Содержание

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Введение

Глава 1. НАУЧНО-ТЕОРИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1 Понятие и значение квалификации преступлений в правоприменительном процессе

1.2 Социальные составляющие квалификации преступлений

Глава 2. ЮРИДИЧЕСКО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

2.1 Объект преступления и его влияние на квалификацию преступлений

2.2 Специальные принципы квалификации преступлений

Глава 3. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Квалификация преступлений — сложное явление, в сферу которого включены нормы уголовного права, деятельность уполномоченных представителей государственной власти в связи с установлением события преступления и определением его вида, правоприменительные акты с отрицательным суждением о совершении преступления человеком, подвергнутым уголовному преследованию. Множественность структурных элементов данного правового явления определяет его регулятивную функцию. Нацеленность на регулирование и оценку поведения людей обусловливает выделение социально-политических составляющих в квалификации преступлений. Вопрос об использовании квалификации преступлений в уголовной политике не освещен в российской юридической литературе и является довольно актуальным. Необходимо детально изучить проблемы понимания квалификации преступления, ее значении для гарантирования нормального развития общественных отношений, а также об угрозах, связанных с усилением роли принципа политической целесообразности в практике квалификации преступлений, и о необходимости последовательного проведения политики порицания при квалификации преступлений.

Целью курсовой работы является изучение понятия квалификации преступлений, рассмотрение значения и социально-политической роли квалификации преступлений, исследование актуальных проблем квалификации преступлений террористической направленности.

В соответствии с поставленной целью в данной работе решены следующие взаимосвязанные задачи:

рассмотреть сущность и понятие квалификации преступлений;

изучить научные основы квалификации преступлений;

ознакомиться с основными проблемами, направленными на совершенствование понятия квалификации преступлений.

Предметом исследования является квалификация преступлений как научная категория правоприменительной практики.

Объектом исследования в данной работе является содержание понятия квалификации преступлений и ее составляющих.

В данном исследовании использованы различные научные методы: всеобщие (диалектико-материалистический, прагматизм), общенаучные (анализ, синтез, системный и функциональный подходы, индукции и дедукции), и в большей мере использованы специальные юридические методы, в частности формально-юридические, сравнительно-правовые.

При написании работы была использована нормативно-правовая литература, Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство, теоретическую базу исследования составили труды Галаховой А.В., Зацепина А.М., Кленовой Т.В., Марчук М.В., Роговой Н.Н., Плешакова С.М. и др.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Глава 1. НАУЧНО-ТЕОРИТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

1.1 Понятие и значение квалификации преступлений в правоприменительном процессе

Квалификация преступлений — одно из основных понятий науки уголовного права, широко применяемое как в теории, так и в практической деятельности.

В действующем Уголовном кодексе РФ определение квалификации преступлений не только отсутствует, но и термин «квалификация» вообще не употребляется. В нормах Общей части УК, касающихся некоторых правил квалификации, законодатель говорит об уголовной ответственности. Однако термин «квалификация» неоднократно употребляется в уголовно-процессуальном законе в таких значениях, как квалификация преступления (ч. 3 ст. 39), квалификация общественно опасного деяния (п. 6 ч. 1 ст. 237), квалификация деяния (ч. ч. 1.3, 1.2 ст. 237 и квалификация содеянного (ч. 3 ст. 347). Но, несмотря на столь многократное употребление законодателем в УПК РФ термина «квалификация», он, однако, в ст. 5 данного закона, раскрывающей основные понятия уголовно-процессуального законодательства, также не дает ее определения.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по уголовным делам содержат рекомендации по квалификации преступлений. Но определение квалификации отсутствует в этих постановлениях по отдельным категориям дел, как и в Постановлении от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре».

Широко известно классическое определение квалификации преступлений, сформулированное В.Н. Кудрявцевым, — она представляет собой установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой. Автор определения рассматривает квалификацию в двух значениях: как процесс и как результат. Как процесс — установление признаков того или иного преступления в действиях лица. Как результат — официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме. Все другие доктринальные определения квалификации преступлений в основном схожи с вышеуказанным. В настоящее время данное определение не может быть признано достаточным и актуальным.

Во-первых, возникает вопрос: почему при квалификации подлежат установлению и соотнесению признаки деяния? Используемый в данном значении термин «деяние» является неточным и не полностью отражает отождествляемый объект квалификации. С одной стороны, деяние является признаком объективной стороны состава преступления, который может выражаться в форме преступного действия или бездействия. На основе оценки только лишь действия (бездействия) содеянное нельзя правильно и точно охарактеризовать с уголовно-правовой точки зрения. С другой стороны, термин «деяние» используется законодателем при раскрытии понятия «преступление», то есть оно имеет двойственное значение [17, С. 20].

Совершенное может не нарушать ни одну из норм законодательства, может являться аморальным или дисциплинарным проступком, гражданско-правовым деликтом, административным правонарушением или преступлением. Для того чтобы определить, является содеянное преступным или нет, необходимо оценить его с точки зрения признаков, закрепленных в ч. 1 ст. 14 УК РФ: виновности, общественной опасности, противоправности и наказуемости уголовным законом.

Для того чтобы провести официальную уголовно-правовую оценку совершенного, отграничив его от ненаказуемого или имеющего низкую степень общественной опасности поведения, установить его преступность и после этого выбрать ту норму уголовного закона, которая точно и полно охватывает содеянное, правоприменителю необходимо установить все его признаки, а не только те, которые характеризуют деяние. Из всех признаков совершенного действия нужно выделять те, которые имеют юридическое, а именно уголовно-правовое значение, так как только они важны для квалификации.

То есть изначальная задача правоприменителя состоит в том, чтобы оценить все признаки действия и из них выбрать те, которые имеют уголовно-правовое значение в вопросе квалификации. Далее должны быть выявлены общие признаки преступления, закрепленные в ч. 1 ст. 14 УК РФ. При констатации наличия их всех выявляется группа посягательств, к которым следует отнести совершенное. После этого осуществляется выбор конкретной нормы, содержащей состав преступления и полностью охватывающей содеянное. Содеянное оценивается относительно норм уголовного закона, поэтому итогом квалификационной деятельности может быть вывод как о преступном, так и о непреступном характере совершенного посягательства. При этом данный процесс в практической деятельности проводится не сам по себе, не для себя, а для того, чтобы виновное лицо было привлечено к уголовной ответственности, а в отношении невиновного последняя не была реализована. Именно в этом аспекте необходимо понимать функциональное предназначение официальной (легальной) квалификации преступлений.

Для объективной и правильной квалификации преступления необходимо учитывать черты, относящиеся к объекту посягательства, его объективной стороне, субъекту и субъективной стороне, а не только лишь деяния.

Уголовно-значимыми признаками, подлежащими оценке, являются:

) характеристики охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые совершено преступное посягательство и которым в результате его совершения причинен (мог быть причинен) вред. Подлежит оценке и личность пострадавшего лица, при необходимости — его профессиональный и служебный статус (например, если совершено посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, связанное с его профессиональной и служебной деятельностью);

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

) черты, свойства, характеризующие объективную сторону содеянного (деяние, наступившие общественно-опасные последствия, причинно-следственная связь между ними, а при необходимости и факультативные — место, время, способ, орудия и средства совершения, обстановка);

) характеристики физического лица, совершившего посягательство (достижение возраста уголовной ответственности, вменяемость). Если имеет место специальный субъект, то и дополнительные признаки, которыми могут быть гражданство, материнство, профессия и т.д.;

) внутреннее (психическое) отношение лица, посягающего на охраняемые УК общественные отношения, к совершенному и наступившим негативным последствиям, содержащееся в интеллектуальном и волевом моментах, — вина. Подлежат учету как мотив, так и цель, а иногда и эмоции (например, при наличии признаков состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ) [17, С. 21].

Исходя из вышеизложенного, видно, что термин «деяние», с помощью которого авторы раскрывают квалификацию преступлений, использован неудачно. Его замена термином «посягательство» будет правильным и верным не только с точки зрения уголовного права, но и с точки зрения языковых форм. Уголовно-правовые признаки посягательства включают в себя все признаки, относящиеся к объекту, объективной и субъективной стороне, субъекту. В то время как термин «деяние» предусматривает только те из них, которые характеризуют действие (бездействие) как элемент объективной стороны состава преступления.

Для чего, по сути, проводится квалификация преступления, чему она способствует и что благодаря ей происходит в правоприменительной деятельности? Согласно ст. 8 УК РФ «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Без выявления в совершенном посягательстве уголовно значимых признаков и установления их соответствия составу преступления, предусмотренного уголовным законом, то есть выбора нормы УК РФ, подлежащей применению, невозможно дать совершенному уголовно-правовую оценку и, соответственно, нельзя привлечь лицо к уголовной ответственности. То есть квалификация преступления представляет собой необходимое и обязательное звено для наступления уголовной ответственности. Также устанавливается и отсутствие уголовно значимых признаков, достаточных для реализации уголовной ответственности.

Обязательную фиксацию результатов квалификационной деятельности требуют нормы уголовно-процессуального закона (ст. ст. 146, 171, 220, 308 УК РФ). Основные, наиболее важные процессуальные документы должны содержать в себе результат уголовно-правовой оценки совершенного посягательства. Поэтому для наступления уголовной ответственности является необходимым и обязательным установление в совершенном посягательстве уголовно-правовых признаков, предусмотренных составом конкретного преступления, и закрепление полученного вывода в процессуальных документах.

Если в ходе квалификационной деятельности устанавливается отсутствие уголовно значимых признаков, достаточных для наступления уголовной ответственности, то принимается решение об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела, и в соответствующем процессуальном документе указывается статья УК РФ, по которой принимается данное решение. Поэтому в правоприменительном процессе квалификация преступлений представляет собой установление в совершенном посягательстве наличия или отсутствия уголовно-правовых признаков, достаточных для наступления уголовной ответственности.

Для квалификации являются одинаково важными все признаки конкретного состава преступления. При уголовно-правовой оценке нельзя учитывать только часть признаков состава преступления, предусмотренных уголовно-правовой нормой. Обязательным является учет всех признаков состава преступления, так как часто представляется невозможным отграничение преступлений по какому-то отдельному признаку. Например, при неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угоне) и краже способ завладения может быть одинаковым. В данном случае для отграничения необходимо обратиться к субъективной стороне, а именно к цели.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

Подводя итог, можно определить официальную (легальную) квалификацию преступлений как установление наличия или отсутствия в совершенном посягательстве уголовно-правовых признаков, достаточных для наступления уголовной ответственности.

Общее определение квалификации преступлений может быть раскрыто как вид уголовно-правовой оценки, состоящий в установлении точного соответствия между уголовно-правовыми признаками совершенного посягательства и всеми признаками состава преступления, предусмотренными уголовным законом, результатом которого является вывод о наличии или отсутствии в действиях лица состава преступления.

1.2 Социальные составляющие квалификации преступлений

Квалификация преступлений нацелена на регулирование и оценку поведения людей, это объясняет ее социально-политическое значение. Когда государственная власть не учитывает угроз, связанных с преуменьшением либо преувеличением значения социально-политических составляющих квалификации преступлений, возможен рост конфликтности отношений государства и гражданского общества, это подтверждается реакцией граждан, социальных групп и политических объединений на итоговые судебные решения по резонансным уголовным делам.

В моменты напряжения национальных и конфессиональных отношений и террористических угроз повышается активность обсуждения судебных решений с точки зрения привилегий в отношении лиц, совершивших преступление, и дискриминации потерпевших по национальной и религиозной принадлежности. Народ возмущается, если судьи (также должностные лица других правоприменительных органов) по-разному толкуют одни и те же статьи Уголовного кодекса РФ при решении вопроса о наличии состава преступления в отношении лиц разных национальностей, религиозной принадлежности. Социальные группы, недовольные уголовно-правовыми привилегиями и дискриминацией по национальной и религиозной принадлежности, поддерживаются и используются политическими организациями и движениями. Это стало очевидным 11 декабря 2010 г., когда в Москве и ряде других городов прошли несанкционированные, с оказанием неповиновения властям митинги и шествия, посвященные погибшему Егору Свиридову — члену сообщества болельщиков футбольной команды «Спартак», который был убит с применением травматического пистолета пятью выстрелами, последний из них был совершен в затылок. Нападавшие (уроженцы Дагестана и Кабардино-Балкарии) были задержаны и спустя несколько часов отпущены. Уголовное дело возбудили только через два дня и уже в условиях общественного давления, инициированного футбольными болельщиками, но без квалификации содеянного как убийства. Р.Г. Нургалиев, на тот момент министр МВД РФ, обращаясь к организаторам митинга на Манежной площади, признал факт насильственной смерти, но заключил, что «смерть Егора Свиридова наступила в результате хулиганских действий». Официальный представитель Следственного комитета В.И. Маркин в тот же день сделал заявление для средств массовой информации: «Сегодня по ходатайству следствия в отношении Хасана Ибрагимова и Наримана Исмаилова, подозреваемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116 «Побои» и 213 «Хулиганство» УК РФ, судом была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу». Движение дела больше не останавливалось, и 28 октября 2011 г. Московский городской суд в связи с вышеназванным событием вынес обвинительный приговор в отношении 6 лиц: Акаев, Арсибиев, Ибрагимов, Исмаилов, Утарбиев были признаны виновными в хулиганстве, совершенном с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору, и в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшего из хулиганских побуждений; Черкесов — в умышленном причинении смерти другому человеку из хулиганских побуждений и в покушении на убийство двух лиц из хулиганских побуждений [15, С. 26].

Может быть, принимая решения о квалификации подобных преступлений с замещением мотива национальной ненависти или вражды хулиганским мотивом, представители государственной власти надеются защитить репутацию целого сообщества людей и не допустить разрастания социальных протестных проявлений. Попытки государственной власти скрыть проявления национализма в преступлениях, даже по резонансным уголовным делам, могут иметь долговременные негативные последствия, осложнить выстраивание взаимоотношений между людьми других поколений.

Негативную общественную реакцию вызывают и случаи квалификации преступлений с нарушением принципа равенства по признакам должностного и имущественного положения. Общественное мнение особенно чувствительно к подобным проявлениям в условиях распространения коррупции и усугубления имущественного неравенства. Так, государственную власть порицают за то, что она, объявив борьбу с коррупцией, в целом либеральна к должностным лицам, вовлеченным в коррупцию.

Опасность коррупционных преступлений общепризнанна. Они разрушительны для нормальной управленческой деятельности, подрывают авторитет публичной власти, препятствуют проведению социальных преобразований и развитию национальной экономики, деформируют правосознание граждан и др. К сожалению, государственная власть покровительственно относится к недостоверной квалификации коррупционных преступлений, прежде всего преступлений, сопряженных со взяточничеством (получение взятки, дача взятки, посредничество во взяточничестве, коммерческий подкуп). Согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ обвинительные приговоры чаще всего выносятся в отношении дающих взятку, что явно не соответствует реальной практике взяточничества. Так, в судах Российской Федерации за получение взятки, дачу взятки, посредничество во взяточничестве, коммерческий подкуп в 2014 г. были осуждены всего 3 871 человек, из них 273 (7%) — за коммерческий подкуп, 1 442 (37,2%) — за получение взятки, 63 (1,6%) — за посредничество во взяточничестве и 2 093 (54%) — за дачу взятки. В 2013 г. за получение взятки и смежные преступления были осуждены всего 5 258 человек, из них 325 (6,2%) — за коммерческий подкуп, 1 570 (29,9%) — за получение взятки, 124 (2,4%) — за посредничество во взяточничестве и 3 239 (61,6%) — за дачу взятки. Число осужденных за взяточничество возросло после введения в УК РФ ст. 291.1 и существенного обновления редакции ст. 290 и 291 УК РФ Федеральным законом от 04.05.2011 N 97-ФЗ, но соотношение количественных характеристик судимостей за преступления, сопряженные со взяточничеством, существенно не изменилось; количество осужденных за дачу взятки только увеличилось! [15, С. 30]

Таким образом, изменение законодательных норм само по себе не обозначило перестройку уголовной политики. Нормы об уголовной ответственности за коррупционные преступления к должностным лицам применяются редко, выборочно, в то время как преступления, являющиеся основаниями применения соответствующих норм, широко распространены. Невозможно не признать, что практика укрытия подобных преступлений имеет регулярный и регулируемый характер.

Наличие социально-политических составляющих в квалификации преступления многие отрицают. Это обнаруживается при анализе определений понятия квалификации преступления.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Позиция государства относительно основных требований к решениям по уголовным делам особенная. От имени государства никто не отрицает социальную значимость соблюдения принципов уголовного закона при вынесении решений по уголовным делам, однако допускается избирательность в определении сферы применения соответствующих принципов, что означает либо их противопоставление, либо неполноту реализации. Так, решения о квалификации преступлений принято оценивать как правильные или неправильные, исходя из принципа законности, а принцип справедливости считается базовым для назначения наказания.

То, что в УПК РФ несправедливость приговора определена в непосредственной связи только с назначением наказания и при классификации оснований отмены или изменения судебного решения не названа неправильная квалификация преступлений, является последствием недооценки социального значения квалификации преступлений, отношения к ней как к технической задаче.

Рассмотрение квалификации преступлений не как правоприменительной деятельности, а в качестве технической операции, сопутствующей уголовной ответственности, — это еще один известный вариант понимания квалификации преступлений.

Определение квалификации преступления как технического действия — ссылки на статью уголовного закона — противостоит как социально-правовой, так и формально-юридической дефиниции квалификации преступлений, поскольку технические действия непосредственно не направлены на реализацию не только принципа справедливости, но и принципа законности. Технические акты правоприменения имеют нормативной основой технические, а не правовые нормы. Если должностное лицо правоприменительного органа относится к квалификации преступлений как техническому действию, то применяет уголовный закон без личного усмотрения при толковании содержания применяемых норм, а с ориентиром на распоряжение или позицию вышестоящего должностного лица или государственного органа.

Социальная полезность квалификации преступлений обусловливает ее включение в уголовную политику. Политическая составляющая квалификации преступлений, и в целом правоприменения, не получила научного признания. А вот правотворчество, как правило, рассматривается в уголовно-политическом аспекте.

В российской юридической литературе, посвященной проблемам уголовной политики, правоприменительную деятельность обычно разграничивают с правотворчеством, не только с учетом содержания и источников, но и по значению. Так, по оценке Н.А. Лопашенко, «уголовно-правовая политика, как никакая другая, жестко законодательно регламентирована; ее стратегия и тактика полностью отражаются в Уголовном кодексе и вносимых в него изменениях и дополнениях», а правоприменительная деятельность носит «в определенной степени вторичный характер по отношению к правотворчеству, поскольку осуществляется государством через представителей государственных органов, которые сами уголовно-правовую политику не творят, но реализуют».

Поскольку уголовная политика включается в структуру государственной политики, неправильно отождествлять ее с идеями и доктринами. Как и любое направление государственной политики, уголовная политика отличается свойством реальности, это практическая сложноструктурированная деятельность государства по противодействию преступности. Об уголовной политике следует судить главным образом с учетом содержания и развития уголовного законодательства и практики его применения.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

В настоящее время государством в основном решаются не стратегические, а тактические задачи уголовной политики, соответственно, принимаются уголовные законы, не обоснованные официально принятыми стратегиями или концепциями. Меняется реальность, появляются новые идеи о том, как противостоять преступности, и ответно обновляется уголовная политика, что отражается в текущем уголовно-правовом регулировании, когда вводятся в действие законы, изменяющие и дополняющие уже установленные в кодифицированном законе правила уголовной ответственности. Законодательно установленные уголовно-правовые нормы непосредственно включаются в содержание уголовной политики.

Уголовная политика (уголовно-правовая политика) — это сложный вид деятельности государства, включающий определение целей, задач и принципов реагирования на преступления уголовно-правовыми средствами, а также использование уголовно-правовых средств в соответствии с избранными целью, задачами и принципами деятельности.

Поскольку в уголовно-правовой политике выделяются различные направления деятельности: создание директивной базы, законотворческая и правоприменительная деятельность, управленческая деятельность по организации законотворческой и правоприменительной практики, — в процессы формирования и реализации уголовно-правовой политики обоснованно вовлечены все ветви государственной власти, в том числе судебная власть.

Правоприменительная практика (квалификация преступлений, назначение наказания, освобождение от уголовной ответственности и наказания) имеет критериальное значение для определения содержания и тенденций уголовной политики.

Данные о квалификации преступлений составляют эмпирическую базу для принятия уголовно-политических решений. Неправильная квалификация преступлений представляет собой искаженное отражение объективной криминальной ситуации и является одной из причин недостоверности официальных статистических данных о состоянии преступности в стране. Неадекватная статистика преступлений препятствует выработке целесообразных направлений и средств уголовной политики.

Для уголовной политики практика квалификации преступлений имеет и непосредственное значение, поскольку в практике квалификации преступлений выражается политика порицания. Политика порицания — это деятельность государства, направленная на разрешение социальных конфликтов, возникающих в связи с посягательствами на важные социальные ценности и общественные отношения, путем квалификации этих посягательств как преступлений.

Таким образом, признавая реальность включения уголовно-правового регулирования в политические процессы, нельзя забывать об угрозах политически конфликтного правоприменения. Недопустимо, чтобы в государстве, гарантирующем принципы законности, справедливости, равенства прав и свобод человека и гражданина, считалось политически целесообразно отступать от этих принципов. Квалификация правильная ipso facto et ipso jure (в силу самого факта и по закону). Недостоверная и внеправовая квалификация преступлений может стать источником социального напряжения и протестных проявлений.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

2.1 Объект преступления и его влияние на квалификацию преступлений

Включение в состав преступления в качестве самостоятельного элемента объекта преступления является общепризнанным. Данный факт предполагает признание несомненной значимости объекта преступления в области квалификации преступлений.

Между тем отдельные авторы обращают внимание на то, что в действительности выделяемое наукой уголовного права значение объекта преступления может быть поставлено под сомнение. Интересен и тот факт, что в уголовно-правовых доктринах зарубежных стран понятие «объект преступления» практически не разрабатывается, и, как следствие, объект преступления выделяется в основании уголовной ответственности крайне редко.

При обращении к правоприменительной практике прежде всего бросается в глаза терминологическая невыдержанность при обозначении объекта преступления. В качестве тождественных правоприменительной практикой используются понятия «объект преступления», «объект уголовно-правовой охраны», «объект посягательства». Более того, с помощью термина «объект преступления» зачастую обозначается предмет преступления. Можно даже встретить правоприменительные акты, в которых термин «объект преступления» используется сразу в двух значениях: для обозначения и предмета преступления, и собственно его объекта. Так, суд в одном случае под объектом хищения подразумевает конкретное имущество, а в другом случае указывает, что объектом разбоя являются не только отношения собственности, но и личность.

В то же время констатация отсутствия значения объекта преступления для квалификации преступлений представляется преждевременной — в правоприменительной практике, в том числе высших судебных инстанций, можно встретить немало случаев обращения к объекту преступления для отграничения преступных деяний от непреступных. Например, при рассмотрении дела в отношении Б., осужденного по ч. 1 ст. 228 УК РФ, Верховный Суд РФ отметил, что объектом преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ, является здоровье населения, поэтому преступными являются только деяния, связанные с немедицинским потреблением их людьми. Действия же Б. хотя и были связаны с нарушением правил оборота психотропных веществ, однако совершены в целях введения данных веществ животным, что исключает уголовную ответственность за данное деяние ввиду отсутствия состава преступления. Аналогичная по сути позиция отражена применительно к сбыту наркотических средств или психотропных веществ в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» [12, С. 43].

Гораздо чаще правоприменительные органы прямо опираются на объект преступления при решении вопроса о наличии или отсутствии в содеянном совокупности преступных деяний.

Так, применительно к случаям, когда в процессе причинения тяжкого вреда здоровью возникает умысел на убийство, Верховный Суд РФ указал, что здоровье выступает необходимым условием обеспечения жизни, является ее составной частью, в силу чего подлежит применению ст. 105 УК РФ, как наиболее полно предусматривающая объект посягательства, и дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ не требуется.

Рассматривая вопрос о квалификации применения при попытке побега из-под стражи опасного для жизни насилия в отношении представителя власти, высший судебный орган согласился с доводом суда первой инстанции о том, что деяния, предусмотренные ст. 313 (преступление против правосудия) и ст. 318 УК РФ (преступление против порядка управления), имеют разные объекты преступления, в силу чего совершенное деяние не охватывается ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 313 УК РФ (покушение на побег из-под стражи, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья) и требует дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей). Таким образом, хотя само по себе применение насилия, опасного для жизни и здоровья, охватывается ч. 3 ст. 313 УК РФ, однако данная норма не предназначена для уголовно-правовой охраны порядка управления, нарушение которого выражается в том, что насилие применяется в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих профессиональных обязанностей.

Некоторые вопросы о допустимости квалификации преступлений по совокупности ставились перед Конституционным Судом РФ, например совокупности деяний, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 209 УК РФ. Конституционный Суд РФ не признал квалификацию по совокупности преступлений в данном случае нарушающей право не быть повторно осужденным за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ), указав, в частности, на разные объекты данных преступлений. Ссылкой в том числе на разные объекты посягательства Конституционный Суд РФ обосновывает необходимость квалификации действий виновных в разбойном нападении, в ходе которого потерпевшему причиняется смерть, по совокупности убийства и разбоя. Представляется, что учет объекта преступления при квалификации преступлений может привести и к более любопытным рассуждениям и выводам [12, С. 45].

Обращение к истории становления учения об объекте преступления показывает, что наукой уголовного права выработано множество концепций объекта преступления. Так, можно встретить определения объекта преступления как общественных отношений, как правового блага, как физического лица, которому причиняется вред в результате совершения преступления, как субъективного права и другие варианты.

На каком же понимании объекта преступления базирует