Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Курсовая работа на тему «Проблемы становления и развития местного самоуправления в России»

Местное самоуправление — один из важнейших институтов демократического общества. С деятельностью местных органов власти неизбежно сталкивается каждый гражданин и, разумеется, каждый специалист в области экономики и управления.

Введение

Глава 1. Развитие институтов непосредственной демократии в системе местного самоуправления

1.1 Местное Самоуправление в Российской Федерации

1.2 Принципы и функции местного самоуправления

Глава 2. Реализация положений Европейской Хартии местного самоуправления в правовой и административной практике в РФ

2.1 Отличие формулировок российских законов от Европейской Хартии

2.2 Признаки местного самоуправления

Глава 3. Проблема исполнения органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий

3.1 Проблемы существующие в сфере реализации полномочий органами местного самоуправления

3.2 Принцип субсидиарности как базовый принцип разграничения уровней принятия решений

Заключение

Список использованных источников

Введение

Местное самоуправление в России находится в процессе становления, его законодательная база еще недостаточна и несовершенна, экономические и финансовые ресурсы крайне ограничены. Но особенно нуждается местная власть в квалифицированных кадрах, которые способны эффективно управлять в рыночной среде муниципальной собственностью, включая землю и другие природные ресурсы, муниципальными финансами, муниципальными предприятиями и учреждениями, объектами городской инфраструктуры и социальной сферы, разрабатывать и реализовывать муниципальные программы развития, а также привлекать к этой работе все слои населения, общественные объединения граждан. Подготовка таких кадров требует создания цикла научных и учебных дисциплин, изучающих проблемы местного самоуправления, и издания соответствующей учебной литературы.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Всякая сложная социально-экономическая система не может существовать без децентрализации управленческих функций, т.е. распределения их по уровням управления (типичный пример: завод — цех — участок — бригада). За каждым уровнем закрепляется свой круг решаемых вопросов (обязанности, задачи, функции) и полномочия для их выполнения, выделяются необходимые для этого материальные, финансовые и другие ресурсы, устанавливается ответственность за принимаемые решения. При этом нижний уровень управления может либо действовать по заданному сверху алгоритму, либо обладать определенной свободой и самостоятельностью в решении закрепленных за ним задач, наделяться необходимыми для этого властными полномочиями.

Управление — это внешнее воздействие, «поступающее» в систему извне.

Самоуправление — это внутреннее воздействие, вырабатываемое самой системой.

Государство, как особо сложная социально — экономическая система, всегда имеет несколько уровней управления и соответственно несколько уровней публичной власти. При этом соотношение между элементами управления и самоуправления в разных государствах и в разные периоды времени может быть различным.

Рисунок 1.1 — Местное самоуправление в системе основных структур общества.

Ориентация на учет местных интересов предопределяет роль и функции местного самоуправления в современном обществе. Как известно, политологи разделяют общество на три основных сектора, каждому из которых отведены своя роль и свои функции:

первый сектор — власть (функция власти, политическая функция);

второй сектор — бизнес (хозяйственная функция);

третий сектор — гражданское общество (общественная функция, самоорганизация граждан для решения значимых социальных и иных задач, требующих совместных усилий).

Если под этим углом зрения взглянуть на местное самоуправление, то можно сделать вывод, что в современном обществе оно выполняет все три перечисленных функции (рисунок 1.1).

Как одна из форм публичной власти, местная власть проводит в жизнь политику государства на местах, принимает обязательные для исполнения решения по вопросам местного значения, обеспечивает охрану общественного порядка, управляет муниципальной собственностью, выполняет другие властные функции.

Как часть гражданского общества, местное самоуправление обеспечивает самоорганизацию граждан, их непосредственное участие в решении вопросов местного значения, в управлении местными делами.

Как организатор местного хозяйства, местное самоуправление выполняет экономические функции по жизнеобеспечению местного сообщества, организует оказание жителям ряда важнейших общественных услуг.

Рисунок 1.2 Система местного самоуправления в России

В свою очередь, местное самоуправление представляет собой многогранное и многоаспектное явление, сложную систему с развитыми внутренними и внешними связями. Основные компоненты системы местного самоуправления в современной России представлены на рисунке 1.2 и раскрываются в последующих главах.

На основе концепции местного самоуправления:

  • осуществляется деятельность населения и органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения — муниципальная деятельность;
  • формируется политика органов местного самоуправления по решению стоящих перед ними задач -муниципальная политика
  • обеспечивается оказание населению жизненно важных услуг на местном уровне — муниципальных услуг
  • формируется система муниципального управления как особый вид управленческой деятельности.

Таким образом, функции местного самоуправления взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга.

Глава 2. Реализация положений Европейской Хартии местного самоуправления в правовой и административной практике в РФ

2.1 Отличие формулировок российских законов от Европейской Хартии.

Общепризнанные мировым сообществом принципы местного самоуправления получили отражение в Европейской Хартии местного самоуправления — документе, принятом Советом Европы 15 октября 1985 г. В Европейской Хартии дается следующее определение местного самоуправления: «1. Под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения. 2. Это право осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования. Советы или собрания могут располагать подотчетными им исполнительными органами. Это положение не исключает обращения к собраниям граждан, референдуму или любой другой форме прямого участия граждан там, где это допускается по закону».

Российское законодательство определяет местное самоуправление следующим образом.

Федеральный закон 1995 г.: «Местное самоуправление в Российской Федерации — признаваемая и гарантируемая Конституцией Российской Федерации самостоятельная и под свою ответственность деятельность населения по решению непосредственно или через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, его исторических и иных местных традиций».

Федеральный закон 2003 г.: «Местное самоуправление в Российской Федерации — форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами — законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения, с учетом исторических и иных местных традиций».

Сопоставление приведенных формулировок показывает, что в Федеральном законе 1995 г. акцент был сделан на местное самоуправление как на деятельность населения, а в Федеральном законе 2003 г. — как на форму осуществления народом своей власти. Представляется, что важным является и то и другое.

Отличие формулировок российских законов от Европейской Хартии местного самоуправления состоит в том, что в Европейской Хартии сделан акцент на деятельность органов местного самоуправления с возможностью обращений к собраниям граждан и другим формам прямой демократии, тогда как российское законодательство упоминает прежде всего само население и уж затем органы местного самоуправления. В то же время, Европейская Хартия говорит не только о праве, но и о реальной способности органов местного самоуправления решать местные вопросы. Именно реальная способность, прежде всего, экономическая и финансовая, является главным уязвимым местом в российском местном самоуправлении. Вступление России в Совет Европы и ратификация в 1998 г. Названной Хартии требует учета всех ее отправных положений. Таким образом, Европейской Хартией местного самоуправления установлено, что «принцип местного самоуправления должен быть признан в законодательстве страны и, по возможности, в конституции страны». Конституцией РФ (ст. 3) определено, что единственным источником власти в Российской Федерации является ее народ, который осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

2.2 Признаки местного самоуправления

Основные признаки местного самоуправления, отличающие его от государственной власти, наиболее точно были указаны основоположником российской муниципальной науки профессором Л. Велиховым в его классическом труде «Основы городского хозяйства», изданном в 1928 г. К таким признакам он относит:

  • «различие в характере власти. Местное самоуправление — власть подзаконная, действующая в порядке и пределах, указанных ей верховной властью;
  • разграничение сфер компетенции …, т.е. ограниченность круга дел, предоставленных местному самоуправлению;
  • самостоятельные источники средств. Нельзя говорить о местном самоуправлении как об особом субъекте прав… раз ему не предоставлены те или иные определенные и ограниченные средства к осуществлению своих задач;
  • территориально — ограниченный выборный принцип».

Все эти положения в тех или иных формулировках закреплены в Европейской Хартии местного самоуправления и в Конституции РФ.

Конституция РФ (ч. 1 ст. 131) гарантирует, что местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Поэтому территория, на которой осуществляется местное самоуправление, необязательно должно совпадать с границами административно — территориальных единиц, образованных внутри субъекта. Это признает Конституционный Суд Российской Федерации, в частности в своем Постановлении от 30 ноября 2000 г. по так называемому «Курскому делу». В Уставе Курской области были закреплены принципы, которые влияли на выбор территории муниципального образования органами государственной власти этого субъекта Федерации. Суд в своем решении указал, что упорядочение процесса образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований путем установления принципов не рассматривается как нарушение Конституции, однако эти принципы не могут выступать «ограничительными условиями организации и осуществления местного самоуправления».

Как справедливо отмечает В.И. Радченко, «обладая определенными автономными полномочиями, местное самоуправление, его органы выполняют возложенную на него часть государственных функций; местное самоуправление есть разновидность единой публичной власти в государстве, в этом суть и диалектика их взаимодействия в едином целостном государстве».

Местное самоуправление есть необходимое, если не основное, звено в федеративном, многонациональном государстве, без которого реализация принципа федерализма будет утопией.

Осуществляя и реализуя на местах принципы народовластия, население и органы местного самоуправления составляют и являются одной из основ конституционного строя Российской Федерации, элементом и институтом гражданского общества.

В 1998 г. Российская Федерация ратифицировала Европейскую Хартию местного самоуправления (далее Хартия).[10] <http://www.bestreferat.ru/referat-157268.html> Хартия, принятая в 1985 г. большинством европейских государств в форме конвенции, стала результатом многолетнего поиска консенсуса между англосаксонской и континентальной моделями местного самоуправления. В ней подчеркиваются прежде всего общедемократические начала местного самоуправления, в преамбуле отмечается, что «органы местного самоуправления являются одной из главных основ любого демократического строя».

Хартия понимает местное самоуправление как «право и реальную способность органов самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения». Эта формулировка, безусловно, представляет собой выверенный компромисс между различными — более «общинными» и более «огосударствленными» — формами самоуправления в Европе. С одной стороны, она подчеркивает подзаконный характер местного самоуправления, то есть defacto суверенитет государства, с другой — право на регламентацию значительной части общезначимых функций, то есть самостоятельность местного самоуправления не только в их исполнении, но и в нормативно — правовом регулировании.

Как точно заметил один из российских правоведов, «провозглашая принципы демократии и децентрализации, Хартия не видит необходимости в конкретной формулировке… Степень интегрирования местного самоуправления в государственный механизм в данных государствах различна, что не мешает им руководствоваться одними и теми же ценностями».

Тем не менее не все европейские демократии ратифицировали Хартию. Например, для Швейцарии более важными оказались собственные традиции самоуправления с опорой на изначальное право общин регулировать собственные дела. Там получила распространение либеральная критика Хартии.

В оригинале Хартии речь идет о desaffairespubliques, или publicaffairs, что дословно означает «публичные дела». Это выражение в официальном переводе на русский язык звучит как «государственные дела». К сожалению, российские ученые и политики иногда трактуют ее следующим образом: государство передает местному самоуправлению часть вопросов для решения, а значит, местное самоуправление подчинено государству в системе публичной власти. В такой трактовке система разграничения полномочий строится «сверху — вниз», что противоречит принятому европейским сообществом принципу субсидиарности и общим положениям Хартии.

Конституционные принципы легли в основу Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995 №154 — ФЗ, который конкретизировал права граждан на осуществление местного самоуправления, правовые, экономические и финансовые основы местного самоуправления и другие положения. Например, закон конкретизирует право на самостоятельное определение структуры органов местного самоуправления тем, что численный состав представительного органа местного самоуправления определяется уставом муниципального образования (ст. 14 — 15).

Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определяет «роль местного самоуправления в осуществлении народовластия», а не в системе органов публичной власти, детализирует «государственные гарантии его осуществления» (ст. 1). Тем самым вслед за Конституцией он трактует местное самоуправление как самостоятельный демократический институт.

В этом законе впервые установлены критерии наделения поселений и других населенных территорий статусом муниципального образования. К муниципальным образованиям могут относиться городские и сельские поселения, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения и иные населенные территории при условии, что в их пределах осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления (ст. 1). Таким образом, собственность, бюджет и избираемые населением органы местного самоуправления, а также устав (ст. 8) являются неотъемлемыми характеристиками муниципального образования.

По действующему законодательству документом, определяющим жизнь в российских городах и селах, является устав муниципального образования. Федеральный законодатель задает «каркас» местного самоуправления, а уже на основе этого «каркаса» уставом регулируются относящиеся к ведению муниципального образования вопросы местного значения, формы, порядок и гарантии непосредственного участия в их решении населения и многое другое.

Например, статья 6 закона содержит перечень из 30 вопросов местного значения, которые находятся в ведении муниципальных образований. К ним относятся общие вопросы (владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью, формирование, утверждение и исполнение местного бюджета и т.п.), вопросы предоставления услуг населению (организация, содержание и развитие муниципальных учреждений дошкольного, основного общего и профессионального образования, социальная поддержка и содействие занятости населения и т.п.) и вопросы, касающиеся «физического облика» поселений (регулирование планировки и застройки территорий муниципальных образований, муниципальное дорожное строительство, содержание дорог местного значения и т.п.). Закон дает муниципальным образованиям право рассматривать также иные вопросы, отнесенные к вопросам местного значения законами субъектов Российской Федерации, а кроме того, вопросы, не исключенные из их ведения и не отнесенные к ведению других муниципальных образований и органов без дополнительных финансовых и других ограничений.

Любой административный контроль над органами местного самоуправления может осуществляться только в формах и в случаях, предусмотренных Конституцией или законом, соблюдая при этом законность и конституционные принципы. Тем не менее административный контроль может включать также контроль вышестоящих органов власти за надлежащим выполнением органами местного самоуправления делегированных им полномочий.

Административный контроль над органами местного самоуправления должен осуществляться таким образом, чтобы степень вмешательства контролирующего органа была соразмерна значимости интересов, которые это вмешательство имеет в виду защитить.

За прошедший период было пересмотрено практически все российское законодательство, в том числе существенно изменен Федеральный закон от 6 октября 1999 г. №184 — ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», принят и вступил в силу новый Федеральный закон от 6 октября 2003 г. №131 — ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Однако до сих пор нельзя сказать, что поставленная задача решена, это подтверждается постоянно продолжающимся процессом внесения изменений и дополнений в указанные акты. Например, в Закон 2003 г., несмотря на то, что он еще не вступил в силу в полном объеме, уже 26 раз вносились изменения. В докладе Совета Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации» отмечается, что некоторые законы принимаются парламентом как бы «под условием», несмотря на то, что представленные проекты нуждаются в доработке. В одну часть таких законов поправки начинают вноситься почти сразу после их опубликования, другая часть так и остается в незавершенном виде. Наиболее наглядным примером такого «условного» законотворчества стало принятие пакета документов по реформе местного самоуправления, одобрив которые парламентарии тут же начали вносить исправления.

Местное самоуправление, являясь институтом государственного устройства, представляет собой часть структуры государства как политико-территориального образования, поэтому при определении компетенции местного самоуправления уместен тот же подход, который используется Конституцией РФ при определении компетенции государства. Статьи 71 и 73 Конституции РФ говорят о предметах ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации соответственно, а ст. 72 закрепляет предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Следовательно, и компетенция местного самоуправления должна определяться через компетенцию конкретного муниципального образования, особенности которого определяют все основные параметры содержания компетенции.

Таким образом, список вопросов местного значения, утвержденный уставом муниципального образования, может отличаться от перечня, определенного федеральным законом.[14] Глава 3 Проблема исполнения органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий

3.1 Проблемы существующие в сфере реализации полномочий органами местного самоуправления

Учитывая существенные различия в условиях осуществления местного самоуправления на разных территориях, огромные различия между муниципалитетами разного типа и то, что местные власти по факту отвечают за все, что происходит на территории, попытка ограничить их функции закрытым перечнем приводит к правовым коллизиям и проблемам, существенно ограничивает инициативу местных властей. Кроме того, первые годы реализации реформы выявили целый ряд проблем, существующих в сфере реализации полномочий органов местного самоуправления:

  • недостаточно урегулированы отношения органов местного самоуправления поселений с органами местного самоуправления муниципальных районов;
  • недостаточная точность разграничения полномочий различных уровней власти по решению «пересекающихся» вопросов ведения;
  • несбалансированность местных бюджетов;
  • отсутствие объективных нормативов затрат на решение вопросов местного значения;
  • несоответствие состава муниципального имущества перечню вопросов местного значения и полномочий органов местного самоуправления;
  • проблемы осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий (недостаточность финансовых средств и несвоевременность их поступления);
  • — и другие.

Мировая практика предлагает несколько моделей разграничения полномочий, которые отличаются уровнем принятия решений. Наиболее известны среди них централизация, децентрализация и деконцентрация.

Централизованная управленческая подсистема — это такая система, в которой в основу отношений между ее элементами положен принцип субординации.

Внутри централизованной управленческой системы вертикальное перераспределение властных полномочий охватывается понятиями «концентрация власти» (переход властных полномочий снизу вверх), деконцентрация власти» (переход властных полномочий сверху вниз).

Децентрализованная управленческая подсистема — это такая система, в которой в основу отношений между ее элементами положен принцип координации. При этом каждый отдельный или комплексный элемент децентрализованной подсистемы может быть рассмотрен в качестве самостоятельной централизованной или централизованно-децентрализованной системы.

Деконцентрация действует как нечто вроде способа централизации. Это «централизация через посредников» (J. Gicquel). Деконцентрация представляет собой передачу некоторых властных полномочий центра на местный уровень, представителям государства. Именно государственный центр определяет (назначает) представителя, который от его имени осуществляет его полномочия. «Всегда один и тот же стучащий молоток» (O.Barrot). Во Франции на уровне региона и департамента представителем государственного центра является префект, он прямой представитель премьер-министра и министров. Помимо префекта государственный центр может делегировать полномочия деконцентрированным местным службам: Департаментские дирекции по дорожным вопросам (данные дирекции занимаются, главным образом, строительством и содержанием дорог, мостов) (DDE), Региональные дирекции по культуре (DRAC) и др. Решения, принятые в системе деконцентрации, подчиняются иерархическому конролю.

Децентрализация представляет собой делегирование административных полномочий центральной власти на местный уровень (административно-территориальные образования), выборным органам. Выборность — это центральный элемент децентрализации, выборность представляет собой форму местной демократии.

В целом считается, что передавать «наверх» решение вопросов, непосредственно касающихся жизни местных общин, нецелесообразно. Чем выше заинтересованность не отдельной общины, а общества в целом в реализации конкретной общественной услуги, тем при прочих равных условиях, разумнее ее закрепить за «центром». Существуют и другие критерии оптимизации разграничения полномочий, в частности рекомендуется обязательно учитывать «эффект масштаба» (в общем случае средние затраты на оказание общественной услуги сокращаются с расширением объема услуг).

3.2 Принцип субсидиарности как базовый принцип разграничения уровней принятия решений

Одним из базовых принципов разграничения уровней принятия решений в международном сообществе считается принцип субсидиарности. Его истоки следует искать в средневековой социальной философии. Считается, что идею субсидиарности в ее современной трактовке сформулировал Папа Пий ХI в энциклике «QuadrogesimoAnno» (1931 г.): «Должен оставаться непоколебимым следующий принцип социальной мудрости: как не дозволено, с целью передачи обществу, отнимать у отдельных лиц то, что последние могут выполнить собственными силами и мерами, так одинаково нельзя передавать более значительный (по рангу) организации то, что может быть сделано меньшими и более слабыми обществами. Нарушение этого правила послужило бы в тяжкий вред обществу… потому что естественно целью всякого вмешательства в общественные дела является подкрепляющая помощь членам социального организма, а не их разрушение и поглощение».

Практическое воплощение этот принцип получил во второй половине ХХ века в ряде международных актов, касающихся распределения ответственности между различными уровнями власти, в том числе в Европейской Хартии о местном самоуправлении, ратифицированной и Россией. В отношении федеративного строительства принцип субсидиарности впервые был конституционно закреплен в Германии в 1992 г.: «В целях осуществления идеи Объединенной Европы Федеративная Республика Германия участвует в развитии Европейского союза, который обязуется сохранять принципы демократического, правового, социального и федеративного государства и принцип субсидиарности».

Сегодня федералистское будущее Европы активно обсуждается именно на основе этого принципа. Идеи субсидиарности используются и при укреплении федерализма, и при построении системы отношений между государством и местным самоуправлением, и при разграничении ответственности между государством и обществом.

Деконцентрация не сводится к простому исполнению предписаний вышестоящих органов власти. Ей присущи особые механизмы участия регионов и территорий в выборе оптимальных форм и механизмов реализации решений, принятых в центре. На федеральном уровне могут разрабатываться модельные решения, которые обязательны к исполнению, если органы управления на субфедеральном и местном уровнях не предложили свои механизмы решения проблемы и не утвердили их в установленном законом порядке. К конкретным механизмам, обеспечивающим деконцентрацию, относятся региональные демонстрационные программы (waivers), долевое финансирование, блок — гранты и др.

Сущность демонстрационных программ в том, что ответственность за определение методов и механизмов реализации федеральной политики на определенных условиях передается субъектам Федерации. К таким условиям относятся:

  • конкурсный отбор заявок на проведение региональных демонстрационных программ;
  • конкретный ограниченный срок их действия (обычно от 3 до 5 лет);
  • отсутствие дополнительных требований к финансированию, которое было бы выделено федеральным правительством для решения поставленных задач;
  • мониторинг реализации и широкомасштабная оценка результатов региональных демонстрационных программ.

При этом за федеральными органами власти сохраняется ответственность за выработку целей федеральной политики, определение порядка проведения региональных демонстрационных программ, выдачу разрешения на их проведение, контроль и оценку результатов. Если демонстрационная программа признана успешной, это может послужить основанием для внесения в федеральное законодательство. Предусматривается также упрощенный порядок получения разрешения на реализацию аналогичной программы в других регионах.

Что касается разграничения ответственности между государством и обществом, то здесь также действует принцип субсидиарности. Зрелое гражданское общество может выполнять функцию саморегулирования через разные механизмы, включая и местное самоуправление, и саморегулирующиеся ассоциации экономического характера, и различные общественные движения, постепенно принимая на себя значительную часть традиционных государственных полномочий.

Дискуссия 2001-2002 гг. о разграничении полномочий заставила забыть об академических спорах по поводу федерализма, которые велись на протяжении нескольких последних лет: под вопросом оказалась сама целесообразность федерализма в России. И в политических, и в научных кругах открыто высказываются мнения о том, что «федерация как тип государственного устройства для России не имманентна».

С этим нельзя полностью согласиться. В России существуют и собственные традиции федерализма. Близкие к федерализму идеи высказывал еще один из авторов первого российского проекта Конституции декабрист Н.М. Муравьев. Федералистские требования оформились в идеологии «сибирского областничества» (ХIХ — начало ХХ века), предложивший модель экономической и культурной самостоятельности регионов при сохранении правового единства страны.

Однако зарождавшийся российский федерализм не смог преодолеть соблазна использовать энергию движения за национальное самоопределение. На рубеже веков возникла внутренне противоречивая концепция «национально — территориальной автономии», которую большевики потом воплотили в жизнь в качестве оппозиции деникинской «единой неделимой» России.

Но в целом и дореволюционная, и советская системы управления исходили из презумпции правильности решений, принимаемых в центре, и рассматривали региональное и местное разнообразие не как резерв развития, а как помеху, которую надо устранить для общего блага (раньше под «благом» понималось строительство коммунизма, теперь — защита прав и свобод граждан).

На новом этапе становления федерализма в 1990 — е годы проявился своеобразный эффект «пружины», когда столь долго сдерживаемое разнообразие регионов взрывообразно воплотилось в ложно понимаемом суверенитете. В частности, практика заключения договоров о разграничении предметов ведения между центром и субъектами Федерации привела к фактическому неравенству в отношениях между субъектами Российской Федерации и к нарушению конституционного принципа равноправия субъектов РФ в отношениях с Федерацией.

Именно к этим недостаткам практики федерализма аппелируют сегодня критики идеологии федерализма: «Нельзя считать, что все решено, что выбран уже оптимальный вариант государственного устройства и никаких проблем нет»; «модель федеративных отношений, рождения определенными политическими соображениями в 1918 году, ничего для России не дала и не даст. Для России достаточно рациональной может быть модель унитарного государства с самостоятельностью мест и автономией национально — территориальных единиц.

Еще более популярна идея формального сохранения конституционного принципа государственного устройства при фактическом выхолащивании сути федеративных отношений. Предлагается, например, детальное федеральное регулирование предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов; укрепление вертикали исполнительной власти за счет введения разнообразных регламентов; создание Федеральной контрольной палаты с широкой сетью территориальных органов, в функции которой будет входить даже контроль за работой предприятий торговли и общественного питания, и т.п.

В этих условиях позиция сторонников федерализма приобретает особое значение. Л.В. Смирнягин справедливо отмечает: «Стоит напомнить, что федерализм является абсолютно неизбежной формой государственного устройства современной России. Странами такого размера (по площади и общественному потенциалу) очень трудно управлять централизованно, в рамках унитарного государства, потому что они почти всегда обладают очень сложной внутренней структурой и ярко выраженными противоречиями между отдельными частями, а также между интересами каждой части и интересами страны в целом. При унитарном управлении эти противоречия приходится насильственно гасить, и разнообразие внутренней структуры превращается в источник опасного политического напряжения. Федерализм же представляет собою инструмент согласования разнородных интересов частей страны и тем самым открывает возможность использовать разнообразие этих частей как мощный дополнительный стимул развития (в частности, благодаря территориальному разделению труда между регионами)».

В современном мире общим вектором развития является поощрение инициативы «с мест» при сохранении единого правового пространства. Именно это позволяет «наращивать» конкурентоспособность страны в целом, развивая разнообразие отдельных ее частей, ориентируясь на культурную самобытность и экономические особенности регионов. «Федерализм основывается на любви к сложному в отличие от упрощенчества, характерного для тоталитарного мышления», — так звучит один из принципов федерализма, выдвинутых в 1947 г. на конгрессе в Монтре.

Кооперация, а не статичное разграничение полномочий — принцип, который прекрасно зарекомендовал себя и на местном уровне. Хорошим примером может послужить межмуниципальная кооперация. Чтобы решить задачи, выходящие за рамки возможностей одного небольшого муниципального образования, необязательно передавать ответственность «наверх», в надмуниципальный район или субъект федерации. Практикуются самые разнообразные варианты, в том числе:

покупка услуг «большого» муниципалитета несколькими «маленькими» муниципалитетами (типичными услугами, по которым заключаются соглашения такого рода, являются приюты и кризисные центры);

создание организаций, в управляющие органы которых входят представители нескольких муниципалитетов (типичный пример — компании по обеспечению транспортными услугами);

партнерство между несколькими муниципалитетами в реализации крупных проектов (примером является строительство станции по переработке отходов).

Таким образом, можно предположить, что в нашей стране, механизмы кооперации будут развиваться и со временем приобретут разные формы для различных регионов и территорий (в части, не противоречащей конституционному принципу равенства субъектов Российской Федерации в отношениях с Федерацией.

Заключение

Исследование проблем муниципального управления в России останется актуальными еще долгое время. Но не менее очевиден и тот факт, что сложность этих проблем предполагает для их решения усилия многочисленных специалистов как в области управления, так и экономистов, демографов, географов и представителей других отраслей науки. Во многом это обусловлено тем, что в России в настоящее время муниципальное управление проходит этап становления, и многие проблемы еще ждут своего внимания и разрешения.

Дальнейшего рассмотрения, методологического и методического описания требуют следующие проблемы:

формирование и реализация политики социально — экономического развития муниципального образования, что включает разработку вопросов по анализу и мониторингу развития муниципального образования, постановке целей развития, применению программно-целевых и проектных методов в муниципальном управлении и т.п.;

развитие отдельных отраслей и, в первую очередь, отраслей социальной направленности в муниципальном образовании, что предусматривает рассмотрение вопросов планирования, организации, руководства и контроля в отраслях жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта, здравоохранения, образования, культуры и т.д.;

взаимоотношения между муниципальным управлением и управлением на уровне субъекта федерации, между самими муниципальными образованиями, в том числе вопросы ассоциативного взаимодействия муниципальных образований, в контексте формирования, распоряжения и управления объектами собственности, природных и финансовых ресурсов.

В настоящее время в России наиболее невостребованными и ослабленными оказались ресурсы территорий, провинций, прежде всего, социально — экономические, научно — технические, духовно — культурные.

Изучив проблемы становления местного самоуправления в России, можно сформулировать следующие предложения для его дальнейшего развития:

  • разработать внедрение инновационных методик и технологий работы в сфере местного самоуправления;
  • организовать выпуск и распространение информационно-методических материалов об инновационном опыте реализации местного самоуправления;
  • принять дополнительные меры по организационной, информационной и финансовой поддержке муниципальных образований;
  • активизировать работу с населением муниципальных образований;
  • продолжить работу по совершенствованию системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации руководителей органов местного самоуправления.

Становится очевидным, что на пути возрождения России, выхода ее из кризиса первоочередным является подъем территорий, раскрепощение их внутренних сил при одновременном укреплении Центра. В первые десятилетия ХХI в. «региональный фактор» был одним из определяющих. Решение вопросов формирования гражданского общества, целостности Российского государства, развертывания демократического механизма функционирования политической власти все активнее перемещается в регионы. Это связано с возрастанием роли «человеческого фактора» в системе организации социума, который все в большей мере будет представлять собой ассоциации самостоятельных, самоуправляющихся подсистем (региональных, трудовых, семейных, профессиональных, творческих, политических и т.п.).

Список использованных источников

Конституция Российской Федерации. — М.: ООО «Вершина». — 2003. — 48 с.

Федеральный закон «О ратификации Европейской Хартии местного самоуправления» от 20 марта 1998 г. №55 — ФЗ.

Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 30 ноября 2000 г. №15 — «По делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Курской области в редакции Закона Курской области от 22 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной закон) Курской области».

Европейская Хартия о местном самоуправлении. Совет Европы. Отдел изданий и документов.; 1990 г.

Бабун Р.В. Организация местного самоуправления: Учебное пособие. — СПб: Питер, 2005. — 192 с.: ил. — (Серия «Учебное пособие»).

Беляева О.В. Конституционное право Российской Федерации: учебное пособие в вопросах и ответах / О.В. Беляева. Орел: Орловский юридический институт МВД России, 2007. — 110 с.

Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. — 3 — е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2004. — 587 с.

Лапин В.А., Любовный В.Я. Реформа местного самоуправления и административно — территориальное устройство России. — М: Дело, 2005. — 240 с.

Потанин Г. Областные тенденции в Сибири. Томск, 1997. С. 57 — 58.

Радичев В.И. Публичная власть и обеспечение государственной целостности РФ (конституционно — правовые проблемы) Саратов: Изд — во Сарат. гос. академии права, 2003.

Тимофеев Н.С. Местное самоуправление — кризис развития или кризис идеи? // Вестник Московского университета. 2002. №6 (Серия 11 «Право»).

Муниципальная власть: журнал // ноябрь — декабрь, 2007.

Социология власти: журнал Социологического центра РАГС. №5, 2007. — М.: Изд — во РАГС, 2007. — 198 с.

Конституционное и муниципальное право: информ.-аналит. журн. // №1 — 2008 г.

Бялкина Т.М. Проблемы компетенции органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2006. №10.

Цит. по Амплеева А.А. Субсидиарность как элемент эффективного общества / Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН РАН).

Цит. по Автономов А.С. Принцип субсидиарности и российский федерализм / Институт государства и права РАН. htpp: // federakmcart. ksu. ru

Из выступлений на круглом столе «Российский Федерализм: проблемы модернизации» в комитете Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по делам Федерации, Федеральному договору и региональной политике 27 марта 2001 г. http: // www. сouncil. gov. ru

Смирнягин Л.В. Российский федерализм сегодня — проблемы реальные и мнимые. http: // www. golos. ru

Инт. по: Сиджански Д. Федералистское будущее Европы: от Европейского сообщества до Европейского союза. М.: РГГУ, 1998.

Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. — М.: Издательство ЭЛИТ, 2005.

Авакьян, С. А. Конституционное право России: Учебный курс. 2-е изд., перераб. и доп. В 2 т. Т. 2. / С. А. Авакьян. — М.: Юристъ, 2007. — 778 с.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1150

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке