высшего должностного лица в государстве, сочетающего полномочия главы государства и спикера парламента, Президиум Верховного Совета СССР утратил право принимать указы, вносящие изменения в законы, были проведены некоторые другие изменения. Результаты же были весьма посредственные: не заработала предполагаемая система «сдержек и противовесов», в целом не оправдал себя институт председателя Верховного Совета СССР…он оказался юридически немощным при решении в оперативном порядке важных государственных и политических проблем, «идея конституционного закрепления руководящей роли КПСС как ядра государственных и общественных органов окончательно выявила свою несостоятельность».

Таковы были первые шаги в перестройке представительной системы России. Одним из самых значительных изменений в системе органов исполнительной власти стало учреждение института президентства. М.С.Горбачев сказал, что «предназначение президентской власти в том, чтобы повысить эффективность функционирования не только высшего эшелона, но и всей системы государственного управления.». («Известия», 1990, 29 марта).Однако, президентская власть начала все более усиливаться. В 1991 году был издан закон «О Президенте РСФСР», который, по сути, совместно с изменениями в Конституции, установил Суперпрезидентскую форму правления. В ноябре 1991 года Президент был наделен полномочиями издавать указы, имеющие силу законов, по вопросам экономической реформы. Принцип разделения властей был подвергнут серьезнейшему испытанию после 21 сентября 1993 года. Сам факт, что в Положении о федеральных органах власти, на переходный период, подменившем действовавшую Конституцию, не было норм о статусе Президента, свидетельствовал, что власть его становилась неограниченной.

Реформа судебной системы коснулась самых основ деятельности судов. Очень важно было обеспечить независимость судов от других государственных органов и, особенно, от партийного аппарата. Очень важным шагом в деле судебной реформы, пожалуй наиболее практически значимым из всех сделанных до сих пор, стало принятие закона «О статусе судей в Российской Федерации» в 1992 году. Этот закон закрепил ряд положений, позволяющих обеспечить независимость судей: неограниченный срок полномочий судьи, невозможность привлечения судьи к ответственности (кроме как с санкции Генерального прокурора) и многое другое. Был создан Конституционный суд, который должен был обеспечить не только охрану прав и свобод, но и контроль за деятельностью государственных органов. Были предприняты и многие другие меры для реализации принципа разделения властей, однако вряд ли можно утверждать, что эти меры были эффективны.

Глава 2. Ветви в системе разделения властей

2.1. Законодательная власть

В общем виде понимание законодательной власти как основного юридического канала выражения воли народа верно. Однако всегда ли законодательная власть поступает в соответствии с интересами народа, который включает в себя различные социальные группы с разными интересами? Законодательные решения вполне могут соответствовать одним интересам, нарушая при этом другие. Следовательно, законодательная власть должна консолидировать различные интересы социальных и политических сил, чтобы правильно определять приоритеты, вырабатывая и принимая компромиссные решения.

В системе разделения властей законодательная власть призвана устанавливать посредством принятия законов определенные правила поведения и осуществлять контроль их исполнения. Исполнительная власть соответственно нацелена на исполнительно-распорядительную деятельность, а судебная призвана разрешать правовые споры.

На первый взгляд у каждой из ветвей власти свое предназначение, свои задачи и функции. Однако законодательная власть в системе разделения властей занимает первостепенное место. Во-первых, ею устанавливаются правила поведения по отношению к другим ветвям государственной власти. Во-вторых, определяя организацию и функционирование исполнительной и судебной власти, она выполняет свою ориентирующую роль по отношению к ним, что не лишает их самостоятельности, а, напротив, нацеливает на качественное и продуктивное функционирование. В-третьих, законодательная власть выполняет также контрольную функцию, проверяя качество и своевременность реализации законов.

Итак, главная задача законодательной власти — принятие законов, имеющих юридическую силу, регулирующих важнейшие общественные отношения и реализуемых в основном другими ветвями власти.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Следовательно, можно определить законодательную власть как обособленную сферу государственной деятельности, осуществляющей в установленном законом порядке непосредственно народом или представительными органами разработку и принятие законодательных решений, а также контроль их реализации.

Функционирование законодательной власти невозможно в отрыве от других ветвей государственной власти, число которых в современном законодательстве растет. Законодательная власть работает в России как на федеральном, так и на региональном уровне. Рассматривая направления взаимодействия ветвей власти, сосредоточим внимание на федеральном уровне.

Основной вектор взаимоотношений законодательной власти в системе разделения властей задан отношениями с исполнительной властью, органы и полномочия которой определяются Конституцией РФ и законодательством России. Однако, в отличие от законодательной власти, органы исполнительной власти иерархичны и составляют исполнительную вертикаль, предполагающую подчинение нижестоящих органов вышестоящим. Для законодательной власти такая иерархичность не характерна, законодательные органы опираются на положения законодательства и соответственно подчинены закону.

Весьма заметно отличаются данные ветви власти и по численности. Исполнительные органы в России насчитывают сотни тысяч человек, в то время как состав депутатского корпуса федерального парламента насчитывает 616 человек (450 депутатов и 166 сенаторов).

Характер отношений между законодательной и исполнительной властью во многом обусловливается формой правления и государственным режимом. В парламентских формах (парламентская республика, парламентарная монархия) доминирует законодательная власть, которая формирует правительство, ответственное перед парламентом, а роль главы государства не имеет существенного значения. В президентских республиках, абсолютных и дуалистических монархиях лидирующее положение занимает глава государства, а также правительство, которое зачастую он и возглавляет. Парламент не формирует правительство, не может отправить его в отставку, глава государства и министры могут быть отрешены от должности парламентом только посредством процедуры импичмента[3].

Совершенствование форм взаимодействия законодательной и исполнительной власти приводит к возникновению смешанных форм правления — президентско-парламентских (Россия, Франция) или парламентарно-президентских (Венгрия, Украина) республик. Именно поэтому важно учитывать тенденцию к стиранию границ между классическими формами правления, к расширению числа смешанных форм, что характерно и для современной России.

Российская конституционная модель закрепляет приоритетное положение Президента РФ в механизме разделения властей. И хотя он не является главой исполнительной власти, но, выполняя координационно-согласительные функции, фактически оказывает на нее существенное влияние. Так, Президент РФ самостоятельно формирует Правительство РФ и лишь Председатель Правительства РФ назначается с согласия Государственной Думы. Причем такое согласие можно признать формальным, поскольку в случае трехкратного отклонения предложенной кандидатуры (предложенных кандидатур) Президент РФ распускает Государственную Думу и назначает новые выборы.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Весьма спорна и позиция по этому вопросу Конституционного Суда РФ, который подтвердил право Президента РФ представлять в Государственную Думу для согласования одну и ту же кандидатуру премьер-министра во второй и в третий раз. Таким образом, утрачивается смысл согласования кандидатуры премьер-министра с Государственной Думой, которая, находясь под угрозой роспуска, принуждается к даче согласия на назначение президентской кандидатуры. Примечательно, что трое судей Конституционного Суда РФ выразили по этому поводу особое мнение, что свидетельствует о спорности данного решения[4].

Среди других форм взаимодействия законодательной и исполнительной власти можно отметить ответственность Правительства РФ перед Государственной Думой, которая может выразить недоверие Правительству или отказать в доверии (ст. 117 Конституции РФ).

Наряду с этим отмечается активная нормотворческая деятельность Правительства РФ, число нормативных актов Правительства РФ растет с каждым годом. Некоторые нормативно-распорядительные акты Правительства становятся традиционными (например, ежегодные постановления о календарных переносах выходных дней для объединения с праздничными днями).

Другим направлением взаимодействия законодательной и исполнительной власти становится концепция делегированного законодательства и регламентарной власти.

Необходимость делегирования законодательных полномочий исполнительной власти возникает в разных случаях. Такая процедура может использоваться тогда, когда необходимо срочное правовое регулирование каких-либо отношений, а парламент перегружен; когда решение вопроса не вызывает дискуссий и достаточно подзаконного регулирования такого решения.

Делегирование полномочий правительству имеет ограничения. В зарубежных конституциях обычно устанавливается, что нельзя делегировать законодательные полномочия, относящиеся к основным правам и свободам человека и гражданина[5].

Конституционный Суд РФ уточнил такие критерии, установив, что нельзя делегировать те полномочия, для реализации которых Конституция РФ предусматривает принятие закона. Например, законом определяется перечень сведений, составляющих государственную тайну (ч. 4 ст. 29 Конституции РФ), регламентирован порядок выборов Президента РФ и Государственной Думы (статьи 81 и 96 Конституции РФ), статус столицы Российской Федерации (ст. 70 Конституции РФ). Регулирование таких вопросов нельзя делегировать исполнительной власти, а упомянутая позиция Конституционного Суда РФ существенно уточняет концепцию делегированного законодательства в России[6].

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

При реализации делегированных полномочий орган исполнительной власти не вправе выходить за пределы делегирования и нарушать сроки реализации таких полномочий.

Несмотря на то, что Конституцией РФ не предусмотрены положения о делегированном законодательстве, на практике применяется делегирование полномочий парламентом Правительству, а иногда и Президенту РФ (например, в текст закона включается поручение Правительству РФ или Президенту РФ урегулировать те или иные вопросы).

Что касается регламентарной власти, то она означает издание исполнительной властью актов, имеющих силу законов. В отличие от делегированного законодательства, для этого не требуется передачи полномочий парламентом. Такая система используется, например, во Франции, в некоторых странах Африки. В России регламентарная власть пока не используется, хотя предпосылки к ее установлению имеются (например, право Президента РФ при определенных условиях издавать указы по законодательным полномочиям).

Взаимодействуя с исполнительной властью, законодательная власть осуществляет также и контрольные полномочия, что находит отражение в различных формах парламентского контроля, среди которых выделяют финансовый контроль, парламентские слушания, парламентские расследования, депутатские вопросы и запросы, отчеты Правительства, выражение ему недоверия или отказ в доверии. Новой формой парламентского контроля стала введенная поправкой в Конституцию РФ в 2008 году ежегодная отчетность Правительства РФ перед Государственной Думой[7].

Не менее важное направление деятельности законодательной власти — ее взаимодействие с судебной властью.

Характеризуя судебную власть, необходимо исходить из того, что она представляет собой конституционно обособленную и самостоятельную ветвь государственной власти, основное предназначение которой — разрешение правовых споров посредством деятельности судебных органов по осуществлению правосудия.

Судебная власть как одно из проявлений государственной власти отражает способность и возможность самостоятельного и независимого воздействия на поведение людей со стороны государства, осуществляемого в особых установленных законом процедурных формах.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Суд рассматривает и разрешает дело в соответствии с законом, с принципом справедливости, правосознанием и внутренним убеждением судей, членов судебных коллегий (присяжных, арбитражных заседателей).

Важно обратить внимание и на тот факт, что судебная власть в системе разделения властей занимает предельно обособленное положение, что связано с необходимостью обеспечения независимого и справедливого правосудия. В отличие от законодательной и исполнительной власти, которые тесно связаны с политикой и поддаются политическому давлению (фракции в парламенте, политическая ответственность Правительства), судебная власть находится вне политики и не может подвергаться никакому, в том числе и политическому, давлению.

Принимая судебное решение, суд независим от законодательной власти, которая не может оказывать давление или давать указания суду. Однако, принимая решение на основе законодательных актов, изданных законодательной властью, суд ограничен основаниями, рамками и процедурой, установленными законом (уголовным, гражданским и т.п.). Именно поэтому в отношениях между тремя ветвями власти — законодательной, исполнительной и судебной — признается приоритет законодательной власти.

Важно также учитывать, как взаимосвязаны закон и правосознание судьи, который должен правильно отыскать нужную норму закона, оценить закон в целом и квалифицированно его применить при рассмотрении дела. Отношения законодателя и судьи вовсе не однородны, они предполагают оценку конкретных действий законодательной власти со стороны судебной. Иными словами, деятельность и воля законодателя выявляются судом при разрешении конкретного спора, в ходе которого судебная власть должна правильно уяснить, интерпретировать и применить нормативный правовой акт в конкретном деле.

Суд, действуя на основе закона, в то же время оценивает его положения, как и положения подзаконных актов, на их соответствие правовым актам большей юридической силы. И в случае выявления несоответствия суд общей юрисдикции признает такие акты недействующими. Особую роль в проверке соответствия нормативных правовых актов Конституции, играют органы конституционного контроля.

На федеральном уровне такую функцию выполняет Конституционный Суд РФ, в субъектах Российской Федерации могут создаваться конституционные (уставные) суды (в настоящее время создано 16 таких судов). Если конституционный (уставный) суд признает те или иные положения закона не соответствующими Конституции РФ или учредительному акту субъекта Российской Федерации, то соответствующие положения закона утрачивают юридическую силу и не могут применяться на практике. При этом суд общей юрисдикции при возникновении сомнения в конституционности закона обязан обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о его конституционности[8].

Законодательная и судебная власть во многом взаимозависимы; судебная власть дает оценку законодательной деятельности, может корректировать положения законодательства при рассмотрении конкретных дел, тем самым ориентируя законодателя на разработку и принятие конкретных правовых предписаний.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Однако влияние судебной власти на законодательную не остается односторонним. Как отмечалось, во-первых, законодательная власть устанавливает правила, по которым работает судебная власть. Во-вторых, законодательная власть участвует в формировании судейского корпуса. Так, судьи Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного Судов России назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента РФ. В-третьих, законодательная власть иногда выполняет судебные функции: речь идет об объявлении амнистии Государственной Думой (ст. 103 Конституции РФ) или отрешении Президента РФ от должности (ст. 93 Конституции РФ) (за рубежом такая процедура называется импичментом, ее неоднократно применяли в США к конгрессменам, судьям, президенту).

Как справедливо отмечает В.Е. Чиркин, связи законодательной и судебной власти имеют взаимообеспечительный характер. С одной стороны, законодательная власть (парламент) принимает законы об организации и деятельности судов, устанавливает судебную систему, учреждает суды, обеспечивает их финансирование. С другой стороны, суд своими средствами способствует эффективному правовому регулированию, которое призвана осуществлять законодательная власть, а также реализации законов[9]. В своих решениях Конституционный Суд РФ нередко не только предлагает законодателю формулировки, но и устанавливает сроки для соответствующей корректировки, что повышает точность правового регулирования, обеспечивает качество законодательства и способствует правильной реализации законов.

Однако положение законодательной власти в государственном механизме не ограничивается ее взаимодействием с исполнительной и судебной ветвями государственной власти. Существенно влияет на законодательную власть Президент РФ, находящийся вне системы разделения властей; есть и другие государственные органы (прокуратура, избирательные комиссии, счетные палаты), которые не входят ни в одну из трех ветвей власти, но с которыми законодательная власть тесно взаимодействует, участвуя в их формировании, законодательно регулируя их правовой статус, осуществляя парламентский контроль их деятельности.

2.2. Исполнительная власть

Создатели концепции разделения властей полагали, что ограниченный монарх, будучи главой государства, одновременно будет осуществлять исполнительную власть через подчиненных ему министров. В соответствии с этими представлениями создавались многие ранние конституции в монархических государствах, а от части и в тех, где наследственного монарха заменял выборный президент и ему были подчинены министры.

В современных условиях по конституциям различных стран исполнительная власть принадлежит либо главе государства и правительству, либо только главе государства, либо только правительству. Ими исполнительная власть делегируется органам и должностным лицам низшего ранга. На деле такая градация может и не соблюдаться. В о многих странах глава государства (монарх или президент) лишь формально обладает исполнительной властью, в парламентарных республиках и парламентарных монархиях ее осуществляет правительство (совет, кабинет министров), по “совету” которого, а на деле по указанию президент издает правовые акты. В полупрезидентских республиках правительство, напротив, подотчетно президенту,  в руках которого сосредоточено общее руководство исполнительной деятельностью, хотя по конституции исполнительная власть может принадлежать лишь правительству.

Органы исполнительной власти не ограничиваются только исполнением законов. Они занимаются также распорядительной деятельностью, что необходимо для осуществления исполнительских задач, издают нормативные акты во исполнение законов. Наконец, органы исполнительной власти обладают самостоятельными нормотворческими полномочиями, выходят за границы исполнительно-распорядительной деятельности по применению законов. На основе делегированных парламентом полномочий, обладая самостоятельной регламентарной властью, президент, правительство, министры издают множество нормативных актов, регулирующих важнейшие сферы жизни. Нередко такие акты имеют н меньшее, а большее, чем закон, значение.

Однако во многих странах монарх лишен конституцией полномочий исполнительной власти или утратил их на практике, оставаясь главой государства, как правило, в виде безвластного символа единства нации. Что же касается президентов, то в последние десятилетия стала прослеживаться тенденция отдаления главы государства от исполнительной власти в парламентарных и особенно в полупрезидентских республиках (в юридическом, а не фактическом отношении)[10]. В последних стали выдвигаться идеи особой президентской власти, арбитражных функций президента по отношению к другим институтам государственной власти. Эта идея и норма французской конституции 1958 года оказала влияние на многие другие основные законы, особенно постсоциалистических стран.

В президентских и полупрезидентских республиках создаются особые должности премьер-министров, советы министров, которых нет в традиционных президентских республиках (Бразилия, Мексика, США и др.). Должность премьер-министра обособляется от должности президента, юридически многие функции исполнительной власти изымаются из ведения президента, хотя фактически он остается главным руководителем правительства, а премьер-министр нередко является лишь административным премьером. Это относится и к ситуации и в некоторых постсоциалистических государствах, где президент непосредственно руководит деятельностью некоторых ключевых министров (обороны, внутренних дел, иностранных дел и др.), которые не подчиняются премьер-министру или, как считается, находятся в двойном подчинении: правительству как коллегии (фактически премьер-министру) и президенту.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

На местах исполнительную власть осуществляют главы субъектов федерации (губернаторы и др.), формируемые парламентом местные правительства, избранные или назначенные губернаторы областей, начальники районов, префекты и другие представители президента и правительства. Им подчинен местный государственный аппарат, иной, чем аппарат органов местного самоуправления.

В отличие от судебных и представительных органов система органов исполнительной власти представляет собой единую вертикаль: нижестоящие должностные лица и органы подчинены вышестоящим, обязаны исполнять не только закон, но и указания вышестоящих органов и должностных лиц, акты нижестоящих органов могут быть отменены вышестоящими.

Глава государства – это конституционный орган и одновременно высшее должностное лицо государства, представляющее государство вовне и внутри страны, символ государственности народа[11].

В разных странах глава государства рассматривается как неотъемлемая составная часть парламента, т.е. законодательной власти, поскольку без его подписи закон не действителен, либо как глава исполнительной власти и одновременно глава государства, либо как лицо, являющееся только главой государства и не входящее в какую-либо ветвь власти. Он может быть символом государственности, как монарх в Японии, властным арбитром по отношению к другим институтам государства, как президент Франции или единоличным властителем (Оман, Саудовская Аравия).

Глава государства бывает единоличным и коллегиальным. В первом случае это монарх или президент, во втором – постоянно действующий орган парламента, им избираемый.

Глава государства, независимо от его разновидности, имеет некоторые общие для всех стран полномочия. В отношении парламента это созыв его сессий, опубликование законов, право роспуска, иногда – право вето. Глава государства формирует правительство (порой лишь формально его утверждает), обладает правом увольнять министров и правительство в отставку, назначать судей, предоставлять гражданство и право убежища, заключать и ратифицировать определенного рода международные соглашения, назначать дипломатических представителей, награждать, помиловать осужденных и др., но осуществление этих полномочий на практике зависит от формы правления, от реального положения главы государства. Кроме того, при любой форме правления одни полномочия глава государства может реализовывать самостоятельно, а для осуществления других требуется согласие или утверждение парламента (например, для назначения послов в США) или даже правительства (в условиях парламентарной республики). Кроме того, в парламентарных республике и монархии, а иногда и в полупрезидентских республиках, для того чтобы некоторые акты президента или монарха действовали, премьер-министр должен скрепить их подписью (так называемый принцип контрассигнатуры). Реже это может быть наряду с подписью премьера также подпись министра, ответственного за выполнение данного акта президента или монарха.                                                                                    

Правительство – это коллегиальный орган исполнительной власти, обладающий общей компетенцией осуществляющей руководство государственным управлением. Оно имеет разные названия: совет министров, кабинет, кабинет министров, государственный совет (Китай), административный совет (КНДР), федеральное правительство (Германия) и др. Правительство возглавляет административную, т. е. исполнительно-распорядительную, деятельность в стране. Под его руководством находятся государственный аппарат, вооруженные силы, финансы государства, иностранные дела.

С точки зрения перечня должностных лиц состав правительства в разных странах различен. В его состав входит возглавляющий правительство премьер-министр, который может иметь другие официальные названия. Под руководством премьера работают министры (или его заместители, государственные секретари и др.). В состав правительства часто включаются министры без портфеля – лица, которые не руководят каким-либо ведомством, но на заседаниях правительства имеют право решающего голоса. Иногда они выполняют отдельные поручения премьер-министра, координируют работу группы министерств.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Особую роль в правительстве играет премьер-министр (председатель правительства). От него зависит подбор кандидатур в состав правительства. Нередко парламент избирает или назначает только премьер-министра, остальных министров он назначает и смещает сам. В последние десятилетия роль премьера в коллегии правительства во всех странах значительно возросла. Он уже не просто первый среди равных, а лицо, определяющее политику правительства, да и голосование на заседаниях правительства бывает все реже, решающее слово принадлежит премьер-министру.

Способ образования правительства зависит от формы правления. В полупрезидентской республике партийный состав парламента учитывается при образовании правительства, поскольку для назначения премьер-министра обычно требуется согласие парламента. Это частично парламентский способ формирования правительства, поскольку для назначения других министров согласия парламента не требуется (в редких случаях такое согласие необходимо для назначения некоторых ключевых министров). После выборов президента, даже если он избирается на второй срок своего правления, правительство формируется заново.

В парламентарных республиках и парламентарных монархиях применяется парламентский способ формирования правительства, основанный на выборах в парламент. После каждых выборов правительство формируется заново, даже если у власти сохранилась та же партия, но выборы нового президента не влекут за собой создания нового правительства. Правительство при данном способе формирования считается созданным, если оно получает доверие парламента, но юридически оно создается следующим за этим указом (декретом) главы государства.

В большинстве конституций полномочия правительства определены самым общим образом. Лишь в единичных случаях содержаться указания на вопросы, которые правительство должно решать коллегиально. Это, как правило, наиболее важные вопросы в компетенции правительства. На практике вопросы, входящие в компетенцию правительства, часто решают президиум, комитеты в правительстве, премьер-министр.

Ответственность правительства и его членов зависит от того, совершены ли ими те или иные правонарушения при исполнении служебных обязанностей или в качестве частных лиц. В последнем случае в ряде стран они отвечают наравне с другими гражданами, но в некоторых странах предусмотрен министерский иммунитет, министр придается суду по постановлению парламента и судит его особый суд.

Ответственность при исполнении служебных обязанностей возможна за нарушение закона, за уголовные преступления (государственную измену и др.), за нарушение служебных обязанностей. Она может быть политической, уголовной, гражданской и дисциплинарной.

2.3. Судебная власть

Традиционно  основоположниками «классического» варианта теории разделения властей в юридической литературе называют Д.Ж. Локка и Ш. Монтескье. Однако Д.Ж. Локк, разделяя власть, подчинил все власти законодательным органам, поскольку «тот выше, кто может предписывать законы». Д.Ж.Локк, не выделяя судебную власть, считая ее основным элементом исполнительной власти. Дальнейшее развитие теории разделения властей получила в работах Ш. Монтескье, назвавшего 3 «рода» власть: законодательную, исполнительную и судебную, последняя по его мнению, может быть доверена ни какому-нибудь специальному органу, а выборным лицам из народа, привлекаемым к отправлению правосудия на определенное время[12]. К.Н.Анненков отмечал, что у всех «культурных» народов Европы суд был учреждением чисто народным и притом всегда публичным.

Ж.Ж.Руссо с позиции неотчуждаемого, единого и неразделимого народного суверенитета критиков идею Ш. Монтескье о разделении властей не признал и одним из первых выдвинул предложение о разделение государственных функций, но не власти[13]. И. Кант, признавая необходимость разделения законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти, подчеркивал необходимость взаимного дополнения, связи и согласования[14].

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Оригинальное мнение высказал Г.Ф. Шершеневич , который говорит о единстве государственной(высшей) власти: двух высших властей быть не может. «Отсюда,- писал Г.Ф. Шершеневич, — очевидна ошибочность взгляда, высказанного знаменитым французским писателем 18 века Монтескье о необходимости разделения властей. Монтескье в поисках государственного строя, при котором могла быть наиболее обеспечена свобода граждан, пришел к заключению, что главная опасность кроется в сосредоточении всей власти в одних руках. Монтескье предлагал установить 3 власти: законодательную, исполнительную и судебную. Но эти расчеты оказались теоретически ошибочными, поскольку практически трех равных по силе властей существовать не может. Законодательство, исполнение (управление) и суд – это не три власти, а только три формы проявления единой, неделимой государственной власти»[15].

Данная цитата на фоне всеобщего положительного внимания к теории разделения властей может выглядеть неуместной. В общетеоретической литературе обоснованно высказывается опасение, что этот принцип разделения властей нередко идеализируют, представляют чуть ли не в виде некой панацеи от всех бед, и невольно создается впечатление, что в государственно-правовом механизме России, как только будет полностью воспринят принцип разделения властей, немедленно установится подлинно демократический порядок[16].

Нам представляется, что это не совсем правильно. Судебная власть – это ветвь государственной власти. И хотя ученые в исследованиях, посвященных судебной власти, по-разному определяют ее сущность, однако отметим, что, прежде чем выразить свою точку зрения о судебной власти, следует предварительно рассмотреть позиции отдельных ученых. Так, одни ученые судебную власть определяют как совокупность судебных органов , а власть государственная, следовательно, есть обоснование. Они включают такие признаки, как характеристика судебной системы, принципы организации и деятельности судов, правовой статус судей, взаимоотношения суда с другими государственными органами[17]. Другие в основу характеризующих признаков судебной власти включают принцип функционирования, т.е. выделяют деятельность суда по рассмотрению и разрешению в судебных заседаниях споров о праве[18]. Что касается мнения ученых в современных условиях, то, например, некоторые предлагают объединить эти два понятия и определить тем самым судебную власть как исключительные полномочия суда по разрешению возникших в обществе конфликтов с использованием специальной процедуры[19]. Думается, что такой подход вполне оправдан, и мы разделяем данную позицию автора. В словаре С. Ожегова и Н. Шведовой власть определяет как «право и возможность распоряжаться кем-нибудь и чем-нибудь. Подчинять свое воле». Такое грамматическое понимание согласуется с сущностью судебной власти, которая обладает возможностью принудительно воздействовать на поведение различных субъектов (физических и юридических лиц, органов государственной власти и их должностных лиц), и оказывать это не иначе как путем принятия обязательных к исполнению судебных решений посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч. 2, ст.118 Конституции РФ)

Анализируя сущностные характеристики современной судебной власти, обратимся к позиции Л.А. Воскобитовой, которая считает, что все обозначенные подходы выражают лишь внешнюю сторону характеристики судебной власти, а потому, понятно, они являются недостаточными, так как «не объясняют, почему эта деятельность является властью, в чем же состоит ее властная природа»[20]. Сущность судебной власти раскрывается через три характеризующих ее элемента: во-первых, судебная власть понимается как разновидность власти. Во-вторых, это одна из ветвей государственной власти. И в-третьих, судебная власть квалифицируется именно как судебная, что отличает ее от иных разновидностей государственной власти. Думается, что раскрытие сущностных признаков характеристики судебной власти через наличие исключительно только властных признаков явно будет недостаточным.

Устоявшееся выражение «ветвь власти», пожалуй, точнее характеризует судебную власть, поскольку судебная власть есть одна из ветвей единой неделимой государственной власти, что и будет являться неотъемлемой ее сущностной чертой. Вторую ее черту, как нам видится, следует увязать исключительно с правом судить, разрешать спор, конфликт о праве. И наконец, третья: предназначение судебной власти обеспечивать реализацию конституционной функции судебной защиты посредством восстановления нарушенных прав, ограждая при этом конституционные права и свободы личности от незаконных действий и решений.

Судебная власть как одна из ветвей государственной власти является средством управления обществом. И в связи с этим она может быть рассмотрена в различных аспектах. Например, как социально-политический феномен. Судебная власть может быть представлена как обязательный атрибут политически организованного общества. В этом будет проявляться характеристика взаимоотношений государства, общества и личности. Если рассматривать судебную власть применительно к ее функционирующим основам, то этот вид государственной деятельности выступает непременно средством разрешения конфликтов правового характера, возникающих в обществе. А если же рассматривать судебную власть как государственно-правовой институт, то здесь налицо обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина, предопределяемое функциональным назначением судебной деятельности органа, наделенного влатью по обеспечению защиты прав и свобод. Сегодня о судебной власти можно сказать, что в системе иных ветвей власти это самостоятельная и полновесная ветвь государственной власти в силу своего высокого статуса, компетентности, авторитетности. Именно она должна гарантировать обеспечение конституционных прав и свобод личности.

Статья 118 Конституции РФ отражает, что судебная власть как одна из ветвей государственной власти осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Это означает, что судебная власть реализует себя посредством судопроизводства, то есть урегулированной процессуальным законом деятельности суда по конкретному делу, состоящая из разрешения дела по существу, а также в решении иных правовых вопросов, возникающих в ходе процессуальной деятельности по конкретному делу.

Как известно, в сферу действия судебной власти, например, в уголовном судопроизводстве вошли значительные по своему объему и последствиям правомочия суда по контролю за законностью действия органов исполнительной власти в досудебном производстве по уголовным делам. Судебный контроль в этом случае осуществляется посредство дачи судом разрешения на производство ряда процессуальных действий, способных нарушить или ограничить конституционный права и свободы граждан (ч. 2 ст. 29 УПК). Судебный контроль может иметь место и при рассмотрении жалоб граждан на незаконные действия (бездействия), о решении должностных лиц в досудебном производстве, если они нарушили предоставленные Конституцией РФ права и свободы граждан (ст. 125 УПК).

Проявление судебной власти в досудебном производстве по уголовным делам свидетельствуют об усилении роли суда по защите прав и свобод личности.

Судебная власть – это особая форма государственно-властных отношений в сфере всех видов судопроизводства, а потому обращение в суд с жалобой кого-либо  из участников процесса независимо от формы судопроизводства обязывает суд выполнить предусмотренные процессуальным законам соответствующие действия и принять соответственные решения.

Отечественная юридическая наука постоянно обращалась к теме судебной деятельности-правосудию как к основной деятельности по рассмотрению и разрешению в судебных заседаниях уголовных и гражданских дел. Сегодня, когда развитие научной мысли идет в объеме тех перемен, которые происходят в государстве и обществе, то новым становится и такое понятие, как «судебная власть, обладающая статусом самостоятельной и независимой ветви государственной власти». В связи с этим принципиально новым является его назначение: служить средством защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечивать верховенство права при разрешении правовых споров, конфликтов, развивать систему «сдержек и противовесов» во взаимоотношениях с органами законодательной и исполнительной власти и тем самым обеспечивать самоограничение государственной власти с помощью права. Это в равной степени относится также к производству дел любой формы судопроизводства.

С появлением категорий «судебная власть» теперь уже в ее современном понимании и значении в правовой науке появилось много таких острых вопросов, которые требуют незамедлительного их изучения и осмысления.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

В числе таких вопросов авторами данного монографического исследования предпринята попытка исследовать функцию органа государственной власти суда в аспекте ее процессуальной деятельности на уровне концепта судебного права. Как справедливы слова авторов: «Сколько ни муссируется тезис, что между гражданским и уголовным судопроизводством больше различий, чем общего, он не в состоянии заслонить существо проблемы, которая заключается не в арифметическом подсчете совпадающих деталей и расхождений, а в признании принципиального единства, имманентной общности главных органических принципов судопроизводства по гражданским и по уголовным делам»[21], а теперь добавим еще и признаки конституционного, арбитражного и административного судопроизводств.

Н.Н. Ковтун, используя традиционный смысл понятия функции как основное направление деятельности или реализации какого-либо явление, предлагает понимать правосудие (судебный контроль как частую форму его проявления) функцией не только самой государственной власти, сколько соответствующих судебных органов государства[22]. Далее Н.Н. Ковтун пишет, что именно конституционная функция судебной защиты прав и законных интересов личности, интересы государства и общества составляют сущность и основное направление деятельности судебной власти. Мы разделяем такой подход, что именно конституционная судебная защита прав и законных интересов личности, интересы государства и общества составляют сущность и основные направления деятельности судебной власти. Представляется, что сегодня в теории права исследуются самостоятельные по значению и этимологии понятия: «судебная власть», «судебная защита», «судебные функции», «судебный контроль», «судебный надзор», «правосудие».

Демократический путь развития общества предполагает радикальную реформу судебной системы, повышение уровня правосознания и правовой культуры, совершенствование законодательства в части определения правового положения личности в различных сферах государственной деятельности, включая все формы судопроизводства. И хотя судебная реформа определила контуры разрешения проблем по организации и функционированию судебной власти, однако по мере решения таковых будут возникать и другие проблемы, которые также будут в достаточной степени значимы. Сегодня достаточно много ученых высказывают мнения и суждения относительно сущности судебного контроля. Да, судебный контроль действует как мера защищенного характера, обеспечивающая законность и обоснованность ограничения прав человека, и в этом его огромное предупредительно-охранительное назначение. Понятно, что внимание к нему достаточно обоснованно. Мы со своей стороны судебному контролю также уделяем немало внимания, поскольку судебный контроль – это одна из форм судебной защиты. Например, есть мнение, что судебный контроль за законностью решений следователя – нецелесообразная мера, его надо исключить из уголовного процесса. Наилучшим местом судебного контроля является, по мнению отдельных ученых, конституционный процесс.

Природа организации и деятельности судебной власти в современной российской государственно-правовой системе базируется на основополагающей идее ее самостоятельности, что призвано обеспечить реализацию названных функций в целях достижения сущностных задач судебной власти как гаранта социального мира и господства права. Функции как основные направления деятельности судебной власти обуславливают состав его полномочий в системе государственно-властного механизма.

Заключение

Какими бы ни были разными варианты механизма действия принципа разделения властей теория в основе определяет следующее его содержание:

Законодательная власть обладает верховенством, поскольку она устанавливает правовые начала государственной и общественной жизни, основные направления внутренней и внешней политики страны, а, следовательно, определяет, в конечном счете, правовую организацию и формы деятельности исполнительной и судебной властей. Главенствующее положение законодательных органов в механизме правового государства обуславливает высшую юридическую силу принимаемых ими законов, придаёт общеобязательный характер нормам права, выраженных в них. Однако верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Пределы её действия ограничены принципами права, естественными правами человека, идеями свободы и справедливости. Она находится под контролем народа и специальных конституционных органов, с помощью которых обеспечивается соответствие законов действующей конституции.

Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Её деятельность должна быть основана на законе, осуществляться в рамках закона. Исполнительные органы и государственные должностные лица не имеют права издавать общеобязательные акты, устанавливающие новые, не предусмотренные законом права или обязанности граждан и организаций. Исполнительная власть носит правовой характер лишь в том случае, если она является подзаконной властью, действует на началах законности. Сдерживание исполнительной власти достигается также посредством её подотчётности и ответственности перед представительными органами государственной власти. В правовом государстве каждый гражданин может обжаловать любые незаконные действия исполнительных органов и должностных лиц в судебном порядке.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами. Никто не может присвоить себе функции суда. В своей правоохранительной деятельности суд руководствуется только законом, правом и не зависит от субъективных влияний законодательной или исполнительной власти. Независимость и законность правосудия являются важнейшей гарантией прав и свобод граждан, правовой государственности в целом. С одной стороны, суд не может присваивать себе функции законодательной или исполнительной власти, с другой стороны его важнейшей задачей является организационно–правовой контроль за нормативными актами этих властей. Судебная власть, таким образом, выступает сдерживающим фактором, предупреждающим нарушение правовых установлений, и прежде всего конституционных, как со стороны законодательных, так и исполнительных органов государственной власти, обеспечивая тем самым реальное разделение властей”.

Таким образом, разграничение единой государственной власти на три относительно самостоятельные и независимые отрасли предотвращает возможные злоупотребления властью и возникновение тоталитарного управления государством, не связанного правом. Каждая из этих властей занимает своё место в общей системе государственной власти и выполняет свойственные только ей задачи и функции. Равновесие властей поддерживается специальными организационно–правовыми мерами, которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах. В то же время они гарантируют независимость одной власти от другой в пределах тех же полномочий. Следует отметить, что принцип разделения властей является одним из принципов правового государства и эффективно действовать может только в связке с ними, важнейшими из которых являются принцип законности, взаимная ответственность государства и личности, реальность прав личности.

Тематика принципа разделения властей показывает, насколько важна теоретическая правовая база как подготовительная ступень для реального осуществления на практике — в государственно-правовом строительстве. Правильно выведенное содержание, анализ и чётко определённый круг необходимых критериев объективных и субъективных факторов, предложение различных вариантов с сохранением основной конструкции в теории помогут избежать болезненных “опытов” на практике, ломающих порой судьбы поколений и отдельных людей. Естественно при создании правового государства, в котором принцип разделения властей занимает важнейшее место, “творцам” надо учитывать как богатый теоретический, так и практический опыт.

Список использованных источников

1. Чиркин В.Е. «Конституционное право зарубежных стран»/ В.Е. Чиркин — М.: «Юристъ», 2002 г.
2. Борбат А.В. Судебная власть в системе разделения властей / А.В. Борбат // Российский следователь. – М., 2008 г. — №10. -С. 35-37
3. Авакьян С.А. К вопросу о системе разделения властей на уровне Субъектов Российской Федерации / С.А. Авакьян // Конституционное и муниципальное право. – М., 2011 г. – №4. –С. 18-21
4. Марченко М.Н. «Общая теория государства и права» /М.Н.Марченко — М.: «Зерцало», 1998 г., в 2-х томах.
5. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. / «Конституционное право Российской Федерации» / М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе – М.: «Инфра», 2002 г.
6. Ноздрачев А.Н. Основные характеристики исполнительной власти по Конституции РФ / А.Н. Ноздрачев // Государство и право. – М.,1999 г. — №1
7. Черниловский З.М. «Всеобщая история государства и права» / З.М. Черниловский – М.: «Юрист», 2003 г.
8. Чиркин В.Е. «Элементы сравнительного государствоведения» / М., 2001 г.
9. Витрук Н.В. «Конституционное правосудие. Судебное конституционное право и процесс» / Н.В. Витрук/ М., 1998. с.11.
10. Черемных Г.Г. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека и гражанина// Государство и право. – М., 1997. — №8 –С. 49.
11. Гуценко К.Ф., Коваль М.А. «Правоохранительные органы» / К.Ф. Гуценко./ М.: Бек., 1995. с.33.