Аннотация. Автор освещает правовой процесс разгосударствления собственности в советской экономике в период «перестройки (1985-1991 гг. В частности, исследуются изменения в Конституции СССР и при- нимаемые в их развитие законы, где закреплялись результаты проводимой в советском государстве экономической реформы в сфере отношений собственности.

Ключевые слова: собственность, разгосударствление, конституция, закон, индивидуальная трудовая деятельность, кооперация, аренда, подсобное хозяйство, противоречие.

Наличие частной собственности в современной России, а вместе с ней и капиталистической экономики, в настоящее время никого не удивляет. Равным образом до середины 1980-х гг. никого в советском государстве не удивляло отсутствие частной собственности. Однако исторический      факт     непреложен     – политико-экономическая сущность отечественной экономики была кардинальным образом изменена. Это произошло в относительно короткий срок – во время известной «перестройки (1985-1991 гг.), а если точнее, как будет показано, во второй половине этого крайне противоречивого отрезка новейшей российской истории.

Каковы же были основные юридические этапы трансформации социалистической (общенародной, государственной) собственности в частную? Прежде всего отметим, что к тому времени действовала Конституция СССР 1977 г. [1], где в ст. 10 указывалось, что основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Социалистической собственностью являлось также имущество профсоюзных и иных общественных организаций, необходимое им для осуществления уставных задач. Подчеркивалось, что «никто не вправе использовать социалистическую собственность в целях личной наживы и в других корыстных целях». Именно на таком политико-экономическом базисе в 1985 г. начиналась известная «перестройка», которая, как известно, осуществлялась в масштабе Союза ССР под руководством КПСС во главе с М.С. Горбачевым (в дальнейшем, с 1990 г., когда проявились центробежные тенденции, важнейшие решения для России принимались Президентом РСФСР Б.Н. Ельциным, однако мы акцентирует внимание на союзном уровне, где «перестройка» закончилась вместе с распадом СССР в декабре 1991 г.). Помимо базисных, Конституция СССР содержала и ряд других норм, некоторым образом детализирующим институт собственности в советском государстве.

Так, статья 11 гласила: «Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности. В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства». Согласно ст. 12 собственностью колхозов и других кооперативных организаций, их объединений являются средства производства и иное имущество, необходимое им для осуществления уставных задач. Земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование. Государство содействует развитию колхозно-кооперативной собственности и ее сближению с государственной. Непростым в советской экономической доктрине был вопрос о личной собственности. В ст. 13 Конституции СССР указывалось, что «основу личной собственности граждан СССР составляют трудовые доходы. В личной собственности могут находиться предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом и трудовые сбережения. Личная собственность граждан и право ее наследования охраняются государством.

В пользовании граждан могут находиться участки земли, предоставляемые в установленном законом порядке для ведения подсобного хозяйства (включая содержание скота и птицы), садоводства и огородничества, а также для индивидуального жилищного строительства … Имущество, находящееся в личной собственности или в пользовании граждан, не должно служить для извлечения нетрудовых доходов, использоваться в ущерб интересам обществ». Интерес представляет также ст. 17 Конституции СССР, согласно которой «в СССР в соответствии с законом допускаются индивидуальная трудовая деятельность в сфере кустарно — ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности, основанные исключительно на личном труде граждан и членов их семей. Государство регулирует индивидуальную трудовую деятельность, обеспечивая ее использование в интересах общества». Как видно, частная собственность на средства производства исключалась абсолютно. Удивительно, но всего на  всего  за пять лет ситуация в этой сфере изменилась кардинальным образом.

При этом темпы преобразований института собственности от государственной к частной были относительно медленными в первые три года «перестройки», а затем они стали к концу «перестройки стали нарастать по экспоненте. Следует заметить, что второму «пришествию» права частной собственности (первое имело место до революции 1917 г.) предшествовал ряд законодательных актов, принятых в первые годы «перестройки». Речь идет о правовых актах того времени, направленных на стимулирование эффективного труда [2], в том числе в сфере индивидуальной трудовой деятельности» [3]. Однако вопрос об изменении статуса собственности тогда даже и не ставился. И лишь на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС был дан импульс к обсуждению вопроса о плюрализме форм собственности.

Такой подход основывался на вынужденном признании правящей элитой СССР необходимости коренного изменения экономических отношений в связи с тяжелейшим экономическим положением, из-за чего с начала 1980-х гг. стал стремительно снижаться жизненный уровень населения. Соответственно первые предпосылки пока еще потенциального изменения статуса государственной собственности связываются с Законом СССР «О государственном предприятии (объединении)» (30 июня 1987 г.) [4], в котором законодатель предоставил трудовым коллективам значительные полномочия по распоряжению прибылью, заработанной государственными предприятиями, которые в соответствии с законом теперь могли действовать на принципах полного хозяйственного расчета и самофинансирования. Статус предприятия при этом не менялся – оно оставалось государственным, однако этой государственной собственностью трудовой коллектив мог в значительной степени распоряжаться самостоятельно. Затем был издан Закон СССР «О кооперации в СССР» (26 мая 1988г.) [5], где, в частности, указывалось, что кооперативы ведут хозяйственную и иную деятельность на базе принадлежащего им на праве собственности, арендованного или предоставленного в бесплатное пользование имущества (ч. 1 ст. 5), а «собственностью кооператива являются принадлежащие ему средства производства и иное имущество, необходимые для осуществления уставных задач. Кооперативу могут принадлежать здания, сооружения, машины, оборудование, транспортные средства, продуктивный и рабочий скот, произведенная продукция, товары, денежные средства и иное имущество в соответствии с целями его деятельности» (ч. 1 ст. 7).

Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 7 «собственностью кооператива является имущество создаваемых им предприятий и организаций, а также имущество межхозяйственных предприятий и организаций в соответствии с его долевым участием. Имущество объединений, в состав которых входят кооперативы, иные общественные и государственные предприятия и организации, является общей собственностью государства, кооперативов и других общественных организаций». Отметим несколько важных обстоятельств. Во-первых, из закона следует, что, поскольку кооператив представляет собой «организацию граждан СССР» (ч. 1 ст. 5), то есть физических лиц, а в собственности кооперативов, как указывалось, могли находиться предприятия и другие имущественные комплексы, то получалось, что советские граждане становились обладателями частной собственности, правда, в кооперативной (коллективной) ее форме. Во-вторых, в законе отделяется государственная и кооперативная собственность на средства производства. И если трудовой коллектив госпредприятия определялся законодателем как просто «хозяин общенародной собственности», то кооператив — как «полноправный хозяин принадлежащего ему на праве собственности имущества».

Выделение термина «полноправный» означало, что этот «хозяин» обладал всеми тремя правомочиями: владение, пользование и распоряжение собственным имуществом. Следующий заметный шаг по разгосударствлению собственности связан с изданием Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде (23 ноября 1989 г.) [6]. В соответствии с Основами трудовой коллектив становился собственником произведенной продукции и доходов. Кроме того, разрешался выкуп имущества госпредприятий с образованием собственности трудового коллектива. Это было важнейшее и принципиальное положение, поскольку согласно ст. 10 Основ арендатор мог полностью или частично выкупить арендованное имущество. Источниками выкупа могли быть любые средства, имеющиеся у арендного предприятия в соответствии с законодательством. После выкупа арендованного имущества арендное предприятие по решению его трудового коллектива может быть преобразовано в коллективное предприятие, кооператив, акционерное общество или иной вид предприятия, действующего на основе коллективной собственности. Арендаторами могли быть и были кооперативы, однако в силу начальной стадии своего развития эти хозяйствующие субъекты были не в состоянии «потянуть» крупные предприятия или иной крупный объект собственности. Решая этот вопрос, законодатель пошел по пути создания «арендного предприятия». И здесь на первом плане также был трудовой коллектив предприятия. Так, согласно ст. 16 Основ трудовой коллектив госпредприятия был вправе образовать самостоятельное юридическое  лицо для создания на его основе арендного предприятия. Решение об учреждении, а также устав предприятия и органы его управления, принималось общим собранием трудового коллектива

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

В литературе указанные акты (включая принятые в 1990 г. акты об акционерных обществах, которые также позволяли преобразовывать госпредприятия путем акционирования, причем акционерами могли быть любые лица) определяют как первый этап приватизационного процесса в России, когда были сняты прямые запреты на развитие негосударственного сектора [7]. Соответствующие изменения нашли отражение а Конституции СССР в виде измененных норм о собственности, принятых 14 марта 1990 г. Так, согласно обновленной ст. 10 экономическая система СССР основывалась теперь на собственности советских граждан, коллективной и государственной собственности. И далее: «Земля, ее недра, воды, растительный и животный мир в их естественном состоянии являются неотъемлемым достоянием народов, проживающих на данной территории, находятся в ведении Советов народных депутатов и предоставляются для использования гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям».

Между тем ранее указывалось, что земля, ее недра, воды и леса считались «исключительной собственностью государства». И вот теперь они переходили в «ведение» органов власти. Еще одна новация касалась нового статуса собственности граждан. Так, в новом варианте ст. 11 Конституции СССР указывалось: «Собственность гражданина СССР является его личным достоянием и используется для удовлетворения материальных и духовных потребностей, самостоятельного ведения хозяйственной и иной не запрещенной законом деятельности. В собственности гражданина может находиться любое имущество потребительского и производственного назначения, приобретенное за счет трудовых доходов и по другим законным основаниям, кроме тех видов имущества, приобретение которых гражданами в собственность не допускается. Для ведения крестьянского и личного подсобного хозяйства и других целей, предусмотренных законом, граждане вправе иметь земельные участки в пожизненном наследуемом владении, а также в пользовании. Право наследования имущества гражданина признается и охраняется законом».

Нельзя не видеть, что фактически это и было конституционное признание частной собственности в СССР. Возникло явное противоречие между признанием частной собственности как буржуазно-экономического института – с одной стороны, и политико-идеологической платформой создания и дальнейшего функционирования советского государства, отрицающей частную собственность, — с другой стороны. Данное противоречие так и не будет разрешено вплоть до распада СССР, во всяком случае лидер «перестройки» на уровне СССР Генсек КПСС, он же Президент СССР М.С. Горбачев так и не решился поступиться идеологией под мощным натиском новых экономических отношений, и термин «частная собственность» ни разу не появится в законах СССР — вероятно, этот психологический шаг оказался непреодолимым испытанием (в отличие от Президента РСФСР Б.Н. Ельцина, принявшего новую реальность, в которой места КПСС с ее идеологией для него уже не находилось, а термин «частная собственность» в законах РСФСР с 1990 г. уже не был удивительным делом).

Между тем, возвращаясь к союзной конституции, отметим, что в новой редакции ст. 12 Конституции СССР уточнялся статус вводимой законодателем «коллективной  собственности», под которой понималась «собственность арендных предприятий, коллективных предприятий, кооперативов, акционерных обществ, хозяйственных организаций и других объединений. Коллективная собственность создается путем преобразования предусмотренными законом способами государственной собственности и добровольного объединения имущества граждан и организаций». При этом важно подчеркнуть, что в период «перестройки» было резко снижено значение Конституции СССР как закона высшей юридической силы. Указанные нами и иные изменения в Конституции

СССР появлялись как следствие де-факто установившихся общественных отношений. Так, в обновленной (14 марта 1990 г.) Конституции СССР говорилось о собственности арендных предприятий, коллективных предприятий, кооперативов, акционерных обществ, которые в реальности уже имели место на основе принятых ранее законов, которые, получается, формально были изданы вопреки Конституции СССР.

Это касается и такого основополагающего для экономики акта, как Закон СССР «О собственности в СССР» [8], который был принят 6 марта 1990 г., то есть до конституционных изменений, и который вопреки Конституции СССР различал «собственность советских граждан, коллективную и государственную собственность», допуская, кроме того, «объединение имущества, находящегося в собственности граждан, юридических лиц и государства, и образование на этой основе смешанных форм собственности», а также возможность устанавливать «иные, не предусмотренные настоящим Законом формы собственности» (ст. 4). Как видно, обычный по статусу закон опередил (пусть и ненамного, всего на неделю) ни много ни мало Конституцию государства, что свидетельствует о явном сбое в законотворческой деятельности того времени, когда на первый план выходили не правовые, а политические решения. Одновременно данное обстоятельство повышает значимость Закона СССР «О собственности в СССР», в котором были обобщены предшествующие наработки с начала «перестройки». В этом законе политико-идеологическая составляющая явно урезана. Так, слово «советский» в тексте закона встречается всего два раза («советские юридические лица», «советские граждане»), а термин «социалистический» в тексте не встречается ни разу. Согласно закону собственность определялась трех форм (видов): а) собственность советских граждан; б) коллективная собственность; в) государственная собственность.

Каждому из видов собственности в законе посвящен отдельный радел, где они подробно отрегулированы (в Конституции СССР, как мы отмечали, даны лишь основные положения). По сравнению с «доперестроечным» периодом принципиально новыми были две первых форм собственности. В ст. 6 указывалось, в частности, что собственность граждан создается и приумножается за счет их трудовых доходов от участия в общественном производстве, от ведения собственного хозяйства и доходов от средств, вложенных в кредитные учреждения, акции и другие ценные бумаги, приобретения имущества по наследству и по иным основаниям, допускаемым законом. Для ведения крестьянского и личного подсобного хозяйства, садоводства, строительства и обслуживания жилых домов и удовлетворения других нужд, предусмотренных законом, гражданам могла предоставляться земля в пожизненное наследуемое владение. В собственности граждан согласно ст. 7 могли находиться жилые дома, дачи, садовые дома, насаждения на земельном участке, транспортные средства, денежные средства, акции и другие ценные бумаги, предметы домашнего хозяйства и личного потребления, средства производства для ведения крестьянского и другого трудового хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуальной и другой хозяйственной деятельности, произведенная продукция и полученные доходы, а также иное имущество потребительского и производственного назначения.

Кроме того, подробно регулировалась коллективная собственность – этого также не было до «перестройки». Согласно ст. 10 закона коллективной собственности относились: собственность арендных предприятий, коллективных предприятий, кооперативов, акционерных обществ, хозяйственных обществ и товариществ, хозяйственных ассоциаций, общественных организаций и других объединений, являющихся юридическими лицами. Подчеркивалось, что образование и приумножение коллективной собственности обеспечиваются передачей государственных предприятий в аренду, предоставлением коллективам трудящихся возможности использовать полученные доходы для выкупа государственного имущества, преобразованием государственных предприятий в акционерные общества, добровольным объединением имущества граждан и юридических лиц для создания кооперативов, акционерных обществ, других хозяйственных обществ и товариществ. На примере регулирования отношений собственности в рассматриваемый период наиболее отчетливо проявились различия в подходе Союза ССР и  РСФСР (как отражение конфликта властных структур, основанном на личностном факторе, представляемых соответственно Горбачевым и Ельциным).

Например, в Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» [9] в ст. 3 и 4 указывалось:

«Имущество может находиться в частной, государственной, муниципальной собственности, а также в собственности общественных объединений (организаций). Установление государством в какой бы то ни было форме ограничений или преимуществ в осуществлении права собственности в зависимости от нахождения имущества в частной, государственной, муниципальной собственности и собственности общественных объединений (организаций) не допускается … Объектами права собственности могут быть предприятия, имущественные комплексы, земельные участки, горные отводы, здания, сооружения, оборудование, сырье и материалы, деньги, ценные бумаги, другое имущество производственного, потребительского, социального, культурного и иного назначения, а также продукты интеллектуального и творческого труда».

В союзном законе термин «частная собственность» не применялся, на что ранее обращали внимание (здесь наблюдается вполне корректное согласование с конституционными нормами), хотя фактически союзный законодатель также признавал частную собственность. При этом следует иметь в виду, что рассматриваемые акты принимались на фоне глубочайшего политического кризиса в СССР конца 1990-х г., что накладывало свой отпечаток на их содержание. Так, под давлением делегаций союзных республик создатели проекта Основ гражданского законодательства 1991 г. [10] вынуждены были ограничить круг отношений, впредь регулируемых общесоюзным законодательством, весьма коротким и замкнутым перечнем. В частности, кроме отношений транспорта (за исключением автомобильного и речного), систем связи и информации и единой энергетической системы с клиентурой, патентного права и коллизионных норм, в этот перечень регулируемых законодательством СССР отношений вошли только: 1) общие начала правового положения граждан и юридических лиц и принадлежащего им имущества, выпуска и обращения ценных бумаг, обращения валютных ценностей, взаимоотношений банков с клиентурой и между собой, заключения и исполнения внешнеэкономических сделок; 2) правовое положение общесоюзной государственной собственности и отношения, связанные с ее использованием во внешней торговле и иной внешнеэкономической деятельности; 3) договорные и иные обязательства, связанные с предпринимательской деятельностью, осуществляемой на территории двух или нескольких республик, а также порядок и условия размещения заказов на производство товаров и выполнение работ для общесоюзных нужд.

По сути дела такая норма вкупе с обособлением госсобственности по уровням публично-территориальных образований делала союзные республики экономически независимыми от союзного центра, и, как резонно отмечается в литературе по этому поводу, если бы к распаду СССР не привели политические причины, то к этому привела бы попытка реализации данных Основ  — ведь то, что было установлено, в лучшем случае годилось для слабенькой конфедерации [11]. Соглашаясь с таким подходом, заметим, что данный акт был запоздалым, он де-факто уже констатировал кончину СССР как цельного государства, поскольку лишал это государство экономической основы, которая, как писал классик, всегда первичная в общественных отношениях. Дело в том, что к тому времени (середина 1991 г.) во всех союзных республиках республиканские правящие элиты никакой альтернативы частной собственности как базисного института общества не видели. Альтернативу видели лишь оппозиционные им политические силы, сохранявшие коммунистические политико-экономические убеждения, однако в период «перестройки» они были отодвинуты от реальных властных рычагов.

Вместе с тем нужно иметь в виду, что такой результат радикальных преобразований института собственности в союзных республиках, и в РСФСР прежде всего, стал возможным импульсу, посланному в процессе «перестройки» на союзном уровне – на том уровне, где сделали серьезный шаг в этом направлении, но остановились на полпути, не будучи в состоянии преодолеть партийно-идеологический фактор и не определив своей позиции по этой коллизии. Но джина уже невозможно было остановить – в республиках правящие элиты, движимые стремлением стать полными хозяевами на своих территориях (как в политическом, так и в финансовом плане), предпринимали необходимые для этого шаги, причем формально на законной основе – ведь право, по тому же классику, вторично, и оно лишь закрепило приход в пространство бывшего СССР нового класса собственников. И уже к концу 1991 г и в течение последующих двух-трех лет сложись отношения, которые, в несколько измененном виде. мы наблюдаем и в настоящее время.

Список использованных источников

1. Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята Верховным Советом СССР 07. 10. 1977 г.). М.: Политиздат, 1978.
2. Постановление Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 21.03.1986 N 98/6-71 «Об утверждении Типового положения о порядке применения коллективных форм оплаты труда по конечным результатам работы в конструкторских и технологических организациях и в соответствующих подразделениях производственных объединений (предприятий) и научно-исследовательских институтов (учреждений)» // Бюллетень Госкомтруда СССР. 1986. № 8; Постановление Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС от 03.11.1986 N 464/26-64 «Об утверждении Типового положения о бригадном хозрасчете и бригадном подряде, Типового положения о коллективном подряде на производственных участках объединений, предприятий и организаций» // Бюллетень Госкомтруда СССР. 1987. № 3 и др.
3. Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19. 11. 1986 г. № 6051-Х1 // Свод законов СССР. 1990. Т. 2. Ст. 48.
4. Закон СССР от 30.06.1987 «О государственном предприятии (объединении)» // Ведомости ВС СССР. 1987. № 26. Ст. 385.
5. Закон СССР от 26 мая 1988 г. N 8998-XI «О кооперации в СССР» // Ведомости ВС СССР. 1988. № 22. Ст.355.
6. Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде (утверждены Верховным Советов СССР 23.11. 1989 г. № 810-1) // Ведомости СНД и ВС СССР. 1989. N 25. Ст. 481.
7. Аргунова Ю.Н. Криминологический анализ законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества // Преступность в России и проблемы борьбы с ней. М., 2001. С. 111 — 128.
8. Закон СССР «О собственности в СССР» от 06. 03. 1990 г. № 1305-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. 1990. N11. Ст. 164.
9. Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24.12.1990 г. № 443-1 // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1990. N30. Ст. 416.
10. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05. 1991 г. // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 773.
11. Маковский А.Л. О кодификации гражданского права (1922 — 2006). М.: Издат. «Статут», 2010. С. 378.