Ключевые слова: Первая мировая война, Восточная Пруссия, Каушен, гвардия.

Уже в первые недели Первой мировой войны Восточная Пруссия стала ареной боевых столкновений. Отдельные кавалерийские отряды и пехотные подразделения действовали как на южных окраинах провинции, так и на восточных (наиболее крупные бои на фронте 1-й армии развернулись у Эйдткунена и Ширвиндта). А 4 августа* в наступление перешла 1-я русская армия генерала П. К. фон Ренненкампфа, которая двигалась в сторону Кенигсберга, планируя охватить левый фланг находившейся в Восточной Пруссии 8-й германской армии. В это время южнее наступление должна была развить 2-я армия генерала А. В. Самсонова, которой предписывалось отрезать противнику отход за р. Вислу. Немцы же планировали заманить войска Ренненкампфа как можно глубже в провинцию, разгромив их в районе Гумбиннена.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Наступление русских сопровождалось боями. Так, 4 августа у Шталлупенена потерпела поражение 27-я пехотная дивизия, однако противник (1-й германский корпус) под общим напором был вынужден с потерями отойти. Наступление русских приостановилось до середины дня 5 августа. К этому времени командованием 8-ой немецкой армии было принято решение нанести удар по русским войскам, наступавшим в сторону Гумбиннена. Одним из элементов наступательной операции немецкой армии явилась переброска из Тильзита войск 2-й ландверной бригады (части 4-го и 33 ландверного полков с 2-мя батареями и 2-мя эскадронами ландверной конницы и 2 батареями)1. Немецкие части перебрасывались по железной дороге от Тильзита до станции Шиллен, после чего они пешим порядком двигались в Краупишкен, переправившись через р. Инстер. Бригада должна была двигаться на Мальвишкен для содействия 1-й кавалерийской дивизии в наступлении на фланг 1-й русской армии. Командовал бригадой полковник фон Люпин.

В это время на правом фланге действовал сводный кавалерийский корпус генерала Хана Нахичеванского. Он представлял собой временное формирование, входящее в состав 1-ой армии. В его состав входили: 1-я гвардейская кавалерийская дивизия (под командованием генерала Н. Н. Казнакова), 2-я гвардейская дивизия (начальник генерал Г. О. Раух), Сводная кавалерийская дивизия (формировалась из частей 2-й и 3-й кавалерийских дивизий; начальник генерал В. К. Бельгард). Гвардейская кавалерия являлась элитой русской конницы, но  де-  лать вывод о ее великолепной боевой подготовке нужно осторожно. Дело в том, что гвардия предназначалась, прежде всего, для параднопредставительских функций. Полки формировались в большей степени по эстетическому принципу, нежели боевому. А потому в частях было много случайных, далеких от боевых войск людей, также как, впрочем, и отличных конников.   Всего конная группа (корпус) включал     в себя 70 эскадронов при 42-х орудиях, представляя собою серьезную силу — ею только необходимо было грамотно распорядиться.

Получив сведения о сосредоточении немецких войск у переправ через р. Инстер, русское командование решило захватить переправы через реку. На 6 августа конной группе был отдан приказ действовать в обход левого фланга противника: двигаясь через д. Краупишкен на Инстербург она должна была совершить рейд по германским тылам. Во исполнение этого приказа ХанНахичеванский поставил следующую задачу: 6 августа корпус должен был двигаться 3-мя колоннами: Сводная кавалерийская дивизия двигается на Гирелишкен–Спиргинен–Мешкен. 1-я гвардейская кавалерийская — Пашлейдшен — Тутельн — Гиренен, 2 гвардейская кавалерийская дивизия — Прицкемен–Сасупенен–Каушен–Краупишкен. Уже по ходу движения из районов расположения с 10.30 до 11.30 утра 6 августа командование конницы получило уточнение сведения о занятии противником переправы через реку Инстер.

Между 11-ю и 12-ю часами противники, шедшие друг другу навстречу, неминуемо столкнулись. Первое боевое столкновение произошло между деревнями Каушен и Опелишкен. Там авангард из 2-й гвардейской кавалерийской дивизии (силой в два эскадрона, взвода конной артиллерии и взвода пулеметов; командир авангарда полковник А. Е. Арсеньев) столкнулся с частями фон Люпина. Фон Люпин, сообразив, что задачу по наступлению он выполнить не сможет, решил занять оборону в районе деревень Мешкен–Гиренен–Тутельн–Каушен, выдвинув отдельные отряды в стороны, как по реке Инстер, так и к реке Эйменис, желая создать напряжение на флангах наступающих колонн русской конницы. Нужно сказать, что хотя немецкие войска и не планировали обороняться, однако смогли оборудовать позиции в инженерном отношении, в частности протянув колючую проволоку, что явилось для русских войск сюрпризом.

Нужно иметь ввиду и тот факт, что начальный этап боя у Каушена представлял собой для немецких войск активную оборону. 2-я ландверная бригада, расположив одну батарею на высоте у д. Каушен (в русских источниках она именуется «батарея у мельницы»), а другую у высоты 50 севернее Каушена, активно использовала их, пытаясь контратаковать части русской конницы, подходящие с разных направлений.

Именно превосходство германской артиллерии в начале боя заставило замолчать взвод русской артиллерии, занявший позиции у д. Опелишкен. Подход к авангарду эскадрона конно-гренадерского и лейбгусарского полков не изменил ситуации, так как артиллерия подошла чуть позже. Только около 13 часов огневые позиции у д. Шупинен смогла занять 2-я конная батарея (командир Л. Кирпичев), которая начала методично подавлять одну немецкую батарею. Именно огонь этих орудий, удачно занявших позиции у д. Шиленен, заставил немцев прекратить активные атаки по фронту русских войск.

К 13.30 к месту боя стали подтягиваться части сводной дивизии генерала В. К. Бельгарда. Немецкие войска в свою очередь занимали выгодную позицию на высоте между дер. Спиргинен и Гиренен, не позволяя сводной кавалерийской дивизии продвинуться вперед и охватить собственный левый фланг. В результате кавалеристы Бельгарда спешились и завязали вялый пеший бой, при этом открыв активный артиллерийский огонь.

В это время лейб-гвардии Кавалергардский полк (командир генерал А. Н. Долгоруков) занял деревни Бальтадонен и Веркснюпен, непосредственно выйдя к Каушену (находясь между частями 2-й гвардейской кавалерийской и Сводной кавалерийской дивизий). Надо отметить, что именно с атак Кавалергардского полка на Каушен собственно и начался штурм этого населенного пункта.

Спешенные эскадроны  Кавалергардского  полка  атаковали  Каушен, но были отбиты немецкой артиллерией (батарея у мельницы).Видя, что новые попытки атаковать неприятеля в пешем строю приведут к тяжелым потерям, командир полка Долгоруков приказал атаковать немецкую батарею в конном строю. Однако эскадрон штаб-ротмистра Лазарева не смог достичь позиций немецкой артиллерии, так как наткнулся на проволочные заграждения, чье расположение не было установлено заранее. При обходе проволочной изгороди эскадрон понес серьезные потери. Тем временем  к деревне Бальтадонен подошла 1-я бригада (командир П. П. Скоропадский) 1-й гвардейской кавалерийской дивизии. Генерал Скоропадский застал здесь батарею кавалергардов под командованием полковника Эристова, которой был отдан приказ подавить немецкую артиллерию у Каушенской мельницы. Немецкая батарея замолчала. После чего генерал Долгоруков повел части своего полка и отдельные эскадроны 2-й гвардейской кавалерийской дивизии в атаку на Каушен в пешем строю, рассчитывая на то, что немецкая батарея действовать не будет. Однако немцы вновь открыли огонь, и атака частей русской гвардии вновь захлебнулась.

В этой ситуации П. П. Скоропадский приказал лейб-гвардии Конному полку под командованием полковника Б. Г. Гартмана поддержать кавалергардов. В это время на правом берегу р. Эйменис части 2-й гвардейской кавалерийской дивизии начали отступать под давлением противника, который, надеясь на успех, задействовал здесь свой резерв. Пока лейб-гвардии Конный полк выдвигался, кавалергарды сочли бесполезным атаковать Каушен и двинулись к Опелишкену, где в это время уже находился и лейбуланский полк. Общее командование принял генерал Д. А. Лопухин, отдавший приказ перейти в наступление. В это время в бой втянулись и кавалеристы полковника Гартмана. И хотя и эти героические атаки немцы отразили (а у генерала Лопухина здесь погиб сын), положение немецких войск становилось все более тяжелым. Дело в том, что русская артиллерия вела все более и более меткий огонь по позициям немецких батарей, в результате чего немецкие артиллеристы были вынуждены менять позиции, что привело к потере темпа в огневой поддержке пехоты, точности стрельбы. Более того, немецкие потери возрастали, а помощи от 1-й кавалерийской дивизии все не было. Все это послужило причиной того, что фон Люпин стал задумываться об отводе своих стрелков за р. Инстер.

Надо сказать, русское командование также оценивало ситуацию негативно и даже предполагало отходить, но германцы опередили противников: поле боя осталось за нашими войсками9. Заключительная фаза Каушенского боя известна прежде всего знаменитой атакой 3-го эскадрона лейб-гвардии Конного полка. События развивались следующим образом: к командиру 1-й гвардейской кавалерийской дивизии генералу Н. Н. Казнакову подъехал артиллерист-наблюдатель поручик Гершельман и доложил, что противник отступает, оставив два орудия (чьи передки были подбиты артиллерией кн. Эристова) для прикрытия отхода. Находившийся тут же командир эскадрона барон П. Н. Врангель стал просить и командира дивизии и командира полка Б. Г. Гартмана позволить ему захватить эти орудия. Врангель приблизился к немецким позициям на расстояние в 1км и атаковал батарею противника. Немецкие же артиллеристы сумели произвести несколько выстрелов на орудие в упор по наступающему эскадрону, однако поскольку прицел они поднять не успели, основная часть картечи пришлась в лошадей, бывших довольно высокими в холке. Потери, конечно, были, но основная часть эскадрона добралась до немецких орудий, изрубив прислугу. За эту атаку, как известно, П. Н. Врангель был награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. После захвата 2-х немецких орудий бой фактически затих.

Отметим, что  бой  под  Каушеном  получил  широкую известность в России и за границей, что отмечалось в мемуарной литературе. Это связано с тем, что участниками (и погибшими) были выходцы из известных дворянских семей. Списки погибших офицеров публиковала как французская, так и английская пресса, не говоря уже о российской Каковы же итоги боя? Потери русской стороны — 81 человек убитыми, 293 ранеными, 22 пропавшими без вести. Войска фон Люпина потеряли 66 убитыми, 122 человека ранеными и 30 пленными. Стоит еще раз подчеркнуть, что именно героизм русских солдат и офицеров и превосходство корпуса Нахичеванского в артиллерии заставили немецкие войска отойти. Нужно, правда, отметить тот факт, что 1-я кавалерийская дивизия немцев не прибыла на помощь. Отметим, что немецкий ландвер под Каушеном показал высокие боевые качества. Правда, если превосходство русских войск в артиллерии было явным, то в живой силе русские войска реально превосходили немцев не столь значительно. Управление боем со стороны командиров дивизий в целом было слабым. Можно отметить лишь действия генерала П. П. Скоропадского (будущий гетман Украины) и генерала Д. А. Лопухина. Также стоит выделить командиров полков — Княжевича, Долгорукова и Гартмана. Ни Раух, ни Канаков, ни Бельгард реально боем не управляли. То же можно сказать и о Хане Нахичеванском. Ренненкампф в дальнейшем серьезно раскритиковал действия кавалерии, особенно генерала Бельгарда, в первую очередь за то, что не было использовано маневренное и огневое превосходство. Далеко не случайно в списках награжденных за Каушен из командиров бригад оказался только П. П. Скоропадский, остальные — командиры полков и эскадронов.

После того, как немецкие войска стали отходить за р. Инстер, русская конница заняла Каушен и окрестные деревни. Несколько эскадронов переправились через р. Инстер, но затем последовал приказ Нахичеванского об отводе конницы на ночлег в район д. Линденталь. Причем район дислокации был в 12–15 километрах севернее,  что открывало фланг армии для ударов противника. Надо сказать, что немцы воспользовались этой ошибкой в ходе сражения у Гумбиннена (7 августа), когда из-за отсутствия конницы Нахичеванского 28-я русская пехотная дивизия понесла тяжелейшие потери, а немецкие кавалеристы совершили рейд по тылам 1-й армии. Район, куда отвел войска Хан Нахичеванский, странен: пауза в проведении рейда  в тыл противника — это одно, но ведь можно было сосредоточить конницу рядом с расположением пехоты 20-го корпуса и помочь ей    в бою. Однако удовлетворившись победой и принимая во внимание потери и большой расход боеприпасов, Нахичеванский решил передохнуть. «Второго Каушена», даже победного, в штабе не хотели. Отметим, что гвардейцы потеряли 369 лошадей, а это много, тем более что коней в гвардии приобретали за свой счет и стоили они дорого (при этом  многие  лошади  были  известны  спортивными  успехами  в России и за рубежом, и их потеря ставилась командованию в упрек). Однако все это не может умалять мужество и героизм солдат и офицеров кавалерийских дивизий в бою под Каушеном, до конца исполнивших свой долг перед отечеством.

Список использованных источников

1. Гоштовт Г. А. Каушен. Париж, 1931. С. 80.
2. Там же. С. 9.
3. Восточно-Прусская операция. Сборник документов. Москва, 1939. Документ № 159.
4. Ротвольд В. Конница 1-ой армии в Восточной Пруссии. С. 64–65.
5. Барсуков Е. З. Русская артиллерия в мировую войну. Москва, 1940. С. 115.
6. Там же. С. 117.
7. Гоштовт Г. А. Кирасиры Его Величества в Великую войну. Париж, 1938. С. 58–61.
8. Бегунова А. И. Сабли остры, кони быстры. М., 1992. С. 232–233.
9. Гоштовт Г. А. Каушен. Париж, 1931. С. 44–46.
10. Калинцева Р. Д., Пахалюк К. А. Шахов В. Маршрутами русской армии. Калининград, 2012. С. 19.
11. Восточно-Прусская операция. Сборник документов. М., 1939. Документ №162.