Ключевые слова: автономия; аутентичность; социокультурные предписания; экзистенциально-аналитическая теория.

Личностная автономия является одним из критериев психического здоровья личности и необходимым компонентом счастливой и успешной жизни каждого человека, однако социокультурный аспект данной проблемы различается в зависимости от гендера.

Общемировой культурный акцент на репродуктивные функции женщины формирует её общепринятую роль и задачи, затормаживая таким образом её собственные проявления воли, подменяя автономию квази-автономными культурными паттернами поведения, заменяя собственные цели на гетерономное долженствование.

Отсюда же возникает другая полярность образа женщины, которая настолько отлична от патриархальных устоев, что начинает сама же детерминироваться ими, оценивая свой успех по «мужским» идеалам.

Однако с развитием западной цивилизации и новыми культурными завоеваниями, борьба за свои права становится менее актуальной, и наступает время манифестации свободной воли женщин.

Таким образом, становится интересно понять, как женщина может сама разрешать общекультурные противоречия, находить свое место в жизни и саму себя.

Для методологического обоснования исследования была выбрана экзистенциально-аналитическая теория, разработанная австрийским психотерапевтом и клиническим психологом Альфридом Лэнгле. Упомянутая теория представляется одной из самых перспективных направлений современной психологии с точки зрения и ее практической эффективности. Она включает в себя модель четырех фундаментальных мотивации, ведущих к исполненности экзистенции. Автономия в проявленной форме представлена на уровне третьей мотивации, однако, для практических нужд оказывается необходимо рассмотреть её с точки зрения более развернутой структурной модели обретения автономии, которая была более подробно описана Еленой Станковской [20]. С помощью этой модели рассматриваются актуальные для женщин специфические особенности и препятствия для обретения автономии, обусловленные культурной и социальной средой современного мира.

Следует отдельно отметить, что самим автором используемой теории автономия никогда не рассматривалась с точки зрения гендерного аспекта, что вполне понятно, так как подразумевается, что оба пола имеют одинаковые возможности для обретения автономии.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Первая фундаментальная мотивация связана с вопросом «могу ли я быть в мире?» и необходима в качестве обретения основы для бытия, осознания своих возможностей. В результате исполненности первой мотивации человек обретает доверие себе и миру.

Эти факторы необходимы для обретения автономии как сама возможность ее существования — автономия заложена в нас природой, и каждый (здоровый) индивид от рождения наделен этой способностью. Однако, некоторые предписания могут противоречить собственным желаниям или потребностям женщины, вследствие чего могут возникнуть затруднения с доверием себе, так как она начинает детерминироваться не внутренними предпосылками, а внешними.

Убеждения в роде того, что женщины хуже способны водить машину, ориентироваться на местности, изобретать, мыслить логически, овладевать какими-то «мужскими» профессиями и т.д. — подрывают саму основу автономии, чувство «я могу». Фундаментальное доверие к миру основывается на обретении духовной опоры, выходящей за пределы рационального, однако этот шаг может заменяться идеей о необходимости обретения опоры в мужчине. Здесь можно говорить о феномене выученной беспомощности — представлении женщин, что без помощи мужчины они не могут справиться с данностями бытия, принятием решений, доведением их до реального воплощения.

Кроме прочего, к уровню первой фундаментальной мотивации относится уникальная возможность женщины вынашивать и вскармливать потомство. Эта данность поразному воспринимается самими женщинами: для одних это источник силы, самоидентификации и продуктивности, для других же — несправедливость мира и причина отчуждения от собственного тела, которые являются следствием приобретения негативных штампов, обретаемых вместе с гендерной социализацией [6].

На втором уровне мотиваций женщина сталкивается со следующим фундаментальным вопросом — «нравится ли мне жить?». Этот уровень связан с обретением ценностей, обнаружением того, что же важно для меня, а так же решением открыться новому опыту. Здесь так же есть свои подводные камни — например, распространенная ценность, навязываемая женскому полу — замужество, рождение детей, забота о домашнем уюте и пр.

Конечно же, эти ценности действительно могут быть актуальными для отдельных женщин, однако, сам факт навязывания их может вызывать дополнительные трудности в принятии этих ценностей, или ценностей противоположных — как, например, желание посвятить свое время карьере. На этом уровне так же имеет место феномен двойной нагрузки, который затрудняет обнаружение ценностей — необходимость одновременно реализовывать и семейные и профессиональные обязанности. При этом, давление общества присутствует независимо от того выбора, который женщина совершает в пользу одного или другого.

Третий уровень экзистенции отвечает на вопрос «имею ли я право быть самим собой?» Именно здесь мы можем говорить об автономии личности как о проявленной или не проявленной, так как это уровень поисков и образования собственной идентичности, становления тем, кем я являюсь на самом деле, обретения аутентичности. Для этого необходимо три основных компонента: уважитель-

ное внимание, справедливое отношение и признание ценности личности, приобретенные как в соотнесении  с другими, так и реализованными самой личностью по отношению к себе. Если внешние предпосылки зависят от других и от внешних обстоятельств, то именно внутренние предпосылки представляют собой ту духовную работу, которая необходима для того, чтобы Person проявлялась все ярче, а человек все больше становился самим собой [10]. По большому счету, обретение личностной автономии связано именно с этими процессами духовной работы человека.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

На данном уровне среди специфических особенностей, с которыми сталкиваются женщины, можно выделить трудности, связанные с довлеющими ожиданиями других насчет того, какой должна быть женщина — происходит навязывание каких-то критериев женственности, либо же критериев, по которым оцениваются успехи в современном мире.

Полвека назад Бетти Фридан обозначила эту проблему как вымысел «загадки женственности», идеи, что женщинам, обладающим истинной женственностью, не нужны карьера, высшее образование и политические права, и их единственная цель — создание семьи. Хорошей иллюстрацией может послужить проблематика отношения женщины к своему телу — транслируемые в культуре стандарты красоты создают дополнительные трудности в принятии себя и признании своей уникальности [4]. Здесь так же не лишним будет отметить проблематику объективации женщин, которая, с точки зрения описанной структурной модели, подрывает автономию не только на данном уровне, подавляя право быть собой, но и на предшествующих уровнях мотиваций, ограничивая ее возможности и ценности.

Уровень четвертой фундаментальной мотивации ставит человека перед вопросом «Я есть — ради чего?» и важен как уровень обнаружения экзистенциального смысла бытия. Четвертая мотивация также связана с реализацией принятых на предыдущих уровнях решений в действии — воля является вершиной мотивационной иерархии.

Таким образом, можно судить о том, что суть отказа от собственной автономии заключается в том, что происходит подмена собственного экзистенциального смысла чьими-то другими представлениями, фантазиями или волей, в то время как на самом деле собственный экзистенциальный смысл доступен только самой личности.

К сожалению, культура веками оставляла заниматься вопросами, касающихся высшего смысла бытия мужчинам — именно они преимущественно занимались вопросами религии, философии и определения высших ценностей, в то время как женщине вменялись весьма определенные задачи, в то время как некоторые философы даже всерьез заявляли о несостоятельности женского существа как такового. Распространенное мнение о том, что высшее предназначение женщины — рожать и воспитывать детей, само по себе, конечно, имеет значимость, явно превосходящую индивидуальное бытие, однако, во-первых, не может вменяться всем без исключения, а во-вторых, не может обозначаться как единственно существующий вариант, так как таким образом оно превращается в диктат.

С ракурса четвертой фундаментальной мотивации биологическая роль женщины как вынашивающей плод и ухаживающей за ребенком, действительно представляет отдельный интерес. Ведь эта роль предполагает как неизбежный телесный, так, в лучшем случае, и психологический симбиоз с ребенком.

Кроме того, что само ее тело является некоторой основой для того, чтобы другой появился на свет, она, к тому же, сталкивается с новыми задачами в вопросе распоряжения собственным телом, а также временем и вниманием.

Таким образом, женщина, в какой-то степени, начинает меньше принадлежать самой себе. С первого взгляда может показаться, что это в меньшей степени предполагает автономию — на биологическом уровне.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Однако, здесь мы можем задаться вопросами о возможности того, что женская модель автономии может немного отличается от модели, построенной по логике маскулинных ценностей.

Еще Карен Хорни отмечала, что с точки зрения социальной борьбы или «мужских мерок», материнство может рассматриваться как бремя, однако, оно так же может рассматриваться и как своего рода привилегия и чудо самой жизни. С экзистенциальной позиции, возможно, что автономия женщины в меньшей степени предрасположена проживаться в форме изолированности, но может проживаться как свобода для связанности или просто возможности быть для чего-то или кого-то, и посредством этого обретать смысл, воплощаться в чем-то большем, чем она сама.

Подводя итог всего сказанного, можно сделать вывод, что для обретения автономии необходимо на каждом уровне обнаруживать и поддерживать собственное и разграничивать навязанное, чередовать отдачу себя миру и присвоение чего-то из мира, то есть сохранять равновесие процессов открытости и отграничения.

Таким образом, автономию можно определить как способность самостоятельно вырабатывать отношение к самому себе, (т.е. к внутреннему) и к окружающему (т.е. к внешнему), и реализовывать это отношение в действиях. Заложенное в культуре противоречие, актуальное для женщины, кратко можно обозначить как выбор между предписаниями быть такой, как в культуре воспринимается «быть женственной», что чаще всего описывается в терминах слабости, покорности, беззащитности и  т.д., или предписаниями «быть успешной, как мужчина», что чаще ассоциируется с силой, достижением целей, способностью к лидерству и пр. Для того, чтобы изучить этот вопрос эмпирически, целесообразно понять, как автономия женщины связана с проявлением фемининных и маскулинных качеств.

Для проведения исследования были использованы следующие инструменты: опросник экзистенциальных мотиваций «ТЭМ» (Тест экзистенциальных мотиваций) и полоролевой опросник Сандры Бем. Перед заполнением опросников респондентки указывали свой пол и возраст в соответствующих полях. Опросник экзистенциальных мотиваций имеет 4 внутренние шкалы, относящиеся к каждой фундаментальной мотивации, однако рассматривались лишь показатели по третьей шкале — в качестве оценки выраженности личностной автономии респонденток.

Несмотря на то, что для анализа учитывались лишь ответы на вопросы третьей шкалы, для сохранения психометрических характеристик опросника, он был представлен в полном виде.

Из результатов полоролевого опросника были выделены два показателя. Первый — это сумма показателей выраженности как фемининных, так и маскулинных качеств. Второй показатель — индекс, расчитываемый по оригинальной методике С. Бем, на основе которого делается заключение о фемининности или маскулинности личности, что означает преобладание либо одних, либо других качеств.

Основная гипотеза исследования сформулирована следующим образом: высокие показатели личностной автономии женщин взаимосвязаны с высокой выраженностью как фемининных, так и маскулинных качеств одновременно. Для ее проверки были выделены две гипотезы-следствия:

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

  1. У испытуемых с высокими показателями автономии больше выражены как фемининные, так и маскулинные качества одновременно.
  2. Испытуемые, у которых выражены только фемининные или только маскулинные качества, имеют средние и низкие показатели автономии.

В исследовании приняло участие 115 женщин возраста от 18 до 35 лет. Для проверки первой гипотезы-следствия был использован коэфициент корреляции Спирмена, т.к. одна из выборок имеет ненормальное распределение.

На основе значения коэффициента корреляции r=0.478 при высоком уровне значимости p<0.001, можно сделать вывод о наличии взаимосвязи умеренной силы между автономностью и выраженностью обеих — и фемининных, и маскулинных качеств.

Вторую гипотезу-следствие удалось проверить только для респонденток с выраженностью фемининных качеств, т.к. в выборке исследования респонденток с маскулинностью личности представлено в недостаточном количестве.

Таким образом, для проверки второй гипотезы-следствия респондентки были разделены на две группы: первая — с высокой выраженностью только фемининных качеств и вторая — с высокой выраженностью одновременно и тех и других качеств.

Для оценки различий в показателях автономии между данными группами был использован параметрический t-критерий Стьюдента для несвязанных выборок (распределение в обоих выборках соответствует нормальному). Уровень значимости t-критерия p<0.05, на основании чего можно сделать вывод о наличии значимых различий между группами.

Таким образом, мы можем заключить, что группа респонденток с выраженностью только фемининных качеств имеет показатели по автономии ниже, чем группа респонденток с выраженностью и тех и других качеств . Кроме того, среднее значение по выборке первой группы было ниже, чем по выборке второй группы, что так же соотносится с гипотезой.

Исследование выявило, что, несмотря на то, что в культуре определенные качества приписываются только одному полу, обнаружение в себе и воспроизведение и тех и других качеств оказалось оправданным с точки зрения высоких показателей автономии.

Как уже освещалось ранее, существуют негативные представления, направленные как против фемининных, так и против маскулинных качеств в женщине. Однако необходимо вырабатывать некоторую резистентность по отношению к общепринятым стереотипам, реализуя и те и другие черты.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

С одной стороны, может показаться, что в ходе исследования была выявлена несостоятельность культурных представлений относительно вопроса личностной автономии.

Тем не менее, именно эти представления являются основанием для последующего синтеза и самоопределения личности — социокультурная среда, посредствам своего давления, в то же время и подталкивает личность к автономности и самоопределению посредством творческого акта.

В статье были описаны те актуальные социокультурные противоречия, которые оказывают влияние на женщин в процессе обретения автономии на каждом уровне фундаментальных мотиваций, что расширило понимание феномена женской автономии в рамках экзистенциально-аналитической теории.

Благодаря рассмотрению автономии в рамках структурной модели ее обретения и полученным результатам эмпирического исследования, выявленные знания могут быть использованы в консультативной и психотерапевтической практике.

Список использованных источников

1. Арендт X. Vita activa, или О деятельной жизни / Пер. с нем. и англ. В. В. Бибихина; Под ред. Д. М. Носова. — СПб.: Алетейя, 2000 г. — 437 с.
2. Бовуар С. д. Второй пол. В 2 Т. / Пер. с фр., общ. ред. и вступ. ст. С. Г. Айвазовой, коммент. М. В. Аристовой. — М.: Прогресс; СПб.: Алетейя, 1997. — 832 с
3. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа. — М.: Наука, 2ООО. — 495 е., или Гегель Г.В.Ф. Система наук. Ч. I. Феноменология духа // Соч.: В 36 т. Т. 4. — М.: Соцэкгиз, 1959. — 440 с.
4. Вульф Н. Миф о красоте: Стереотипы против женщин / Наоми Вульф ; Пер. с англ. — М.: Альпина нонфикшн, 2013. — 445
5. Дергачева О.Е. Автономия и самодетерминация в психологии мотивации: теория Э. Деси и Р. Райана // Современная психология мотивации / Под ред. Д.А. Леонтьева. М., 2002. С. 103—121.
6. Ершова Н.М., Мясникова Л.А. Путь к себе: женщина между полом и гендером. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного университета, 2007. -192 с.
7. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М., 1977.
8. Леонтьев Д. А. Феномен свободы: от воли к автономии личности // В кн.: Только уникальное глобально: Личность и менеджмент. Культура и образование. Сборник статей в честь 60-летия Г.Л. Тульчинского. СПб. : СПбГУКИ, 2007. С. 64-89.
9. Личностный потенциал: структура и диагностика / Науч. ред.: Д. А. Леонтьев. М. : Смысл, 2011.
10. Лэнгле А. «Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности», — М.: Генезис, 2008.
11. Попова Л. В. Проблемы самореализации одаренных женщин // Вопросы психологии, 1996. № 2.
12. Франкл В. «Воля к смыслу», — М.: Эксмо-Пресс, 2000.
13. Фридан Б. Загадка женственности. — М., 1994. — Сс. 44—50.
14. Хорни К. «Женская психология» / пер. Замфир Е. И.; ред. Решетников М. М., Черкасов С. М. — Санкт-Петербург: Восточно–Европейский институт психоанализа, 1993.
15. Ясперс К. «Введение в философию», — М., 2000.
16. Längle, A. (2000) Personalen Existenzanalyse. Vienna, Austria: Facultas University Publ.
17. Längle, A. (2008) Existenzanalyse. In: Längle, A., Holzhey-Kunz, A. Existenzanalyse and Daseinsanalyse (pp. 29-180). Vienna, Austria: University Textbook (Facultas).
18. Längle, A. (2011) Emotionality: An Existential-Analytical Understanding and Practice. In: Trnka, R., Balcar, K, Kuska, M. (Eds) Re-constructing Emotional spaces. From Experience to Regulation (pp. 41-62). Prague: Prague College of Psychosocial Studies Press.
19. Längle, A. (2012) The Viennese school of existential analysis: the search for meaning and affirmation of life. In: Barnett, L, Madison G. (Eds) Existential therapy: Legacy, vibrancy, and dialogue (pp. 159-170). New York: Routledge.
20. Stankovskaya (2014) To Tell ‘Yes’ to Oneself: Existential-Analytical Perspective on Autonomy. Psychology Journal of the Higher School of Economics, 11 (4), 136-145.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

952

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке