Аннотация. В статье на основании вновь вводимых в научный оборот архивных источников описывается деятельность одного из центральных государственных учреждений эпохи реформ Петра I по упорядочиванию рекрутской повинности в России.

Ключевые слова: рекруты, Канцелярия рекрутного счѐта, А. И. Ушаков, Петр I, рекрутская повинность.

Проблема пополнения русской армии солдатами при Петре I постоянно находилась в центре внимания правительства. Рекрутская система существовала в стране с 1699 г. и рекрутские наборы с тех пор шли интенсивно. После решающей победы русской армии над шведской армией под Полтавой в 1709 г. напряжение в Северной войне 1700–1721 гг. несколько спадает. Уменьшаются и размеры и частота рекрутских наборов в России, появляется возможность сделать рекрутчину более упорядоченной.

С 1711 г. в России был создан высший орган власти – Сенат. Новый орган власти по поручению царя Петра I сразу же включился в решение многочисленных проблем, связанных с рекрутскими наборами.

Тяжесть рекрутчины к тому времени в России осложнялась неравномерным распределением этой повинности на разные районы страны и на разные категории населения. В результате интенсивных рекрутских наборов в период максимального напряжения в Северной войне в 1705–1710 гг., а также в результате преобразований государственного управления в 1708–1710 гг. (образование губерний и передача туда главных забот о рекрутах) в рекрутской системе царил хаос – многие объявленные рекрутские наборы не выполнялись, от населения шли жалобы на неравномерную раскладку рекрутчины, ни Сенат, ни губернии не располагали полными сведениями о том, сколько, когда и в какой рекрутский набор были набраны солдаты. С каждым выставляемым рекрутом все поместья и общины, которые отправляли этого рекрута, были обязаны отправить также определѐнное количество денег, провианта (хлеба и крупы) и мундир. И в выполнении этих повинностей тоже было много беспорядка.

Проблема восстановления полной картины рекрутских наборов в 1700-1710 гг. для более правильной раскладки на население новых нарядов на поставку рекрут не сразу была осознана. Сначала Сенат запросил центральные и местные власти сведения о состоянии рекрутских дел.

В сенатском указе от 13 апреля 1711 г. было сказано: «Из приказов, из которых надлежит, о сборе всех даточных и рекрут с 700 года сколько определено было их в которой сбор взять по указу и что с кого тех даточных и рекрут взято и за взятьем осталось в доимке, и на ком имены, и зачем та доимка не выбрана, и по чему на рекрут женатых и холостых денег и провианта собрано порознь, и что на которой набор тех денег и провианта всего было в сборе, также и в расходе, и сполна ль те деньги и провиант по указу выбраны или несполна, и зачем сколько которого сбора не выбрано и в доимку запущено, а из собранных по скольку у которого набора после беглецов и умерших денег и провианта оставалось, и куда и по каким указам те остаточные деньги и провиант, и всѐ ль в расходе или что есть где в остатке на лицо.» [9, т. 4, с. 665–666, № 2349]. Здесь рекруты называются также и старым термином «даточные». К 1711 г. терминология ещѐ не установилась – рекрут называли то старым термином «даточные», то неологизмом «рекруты».

Однако, несмотря на авторитет Сената и на масштабность этих сведений, собираемых Сенатом, судя по всему, дело с места не двигалось.

22 февраля 1714 г. в очередном сенатском запросе необходимой информации о сборе налогов и рекрут было сказано: «12. Коликое число в котором году по указу сенатскому велено собрать рекрут, и в то число что собрано, и затем в доимке, и из того числа куды в посылке, и с кем имены, и с каким довольствованием, и на каких подводах, и командиры всех ли довели до указных мест, и приѐмныя письма явились, или что с дороги бежало и померло, и что беглых и умерших в котором году было порознь, и у приѐму на тех рекрут по чему с плательщиков сбирано денег и провианту, и тот провиант и деньги все ль в сборе, и куда в расходе, и за тем что в остатке и в доимке, а которая доимка до расположения губерний прежних наборов, и из той доимки у них губернаторов сбор был людьми или брано деньгами, и по чему за человека, и что в сборе» [9, т. 5, с. 82–84, № 2774].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Ещѐ в декабре 1711 г. Сенат поручил стольнику Петру Ермолаевичу Баскакову заняться этими «рекрутскими счетами» — собрать все необходимые сведения и допросить всех участников рекрутских наборов.

В приговоре Сената от 28 декабря 1711 г. говорилось: «столнику Петру Ермолаеву сыну Баскакову быть у счѐтного дела в Помесном приказе, а имянно: с 1700 года по нынешний 1711 год счесть: в котором году каких рекрутных наборов было, из сколких дворов порознь, и в те наборы из городов по отпискам сполна ль в приѐме или не сполна, и за чем, и что которого набору с чьих поместей и вотчин рекрут зачтено и по каким указом, также по чему с двора имано денег, мундира и правианта на человека, и тех денег что в Помесной приказ, а правианта, мундира в которых городех на станцыях и по сколку четвертей в сборе было, и те рекруты, денги, правиант и мундир куда и по каким указом в росходе, и на станцыях с начала приѐму по отпуск рекрутом на сколко месяцев тех денег и правианта дано, и за тем что на которой станцыи в остатке в остатке, и те остаточные денги и правиант ныне на лицо ль или на иные дачи куда в расходе, и с чьих поместей и вотчин, за взятьем рекрут, денег, правианта, мундира в доимке, и за чем та доимка не взята, о том о всѐм выправясь подлинно, сделать к доношению ведомости по сбором и по городом, а у того дела с ним с Петром Баскаковым быть дьяком и подьячим Помесного ж приказу, и о том ему, Петру, сказать указ, а к московскому управителю, для ведома, отписать.» [6, т. 1, с. 407, № 570].

Положение осложнялось тем, что многие документы после передачи рекрутских дел от Поместного приказа губерниям в 1710 г. были перевезены из Москвы в губернии, а большинство офицеров-наборщиков, занимавшихся рекрутскими наборами в Поместном приказе в 1705–1710 гг., были отосланы в действующую армию.

О стольнике П. Е. Баскакове до этого назначения известно, что в 1710 г. он проводил смотр недорослям в Галицком уезде Архангелогородской губернии [6, т. 4, кн. 1, с. 47, № 69]. В 1714 г. П. Е. Баскаков имел придворный чин «царедворца», но крестьянских дворов за ним не числилось [6, т. 4, кн. 1, с. 442, № 540].

П. Е. Баскаков предоставлял свои отчѐты в Сенат 27 октября 1712 г. и 27 февраля 1713 г. [6, т. 3, кн. 1, с. 100–105, № 131]. Первый отчѐт представляет собой ответ дьяков Поместного приказа, занимавшегося рекрутскими наборами в 1705–1710 гг. на вопросы («пункты»), сформулированные Сенатом 28 декабря 1711 г. Сенат слишком краткие ответы дьяков не удовлетворили и 27 октября 1712 г. он даже постановил вызвать их на допрос в сам Сенат, но этого сделано не было. 8 декабря 1713 г. Сенат попытался закрыть всю эту затянувшуюся неудачную деятельность и отослать стольника П. Е. Баскакова к делам в Смоленск, относившийся к Рижской губернии, оставив это рекрутное счѐтное дело под началом сенатора Г. И. Волконского [6, т. 3, кн. 2, с. 1327–1329, № 1209]. Но, очевидно, по настоянию царя стольник в Рижскую губернию не поехал. Из отчѐта 1714 г. видно, что из 229 рекрутских наборщиков Поместного приказа к этому моменту были получены отчѐты только от 44 человек [7, с. 133, прим. 1].

В 1714 г. открылась масштабная махинация на подрядах на хлеб для армии и для работников в Санкт – Петербурге. К расследованию этого дела был подключѐн А. И. Ушаков. Одним из подследственных оказался почему – то «следователь рекрутных наборщиков» П. Е. Баскаков, но, очевидно, он был оправдан [5, т. 5, с. 277–278].

П. Е. Баскаков занимался рекрутными счетами до 1719 г., когда был отослан на службу в Камер-коллегию [10, Ф. 248. Оп. 10. Кн. 648. Д. 34. Л. 219–221]. Вместо него к делам, для посылки в губернии для сбора рекрутской недоимки были отправлены царедворцы А. М. Кровков и П. Е. Арсеньев. Но к тому времени он уже не возглавлял это дело.

В 1714 г. к «рекрутским счетам», то есть к расследованию параметров рекрутских наборов в 1700–1711 гг. царѐм был подключѐн энергичный майор лейб-гвардии Преображенского полка Андрей Иванович Ушаков, будущий глава Тайной канцелярии (политической полиции), входивший во всѐ большую силу при царе. Указ о направлении А. И. Ушакова к «рекрутному счѐту» вышел 6 мая 1714 г. [6, т. 5, кн. 2, с. 800, № 954]. Ещѐ 15 марта 1713 г. А. И. Ушаков проходил службу в Риге капитаном лейб-гвардии Преображенского полка [6, т. 3, кн. 1, с. 254, № 287; с. 271, № 305]. Стольник П. Е. Баскаков сделан «судьѐй при рекрутном счѐте» 2 августа 1714 г. [6, т. 5, кн. 2, с. 800, № 954].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Первые донесения А. И. Ушакова Петру I о рекрутских делах датированы 16 июня и 10 октября 1714 г. [13, с. 423–425, № 55]. Одним из первых рекрутных дел новой канцелярии стала высылка ландрата И. Теряева из Нижегородской губернии к А. И. Ушакову с отчѐтом о рекрутском наборе [10, Ф. 248. Оп. 2. Кн. 35. Д. 33. Л. 132–135; 6, т. 4, кн. 2, с. 979–980, № 1190].

Так в России окончательно оформилось новое ведомство – Канцелярия рекрутного счѐта [15, с. 146–149].

В составе именного наказа от 6 мая 1714 г. специальному посыльному к архангелогородскому губернатору за рекрутами одним из пунктов (п. 4) требуется найти всех прежних рекрутских наборщиков с начала организации губернии. Если прежние московские наборщики живут в Архангелогородской губернии, то предписывалось выслать их Москву к А. И. Ушакову: «4. И для лучшего свидетельства сыскать наборщиков всех которые с начала определения губерний в городах Архангелогородской губернии у рекрутскаго набору, и сыскав их велите им жить до указу при себе, а которые наборщики были прежде определения губерний присыланы в город Архангелогородской губернии из Поместнаго и Военнаго приказов для набора рекрут и ныне живут в городех Архангелогородской губернии, тех выслать к Москве немедленно, и велеть им явиться на Москве Преображенскаго полку майору Андрею Ушакову» [9, т. 5, с. 104, № 2807]. Такие же указы были посланы и во все остальные губернии, кроме столичной, Санкт-Петербургской [10, Ф. 9. Тетради записные. 1714 г. Д. 79. Л. 29]. Сам А. И. Ушаков для решения проблем с недобором рекрут был послан в Московскую губернию ещѐ 3 апреля 1714 г. [10, Ф. 9. Тетради записные. 1714 г. Д. 74. Л. 27]. Пѐтр I вѐл интенсивную переписку с А. И. Ушаковым по рекрутским проблемам [10, Ф. 9. Тетради записные. 1714 г. Д. 255. Л. 81; Д. 347. Л. 102; Ф. 9. Оп. 3. Ч. 2. Кн. 21. Л. 453–464].

Из приговора Сената от 5 августа 1720 г. становится ясно, что А. И. Ушаков занимался рекрутными счетами с 1714 г. («велено … во всѐм о рекрутных наборах изследовать ему») [9, т. 6, с. 229–230, № 3625]. Об учреждении «Рекрутной щѐтной канцелярии» кратко упоминается и в одном документе 1718 г. [10, Ф. 248. Оп. 1. Кн. 16. Д. 184. Л. 1120–1125].

А. И. Ушаков не только разыскивал информацию о прежних рекрутских наборах, но и был обязан царѐм в 1715 г. в случае обнаружения рекрутской недоимки прошлых лет взыскивать за каждого не поставленного рекрута по 20 рублей. П. Е. Баскаков также продолжал заниматься рекрутскими счетами. В ходе этих расследований были выявлены случаи взяточничества и других нарушений со стороны участников рекрутского набора. Именно П. Е. Баскаков должен был заниматься «розыском» об этих нарушениях, то есть расследованием, допросами и пытками подозреваемых и доносителей (резолюции царя от 14 февраля 1715 г.) [9, т. 5, с. 147-148, № 2885]. В 1715 г. А. И. Ушаков и П. Е. Баскаков обнаружили, что четырнадцать рекрут в своѐ время были незаконно, очевидно, за взятки, отпущены дьяками Поместного приказа по домам. За это с них был взыскан штраф [10, Ф. 1209. Кн. 5213. Л. 30–41, 47, 58–61]. Как видно из дела 1724 г. Канцелярия могла даже задерживать и содержать под арестом [10, Ф. 9. Кн. 69. Л. 570].

Характерно, что именно А. И. Ушаков, человек, занимавшийся рекрутными счетами, взысканиями и наказаниями за нарушения при рекрутских наборах, стал впоследствии видным главой секретной политической полиции России при всех императорах от Петра I до Елизаветы. Рекрутская повинность в то время относилась к самым тяжѐлым для населения повинностям, вызывала наибольшее недовольство населения. С рекрутскими проблемами мог справиться только человек энергичный, способный к сыску настолько, что впоследствии он на долгие годы стал главой политического сыскного ведомства – Тайной канцелярии. Одновременно с «рекрутными счетами» А. И. Ушаков занимался разнообразными разовыми поручениями царя, связанными, в основном, с тем же политическим сыском.

О разнообразной сыскной деятельности А. И. Ушакова при Петре I писал ещѐ В. И. Веретенников [4, с. 53–56]. Он считал, что кроме Канцелярии рекрутного счѐта А. И. Ушаков возглавлял ещѐ несколько похожих канцелярий. Всѐ же представляется более вероятным, что под руководством А. И. Ушакова была только одна канцелярия. При этом он с 1718 г. ещѐ активно участвовал в работе Тайной канцелярии. Есть о А. И. Ушакове и диссертационное исследование В. В. Бурукина с исчерпывающей библиографией и историографией [3].

В 1715 г. в Канцелярии рекрутного счѐта (в источниках она называется «Канцелярией счѐтной у рекрутных дел и у доимки даточных» и другими схожими названиями, однако, устоявшегося названия этого учреждения не было никогда) числились «судья» П. Е. Баскаков, трое дьяков и неназванное («немалое») число подьячих (указ от 7 апреля 1715 г.) [9, т. 5, с. 153, № 2901]. По форме этот указ царя представляет собой «расспросные пункты», на которые царь накладывает свои резолюции. Автор этих пунктов не указан, но наиболее вероятно, что им являлся А. И. Ушаков, фактически возглавлявший Канцелярию. Впоследствии Канцелярия располагала гораздо большим штатом служащих [10, Ф. 248. Оп. 11. Кн. 606. Д. 15. Л. 228]. В 1717 г. в Канцелярию рекрутного счѐта с повышением (из подьячих в дьяки) из канцелярии Сената был переведѐн подьячий К. Филиппов [10, Ф. 248. Оп. 10. Кн. 647. Д. 203. Л. 871–872]. Сенат и Канцелярия вообще активно обменивались служащими. В 1722 г. дьяк Канцелярии Казаринов был переведѐн в Сенат секретарѐм вопреки протестам А. И. Ушакова [1, т. 1, с . 102, № 1166]. Пришлось вмешаться царю, бывшему в это время Персидском походе (письмо Петра I в Сенат от 13 июля 1722 г.) [12, т. 11, с. 490–371, № 371].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Интересно наименование второго человека в Канцелярии, П. Е. Баскакова, «судьѐй». «Судьями» в приказах до Петра I обычно именовались главы приказов. При Петре I главы приказов стали называться «президентами». Но для таких небольших учреждений, как Канцелярия рекрутного счѐта, явно уступавших значением и размерами другим ведомствам, для заместителя главы учреждения сохранилось это допетровское название. А. И. Ушаков запрашивает царя, как штрафовать уклонившихся в своѐ время от отдачи рекрут, как наказывать пойманных и сдавшихся властям беглых рекрут, на ком взыскивать растраченные в губерниях излишки рекрутных денег и провианта. Как видно, Канцелярия не только исследовала состояние рекрутных счетов в России, но и непосредственно карала за нарушения в рекрутских наборах (именной указ от 7 апреля 1715 г.) [9, т. 5, с. 153, № 2901]. А. И. Ушаков, судя по всему, часто направлял доклады царю о деятельности своей канцелярии [1, т. 1, с. 34, № 383 (декабрь 1715 г.); 10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 9: Тетради записные 1715 г. Л. 69 (о доносе провинциал-фискала Негоновского об укрывательстве годных в службу«людях боярских»); 10, Ф. 9. Оп. 3. Ч. 2. Кн. 30. Л. 41 (1716 г., отчѐт А. И. Ушакова царю); 10, Ф. 9. Отд. 2. Кн. 33. Д. 51. Л. 606–678 (1717 г., доношение А. И. Ушакова царю); Ф. 9. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 88. Л. 397–398; Ф. 9. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 90. Л. 375–379; Ф. 9. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 61. Л. 531–550 (1722 г.); Ф. 9. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 64. Л. 494–507 (1723 г.)].

Наконец, Канцелярия была привлечена уже и к самими рекрутским наборам, правда только к специальным рекрутским наборам ограниченного масштаба и только с Москвы и с окрестных местностей, то есть вблизи от самой Канцелярии. 22 октября 1715 г. царь повелел лейб-гвардии майору А. И. Ушакову начать набор с Москвы и с Подмосковья во флот [9, т. 5, с. 179, №№ 2944 и 2945; 10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 9: Тетради записные 1715 г. Л. 52; 10, Ф. 9. Оп. 3. Ч. 2. Кн. 24. Л. 568–623; 5, т. 6, с. 53 (неверно указан возраст, подлежащих набору – 20–30 лет, на самом деле набирались рекруты 13–20 лет)]. Набор шѐл из «людей боярских» – крепостных дворовых и крепостных ремесленников всех имений Москвы и местности в радиусе 100 вѐрст от Москвы. Следовало провести начиная с 10 декабря смотр всех таких «людей боярских» возрастом 10 лет и выше, чтобы выбрать из них 2000 человек 13–20 лет в матросы. Указом от 19 декабря 1715 г. велено было также набирать на службу вольноотпущенных людей боярских. К 27 декабря 1716 г. их было набрано вместе с недорослями 409 человек [10, Ф. 248. Кн. 644. Л. 222, 225, 241–262]. 28 декабря Сенат по письму царя [12, т. 11, с. 339, № 181 (письмо царя от 25 декабря 1716 г.)] указал А. И. Ушакову отправить собранных им рекрут в русский Финляндский корпус [1, т. 1, с. 41, № 460; 5, т. 6, с. 565]. 3 января 1717 г. Сенат (по доношению А. И. Ушакова с именной росписью рекрут) приговорил отправить этих набранных в русский Финляндский корпус, но отправлено было из Москвы их уже не 409, а только 374 человека, прочие бежали.

3 марта 1717 г. Пѐтр I приказал А. И. Ушакову набрать 1500 рекрут во флот из «людей боярских» и из подмосковных крестьян 15-20 лет и моложе [10, Ф. 9. Оп. 2. Ч. 1. Кн. 38. Л. 406; 10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 11: Тетради записные 1717– 1718 гг. Л. 36; 10, Ф. 248. Оп. 12. Кн. 644. Д. 31. Л. 334; 10, Ф. 248. Оп. 12. Кн. 644. Д. 45. Л. 468 – 474; 10, Ф. 248. Оп. 12. Кн. 16. Л. 1072–1080; 5, т. 6, с. 207 и 584 (неверно указан возраст рекрут – 18–20 лет, на самом деле – 15–20 лет)]. А. И. Ушаков сам рассчитал, что с местности в радиусе 100 вѐрст от Москвы набор придѐтся вести по норме одного рекрута с 25 дворов, а с дворовых брать каждого десятого. Таким образом, Канцелярия рекрутного счѐта не только набирала рекрут, но даже и определяла параметры рекрутского набора.

15 октября того же года царь приказал Канцелярии также набрать в матросы ещѐ и 400 жителей Сибири [10, Ф. 9. Оп. 2. Ч. 1. Кн. 38. Л. 115 и 474; 10, Ф. 9. Оп. 2. Ч. 1. Кн. 11: Тетради записные 1717–1718 гг. Л. 158]. 17 января 1718 г. Пѐтр I торопил с отправкой этих рекрут в Санкт — Петербург ещѐ по зимнему пути и уточнил, что возраст рекрут должен составлять от 15 до 20 лет [10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 11: Тетради записные 1717–1718 гг. Л. 158; 5, т. 7, с. 5].

Однако, только этими рекрутскими наборами деятельность Канцелярии в этой сфере и ограничилась. Больше непосредственным набором рекрут относительно небольшая Канцелярия не занималась, деятельность эта перешла всецело к Военной коллегии, начавшей свою работу с 1719 г.

К 1722 г. Канцелярия активно занималась сыском беглых рекрут и штрафованием за их незаконное укрывательство [10, Ф. 248. Оп. 7. Кн. 380. Д. 20. Л. 346 и 352].

Канцелярия рекрутного счѐта вела также приѐм на военную службу добровольцев: 7 марта 1717 г. царь приказал А. И. Ушакову не записывать в службу беглого крепостного фельдмаршала Б. П. Шереметева Алексея Волохова, который, якобы, убегая от своего помещика, украл вещи его сына, М. Б. Шереметева [10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 11: Тетради записные 1717–1718 гг. Л. 42; 5, т. 6, с. 208]. Следует, однако, помнить, что обвинение крепостного, поступившего вопреки желанию своего хозяина в солдаты, то есть фактически освободившегося таким образом от рабства, в краже имущества хозяина было обычной уловкой крепостников для возвращения этого крепостного к хозяину.

Расширение функций Канцелярии А. И. Ушакова со сбора информации о прошлых рекрутских наборах до непосредственного участия в функционировании рекрутской системы характерно для допетровского, приказного делопроизводства. Как видно, несмотря на переименование центральных государственных учреждений из «приказов» в «канцелярии» старые приказные обычаи ещѐ сохранялись.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Располагалась канцелярия на Потешном дворе в Москве и с 1717 г. иногда даже и называлась Канцелярией Потешного Двора [10, Ф. 248. Оп. 12. Кн. 641. Д. 69. Л. 614–617]. Характерно, что в 1721 г. на этом же дворе вместе с Канцелярией была размещена московская контора Военной коллегии [10, Ф. 248. Оп. 7. Кн. 379. Д. 17. Л. 249–253]. Канцелярия А. И. Ушакова по численности персонала была одной из крупных канцелярий в составе центральных ведомств России. В 1715 г. в еѐ штате было 17 человек канцелярского персонала, в 1718 г. – 65 человек, а после распределения персонала между Москвой и Санкт – Петербургом – 51 человек [2, с. 56–66]. Безосновательно утверждение, будто Канцелярии рекрутного счѐта поручалось только ревизия деятельности наборщиков, занятых в последнем рекрутском наборе [2, с. 195]. На самом деле Канцелярия занималась всеми рекрутскими наборами с 1700 г.

Уже к концу 1714 г. канцелярия «донимала» рекрутные сборы (денежные и натуральные), взимала штрафы, и «поворотные» сборы в Москве. Капитан И. Ильин выезжал от Канцелярии в 1718 – 1719 гг. для следствия по растрате архимандрита Троице – Сергиева монастыря и допросил рекордное количество людей – 871 человек. Деятельность Канцелярии охватила многие регионы страны. Канцелярия была одной из самых многоаспектных в петровское время. Например, о казнокрадстве можно было доносить только двум комиссиям в государстве, в том числе – Канцелярии рекрутского счѐта [9, т. 5, с. 531, № 3143] (указ от 19 января 1718 г.).

В 1720 г. в Канцелярии рекрутных счетов числилось служащих: 5 чиновников 9–14 классов, 59 канцелярских служителей без классных чинов и 87 солдат [8, с. 188]. По другим сведениям в этом году в Канцелярии числился 51 служащий [14]. В 1723 г. В Канцелярии был 81 служащий. Это превышало численность некоторых коллегий – главных центральных ведомств России. В то время в Ревизион-коллегии числилось 68 человек, в Штатс-контор-коллегии – 40 человек, в Коммерц-коллегии – 37 человек [14].

В 1718 г. было решено накопившуюся к этому времени гигантскую рекрутскую недоимку (около двадцати тысяч рекрут!) заменить выплатой за каждого не выставленного рекрута по 20 рублей. Санкт-Петербургская губерния от такого взыскания освобождалась. Поручено было такое взыскание Канцелярии рекрутного счѐта А. И. Ушакова [10, Ф. 248. Оп. 11. Кн. 605. Д. 45. Л. 581–593]. Последний жаловался в Сенат 22 декабря 1719 г., что вопреки этому указанию губернии не торопятся платить эти деньги за не поставленных рекрут. По подсчѐтам Канцелярии рекрутного счѐта, сделанным по материалам, предоставленным Поместным приказом (то есть за время с 1705 г.), необходимо было взыскать 901 454 рубля, то есть деньги за примерно 45 072 не поставленных рекрута. Сюда входили и 20 тысяч рекрут, которые бежали, не дойдя до полков. Чистая рекрутская недоимка (то есть рекруты, которых население вообще не выставило), таким образом, составила с 1705 до 1719 гг. примерно 25 тысяч человек.

К 22 декабря 1719 г., примерно за год действия указа о замене рекрутской недоимки деньгами, Канцелярия рекрутного счѐта сумела взыскать из суммы рекрутской недоимки только 129 870,815 рублей, то есть 14 %. Ещѐ на 520 902,36 рублей (58 % недоимки) губернии прислали разнообразные отговорки – запустение дворов, бегство налогоплательщиков, ошибки при переписях дворов и т. п. Оправданий же о неуплате ещѐ 28 % рекрутской недоимки не было никаких. В арифметических расчѐтах Канцелярии рекрутного счѐта здесь содержится обычная для того времени плохо объяснимая арифметическая ошибка: в сумме получается 129870,81+809690,63=939561,44 рубля, что по сравнению с ранее указанной суммой в 901454 рубля на 38107,44 рубля (на 4 %) больше [9, т. 6, с. 229–230, № 3625].

За 1720–1721 гг. сохранились документы о запросах Канцелярии рекрутного счѐта А. И. Ушакова в Нижегородскую [10, Ф. 248. Оп. 3. Кн. 107. Д. 45. Л. 299–311] (но правильностью рекрутского набора стольником И. И. Щепотевым в Арзамасском уезде этой губернии Канцелярия занималась уже в 1716–1717 гг. [10, Ф. 248. Оп. 12. Кн. 641. Д. 88. Л. 696–702]) и Московскую губернии (г. Переславль-Залесский [10, Ф. 248, Оп. 3. Кн. 126. Д. 5. Л. 398–401], отсылка в Канцелярию дела наборщика Т. Лихарева из г. Переславль-Рязанский [10, Ф. 9. Отд. 2. Кн. 45. Л. 30]) о рекрутской недоимке и сборе денег за неѐ [10, Ф. 9. Отд. 2. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 91. Л. 50–55 (реестр «сказок» рекрутских наборщиков, собранных Канцелярией)]. Активно расследовала состояние рекрутских дел Канцелярия и на монастырских землях, взыскивая деньги за рекрутскую недоимку и за содержание беглых рекрут [10, Ф. 248. Оп. 5. Кн. 225. Д. 3. Л. 25–28] (1722 г.). Сенат требовал от губернских канцелярий содействия Канцелярии рекрутного счѐта [10, Ф. 248. Оп. 13. Кн. 685. Д. 25. Л. 248–251] (1721 г.). Деятельность Канцелярии рекрутного счѐта отражена в сохранившихся архивных документах [10, Ф. 248. Кн. 107. Л. 299–311 (1720–1721 гг.); Ф. 248. Кн. 111. Л. 800–804 (1718 г.); Ф. 248. Кн. 114. Л. 2–19 (1718–1722 гг.); Ф. 248. Кн. 117. Л. 276–282 (1719 г.)].

Этот «рекрутский сыск» А. И. Ушакова в губерниях проходил болезненно. В 1718 г. Киевская губерния жаловалась А. И. Ушакову на посланного из Канцелярии рекрутного счѐта гвардейского капитана [10, Ф. 248. Оп. 3. Кн. 111. Д. 89. Л. 800–804]. Дела о взятках служащих Канцелярии А. И. Ушакова в Киевской губернии уже в 1719 г. были переданы Сенатом для розыска в саму канцелярию рекрутного счѐта, то есть, по сути, «спущены на тормозах» [10, Ф. 248. Оп. 3. Кн. 114. Д. 1. Л. 2–19]. Как видно, влиятельность Канцелярии А. И. Ушакова была столь велика, что и Сенат не решался активно бороться с злоупотреблениями служащих Канцелярии. До какой степени сам А. И. Ушаков участвовал в этих коррупционных преступлениях, осталось не выясненным.

Вообще А. И. Ушаков в делах наживы не терялся: в 1716 г. была обнаружена серьѐзная рекрутская недоимка в поместьях и вотчинах санкт-петербургского вице-губернатора. Согласно жѐстким указам Петра I в этих случаях поместья и вотчины виновного отписывались на доносчика об этой рекрутской недоимке. Так эти немалые земельные владения перешли А. И. Ушакову [10, Ф. 248. Оп. 2. Кн. 189. Д. 64. Л. 272–274], а провинившийся вице-губернатор был снят с должности [6, т. 4, кн. 2, с. 1245, № 1510]. Иногда Канцелярия А. И. Ушакова подозрительно просила об освобождении от взыскания рекрутских недоимок некоторых групп податного населения, например, старообрядцев Важских и Усть-Янских волостей [10, Ф. 248. Оп. 13. Кн. 694. Д. 3. Л. 59–62, 64]. Возможно, служащие Канцелярии могли и здесь покорыстоваться. Ещѐ в 1716 г. Петру I поступил донос от подьячего И. Пояркова о взятках и послаблениях в рекрутских делах в Канцелярии рекрутного счѐта [10, Ф. 9. Оп. 3. Ч. 2. Кн. 28. Л. 494–504]. Но А. И. Ушакову всѐ сходило с рук.

Долги денежных дворов, занимавшихся сбором налогов в губерниях, Канцелярии рекрутного счѐта, прежде всего, очевидно, по сбору денежной рекрутской недоимки по указу 1718 г. к 28 февраля 1721 г. составляли 11 411,15 рублей [9, т. 6, с. 363–366, № 3748; 10, Ф. 9. Оп. 1. Кн. 13: Тетради записные 1720 г. Д. 125; 10, Ф. 9. Отд. 2. Оп. 4. Ч. 3. Кн. 91. Л. 50–55]. Однако, и сама Канцелярия рекрутного счѐта занималась сбором некоторых пошлин в Москве, уже в 1722 г. отсылая их частично в ведомство по доходам — Штатс – контор – коллегию [10, Ф. 248. Оп. 7. Кн. 380. Д. 5. Л. 18–22].

В ходе деятельности Канцелярии по упорядочиванию рекрутского дела в стране постоянно возникали вопросы о применении рекрутского законодательства в спорных и неясных случаях. В январе 1718 г. А. И. Ушаков запрашивал царя о решении таких вопросов. Было решено за успешный донос и задержание беглого рекрут выплачивать по 5 рублей, а с укрывателей беглых рекрут взыскивать солдатское жалованье за три года, что близко к сумме 20 рублей, которую впоследствии платили такие нарушители. За незаконный наѐм вместо себя в рекруты также решено было взыскивать трѐхлетнее солдатское жалованье, а за повторное такое же нарушение назначалась уже каторга на 10 лет. А. И. Ушакову царь поручил расследовать все доносы добровольно явившихся из бегов рекрут на взяточничество наборщиков при рекрутских наборах, причѐм особое внимание уделялось борьбе с ложными доносами [5, т. 7, с. 323].

Доношение А. И. Ушакова о правовых проблемах деятельности его Канцелярии рекрутного счѐта рассматривалось на совместном заседании 8 мая 1722 г. Сената и Синода [9, т. 6, с. 672–674, № 3996; 10, Ф. 248. Оп. 13. Кн. 694. Д. 7. Л. 71–96 (доклад Канцелярии Сенату от 24 января 1722 г.)]. Было решено по-прежнему штрафовать 20 рублями помещиков, принявших в своѐ поместье беглого рекрута, независимо от того, знала администрация поместья о его бегстве или нет. Беглый рекрут, живший в бегах в каком-либо поместье или хозяйстве, обязан был указать это поместье или хозяйство под угрозой наказания, независимо от того, вернулся ли он из бегов добровольно, или был пойман. Доносчики на беглых рекрут поощрялись денежными выплатами. Если пойманный или добровольно вернувшийся беглый рекрут оказывался негодным к службе, то он возвращался к своему помещику без выплаты помещиком штрафа. Если же беглый рекрут жил после бегства у своего же помещика и был пойман, то, кроме возвращения его на службу, помещик обязан был заплатить штраф 20 рублей. Если беглый рекрут добровольно явился из бегов или был пойман до 22 октября 1721 г., то он амнистировался по случаю победы в войне со Швецией (годные в службу возвращались к месту службы без наказания, негодные в службу не платили штраф). Если на службу вместо себя путѐм подлога кто-либо отправил другого человека – «наѐмщика», но при этом впоследствии сам донѐс на себя, то он освобождался о наказания. Если такой подлог исходил от помещика или администрации поместья, то они штрафовались 20 рублями. За бегство наѐмщика со службы дополнительно взыскивались те же 20 рублей. Особо оговаривалось, что наказывались именно те владельцы поместий и крестьяне, которые такими заменами занимались, а не нынешние владельцы поместий. После проведѐнного Канцелярией рекрутного счѐта расследования выяснилось, что в Московской губернии были случаи отпуска негодных рекрут по домам. За них следовало взять с отдатчиков 20 рублей. В 1707-1708 гг. власти зачислили в армию так называемых «больверочных» работников (работавших над укреплениями («больверками») Москвы на случай похода шведов на Москву). Было решено не брать за этих рекрут обычного рекрутного провианта, мундира и рекрутных («рублѐвых») денег с их отдатчиков. Посады выплачивали деньги за не поставленных рекрут с трудом. Было решено, что города, заплатившие больше четверти всей суммы, освобождались от выплаты оставшейся суммы, а не заплатившие и четверти обязывались платить вдвое. Правда, для всех городов учитывалось сокращение числа в них дворов, если оно было. Магистрат обязывался уравнять в платеже за рекрут города, поскольку среди них в поставке рекрут была большая неравномерность [10, Ф. 248. Оп. 3. Кн. 117. Д. 42. Л. 276–282 (г. Нерехта Костромского уезда)].

12 июня 1723 г. Сенат уточнил, что беглый рекрут должен прожить в поместье не менее трѐх месяцев, чтобы поместье было оштрафовано за такое укрывательство беглого на 20 рублей [9, т. 7, с. 76–77, № 4243].

В 1723 г. в ходе первой ревизии (переписи душ мужского пола податных сословий) в Смоленской губернии стали поступать показания крестьян о приѐме в крестьянских хозяйствах беглых рекрут, которые потом из этих хозяйств ушли. Сенат по этой юридической коллизии принял решение взыскивать с этих крестьян штрафные деньги, только если эти беглые уже пойманы или добровольно сдались властям (об этом должна быть информация в Счѐтной рекрутской канцелярии, ведь беглые рекруты приводились в Москву, непосредственно в саму Канцелярию [10, Ф. 248. Оп. 13. Кн. 694. Д. 15. Л. 251–270 (1723 г.); 11, Ф. 2. Оп. 2. Д. 16. Л. 318–590 (1721 г.)]). В остальных случаях было решено считать такое содержание беглого в хозяйстве недоказанным [9, т. 7, с. 192, № 4402 (20 декабря 1723 г.)]. Вообще штрафы за беглых рекрут часто взыскивались с такими нарушениями, что в 1724 г. было решено, что такой штраф может быть наложен только по справке в Канцелярии рекрутного счѐта [10, Ф. 248. Оп. 13. Кн. 701. Д. 62. Л. 875–876].

Первоначальная цель создания Канцелярии рекрутного счѐта — установление всех параметров рекрутских наборов начиная с 1700 г. – частично была достигнута составлением соответствующего объѐмного документа в самом конце правления Петра I. Этот доклад Канцелярии, полученный Сенатом 28 декабря 1724 г., максимально подробно излагает сведения о рекрутских наборах 1702–1724 гг. [10, Ф. 248. Кн. 694. Л. 446–469, 547–555].

После смерти Петра I Канцелярия рекрутного счѐта продолжала свою деятельность до 1727 г. По видимому Канцелярию пытались закрыть сразу после смерти Петра I. Однако, многие важные рекрутские дела Канцелярией ещѐ не были закончены. Сохранилась записка предположительно 1725 г. о неоконченных делах Канцелярии: набор царевича Алексея 1708 г., набор в солдаты «больверочных» работников в 1708 г., допросы рекрутных наборщиков до начала губерний (до 1708 г.), расследование наборов людей боярских в даточные [10, Ф. 248. Кн. 694. Л. 381]. 11 января 1727 г. А. И. Ушаков доносил в Верховный тайный совет вновь установленные Канцелярией сведения о поголовных наборах с крестьян Московской губернии в 1704–1705 гг. В этом же году Канцелярия была упразднена в рамках общего сокращения государственных расходов, проведѐнного после смерти Петра I его преемниками [2, с. 211–213].

Зародившись как разовое поручение стольнику П. Е. Баскакову в 1711 г. разобраться с рекрутчиной ввиду хаоса в центральном государственном управлении, воцарившемуся в России в результате первой губернской реформы в России в 1708–1711 гг., с 1714 г. развернувшись под руководством А. И. Ушакова в достаточно крупное центральное ведомство с элементами силовой структуры (право вести сыск, арестовывать и т. п.) и с прикреплѐнными для еѐ содержания некоторыми налогами, Канцелярия рекрутного счѐта (Канцелярия Потешного Двора, Канцелярия А. И. Ушакова, Рекрутная счѐтная канцелярия и т. д.) быстро обросла многими другими функциями, вплоть до приѐма доносов на казнокрадство. Благодаря деятельности этого государственного учреждения удалось несколько повысить доходы государства. Первоначальная же задача, поставленная перед Канцелярией, – сбор сведений о рекрутских наборах 1700–1725 гг. – была выполнена только частично. Частичное сворачивание системы управления страной, созданной при Петре I, после смерти реформатора привело в 1727 г. к ликвидации Канцелярии рекрутного счѐта.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Список использованных источников

1. Архив правительствующего Сената. Т. 1–3. – СПб., 1872–1878.
2. Бабич М. В. Государственные учреждения 18 в.: Комиссии петровского времени. – М., 2003.
3. Бурукин В. В. Андрей Иванович Ушаков: Диссертация на соискание учѐной степени кандидата исторических наук. – Воронеж, 2005.
4. Веретенников В. И. История Тайной канцелярии петровского времени. – Харьков, 1910.
5. Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России. В 15-и т. Т. 5. – М., 1838.
6. Доклады и приговоры, состоявшиеся в Правительствующем Сенате в царствование Петра Великого. Т. 1–6. – СПб., 1880–1901.
7. Милюков П. Государственное хозяйство России в первой четверти XVIII столетия и реформа Петра Великого. – СПб., 1905.
8. Писарькова Л. Ф. Государственное управление России с конца 17 до конца 18 вв. – М., 2007.
9. Полное собрание законов Российской империи. Первое собрание. В 42-х т. – СПб., 1830.
10. Российский государственный архив древних актов.
11. Российский государственный военно-исторический архив.
12. Сборник Русского исторического общества. Т. 1–148. – СПб., 1867–1916.
13. Северная война на ингерманландском и финляндском театрах в 1708–1714 гг. – СПб., 1893.
14. Серов Д. О. Прокуратура Петра I. – Новосибирск, 2000.
15. Тихонов В. А. Рекрутская система комплектования русской армии при Петре I. – Саарбрюккен, 2012.

 

 

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

1701

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке