Ключевые слова: дискурсивные особенности, Корея, литература, красота, прекрасное, безобразное.

Современная литература Кореи – зеркало, в котором можно увидеть отражение и искаженное представление эстетического концепта «прекрасное», трансформировавшегося по мере исторического процесса формирования литературной традиции, на которую кстати сказать немалое влияние оказала западная литература. Рассматриваемые нами произведения подобраны не случайно. В них авторы с особой тщательностью подошли к дискурсивным вопросам существования прекрасного и безобразного в Корее и к проблемам, подстерегающим  традиционные  взгляды  на  эти  аспекты.

«Сказание о новых Кисэн» – книга об особой касте женщин в Корее, чьи функции похожи на функции японских гейш в обществе. Однако, между кисэнами и гейшами есть ряд различий, которые в данной работе приводиться не будут за отсутствием отношения их к заявленной теме. Целиком и полностью, кисэн – исключительно корейское явление и у них понятия о прекрасном и безобразном формируют своего рода жизненное кредо. Ведь, по сути, кисэн не просто женщины легкого поведения. Они – артистки, работники искусства, танцовщицы, певицы. В «сказании о новых Кисэн» рассказывается в первую очередь о нелегких судьбах представительниц вымирающей профессии. Есть в этой книге  и свои  персонажи,  представляющие уходящее «прекрасное». Вот, как описывается одна из главных героинь произведения кухарка Табакне: «И без того сгорбленная, еще сильнее выгнув спину, похожая на куриную грудку, к которой приклеили две ноги, сухие, как сайды, она казалась очень жалкой и несчастной. У нее было такое маленькое тело, что, казалось, его можно было сжать одной рукой. Кожа вокруг губ, сжатых так, чтобы ни одна струйка дыма не просочилась наружу, была густо покрыта мелкими морщинами. Тонкие и редкие брови показывали ее привередливый характер, впалые уши, словно дух, улавливали даже звук от проползающего мимо муравья, крепкие зубы, сохранившиеся почти здоровыми, до сих пор ни разу не причиняли ей никаких проблем, а множество темных пятен на лице, которые бросались в глаза, указывали на ее возраст. Единственным свидетельством того, что ей в этом году исполнилось 79 лет, были только эти темные пятна и морщины вокруг губ». Табак — не – живое воплощение уродства и безобразия, можно сразу выделить четкие описательные эпитеты «похожая на куриную грудку», «ноги сухие как сайды». Такая внешность предает человеку облик  «жалкого  и  несчастного».  Даже  само имя «Табакне» вовсе не имя, а прозвище, которое можно перевести, как  «злая, сварливая женщина».

Табакне и является крайне сварливой фигурой, но автор, даже описывая неприглядный облик этой женщины, не забывает дать ей крепкие зубы и зоркие глаза, поскольку, по сути, эти два определения в описании указывают на то, что сама героиня – персонаж не отрицательный. Да, трагический и сложный, да, рассматриваемый через призму внешнего уродства и облика, символизирующего саму природу кисэн, древнюю, патриархальную и уже отжившую свое, но все еще не являющийся воплощением «безобразного» и всепоглощающего зла. Живая противоположность ей – это её подруга, отражающая «прекрасное» не гротескное в произведении это – Мадам О. Эта кисэн – певица тоже немолода, но, тем не менее, у нее все еще звучный и приятный слуху голос. Она – человек больше всего на свете ценящий любовь и свободу в любви, с мягким характером, который словно «вода растворенная в воде, вино растворенное в вине». Ее речь плавная, походка манерная. Она – символ красоты, которая, «побитая всеми ветрами жизни, живет и существует». По её языковому портрету легко читается противоречивый характер: «— Запомни, — все так же строго сказала мадам О, — их число превышает тридцать: хлебный, желтоватый, сухой, затвердевший, свежий, внутренний, внешний, окутывающий, колючий, распутывающий, — сжимающий, толкающий, колокольчиковый, обжигающий, копающий, разбрасывающий, отрывающий, сухой, плетущий, прерывающийся, вкрадчивый, взрывающийся, военный, протяженный, мокрый, несущий, ленивый, спящий… Попробуй спеть одним из этих голосов». Мадам О – имеет пагубное пристрастие к алкоголю, и ее трагедия в том, что эта женщина учит молодых кисэн петь в то время, как сама постепенно теряет голос. Эпитеты, описывающие «виды голоса» в данном выше отрывке – традиционно Корейские, уже по их названию можно определить, какой и для каких случаев используется. Этот короткий монолог говорит о том, что на протяжении жизни, Мадам О в идеале изучила ремесло певицы и теперь, старается передать традиционные знания певиц Кореи молодому поколению, до того, как они канут в лету со смертью самой Мадам О и других стареющих представительниц корейского общества еще сохранивших знания, скопленные еще древними Корейцами. Гротескная антитеза между Мадам О и Табакне приходит к определенной точке, где выясняется, что уродливая и маленькая Табакне на самом  деле счастлива и способна довольствоваться той жизнью, которую имеет, тогда как красивая Мадам О постепенно выцветает, умирает изнутри, повинуясь пагубным привычкам и собственному распутству. В конце концов, обе героини это – образы «женщин – пережитков истории» с уходом которых закончится, жизнь самой профессии кисэн. Сама книга переполнена описаниями, насквозь проникнута ощущением упадка и того, как автор

со стороны наблюдает за тем, как прошлое сменяет современность, уничтожая все самое лучшее, что в нем есть. Отказ от традиционных ценностей и понимания прекрасного в угоду навязанным извне стереотипам – одна из самых тяжелых проблем Корейского общества, касающихся, в том числе, дискурсивных трансформации эстетического понятия «прекрасного».

Рассказ «Твои метаморфозы» написан в жанре научной фантастики. Автор использует приемы гиперболизации, а отображение всех уже существующих в Корейской и мировой культуре проблем крайне гипертрофировано. Повествование ведется от лица мужчины – гомосексуалиста, рассказывающего историю о своем бывшем любовнике, которого сам крайне жалеет. Они расстались при странных обстоятельствах, о которых идет речь на протяжении всего произведения. Столкновение «прекрасного» и «кричащего уродства» здесь превратилось в настоящую войну. Корейцы будущего открыли способ выращивать человеческие органы на теле животных. Это стало прорывом в медицине и дало человеку право манипулировать своим телом самыми разными способами. Сразу же всплыли странные и вопиющие тенденции, захлестнувшие мир. Человек отказался от собственных ног, утверждая, что ему с ними некомфортно, появились существа без пола,  люди = дельфины, холодильник с имплантированным в заднюю стенку человеческим мозгом. Любовник главного героя стремится также изменить себя, вначале делая небольшой шаг – увеличивая длину своих ног и телосложение. Это порождает конфликт, поскольку партнеру он нравился таким, каким был.

Главному герою, наблюдающему за ним, подобные идеи и поведение чужды. Это служит поводом для разрыва пары, но нечто держит главного героя, заставляя быть безмолвным наблюдателем «метаморфоз» человека, которого он когда – то знал и любил. Мужчина не ограничивается ростом, брошенный и неудовлетворенный, он сначала создает себе идеальное тело, затем меняет пол, а затем, в кульминации произведения становится объектом эксперимента, позволяющего человеку и вовсе отказаться от физической оболочки и стать дрейфующей в пакете клеткой, вечно испытывающей удовольствие. Безумной и бездумной, неспособной вернуться обратно. Человек в завершении деградирует вследствие того, что свобода распоряжаться красотой так, как он пожелает, развращает и приводит к упадку личности, порождает бесконечное «безобразное». Сам рассказ «Твои Метаморфозы» не претендует на место пророчества, не поучает и не предлагает какого – либо выхода из сложившейся ситуации. Он лишь ставит вопрос о том, стоит ли беззаботно относиться к маниакальному стремлению человечества к навязанному массовой поп-культурой «прекрасному» и «идеальному», и оставляет читателя размышлять об этом. Оба этих прозаических произведения связаны тем, что их тематикой является представление аспектов «прекрасного» и «безобразного» в современном корейском обществе.

Эстетизация прошедшего и порицание будущего присутствуют и там и там. Завершающей же нотой здесь является надежда обоих авторов на то, что традиционные дискурсивно-закреплённые понятия об идеале и уродстве не деградируют и не раздуются до величины, которая изничтожит сам здравый смысл вследствие постепенной деструкции восприятия «прекрасного».

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Список использованных источников

1. Лачина Е.В. Традиционные ценности в современной Корее // Вестник российского корееведения. 2012. №4.