Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Курсовая работа на тему «Конституционный суд и парламент России»

Судебная власть в Российской Федерации реализовывается через судопроизводство (конституционное, гражданское, административное, уголовное) и обладает универсальным характером, так как становится участником осуществления всех функций государства и является независимой по отношению к другим ветвям власти.

Содержание

Введение

1. Парламент и Конституционный Суд в системе органов государственной власти Российской Федерации

1.1 Конституционный суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля

1.2 Федеральное Собрание — парламент России — представительный и законодательный орган власти

2. Конституционный Суд Российской Федерации и парламент России

2.1 Представительство в Конституционном Суде Российской Федерации

2.2 Взаимодействие органа конституционного контроля с законодательной властью России

2.3 Послание Конституционного Суда Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации

Заключение

Список использованных источников

Введение

Судебная власть в Российской Федерации реализовывается через судопроизводство (конституционное, гражданское, административное, уголовное) и обладает универсальным характером, так как становится участником осуществления всех функций государства и является независимой по отношению к другим ветвям власти. Конституционный Суд, образованный в 1991 г. в России, явился не только неотъемлемым элементом государства, благодаря которому оно может называться правовым государством, но и занял особое положение, представляя собой орган конституционного контроля.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Конституционный суд был создан для обеспечения правильности применения Конституции и обусловленных ею законов, охраны политических, экономических, социальных и моральных ценностей нашего общества. Благодаря Конституционному суду в нашей стране создается прочный, общественно-политический строй, система законности и защиты интересов граждан.

Парламент, признанный Конституцией Российской Федерации высшим представительным и законодательным органом, также подтверждает, что Российская Федерация — демократическое правовое государство. Конституционно-правовой статус парламента непосредственно обусловлен формой правления: в президентских республиках (в том числе и в России), парламент, возглавляя законодательную власть, не имеет верховенства над властью исполнительной, так как формирование правительства и контроль за его деятельность осуществляется в основном главой государства, что не исключает и участия парламента в этой деятельности.

В ходе подготовки к исследованию, было выяснено, что такие конституционно-правовые категории, как Конституционный Суд и парламент России тщательно не исследованы. Я столкнулась с проблемой недостаточного количества публикаций по теме. В основном, это главы учебных пособий по конституционному праву, либо немногочисленные статьи в журналах. Те теоретические материалы, которые были проанализированы, в большинстве своем затрагивают только основы таких понятий, как Конституционный Суд и парламент. Нет ясности в вопросе взаимодействия Конституционного Суда Российской Федерации и законодательного органа власти Российской Федерации. Следовательно, эти проблемы являются важными и актуальными. Это и обусловило выбор темы исследования.

Объектом исследования явились действия Конституционного Cyдa Российской Федерации и деятельность российского парламента.

Предметом исследования явились категории конституционный суд и парламент.

Целью исследования является изучение двух категорий в системе органов государственной власти Российской Федерации: парламента и Конституционного Суда.

Для достижения цели исследования, были поставлены следующие задачи:

) раскрыть значение Конституционного Cyдa Российской Федерации;

) рассмотреть деятельность парламента;

) представить взаимосвязь двух категорий конституционного права: Конституционного Суда и парламента России;

) раскрыть проблемы реализации направления посланий Конституционного Суда Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации.

В процессе написания работы были применены методы анализа теоретических источников, метод обобщения полученных материалов по теме, структурно-функциональный. А также частнонаучные методы: технико-юридический, сравнительно-правовой.

Теоретической основой исследования явились учебные пособия, статьи журналов и нормативно-правовые акты, освещающие проблемы органов государственной власти.

Структура исследования определена целью и задачами исследования, включает в себя введение, две главы, заключение и список использованных источников.

конституционный суд парламент законодательный

1. Парламент и Конституционный Cyд в системе органов государственной власти Российской Федерации

1.1 Конституционный Cyд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля

В соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации судебная власть реализовывается через конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство [1]. Судебная власть является составной частью государственной власти. Термин судебная власть раскрывается в Конституции Российской Федерации через ряд положений, охватывающих как организацию судебной системы, так и принципы деятельности судов. Термин правосудие обозначает содержание судебной деятельности, если она соответствует всем требованиям закона. А единство судебной системы закреплена Федеральным Конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ [3].

Место судебной власти в системе органов государственной власти Российской Федерации в решающей степени определяется положением о разделении властей, закрепленным в ст. ст. 10, 11 Конституции Российской Федерации. Судебная власть признается как разновидность государственной власти наряду с законодательной и исполнительной, ее органы пользуются самостоятельностью. В своей деятельности по осуществлению правосудия судьи никому не подотчетны, — в этом и проявляется самостоятельность судебной власти.

Судебная власть принадлежит не только высшим судебным инстанциям, но всем судам Российской Федерации. Они стоят в одном ряду с Президентом Российской Федерации, Федеральным Собранием, Правительством Российской Федерации, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации (ч. 1 ст. 11 Конституции Российской Федерации). А принцип разделения властей не только распределяет функции государственной власти между тремя ветвями власти, но и устанавливает их самостоятельность и взаимную уравновешенность [8, с. 648-649].

Конституционное судопроизводство — особая форма судопроизводства. Конституционный Суд Российской Федерации определяется как орган правосудия.

Конституционный Суд Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, относящийся к судебной власти, обладает признаками органа судебной власти:

) Суд реализует судебную власть через конституционное судопроизводство;

) деятельность Конституционного Суда Российской Федерации основывается на принципах самостоятельности и независимости, свойственных органам судебной власти [7].

Конституционный суд Российской Федерации был учрежден 19 декабря 1990 г. решением Съезда народных депутатов, а первый Закон о Конституционном Суде был принят 6 мая 1991 г. В настоящее время действует Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июня 1994 г. № 1-ФКЗ. Именно этот Закон определяет Конституционный Суд в качестве судебного органа конституционного контроля, который самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть через конституционное судопроизводство [2].

Однако Конституционный Суд Российской Федерации обладает двойственной правовой природой. В соответствии с ч. 1 ст. 11 Конституции Российской Федерации государственная власть в Российской Федерации осуществляется Президентом Российской Федерации, Федеральным Собранием (Советом Федерации и Государственной Думой), Правительством и судами Российской Федерации. В соответствии с этим Конституционный суд Российской Федерации относится к органам государственной власти Российской Федерации, и в данном качестве стоит в одном ряду с другими органами государства, а также наделен полномочиями признавать неконституционными принимаемые ими нормативные правовые акты [13]. По мнению доктора юридических наук С.Э. Несмеяновой, Конституционный суд Российской Федерации, главным образом, является органом государственной власти, вследствие этого для него характерны признаки, которые присущи данным органам:

) Суд наделяется государственными властными полномочиями, он имеет право самостоятельно решать определенные вопросы, издавать акты, которые обязательны к исполнению другими государственными органами, должностными лицами и гражданами;

) Суд является организованным коллективом российских граждан, объединенных общей деятельностью;

) Конституционный суд уполномочен от имени Российской Федерации выполнять функцию конституционного контроля, обеспечивать правовую охран Конституции России;

) финансирование Конституционный суд Российской Федерации производится за счет средств федерального бюджета.

Из этого следует, что функциональное назначение Конституционного суда Российской Федерации — осуществление своей деятельности в форме конституционного судопроизводства.

Доктор юридических наук, профессор Ю.Л. Шульженко, исследуя понятие конституционного контроля, дает следующее определение: деятельность конституционного контроля рассматривается как компетентный государственный орган по проверке, выявлению, констатации и устранению несоответствий нормативно-правовых актов конституции, законам, в ходе которых эти органы правомочны отменять обнаруженные несоответствия. Исходя из его определения, можно выделять основные характеристики Конституционный суд Российской Федерации:

) это судебный орган по статусу и месту в системе разделения властей;

) его основная функция — это осуществление конституционного контроля;

) самостоятельно и независимо осуществляя судебную власть, Конституционный суд Российской Федерации признает акт не соответствующим Конституции и лишает его юридической силы;

) принимаемые им решения являются окончательными и обязательными;

) процессуальной формой деятельности Конституционного суда Российской Федерации является конституционное судопроизводство [7].

Целью деятельности Конституционного Суда Российской Федерации является защита основ Конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации. Ведь каким бы совершенным ни был парламент, периодически неизбежно принятие им законов, которые не соответствуют или противоречат Конституции страны. Во-первых, потому что законов и других нормативных правовых актов принимается много и разрабатываются они парламентариями и специалистами с неодинаковой степенью квалифицированности. Во-вторых, на принятие законов оказывают влияние различные политические силы, часто ставящие свои партийные или конъюнктурные цели выше всех других. Наконец, столь сложному делу, как разработка и принятие законов, свойственны элементарные человеческие ошибки [15].

В соответствии со ст. 125 Конституции Российской Федерации Конституционного Суда Российской Федерации по запросам Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

) разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации Федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации; конституций республик; уставов и законов субъектов Российской Федерации; договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации; не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации [13];

) разрешает споры о компетенции между федеральными органами государственной власти; между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации; между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

) проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом;

) рассматривает запросы Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, Органов законодательной власти субъектов РФ; акты и их отдельные положения, признанные неконституционными;

) по запросу Совета Федерации дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении им иного тяжкого преступления;

) осуществляет иные полномочия [23, с. 235-236].

Функцию обеспечения конституционной законности в сфере нормотворчества нельзя целиков вверять парламенту, поскольку он принимает законы и вряд ли мог быт стать эффективным средством самоконтроля. Эту функцию может выполнять глава государства, но он большей частью является главой исполнительной власти, а потому контролировать законодательную власть не должен. Более логично наделять правом конституционного контроля судебную власть, поскольку она независима от законодательной и исполнительной власти и непосредственно занимается правоприменением [8, с. 665-666].

Полномочия Конституционного Суда регламентируются в ряде статей Конституции Российской Федерации: ст. 100 (о посланиях Конституционного Суда Российской Федерации Федеральному Собранию), ст. 104 (о праве законодательной инициативы), ч. 2 ст. 82 (о присутствии судей Конституционного Суда при принесении присяги Президентом Российской Федерации). Полномочия придаются Конституционному Суду Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации. А одной из наиболее важных черт статуса Конституционного Суда Российской Федерации является то, что он призван решать исключительно вопросы права, что является своеобразной преградой для вторжения в политику [8, с. 668-669].

Исходя из выше сказанного, становится понятно, что не существует органа государственной власти и какого-либо должностного лица, включая главу государства, который бы мог давать какие-либо указания Конституционному Суду Российской Федерации, если Суд действует в пределах своей компетенции. Президент Российской Федерации, Государственная Дума Российской Федерации, Совет Федерации и Правительство Российской Федерации назначают своих постоянных представителей в Конституционном Суде Российской Федерации, которые участвуют в заседаниях Суда, представляя соответствующую правовую позицию по конкретному делу. Они не вправе оказывать какое быт то ни было давление на Суд или предпринимать действия, способные нарушить независимость Конституционного Суда Российской Федерации в принятии решений [19; 27].

Рассмотрение дел, назначенных к слушанию в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, является открытым. Проведение закрытых заседаний допускается лишь в случаях, предусмотренных Федеральным Конституционным Законом «О Конституционном Суде Российской Федерации» [13].

1.2 Федеральное Собрание — парламент — представительный и законодательный орган власти Российской Федерации

Как было уже сказано, в соответствии со ст. 11 Конституции Российской Федерации государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (парламент), Правительство Российской Федерации и суды [22, с. 55].

Ст. 94 Конституции Российской Федерации устанавливает, что Федеральное Собрание является парламентом Российской Федерации. Как известно, парламенты, как представительные органы, предназначены главным образом для законодательной деятельности. Конституционное закрепление Российской Федерации как демократического правового государства, признание в качестве одной из основ конституционного строя разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную привели к необходимости конституционного установления и признания высшего представительного и законодательного органа как парламент и по форме, и по содержанию его полномочий [24, с. 238]. Такое определение раскрывает основное назначение Федерального Собрания в системе органов государственной власти — выступать представителем всего многонационального народа России и выполнять законотворческие функции.

Представительная роль парламента имеет двоякую природу, что нашло отражение и в его двухпалатной структуре (ст. 95 Конституции Российской Федерации). Одна из палат — Совет Федерации — осуществляет представительство субъектов Российской Федерации, другая — Государственная Дума — выступает представителем граждан Российской Федерации [12]. В соответствии со ст. 99 Конституции Российской Федерации, Федеральное Собрание является постоянно действующим органом, который на протяжении всего созыва или периода работы вправе собираться и принимать решения по вопросам своей компетенции [1]. Постоянство деятельности парламента гарантировано также строгой регламентацией периода формирования Государственной Думы, отсутствием перерыва между сроками полномочий Государственной Думы прежнего и нового созывов, обновлением состава Совета Федерации в порядке ротации его членов, а также невозможностью роспуска Совета Федерации [10].

Совместные заседания палат Федерального Собрания возможны в трех случаях: для заслушивания посланий Президента Российской Федерации, посланий Конституционного Суда Российской Федерации и выступлений руководителей иностранных государств, при этом никаких решений на таких совместных заседаниях не принимается [20, с. 130]

Необходимо отметить, что на федеральном уровне специального закона, регулирующего правовой статус парламента России нет. Сферу жизнедеятельности парламента и парламентариев регулируют Федеральные законы «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ и «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» [5; 6]. Кроме того, законодательное регулирование правового статуса и реализация парламентских процедур нашло отражение в развернутой системе федеральных конституционных и федеральных законов (например, в Федеральном Конституционном законе «О правительстве Российской Федерации», Федеральном Конституционном законе «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», Федеральном Конституционном законе «О военном положении»).

Большая часть федеральных законов закрепляет полномочия парламента России в различных сферах (например, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Федеральный закон «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности»). В соответствии с ч. 2 ст. 14 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» к ведению Совета Федерации относятся назначение на должности и освобождение от должностей первого заместителя Генерального прокурора и его заместителей. Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации» регулирует процедуры взаимодействия парламента и его палат, членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы со средствами массовой информации [9]. А по Федеральному закону «О выборах Президента Российской Федерации» Совет Федерации назначает выборы Президента России [4].

Руководят деятельностью Совета Федерации и Государственной Думы председатели палат и их заместители, которые избираются на заседаниях палат. Внутреннюю структуру процедурные нормы палаты определяют самостоятельно, в частности в принимаемых каждой палатой регламентах [20, с. 133].

Кроме одной из основных функций парламента — функции представительства, существуют и другие две основные функции: функция законотворчества и контрольная функция. Контрольная функция парламента заключается в возможности осуществления контроля за деятельностью других органов государственной власти и должностных лиц. Данная функция реализуется, в частности, через такие полномочия, как:

) утверждение Советом Федерации ряда указов Президента Российской Федерации;

) назначение на должность и освобождение от должности отдельных должностных лиц (Председателя Правительства, Председателя Центрального Банка, Генерального прокурора, судей высших судебных инстанций);

) отрешение Президента Российской Федерации от должности;

) возможность выражения Государственной Думой недоверия Правительству Российской Федерации или отказ в доверии;

) принятие закона о федеральном бюджете и контроль за его исполнением;

) парламентский запрос, депутатский запрос и другие.

Основная функция парламента, законотворческая, выражается в том, что депутаты разрабатывают, обсуждают и принимают законы, направленные на решение проблем, стоящих перед обществом. Именно в парламентах представлены и сталкиваются основные интересы различных социальных и национальных групп и территориальных общностей, на более высоком уровне проявляются политические и идеологические позиции и взгляды [20, с. 137, 139].

Деятельность Совета Федерации обеспечивается его вспомогательным аппаратом. В соответствии с Конституцией Российской Федерации Совет Федерации и Государственная Дума образуют Счетную палату, состав и порядок деятельности которой определяется федеральным законом. Счетная палата — вспомогательный орган Федерального Собрания, осуществляющий контроль за исполнением федерального бюджета. Совет Федерации назначает на должность и освобождает от нее заместителя председателя Счетной палаты и половину ее состава аудиторов.

Государственной Думой создается Совет Государственной Думы — коллегиальный орган по предварительной подготовке организационных решений, касающихся распорядка деятельности палаты. В его состав входят председатель Государственной Думы, руководители фракций и депутатских групп. В работе Совета участвуют с правом совещательного голоса заместители председателя Государственной Думы, председатели комитетов Государственной Думы. На заседаниях Совета вправе присутствовать депутаты Государственной Думы.

Обеспечение деятельности Государственной Думы осуществляет аппарат Государственной Думы [27, с. 101].

2. Конституционный Суд Российской Федерации и парламент России

.1 Представительство в Конституционном Суде Российской Федерации

Представитель является участником процесса и в Конституционном Суде Российской Федерации. В отличие от иных отраслей процессуального законодательства законодательство о конституционном судопроизводстве детально регулирует вопрос субъектов представительства. Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» подразделяет представителей на представителей по должности и иных представителей.

Представителями по должности в соответствии со ст. 53 указанного Закона могут быть: руководитель органа, подписавший обращение в Конституционный Суд Российской Федерации, руководитель органа, издавшего оспариваемый акт или участвующего в споре о компетенции, должностное лицо, подписавшее оспариваемый акт, любой член (депутат) Совета Федерации или депутат Государственной Думы из числа обратившихся с запросом [28].

Общие вопросы регулирования представительства в Конституционном Суде Российской Федерации соответствуют регулированию представительства в процессуальных отраслях права: дается перечень лиц, имеющих право быть представителем, указывается на порядок подтверждения полномочий действовать от имени представляемого, по смыслу законодательства действия, совершенные представителем, обязательны для представляемого в той же мере, в какой для него обязательны его собственные действия.

Как часть комплексного функционального института процессуальное представительство регулируется, например, нормами конституционного права в части наделения полномочиями представителей по должности и прекращения этих полномочий, судоустройства при установлении полномочий адвокатов, гражданского права в части порядка выдачи и прекращения доверенности для иных представителей, а также нормами законодательства о Конституционном Суде Российской Федерации в части процессуальной деятельности представителя.

Первое основание представительства — осуществление представительства приглашенным специалистом, не занимающим государственную должность (например, адвокатом). Второе основание — представительство — представительство в порядке служебного поручения. В этом случае представителем является работник органа власти, на которого эта функция возлагается разово, имеющий в качестве основной какую-либо другую функцию. Таким представителем может быть и депутат — член представительного органа, определенный этим органом. Наконец, третье основание — представительство должностным лицом, для которого это является специальной функцией. Такие постоянные представители есть не у всех высших органов государственной власти. Так, Совет Федерации предпочитает направлять различных представителей в зависимости от предмета конституционного спора. Если же такое должностное лицо имеется, его статус определяется по-разному в каждом из органов. Первым определил своего постоянного представителя в Конституционном Суде Российской Федерации Президент [11].

На сегодняшний день действует постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 13 апреля 2012 г. № 269-6 ГД «О полномочном представителе Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации» [16].

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва назначила своим полномочным представителем в Конституционном суде России депутата от фракции «Единая Россия» Татьяну Викторовну Касаеву. «Она отвечает квалификационным требованиям, имеет степень кандидата юридических наук. Полпред Госдумы в Конституционном суде имеет право присутствовать на заседаниях, создавать экспертные группы и запрашивать необходимые для рассмотрения в суде материалы.

Официальным представителем в Конституционном Суде Российской Федерации от Совета Федерации Российской Федерации на данный момент является Клишас Андрей Александрович.

2.2 Взаимодействие органа конституционного контроля с законодательной властью России

Взаимодействие органов конституционного контроля с законодательной властью в первую очередь может быть рассмотрено в контексте теории разделения властей и тезиса о прямом действии Конституции. Политико-правовая теория разделения властей, берущая свои истоки во временах Римской республики и детально разработанная в трудах Дж. Локка и Ш. Монтескье, а впоследствии — в приложении к идее создания в России правового государства — С.А. Котляревским, Н.М. Коркуновым, В.М. Гессеном, содержит исторически обоснованные позиции о самостоятельности, независимости и взаимном контроле трех ветвей власти: законодательной, исполнительной, судебной.

В ХХ в. на базе разделения властей произошло обособление трех ветвей власти, вследствие чего функции государственной власти (законотворчество, управление, правосудие) стали осуществляться разными публично-правовыми институтами, а также сформировалась система специализированных или неспециализированных органов конституционного контроля.

Законодательная, исполнительная и судебная власть существуют не автономно друг от друга, хотя и выполняют самостоятельные функции, каждая из которых образует предмет самостоятельного исследования. В России правовое положение органа конституционного контроля — Конституционного Суда Российской Федерации в определенной степени предполагает его вовлечение в процесс взаимодействия со всеми ветвями власти.

Взаимодействие органа конституционного контроля — Конституционного Суда Российской Федерации и парламента — высшего органа законодательной власти определяется в следующих направлениях. Во-первых, это последствия признания правовой нормы, закрепленной в Федеральном законе, не соответствующей положениям Конституции. Среди этих последствий на передний план выходят два:

) содержание резолютивной части акта Конституционного Суда Российской Федерации, где дается конкретное предписание федеральному законодателю;

2) процедура исполнения федеральным законодателем соответствующего акта Конституционного Суда Российской Федерации (внесение изменений в действующий закон либо принятие нового Федерального закона).

Обращаясь к резолютивным частям Постановлений, можно отметить и те, в которых Конституционный Суд Российской Федерации устанавливает механизм их исполнения, не формулируя при этом никаких предписаний для федерального законодателя.

Так, в Постановлении от 17.06.2013 № 13-П в целях обеспечения баланса конституционно значимых интересов, связанных с соблюдением запрета на придание обратной силы закону, ухудшающему положение плательщиков обязательных публично-правовых платежей, и необходимостью защиты социальных прав граждан Конституционный Суд Российской Федерации установил следующий порядок исполнения: признанная неконституционной норма не подлежит применению с момента вступления в силу данного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации при определении базы для начисления взносов на дополнительное социальное обеспечение членов летных экипажей воздушных судов гражданской авиации за 2010 г., при этом денежные средства, за счет которых членам летных экипажей воздушных судов гражданской авиации выплачивается ежемесячная доплата к пенсии, внесенные за 2010 г. организациями, использующими труд названной категории работников, до вступления данного Постановления в силу, возврату или зачету в счет будущих платежей не подлежат. Невыплаченные до вступления настоящего Постановления в силу суммы, исчисленные с базы для начисления взносов за 2010 г., превышающей 415 000 руб., не могут быть взысканы, а решения о взыскании соответствующих сумм, вынесенные, но не исполненные до вступления данного Постановления Конституционного Суда Российской Федерации в силу, исполнению не подлежат.

Сам вопрос о возможностях Конституционного Суда Российской Федерации формулировать предписания, а тем более — давать указания федеральному законодателю является дискуссионным. Н.Д. Шевченко, например, пишет, что в задачу Конституционного Суда Российской Федерации не входит давать указания законодателю: сама природа конституционного правосудия позволяет Конституционному Суду эффективно воздействовать на законодательный процесс через толкование законов при осуществлении конституционного контроля. Между тем окончательный характер постановлений Конституционного Суда Российской Федерации предполагает такую возможность (так, в случае признания закона не соответствующим Конституции его нормы утрачивают силу, не подлежат применению, однако законодатель должен внести определенные изменения, с помощью которых будет создана новая система правового регулирования; кроме того, при толковании Конституционного Суда Российской Федерации соответствующей нормы и отсутствии обязанности законодателя учесть результат этого толкования возникает парадоксальная ситуация, когда функции «позитивного законодателя» в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации получают тенденцию к гипер расширению, и он становится полноценным участником нормотворческого процесса, но вне предусмотренных российской Конституцией рамок, — без процедуры принятия федерального закона).

Во-вторых, официальное толкование Конституции Российской Федерации. Акты Конституционного Суда Российской Федерации, в которых производится толкование, выступают абстрактным нормотворчеством, которое получает конкретное воплощение либо в ситуации, когда этот акт использует правоприменитель, либо когда положения этого акта учитывает законодатель.

Следует обратить внимание и на проблему правового вакуума, который может возникать в следующих случаях: при необходимости толкования Конституционным Судом Российской Федерации определенного конституционного положения в целях ликвидации двойственного восприятия его законодателем или правоприменителем; либо при наличии обращения в Конституционный Суд Российской Федерации, но до вынесения им решения. Теоретически в обоих случаях она должна разрешаться на основании положений ст. 15 Конституции Российской Федерации о ее прямом действии.

Н.В. Витрук, рассуждая в том же направлении, пришел к выводу, что суды в правовом государстве разрешают споры в первую очередь на основе конституционных положений, а кроме того, осуществляют конституционный контроль. В то же время В.А. Туманов обращает внимание на то, что судом общей юрисдикции и Конституционным Судом Российской Федерации может различным образом толковаться определенное конституционное положение, при этом позиция Конституционного Суда Российской Федерации в этом конфликте компетенций будет главенствующей. Конфликт компетенции в данном случае сводит проблему взаимодействия органа конституционного контроля и законодательной власти практически к нулю: суд общей юрисдикции осуществляет собственное толкование, далее оно изменяется органом конституционного контроля. Органы законодательной власти при этом никак не связаны позицией суда общей юрисдикции, но должны своевременно и определенно отреагировать на сформулированную правовую позицию органа конституционного контроля.

При осуществлении конкретного нормоконтроля Конституционного Суда Российской Федерации взаимодействие с законодателем может быть обосновано положениями Регламента Конституционного Суда Российской Федерации, а механизм — наглядно представлен и отражен в документированных источниках: резолютивная часть акта Конституционного Суда Российской Федерации, законопроект о внесении изменений в Федеральный закон, вновь принятый Федеральный закон (или новая редакция Федерального закона, исключившая положения, признанные противоречащими Конституции РФ).

Идеальная конструкция прямого действия Конституции РФ предложена, в частности, А.В. Малько, который полагает, что Основной закон наделен способностью быть реальным регулятором общественных отношений, вследствие чего непосредственно на базе его предписаний разрешаются все дела в судах, органах исполнительной и законодательной власти.

В.В. Невинский исходит из того, что в странах развитой демократии права человека и гражданина объявлены непосредственно, без специального дополнительного регулирования, действующими. В пользу более ограниченного толкования прямого действия высказывались Г.А. Гаджиев и В.И. Анишина, выделившие определенную категорию конституционных положений, реализация которых невозможна без принятия специального нормативного акта — Федерального закона. В силу этой позиции прямое действие Конституции возможно не во всех случаях.

Рассмотрение обращения Конституционного Суда Российской Федерации способно в ряде случаев организовать взаимодействие с Федеральным Собранием, выведя законодательный процесс из состояния ступора, что уже неоднократно подтверждалось на практике. Так, в Постановлении от 16 апреля 1998 № 11-П КС РФ разрешил спор между Советом Федерации и Президентом, между Государственной Думой и Президентом, сформулировав свою позицию относительно судьбы закона «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ».

Следует отметить, что Конституционный Суд Российской Федерации имеет опыт подготовки информации о работе суда и выявленных пробелах в законодательстве (например, это отражено в решении от 21.04.2009, доведенном до сведения в том числе и органов законодательной власти как на федеральном, так и на региональном уровнях, а также направлявшемся в адрес Президента Российской Федерации, который в Послании Федеральному Собранию в 2008 г. обращал внимание высшего органа законодательной власти на имеющиеся недостатки в исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации Ф; кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации регулярно публикует сводные данные, обобщающие практику по вынесенным решениям и определениям).

Изучение этих аналитических материалов и актов, Конституционным Судом Российской Федерации, позволяет определить два наиболее часто используемых приема потенциального взаимодействия с Федеральным Собранием:

1) выявление конституционно-правового смысла оспариваемого положения: например, в Определении от 2008 г. № 734-О-П Конституционного Суда Российской Федерации выявил конституционно-правовой смысл положения ст. Гражданского кодекса Российской Федерации об условиях компенсации морального вреда, указав, что отсутствие в российском законодательстве положений, прямо предусматривающих возможность компенсации вреда, причиненного неисполнением судебных решений, вынесенных по искам к государству и иным публично-правовым образованиям, может рассматриваться как законодательный пробел, наличие которого приводит к нарушению конституционных прав граждан. Этот пробел может быть устранен путем введения специального законодательного регулирования, а до его введения — восполнен путем толкования и применения в судебной практике общих положений об ответственности государства за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов, должностных лиц, иных публичных образований. Федеральному законодателю предписано в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к Российской Федерации, ее субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми международно-правовыми стандартами. Этот механизм представляется не совсем удачным, поскольку в нем отсутствует точное определение временного периода, в течение которого будут внесены изменения в закон в целях ликвидации пробельности;

2) предупреждение возникновения пробела путем определения параметров нового правового регулирования, если норма закона признается неконституционной: например, в Постановлении от 19.11.2013 № 24-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из настоящего Постановления, руководствуясь требованиями Конституции и с учетом правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации. Впредь до внесения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации изменений суд, рассматривая жалобу лица на постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, обязан в процедуре судебного разбирательства — с учетом стадии уголовного судопроизводства — проверить по существу изложенные в жалобе доводы и оценить законность и обоснованность актов органов дознания и предварительного следствия. В этом случае Конституционный Суд Российской Федерации также не указал срок, в течение которого федеральный законодатель должен выполнить предписание, содержащееся в резолютивной части постановления.

Информация об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации направляется Президенту Российской Федерации, Председателю Правительства Российской Федерации, в Совет Федерации и в Государственную Думу, главам органов государственной власти регионов, руководителям политических партий и СМИ. Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, его решения выявляют в процессе конституционного судопроизводства дефекты правового регулирования и указывают на возможные способы их устранения, окончательны, не подлежат обжалованию и являются общеобязательными, равно как и сформулированные в этих решениях правовые позиции — вне зависимости от того, изложены они в мотивировочной или резолютивной части. Однако в течение достаточно большого периода времени решения Конституционного Суда Российской Федерации исполняются (в том числе законодателем) не в полном объеме, что говорит о неэффективном и неполном взаимодействии между ними.

Указанную коллизию можно разрешить путем принятия специального Федерального закона «О нормативных правовых актах», в котором такие сроки были бы предусмотрены, или путем внесения в Регламент Государственной Думы соответствующих сроков, а в Федеральный Конституционный закон «О Конституционном Суде РФ» — перечня возможных действий, предпринимаемых Конституционным Судом Российской Федерации в случае их несоблюдения. Возможные полномочия в данном случае — предоставление возможности направления обращения Конституционного Суда Российской Федерации Президенту Российской Федерации, который в рамках реализации полномочий гаранта Конституции, обеспечивающего согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти в силу ч. 2 ст. 80 Конституции Российской Федерации, получил бы своеобразный «рычаг воздействия» на законодательную власть.

Оправданность такого «рычага» заключается в следующем: состоявшееся решение Конституционного Суда Российской Федерации является окончательным, поэтому вопрос дисквалификации нормативного правового акта, признанного неконституционным, бесповоротно решен. При этом игнорирование позиции Конституционного Суда Российской Федерации законодателем, по сути, подрывает согласованное функционирование различных ветвей власти, а косвенно затрагивает и интересы гражданского общества, поскольку соответствующая Конституции норма не создается. Система сдержек и противовесов в данном случае нарушается в сторону законодательной власти в ущерб двум другим ветвям. Сущность «рычага» выражается в том, что Президенту Российской Федерации можно было бы предоставить право роспуска Государственной Думы, дополнив соответствующими положениями ст. 109 Конституции. Настоящий порядок роспуска Государственной Думы связан с разрешением конфликтов между органами законодательной и исполнительной власти, судебная власть в данном случае не имеет такой дополнительной защиты. Повод для роспуска представляется достаточно весомым, поскольку сохранение пробельности или правового вакуума вредит функционированию правового государства и гражданского общества. В этой связи усиление конституционно-контрольных начал позволит усовершенствовать баланс сдержек и противовесов, а в перспективе организовать трехстороннее взаимодействие всех ветвей власти, у истоков которого будет находиться разумное, качественное и эффективно работающее нормотворчество, ориентированное на развитие конституционных положений [21].

2.3 Послание Конституционного Суда Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации

Конституцией Российской Федерации (ст. 100) предусмотрено послание Конституционного Суда. В части 3 данной статьи отмечено: «Палаты могут собираться совместно для заслушивания посланий Президента Российской Федерации, посланий Конституционного Суда Российской Федерации, выступлений руководителей иностранных государств».

Несмотря на то, что положение о послании не закреплено в статье 125 Конституции Российской Федерации, посвященной полномочиям Конституционного Суда, а также в ст. 3 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», нет сомнений в важности посланий Конституционного Суда. Значение этих посланий определяется ролью суда в обеспечении законности, толковании Конституции, предупреждении нарушений Конституции в правотворческой и правоприменительной деятельности. В Федеральном Конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» содержится краткая норма, что Конституционный Суд в своих заседаниях принимает послания Конституционного Суда (статья 21) [1; 2].

Действующее законодательство менее детально регулирует отношения, связанные с посланием. На сегодняшний день Конституционный Суд Российской Федерации, к сожалению, всего лишь один раз направлял свое послание Федеральному Собранию — 5 марта 1993 г. «О состоянии конституционной законности в Российской Федерации». Послание состояло из пяти разделов. Конституционный Суд выражал большую тревогу по поводу конфронтации ветвей власти (законодательной и исполнительной) и невыполнения ими Конституции РСФСР. Кроме того, Конституционный Суд отметил, что государство не исполняет свои обязательства перед гражданами, предупредил об угрозе распада России, обратил внимание на противоречия некоторых заключенных в рамках СНГ договоров российскому законодательству и предложил внести изменения в закон о Конституционном Суде. Таким образом, в послании суд дал оценку политической обстановке в стране, а также действующей Конституции. Как отмечает Ю.М. Батурин, Конституционный Суд подошел к посланию «в значительной степени формально, подготовив рядовой отчет о проделанной работе. Но Съезд народных депутатов поступил еще более формально, переадресовав послание Верховному Совету и отведя на содоклад о состоянии конституционной законности всего несколько минут.

Следует отметить, что в отличие от Конституционного Суда Российской Федерации, на региональном уровне, т.е. в конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации существует практика направления посланий Конституционного Суда субъекту Федерации в законодательный орган данного субъекта. Аналогичная практика направления посланий органа конституционного контроля парламенту существует и в других постсоветских государствах. Дискуссии о проблеме и роли посланий Конституционного Суда начались еще при обсуждении проекта Конституции Российской Федерации 1993 г. На Конституционном совещании при обсуждении президентского проекта Конституции 1993 г. народный депутат Л.Б. Волков предложил созывать палаты Федерального Собрания для заслушивания посланий президента и Конституционного Суда. Однако данное предложение не нашло поддержки со стороны отдельных членов конституционного совещания. В качестве основного довода ими указывалось, что послание Президента является более важным документом и, таким образом, послание Конституционного Суда не может находиться в одном ряду с посланием Президента Российской Федерации. М.А. Федотов, возражая против права Конституционного Суда выступать с посланием перед Федеральным Собранием, сослался на то, что оно нарушает принцип равенства судов: остальные высшие суды не наделены таким правом [14].

Г.А. Гаджиев, также являющийся судьей Конституционного Суда, напротив, в своей публикации о роли конституционного права и Конституционного Суда отметил, что роль конституционного права и, соответственно, суда должна быть более активна. Не зря в Конституции предусмотрены соответствующие механизмы. Имелись в виду послания Конституционного Суда, которые равны по рангу посланиям Президента.

Конституция Российской Федерации не дает однозначного ответа на вопрос: предоставление послания Федеральному Собранию — это право или обязанность Конституционного Суда.

Государственная Дума Российской Федерации предпринимала попытки реализации права Конституционного Суда обращаться с посланием Федеральному Собранию. В постановлении от 1 апреля 1998 г. № 2333-II «Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации» Государственная Дума обратилась в Конституционный Суд с предложением представить Федеральному Собранию послание Конституционного Суда. Государственная Дума рекомендовала Председателю Конституционного Суда выступить на заседании Думы с информацией о состоянии конституционной законности в Российской Федерации, о рассмотрении обращений Государственной Думы и депутатов Государственной Думы, о соблюдении законодательно установленных сроков рассмотрения указанных обращений Конституционным Судом. Однако реакции на данное постановление со стороны Конституционного Суда не последовало (и это при том, что Государственная Дума в обращении отметила свое пожелание в части содержания послания Конституционного Суда).

Отметим, что первое послание Конституционным Судом было представлено по просьбе президента Б.Н. Ельцина, который попросил Конституционный Суд ускорить подготовку ежегодного послания Съезду народных депутатов о состоянии конституционной законности. В 2000 г. Конституционный Суд планировал представить свое послание Федеральному Собранию, однако данное намерение не было реализовано. В настоящее время, к сожалению, роль посланий Конституционного Суда выполняют, как было сказано Председателем Конституционного Суда В.Д. Зорькиным, «мини-послания». Они представляют собой информацию об исполнении решений Конституционного Суда либо доклады Совета Федерации (например, «О состоянии законодательства в Российской Федерации в 2007 году»), которые, стоит отметить, формируются по материалам, представленным Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации [16; 22].

Заключение

В ходе исследования было выяснено, что основные цели деятельности Конституционного Суда Российской Федерации является защита конституционной основы, основных прав и свобод граждан, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории нашего государства. Основными принципами деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, помимо самостоятельности и независимости, являются также коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон.

Конституционный Суд Российской Федерации отличен от иных судебных органов своим особым правовым положением: лишь ему предоставляется право осуществления конституционного судебного контроля в России, определения соответствия законодательства российской Конституции, разрешения споров о компетенции между госорганами и прочее. Решения Конституционного суда Российской Федерации являются обязательными на всей территории России, для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти и местного самоуправления, предприятий, организаций, учреждений, а также должностных лиц, граждан и объединений.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что Конституционный Суд Российской Федерации занимает особое место в судебной системе России, выступает как средство ограничения государственной власти и гарант баланса властей, обеспечивает верховенство права и российской Конституции, защищая права и свободы граждан.

Федеральное Собрание Российской Федерации — это парламент России, ее представительный и законодательный орган, осуществляющий государственную власть в стране наряду с Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации на основе принципа разделения властей. Особое место парламента России в системе государственных органов Российской Федерации состоит в том, что ему принадлежит ведущая роль в представительстве интересов и воли всего нашего многонационального народа и только ему предоставлено право принимать федеральные законы как правовые акты, имеющие на всей территории страны высшую юридическую силу. Власть Федерального Собрания Российской Федерации базируется на прямом волеизъявлении народа путем всеобщих свободных прямых равных выборов при тайном голосовании.

 

Список использованных источников

1 Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. (с поправками) // Собрание законодательства РФ. — 2009. — 26 января. — № 4. — ст. 445.

О Конституционном Суде Российской Федерации: федер. конст. закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. — 1994. — 25 июля. — № 13. — ст. 1447.

О судебной системе Российской Федерации: федер. конституц. закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. — 1997. — 6 января. — № 1. — ст. 1.

О выборах Президента Российской Федерации: федер закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. — 2003. — 13 января. — № 2. — ст. 171.

О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: федер. закон от 3 декабря 2012 г. № 229-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. — 2012. — 10 декабря. — № 50 (часть IV). — ст. 6952.

О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации: федер. закон от 8 мая 1994 г. № 3-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Собрание законодательства РФ. — 1994. — 9 мая. — № 2. — ст. 74.

Алиев, А.М. Понятие и назначение Конституционного Суда Российской Федерации как органа судебного конституционного контроля / А.М. Алиев, Х.М. Магарамова // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. — 2014. — № 4. — С. 117-119.

Баглай, М.В. Конституционное право Российской Федерации: учебник / М.В. Баглай. — 6 изд., изм. и доп. — М.: Норма, 2007. — 784 с.

Булаков, О.Н. К вопросу о деятельности парламента в Российской Федерации / О.Н. Булаков // Пробелы в российском законодательстве. Юридический журнал. — 2013. — № 2. — С. 9-11.

Выстропова, А.В. Парламентское право России: учебное пособие / А.В. Выстропова. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2001. — 92 с.

Голубок, С.А. Конституционное право России: учеб. пособие / С.А. Голубок. — 5 изд. — М.: РИОР, 2008. — 161 с.

Грудинин, Н.С. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации как орган народного представительства / Н.С. Грудинин // Вестник СПб УМВД России. — 2013. — № 1. — С. 22-25.

Зуев, В.И. Конституционный суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля / В.И. Зуев // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2013. — № 3. — С. 73-76.

Князев, С.Д. Конституционный суд в правовой системе Российской Федерации / С.Д. Князев // Журнал российского права. — 2013. — № 12 (204). — С. 5-13.

Кряжков, В.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации в его интерпретации / В.А. Кряжков // Государство и право. — 2005. — № 11. — С. 13-21.

Лазарев, В.В. Особенности аргументации позиции постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде РФ / В.В. Лазарев // Юридическая техника. — 2013. — № 7-1. — С. 163-169.

Маганова, М.В. Судебное правотворчество в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации / М.В. Маганова // Наука и современность. — 2013. — № 24. — С. 317-321.

Митюков, М.А. О статусе Конституционного Суда / М.А. Митюков // Вестник Томского Государственного университета. — 2007. — № 300-1. — С. 155-158.

Науменко, Е.Н. Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации и их влияние на законодательный процесс в России / Е.Н. Науменко // Вестник Северо-Кавказского Гуманитарного института. — 2013. — № 4. — С. 115-119.

Некрасов, С.И. Конституционное право Российской Федерации: краткий курс лекций / С.И. Некрасов. — 5 изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2011. — 168с.

Остапович, И.Ю. К вопросу о взаимодействии Конституционного Суда Российской Федерации с высшим органом законодательной власти России // Актуальные проблемы российского права. — 2015. — № 8. — С. 194-202.

Парламентское право России: монография / А.И. Абрамова, В.А. Витушкин, Н.А. Власенко и др.; под ред. Т.Я. Хабриевой. — М.: Изд-е Государственной Думы, 2013. — 400 с.

Соколов, И.А. Конституционное право Российской Федерации: учеб. пособие / И.А. Соколов. — М.: МГИУ, 2010. — 260 с.

Стрекозов, В.Г. Конституционное право России: учебник / В.Г. Стрекозов. — 3 изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2011. — 327 с.

Филиппова, Н.А. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: стратегия реформы и ее правовое обеспечение / Н.А. Филиппова // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской Академии наук. — 2012. — № 12. — С. 420-435.

Худолей, К.М. О некоторых вопросах назначения судей Конституционных (уставных) судов / К.М. Худолей // Вестник Пермского университета. Юридические науки. — 2014. — № 4. — С. 72-84.

Шувалов, Е.В. Конституционное право Российской Федерации: учебно-практич. пособие / Е.В. Шувалов. — М.: МГУЭСиИ, 2006. — 140 с.

Эбзеев, Б.С. Конституционный Суд Российской Федерации — судебный орган конституционного контроля / Б.С. Эбзеев // Вестник Конституционного Суда. — 2007. — № 2. — С. 84.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

708

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке