Ключевые слова: кредитор, антикризисное управление, несостоятельность, задолженность.

Кризис можно рассматривать как объективно существующего природного явления эволюции и развития процессов в нашей жизни. Кризис сам по себе не существует, он существует только через восприятие и оценку субъектом кризиса и в этом его субъективный характер.

На наш взгляд кризис это естественный процесс возникновения и индуцирования последствий, спровоцированных триггер-событиями, присущих деятельности любого предприятия на протяжении все его жизнедеятельности. Кризис создает для него «окно» возможностей, в рамках которого предприятие мотивировано к изменениям. При его закрытии обратный процесс практически не возможен. Одной из форм антикризисного управления напрямую связанной с управлением экономической несостоятельностью предприятия.

Описывая финансовую ситуацию в компаниях в связи с несостоятельностью, авторы дают не-сколько определений в различных интерпретациях: экономическая несостоятельность, коммерческая (профессиональная) несостоятельность, техническая несостоятельность, несостоятельность в банкротстве, банкротство [1; 2].

Оборонно-промышленный комплекс (ОПК) является относительно самостоятельной системой, но его функционирование невозможно без наличия тесных межсистемных взаимосвязей с внешней политикой, национальной экономикой, военной организацией и пр.. Процессы, протекающие в этих сферах жизнедеятельности государства, оказывают решающее влияние на функционирование оборонной промышленности.

Экономическое состояние предприятий ОПК в решающей мере определяется объемами финансирования. Они формируют не только текущее, но и будущее состояние организации. В послевоенное время расходы на оборону изменялись в России в очень широком диапазоне.

Одной из острых проблем, негативно влияющих на финансовое состояние предприятий ОПК способной в дальнейшем привести к инициированию дела о несостоятельности (банкротстве), является рост кредиторской задолженности.

Негативное влияние на финансово-экономическое состояние исполнителей госуслуг в целом и на их платежеспособность отдельно, оказывает и внешняя среда. В частности, последствия мирового финансового кризиса и политического противостояния с рядом стран оказались негативными и для предприятий ОПК.

В ситуации экономической несостоятельности существует два основных варианта разрешения возникших проблем: в частном порядком, путем пересмотра существующих требований, или публично посредством банкротства. При рассмотрении факторов, от которых зависит успех преодоления пред-приятие последствий нештатной ситуации нельзя не рассмотреть проблему ассиметричности информации, служащей базисом проектов перестройки хозяйственных операций предприятия, направленных на восстановление его платежеспособности.

Рассмотрим отдельно поведение должника и кредитора и выигрыш каждого из участников в зависимости от фактического значения фактора неопределенности.

1. Неплатежеспособный должник -> Правда -> Кредитор поддерживает ликвидацию.

Своевременное исполнение предусмотренной законодательством обязанности позволит:

а) уменьшить размер задолженности;
б) избежать оснований для привлечения должника к субсидиарной ответственности;
в) уменьшить вероятность исполнения требований кредиторов в индивидуальном порядке;
г) увеличить вероятность реализации предприятия-должника целиком, как имущественного комплекса .

2. Неплатежеспособный должник -> Правда -> Кредитор предоставляет «второй шанс».

Следует отметить, что направленность на сохранение контрагента, испытывающего трудности с исполнением денежных обязательств и обязательных платежей, должна быть априори присуща экономической системе. Однако, в настоящее время подобная практика мало распространена в деловой среде. В основном урегулирование долговых обязательств в частном порядке возможно в ситуации:

а) кредитор и должник являются членами одной предпринимательской группы;
б) должник и кредитор совпадают в одном лице;
в) должник и кредитор имеют встречные требования друг к другу;
г) основным является кредитор, чьи требования обеспечены залогом имущества должника и т.д.

3. Неплатежеспособный должник -> Ложь -> Кредитор поддерживает ликвидацию.

Рассмотрим ситуацию, когда стратегия предприятия-должника заключается в сокрытии информации, отражающей его реальное состояние. Подобное авантюристическое поведение обусловлено рядом факторов:

а) бизнес является единственным для учредителей (участников) предприятия-должника;
б) руководство предприятия-должника придерживается агрессивной инвестиционной политики;
в) ошибками менеджмента;
г) отсутствием практики привлечения собственника, учредителей, органов управления предприятия-должника к субсидиарной ответственности за увеличение неплатежеспособности;

Одновременно важно однозначно установить является факт фальсификации информации о финансовом состоянии умышленным или нет.

4. Неплатежеспособный должник -> Ложь -> Кредитор предоставляет «второй шанс».

В ситуации противоположной рассмотренной нами выше, отсутствие эффективных инструментов мониторинга не позволит кредитору объективно оценить сигнал, посылаемый должником, вследствие чего он будет введен в заблуждение и примет ошибочное решение о реорганизации неплатежеспособного предприятия. В указанной ситуации выигрывает только должник, так как:

а) удается отсрочить день D (Dead Day);
б) должник не несет судебные расходы.

При этом кредитор:

а) финансирует нежизнеспособное предприятие, тем самым ухудшая свое финансовое состояние;
б) авантюристические действия должника по привлечению рискованных финансовых инструментов снижают обеспеченность их требований и эффективность процесса банкротства.

5. Платежеспособный должник -> Правда -> Кредитор предоставляет «второй шанс».

Данная ситуация наиболее характерна в условиях рынка и позволяет экономической системе сохранять и восстанавливать равновесие и адаптироваться к условиям внешней среды.

6. Платежеспособный должник -> Правда -> Кредитор поддерживает ликвидацию.

Должник в данной ситуации вынужден согласиться на невыгодные для него условия: реализация имущества в сжатые сроки по ценам, не отражающим его фактическую рыночную стоимость (fire-sale); должник лишен возможности провести реорганизацию предприятия в рамках досудебной санации; инициирование в отношении должника дела о несостоятельности (банкротстве) наносит урон его дело-вой репутации, ограничивает права органов управления, оказывает деструктивное влияние на функционирование предприятие; коммерческая тайна о деятельности предприятия-должника может стать доступной заинтересованной группе лиц; замена органов управления предприятия-должника; потеря бизнеса собственником.

Выигрыш кредитора заключается в том, что последний: «убирает» конкурента; приобретает часть имущества должника с дисконтом. При этом, прогнозируемая выгода должна покрывать потерю части кредиторской задолженности и судебные расходы.

7. Платежеспособный должник -> Ложь -> Кредитор поддерживает ликвидацию.

В ряде случаев руководство предприятие-должника сознательно фальсифицирует данные о своем финансовом состоянии, в целях добиться прощения части долга; получить отсрочку или рассрочку платежа, особенно в ситуации, когда необходимо привлечь дополнительные источники финансирования.

8. Платежеспособный должник -> Ложь -> Кредитор предоставляет «второй шанс».

Данная ситуация сулит выигрыш должнику, так как в этом случае он добьется поставленной цели и сможет уменьшить сумму выплат по денежным обязательствам. Соответственно, кредитор вместо того, чтобы получить всю причитающуюся ему задолженность, теряет ее часть в результате старения задолженности и прощения части долга. Ответственность на неверно принятое кредитором решение в большей степени лежит именно на нем.

Таким образом, результативность преодоления экономической несостоятельности предприятиями ОПК во многом определяется общественным договором между должником и кредитором.

Список использованных источников

1. Chen, Yehning, J. Fred Weston, and Edward I. Altman. Financial Distress and Restructuring Models. Financial Management, Vol. 24, No. 2, (Summer-1995), pp. 57-75
2. David C. Thompson A critique of «deepening insolvency» new bankruptcy tort theory Stanford journal of law, business & finance vol 12:2 spring 2007 p.547-554