Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Курсовая работа на тему «Сущность олигополии особенности ее проявления на примере рынка нефти Республики Татарстан»

В современных условиях рыночной экономики отчетливо прослеживаются тенденции укрупнения участников рынка, являющиеся следствием глобализации экономического пространства. Объемы производства экономического агента во многом определяются той долей рынка, которую он занимает по сравнению с конкурентами.

Введение

В современных условиях рыночной экономики отчетливо прослеживаются тенденции укрупнения участников рынка, являющиеся следствием глобализации экономического пространства. Объемы производства экономического агента во многом определяются той долей рынка, которую он занимает по сравнению с конкурентами. В отдельных отраслях на рынке наблюдается преобладание трех-пяти крупных предприятий, что является явным признаком олигополии. В России олигополистический характер носят черная и цветная металлургия, сырьевые отрасли, подотрасли химии и машиностроения (автомобилестроение, производство удобрений, аэрокосмическая промышленность и др.).

Каждый из участников олигополистического рынка имеет возможность расширения занимаемой доли рынка за счет конкурентов. Перед руководителями олигополистических фирм стоит выбор: следовать независимой стратегии конкуренции или скоординировать действия относительно друг друга.

Модели олигополии строятся либо на кооперативном, либо некооперативном характере взаимодействий между фирмами. Крайними случаями для олигополии являются «ценовая» война и открытый сговор. В случае выбора кооперативной стратегии взаимодействия олигополисты стараются избегать прямого конфликта с конкурентами, особенно в сфере объемов производства и цены. Но если избирается стратегия независимой максимизации прибыли, то фирмы, скорее всего, обнаружат себя в агрессивной конкурентной среде.

Российская специфика конкурентных отношений проявляется в широком распространении нетипичных для западного мира ценовых схваток (на рынках сотовой связи, авиаперевозок, фармацевтики, автомобилестроении и др.). Конкурентные войны между крупными фирмами носят перманентный характер, во многих отраслях достигнута только промежуточная расстановка сил. В этом случае моделирование стратегии поведения экономических агентов в изменяющихся условиях хозяйствования на олигополистических рынках является несомненно актуальной задачей.

Цель курсовой работы — раскрыть сущность олигополии и рассмотреть ее проявление на примере рынка нефти РТ и РФ.

Задачи курсовой работы:

определить понятие и сущность олигополии;

рассмотреть модели олигополистического взаимодействия;

раскрыть проблемы рынка нефти и нефтепродуктов и пути их решения в РТ и РФ.

Структура курсовой работы включает: введение, три главы, заключение и библиографический список.

1. Понятие и сущность олигополии

Олигополия (oligopolies) — это рыночная структура, при которой доминирует небольшое число продавцов (4-10 компаний), а вход в отрасль новых производителей ограничен высокими барьерами.

Можно выделить основные черты олигополистических рынков:

Нужна помощь в написании курсовой?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Наша система гарантирует сдачу работы к сроку без плагиата. Правки вносим бесплатно.

Цена курсовой

ограниченное число крупных продавцов-производителей в отрасли (немногочисленность фирм);

— существуют значительные барьеры входа/выхода;

—   продаваемый товар может быть как однородным, так и дифференцированным;

—   всеобщая взаимозависимость производителей;

—   немногочисленность фирм в отрасли;

—   прибыль экономических агентов в долгосрочном периоде отлична от нуля.

Каждая компания имеет свою устоявшуюся долю рынка, однако, из-за ограниченности числа участников, наличия незагруженных производственных мощностей и однородности продукции, каждый из производителей вынужден учитывать в своей тактике поведения, ответную реакцию конкурентов на те или иные его действия. Обычно принятие решений осуществляется по поводу объемов производства и цен. Выбор наилучшего объема производства ограничен тремя составляющими: объемом потребительского спроса, издержками и поведением конкурентов.

Уровень концентрации может доходить в отдельных отраслях до 95%. Высокая степень концентрации производства может быть характерна всего на нескольких фирмах в отрасли, на локальном уровне, на внутреннем (национальном) рынке, международном рынке. Таким образом, различают классическую (жесткую) олигополию, в которой главную роль играют всего 2-3 фирмы и мягкую олигополию, когда основную долю продукции выпускают 6-8 фирм.

Олигополистические ситуации могут возникать в отраслях, производящих как стандартные товары (алюминий, медь), так и дифференцированные (автомобили, сигареты, стиральные порошки, электробытовые приборы).

Высокие барьеры входа в отрасль связаны, прежде всего, с эффектом масштаба. Именно эффект масштаба является причиной широкого распространения и длительного существования олигополистических структур. На рынке олигополии высокие барьеры входа служат преградой для потенциальных конкурентов, что позволяет действующим на рынке агентам получать экономическую прибыль в долгосрочном периоде.

Эффект масштаба основное, но не единственное ограничение, так как уровень концентрации во многих отраслях превышает оптимально эффективный уровень. Это так же может быть связано с патентной монополией, например, в наукоемких отраслях, контролируемых фирмами типа «Кодак», «Ксерокс», IBM и др.

Среди других причин — монополия контроля над сырьевыми ресурсами (например, рынок нефтепродуктов), слишком высокие расходы на рекламу (как в производстве сигарет, прохладительных напитков или в шоу-бизнесе). Различают так же естественно сложившиеся и искусственно созданные барьеры.

Однородность и дифференцированностъ продукта разных фирм создает возможность острой ценовой конкуренции на рынке. Объем продаж и цена целиком зависят от стратегического взаимодействия рыночных агентов: «ценовая война» может понизить цену до уровня средних издержек, а прибыль фирм — до уровня нормальной прибыли; картельное соглашение в свою очередь, может повысить рыночную цену и прибыль действующих на рынке фирм до монопольного уровня. Таким образом, фирма-олигополист должна быть готова к различным вариантам развития ситуации на рынке, учитывая возможные ходы противника.

Возможны две основные формы поведения фирм в условиях олигополистических структур:

кооперативная форма принятия решений или согласованная;

некооперативная форма. В случае некооперативного поведения каждый производитель самостоятельно решает проблему определения цены и объема производства.

Рынок олигополии является доминирующим в системе современной конкуренции. Подобное явление отчетливо проявляется в экономике России, прежняя структура которой была ориентирована на крупномасштабное производство. Значит, исходя из траектории предшествующего развития, реструктуризация прежней отечественной промышленности произошла таким образом, что, даже акционировавшись, она все равно представляет сложившийся рынок в виде трех-пяти ведущих предприятий в отдельных отраслях хозяйствования. А основным признаком олигополистического рынка является преобладание нескольких крупных предприятий в отрасли. В России отчетливо олигополистический характер носят сырьевые отрасли, черная и цветная металлургия, подотрасли химии и машиностроения (производство удобрений, автомобилестроение, аэрокосмическая промышленность и др.).

Рыночное поведение при олигополии выходит за рамки только пассивной или только активной политики. Характер взаимодействия определяется особенностями рыночной структуры, окружающей экономической среды, а также положением фирмы на рынке, и может носить стратегический или нестратегический характер. Стратегическое взаимодействие означает, что субъекты рынка, определяя свое поведение, принимают во внимание возможные ответные действия, что отдельные фирмы способны оказывать влияние на рынок, равновесные цены и объемы выпуска. Степень такого влияния зависит от стратегической силы фирмы: имиджа фирмы, доли рынка, наличия информации о рынке.

Олигополия является преобладающим типом взаимодействия фирм в странах с развитой рыночной экономикой.

Фирмы, действующие в рамках олигополистической структуры рынка, стремятся к созданию системы связей, которая позволила бы координировать поведение в общих интересах. Одной из форм такой координации является так называемое лидерство в ценах. Оно состоит в том, что изменения в справочных ценах объясняются определенной фирмой, которая признается лидером всеми остальными, следующими в ценовой политике за ней. Различают три типа ценового лидерства: лидерство доминирующей фирмы, тайный сговор о лидерстве и барометрическое лидерство.

Лидерство доминирующей фирмы — это ситуация на рынке, когда одна фирма контролирует не менее 50% производства, а остальные фирмы слишком малы, чтобы оказывать влияние на цены путем индивидуальных ценовых решений.

Тайный сговор о лидерстве предполагает коллективное лидерство нескольких крупнейших фирм в данной отрасли, учитывающих интересы друг друга. Ценовые лидеры должны при этом решить вопрос, объявлять ли изменения в ценах благоприятные только для них, или установить такой уровень цен, который смягчит противоречия между всеми фирмами, действующими в отрасли.

Барометрическое ценовое лидерство в отличие от предыдущего типа ценового лидерства — более аморфная и неопределенная структура; оно зачастую не обеспечивает достижения высокого уровня цен. Нередко происходит смена лидера. За ним не всегда следуют из-за отсутствия у него возможности принудить остальных участников к совместным действиям. Часто барометрические лидеры осуществляют свои функции де-юре. Они объявляют справочные цены, но фактические цены, устанавливаемые другими фирмами, отличаются от объявленных.

Другим средством поддержания «дисциплины» в отрасли, когда устанавливаются или изменяются цены, является использование в ценообразовании «правила большого пальца». Все фирмы используют одну и ту же формулу ценообразования: цена = издержки + прибыль. «Дженерал моторс» длительное время исходила в ценообразовании из необходимости получения 15% прибыли на вложенный капитал после уплаты налогов. При калькуляции издержек фирма учитывала стандартный объем производства, то есть загрузку производственных мощностей на 80%. Стандартная цена исчислялась путем добавления к издержкам прибыли, достаточной, чтобы обеспечить заданную норму прибыли. В результате использования одинаковых методов ценообразования поведение конкурентов становится все более предсказуемым.

Сговор олигополистов может быть оформлен в виде картельного соглашения. Картель регулирует уровень цен, объемы производства и распределение рынков. Картели, как правило, неустойчивы. Во-первых, рынки распределяются между участниками по капиталу, по силе. Следовательно, фирмы заинтересованы и увеличении капитала, чтобы потребовать нового распределения рынков в соответствии с изменениями экономической мощи. Во-вторых, фирмы с низкими издержками производства склонны к нарушению соглашения, так как и при более низких ценах они могут получать высокие прибыли. В-третьих, позиции картеля подрывают аутсайдеры, назначая более низкие цены на свои продукты. В-четвертых, картельные соглашения во многих странах считаются незаконными.

Покупатели могут страдать от единицы цен, устанавливаемых олигополистами. В то же время продавцы могут назначать разные цены для той или иной группы покупателей, тем самым осуществляя ценовую дискриминацию. Различают личную, групповую и продуктовую дискриминацию.

Личная дискриминация — цены назначаются в зависимости от уровня доходов покупателей. Более богатые могут уплачивать более высокую цену, так как их спрос неэластичен. Продавец тайно делает скидку для покупателя, который может уйти от него к конкуренту.

Групповая дискриминация — цены систематически снижаются только на рынке, который обслуживается конкурентом («убей конкурента»); цена включает одинаковые транспортные издержки независимо от местоположения покупателя.

Продуктовая дискриминация — различия в цене превышают различия в издержках под предлогом различия качества товара (книги в твердой и мягкой обложках). Фирмы распространяют физически однородные продукты под различными торговыми марками, назначая более высокие цены за хорошо известные тортовые марки («заставь платить за этикетку»).

Американский экономист К.Эдвардс приводит яркий пример ценовой дискриминации. «Роом энд Хааз К»» продавала пластик метилметалкрилат, который использовался дантистами для пломбирования зубов по 45 долл. за фунт. Для промышленных фирм цена была назначена 0,85 долл. за фунт. Дантисты, узнав о разных уровнях цен, начали закупать пластик у промышленных фирм. Чтобы сохранить сегментирование рынка, фирма решила добавить яд в промышленный пластик. В конце концов компания не пошла на отравление своего продукта, но распустила слух, что индустриальный пластик не пригоден для лечения зубов.

Теория олигополистического ценообразования показывает, почему фирмы избегают ценовой конкуренции в борьбе за рынки. Повышая цену, производитель теряет часть рынка в пользу соперника; снижая цену, он вызывает контрдействия и опять ничего не выигрывает. Поэтому олигополист применяет такие методы, которые соперники не могут воспроизвести быстро и полно. Доля фирмы на рынке в значительной мере определяется неценовой конкуренцией. Это предполагает повышение качества товаров, их дифференциацию, использование рекламы, улучшение послепродажного обслуживания, предоставление кредитов. Модель конкуренции усложняется, а ее методы становятся все более разнообразными.

Сомнения, касающиеся полезности конкуренции для развития производства, возникли уже конце XIX века как у буржуазных экономистов, так и у марксистов. Речь, разумеется, шла не об уничтожении конкуренции, а о ее ограничении. Американский экономист Дж. Кларк считал, что некоторый отход от чисто конкурентных фирм не является вредным в долгосрочном плане, как обычно предполагалось. В условиях НТР производительные силы на чисто рыночной основе развиваться не могут. Дж. Гэлбрейт писал, что характер использования времени и капитала в современном производстве, специализация предприятий, потребности крупных организаций и проблемы функционирования рынка в условиях передовой технологии — все это предопределяет необходимость планирования. Крупные масштабы современного производства с большими вложениями капитала, совершенной техникой и сложной организацией — все это требует от фирмы контроля над ценами, обеспечения надежности сбыта и поставок.

Рыночный механизм в определенных пределах замещается вертикальной интеграцией, заключением контрактов, развитием работ по заказам, финансовым обеспечением сделок и многим другим.

Во многих отношениях олигополия обладает теми же преимуществами и недостатками, что и монополия. Экономия на масштабах производства дает возможность минимизировать издержки, когда отрасль состоит из немногих производителей.

Некоторые экономисты доказывают, что по сравнению с более конкурентными рынками олигополия облегчает введение новой технологии, тем самым стимулируя экономический рост. Инновации требуют массивных инвестиций и значительного научно-исследовательского персонала. Компания «Ксерокс», например, затратила более 16 млн. долл. для создания копировальной машины 914. Индивиды и небольшие компании не в состоянии вкладывать такие капиталы в развитие технологии. Кроме того, компании, действующие в конкурентной обстановке, не имеют столь сильных стимулов предпринимать НИОКР, поскольку их вознаграждение за инновацию быстро исчезает, так как конкуренты имитируют новые продукты, созданные той или иной фирмой.

Негативная черта олигополии состоит в том, что нередко она использует рыночную власть для ограничения конкуренции и повышения цен. Присвоение высоких прибылей ослабляет стимулы к совершенствованию технологии. Критики олигополии обычно ссылаются на то, что за период с 1880 г. менее 1/3 крупных открытий были сделаны крупными корпорациями. Вместе с тем отмечается, что они играют ключевую роль в организации массового производства новых продуктов. Между экономистами нет единодушия при оценке значимости олигополии для технологического прогресса и развития производства.

Таким образом, олигополией называют тип рынка, на котором несколько фирм контролируют его основную часть. При этом номенклатура продукции может быть как небольшой (нефть), так и достаточно обширной (автомобили, химическая продукция). Для олигополии характерны ограничения по вхождению новых фирм в отрасль; они связаны с эффектом масштаба, большими расходами на рекламу, существующими патентами и лицензиями. Высокие барьеры для входа являются и следствием предпринимаемых ведущими фирмами отрасли действий, с тем, чтобы не допустить в нее новых конкурентов.

Особенностью олигополии является взаимозависимость решений фирм по ценам и объему производства. Ни одно подобное решение не может быть принято фирмой без учета и оценки возможных ответных действий со стороны конкурентов.

Действия фирм-конкурентов — это дополнительное ограничение, которое фирмы должны учитывать при определении оптимальных цены и объема производства. Не только издержки и спрос, но и ответная реакция конкурентов обусловливают принятие решений. Поэтому модель олигополии должна отражать все эти три момента.

2. Модели олигополистического взаимодействия

С теоретической точки зрения олигополия является наиболее сложной для моделирования ситуацией, хотя и одной из наиболее распространенных в России. Необходимость предугадывания ответных действий конкурентов в различных рыночных условиях (разное количество лидеров, дифференциация между лидерами и аутсайдерами, возможности как ценовой, так и неценовой конкуренции) препятствует разработке единой обобщенной модели, описывающей все возможные варианты развития событий.

Вместо этого теория олигополии состоит из довольно значительного количества различных моделей, каждая из которых описывает специальный случай, который имеет место только при определенных обстоятельствах.

Однако экономистами разработан ряд моделей, на которых мы остановимся.

Впервые попытка объяснить поведение олигополии была предпринята французским математиком и экономистом Августином Курно в 1838 г.

Рассматривая взаимодействие олигополистов, А. Курно показал, что каждая фирма предпочитает такое количество продукции, которое максимизирует ее прибыль.

Его модель основывалась на следующих предпосылках:

на рынке присутствуют только две фирмы;

каждая фирма, принимая свое решение, считает цену и объем производства конкурента постоянными.

Допустим, что на рынке действуют две фирмы: X и Y. Как будет определять фирма X цену и объем производства? Помимо издержек они зависят от спроса, а спрос, в свою очередь, от того, сколько продукции выпустит фирма Y. Однако что будет делать фирма Y, Фирме X неизвестно, она лишь может предположить возможные варианты ее действий и соответственно планировать собственный выпуск.

Поскольку рыночный спрос есть величина заданная, расширение производства фирмой Y вызовет сокращение спроса на продукцию фирмы X.

На рис. 2.1 показано, как сместится график спроса на продукцию фирмы X (он будет сдвигаться влево), если фирма Y начнет расширять продажу.

Цена и объем производства устанавливаемые фирмой X исходя из равенства предельного дохода и предельных издержек, будут снижаться соответственно с Р0 до Ро, Р1 и с Q0, Q2.

Рис. 2.1. Модель Курно. Изменение цены и объема выпуска продукции фирмой X при расширении производства фирмой Y: D — спрос; МR — предельный доход; МС — предельные издержки

Если рассматривать ситуацию с позиции фирмы Y, то можно начертить подобный график, отражающий изменение цены и количества выпускаемой ею продукции в зависимости от действий, предпринятых фирмой X.

Объединив оба графика, получим кривые реакции обеих фирм на поведение друг друга. На рис. 2.2 кривая Х отражает реакцию одноименной фирмы на изменения в производстве фирмы Y, а кривая Y — соответственно наоборот. Равновесие наступает в точке пересечения кривых реакций обеих фирм. В этой точке предположения фирм совпадают с их реальными действиями.

Рис. 2.2. Кривые реакции фирм X и Y на поведение друг друга

В модели Курно не отражено одно существенное обстоятельство. Предполагается, что конкуренты отреагируют на изменение фирмой цены определенным образом. Когда фирма Y выходит на рынок и отнимает у фирмы X часть потребительского спроса, последняя «сдается», вступает в ценовую игру, снижая цены и объем производства. Однако фирма X может занять активную позицию и, значительно снизив цену, не допустить фирму Y на рынок. Такие действия фирмы не охватываются моделью Курно.

«Ценовая война» снижает прибыли обеих сторон. Поскольку решения одной из них влияют на решения другой, существуют основания договориться о фиксации цен, разделе рынка с целью ограничения конкуренции и обеспечения высоких прибылей. Поскольку всякого рода сговоры подпадают под антимонопольное законодательство и преследуются государством, фирмы в условиях олигополии предпочитают от них отказываться.

Так как ценовая конкуренция не выгодна никому, каждая фирма была бы готова держать более высокую цену при условии, что ее конкурент поступит аналогичным образом. Даже если изменится спрос, или сократятся издержки, или произойдут еще какие-то события, позволяющие снизить цену без ущерба для прибыли, Фирма не сделает этого из опасения, что конкуренты воспримут Подобный шаг как начало ценовой войны. Повышение цен также не привлекательно, так как конкуренты могут и не последовать примеру фирмы.

Значительный шаг вперед в теории олигополистического ценообразования сделал американский экономист Э.Чемберлин, выдвинув положение о взаимозависимости производителей. Когда количество продавцов небольшое и продукт стандартизирован, олигополисты будут избегать действий, которые привели бы к ухудшению положения всех в результате принятия ответных мер. Из существования взаимозависимости вытекало, что общий интерес олигополистов заключается в установлении высокой цены. Вывод Чемберлина имел важное значение для антитрестовской политики: монопольная цена может быть установлена без наличия явного сговора. Необходимость формальных отношений между олигополистами отсутствует. В литературе такая ситуация называется доктриной сознательного параллелизма (сознательного параллельного поведения). Олигополии действуют независимо (никаких соглашений нет), но они не конкурируют друг с другом.

Реакция фирмы на изменение цен конкурентами отражена в модели изогнутой кривой спроса на продукцию фирмы в условиях олигополии. Эта модель была предложена в 1939 г. американцами Р. Холлом, К. Хитчем и П. Суизи.

На рис. 2.3 изображены кривые спроса и предельного дохода фирмы Х (выделены жирной линией). Если фирма поднимет цену выше Р0, то ее конкуренты не станут в ответ повышать цены. В результате фирма X потеряет своих потребителей. Спрос на ее продукцию при ценах выше Р0 очень эластичен. Если же фирма Х установит цену ниже Р0, то конкуренты, скорее всего, последуют за ней, чтобы сохранить свою долю рынка. Поэтому при ценах ниже Р0 спрос будет менее эластичным.

Резкое различие в эластичности спроса при ценах выше и ниже Р0 приводит к тому, что кривая предельного дохода прерывается, а это значит, что снижение цены не сможет быть компенсировано расширением объема продаж. Модель изогнутой кривой спроса дает ответ на вопрос, почему фирмы в условиях олигополии стремятся поддерживать стабильные цены, перенося конкурентную борьбу в неценовую область.

Рис. 2.3. Модель изогнутой кривой спроса: D1, МR1 — кривые спроса и предельного дохода фирмы при ценах выше Р0; D2, МR2 — кривые спроса и предельного дохода фирмы при ценах ниже Р0

Существуют и другие модели олигополии, основанные на теории игр. Так, при определении собственной стратегии фирма оценивает вероятные прибыли и убытки, которые будут зависеть от того, какую стратегию выберет конкурент. Предположим, что фирмы А и В контролируют основную долю продаж на рынке. Каждая из них стремится увеличить объем продаж и тем самым обеспечить себе рост прибылей. Достигнуть результата можно снижением цен и привлечением дополнительных покупателей, активизацией рекламной деятельности и т.п.

Однако результат для каждой фирмы зависит от реакции конкурента. Если фирма А начнет снижать цены и фирма В последует за ней, то ни одна из них не увеличит своей доли на рынке, а их прибыли сократятся. Однако если фирма А снизит цены, а фирма В не сделает того же, то прибыли фирмы А увеличатся. Разрабатывая свою стратегию в области цен, фирма А просчитывает возможные варианты ответной реакции со стороны фирмы В (табл. 2.1).

Если фирма А решит снизить цены и фирма В последует за ней, прибыль фирмы А сократится на 1000 тыс. руб. Если фирма А снизит цены, а фирма В не сделает того же, то прибыль фирмы А возрастет на 1500 тыс. руб. Если фирма А не предпримет никаких шагов в области цен, а фирма В снизит свои цены, прибыль фирмы сократится на 1500 тыс. руб. Если обе фирмы оставят Цены без изменений, их прибыли не изменятся.

Наилучшим вариантом для фирмы А является снижение цен при стабильности фирмы В; в этом случае прибыль возрастает на 1500 тыс. руб. Однако этот вариант является наихудшим с точки зрения фирмы В. Для обеих фирм было бы целесообразным оставить цены без изменения, при этом Прибыли остались бы на прежнем уровне. Вместе с тем, опасаясь наихудшего из возможных вариантов, фирмы снизят свои цены, теряя при этом по 1000 тыс. руб. прибыли. Стратегия фирмы А на снижение цены называется стратегией наименьших потерь.

Стремлением к наименьшим потерям можно объяснить, почему фирмы в условиях олигополии предпочитают тратить значительные средства на рекламу, увеличивая свои издержки и не добиваясь при этом увеличения доли рынка. Ни одна из приведенных выше моделей олигополии не позволяет ответить на все вопросы, связанные с поведением фирм на подобных рынках. Однако они могут быть использованы для анализа отдельных аспектов деятельности фирм в этих условиях.

3. Проблемы рынка нефти и нефтепродуктов и пути их решения в РФ и РТ

На сегодняшний день топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является одним из важнейших, устойчиво работающих и динамично развивающихся производственных комплексов российской экономики. На его долю приходится около четверти производства валового внутреннего продукта, трети объема промышленного производства, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений страны.

Прошедший 2016 год показал, что нефтяные компании охотнее осваивают экспорт нефтепродуктов. Поставки за рубеж светлых нефтепродуктов в отличие от поставок нефти увеличиваются, причем быстрее всех растет экспорт российского бензина, который до последнего времени считался неконкурентоспособным на зарубежном рынке.

Снижение экспорта нефти в 2016 году было почти вдвое компенсировано ростом экспорта нефтепродуктов только в физическом объеме, не говоря о денежной составляющей.

) Включая газовый конденсат.

) По данным ФТС России, включая данные по Республике Беларусь.

Удельный вес экспорта нефти в общем объеме российского экспорта в 2016г. составил 33,9%, в экспорте топливно-энергетических товаров — 52,0% (в 2015г., соответственно, 34,7% и 54,2%).

За последние годы Россия обеспечила самый высокий прирост добычи нефти в мире. Прирост добычи нефти в России был в три раза выше, чем у ОПЕК. В настоящее время Россия является одним из главных факторов стабилизации мирового рынка нефти.

Начиная с 1999-2000 гг. добыча нефти в России быстро растет.

Благодаря высоким ценам на нефть на мировом рынке рост добычи превзошел и тот прогноз, который заложен в «Энергетической стратегии России до 2020 года». При средних ценах на российскую нефть на мировом рынке в диапазоне 25-35 долл. за баррель добыча нефти в России может достигнуть к 2020 г. 550-590 млн. т в год, и в первую очередь за счет ввода в разработку новых месторождений.

На данный момент в России открыто и разведано более трех тысяч месторождений углеводородного сырья, причем разрабатывается примерно половина из них.

Экспорт нефти из России зависит как от добычи нефти, так и от ее потребления на внутреннем рынке. Согласно оценкам экспертов, до 2010 г. темпы роста добычи нефти в России будут выше темпов роста объемов переработки нефти для внутренних нужд. В результате до 2010 г. экспорт нефти из России будет расти. Далее экспорт нефти выйдет на стабильный уровень.

Главным рынком российской нефти остается Европа. В настоящее время в Европу направляется 93% всего экспорта нефти из России. В эту оценку включены как рынки стран Северо-Западной Европы, Средиземного моря, так и стран СНГ.

Поставки нефти на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона постепенно растут. На этом рынке преобладают поставки нефти в Китай, они же обеспечивают и основной прирост. На американском рынке главным потребителем российской нефти являются США, но эти поставки не играют видимой роли.

Помимо поставок на внешний рынок российский ТЭК полностью удовлетворяет внутренние потребности экономики и населения.

Несмотря на отсутствие дефицита энергетического сырья и продуктов переработки, цены на внутреннем рынке растут вслед за мировыми. С начала 2016 года автомобильный бензин подорожал примерно на 40%. Это вызывает серьезное беспокойство у российских потребителей.

Проблема роста цен на бензин, на топливные ресурсы имеет, конечно, комплексный характер.

Не нужно думать, что в росте цен на нефтепродукты повинен исключительно монопольный сговор на внутреннем рынке. Нефтяники не могут не следовать за мировой конъюнктурой и не считаться с понижением рентабельности своей работы на внутреннем рынке. В нынешней ситуации такие меры, как внутренние интервенции, биржевые инструменты, и даже ужесточение антимонопольного законодательства могут иметь только ограниченный эффект. Основной баланс определяется двумя инструментами государственного налогового регулирования: рентными платежами и фискальными позициями на внешнем контуре (экспортными пошлинами). Сегодняшние внутренние рентные платежи привязаны российским законодательством к ценам мирового рынка и обуславливают ту динамику внутренних цен, которую мы наблюдаем, при этом минимизируя регулятивное воздействие экспортных пошлин на внешнем контуре. Правда, нынешняя система задавалась в принципиально иных ценовых условиях на мировых рынках. Сегодня, когда ценовой коридор на рынке нефти пробит, возможно, следует вновь вернуться к этому вопросу.

Промышленный профиль республики определяют топливная и нефтехимическая отрасли промышленности (добыча нефти, производство синтетического каучука, полиэтилена, шин и широкого спектра продуктов переработки нефти), крупные машиностроительные предприятия, производящие конкурентоспособную продукцию (вертолеты, самолеты и авиадвигатели, тяжелые грузовики, компрессоры и нефтегазоперекачивающее оборудование), развитое радио- и электроприборостроение.

В республике добывается около 30 млн. тонн нефти в год.

Нефть в республике Татарстан добывается на территории 21 административного района.

К основным направлениям развития нефтегазового комплекса Республики Татарстан можно отнести:

стабилизация и повышение эффективности нефтедобычи на территории Республики Татарстан;

внедрение новых технологий;

вовлечение в промышленное использование возобновляемых природных ресурсов Республики Татарстан, в том числе, добыча нетрадиционных для ОАО «Татнефть» материально-сырьевых ресурсов;

разработка новых месторождений за пределами Татарстана (на территории Российской Федерации и за рубежом);

превращение ОАО «Татнефть» в межрегиональную и транснациональную добывающую компанию;

развитие сектора малых нефтедобывающих компаний с повышением степени координации их деятельности, в том числе со стороны государства;

реализация стратегии углубления переработки нефти с выпуском нефтепродуктов и сырья для нефтехимии региона;

создание и развитие собственных нефтеперерабатывающих мощностей в Республике Татарстан, в Украине, в регионах Российской Федерации на принципах приближения либо к местам нефтедобычи, либо к местам сбыта нефтепродуктов;

дальнейшее развитие межрегионального сотрудничества по переработке татарстанской нефти с предприятиями Башкортостана (группа НПЗ городов Уфы, Салавата);

расширение рынков сбыта нефтепродуктов, развитие сбытовых сетей.

Нефтяной комплекс в сознании многих экономистов и политиков представляется одним из наиболее эффективных подразделений российской экономики. Нефтяной комплекс значительно влияет на инвестиционный климат, валютный курс, доходы федерального и региональных бюджетов и другие ключевые параметры экономического развития. Совместно с газовым комплексом он обеспечивает около четверти производства валового внутреннего продукта (ВВП), треть объема промышленного производства и доходов консолидированного бюджета России, примерно половину доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений. Однако эффективна не нефтяная индустрия как сумма технологий (добыча, переработка, транспортировка и сбыт продукции), а сама сырая нефть, которой успешно торгуют наши нефтяные компании.

Наиболее тяжелые проблемы испытывает российская нефтепереработка. По уровню технического, технологического и организационного развития она не отличается от других отраслей обрабатывающей промышленности и функционирует относительно успешно исключительно потому, что внутрироссийские цены на нефть значительно ниже мировых. При других ценах или достаточно высоких ставках налогообложения рентабельность ее может оказаться отрицательной. Или же цены на бензин и прочие светлые нефтепродукты поднимутся до социально опасного уровня и нанесут непоправимый удар по потребителям.

Неэффективность данного подразделения нефтяного комплекса — одна из наиболее тяжелых угроз экономической безопасности России.

Необходимы серьезные инвестиции в модернизацию нефтепереработки, инвестиционная программа национального масштаба, в рамках которой нефтяные компании при определенном участии государства (как инициатора и координатора программы) смогли бы осуществить переход к эффективной нефтепереработке.

Необходимо обратиться к опыту стран, которые в последние десятилетия активно развивали нефтеперерабатывающую промышленность на основе современных технологий. К их числу относятся государства Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Как свидетельствует статистика, доля в его мировом объеме нефтеперерабатывающих мощностей возросла более чем в 2, 5 раза — с 10, 4% в 1965 г. до 26, 1% в 2002 г. При этом многие из стран АТР осуществляли ускоренное строительство нефтеперерабатывающих заводов не стихийно, а на базе специальных программ и при соответствующей государственной поддержке.

Такой опыт полезен для России. Тем не менее, представляется целесообразным начать с анализа ситуации, сложившейся в российской нефтепереработке, используя в качестве ориентиров характерные для развитых стран технико-экономические параметры современных НПЗ. Необходимо выявить узкие места данной отрасли, определить свое отношение к ним и на этой основе обосновать последовательность мер по их устранению. Именно в этом состоит базовый этап построения российской программы развития нефтеперерабатывающей промышленности.

Низкой эффективности отечественной нефтепереработки способствовал резкий спад инвестиций в обновление основного капитала отрасли в период с 1992 г. и по сей день. Положение усугубляется тем, что 20 из 25 действующих НПЗ работают по 40-50 лет, а физический износ оборудования колеблется, по разным оценкам, от 60 до 80% л.

Однако самое существенное состоит в том, что проблема чрезмерного износа — это одновременно проблема и старых технологий, и несоответствия структуры выпускаемой продукции структуре спроса, и качества и т. д.

Если в качестве первого ключевого фактора низкой эффективности нефтеперерабатывающей промышленности назвать резкий спад инвестиций в обновление основного капитала данной отрасли, то вторым ключевым фактором следует считать сложившееся еще в советский период нерациональное размещение НПЗ по территории России и чрезмерно высокую их среднюю мощность. Последняя, без учета принадлежащих Газпрому мощностей и мини- заводов, составляет около 11 млн. т против 6-7 в США и Западной Европе и 2, 4 млн. т в Китае. Необходимо отметить, что все российские заводы размещены внутри страны, зарубежные — как внутри страны, так и на побережье в портах. Как правило, именно в портах они имеют мощность существенно превышающую среднюю. Итак, если сравнивать заводы, расположенные внутри страны, по средней мощности, на самом деле у российских этот показатель в 2-3 раза выше.

Второй главный фактор заслуживает особого внимания потому, что он напрямую принуждает российскую экономику нести огромные дополнительные затраты за сверхдальнюю транспортировку нефтепродуктов от производителей к потребителям. Действительно, располагая заводами с высокой средней мощностью, Россия по их числу заметно отстает от большинства индустриально развитых стран мира. В России на территории в 17 млн. км2 размещено 25 НПЗ (без учета мини-заводов и мощностей Газпрома), в США (территория в 2 раза меньше, чем Россия) — 133, в Западной Европе — 124, в Китае — 95 (его территория также в 2 раза меньше российской), в Японии 34 (ее территория в 50 раз меньше, чем Россия).

Ситуация усугубляется еще и тем, что ряд заводов размещен практически в одной географической точке, что свидетельствует об их неправильной концентрации. Так, в Уфе имеются три крупных НПЗ и рядом расположен Салаватский завод, то есть четыре завода, обладающие суммарной мощностью 40-45 млн. т в год, сосредоточены в одном месте. Дальность пробега нефтепродуктов от них до потребителей значительно превышает среднюю дальность для России. То же можно сказать и о самарской группе заводов: Новокуйбышевском, Куйбышевском и Сызраньском. Все они находятся рядом друг с другом и их суммарная мощность составляет около 30 млн. т в год.

Не только США, но все эффективно развивающиеся страны, включая Китай, большое внимание уделяют равномерному размещению заводов по территории страны, приближая их к районам потребления, чтобы минимизировать транспортные издержки. В большинстве стран среднее «плечо» транспортировки нефтепродуктов колеблется в диапазоне от 500 до 1000 км. При этом большое внимание уделяется приближению как предприятий по переработке нефти, так и их инфраструктуры к основным центрам потребления нефтепродуктов вне зависимости от удаленности от источников сырья. Секрет такой политики прост: коммерчески и технологически более эффективно транспортировать на дальние расстояния по трубопроводам и танкерным флотом именно сырую нефть, а на близкие и средние — нефтепродукты.

Одолеть сложившуюся ситуацию с транспортировкой российских нефтепродуктов можно лишь в том случае, если новые заводы, намечаемые к строительству в рамках инвестиционной программы развития нефтеперерабатывающей промышленности, не будут заводами-гигантами, а их размещение по территории России будет ориентировано на последовательное приближение к потребителям.

В настоящее время при низких внутренних ценах на размещаемую на российских НПЗ нефть компании в максимальной мере заинтересованы в экспорте нефти. В новых условиях внутренний рынок становится не менее выгодным, чем внешний. А это значит, что нефтяные компании будут готовы в полной мере работать на удовлетворение потребностей российской экономики. Более того, в новой ситуации они резко ограничат свой интерес к крайне дорогому строительству экспортных нефтепроводов.

В последнее время появились признаки того, что государство постепенно отходит от ультралиберальной модели невмешательства в экономические процессы. В частности, эксперты российского странового департамента Всемирного банка зафиксировали тот факт, что в 2015 г. наметился некоторый, хотя и незначительный прогресс в формулировании четкой стратегии развития отношений между бизнесом и государством в России. Для крупных стратегических отраслей эта стратегия подразумевает партнерство, сотрудничество и совместные инвестиции. В эту категорию попадают и новейшие правительственные инициативы, включая новый закон о концессиях, приоритетные направления развития во многих областях и создание специальных экономических зон для реализации совместных государственно-корпоративных проектов. Еще конкретнее по этому вопросу высказался Президент ОАО «ЛУКОЙЛ» В. Алекперов, отметивший, что правительством принято решение о создании инвестиционного фонда. До 2009 года в нем планируется аккумулировать более 9 млрд. долл. Средства пойдут на строительство инфраструктуры, разработку высокотехнологичной промышленной продукции, развитие информационных технологий.

В свете этих новых тенденций уместно ставить вопрос о государственно-корпоративном партнерстве в области внедрения высоких технологий в нефтеперерабатывающую промышленность России. Государственно-корпоративное партнерство необходимо с точки зрения активизации развития нефтепереработки.

Таким образом, государство через рычаги долгосрочного кредитования может влиять и на оптимальные размеры новых НПЗ, например, побуждать нефтяные компании строить их мощностью 3-5 млн. т в год. Оно может воздействовать даже на то, чтобы компании закрыли несколько наименее эффективных заводов (например, через частичную компенсацию потерь и принятие на себя социальных издержек, возникающих в этом случае).

Режим государственно-корпоративного партнерства способен со временем изменить структуру экономических приоритетов нефтяного комплекса.

В реальности нефтеперерабатывающая промышленность представляет собой олигопольную систему со слабоконкурентными отношениями. Такие отношения, как правило, активизируются лишь под воздействием внешних факторов. Основным из них, способным побудить нефтяные компании к развитию высокотехнологичной нефтепереработки, является именно государственно-корпоративное партнерство.

Заключение

олигополия рыночный нефтеперерабатывающий слабоконкурентный

С теоретической точки зрения олигополия является наиболее сложной для моделирования ситуацией, хотя и одной из наиболее распространенных в России. Необходимость предугадывания ответных действий конкурентов в различных рыночных условиях препятствует разработке единой обобщенной модели, описывающей все возможные варианты развития событий.

Естественным представляется предположение о неэффективности равновесной цены, складывающейся на олигопольном рынке. Поскольку олигополия близка к монополии и каждая фирма-участница обладает определенной долей монопольной власти, следует ожидать, что возникнет ограничение выпуска и как следствие установление равновесной цены, превышающей предельные издержки производителя. Более того, поскольку олигопольный рынок подвержен меньшему государственному вмешательству, чем монопольный, олигополия является и менее желательной сточки зрения менее контролируемого злоупотребления монопольной властью.

В то же время ряд исследователей полагают, что на рубеже ХХ-ХХI вв. именно олигополии стали ядром научно-технического прогресса и способствовали внедрению инноваций в основных индустриальных отраслях. Согласно указанной точке зрения только крупные олигополистические предприятия способны финансировать в необходимых объемах обширные научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки, закладывающие основу для формирования новой экономики.

Действующая в отношении нефтяного комплекса система регулирования играет негативную роль. Особенно опасны непредсказуемая политика квотирования экспорта, неопределенная курсовая политика, устойчиво растущие цены на услуги монополистов. Но наибольшую дестабилизирующую роль в нефтяном комплексе в настоящее время играет экспортная пошлина, произвольно и непредсказуемо устанавливаемая правительством. При изъятии дополнительных доходов нефтяного сектора государство вправе использовать лишь стабильные налоги — роялти (взимаемый с учетом условий добычи) и налог на прибыль. В определенных условиях допустим налог на сверхприбыль, складывающуюся в результате роста мировых цен на нефть.

Рассмотрев проблемы рынка нефти и нефтепродуктов можно сказать, что нефтяной комплекс в настоящее время обеспечивает значительный вклад в формирование положительного торгового баланса и налоговых поступлений в бюджеты всех уровней. Этот вклад существенно выше доли комплекса в промышленном производстве.

Нефтяные кампании делают весьма масштабные инвестиции. Но основные фонды отрасли в значительной степени изношены, особенно велика степень их износа в нефтепереработке. Капитальный ремонт в нефтепереработке почти равен объему инвестиций. Недостаточность инвестиций в техническое перевооружение увеличивает вероятность техногенных катастроф.

Для увеличения объемов нефтедобычи, а также для модернизации нефтепереработки комплекс нуждается в больших капиталовложениях. Наиболее приоритетными направлениями инвестиций в нефтяной комплекс на ближайшую перспективу следует считать:

инвестиции в транспорт нефти на экспортных направлениях;

инвестиции в промышленную инфраструктуру нефтедобычи, включая трубное хозяйство нефтяных кампаний;

инвестиции в нефтепереработку, имея в виду, что реализуемые здесь капиталоемкие и продолжительные проекты требуют кардинального улучшения инвестиционного климата.

Литература

1.   Булатов А.С. Экономика: Учебник. — М.: Экономистъ, 2016.

2.   Гальперин В.М., Игнатьев С.М., Моргунов В.И. Микроэкономика. — СПб.: Экономическая школа, 2014.

3.   Камаев В.Д. Экономическая теория: Учебник. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2016.

4.   Нижегородцев Р.М. Курс общей экономики. Учебное пособие для ВУЗов. — Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2007.

5.       Нуреев Р.М. Курс микроэкономики: Учебник для вузов. — М.: Издательство НОРМА, 2015.

6.   Чемберлин Э.Теория монополистической конкуренции. — М.: Экономика, 2002.

7.   Чепурин М.Н. Курс экономической теории. Учебник. — Киров: «АСА», 2016.

8.  Агеев А.Н. Стратегия развития ТЭК и механизмы ее реализации / А.Н. Агеев // Нефть, газ, бизнес. — 2015. — №5.

9.       Анализ текущих тенденций и факторов, влияющих на рынок нефти // «Инвестиционный банкинг». — 2016. — №4.

10.     Астапов К. Реформирование топливно-энергетического комплекса / К. Астапов // Экономист. — 2014. — №2.

11.     Голубчиков С. Российская нефть: хроника побед и поражений / С. Голубчиков // Энергия. — 2015. — № 5.

12.     Дианов Е. Отрасль с «плохой наследственностью» / Е. Дианов // Нефть России. — 2002. — № 9.

13.     Калинин А. Экономические проблемы нефтепереработки / А. Калинин // Экономист. — 2016. — №5.

14.     Субботина А. Цены на нефть и валютная стабильность / А. Субботина // Экономист. — 2007. — №3.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

965

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке