ВСТУПЛЕНИЕ

Правовой нигилизм в силу своей актуальности не только в России, но и в остальном мире является часто затрагиваемой в СМИ темой, хотя термин «правовой нигилизм» не всегда прямо употребляется. В настоящее время правовой нигилизм является следствием целого комплекса тесно связанных как мировых кризисов (экономический, миграционный и др.), так и кризисов, характерных конкретным странам (политические, морально-нравственные, духовные и т.д.)

На актуальность данной проблемы влияет также и её усугубление: необходимо чётко осознавать и понимать сущность, виды, признаки и формы проявления правового нигилизма, чтобы суметь выделить пути преодоления правового нигилизма, т.к. пускать подобную проблему на самотёк крайне опасно.

Глава 1. НИГИЛИЗМ КАК ОБЩЕСОЦИАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ

Нигилизм (от лат. Nihil — ничто, ничего) вообще понимается как негативное отношение (отрицание) индивида (общественной группы, класса) к определённым ценностям, нормам, правилам, взглядам, идеалам. Это — одна из форм мировосприятия (мироощущения) и социального поведения. В качестве течения общественной мысли нигилизм если окончательно не формируется, то появляется давно, но наибольшее распространение получает в XIX веке, главным образом в Западной Европе и в России. Он был связан с такими философами леворадикального направления, как Ф. Г. Якоби, П. Ж. Прудон, Ф. Ницше, М. Хайдеггер, М. А. Бакунин, П. А. Кропоткин и др.

Существует множество видов нигилизма. И неудивительно, ведь в обществе существует множество ценностей, правил, норм и т.д., которые могут быть подвержены отрицанию. К видам нигилизма относятся нравственный нигилизм, правовой нигилизм, политический нигилизм, идеологический нигилизм, религиозный нигилизм и т.д.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

В романах Тургенева особенно выделяются яркие образы литературных героев, являющихся бунтарями и выходцами среды т.н. разночинцев (разночинной интеллигенции 60-х гг. XIXв.) — не приписанных ни к одному сословию, существовавших в Российской империи. Ими были отвергнуты многие постулаты окружавшей их действительности и предложены новые идеи. К нигилистам можно также отнести и революционных демократов, резко критиковавших ситуацию в современных им государстве и обществе и выступавших за её изменение в лучшую, более справедливую, сторону. Нельзя не отметить прогрессивный характер нигилизма того времени.

Основные черты социокультурной маргинальности интеллигенции достаточно полно раскрываются Франком в статье 1910 года «Лев Толстой и русская интеллигенция». Он отмечает целый ряд показательных маргинальных признаков интеллигенции: склонность соблазняться простотой и рациональной ясностью как залогом истины; склонность рассматривать все вопросы жизни под углом практического разума (морализм); склонность к анархическому индивидуализму, тождественному нигилизму и саморазнузданию.

Надо сказать, что нигилизм перестаёт быть нигилизмом, когда превращается в естественное, объективное отрицание консервативных или реакционных элементов государства или общества. В качестве примера можно назвать отрицание череды социально-правовых катастроф, которую повлекла за собой Октябрьская революция 1917 года, которое с твёрдой уверенностью можно назвать справедливым и оправданным, т.к. представляет собой неизбежный процесс обновления.

Было бы неправильным не отметить, что конструктивная критика слабых сторон, устаревания или порочности порядков, по которым существуют государство и общество на конкретном этапе исторического развития, несовершенства политической или правовой системы несёт положительный заряд. В таком ключе отнюдь не противоестественным было, к примеру, нигилистическое диссидентское движение в СССР в 50-70 гг. Деятельность русских революционных демократов — А. И. Герцена, Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского и др., выступавших против царизма, самодержавия, социального угнетения — также оценивается современной историей как прогрессивная.

Однако, несмотря на весь потенциальный конструктив, который может нести в себе нигилизм, он, в традиционном его понимании, небезосновательно воспринимается в большинстве случаев как явление деструктивное. Нередко нигилизм принимает разрушительные формы, объединяясь с различными анархическими, лево- и праворадикальными устремлениями, а также максимализмом, большевизмом, необольшевизмом, политическим экстремизмом.

К характерному признаку нигилизма можно отнести не столько объект отрицания (поскольку это лишь определяет его наименование), сколько степень, т.е. интенсивность, категоричность и бескомпромиссность этого отрицания. Здесь имеет место быть гипертрофированное, явно преувеличенное сомнение в общеизвестных ценностях и принципах. При этом, как правило, в качестве альтернативы общепринятым избираются наихудшие способы действия, которые граничат с антиобщественным поведением, нарушением моральных и правовых норм. Кроме того, часто забывается принцип «отвергая — предлагай», вследствие чего у нигилистов отсутствует какая-либо позитивная программа, если же она существует, она абстрактна, зыбка и аморфна.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Социальный нигилизм распространяется в России в период перестройки и гласности, когда на волне всеобщего негативизма буквально всё подвергается переоценке, переосмыслению, осуждению и отвержению. Была видна очистительная сторона нигилизма, но также и очевидно, что, подобно антибиотику, он уничтожал на своём пути даже позитивные элементы функционирования и существования советского государства и общества. Было отвержено как плохое, так и хорошее.

Зацикленность на обличительстве и уничижительной критике привела к утрате чувства национально-государственного достоинства, формированию у общества комплекса неполноценности, синдрому вины за прошлое, за «исторический грех». Теперь СССР из страны, разгромившей фашизм, стал в сознании советских граждан воистину рейгановской «империей зла».

Отречение от всего советского только подпитывало нигилистические разрушительные тенденции, которые не были вовремя уравновешены созидательными: ниспровержены были не только коммунизм, режим, партия и идеология, но и, как это ни печально, страна, культура, народность, традиции, государственность.

Глава 2. ФОРМЫ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА

2.1 Формы выражения правового нигилизма

Существует множество различных проявлений правового нигилизма.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

1. Прежде всего, это прямые преднамеренные нарушения законов и иных нормативных правовых актов. К ним относится огромный и труднообозримый массив уголовных преступлений и гражданских, административных, дисциплинарных и иных проступков и правонарушений. Злостный, корыстный, уголовный криминал — наиболее грубый и опасный вид правового нигилизма, который наносит неисчислимый разносторонний вред обществу — физический, материальный, моральный.

Преступность является значительным катализатором правового нигилизма, охватывающая область которого под её воздействием в государстве увеличивается, включая в себя всё новые сферы влияния. Этому могут способствовать и огрехи законодательства — злоумышленники рано или поздно учатся ими пользоваться, и с помощью правовых пробелов и «дыр» со временем они будут обходить законы всё более умело. В результате такая страна будет всё больше страдать от коррупции, которая будет нивелировать любые реформаторские усилия и разлагать нравственные и правовые устои общества, что может привести к падению престижа государства на международной арене. Волна преступности будет угрожать самому обществу, а необходимость жёсткой борьбы с ней приостановит демократическое развитие.

2. Повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний, когда субъекты права, т.е. рядовые граждане, должностные лица, государственные органы, общественные организации и т.д. не считают нужным обращать внимание на такое требование права, как соотнесение поведения с его нормами, а стремятся жить и действовать по «собственным правилам». Игнорирование необходимости исполнять законы свидетельствует и о полном бессилии власти. В таком случае в государстве будет царить правовая анархия, законы никто не будет выполнять. Неисполнение законов наносит не меньший вред обществу, чем их прямое нарушение.

К такому всеобщему наплевательскому отношению к законам приводит понижение уровня правосознания до крайне низкого показателя (а также его деформация), отсутствие должной правовой культуры. Это — следствие всеобщей безответственности. В подобной среде особенно комфортно чувствуют себя всевозможные дельцы, нувориши, не привыкшие жить по закону. В стране расцветает теневая экономика, легально и полулегально отмываются «грязные деньги», происходит перераспределение материальных благ и стратификация общества на «очень богатых» и «очень бедных».

Ещё римские юристы отмечали, что бездействующие законы хуже отсутствующих, а без нравственности любые законы бесполезны. Поэтому никоим образом государству нельзя допускать игнорирования юридических норм и высшего закона государства.

3. Война законов, издание противоречивых, параллельных или даже взаимоисключающих правовых актов, нейтрализующих и нивелирующих силу действия друг друга, когда юридические нормы, принимаемые в большом количестве, не соответствуют друг другу и плохо синхронизируются. Это становится причиной возникновения острейших правовых коллизий, которые культивируют правовой нигилизм.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Война законов может вестись внутри государства между законами, указами, решениями, постановлениями органов, являющихся носителями различных видов государственной власти (законодательной, управленческой, судебной), а также между федеральными и региональными актами (если государство имеет федеративный тип государственного устройства). Необходимо принимать меры к выравниванию и согласованию разных уровней законодательства.

Война законов и властей — абсурдная и самая деструктивная форма правового нигилизма.

4. Подмена политической, идеологической или прагматической законности целесообразностью, выход различных официальных должностных лиц и органов, социальных групп и сил на неправовое поле деятельности, стремление реализовать свои интересы вне рамок высшего закона государства или в «разрежённом правовом пространстве».

Целесообразность может ходить в паре с различными эпитетами: государственная, личная, партийная, местная, региональная, практическая, но в любом случае через закон переступают. Целесообразность вступает в дело, когда нужно сделать что-то, противоречащее какому-либо закону. В этих же целях происходит и апеллирование к так называемому здравому смыслу, что уже может привести к произволу и самоуправству или просто «правовой самодеятельности».

Не будет лишним заметить, что идея законности и порядка в определённых ситуациях может быть использована заинтересованными лидерами и структурами власти как повод для использования силовых методов и нарушения прав и свобод человека и гражданина, точно так же, как необходимость борьбы с преступностью. Общеизвестно, что нет ничего опаснее, чем узаконенное беззаконие. Это является своеобразным правовым конформизмом, в рамках которого идеи права и законности приспосабливаются к ситуации, а не наоборот, — тогда они используются во вред и являются прикрытием для всякого рода правонарушений или даже преступлений, совершаемых верхними эшелонами власти.

5. Конфронтация представительных и управленческих структур власти на всех уровнях, которая возникла, например, в России в процессе формирования новой для государства президентской вертикали управления при сохранении старой системы Советов, которые оказались несовместимыми по своим целям, задачам, методам, что породило конфликты и противостояния, стремление доказать, какая власть важнее и нужнее. Шла борьба за роль упразднённых вследствие распада СССР органов управления, причём соблюдение законов едва ли имело место быть. При этом приоритетом выступали престижные, карьеристские и честолюбивые соображения, а не законопослушание. Законы в таком противостоянии были скорее досадной помехой, нежели реальным препятствием на пути к осуществлению задуманного.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Это своего рода «номенклатурный», «элитарный» нигилизм, неотчуждаемый от паралича власти, а любой паралич власти несёт с собой не что иное, как паралич права, закона. Здесь мы видим объединение государственного и правового нигилизма. Такой нигилизм уже оказывает дезорганизующее влияние на сложившиеся нормы управления обществом. Принцип разделения властей в таком государстве на деле не складывается, не говоря уже об отладке системы сдержек и противовесов. В таком случае в государстве исполнительно-распорядительная власть лишается контроля, зато приобретает самоуправство и «свободу» от соблюдения законов, тем более на местах.

6. Нарушения прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество, безопасность. Недостаточная правовая защищённость личности лишает его веры в закон, в способность государства обеспечить порядок и спокойствие в обществе, защитить граждан от посягательств преступников. Бессилие права не в состоянии создать положительное взгляд на него, а только лишь рождает раздражение, недовольство, протест.

Человек больше не может ценить, уважать, почитать право в силу отсутствия, на его взгляд, в нём надёжного гаранта или опоры. В подобных условиях даже законопослушные граждане становятся жертвами правового нигилизма, в них формируется недоверие к существующим институтам. Признание и закрепление в высшем документе государства естественных прав и свобод человека и гражданина отнюдь не значит, что они сопровождаются соответствующими мерами по их упрочению и фактическому претворению в жизнь. А отсутствие возможности осуществить своё право приводит к появлению у личности чувства отчуждения от него, разочарование в праве, скепсис.

Так выглядят основные сферы распространения и одновременно наиболее типичные на сегодняшний день формы выражения правового нигилизма.

2.2 Психосоциальные формы правового нигилизма человека

Для того чтобы полностью проанализировать проблемы правового нигилизма человека в полной мере можно использовать методологию Э. Фромма, которая позволяет адекватно оценить этот феномен. Она помогает провести анализ далеко не простых социальных явлений посредством выявления изначальных психических потребностей человека, а также появляющихся на этой основе форм общения, типов ориентации и разного рода смещений в правовом поведении индивида. Основываясь на психосоциальных мотивах субъекта, будет уместным выделить пять способов образования и существования правового нигилизма: инфантильный, фрустрационный, мстительный, возмещающий и регрессивный.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

1. Инфантильный нигилизм — наименее разрушительная форма правового нигилизма, который свойственен, прежде всего, детям. Они плохо представляют себе права на собственность, вследствие чего часто посягают на них. Но поступки детей при данной форме нигилизма не мотивированы ненавистью или же фундаментальной деструктивностью, в этом случае отсутствует прямая сознаваемая ими цель разрушения, несмотря на то, что порой подобные детские действия приводят к большим моральным и материальным потерям.

А. Фрейд считает, что почти все нормальные элементы жизни ребёнка (особенно жадность, корысть, ревность, пожелание смерти) ведут ребёнка в направлении диссоциальности. Правовая социализация выступает защитой от них. В своём «противостоянии» взрослым дети, желая отстоять своё «Я» и добиться независимости, могут пренебрегать установками старших и нарушать закон. Порой это случается ради демонстрации своей ловкости и свободы воли перед сверстниками. При этом он может действовать согласно собственному кодексу чести, содержание которого не всегда совпадает с действующими нормами и правилами. Проблемы «отцов и детей» часто ведут последних к правовому нигилизму, когда сначала бросается вызов старшим, а затем сформировавшемуся укладу общества. В социально-экономических условиях современности, когда становится «невыгодным» распространение клубов и секций для молодёжи, у несовершеннолетних остаётся потребность в общении и близости, появляется стремление преодолеть чувство одиночества. А.Маслоу считает, что данный фактор способствует росту детской и молодёжной преступности. «У меня складывается впечатление, что цементирующим составом какой-то части подростковых банд — я не знаю, сколько их и какой процент они составляют от общего числа — стали неутоленная жажда общения, стремление к единению перед лицом врага, причем врага неважно какого. Само существование образа врага, сама угроза, которую содержит в себе этот образ, способствуют сплочению группы».

Инфантильный нигилизм можно встретить и у некоторых взрослых, которые из-за примитивности своего сознания не могут адекватно воспринимать правовые реалии. Психические структуры такого человека недостаточно приспособлены к социальной действительности вокруг него, его социально обусловленные чувства не в состоянии обеспечивать устойчивый самоконтроль поведения.В «Судьбе России» Бердяев пишет о том, что русский народ «всегда любил жить в тепле коллектива, в какой-то растворенности в стихии земли, в лоне матери». Поэтому личное начало не получило достаточного развития в русской жизни. Гуляихин В.Н. считает, что «многие российские граждане, обладая такими свойствами, как безличность и инфантильность, не могут проявить мудрость и зрелость, дабы дать реалистическую и трезвую оценку государственной власти. Они демонстрируют всему миру инфантильное смирение, доводящее их до самоуничтожения. Они отказываются от многих прав и свобод, принятых в цивилизованном мире, в пользу инфантильного права ни за что не отвечать, в том числе и за нарушение ими закона»

2. Фрустрационный нигилизм, который зачастую становится следствием правового идеализма. Фрустрационный нигилизм возникает через фрустрацию, когда остается неудовлетворенным желание или потребность человека в реализации своих естественных прав.

Как мы знаем, после удовлетворения физических потребностей их место в мотивационной жизни человека занимают потребности в безопасности, направленные на создание безопасного образа жизни. Они так же могут стать доминирующими в организме и господствовать в организации деятельности, подчинить все физические и духовные возможности человека и направить их на достижение безопасности. Подобное состояние опасно постепенным накоплением экстремальной силы и хроническим характером. Тогда индивид становится субъектом фрустрационного правового нигилизма — безопасность становится превыше правовых норм, этических ценностей, интересов других людей и т.д. Ради неё он начинает преступать закон: незаконным приобретением оружия, установлением своего общественного порядка (в своём понимании), созданием защитных сооружений для своего жилища.

Г. Олпорт утверждал, что заложить основы фрустрационной толерантности позволяет удовлетворение базовых потребностей индивида в раннем детстве. Можно говорить о том, что у людей, которые в раннем детстве были удовлетворены в своих базовых потребностях, развивается особый иммунитет к возможной фрустрации. Такие люди преданны высшим общественным нормам, идеалам и ценностям.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

В России современности фрустрационный правовой нигилизм довольно широко распространён. Главная причина его возникновения — отсутствие способности государства и институтов гражданского общества к решению острых общественных проблем. Вследствие этого многие россияне нарушают закон, надеясь защитить свои интересы и вернуть то, чего они, как они думают, были лишены. В российском обществе можно обнаружить различные политические силы, желающие манипулировать гражданами с помощью страха и вызванной им агрессии. Таким образом формируется образ врагов, в качестве которого могут выступать коммунисты, американцы, кавказцы, олигархи и чиновники и т.д., которые «виновны» в их бедах. Пугая образом врага, манипуляторы направляют действия людей в нужное им русло. Фрустрационный нигилизм уходит своими корнями в страх, который может быть осознанным или бессознательным, вызванный реальными или надуманными угрозами человеческому существованию. Основная цель данного нигилизма — сохранение, а не разрушение. Человек стремится сохранить свое существование, а разрушить лишь то, что представляет для него угрозу.

В каком бы возрасте индивид ни был, утрата веры в справедливость неизменно приводит его в состояние гнетущего напряжения, тревожности и безысходности. Чрезвычайно важно, как дальше он себя поведёт — в соответствии с ситуацией, которая сложилась, или нет: ему предстоит избрать один из трёх альтернативных путей. Первый путь — происходит пересмотр ценностей в позитивном направлении. Человек убеждается в том, что жизнь продолжается и нельзя терять надежду на будущее, несмотря на периодически возникающие на пути трудности. Индивид делает шаг на пути к независимости, на смену старым ценностям, которые привели его к разочарованию, приходят новые, и в них он по-новому начинает верить. Второй путь — переход индивида из-за фрустрации в мир мечтаний, при этом он впадает в правовой идеализм, последствия которого могут быть крайне разрушительны. Он в любом случае приводит к волюнтаризму, когда человеческой воле приписывается основная роль в развитии системы права, но забываются объективные закономерности развития общества.

В итоге, когда надежды, возложенные на право, которое становится фетишем, не сбываются, индивид впадает в ещё более глубокую фрустрацию. Определяющую роль в выборе третьего пути играет общество, которое порой в значительной степени детерминирует отклоняющееся поведение личности. Так, Г. Беккер в своей теории навешивания ярлыков выдвигает своё мнение о том, что преступниками не рождаются, они создаются так называемыми «нормальными людьми», которые подталкивают некоторых сограждан к пропасти, которая разделяет получивших «преступника» и обладающих статусом «благонадёжного». Вследствие этого нарушившие закон индивиды для самозащиты вынуждены знакомиться с криминальной субкультурой. Перед ними иные правила жизни, принцип выживания сильнейшего, в соответствии с которым идёт борьба антагонизм между криминальным миром и законным. По сути, криминальная субкультура оказывает помощь в выживании индивида, но не способна дать ему полноценно жить. Концепция Г. Беккера получила широкую поддержку среди криминологов как теоретическое объяснение медленного втягивания людей в преступный стиль жизни.

Американский психолог Г. Олпорт изложил принцип, говорящий, что средство по достижению цели может подменить собой цель и само стать источником удовлетворения — стать самоцельным в человеческом сознании. Вследствие этого всегда существует угроза, что нарушение закона, первоначально используемое человеком в качестве способа обезопасить себя, может стать источником удовлетворения. В таком случае индивид теперь — субъект более патологических форм правового нигилизма.

Мстительный нигилизм бывает двух типов: рациональный и иррациональный. Основоположник психологической теории права Л.И. Петражицкий изложил два закона, специально свойственных праву и не свойственных нравственности: 1) стремление достигнуть осуществления права независимо от желания или нежелания обязанного; 2) одиозно-репрессивные тенденции правовой психики. Петражицкий подчёркивал, что действия, которые субъект воспринимает как агрессивные посягательства, порождают в нём мстительные эмоции, которые могут передаться и ближайшему окружению субъекта, ибо они с ним психически солидарны. Внутренние возбуждения, пробуждённые аморальными и неправовыми поступками, в зависимости от субъективной оценки индивида причинённого ему ущерба, могут иметь разные степени интенсивности.

Рациональный мстительный нигилизм появляется, когда имеющие место быть правовые институты не действуют полностью или частично. Тогда граждане, совершая правонарушения или преступления, вынуждены сами заняться охранением своих естественных прав, то есть осуществлять функции государственных структур. Рациональный мстительный нигилизм очень тесно связан с фрустрационным — обе формы исходят из необходимости самозащиты. Они, несмотря на свою разрушительную сущность, используются для обеспечения выживания человека. В случае, когда государственные структуры бессильны в обеспечении прав и свобод собственных граждан, их сменяет институт кровной мести — древний защитный механизм, существовавший на протяжении многих тысяч лет и при необходимости пробуждающийся в период ослабления или несостоятельности политической власти, когда правонарушители успешно уходят от справедливого наказания от государственно-правовых институтов.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

Иррациональный мстительный правовой нигилизм проявляется в том, что субъекты пытаются сделать «магическим» образом, при этом не обращая внимание на закон, не произошедшим то, что уже имело место быть. Подобный тип нигилизма свойственен как отдельному человеку, так и целым социальным группам. По утверждению психоаналитиков, мотив мести находится в обратной зависимости от продуктивности индивида. Приходим к выводу, что для человека, который обладает мощным творческим потенциалом, не требуется действовать по принципу талиона для восстановления самоуважения. Э. Фромм утверждал, что живущий творческой жизнью индивид не имеет потребности в компенсаторной мести за какой бы то ни было причинённый ему ущерб — его творческие способности проявляются сильнее, чем желание мстить.

Месть является одним из основных мотивов для побоищ, устраиваемых время от времени российскими ультраправыми экстремистами. Нищие духом подростки мстят тем, кто, как им кажется, лишает их различных материальных благ, «уводит» девушек, «ущемляет» одним своим видом их национальное достоинство. На одной скамье с ультраправыми экстремистами иногда оказываются футбольные фанаты, когда в состоянии аффекта начинают мстить окружающим за поражение любимой команды — тем самым подсознательно «магическим» образом они пытаются сделать не проигрыш своих идолов не свершившимся. Иногда иррациональный мстительный нигилизм осуществляется в массовых и ужасающих формах, к которым относится такое явление, как геноцид, который отличается не только значительной степенью вовлеченности политической элиты и верхних эшелонов власти в акты насилия, но и участием в нем чуть ли не всего населения данной территории.

Возмещающий правовой нигилизм тесно связан с предыдущей формой правового нигилизма; он проявляется, когда мотив мести приобретает гипертрофированный объем и превращается в тяжёлую патологию.

Нельзя сразу стать субъектом возмещающего правового нигилизма. Сначала индивид проходит фрустрационный период, в результате чего он превращается в скептика или циника из-за постигшего его какого-либо большого разочарования (но, конечно же, это лишь один из исходов данного периода). Но если такой человек окончательно теряет надежду на чудо, которое может вернуть ему веру в добро, сильнейшее социально-психологическое потрясение для него неизбежно. Индивид стремится испытывать окружающих его людей и обычно это приводит к сильному разочарованию в них. Для того чтобы вернуть свою веру, человек может создать себе объект поклонения, попасть под власть авторитета (секты, политической партии, криминальной группировки и т.д.). Он также может возместить потерю своей веры в жизнь погоней за властью или престижем. В итоге любой из этих путей неизбежно приведёт к разочарованию и разрушительному отчаянию, индивид начинает ненавидеть жизнь и мстить ей. Существует прямая связь между социальным воспитанием и здравым смыслом, критерии которого определяются практическим опытом социума. Ненормальность людей обнаруживается их поступками, которые определяются частными узкоэгоистическими интересами. К таким людям относятся невротики, психически больные и преступники. Их не интересуют люди, институции, социальные и правовые нормы, не понимая, что именно это — путь к материальному и идеальному спасению.

А. Адлер считает, что если начать исследование логики, мышления и мотивов преступника, то можно выяснить, что он принимает свои преступления не только за разумные, но и за героические поступки.Он наивно полагает, что умнее правоохранительных органов и превосходит других. Итак, в своих глазах он — герой.Чувство социальности преступника недостаточно развито, что определяет детерминацию его отклоняющегося поведения, которое может быть вызвано недостатком мужества и малодушием (о котором сам индивид зачастую не догадывается). Весьма любопытно обстоятельство, которое нельзя не учитывать: в случае ужесточения меры пресечения преступник не столько испугается, сколько укрепится в вере в собственный героизм, ибо он живёт в эгоцентричном мире, чуждому для истинного мужества, уверенности в себе, здравому смыслу или принятия общечеловеческих ценностей. Единение с обществом для таких людей невозможно. Общеизвестно, что невротикам чуждо нормальное общение, а проблемные дети или люди, склонные к самоубийству, не могут заводить друзей. Причина заключается в этом, что с самого начала их жизнь приняла эгоцентричное направление. Они были ориентированы в сторону ложных целей и неадекватных самооценок. Субъекты возмещающего правового нигилизма страдают от патологического нарциссизма.

Субъект возмещающего правового нигилизма воспринимает закон лишь как досадное и опасное препятствие на пути достижения собственных целей. Индивид не способен заняться продуктивной деятельностью, что вызывает его душевные страдания, причина которых от него же самого скрыта. Они вызывают душевную неуравновешенность. Подобных люди в понимании Эриха Фромма -импотенты, так как они не в состоянии созидать из-за слабости, страха и некомпетентности. Наиболее простой выход, ведущий к восстановлению своей способности к действию, такой индивид видит в подчинении некой сильной личности или группе, отождествив себя с ними. Таким образом, он получает иллюзию результативной деятельности, отнюдь не спасающей его. Индивид стремится избегать решения своих жизненно важных проблем и вопросов, у него отсутствует желание действовать самостоятельно, он ждёт, чтобы о нем заботились. Чувство общности у такого человека практически не развито, в результате чего мы получаем невротика, преступника или самоубийцу.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

Творческий импотент, может выбрать другой путь избавления от чувства своей полной пассивности: деструкция жизни других людей, используя насилие — человек идет на преступление. Данному субъекту необходимо через преступление «дерзостно» утвердиться. Не способный к созиданию индивид начинает разрушать. Он воспринимает общепринятые социальные нормы и нормы права как бессмысленные и ненужные абстракции. Значительная часть преступлений совершается именно такими людьми.

Возмещающий правовой нигилизм — реакция индивида на психологическую травму, которое когда-то общество ему нанесло. На сознательном или бессознательном пути компенсации полученного ущерба у человека появляется стремление его разрушить, не обращая внимание на существующие нормы морали, нравственности и права. В основной состав террористических организаций входят именно субъекты возмещающего правового нигилизма. Ни для кого не секрет, что в подобные организации вербуются социально дезадаптированные, малоуспешные люди, которые не смогли достичь того же, что и их ровесники. Членов террористических организаций можно охарактеризовать как невротиков с высоким уровнем агрессии, свойственным к поиску острых ощущений. Как правило, подобные индивиды редко принимаются обществом и склонны к созданию собственных контркультур.В своём участии в террористических организациях они видят психологическую компенсацию каких бы то ни было своих неудач. Рождается ранее отсутствовавший смысл жизни: освобождение Родины, торжество религии или политической идеологии, «справедливое возмездие» и т.п. Новоиспечённые террористы желают приковать к себе внимание всего мира, и тогда собственная значимость будет, словно аксиома, не будет нуждаться в доказательстве. Их бросает из крайности в крайность — пустота и никчёмность собственной жизни заменяется балансированием на грани жизни и смерти.

Несправедливым будет не указать на то, что субъекты возмещающего правового нигилизма не вполне «потеряны». В соответствующих социально-психологических условиях есть все пути к их возрождению, смене личностного деструктивного ориентирования на общественно-конструктивное. Не может не огорчать, что в России современности, которая была затянута в трясину пошлой идеологии общества потребления, до создания условий для возвращения любви к жизни деструктивно ориентированным личностям мало кому есть дело.

Специфичность феномена данной формы правового нигилизма выражается в попытке индивида регрессировать до до-человеческого уровня и стремлению к ликвидации в себе всего, что определяет сущность человека как существо социальное: разум, любовь к жизни, ценности морали, нравственности и права. Но, вне зависимости от собственных усилий, он остаётся человеком, и даже находясь на дне своего «грехопадения», сохраняет свою социальную природу, которая не позволяет ему до конца согласиться и принять свой неразумный выбор, приведший к столь плачевному состоянию, близкому к животному. Окончательно упасть не даёт только «инстинкт жизни», несмотря на то, что он тоже находится в регрессивном состоянии под сильным прессингом «жажды смерти». Окончательное падение ему не позволяет сделать «инстинкт жизни», несмотря на то, что он находится из-за регрессии под сильным прессом «инстинкта смерти», поэтому человек не сможет стать в силу своей природы животным.

З. Фрейд утверждал, что, что выявить подлинную мотивацию преступления недолго: для преступника существенны две черты — безграничное себялюбие и сильная деструктивная склонность. Общим для обеих черт и предпосылкой для их проявлений является безлюбовность, нехватка эмоционально-оценочного отношения к человеку. Субъектом регрессивного правового нигилизма достигается крайняя степень себялюбия и деструктивности, которые приводят его к полному социальному отчуждению. Индивид не только становится чуждым другим людям, но и лишается человечности по отношению к самому себе — она теряется и в естественном, и в духовном смысле. Подобное отчуждение от сущности человека усматривается в патологическом нарциссизме, крайнем эгоизме и социально-«инцестуальных» связях, которые принимают крайнюю форму идолопоклонничества.

Данная форма правового нигилизма зачастую появляется у людей во время военных действий. В целях успешного экстремального выживания человек в полной мере проявляет свои первобытные инстинкты самосохранения. Он должен убивать, иначе убьют его. Под влиянием объективных факторов солдат на войне должен пренебречь значительным количеством общественно-правовых ограничений и регрессировать, ведь личности, придерживающиеся морали во время военных действий, как правило, долго не живут. Проблема заключается в том, что отнюдь не все и не сразу способны вернуться к нормальному довоенному психическому состоянию. Многие бывшие участники вооруженных конфликтов не в состоянии вернуться на достойный человека уровень, а так и остаются на животном и регрессивном. Вследствие этого мало удивления вызывает тот факт, что в мирной жизни они зачастую становятся боевиками криминальных группировок. В их жизни главным становятся кровь и деньги, причём первое стоит явно выше второго.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

Без сомнения, тяжелое военное время не может не способствовать человеческому регрессу. Однако социально-психологическая деградация имеет место быть обычно в развитии тех индивидов, деструктивная ориентация которых и в мирное время не поддавалась сомнению. Они быстро лишаются маскировки цивилизованности, проявление которой заключалось лишь во внешнем принятии ценностей морали, и наружу вырывается их истинная натура, для которой которая проявляющаяся во внешнем принятии тех или иных моральных ценностей, и наружу выходит звериная натура, для которой потакание архаическому желанию убивать позволяет почувствовать силу и превосходство над всеми остальными.Данная форма правового нигилизма — наиболее разрушительная по отношению и к самому субъекту, и к его социальным связям. Для выведения такого человека из состояния регресса необходимы немалые усилия. Нельзя не сожалеть о том, что, учитывая общественно-экономические отношения современности даже мысли о создании соответствующих социально-психологических условий для реабилитации деструктивно ориентированных субъектов являются весьма утопичными.

Отнюдь не лишним будет обратить внимание на то, что, исследуя противоправных деяний, совершенно неправильно будет оставлять вне поля зрения действия людей с психосоматическими нарушениями. Но, как показывают результаты исследования, их сравнительно небольшое количество. Создание им общественного резонанса обеспечивается ничем не оправданной и бессмысленной жестокостью, а также смакования по этому поводу «жёлтой» прессы, воистину сродни некрофильным.

нигилизм психосоциальный идеализм общесоциальный

Глава 3. СВЯЗЬ ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА И ПРАВОВОГО ИДЕАЛИЗМА

Сравнивая правовой нигилизм и правовой идеализм, можно с полной уверенностью утверждать, что это — два диаметрально противоположных явления: правовой нигилизм связан с недооценкой или игнорированием права, в то время как правовой идеализм представляет собой, наоборот, явление, завышающее возможности правового регулирования, т.е. возможность права определять реальное поведение людей.Несмотря на уже упомянутую ярко выраженную противоположность этих двух крайностей, оба эти понятия имеют общие корни: дефицит и деформированность правовой культуры населения и дефицитом правосознания и одинаково вредны для развития государства и общества. Таким образом, правовой нигилизм и правовой идеализм представляются как две стороны одной медали.

Правовой идеализм внешне обладает меньшей заметностью, явление это, как уж было указано выше, причиняет не меньший вред обществу и государству, как и правовой нигилизм. Его последствия крайне разрушительны, но понимается это обычно тогда, когда они достигают сложно не замечаемых масштабов. Это говорит о том, что не следует впадать в одну крайность, борясь с другой, иначе мы получаем правовой фетишизм, волюнтаризм, идеализм.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Необходимо проявлять реализм и понимать, что право не является всесильным. Наивно возлагать на него заведомо несбыточные надежды, ждать от него того, чего оно не в состоянии дать хотя бы из-за несовместимости сферы влияния права со сферой иных компонентов или органов государства. Возложение же на право непосильных задач не ведёт за собой не что иное, как его компрометирование, поэтому нельзя возводить его в абсолют.

Между тем в России возникло-таки порождённое сложившейся во время перестройки правовой эйфорией убеждение в возможности быстрого и качественного исправления острых социальных и политических проблем путём принятия правильных законов. Однако законы принимались, а продвижение дел в позитивном направлении даже и не намечалось, что породило, совершенно логично, разочарование в законах и правовой скепсис.

Здесь сказывается искажённое понятие населения о сущности законов. Законы могут лишь способствовать или не способствовать чему-либо, закреплять, регулировать, но сами по себе они не могут обеспечить население товарами народного потребления или достойными условиями жизни. Поэтому уповать только на «скоростное правотворчество» (к такому можно, например, отнести «шоковую терапию» 90-х годов прошлого века в Российской Федерации) — значит питать юридические иллюзии и только способствовать развитию правового идеализма, который рано или поздно перерастёт в правовой нигилизм. Решающую роль в этом вопросе играют социальные, экономические, политические, организационные меры. Желаемый эффект достигается только их совокупным действием.

Как мы знаем, закон лишь формальное признание факта. Он только официально подтверждает, «протоколирует» реально сложившиеся отношения. Право не может находиться над экономическим строем и зависящим от негокультурным общественным развитием. Естественно, преобразования в любом обществе жизненно нуждаются в непоколебимом правовом обеспечении, считать его чисто волевым было бы глупо. Бессилие законов вызывает в обществе тот же правовой нигилизм, потерю веры в реальную силу принятых нормативно-правовых актов, в их способность вызвать фактические перемены.

Правовой идеализм может поколебать у значительной части людей веру в законодательные способы решения проблем, игнорирование которых чревато глубокими кризисами в государстве, в новые прогрессивные институты. Идеализм, например, прослеживался в некоторых лозунгах перестройки в СССР, а затем и периода реформации (искоренение пьянства, гласность, ускорение социально-экономического развития и др.).

Распространению правового идеализма не мог не способствовать чисто прагматический подход к праву, преобладавший довольно долгое время в СССР. В соответствии с этим на право был взвален комплекс в принципе неразрешимых им проблем, были возложены слишком большие надежды, впоследствии не оправдавшиеся. Правовой скептицизм особенно получил распространение в 90-е годы прошлого века, когда общество поняло, что многие принятые законы носили малоэффективный, а порой и деструктивный характер.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Политический и правовой идеализм берёт своё начало в старые коммунистические времена, когда имел место быть своего рода культ всевозможных планов, решений, постановлений о дальнейшем установлении, укреплении, усилении чего-либо. Верхние эшелоны власти распространили безоглядную веру в их магическую силу. Все они, как правило, в дальнейшем становились законами, которые больше походили на резолюции партии.

При работе с «массами» в то время мало кто не использовал пустые программы и обещания и лозунги о светлом будущем, что только культивировало жизнь в мире иллюзий. Однако действительность быстро возвращала в суровую реальность.

Нельзя не выразить сожаления по поводу того, что рецидивы этих явлений имели место быть и в те же 90-е годы прошлого века, только в иной форме: популизма, шоковых рывков, непродуманных заявлений и посулов, упований на авось, неоправданных прогнозов и т.д. Заведомо неосуществимые законы или отдельные правовые нормыпоспешно принимались так же, как и раньше, причём явно свидетельствовали об отчаянном стремлении законодателя бежать «впереди поезда».

При неуважительном отношении к закону в народе сформировался образ закона всемогущего. Этот парадокс наглядно доказывает, что правовой нигилизм и правовой идеализм являются двумя полюсами одного и того же явления.

Характерным и для российского законодательства является провозглашение целей, лозунгов и перспектив, а не реальных фактов. Яркими примерами нормативно-правовых актов, содержащих элементы идеализма и правового романтизма, являются Декларация прав и свобод человека и гражданина 1991 года, т.к. значительное количество её положений в силу кризисных явлений и уровня развития российского общества (как 90-х годов прошлого века, так и настоящего времени) неосуществимы, и 1 статья Конституции Российской Федерации, утверждающую, что Россия уже сейчас является правовым государством — видно, что желаемое принимается за действительное, ибо что в 1993 году, что сейчас, Российская Федерация не является правовым государством, хоть и имеет некоторые его характерные черты.

Даже хорошие и нужные законы в государстве могут не работать — отчасти из-за отсутствия должных механизмов их реализации, а отчасти из-за того, что вокруг может простираться далёкая от нормальной среда их функционирования. На исполнение этих законов также в большей или меньшей степени могут влиять нравственный и правовой нигилизм, состояние, в котором находятся общественные отношения — не факт, что законы будут в состоянии их упорядочить, стабилизировать, направить в нужное русло.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Поэтому если какой-либо закон не работает, рано в этом винить сам закон. Возможно, проблема кроется в том, что определённые слои населения психологически не готовы к переменам, и поэтому сопротивляются им. Не всегда юридические нормы могут распутать тугой клубок возникающего антагонизма, а порой и встречают противодействие.

Абсолютизация права в государстве, взгляд на него как на панацею сродни искусственно созданному идолу. Такое обожествление явления — не что иное как экзистенция в иллюзорном мире, которое обычно сопровождается лавинообразным ростом законов и указов, поиск спасения именно в них. Но, как говорил Вольтер, «многочисленность законов в государстве есть то же, что большее число лекарей: признак болезни и бессилия».

Давно установлено: чтобы не разочаровываться, не следует очаровываться. Преодоление как правового нигилизма, так и правового идеализма, которые активно подпитывают друг друга, чрезвычайно важно и необходимо.

Глава 4. НАИБОЛЕЕ ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ СОВРЕМЕННОГО ПРАВОВОГО НИГИЛИЗМА И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ

4.1 Наиболее характерные черты современного правового нигилизма

Правовой нигилизм в ходе своего развития, неразрывно связанного с развитием общества, государства и самого права, приобрёл качественно новые свойства, ранее чуждые ему. Изменению подверглись его природа, причины, каналы влияния. Во многих даже развитых странах складывается крайне неблагоприятная социальная среда, склонная к воспроизведению стимулированию антиправовых стремлений индивидов и групп индивидов. Нельзя не отметить печальность того, что правовой нигилизм не спадает, а прогрессирует.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Итак, к общим чертам современного нигилизма можно относятся:

)его подчёркнуто демонстративный, непримиримый, конфликтно-агрессивный характер, что небезосновательно квалифицируется общественным мнением как запредельность; глобальность, массовость, широкое распространение как среди рядовых граждан, общественных и профессиональных групп и слоёв, так и в верхних эшелонах власти — законодательных, управленческих, правоохранительных; его всепроникающий характер и многообразие форм проявления: от криминальных до легальных, от парламентско-конституционных до митингово-охлократических, от «верхушечных» до бытовых; особая степень деструктивности, оппозиционная и популистская направленность; слияние с государственным, политическим, нравственным, духовным, экономическим, религиозным нигилизмом, что способствует формированию единого деструктивного процесса; связь с негативизмом — более широким течением, которое имеет своё начало в последних годах существования СССР и было связано с созданием новой системы, сменой образа жизни.

4.2 Пути преодоления правового нигилизма

Преодоление правового нигилизма невозможно без осмысления комплекса теоретических и практических вопросов, которые не могут быть не связаны с анализом правового нигилизма как категории социологии, философии права и общественного феномена, его качественных характеристик, причин и форм существования, источников, которые воссоздают в условиях масштабного кризиса в обществе.

Нельзя не признавать особого значения кадровой политики при подборе госслужащих. Для осуществления принципа равного доступа граждан к госслужбе и объективного подбора кадров считается целесообразным указать в нормативно-правовых актах, содержащих регламентацию проведение конкурса, условия, при которых проведение конкурса обязательно.

Необходимо рассматривать аттестацию госслужащих как процедуру, проводимую не только в целях оценивания соответствия госслужащих должностям, которые они занимают, но и в целях создания профессионального кадрового состава госслужащих.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

Особого внимания достойны проблемы правового образования, которые заключаются в самоустранении государства из образовательной сферы, непоследовательная политика министерства образования, низка востребованность умственного потенциала, малое финансирование и коммерциализация всей современной системы образования в Российской Федерации.

К основным путям преодоления правового нигилизма также относятся: реформирование правовой системы; уважение и всеобъемлющая защита прав и свобод человека и гражданина; профилактика правонарушений и преступлений на школьном уровне; упрочение законности и правопорядка, госдисциплины; повышение общей и правовой культуры граждан, сознания права и морали, препятствие их деформированию.

Бороться с ним обычными методами малоэффективно и непродуктивно, нужны глубоко продуманные, неординарные меры.Необходимо, как советовал еще И.Е. Ильин, сделать все, «чтобы приблизить право к народу, чтобы укрепить массовое правосознание, чтобы народ понимал, знал и ценил свои законы, чтобы он добровольно соблюдал свои обязанности и запретности и лояльно пользовался своими полномочиями. Право должно стать фактором жизни, мерою реального поведения, силою народной души».

В конечном итоге все пути преодоления правового нигилизма так или иначе связаны с преодолением государства и общества из глубокого системного кризиса — социального, экономического, политического, морально-нравственного, духовного.

Однако в то же время в процессе преодоления правового нигилизма немалая роль отводится и самой личности, её активной позиции в противодействии силам зла.

Список использованных источников

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Нормативно-правовые акты

Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (с учетом поправок от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // СПС Консультант Плюс. 2016. — Ст. 1. Книги (учебники, учебные пособия, монографии, сборники)

Матузов Н.И., Малько, А.В. Теория государства и права: Учебник. — 2 изд., перераб. и. доп. — М.: Юристъ — 2006. -541 С.

Новиков, А. И. Нигилизм и нигилисты: Опыт критической характеристики / Новиков А. И.; Ред. Г. Амагина. — Л. : Лениздат. — 1972. -296 С.

Маслоу, А. Мотивация и личность. — СПб.: Евразия. — 1999. — С.77-105.

Бердяев, Н.А.Русская идея: Основные проблемы русской мысли ХIХ века и начала ХХ века. Судьба России- М.: Сварог и К. — 1997.- 540 С.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Заказать курсовую

Петражицкий, Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 1-2. — С.-Пб.: Тип. т-ва «Екатерингоф. печ. дело»: Тип. М. Меркушева. — 1909. -768 С.

Олпорт, Г. Становление личности: Избранные труды. — М.: Смысл. — 2002. — 462 С.

Фрейд, З. Достоевский и отцеубийство // Интерес к психоанализу: Сборник. — Минск: Попурри. — 2004. — С. 108-131.

Большой юридический словарь/ Под ред. А. Я. Сухарева. — 3-е изд., доп. и перераб. — М.: ИНФРА-М. — 2007. — 858 С.

Ильин, И.А. Осущности правосознания. /Подготовка текста и вступительная статья И. Н. Смирнова. — М.: «Рарогъ». — 1993. — 235 С.

H. S. Becker. Outsiders: Studies in the Sociology of Deviance. New York: Free Press. — 1973. — 215 P.

Франк, С.Л. Лев Толстой и русская интеллигенция // С.Л. Франк Русское мировоззрение. — СПб. — 1996. — С. 444.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Фромм, Э. Душа человека. — М.: Республика. — 1992. — С. 13-108.

Адлер, А. Наука жить // Наука жить. — М.: Феникс. — 1997.

Ресурсы электронной библиотечной системы IPRbooks

Ширинянц, А.А. Нигилизм или консерватизм? (Русская интеллигенция в истории политики и мысли). — М.: Издательство Московского университета. — 2011. — 568 С. (Библиотека факультета политологии МГУ). Статьи из периодической печати и сборников, главы из учебников

Донченко, Р.Н. Правовой нигилизм как устоявшееся общесоциальное явление / Р.Н. Донченко // Юрист. — 2005. — №6. — С. 14-18.

Staub E. Genocide and Mass Killing: Origins, Prevention, Healing and Reconciliation // Political Psychology. — 2000. — Vol. 21. — № 2. -Р. 367-382.

Берзегова, С. А. Пути преодоления правового нигилизма. Waysofovercominglegalnihilism / С.А. Берзегова // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2013. — №1(133). — С. 72-78.

Матузов, Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны «одной медали» / Н.И. Матузов // Правоведение. — 1994. — №2 — С. 3 16.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Смоленский, М.Б. Право и правовая культура как базовая ценность гражданского общества. / М.Б. Смоленский // Журнал российского права. — 2004. — №11. — С. 26.