Оглавление

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Введение

Глава I. Понятие уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

.1 Понятие объекта интеллектуальной собственности

.2 Уголовное законодательство об охране интеллектуальной собственности.

Глава II. Направление совершенствования уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

.1 146 статья Уголовного кодекса РФ

.2 146 статья Уголовного кодекса РФ

.3 146 статья Уголовного кодекса РФ

Заключение

Библиографический список

Введение

Актуальность выбранной темы. Защиту интеллектуальной собственности на сегодняшний день можно отнести к наиболее сложным вопросам. Ранее данная проблема в основном затрагивала только людей творческих профессий, писателей, художников, однако, в нашем быстро развивающемся мире, появляются новые варианты использования результатов интеллектуальной деятельности и почти каждая профессия касается вопроса авторских прав, что закономерно вызывает бурный рост преступных посягательств на правообладателей. Более того, важность проблемы защиты авторских прав так же состоит в том, что она обуславливает соблюдение и защиту конституционных прав человека. Помимо этого, данный вопрос напрямую связан с развитием экономических отношений в России. Этому способствовало активное заполнение Российского рынка контрафактной продукцией, что было вызвано неприспособленностью государства к данному явлению. Нарушение прав интеллектуальной собственности не было урегулировано законодательством на необходимом уровне, опыт работы в данной сфере у правоохранительных органов отсутствовал, а потребители были не в состоянии грамотно дифференцировать подделку и оригинал. Осознание масштаба проблемности сферы защиты интеллектуальных прав было отражено в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президента России 10 мая 2006 года, котором отмечалась необходимость высокого уровня защиты интеллектуальной собственности в связи с высокими темпами развития новых технологий. Объединённая коллегия МВД России и Минэкономразвития России приняла решение о постановке приоритетной задачи органов внутренних дел по противодействию преступному обороту объектов интеллектуальной собственности. Неполное правовое урегулирование вопроса защиты интеллектуальных прав, высокий уровень пиратства наносит непоправимый вред состоянию потребительского рынка, значительно снижает авторитет отечественных предпринимателей, делает российский рынок не привлекательным для иностранных инвесторов. 3 октября 2002 года Правительство Российской Федерации разработало «антипиратскую» программу и создало комиссию по противодействию преступности в области интеллектуальной собственности. Более того, сильное различие и неопределенность терминологии влечет за собой повышение уровня коррупции. Несмотря на то, что в России происходят изменения и развитие действующего уголовного законодательства о защите интеллектуальной собственности, анализ теоретической базы и судебной практики показывает необходимость восполнения пробелов и дальнейшего развития. Это несомненно отражает актуальность вопроса совершенствования уголовного законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности.

Степень разработанности темы. В уголовном праве вопросами, затрагивающими проблему совершенствования законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности, занимались такие авторы, как В.Н. Бондарев, А.В. Борисов, А.Х. Гацолаева, Г.О. Глухова, Е.В. Демьяненко, О.А. Дворянкин, Б.Д. Завидов, В.Д. Ларичев, Ю.В. Логвинов, А.Г. Морозов, И.А. Силонов, Г.М. Спирин, А.Г. Ступников, Б.Л. Телещенко, Ю.В. Трунцевский, П.А. Филиппов, Е.Э. Чуковская, С.П. Щерба и другие выдающиеся авторы.

Цель и задачи работы. Целью данной работы является комплексное изучение уголовного законодательства, касающегося ответственности за преступления против интеллектуальной собственности, выявление пробелов и возможных путей их решения.

Данная цель обуславливает постановку и решение следующих задач:

изучение сущности понятия уголовного законодательства об интеллектуальной собственности;

формулировка предложений по совершенствованию уголовного законодательства об ответственности за преступления против интеллектуальной собственности

Объект и предмет исследования. Объектом исследования в данной работе является совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере уголовно-правовой охраны прав на интеллектуальную собственность, а предметом — российское уголовное законодательство, включающее нормы, касающиеся защиты интеллектуальных прав.

Методология. При решении задач, поставленных в данной работе, автор использовал диалектический метод, то есть анализ, синтез, системно-структурный метод, историко-правовой, и частнонаучный, а именно, статистический, формально-логический методы.

Глава 1. Понятие уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

1.1 Понятие объекта интеллектуальной собственности

Развивающаяся российская правовая система и интеграция Российской Федерации в мировое экономическое пространство делают особо актуальным вопросы, касающиеся защиты прав интеллектуальной собственности. Несмотря на то, что рассматриваемый нами вопрос интересует нас с точки зрения уголовного права, для углубленного понимания понятия интеллектуальной собственности нам необходимо обратиться и к другим областям права. В 1990г. в Законе «О собственности РСФСР» впервые используется понятие интеллектуальной собственности и определяются ее объекты. Следующее закрепление термин «Интеллектуальная собственность» получил в статье 44 Конституции Российской федерации, которая его не раскрывает, но гарантирует сохранность и свободу творчества. Далее в Гражданском кодексе в статье 138 содержалось определение интеллектуальной собственности, однако в силу того, что данное определение не вносило ясности, а напротив, затрудняло понимание правоприменителя, поскольку оно объединяло три понятия: интеллектуальная собственность, исключительное право и результаты интеллектуальной деятельности, в настоящее время эта статья утратила свою силу. В настоящее время интеллектуальная собственность регулируется четвертой частью Гражданского кодекса РФ, которая усилила защиту данной сферы, восполнила недостатки законодательства, существовавшего на тот момент времени. Интеллектуальная собственность, согласно статье 128, относится к объектам гражданских прав, а согласно статье 1225, это охраняемые законом результаты интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий. Данная статья в том числе содержит закрытый перечень объектов интеллектуальной собственности, которые прежде не были закреплены законодателем. Гражданский кодекс РФ, определяя интеллектуальную собственность как результаты умственной деятельности, относит ее к объектам гражданских прав, соответственно, охрана самих результатов возможна лишь от преступного физического завладения, порчи, повреждения или уничтожения, а интеллектуальные права нельзя отнести к правам собственности на вещь, которая бы выражала результаты интеллектуальной деятельности.

Защита интеллектуальной собственности в период средневековья осуществлялась с помощью системы привилегий, которые обеспечивали автора вознаграждением, а так же облагали налогом всех участников процесса использования результатов труда. Однако, ввиду высокого уровня посягательств на авторские права стало очевидным, что существующие на тот момент средства защиты не являются достаточными и появилась острая необходимость ввода уголовно-правовых мер для нарушителей этих прав. Таким образом, понятие интеллектуальной собственности в уголовном законодательстве впервые закрепляется уголовная ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности в Своде законов Российской империи, введенном в действие Высочайшим манифестом 31 января 1832 года в статье 742 15 тома Свода законов в главе IV «О подлоге в имуществе» раздела 10 «О наказаниях за преступления против прав на имущество». С 1 мая 1846 года начало действовать Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, содержащее три статьи, одна из которых защищала права изобретателя, а другие охраняли права авторов произведений литературы, живописи и музыки. Это Уложение впервые вводит понятие «литературная, музыкальная и художественная собственность». Исходя из того, что данные статьи находились в четвертой главе которая была посвящена преступлениям против собственности, можно сделать вывод, что их объектом являлась собственность, а ученые на тот момент времени считали, что интеллектуальная собственность не отличается от физического труда. Однако на тот момент была авторы, не разделяющие данную позицию, как, например, В.Д. Спасович считал неправильным отождествлять результаты умственного и физического труда, так как первый необходим обществу для своевременного и качественного развития, в связи с чем не могут принадлежать только автору, а Я.А. Канторович считал необходимым разделять право собственности и интеллектуальной собственности по временным рамкам, поскольку право собственности не ограничено, передается по наследству. Кажется необходимым заметить, что поставленный авторами вопрос непосредственно относится к уголовному праву, поскольку это показывает нам неоднозначность классификации состава рассматриваемого преступления. Уголовное Уложение 1903 года в главе «О преступных деяниях против прав авторских и привилегий на изобретение» в статье 620 признает приступными такие деяния, как подлог в авторстве, самовольное издание с целью сбыта и самовольное пользование чужим правом интеллектуальной собственности. А статьи 621, 622 регламентируют ответственность за пользование чужими авторскими правами, хранение, перевозке. Данное законодательство было признано недействительным Октябрьской революцией. Однако, в 1922 году ситуация стала улучшаться, когда с принятием УК РСФСР, а именно, статьей 198, появилась норма, защищающая материальные права авторов. Уголовный кодекс 1926 года в статье 177 наказывал принудительными работами до трех месяцев или штрафом до тысячи рублей за самовольное использование произведений с нарушением закона об авторском праве. В УК РСФСР 1960 в статье 141 перечень преступных деяний, к которым относятся присвоение авторства, принуждение к соавторству, сообщение о сущности произведения до заявки без согласия автора и незаконное распространение или воспроизведение чужого произведения без согласия автора, либо с согласием, но при этом изменив само произведение. Уголовный кодекс РФ охраняет правообладателя, то есть гражданина или юридическое лицо, обладающего исключительным правом интеллектуальной собственности, путем установления ответственности за нарушение этих прав, учитывая сущность нарушенного права и негативные последствия такого нарушения, дифференцирует ответственность за неправомерное использование исключительных прав и личных неимущественных.

.2 Уголовное законодательство об охране интеллектуальной собственности

В любом продукте содержатся плоды интеллектуальной деятельности, то есть результаты творческого процесса конкретного человека, по итогам которого товар начал иметь какие-то потребительские свойства. необходимо учитывать тот факт, что непосредственно сам результат интеллектуальной деятельности как таковой чаще всего не может быть достаточным для потребителей, его необходимо доработать, потратить время и средства для того, чтобы сделать его готовым для покупателя. Считается, что систему охраны интеллектуальной собственности правовыми путями можно охарактеризовать двумя признаками. Прежде всего, наше законодательство очевидно является крайне противоречивым, что произошло с ним в период перехода от советского к российскому, кстати положения некоторых советских норм до сих пор имеют силу и их срок ещё не истёк. Сегодня патентообладатель получает патент, а не свидетельство на изобретение, что регламентируется Законом СССР «Об изобретениях в СССР» от 01.07.1991г. и Патентного закона РФ с 14.10.1992г., благодаря которому появились патенты на изобретения. Вторым же признаком следует выделить что развитие правовой охраны интеллектуальной собственности не ограничивается уголовным законодательством, оно так же зависит от изменений в гражданском, административном, трудовом праве и других отраслях. Трудовое право, допустим, ограничивает права работодателя на защиту своих прав интеллектуальной собственности, поскольку трудовым законодательством не предусмотрена возможность возместить ущерб от упущеной выгоды путем предъявления к работнику такого требования, хотя ценность интеллектуальных прав состоит в том доходе, который предвидится от преимуществ на рынке. Авторский договор защищается нормами главы 25 Гражданского кодекса РФ, возмещается реальный ущерб автором произведения только за не предоставление заказа по договору. законом устанавливаются исключительные права на объекты, а способы их незаконного использования, наказуемые законом, перечисляются в 4 части Гражданского кодекса РФ. Имущественная ответственность за нарушение договора о передаче или предоставлении исключительного права на пользование изобретением так же предусмотрена нормами главы 25 Гражданского кодекса РФ. Правонарушение, связанное с использованием фонограмм и произведений, защищается статьей 150.4 Кодекса об Административных правонарушениях. Гражданское процессуальное законодательство регулирует форму обращения в суд для восстановления нарушенного права, где и рассматриваются споры о защите прав патентообладателей и авторов. В практике существует большое количество дел, связанных с тем, что автором произведения является иной человек, чем тот, кто указан в патенте на данное изобретение, то есть авторство присваивается другим лицом. В то время как лицо, упомянутое в патенте в качестве автора будет утверждать, что заявитель либо исключительно помогал в материальном или организационном плане, либо не участвовал в творческом процессе вовсе. Когда лицо начинает пользоваться изобретением до приобретения патента на него, создает схожие или одинаковые с автором патента изобретения или делает необходимые приготовления к этому, то данный спор о праве преждепользования в судебном порядке может признать право данного лица на продолжение пользования данным изобретением безвозмездно, но без расширения объема такого пользования. Противоположное этому, право после пользования заключается в том, что за лицом, создающим схожий результат своей творческой деятельности или приготовляющийся к этому, закрепляется право продолжения пользования данным изобретением без расширения объема пользования, если это происходило во временной период после прекращения действия патента и датой публикации сведений о его восстановлении в официальном бюллетене Роспатента. Поскольку 4 часть Гражданского кодекса, регулирующая вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, не регламентирует способы защиты материальных и нематериальных прав автора, то, исходя из того, что патентное право это часть гражданского права, они предусматриваются статьёй 12 Гражданского кодекса. Обладатели исключительных прав могут получать от правонарушителя компенсацию за каждый отдельный случай нарушения.

Уголовный кодекс, претерпевший изменения, ужесточил наказание за нарушение прав на товарный знак. Как правило, в стране, где начинает развиваться конкурентная отрасль, начинает активно расширяться практика по защите прав на результаты своей творческой деятельности, то есть востребованные виды результатов интеллектуального труда становятся частыми предметами споров в судах. Обратив внимание на то, что Высший арбитражный суд еще не обобщил практику рассмотрения споров по изобретениям, промышленным образцам и полезным моделям, можно сделать вывод, что данная отрасль еще не достаточно развиты. Политика защиты российской интеллектуальной собственности в отношении зарубежных стран сопряжена с намерением производства и сбыта товаров, производимых на основе защищаемых интеллектуальных прав в конкретной стране. Данные случаи регулируются гражданско-процессуальным законодательством, по которому для защиты реальному автору необходимо подать иск об исключении лица из числа соавторов. В случае, когда имеют место споры о соавторстве, чаще всего оказывается, что лицо не ставится под сомнение в качестве автора, но настаивает, что в результате данного творческого процесса был его вклад.

С развитием правовой охраны результатов творческой деятельности внутри страны, возникла потребность согласования законодательства на международном уровне. Фундаментальным международным соглашением стала Парижская конвенция по охране промышленной собственности, к которой в 1883 году СССР присоединился, а Россия является преемником, то есть участником данной конвенции. Она регламентирует положение, в котором определяется, что граждане из стран-участниц конвенции имеют на территории другой страны те же преимущества, что и ее собственные граждане. кроме того, данная конвенция устанавливает срок конвенционного приоритета, это значит, что подав правильно оформленную заявку на патент в одной стране, данное лицо имеет приоритет на аналогичный патент в своей стране в течении 12 месяцев или 6, если это патент на промышленные образцы и товарные знаки. Другим важным международным правовым актом стал Договор о патентной кооперации, принятый с целью упрощения охраны изобретений, по которому патентная заявка, поданная в одной стране-участнице договора, имеет одинаковую силу в другой стране-участнице. Существует Европейское патентное общество, членами которого являются 17 стран, действует оно уже более 20 лет и объединяет страны с единой патентной системой, а в 1994 было создано схожее Евразийское патентное общество странами СНГ (Российская Федерация, Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Туркменистан), дающие возможность заявителям обращаться в свое региональное патентное ведомство или в Москву, где основывается данная международная организация.

Для того, чтобы иметь возможность внести необходимые изменения в законодательство, необходимые для его совершенствования, на наш взгляд стоит обратиться к его историческим изменениям. С момента вступления в законную силу первого Уголовного кодекса в 1 января 1997 года многие вещи поменялись, так, 146 статья претерпела изменения в части 2, где было указана ответственность за незаконное использование объектов авторского права и смежных прав, совершенных в крупном размере, то сейчас незаконное использование объектов авторского права и смежных прав, а так же приобретение с целью сбыта, хранение и перевозка с этой же целью контрафактных экземпляров. Так же во 2 части был заменён термин крупный ущерб на крупный размер. В части 3 изменили категорию преступлений, то есть санкция была до 5, то сейчас до 6 лет, что говорит о том, что данное преступление отнесли к тяжким. На сегодняшний день законодатель допустил некоторые расхождения в регулировании схожих отношений по отдельным видам интеллектуальной собственности, так, например, необходимым является унифицирование юридических дефиниций, дополнение новыми институтами интеллектуальной собственности традиционных. В действующем законодательстве до сих пор есть группа, которая затрагивает довольно часто используемые на практике объекты интеллектуальных прав, право на фирменное наименование и секреты производства, однако они пока не имеют четкого законодательного регулирования. Что же касается смежных с авторскими правами, новой группы институтов, то их в настоящий момент в нашем законодательстве нет, однако, они являются не мало востребованными, право на средства индивидуализации, на содержание базы данных, право публикатора на произведения литературы, науки, искусства. С 01.01.2008 года в Гражданский кодекс РФ вступили изменения, устраняющие пробелы, выявленные в практике применения действующего на тот момент законодательства в области интеллектуальной собственности. Но проблема эффективности уголовно-правовых мер защиты от посягательств на объекты интеллектуальных прав граждан становится все более острой. Объясняется это тем, что, руководствуясь практикой, во-первых, можно сделать вывод о том, что преступления против прав граждан на их исключительные права, затрагивают не только самих граждан, на которых направленно преступление, но и все общество в целом, государство, экономическое развитие страны, в том числе нарушая добросовестную конкуренцию, грабят российскую казну, влекут неуплату налогов за продажу и изготовление результатов чужого интеллектуального труда, а во вторых, гражданско-правовые методы не всегда могут в полной мере восстановить нарушенные права авторов. По подсчетам Международного Альянса по Интеллектуальной собственности убытки от преступлений в сфере интеллектуальной собственности составили 2 миллиарда 180 миллионов долларов, а за последние 5 лет около 8 миллиардов 300 миллионов долларов. На российском рынке 90% контрафактной продукции составляют аудио-видео товары, поэтому Россия входит в черный список, который приведен Международной Федерацией Звукозаписывающей Промышленности одновременно с такими странами, как Китай, Бразилия, Испания, Греция, Индонезия, Италия, Канада, Мексика и Южная Корея. В Российской Федерации сфера интеллектуальных прав имеет самый высокий процент денежного и товарного оборота, участвующего в формировании доходной части бюджета государства в части налоговых сборов. Взаимодействие работы правоохранительных органов сильно затруднено различием подходов к уголовно-правовой регламентации противодействия интеллектуальному пиратству, что влечет нарушение прав потерпевших граждан.

Глава 2. Направление совершенствования уголовного законодательства об интеллектуальной собственности

2.1 146 статья УК РФ

интеллектуальный собственность преступление

146 статья Уголовного кодекса РФ регламентирует ответственность за деяния, нарушающие авторские и смежные права, что является наиболее распространенным нарушением в сфере интеллектуальных прав. Это объясняется тем, что на сегодняшний день объем производства контрафактной продукции в 5 раз больше объемов производства оригиналов, масштабы преступного производства активно увеличиваются, их оборот превышает 30 миллиардов рублей в год. При анализе регистрируемых преступлений, совершенных в сфере авторских, смежных, изобретательных и патентных прав, почти все они квалифицируемы по ч. ч. 2 и 3 ст. 146 Уголовного кодекса РФ, в связи с тем, что ч.1 ст.146 и ст. 147 Уголовного кодекса в практике оказываются трудно применимыми, а так же практически отсутствующей крупномасштабной борьбы с торговлей контрафактными произведениями. К несчастью, часто органы внутренних дел, для обеспечения достаточных показателей по раскрытию дел в сфере экономических преступлений гонятся за формальными показателями, вынуждены не полностью пресекать деятельность преступников, а периодически изымать небольшие объемы нелегальной продукции,. Так же анализ практики по 146 статье Уголовного кодекса позволяет нам предположить, что данная статья нуждается во внесении изменений, поскольку она часто толкуется правоприменительными органами неверно, не всегда корректно устанавливаются признаки субъективной стороны, совершаются ошибки в подсчете размеров совершенных преступных деяний, кроме того, определение признаков контрафактной продукции до сих пор является сложным процессом. В том числе, проблемным аспектом, выявленным из анализа практики, нам видится сложность взаимодействия правоохранительных органов с представителями обладателей интеллектуальных прав. Так, около 40% экземпляров изымаемой контрафактной продукции, является собственностью компании «Майкрософт» или ОАО «1С» и содержат программы для ЭВМ, поэтому сотрудникам необходимо наладить связь с указанными компаниями для возможности проведения предупредительной деятельности. Выделяя основные проблемные аспекты, осложняющие противодействие преступлениям в области интеллектуальных прав можно выделить, в первую очередь, низкий уровень правосознания граждан, большинство из которых воспринимают нелегальную продукцию необходимой, в силу ее дешевизны. Так же, сравнивая судебную и следственную практику, можно выявить расхождения в квалификации правонарушений в рассматриваемой нами сфере, что приводит к необоснованным отказам в возбуждении уголовного дела.. Большого внимания, на наш взгляд, заслуживает пассивность правообладателей интеллектуальных прав, не реагирующих на случаи преступных деяний и не предпринимающих попытки сообщить об имеющихся нарушениях правоохранительным органам, правообладатели, как показывает статистика, только в 15% случаев обращаются к правоохранительным органам за защитой своих нарушенных прав. Кроме этого, правоохранительным органам следует освоить технику выявления, расследования, раскрытия преступлений, совершающихся в данной сфере.

В уголовной доктрине не существует противоречий в части содержания состава преступления, их объектом являются общественные отношения, которые возникают в процессе пользования авторскими правами (дополнительным объектом в ч.2 ст.146 являются общественные отношения, связанные с ведением предпринимательской деятельности), предмет данного преступления-непосредственно сами объекты, которые могут содержаться на материальном носителе, а субъект — общий, имеет стандартные обязательные признаки. Многие ученые обращают внимание на то, что Уголовный кодекс не предусматривает разграничение между правонарушением, касающимся личных неимущественных прав собственников интеллектуальной собственности и имущественных прав. Исходя из этого, Кузнецов К.В. предлагает закрепить 146 статью Уголовного кодекса переименовать в «Нарушение личных неимущественных прав автора, исполнителя». Более того, Константин Валерьевич высказывает мнение, что ч.1 ст.146 указывает, что право авторства — предмет преступления, однако, по его мнению, это объект, на который происходит воздействие, поскольку право на интеллектуальную собственность — абсолютное право, его необходимо воспринимать с учетом личности человека, автора произведения. Обращаясь к ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса, автор считает необходимым преобразовать часть этой статьи с учетом ч. 4 ст. 1252 части четвертой Гражданского кодекса РФ, раскрывающей понятие контрафактности, учитывая, что данный термин может трактоваться как судами, так и экспертами. Что касается объективной и субъективной стороны, то в этом вопросе мнения ученых расходятся, нет единого мнения, так, объективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст.146 Уголовного кодекса, материальная, а ч.2 и 3 указанной статьи — формальная. В связи с тем, что в практика не указывает порядок определения ущерба, обязательный признак объективной стороны материальных составов преступления, а именно наступление общественно опасных преступлений, вызывает огромные сложности у правоохранительных органов, приводит к отказу в возбуждении уголовного дела, поскольку органы указывают, что ущерб не является особо крупным. Квалификация преступлений, указанных в ч. ч.2 и 3 рассматриваемой нами статьи, так же не всегда выполняется верно, поскольку часто неправильно рассчитываются размеры преступления, очень трудоемким является процесс определения нелегальной продукции, разногласия в толковании признаков нелегального использования результатов чужой интеллектуальной деятельности. Исходя из этого, нам кажется, что необходимо обобщение существующей практики, разработка рекомендаций по квалификации данных преступлений, которые будут способствовать оперативной и грамотной работе правоохранительных органов. Хотя нормы федерального законодательства не могут трактоваться различно, но практика показывает, что субъектами РФ данные нормы применяются различно. Пути возможного решения вышеупомянутых вопросов содержатся в доктрине, многие ученые высказывают предположение о целесообразности переноса норм об уголовной ответственности за преступления, нарушающие интеллектуальные права в 22 главу Уголовного кодекса, которая регламентирует преступления в сфере экономической деятельности, основываясь на мнении, что данные правонарушения в большей степени затрагивают сферу экономики, а не конституционные права граждан, ссылаясь на органы внутренних дел, которые относят данные дела к экономическим преступлениям. А.В.Борисов не согласен с данным мнением, ввиду того, что он считает недопустимым ссылку на подзаконные нормативные акты, в большинстве случаев нарушения, происходящие в сфере экономической деятельности, хотя и составляют преступления, указанные в рассматриваемой нами статьей, но не являются основным объектом данных преступлений. Более того, автор считает, что перенос статей из одной главы в другую никаким образом не скажется на практике, соответственно не решит основные проблемы и цели, поставленные перед законодателем в процессе совершенствования законодательства. Мы разделяем мнение автора касательно иного совершенствования Уголовного кодекса, которое заключается в том, чтобы добавить в существующие нормы квалифицирующие признаки, допустимо дополнить статью 146 ответственностью за применение насилия к правообладателю. Большинство ученых согласны с тем, что для совершенствования законодательства необходимо убрать из ч. 1 ст. 146 порядок исчисления крупного ущерба, ввиду того, что его почти невозможно рассчитать, поскольку чаще всего он обнаруживается в виде упущенной выгоды, а это очень сложно доказуемо. Так же в научной литературе часто предполагается возможным исключение указания на цель сбыта в ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса РФ, с чем господин Борисов не согласен в силу того, что, по его мнению, таким образом значительное количество граждан, не совершавших правонарушение, могут попасть под действие данной статьи. Анализ практики показывает, что случаи регистрации преступлений, которые квалифицируются ч.ч.2 и 3 ст. 146 Уголовного кодекса активно возрастают, что можно объяснить работой правоохранительных органов в данной сфере, например, проведение контрольных закупок без заявлений потерпевших правообладателей интеллектуальных прав. Бондарев М.Ю. считает, что предметом преступления по ст. 146 Уголовного кодекса РФ не могут быть нелегальные копии произведений, исходя из того, что преступник, хотя и нарушая авторские права, непосредственно не воздействует на оригиналы объектов этих прав, копируя их на материальные носители и вводя в оборот. Автор обращает наше внимание на то, что безотносительно того, прописан ли в Гражданском кодексе РФ способ использования нелегального объекта прав, статья 146 определяет незаконным использованием действие независимо от формы и способа правонарушения. Так же он предлагает уточнить в ч.1 ст. 146, что нарушение авторских прав может касаться только правообладателя и его наследников, исключив термин «иные правообладатели». Многие авторы так же освещали проблему не полной защищенности интеллектуальных прав в части их экстерриториальности, поскольку российское законодательство не учитывает этот фактор, а значит, не может быть достаточно эффективным. Для устранения данного пробела предлагается укрепление отечественного законодательства через плотное сотрудничество с международно-правовой охраной, принятие международных договоров, ограничивающих и контролирующих внутренние нормы, касающиеся защиты интеллектуальной собственности. Кузнецов К.В. изучил такие международно-правовые договоры, как Парижская Конвенция по охране промышленной собственности 1883г., Бернскую Конвенцию по охране литературных и художественных произведений 1886г., Всемирную Конвенцию об авторском праве 1952г., Римскую Конвенцию об охране прав исполнителей, создателей фонограмм и организаций эфирного звучания 1961г., Конвенцию об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизведения их фонограмм 1971г., Соглашение о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (ТРИПС) 1994г., отмечая, что на сегодняшний день еще не сложился целостный порядок охраны интеллектуальных прав, а основу упомянутых правовых актов составляет принцип территориальности и минимальный диапазон охраны. При анализе законодательства других стран, как например Германия, Китай, Малайзия, Сингапур, Венгрия, Испания, США, Польша, Греция, можно выявить, что большинство этих стран имеют штрафы и лишение свободы как основные санкции за нарушения авторских прав, в то время как, при рассмотрении за