Ключевые слова: Фрида Кало, Мексика, живопись.

История Мексики богата на события политического, культурного, экономического характера, в результате которых появилось большое количество идейных деятелей искусства. Главным делом их жизни была борьба за справедливость и независимость. Особенно богат на ярких представителей культуры и искусства период конца XIX – начала XX века. Это время подарило нам великих художников, мастеров своего дела, посвятивших творчеству всю свою жизнь. Их целью являлось возрождение национального искусства, а также борьба за независимость, свободу слова и мысли, показ действительности через искусство. Таким было и экстравагантное творчество Фриды Кало.

Фрида Кало – это талантливая художница, ставшая национальной героиней Мексики, самой знаменитой женщиной этой страны, символом духа и непримиримой борьбы. Летопись ее короткой, но полной страсти жизни, запечатлена на нескольких десятках полотен, зарисовок и эскизов. В течение жизни ей пришлось пройти много испытаний: болезнь с самого детства, авария в юности, сделавшая ее инвалидом, брак с Диего Риверой (полный боли и разочарования), невозможность познать счастье материнства. Поэтому боль и страдания, сопровождавшие ее всю жизнь, находили выражение в полотнах Фриды. Большую часть ее наследия составляют автопортреты, портреты супруга – Диего Риверы, а также современные сюжеты, отклики на события, происходящие рядом с ней. Практически всё наследие Фриды пронизано национальными мотивами.

Кало блестяще знала историю своей страны. С особой любовью она относилась к мексиканским традициям, коллекционировала старинные произведения прикладного искусства, носила национальные костюмы. В зрелом возрасте Фрида выбрала для себя неизменную манеру одеваться в национальные костюмы Теунтепека (во многом из-за того, что когда-то в этой местности царил матриархат). Ее гардероб состоял из длинных мексиканских народных юбок, шалей, блузок с вышитыми рисунками.

Ее творчество насыщено символами и фетишами. Идеи картин Фриды во многом зашифрованы в деталях, фоне, фигурах. Символика тесно связана с индейской мифологией до испанского периода.

«Автопортрет между Мексикой и Соединёнными Штатами Америки» (1932 г., Частная коллекция, Нью-Йорк)) является работой, раскрывающей тему любви к родине. В этой картине Фрида показала свое отношение к Америке и оторванность ее от дома. Она стоит подобно статуе на пьедестале между двумя мирами. В левой части изображена древняя Мексика, где правят силы природы и естественный жизненный цикл. Справа изображена Северная Америка, где властвует технология. В одной руке Фрида держит мексиканский флаг, в другой – сигарету. Клубы дыма, вырывающиеся из труб завода Форда, перекликаются с облаками. Богатая растительность слева уступает место образцам электрического оборудования справа, чьи провода превращаются в корни, высасывающие жизнь и энергию из земли.

Еще одной картиной на тему пограничной жизни между Мексикой и Соединенными Штатами была «Здесь висит мое платье, или Нью-Йорк» (1933-38 гг., Частная коллекция, Лондон). Фрида, недолюбливая Америку, людей этой страны, отчаянно желала вернуться в Мексику. Ее муж не разделял с этого её желания, напротив, он наслаждался своей популярностью и известностью и не хотел возвращаться. Это полотно явилось результатом их конфликта. Здесь Фрида изобразила «портрет» американского капитализма. Картина наполнена символами и образами. В нижней части полотна Фрида изображает рабочий класс, движущийся в четких колоннах, олицетворяя классовое неравенство. Большую часть картины занимает изображение буржуазного общества с его высокими офисными зданиями, трубами заводов, которые заполоняют все живое на земле.

Фрида высмеивает современную американскую любовь к спорту и санитарии, помещая спортивный трофей и унитаз поверх колонн. Чуть выше между колоннами изображен Федеральный зал, с графиками продаж на ступенях, а слева изображена церковь, в витраже которой стоит крест, окутываемый змеем в виде знака доллара. Таким образам художница показывает поклонение американцев маммонудемону, покровителю роскоши и торговли. Темные каменные стены церкви придают европейский вид пейзажу и кажутся несколько напоминающими темные века в средневековом обществе. Сочетание церкви с исторически признанным признаком зла является довольно сильным образом.

В центре всей композиции Фрида изображает свое платье, в национальном стиле, на фоне индустриального хаоса. Тонкая полоска неба, темно-серая вода, все это отражение чувств и переживаний этой женщины, ее тоски о доме и об одиночестве. В этой картине художница занимает противоположную точку зрения Диего, который выразил свое одобрение промышленному прогрессу на фреске в Рокфеллер-центре.

Несколько картин Фриды, посвященные ее корням, это: «Мои прародители, родители, и я» и

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

«Моя кормилица и я». В картине «Мои прародители, родители и я» (1936 г., Музей современного искусства, Нью-Йорк) художница изображает место своего рождения и свое родословное древо. Она представляет себя маленькой девочкой двух лет, стоящей посреди патио их голубого дома. В руках  она держит алую ленту, олицетворяющую кровеносный сосуд, поддерживающий ее родословное древо с такой легкостью, будто это воздушный шарик.

Портреты родителей написаны по их свадебной фотографии, на которой семейная пара, подобно ангелам, парит в облаках. Портреты своих бабушек и дедушек она расположила в таких же мягких гнездышках облаков. Предки Фриды по материнской линии – индеец Антонио Кальдерон и Исабель Гонсалес-и-Гонсалес, помещены над матерью Фриды. Со стороны отца – европейская пара – Якоб Хенрих Кало и Генриетта Кауфман-Кало.

Фрида скрупулезно скопировала все гофрировки, строчки и бантики на свадебном платье матери, создав юмористический контраст невинной белой юбке в виде розового эмбриона на ней. Эмбрион – это Фрида, что, кстати, допускает возможность того, что к моменту свадьбы мать уже была беременна. Фриде всегда доставляло удовольствие иметь разные мнения по одному поводу.

Под эмбрионом изображен момент оплодотворения – сперматозоид, проникающий в яйцеклетку. С ними соседствует еще одна сцена оплодотворения: алый цветок кактуса раскрылся, чтобы получить пыльцу, принесенную ветром.

Фрида помещает свой дом не в пригороде, а на высоком Мексиканском плоскогорье, усеянном кактусами. Вдали видны изрезанные ущельями горы. Этот пейзаж она часто использует потом в своих автопортретах. Прямо под изображением предков по линии отца она располагает океан. Земля символизирует ее мексиканских прародителей, объясняла Фрида, а немецких – вода, море. К дому Кало примыкает скромный мексиканский домик, а на полях в отдалении видны примитивные домишки индейцев. Глядя на мир глазами ребенка, художница помещает Койоакан внутрь собственного дома, который затем размещает, не принимая в расчет реальность, посреди дикой природы. Фрида стоит в середине своего дома, в середине Мексики, посреди всего мира [1, с.20].

Картину «Моя кормилица и я» (1937 г., Музей Долорес Ольмедо, Мехико) художница считала одной из лучших своих работ. Её истолкование опирается на подробности детства Фриды: вскоре после её рождения мать забеременела четвертой дочерью и потеряв молоко, девочку откармливала няня-мексиканка. Отсюда довольно распространенная трактовка картины – отчуждение и одиночество, которые испытывает оторванный от материнской груди ребенок. Но интереснее проанализировать картину с точки зрения символической системы Фриды. Так, фон из зеленых листьев – охранительный мотив, куколка и бабочка с правой стороны – традиционное для европейских натюрмортов олицетворение смерти и воскресения души, в левой части картины – изображение палочника, которые умеют прятаться, притворяясь палочками и веточками. Прятаться за экстравагантным поведением было свойственно Фриде. Кроме того, палочники вылупляются уже взрослыми, так же и Фрида изображена на картине младенцем с головой взрослого человека. Мощная фигура няни напоминает индейского идола, а ее лицо скрыто за ритуальной маской. Этим она подчеркивает трепетное отношение к своим корням, и к наследию доколумбовой эпохи.

Итак, рассмотрев ряд полотен Фриды Кало, мы можем с уверенностью сказать о той любви, с какой художница относилась к традициям и истории Мексики, к своим корням. В Мексике Кало видит образ правильного, естественного мироустройства, по ее убеждению – это мир, где человек живет в гармонии с природой, и именно он дает ей защиту и силу.

Список использованных источников

1. Эррера Х. Фрида Кало Vila la vila! — М.: Эксмо, 2007. 564 с.: ил.