Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Курсовая работа на тему «Суд как субъект доказывания»

Институт судебных доказательств относится к числу важнейших в тех отраслях российского права, которые регламентируют порядки отправления правосудия по гражданским, арбитражным, уголовным делам. Данному институту в целом и его отдельным аспектам посвящено неисчислимое количество монографий, статей, комментариев, диссертаций.

Оглавление

Введение

. Суд как субъект доказывания в уголовном судопроизводстве

.1 Суд в уголовном процессе

.2 Уголовно-процессуальная функция суда

. Понятие доказывания и собирание доказательств как его элемент

.1 Понятие доказывания

.2 Собирание доказательств как элемент доказывания

. Компетенция и полномочия суда по собиранию доказательств

Заключение

Список литературы

Введение

Институт судебных доказательств относится к числу важнейших в тех отраслях российского права, которые регламентируют порядки отправления правосудия по гражданским, арбитражным, уголовным делам. Данному институту в целом и его отдельным аспектам посвящено неисчислимое количество монографий, статей, комментариев, диссертаций. Это вполне объяснимо, поскольку правильное использование доказательств в судебной практике гарантирует установление объективной истины: обеспечивает обнаружение и фиксирование в заключительных судебных актах действий и событий, имевших место до или вне конкретных процессов.

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

Роль современного суда не должна исчерпываться лишь определением предмета доказывания по делу, разъяснением лишь прав и обязанностей лицам, участвующим в деле, и оказанием содействия в их реализации. В связи с этим отказ законодателя от прежних редакций процессуальных кодексов, согласно которым суд был обязан принимать все меры по выяснению всех обстоятельств дела, с учетом сложившейся тяжелой экономической и социальной ситуации в России, может повлечь негативные последствия для развития уголовного судопроизводства в первой инстанции.

Изучение связей, зависимостей и закономерностей внутри сложной системы процессуального доказывания является актуальной проблемой современной процессуальной науки, так как тесно связано с проблемами эффективности следственных и судебных действий. Определение места того или иного средства процессуального доказывания в общей системе дает возможность более глубоко проникнуть в его познавательную сущность, осуществить выбор надлежащего, оптимального в данных условиях, соответствующего особенностям познавательных задач средства в процессе способа действия судьи.

Объект исследования — общественные правоотношения в области доказательства по уголовным делам.

Предмет исследования — использование доказательств в суде первой инстанции по уголовным делам.

Цель данного исследования — на основе изучения учебной литературы, нормативных источников и правоприменительной практики выявить особенности доказательства в суде первой инстанции по уголовным делам.

В исследовании были поставлены следующие задачи:

.Рассмотреть суд как субъект доказывания в уголовном судопроизводстве;

2.Определить понятие и сущность доказывания в уголовном процессе;

3.Провести анализ собирания доказательств как элемента доказывания;

.Исследовать компетенцию и полномочия суда по мсобиранию доказательств

Научная значимость исследования заключается в обобщении теоретического материала, и его классификации.

Методологической базой исследования является методы:

сравнительно-правовой;

формализованный.

Структура курсовой работы включает введение, 3 главы, заключение, список использованных источников.

.Суд как субъект доказывания в уголовном судопроизводстве

.1 Суд в уголовном процессе

Изучение ряда уголовно-процессуальных норм законодательства России, в каждой норме, регламентирующей положение председательствующего в судебном заседании, помимо возложенных полномочий по руководству судебным заседанием и обеспечению состязательности и равноправия сторон, как это закреплено в УПК РФ, указывается, что председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, должен создавать необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела.

Требования законности, справедливости, всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств дела — это однопорядковые ориентиры деятельности органов уголовного судопроизводства, которые имеют значение: информационное, регулирующее, программирующее, организующее, направляющее данную деятельность по конкретным уголовным делам.

Существуют мнения, что «суд вообще не может и не должен вмешиваться в деятельность других участников процесса; «норма УПК РСФСР, которая давала право суду независимо от участников процесса самостоятельно и инициативно добывать доказательства по уголовному делу, не должна быть воспроизведена в УПК РФ; «проявляя активность в собирании и исследовании доказательств, суду сложно будет прибывать в роли беспристрастного арбитра»; «всесторонность, объективность и полнота исследования обстоятельств дела является следствием принципа состязательности сторон, поскольку в споре рождается истина»; «судье необходимо акцентировать внимание не на цели доказывания, а на процедуре доказывания».

Эти представления о месте суда в процессе познания доказательств, думается, основываются на положениях Концепции судебной реформы (утв. Постановлением ВС РСФСР от 24.10.1991 N 1801-1), которая закрепляет за судом роль арбитра, освобожденного от обязанности доказывания виновности или невиновности подсудимого.

Следует предположить, что указанные позиции, возможно, также обусловлены неоднозначностью изложенных норм УПК РФ. В соответствии со ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. В соответствии со ст. 14 УПК РФ бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

«Из этих норм УПК РФ следует, что суд по своей природе не является и не может являться органом, собирающим доказательства, а лишь проверяет и оценивает доказательства, представленные ему сторонами обвинения и защиты, ибо само по себе собирание доказательств вольно или невольно ставит суд на сторону либо обвинения, либо защиты».

Однако ч. 1 ст. 86 УПК РФ институт суда включается в перечень участников уголовного судопроизводства, регламентирующих деятельность по собиранию доказательств, причем суд в этом перечне даже не занимает самостоятельное место, а упомянут среди участников судопроизводства, осуществляющих уголовное преследование.

Косвенно возлагает на суд обязанность по сбору доказательств и ст. 7 УПК РФ, третья часть которой сформулирована следующим образом: «Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств».

Поэтому следует признать, что ч. 3 ст. 7 и ст. 86 УПК РФ противоречат ст. 15 УПК РФ. Ввиду этого представляется, что законодатель обязан устранить указанные противоречия путем внесения изменений в ч. 3 ст. 15 УПК РФ следующего характера: суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Рассматривающий уголовное дело суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создает сторонам обвинения и защиты необходимые условия для реализации их прав на всестороннее и полное исследование обстоятельств дела. Суд не связан мнением сторон и вправе по собственной инициативе, принимать необходимые меры для установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

При этом КС РФ, высказывая свою позицию относительно пределов активности суда в Определении от 20.11.2003 N 451-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Веккера Сергея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статей 86, 87, 235, 252, 253, 283 и 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», ориентирует, что «осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами в судебном заседании, так и путем получения и исследования — в рамках обвинения, предъявленного подсудимому либо измененного в соответствии с уголовно-процессуальным законом (часть вторая статьи 252 УПК Российской Федерации), — иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство… Иное не позволяло бы суду при рассмотрении уголовных дел давать объективную оценку отстаиваемым сторонами позициям и устранять возникшие в ходе судебного разбирательства сомнения в их обоснованности, а следовательно, не обеспечивало бы независимость и беспристрастность суда при отправлении правосудия».

Несмотря на многообразие точек зрения по вопросу о роли суда в осуществлении правосудия и неоднозначность норм УПК РФ, следует подчеркнуть, что важным элементом содержания принципа состязательности в отечественной теории процесса, законодательстве и судебной практике всегда было признание за судом не только исключительного права разрешения дела по существу (ч. 1 ст. 8 УПК РФ), но и его обязанности по активному исследованию доказательств.

«Суд не может полностью положиться на активность участников судебного разбирательства… Суд самостоятельно исследует доказательства главным образом потому, что именно он должен решить, имело ли место преступление, совершил ли его подсудимый, виновен ли он в совершении данного преступления, подлежит ли наказанию, какое наказание должно быть ему назначено и т.д. Следовательно, активность суда есть проявление принципа публичности».

В современных публикациях при оценке принципа состязательности справедливо указывается на его значение как порядка исследования и оценки доказательств, способа отстаивания и защиты участниками процесса субъективных и представляемых интересов, средства реализации трех процессуальных функций: обвинения, защиты и разрешения дела.

Но при этом часто не принимается во внимание, что состязательность — институт защиты преимущественно частного права. Для защиты публичного интереса, как и для обеспечения реальных возможностей сторон в частном споре, требуется активность суда — беспристрастная и объективная. Решение суда не может (не должно) быть поставлено в зависимость от того, сумел ли обвиняемый доказать оправдывающие его обстоятельства.

«Юридическая неосведомленность обвиняемого, его неумение или неспособность представить нужные доказательства, инертность, пассивность защитника в процессе доказывания могут привести к тому, что важные для дела обстоятельства окажутся неустановленными.

Тем не менее если одна из сторон в силу каких-либо причин недоброкачественно выполнит свою работу, не представит суду доказательства в полном объеме, то по новому УПК РФ суд может ограничиться представленной неполнотой доказательственной базы и вынести приговор. Будет ли такой приговор справедливым, защищающим публичные интересы?».

В этой связи следует обратить внимание на позицию С. Бурмагина, полагающего, что недопустимо закреплять за судом лишь роль молчаливого наблюдателя за поединком сторон, исполняющего лишь технические функции по обеспечению порядка в судебном заседании и процедуры судебного процесса. «За судом должны быть сохранены полномочия по активному исследованию представленных сторонами доказательств, предоставлению права по собственной инициативе проводить определенные следственные действия, связанные с проверкой достоверности и допустимости представленных как стороной обвинения, так и стороной защиты доказательств, а также истребованию данных, характеризующих личность подсудимого (справки, копии предыдущих приговоров), необходимых для правильной квалификации преступления и назначения наказания. При этом на суд должны возлагаться обязанности по собиранию дополнительных доказательств виновности подсудимого, устранению пробелов предварительного расследования. Полномочия по проведению следственных действий по собственной инициативе в указанных случаях должны быть именно правом, а не обязанностью суда. Суд также не должен быть связан позицией сторон о виде и размере назначаемого наказания».

Поскольку именно суд, а не государственный обвинитель и не защитник с подсудимым несет полную ответственность за принятое решение, то он не может быть связан тем доказательственным материалом, который ему представляется обвинением и защитой. Ведь деятельность участников процесса — обвиняемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца и ответчика — преследует цель обеспечения их субъективных (либо представляемых) интересов и направлена на выяснение тех обстоятельств, которые этим интересам отвечают. То есть их деятельность носит одностороннюю направленность. Именно поэтому, с нашей точки зрения, суд должен активно исследовать представленные ему сторонами доказательства. Это составляет публично-правовую обязанность суда (ч. 1 ст. 8 УПК РФ), гарантированную соблюдением ряда процессуальных правил. Однако данная активность обязана считаться с принципом состязательности сторон. Очевидно, что активность суда в исследовании показаний подсудимого, потерпевшего, свидетелей должна проявляться только после исследования сторонами представляемого доказательства. Суду не следует своими активными действиями опережать, вмешиваться и тем самым мешать участникам процесса в исследовании представляемых доказательств. То есть формула проста: суд проявляет активность только после реализации сторонами своих прав по порядку и способу исследования доказательств, где представляющая доказательство сторона должна исследовать его первой и по своему усмотрению.

«Исследуя в судебном заседании имеющиеся по уголовному делу доказательства, давая доказательствам свою оценку и обосновывая выносимый приговор (обвинительный или оправдательный) либо принимая иное решение по разрешаемому уголовному делу или постановленному судебному приговору, суд (судья) выступает тем самым в качестве самого активного субъекта уголовно-процессуального доказывания».

При этом сущность состязательности не будет искажена. Следует согласиться с мнением А.Д. Бойкова, что состязательность — это контролируемая судом процессуальная деятельность, направление которой — объективное и всестороннее исследование обстоятельств дела в границах обвинения и предмета доказывания.

То есть состязательность — лишь инструмент судебного познания, обеспечивающий далеко не однозначный результат. Все зависит от того, в чьих руках инструмент, т.е. от судей, их воли, инициативы, активности.

Пассивная роль суда в процессе доказывания находится в противоречии с требованиями ч. 4 ст. 7 УПК РФ («Определения суда, постановления судьи, прокурора, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными»), ст. 297 УПК РФ («Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым»), ст. 299 УПК РФ («Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора»).

Если суд связан только теми доказательствами, которые представляются сторонами, то его решение вряд ли будет законным, обоснованным и справедливым, потому как те вопросы (ст. 299 УПК РФ), которые он обязан разрешить при вынесении приговора, невозможно установить опосредованным путем. Если судья молчит и наблюдает — это один результат, а если судья наблюдает и это сопровождается собственными усилиями судьи в установлении обстоятельств совершенного преступления — это, несомненно, другой результат.

При этом, как нам показалось при изучении уголовных дел, пассивность судьи проявляется, когда он молча наблюдает за происходящим, участвуя только в постановке вопросов; не устанавливает причины неявки вызванных в суд лиц; не разрешает вопроса о повторном вызове не явившихся лиц; немотивированно отказывает в удовлетворении ходатайств; не проявляет инициативы в истребовании новых доказательств; отказывает в вызове лиц для повторного и дополнительного допросов; не вызывает для допроса лиц, на которых указывают допрашиваемые в суде лица; не проводит судебные действия, указанные в статьях 287 — 290 УПК РФ; отказывает в вызове лиц, допрошенных на предварительном следствии, но не указанных в списке лиц, подлежащих вызову в суд, и др.

Таким образом, активность суда необходима прежде всего для того, чтобы обеспечить сторонам подлинно равные возможности для отстаивания своих интересов, гарантировать вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора, основанного на установлении всех обстоятельств совершенного преступления посредством всестороннего, полного и объективного исследования доказательств. Активность суда должна проявляться в порядке, который наиболее способствовал бы раскрытию истины.

Ввиду сказанного представляется необходимым изменить ч. 1 ст. 243 УПК РФ и сформулировать ее следующим образом: председательствующий руководит судебным заседанием и в интересах осуществления правосудия принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры по обеспечению равноправия сторон процесса, сохраняя объективность и беспристрастность, создавая необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования всех доказательств, представленных сторонами процесса или собранных по их требованию.

.2 Уголовно-процессуальная функция суда

В науке уголовного процесса давно идет спор о понятии «процессуальная функция». Как очень верно заметили З.З. Зинатуллин и Т.З. Зинатуллин, «проблема уголовно-процессуальных функций относится к категории тех, коим уделять внимание необходимо не от случая к случаю, а каждодневно, постоянно, непрерывно. Достаточно обратиться к трактовке уголовно-процессуальных функций как основных направлений процессуально-правовой деятельности его участников по достижению стоящих перед такой деятельностью задач, его предназначению, то сразу же становится понятным, что функции и есть те «кровеносные сосуды», по которым движется кровь, без которой человека и нет. Сказанное нетрудно проецировать и на уголовный процесс, и на ту деятельность, которая осуществляется при производстве по уголовному делу, от качественного осуществления которой напрямую зависят достижения в области защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения, ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ), в целом состояние борьбы с преступностью, с торжеством в обществе законности и правопорядка.

Разрабатывая новое уголовно-процессуальное законодательство и понимая необходимость реализации конституционного положения о состязательности судопроизводства, законодатель также учел мнение Конституционного Суда РФ по вопросам состязательности сторон и реализуемых в уголовном судопроизводстве функций. К числу приоритетных вопросов в первую очередь относится отграничение функции суда от функций органов, осуществляющих уголовное преследование и защиту от него. Функция суда — это только беспристрастное разрешение дела. На наш взгляд, законодателем была принята наиболее взвешенная точка зрения, характеризующаяся трехфункциональным устройством уголовного судопроизводства, которое, по замечанию Н. Юркевича, представляло собой равнобедренный треугольник, в основании которого находятся равноправные, состязающиеся между собой стороны обвинения и защиты, а вершиной является суд, разрешающий дело в результате объективной и беспристрастной оценки состязания сторон. Именно такое устройство было характерно для дореволюционного российского судопроизводства, которое базировалось на Судебных уставах, введенных в действие Судебной реформой 1864 г. И.Я. Фойницкий, рассматривая различия в построении уголовного обвинения, отмечал: «Право суда принадлежит судебной власти государства. Право уголовного преследования есть функция исполнительной власти». Содержание уголовно-процессуальной функции суда сформулировано в ст. 15 УПК РФ, согласно которой функция разрешения дела по существу отделена от функции обвинения и защиты, а роль суда заключается в руководстве процессом и создании сторонам обвинения и защиты необходимых условий для осуществления их процессуальных функций. Тем самым законодатель предпринял попытку превратить суд в беспристрастного арбитра, не занимающегося бесплодными поисками истины, но разрешающего дело по существу и принимающего решение на основе доказательств, исследованных в ходе судебного следствия и отвечающих всем требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Полагаем необходимым отметить, что уголовно-процессуальный закон не дает определения функции разрешения дела, и, на наш взгляд, при толковании этой функции следует отталкиваться от задач суда при рассмотрении уголовного дела в той или иной инстанции, а также при выполнении действий при осуществлении судебного контроля на досудебной стадии. Вместе с тем, как очень справедливо заметила Н.П. Кириллова, задачи суда нельзя рассматривать в отрыве от положений ст. 6 УПК РФ, формирующих назначение уголовного судопроизводства, состоящее в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод .

Полагаем необходимым отметить, что основной трудностью, с которой, на наш взгляд, столкнулись судьи при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции после вступления в действие УПК РФ, стало преодоление стереотипов, сложившихся за долгие годы разрешения уголовных дел по УПК РСФСР, когда суд, являясь одним из органов борьбы с преступностью, в судебном разбирательстве фактически являлся субъектом изобличения подсудимого в совершенном преступлении. Да и сейчас, спустя почти шесть лет после начала действия УПК РФ, суды нередко проявляют собственную инициативу и активность при рассмотрении уголовных дел, особенно при исследовании доказательств. Действительно, ранее действовавший УПК РСФСР предусматривал достаточно активную деятельность суда, и суд, одновременно с функцией разрешения дела, выполнял как функцию поддержания обвинения (зачитывал обвинительное заключение, нередко рассматривал дело при отсутствии государственного обвинителя, предъявлял и исследовал доказательства, изобличающие подсудимого в совершении преступления), так и функцию защиты (в случае отсутствия у подсудимого защитника суд предъявлял и исследовал доказательства, оправдывающие либо смягчающие ответственность подсудимого).

Вместе с тем до настоящего времени продолжается дискуссия по поводу дополнительных функций суда.

Так, А.Д. Бойков полагает, что суд, осуждая противоправное деяние, вносит вклад в борьбу с преступностью или защиту общества от преступлений. Возражая уважаемому автору, полагаем необходимым заметить, что суд не является органом борьбы с кем-либо или чем-то. Как справедливо заметила Т.С. Волчецкая, «задача в данном случае должна состоять… в разрешении специфического правового конфликта. Содержание такого конфликта описано нормами материального (в данном случае уголовного) права, а процедура его разрешения предусмотрена нормами уголовно-процессуального права».

По мнению Е.А. Галоганова, несмотря на то, что по УПК РФ суд нельзя считать активной стороной в исследовании доказательств, важным элементом содержания принципа состязательности в отечественной теории процесса, законодательстве и судебной практике всегда было признание за судом не только исключительного права разрешения дела по существу, но и его обязанности по активному исследованию обстоятельств дела. Считаем необходимым заметить, что, на наш взгляд, активность суда при исследовании дела может повлечь за собой утрату беспристрастности суда.

Мы поддерживаем мнение И.В. Румянцевой о том, что «согласно ст. 15 УПК РФ судья лишь создает в судебном следствии необходимые условия для реализации сторонами их процессуальных функций, а активную роль в исследовании доказательств выполняют стороны обвинения и защиты».

Вместе с тем хочется отметить непоследовательность позиции законодателя при наполнении содержанием функции суда по разрешению дела. Так, например, законодатель в общей норме ст. 15 УПК РФ отделил функции участников уголовного судопроизводства друг от друга. Но в специальной норме (ст. ст. 283, 285, 287, 290 УПК РФ) он предоставил право суду по собственной инициативе, без получения согласия сторон, как собирать, так и исследовать доказательства. Поскольку доказательства нейтральными не бывают, то полученные судом доказательства будут использованы либо для подтверждения обвинительного тезиса, либо для подтверждения оправдательного. Тем самым суд нарушает принцип равноправия сторон, поскольку полученные по инициативе доказательства усилят позицию одной из сторон (как правило, стороны обвинения).

Соблюдение судом принципов состязательности и равноправия сторон в судебном разбирательстве возможно только при должном осуществлении своих процессуальных функций как стороной обвинения (в том числе и на стадии предварительного расследования), так и стороной защиты. При этом необходимо иметь в виду, что, несмотря на рекомендации сторонам по проявлению активности в исследовании доказательств, пассивность стороны защиты в некоторых ситуациях может быть тактическим приемом, направленным на решение стратегической задачи, определенной в конкретном деле.

2. Понятие доказывания и собирание доказательств как его элемент

.1 Понятие доказывания

суд уголовный процесс доказательство

И.Я. Фойницкий определял доказательство (т.е. доказывание) как процесс, «путем которого обстоятельство искомое ставится в связь с обстоятельством известным, данным и показывается им».

В XX в. вышеуказанное понятие доказывания (доказательства) поддержали И.М. Лузгин, А.А. Эйсман. Так, последний утверждал: «Судебное доказывание — это частный случай доказывания вообще, т.е. особого способа передачи информации, связанного с обоснованием передаваемых сведений».

В словаре С.И. Ожегова под доказательством понимаются: 1) факт или довод, подтверждающий, доказывающий что-нибудь; 2) система умозаключений, путем которых выводится новое положение.

В современной логике и теории аргументации полное обоснование утверждения об истинности какого-либо высказывания называется доказательством этого высказывания. Структуру доказательства составляют тезис, аргументы и демонстрация (логический способ обоснования тезиса посредством аргументов).

Но в XX в. советской юридической наукой в рамках развития инквизиционного уголовного процесса было выработано новое понятие доказывания. Данное понятие, придуманное советскими учеными, прямо не связано с наукой логикой. Большинством ученых используемое логикой понятие доказательства к процессуальному доказыванию считалось неприменимым. Доказывание было приравнено к познанию. Известный советский ученый профессор М.С. Строгович писал: «Мы отождествляем доказывание в уголовном процессе с познанием истины по уголовным делам: процесс доказывания и есть процесс познания фактов, обстоятельств уголовного дела». Кроме того, утверждала П.А. Лупинская, доказывание «имеет не только познавательный, но и удостоверительный характер».

По нашему мнению, доказывание-познание прекрасно заменяется терминами о собирании, проверке и оценке доказательств. Выделение доказывания-познания, возможно, имело смысл в советском уголовном процессе, но в настоящее время это анахронизм. Довод автора прост: если ты что-то познаешь, устанавливаешь, это не значит, что ты это доказываешь кому-либо. Кроме того, вместо доказывания-удостоверения разумно использовать термин «закрепление» или «формирование доказательств».

Уже потом с помощью этих закрепленных или сформированных доказательств происходит доказывание стороной своей обвинительной или защитительной позиции перед судом. Например, когда определенные факты действительности фиксируются в протоколе осмотра места происшествия следователем и заверяются подписями понятых, никто никому ничего не доказывает. По мнению автора, понимание под познанием и удостоверением каких-либо фактов доказывания можно считать традициями письменного инквизиционного (розыскного) процесса. Отход России от этих традиций — вопрос ближайших десятилетий, и сдерживается он только консерватизмом, свойственным юристам, которые, в молодости усвоив определенную, искусственную схему доказывания и построения уголовного судопроизводства, считают ее единственно верной и лучшей.

Советское идеалистическое представление о бесконфликтности уголовного процесса и единстве целей его участников в постижении истины путем полного всестороннего и объективно расследования и рассмотрения дела эффективно работало только в советском инквизиционном (розыскном) процессе и несовместимо с состязательным процессом. Соответственно советское понятие доказывания несовместимо с судопроизводством и на основе состязательности и равноправия сторон.

В статье 85 Уголовно-процессуального кодекса РФ говорится, что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу; доказывание осуществляют дознаватель, следователь, руководитель следственного органа, прокурор и судья.

Часть исследователей придерживаются точки зрения, согласно которой познавательная деятельность следователя, дознавателя, прокурора, суда и есть доказывание. На наш взгляд, данная позиция в настоящее время устарела и противоречит принципам состязательности и равноправия сторон, независимости суда, презумпции невиновности. Например, в части 2 ст. 14 УПК РФ «Презумпция невиновности» закреплено: «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Если признать, что деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств государственными органами и должностными лицами и есть доказывание, получается, что закон освобождает обвиняемого от обязанности, которой у него никогда не было. В соответствии с этой неверной точкой зрения получается, что презумпция невиновности сформулирована в законе ошибочно, так как обвиняемый фактически не имеет права собирать, проверять и оценивать доказательства, как это делают государственные органы и должностные лица, фактически не имеет права участвовать в доказывании наравне со стороной обвинения. Также, по мнению автора, суд в состязательном судопроизводстве независим и является адресатом доказывания, а не субъектом.

Доказывание в широком смысле — это познавательная деятельность, осуществляемая органами, расследующими и разрешающими дело, состоящая в собирании, проверке и оценке доказательств. Доказывание в узком смысле — деятельность по обоснованию утверждения, выдвинутого участником процесса, по убеждению в его истинности каких-либо лиц.

Кроме того, имеются предложения отдельных исследователей разграничить доказывание и собирание доказательств. Собирание доказательств — это познавательно-практическая деятельность, а доказывание — деятельность обосновывающая, рационально-логическая. Данные предложения по-своему логичны, но они только описывают и трактуют то, что есть в действительности, без учета мировых тенденций развития уголовного процесса и без предложений по изменению и улучшению основ нашего судопроизводства.

Суд, по мнению В.А. Лазаревой, тоже собирает, проверяет и оценивает доказательства, но его деятельность направлена на выяснение вопроса, считает ли суд обвинение доказанным. Автор согласен с нижеследующим мнением В.А. Лазаревой: «Не превращает суд в субъект доказывания и необходимость мотивировать свои выводы в приговоре. Мотивируя приговор, суд обосновывает не виновность подсудимого, а свой вывод о том, почему он признает обязанность доказывания прокурором обвинения выполненной и соглашается с его аргументами».

Понятие «доказывание», даваемое В.А. Лазаревой, с точки зрения автора, правильно и полно было бы называть понятием «доказывание обвинения». Направление, предложенное Лазаревой, на наш взгляд, — это путь эволюционного развития уголовно-процессуального права, окончательно обосновывающий разделение функции обвинения и рассмотрения дела по существу в теории доказывания. Но общемировые тенденции развития уголовного процесса в сторону состязательности и равноправия сторон требуют от нас смотреть дальше одностороннего понимания доказывания, предложенного В.А. Лазаревой.

На наш взгляд, под уголовно-процессуальным доказыванием следует понимать состоящую в собирании, проверке, оценке и представлении доказательств деятельность участников уголовного судопроизводства по обоснованию своей позиции по делу друг перед другом и (или) перед судом. Собирание, проверка и оценка доказательств являются урегулированными законом видами, элементами деятельности, направленной как на доказывание обвинения, так и на доказывание невиновности, меньшей виновности или смягчающих вину обстоятельств.

Понятие доказывания просто и логично для построения уголовного процесса на основе состязательности и равноправия сторон. Но использование данного понятия доказывания практически необходимо только в случае дальнейшего реформирования уголовного процесса в направлении развития, увеличения и детальной нормативной проработки прав и обязанностей защиты, процедур по ее участию в собирании, проверке, оценке и представлении доказательств.

2.2 Собирание доказательств как элемент доказывания

Осуществляется собирание доказательств «в ходе уголовного судопроизводства». Под уголовным судопроизводством понимается не только судебная деятельность, а весь уголовный процесс. Уголовное судопроизводство в употребленном в комментируемой статье значении — это отвечающая своему назначению, урегулированная уголовно-процессуальным законом деятельность органов дознания (дознавателей), органов предварительного следствия, прокурора, судьи (мирового судьи) и суда, состоящая из проверки заявлений (сообщений) о преступлении, предварительного расследования, рассмотрения и разрешения уголовных дел, а также вопросов, связанных с исполнением приговоров. Соответственно, данное понятие составляют все виды уголовно-процессуальной деятельности, осуществляемые на каждой из стадий уголовного процесса. Доказательства могут собираться и собираются во время осуществления уголовно-процессуальной деятельности на любой из стадий уголовного процесса, в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела.

Уголовно-процессуальные отношения возникают при наличии к тому повода и основания — повода и основания для начала уголовного процесса. Завершаются прекращением уголовного дела, вступлением в силу приговора, завершающего уголовный процесс, определения (постановления) суда (судьи) или же вместе с окончанием уголовно-процессуальной деятельности на стадии исполнения приговора.

Ход уголовного судопроизводства в определенной степени также характеризует наличие перерывов, когда производство по делу (предварительное расследование) считается приостановленным, если таковые имели место. Однако во время таких перерывов собирание доказательств по крайней мере следователями (дознавателями и др.) и судом (судьями) не осуществляется.

Собирание доказательств, о котором идет речь, осуществляется «дознавателем, следователем, прокурором и судом». Избранная законодателем формулировка дублируется большинством ученых в своих комментариях к ст. 86 УПК РФ (в учебной литературе, посвященной институту собирания доказательств в уголовном процессе). К закрепленному в законе перечню добавляется еще и орган дознания. Или же число лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 86 УПК РФ, неоправданно ограничивается лишь следователем и судом. В одной из работ автор говорит о собирании доказательств в порядке ч. 1 ст. 86 УПК РФ лицами, производящими расследование, или судом. Кто же из ученых прав.

Суд в уголовном процессе появляется впервые с принятия им заявления (сообщения) о преступлении, принесения в его адрес жалобы на незаконное или необоснованное действие или решение дознавателя, следователя, прокурора или с момента передачи в суд уголовного дела (материала).

Суд не всегда обладает одним и тем же правовым статусом. Статус различается не только в зависимости от стадии уголовного процесса (подготовка к судебному заседанию, кассационное производство и др.), в которой он реализуется, но и от того, какого рода дела судом разрешаются (проверка законности и обоснованности действия или решения дознавателя, следователя, прокурора, дела частного или публичного обвинения и т.д.). Несмотря на наличие отличий в правовом статусе суда на различных стадиях уголовного процесса, в той или иной мере собиранием доказательств суд вправе заниматься на любой из этих стадий.

Но не только дознаватель, следователь, прокурор и суд вправе собирать доказательства в порядке, предусмотренном статьи 234 УПК РФ. На осуществление названного вида деятельности уполномочены все другие должностные лица и органы (учреждения), которым предоставлено право производить следственные или судебные действия. К таковым следует отнести, по крайней мере, также начальника следственного отдела, руководителя и члена следственной группы. Начальник следственного отдела, производящий предварительное следствие самостоятельно (ч. 2 ст. 39 УПК РФ), обладает процессуальным статусом следователя. Руководитель (член) следственной группы вправе участвовать в следственных действиях, производимых другими следователями, и лично производить следственные действия (ч. 5 ст. 163 УПК РФ).

Собирание доказательств осуществляется при производстве неотложных следственных действий, а также дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. Реализация этих видов уголовно-процессуальной деятельности возложена на орган дознания (ч. 2 ст. 40, ст. 157, ч. 1 ст. 223 УПК РФ). Таким образом, орган дознания также уполномочен собирать доказательства.

К числу лиц, которых законодатель наделил правом производства процессуальных действий, относятся также начальники органов дознания, председательствующий и иные судьи — члены состава суда, рассматривающего дело коллегиально, а также судья, проводящий предварительное слушание. Данные субъекты не названы среди тех, кто вправе собирать доказательства. Нам осталось выяснить, занимаются ли они этим в действительности. Когда речь идет о председательствующем и судьях — членах состава суда, рассматривающего дело коллегиально, они участвуют в осуществлении судебных действий, направленных на собирание доказательств. Тем не менее, в этом случае они реализуют не свой правовой статус. А все вместе — процессуальное положение суда. Например, председательствующий вместе с остальными членами состава суда принимает решение о допросе потерпевшего и осуществляет названное судебное действие. Но это решение (действие) не его лично и не отдельно взятого судьи. Это решение (действие) суда в целом.

Конкретный руководитель учреждения, наделенного статусом органа дознания, является начальником органа дознания. Может ли иметь место ситуация, когда он сам лично будет собирать доказательства. Да, может. Но в этой ситуации он будет реализовывать статус органа дознания или дознавателя, а не начальника органа дознания. Начальник органа дознания согласно закрепленному в УПК РФ его правовому статусу вправе лишь:

) уполномочивать должностное лицо органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания и др. (п. 7 ст. 5 УПК);

) давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий (п. 17 ст. 5 УПК);

) возлагать на дознавателя полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК (ч. 1 ст. 41 УПК);

) давать дознавателю обязательные для исполнения указания (ч. 4 ст. 41 УПК);

) по ходатайству дознавателя продлевать до 10 суток срок предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении (ч. 3 ст. 144 УПК);

) утверждать составленный дознавателем обвинительный акт (ч. 4 ст. 225 УПК).

Получение нового доказательства не является непосредственным результатом осуществления этих действий.

Осталось проанализировать статус судьи, проводящего предварительное слушание. Данный участник уголовного процесса, а не суд, как пишут некоторые авторы, по ходатайству сторон вправе истребовать имеющие значение для уголовного дела дополнительные доказательства и (или) предметы, а также допросить в качестве свидетелей любых лиц, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ч. ч. 7 и 8 ст. 234 УПК РФ). Иначе говоря, судья, а не только суд, наделен УПК РФ полномочием собирать доказательства.

. Компетенция и полномочия суда по собиранию доказательств

В стадии судебного разбирательства наиболее полно реализуется принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК РФ. Согласно этой норме, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо; суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Состязательность определяет все производство в этой стадии, включая и доказывание, а также полномочия участвующих в нем субъектов.

Несомненно, что суд является субъектом доказывания, поскольку в законе он назван среди субъектов собирания, проверки и оценки доказательств (ст. ст. 17, 86, 87, 88 УПК РФ).

А.П. Гуськова и Н.Г. Муратова вполне обоснованно считают, что сегодня одним из направлений дальнейшего совершенствования института доказывания в условиях развития элементов состязательности является уточнение границ (пределов) реализации судом конкретных правомочий.

Вопрос о полномочиях суда по участию в доказывании зависит от степени его активности.

На этот счет в науке уголовного процесса существуют различные мнения. Одни ученые считают, что суд должен быть арбитром в споре между сторонами. Так, например, В.И. Зажицкий указывает, что «теперь суд в судебном разбирательстве уподобляется судье на ринге, который в конечном итоге поднимает руку победителя».

Теперь рассмотрим систему полномочий суда по участию в доказывании.

К сожалению, в УПК РФ нет нормы, которая бы предусматривала эти полномочия. Ни в ст. 29 УПК РФ, определяющей полномочия суда в уголовном судопроизводстве, ни в ст. 243 УПК РФ, посвященной председательствующему, ничего не говорится о полномочиях суда по участию в доказывании в стадии судебного разбирательства. Думается, что это серьезный недостаток, который должен быть устранен путем внесения в указанные статьи соответствующих дополнений.

Полномочия суда на участие в доказывании можно выделить, проанализировав главу 37 УПК РФ.

Так, И.Б. Михайловская выделяет три группы таких полномочий. К первой группе она относит процессуальные действия, которые могут производиться как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда. К ним относятся такие действия, как оглашение показаний свидетеля и потерпевшего в случаях, когда их явка в суд оказывается невозможной (ч. 2 ст. 281 УПК РФ); назначение судебной экспертизы (ч. 1 ст. 283 УПК РФ); вызов для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования (ч. 1 ст. 282 УПК РФ); оглашение протоколов следственных действий и иных документов (ст. 285 УПК РФ); приобщение к материалам уголовного дела документов (ст. 286 УПК РФ). Вторую группу, по ее мнению, составляют процессуальные действия, которые могут производиться только по ходатайству сторон. Это — допрос свидетелей (ст. 278 УПК РФ) и осмотр вещественных доказательств (ст. 284 УПК РФ). Третью группу составляют те процессуальные действия, относительно которых закон не содержит прямых указаний об их инициаторе. К ним относится осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, предъявление для опознания и освидетельствование. Анализ статей 287 — 290 УПК РФ, регламентирующих указанные действия, как указывает И.Б. Михайловская, позволяет сделать вывод о возможности их проведения, как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда, поскольку их юридической основой является определение или постановление суда, которое, как можно полагать, может быть вынесено и при отсутствии ходатайств сторон.

В целом можно согласиться с предложенной системой классификации И.Б. Михайловской. Однако она почему-то называет их действиями, проводимыми с целью получения доказательств. С таким утверждением вряд ли можно согласиться, поскольку в стадии судебного разбирательства основное внимание уделяется, как правило, проверке и оценке доказательств. Собирание доказательств судом должно иметь определенные пределы, что обуславливается состязательным духом судопроизводства. Т.В. Моисеева считает, что реализация судом права на получение дополнительных сведений, содержащихся в показаниях подсудимых, потерпевших, свидетелей, в заключении эксперта, дополнительных документах, должна происходить лишь после того, как стороны заявят о том, что использовали свои возможности по представлению и исследованию доказательств. Такой подход вряд ли стоит считать обоснованным, поскольку он противоречит позиции правоприменителя, отрицающего возможность суда по собственной инициативе собирать доказательства.

Верховный Суд РФ в своих разъяснениях указывал, что вызов дополнительных свидетелей по собственной инициативе суда при отсутствии на то ходатайства одной из сторон процесса, во всяком случае, будет свидетельствовать о выполнении судом несвойственной функции либо стороны защиты, либо стороны обвинения.

Таким образом, суд вправе осуществлять свои полномочия, направленные на проверку и оценку имеющихся в деле доказательств, а собирание доказательств производится только по ходатайству сторон. В целом, анализируя полномочия суда по участию в доказывании, можно заключить, что суд является активным участником процесса доказывания.

Для этого в законе ему предоставлены все необходимые полномочия. Однако возложенная на суд обязанность вынести законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу требует внесения некоторых изменений, при условии, что они будут направлены на проверку имеющихся в деле доказательств. Как видно из приведенной классификации полномочий суда, он ограничен позицией сторон в исследовании доказательств. Это затрудняет доказательственную деятельность суда и в конечном итоге отправление правосудия по уголовным делам. Для обеспечения большей независимости суда в УПК РФ следует внести изменения. В целом можно согласиться с Т.В. Моисеевой, которая предлагает в целях создания условий для постановления по делу законного, обоснованного и справедливого приговора в уголовно-процессуальном законе (ст. ст. 284, 287, 288, 289, 290 УПК РФ) необходимо четко записать, что суд по ходатайству сторон или собственной инициативе, в ходе судебного рассмотрения дела проводит осмотр вещественных доказательств, осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, опознание и освидетельствование

От себя добавим, что в законе также следует указать, что все следственные действия, производимые судом по собственной инициативе, направлены на проверку имеющихся в деле доказательств. Собирать доказательства суд вправе только по ходатайству сторон.

Современный российский уголовный процесс построен по смешанному типу, в котором состязательность сторон в полной мере реализуется лишь в стадиях судебного производства, а в досудебном производстве — в рамках отдельных судебных процедур. Суд как участник состязательного уголовного судопроизводства участвует в доказательственном процессе в большей степени в рамках судебного следствия.

Так, авторы утверждают, что суд является субъектом собирания доказательств независимо от того, выполняет ли он определенные ходатайства сторон по получению информации или судебные действия, направленные на получение доказательств, осуществляемые им по собственной инициативе. В.П. Смирнов также отмечает, что около 7% доказательств, полученных в ходе судебного разбирательства, добывается судом.

Изучая различные точки зрения по данному вопросу, можно сделать вывод, что активность суда — это самостоятельное инициативное использование судом полномочий, предоставленное ему законом.

Суд осуществляет свою доказательственную деятельность в рамках возникшего на основе обвинения правового спора между сторонами. Необходимо сделать уточнение, что суд в данной деятельности не выступает на чьей-либо стороне. Это положение будет являться одним из условий активности суда. Конституционный Суд РФ высказал свою позицию относительно данного условия активности суда в собирании доказательств в Определении от 6 марта 2003 г. N 104-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Бокситогорского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности части первой статьи 86 УПК РФ.

Активность стороны всегда основана на ее процессуальных интересах, поэтому суд не может оставаться безучастным, когда сторона не проявляет активности только потому, что такая активность не будет отвечать процессуальным целям этой стороны.

В этом случае суд должен проявить активность посредством осуществления инициативных действий, воспользовавшись положениями, закрепленными в ст. ст. 86 и 87 УПК РФ. В данном случае, безусловно, можно согласиться с мнением А.В. Смирнова о допустимости субсидиарной активности суда в выяснении истины по делу. Эта деятельность одновременно представляет собой необходимое условие и одну из гарантий надлежащего (законного и справедливого) разрешения дела.

Только в том случае, когда для участников процесса не является очевидным результат исследования предоставленных или вновь полученных доказательств, нельзя говорить о каком-либо умалении принципа состязательности уголовного процесса. В странах англосаксонской системы права у суда есть право на инициативную проверку доказательств, в том числе и путем истребования новых. В США судья не ограничивается фактами и доказательствами, представленным по выбору сторон. Он вправе вызвать и допросить дополнительных свидетелей, экспертов, назначить экспертизу как по ходатайству сторон, так и по собственной инициативе. При этом суд обязан делать это взвешенно и обоснованно

Таким образом, мера активности суда в таких классических типах состязательного процесса (указанных ранее стран) не противоречит началам состязательности.

Безусловно, суд выступает в уголовном процессе в качестве самостоятельного и полноценного субъекта доказывания, обладающего специфической активностью в процессе доказывания, а также процессуальными полномочиями по собиранию, проверке, оценке уголовных доказательств, которые определяются конкретными целями и задачами отдельных стадий судопроизводства.

Исходя из принципа состязательности российского уголовного процесса, суд при исследовании доказательств не должен выступать ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, а должен осуществлять свою деятельность в рамках, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом в целях установления истины по делу.

Заключение

На основании изложенного материала можно сделать следующие выводы:

Активность суда необходима прежде всего для того, чтобы обеспечить сторонам подлинно равные возможности для отстаивания своих интересов, гарантировать вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора, основанного на установлении всех обстоятельств совершенного преступления посредством всестороннего, полного и объективного исследования доказательств. Активность суда должна проявляться в порядке, который наиболее способствовал бы раскрытию истины.

Мера активности суда в таких классических типах состязательного процесса (указанных ранее стран) не противоречит началам состязательности.

Безусловно, суд выступает в уголовном процессе в качестве самостоятельного и полноценного субъекта доказывания, обладающего специфической активностью в процессе доказывания, а также процессуальными полномочиями по собиранию, проверке, оценке уголовных доказательств, которые определяются конкретными целями и задачами отдельных стадий судопроизводства.

Исходя из принципа состязательности российского уголовного процесса, суд при исследовании доказательств не должен выступать ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, а должен осуществлять свою деятельность в рамках, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом в целях установления истины по делу.

На наш взгляд, под уголовно-процессуальным доказыванием следует понимать состоящую в собирании, проверке, оценке и представлении доказательств деятельность участников уголовного судопроизводства по обоснованию своей позиции по делу друг перед другом и (или) перед судом. Собирание, проверка и оценка доказательств являются урегулированными законом видами, элементами деятельности, направленной как на доказывание обвинения, так и на доказывание невиновности, меньшей виновности или смягчающих вину обстоятельств.

Понятие доказывания просто и логично для построения уголовного процесса на основе состязательности и равноправия сторон. Но использование данного понятия доказывания практически необходимо только в случае дальнейшего реформирования уголовного процесса в направлении развития, увеличения и детальной нормативной проработки прав и обязанностей защиты, процедур по ее участию в собирании, проверке, оценке и представлении доказательств.

Список литературы

.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2015)// Собрании законодательства РФ. 30.03.2015.

.Постановление ВС РСФСР от 24.10.1991 N 1801-1 «О Концепции судебной реформы в РСФСР»// Ведомости СНД и ВС РСФСР», 31.10.1991, N 44, ст. 1435

.Письмо Верховного Суда РФ от 24.12.2002 N 7 общ. — 220 с ответами на вопросы судов по применению УПК РФ.

.Адамайтис М. Право суда на инициативу в исследовании доказательств мешает его беспристрастности // Российская юстиция. 2003. N 11. С. 32.

.Бурмагин С. Принцип состязательности в теории и судебной практике // Российская юстиция. 2001. N 5. С. 33 — 34.

.Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990 — 1996 гг. М., 1997. С. 86.

.Бойков А.Д. Третья власть в России. Кн. 2. Продолжение реформ. М., 2010.

.Волчецкая Т.С. Основные пути и тенденции развития криминалистической науки // Актуальные проблемы права: Материалы секции «Актуальные проблемы права» X Межвузовской научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава: Научно-методический сборник. 2002. N 10. Ч. 2.

.Галоганов Е.А. Роль суда как субъекта доказывания в уголовном судопроизводстве // Российский судья. 2003. N 1. С. 37.

.Гуськова А.П., Муратова Н.Г. Судебное право: история и современность судебной власти в сфере уголовного судопроизводства. М., 2005. С. 118.

.Дзюбенко А.А. О процессуальной самостоятельности суда как субъекта доказывания (взгляд практикующего судьи) // Российский судья. 2008. N 2. С. 26 — 28.

.Еникеев З.Д. Задачи и принципы уголовного процесса в свете проблем борьбы с преступностью // #»justify»>.Зажицкий В.И. О направлениях совершенствования уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. 2004. N 4. С. 31.

.Зинатуллин З.З. Указ. соч. С. 55.

.Комарова Н.А., Лукашевич В.З. Принцип состязательности и равноправия сторон должен быть эффективным средством установления истины в судебном разбирательстве // Правоведение. 2001. N 3. С. 73 — 74.

.Курс советского уголовного процесса. Общая часть / В.Б. Алексеев, А.Д. Войкова, И.И. Карпеца. М., 1989. С. 173.

.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. М.: ЗАО «Юридический Дом «Юстицинформ», 2003. С. 209.

.Кириллова Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел: Монография. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юридического факультета СПбГУ, 2007.

.Кузнецова О.Д. Реализация состязательности в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2004. N 1.

.Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учеб.-практ. пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2012. С. 50.

.Лупинская П.А. § 1. Собирание доказательств // Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юристъ, 2003. С. 252

.Лузгин И.М. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. 1964. N 8. С. 107.

.Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2008. С. 52 — 53.

.Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации — противоречия и проблемы // #»justify»>.Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Русский язык, 1990. С. 175.

.Победкин А.В. Некоторые вопросы собирания доказательств // Государство и право. 2003. N 1. С. 61.

.Подольный Н. Новый УПК — новая идеология уголовного процесса // Российская юстиция. 2002. N 11. С. 86.

.Румянцева И.В. Использование судьей метода моделирования при подготовке к судебному следствию // Актуальные проблемы эффективного правосудия: Статьи, комментарии, практика / Белгородское юридическое общество / Под ред. Е.Н. Киминчижи. Белгород: Константа, 2007.

.Соколовская Н.С. Некоторые вопросы деятельности суда по отправлению правосудия // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Ч. 10; Проблемы уголовного процесса в свете нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Сб. статей / Под ред. Ю.К. Якимовича. Томск, 2002. С. 56 — 60.

.Соловей А.А. Некоторые особенности судебного следствия по новому УПК РФ // Российский судья. 2004. N 8. С. 40 — 41.

.Смирнов В.П. Проблема состязательности в науке российского уголовно-процессуального права // Государство и право. 2001. N 8. С. 57.

.Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса в 2-х т. М., 1968. Т. 1. С. 296.

.Трунов И. Суд не должен добывать доказательства // Российская юстиция. 2001. N 9. С. 56.

.Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. 2-е изд. / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Норма-Инфра-М, 2013. С. 348.

.Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. В 2 томах. Т. 1. СПб.: Альфа, 1996.

.Шейфер С.А. Указ. соч. С. 11.

.Эйсман А.А. О понятии вещественного доказательства и его соотношении с понятиями доказательств других видов. // Вопросы борьбы с преступностью. 1965. Вып. 1. С. 82.

.Юркевич Н.А. Теория уголовно-процессуальных функций продолжает развиваться // СПС «КонсультантПлюс».

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

549

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке