Ключевые слова: законодательство, уголовное право, коллизии

В результате анализа норм Конституции РФ и Уголовного кодекса РФ  выявлены два вида коллизий между ними в системном отражении конституционных прав и свобод личности в Особенной части Уголовного кодекса при закреплении преступлений против личности и наказания за них:

  1. Пробелы в законодательстве, связанные с противоречивостью статьи 19 Конституции РФ и нормами уголовного кодекса.
  2. Несоответствия между ст. 138 УК РФ и ст. 23 Конституции РФ относительно нарушения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений граждан.

Примером первого вида коллизий может быть противоречие между ч. 1 ст. 188 УК РФ во взаимосвязи с примечанием к ст. 169 УК РФ и ч. 1 ст. 17, ч. 1 ст. 19, ч. 2 ст. 54 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, рассмотренное Конституционным Судом РФ по жалобе М.А. Асламазян. Заявительница ввезла в Россию без декларирования 9550 евро и 5130 рублей. По буквальному смыслу нормы ч. 1 ст. 188 УК РФ и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, размер перемещаемой через таможенную границу РФ валюты признавался крупным (согласно примечанию к ст. 169 данного Кодекса, превышающим в эквиваленте 250 000 руб.) исходя из всей перемещаемой суммы, включая и ту ее часть, которую закон разрешал ввозить в Российскую Федерацию без письменного декларирования. На основании такого толкования уголовного закона в отношении М.А. Асламазян было возбуждено уголовное дело. Дознаватель посчитал, что в ее действиях содержится состав контрабанды — перемещение валюты через таможенную границу РФ в крупном размере. При этом за подобное правонарушение законодательством была установлена как административная, так и уголовная ответственность. Кодекс РФ об административных правонарушениях за данное деяние предусматривал ответственность в виде штрафа от 1 тыс. до 2500 тыс. руб.

Конституционный Суд РФ признал оспоренную норму не соответствующей Конституции РФ и нарушающей принципы равенства и справедливости, так как «даже несущественное превышение суммы, разрешенной для ввоза в Российскую Федерацию без декларирования таможенному органу, может повлечь уголовную ответственность». Он указал, что уголовная ответственность установлена для случаев недекларированного ввоза валюты в крупном размере, каковым может считаться лишь ввоз валюты в размере, существенно превышающем сумму, разрешенную к недекларируемому ввозу.

По мнению Суда, неконституционность подобного истолкования нормы в значительной степени связана с дефектностью самой нормы, с отсутствием у нее должной формальной определенности, позволяющим толковать и применять содержащийся в ней уголовно-правовой запрет как несоразмерно ограничивающий в нарушение принципов равенства и справедливости конституционное право собственности. Конституционный Суд РФ обратил внимание на то, что уголовная ответственность может считаться законно установленной и отвечающей требованиям Конституции РФ лишь при условии, что она адекватна общественной опасности преступления, т.е. соблюден принцип соразмерности наказания. Содержание же оспоренной нормы УК РФ таково, что даже при малозначительном превышении допустимой суммы недекларируемой валюты данное административное деяние образует одновременно состав контрабанды. Кроме того, законодатель не учел специфику валюты как товара, когда в условиях «плавающего» курса валют гражданин не может с достаточной четкостью предвидеть последствия своего поведения, связанного с недекларируемым ввозом валюты.

Вводя уголовную ответственность за контрабанду валюты, федеральный законодатель должен был сформулировать норму таким образом, чтобы при признании размера недекларированной валюты в качестве крупного из всей ввозимой суммы была исключена та ее часть, которая законом разрешена к ввозу без декларирования.

Итак, в сложившейся обстановке доктрина, текущее законодательство и судебная практика должны на нормативно-правовом уровне признать сам факт существования несовпадающих норм и предложить эффективные правовые средства их разрешения.

Статья 15 УК РФ в зависимости от характера и степени общественной опасности подразделяет преступления на следующие категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Таким образом, бывшему Президенту РФ может быть предъявлено обвинение в совершении довольно узкого круга преступлений. Он освобождается от ответственности не только за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, но и за особо тяжкие преступления, общественная опасность которых выше, а размер и вид наказания строже, чем за тяжкие преступления. Здесь налицо явный пробел в законодательстве. Нуждается в разрешении и коллизия между Конституцией РФ, относящей государственную измену к тяжким преступлениям, и УК РФ, согласно которому государственная измена — особо тяжкое преступление.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Согласно ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» личность судьи неприкосновенна. Кроме того, судья полностью освобожден от административной и дисциплинарной ответственности. Устанавливая эти ограничения, законодатель, видимо, исходил из презумпции, что судья, олицетворяющий высшую справедливость, не позволит себе такого рода нарушения, а если это все же случится, то уникальная роль судьи в обществе и государстве дает основание пренебречь этими досадными эксцессами ради сохранения высокой роли судебной деятельности, авторитета судебной власти. Подобное утверждение представляется более чем спорным. Судья именно в силу своей высокой роли вершителя правосудия должен быть образцом соблюдения юридических норм. Полнейшая безнаказанность судей за совершенные проступки никак не поднимает авторитет судебной власти в глазах населения, а скорее, наоборот, заставляет усомниться в справедливости и беспристрастности правосудия. В целях оптимизации должностного иммунитета судей необходимо также частичное ограничение абсолютной неприкосновенности судей от дисциплинарной и особенно административной ответственности.

Тем самым имеет место нарушение конституционного права, предусмотренного ст.19 Конституции РФ, именно:

  1. Все равны перед законом и судом.

  2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

  3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Еще одним несоответствием между уголовно-правовыми и конституционными нормами является разночтение в ст. 23 Конституции РФ и

Статья 23 Конституция Российской Федерации повествует: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1). Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ч.2).

Неприкосновенность этого аспекта частной жизни, безусловно, должна быть защищена государством, его правовыми механизмами. Однако на практике наше право повсеместно грубейшим образом нарушается.

Так, например,  по приговору суда, с учетом внесенных изменений, Тюстин осужден за нарушение тайны телефонных переговоров П., совершенное в период с 9 по 13 июля 2003 года с использованием своего служебного положения и специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, за незаконное собирание в тот же период и распространение в начале августа 2003 года сведений о частной жизни П., составляющих личную тайну, без его согласия, совершенные с использованием своего служебного положения, за незаконное распространение в начале января 2004 года (в приговоре ошибочно указан январь 2003 года) сведений о частной жизни П., составляющих личную тайну, без его согласия, в публично демонстрирующемся произведении.

Суд правильно признал, что вышеуказанные действия Тюстин совершил с использованием своего служебного положения, так как, занимая должность главного инспектора <…> таможенного поста, он имел доступ в служебные помещения таможни и возможность обращаться к вышестоящим должностным лицам.

Правовая оценка действиям Тюстина в этой части, с учетом внесенных в приговор изменений, судом дана правильно. Суд кассационной инстанции квалифицировал незаконные действия Тюстина по ч. 2 ст. 137, ч. 2 ст. 138 УК РФ.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физических лиц (гражданство не имеет значения) влечет ответственность по ст. 138 УК.

В ст. 23 Конституции РФ речь идет о праве на тайну переписки, которая ведется между физическими лицами, а также между физическими лицами и организациями.

Граждане — лица, принадлежащие к постоянному населению данного государства, пользующиеся его защитой и наделенные совокупностью прав и обязанностей.

Закономерно возникает вопрос, почему законом охраняется право на тайну переписки именно граждан?

Во-первых, переписка, телефонные переговоры, почтовые, телеграфные и иные сообщения по своей природе представляют собой различные способы обмена информацией, сообщениями между людьми.

Во-вторых, переписка может носить личный или деловой характер и осуществляться между физическими лицами, организациями, учреждениями, органами власти.

В-третьих, как справедливо отмечает Ф. Рудинский, право на тайну переписки обеспечивается именно гражданам, поэтому конституционная норма относится не ко всей переписке (например, служебной, деловой между различными ведомствами), а такой, в которой одним из переписывающихся является гражданин.

Телефонные переговоры — это обмен речевой информацией между абонентами посредством ее передачи на расстояние с помощью электрических сигналов по проводам или радио (радиотелефонная связь). В последнее время получила распространение интернет-телефония (вид электросвязи).

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 2 октября 2003 г. информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи.

Таким образом, ответственность по ст. 138 УК должна наступать и в случаях незаконного ознакомления посторонних лиц с информацией о самом факте почтового, телеграфного отправления или телефонного разговора. Например, работник телефонной компании, незаконно (без согласия абонента или решения суда) предоставивший информацию о телефонных соединениях абонента третьим лицам, тем самым нарушает право на тайну телефонных переговоров и должен нести ответственность по ст. 138 УК.

Ограничение права на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). Такая необходимость может возникнуть в процессе проведения правоохранительными органами оперативно-розыскных мероприятий или предварительного расследования.

Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» допускает так называемые оперативные эксперименты при расследовании тяжких преступлений.

Действительно, законодательство, регламентирующее оперативно-розыскную деятельность, во многом не соответствует подобным требованиям. Особенно это касается оснований и условий осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права и свободы граждан.

Подобные пробелы в законодательстве в значительной мере способствуют многочисленным нарушениям со стороны должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Так, например, сложно не согласиться с мнением, что действующий Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» содержит многочисленные пробелы в регламентации одного из самых сложных, комплексных оперативно-розыскных мероприятий — оперативного эксперимента.

Закон лишь прямо запрещает проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то физическими и юридическими лицами (ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Однако если специальные технические мероприятия затрагивают конституционные права и свободы граждан, то на их проведение, равно как и проведение ОРМ, в рамках которых они осуществляются, требуется постановление, утвержденное руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, или постановление суда. Использование в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий информационных систем, видео- и аудиозаписи, кино- и фотосъемки, а также других технических и иных средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющих вреда окружающей среде, возможность которого предусмотрена ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», имеет целью фиксацию хода и результатов проведения соответствующих оперативно-розыскных мероприятий и не является самостоятельным оперативно-розыскным мероприятием.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Таким образом, можно сделать вывод, что анализ действующего Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» позволяет констатировать, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий (в том числе и с использованием технических средств, к которым относятся и радиопередающие устройства), которые ограничивают конституционные права человека и гражданина, а именно на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, наличие судебного решения является обязательным условием.

На мой взгляд, назрела необходимость внесения изменений в Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», в том числе в части перечня оперативно-розыскных мероприятий, оснований и условий их проведения.

Итак, защищая право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, норма ч. 3 ст. 138 УК РФ одновременно ограничивает гражданина в защите практически всех его конституционных прав: права на жизнь, здоровье, собственность и другие, включая и то самое право (хоть это и парадоксально звучит) на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны

Таким образом, устранение коллизий возможно только на законодательном уровне путем отмены одной или всех конфликтующих норм, либо изменением одной или всех коллизирующих норм таким образом, чтобы они не вступали в конфликт, либо устранение пробельности закона.

Для преодоления коллизий необходимо создание коллизионного механизма, состоящего из системы коллизионных предписаний, с помощью которых правоприменитель может преодолеть любую разновидность коллизий в праве.

Итак, на вопрос какие нормы главнее: конституционные или уголовно-правовые, на мой взгляд можно дать единственно правильный ответ.

Вопрос о порядке преодоления коллизий конституционных и уголовно-правовых норм дискутированию не подлежит: данная коллизия должна разрешаться в пользу конституционных норм.

Конституция, являясь Основным законом государства, обладает высшей юридической силой и имеет приоритет перед любыми другими нормами права. Статья 15 Конституции Российской Федерации закрепляет верховенство конституционных норм над отраслевыми весьма определенно: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Список использованных источников

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // СПС КонсультантПлюс, 2012.
  2. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 N 144-ФЗ в ред. от 08.12.2011 // СПС КонсультантПлюс, 2012.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 01.03.2012) // СПС КонсультантПлюс, 2012.
  4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25» от 24.12.1993 N 13
    (ред. от 06.02.2007) // СПС КонсультантПлюс, 2012.
  5. Кадников Б.Н. Уголовно-правовая охрана неприкосновенности частной жизни: Научно-практическое пособие / Под ред. Н.Г. Кадникова. – М.: «Юриспруденция», 2011. – 673с.
  6. Васильева Д.В. Проблемы судебной защиты конституционной безопасности личности и права на достоинство // Российский судья. 2011. № 12. С. 34-39.
  7. Цветкова А.С. К вопросу о правовой регламентации осуществления некоторых оперативно-розыскных мероприятий // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. № 10. С. 56-59.
  8. Юшкевич А.В. Актуальные вопросы соблюдения тайны связи
    // Правовые вопросы связи. 2008. № 1. С. 11-16.
  9. Алещев И., Зима В., Алексеева Е. Детализация звонков конституцией не защищается? // ЭЖ-Юрист. 2007. № 10. С. 12-16.
  10. Завидов Б.Д. Уголовно-правовой анализ преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2004.
  11. Лопатин В.Н. Защита права на неприкосновенность частной жизни // Журнал российского права. № 1. 1999. С. 3-7.
  12. Алещев И., Зима В., Алексеева Е. Детализация звонков конституцией не защищается? // ЭЖ-Юрист. 2007. № 10. С. 23-29.
  13. Пузанов И. Видеокамера в законе? // ЭЖ-Юрист. 2012. № 8. С. 45-49.
  14. Малько А.В., Суменков С.Ю. Правовой иммунитет: теоретические и практические аспекты // Журнал российского права. № 2. 2002. С. 13.
  15. Занина М.А. Коллизии норм права равной юридической силы (понятие, причины, виды): Монография. 2-е издание, переработанное и дополненное. – М.: «РАП», «Волтерс Клувер», 2010.