Аннотация. В статье рассматриваются основные типы правопонимания, выявляются проблемы основоположения социологии права на базе полемики Г. Кельзена и О. Эрлиха. Автором раскрывается проблема создания новых научных концепций и их защиты в профессиональной среде.

Ключевые слова: правопонимание, типы правопонимания, социология права, основоположение социологии права.

В современной теории права и государства принято выделять несколько основных типов правопонимания, каждый из которых обладает определённой спецификой. Тип правопонимания – определённый образ права, характеризуемый совокупностью наиболее общих теоретических признаков права и наиболее общих признаков практического (ценностного) к нему отношения.

Исторически первым типом правопонимания является юснатурализм или естественное право. Естественно-правовой подход обладает несколькими основными чертами. В первую очередь, естественное право рассматривается как право совершенное и всегда противопоставляется праву несовершенному – позитивному. Во-вторых, естественное право всегда совершенно и неизменно, в-третьих, естественное право – универсально по своей природе. Основными последователями естественного права являются такие известные учёные, как Г. Гроций [4], Т. Гоббс [3], Дж. Локк [9].

В начале 19 века в юриспруденции складывается иной тип правопонимания – юридический позитивизм (юрпозитивизм). Юридический позитивизм изначально формируется как оппозиция естественно правовому подходу. В дискуссии с ним оттачивались основные понятия позитивизма. Как теория права позитивизм состоялся только тогда, когда в качестве своей методологической основы он избрал философский позитивизм. Методы философского позитивизма определили специфику позитивистского подхода к праву. Двумя основными свойствами права согласно юридическому позитивизму являются формальная определённость и принудительность. Яркими последователями данного направления являются И. Бентон [1] и Г. Шершеневич [2].

Во второй половине 19 века формируется социологический тип правопонимания, в основу которого было положено представление о том, что право есть факт. В качестве факта выступали общественные отношения, которые порождали нормы права. Право, прежде всего, рассматривается как явление социальное, обусловленное существованием общества. Таким образом, право формируется до государства, а государство рассматривается как результат усложнения общественных отношений. Представителями социологического подхода к пониманию права являются О. Эрлих [13], С. Муромцев [10], Н. Коркунов [7], М. Ковалевский [6].

Социологический подход к пониманию права основан на положениях юридического позитивизма и получает самостотельную жизнь в конце XIX века, а уже в XX веке приобретает новые специфические черты, основанные на отказе от позитивизма, отказе от того, что отношения – это некий наблюдаемый факт. В 20 веке было осознанно, что, конечно же, наблюдать отношения невозможно. Правовые отношения не относятся к категории наблюдаемых фактов.

Один из основоположников социологического типа правопонимания Ойген Эрлих в 1913 году опубликовал свой труд под названием «Основоположение социологии права» [13], претендовавший на создание абсолютно новой концепции понимания юридической науки. Данная работа вызвала множество споров и дискуссий в научных кругах. В итоге, большинство учёных не восприняло труд О. Эрлиха всерьёз. Его работа, в которой утверждалось, что право не столько норма, созданная волей государства, сколько норма, созданная различными социальными союзами, не достигла поставленной цели – перевернуть сознание учёных юристов и всю юридическую науку с «ног на голову». Значительную роль в опровержении состоятельности и научной обоснованности данной теории сыграл критический анализ, осуществленный Гансом Кельзеном в 1915 году.

Г. Кельзен в первую очередь исходит из тезиса о том, что с помощью предмета и метода социологии права, который предлагает О. Эрлих для решения поставленных перед юриспруденцией целей, достичь их невозможно. Критик уверен, что социология права по предмету и методу существенно отличается от правоведения, задачей которого является «познание не того, что фактически дано, а того, что должно быть в силу права» [12, c. 606]. Попытка соединить несоединимое, с помощью двойственной и неоднозначной трактовки, может лишь расколоть правоведение, а не объединить его и примирить сторонников различных подходов.

Исходя из того, что право показывает должное, а социология сущее, Г. Кельзен продолжает критиковать идеи О. Эрлиха, утверждая невозможность интегрирования двух этих наук по той причине, что они используют разные методы познания, абсолютно не сочетающиеся друг с другом. Социологическое познание может лишь выносить «суждения о причинно-следственной связи регулярных случаев». К тому же социология не знает оценочных суждений, которые в праве встречаются практически в каждой норме и выражаются в формуле: «вот это – можно, а это – нельзя».

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Г. Кельзен в корне не соглашается с мнением О. Эрлиха о том, что наука права слишком абстрактна и зачастую оперирует только дедуктивными методами, хотя для полного познания сути её предмета лучше использовать индуктивный метод. «Никакое знание не может пренебрегать абстракциями или понятиями» – отвечает на это суждение Г. Кельзен. Да и критиковать науку права за то, что она пользуются дедуктивным методом нельзя, так как изначально данная наука не предназначена для объяснения действительности.

Слабость научной теории О. Эрлиха Г. Кельзен видит в отсутствии единообразной трактовки основных юридических категорий и противоречивости выводов. Так, например, в своих рассуждениях О. Эрлих исходит из того, что право определяет не только, как люди действуют, но и как должны действовать, тогда получается, что право не может быть предметом социологии, так как это наука о сущем, а не о должном.

В укор Ойгену Эрлиху ставится его заявление о том, что он пытается основать новую «теоретическую» социологию права в противоположность прежней практической юриспруденции [12, c. 608]. Однако нельзя создать что-либо новое взамен старого, если это самое новое изучает совершенно иной круг объектов. Так юриспруденция исследует правила, которые «регламентируют деятельность определённого круга лиц: судов и иных государственных органов», тогда как социология права пытается исследовать «правила, по которым действуют все люди».

В своем анализе позиций О. Эрлиха Г. Кельзен приходит к выводу о том, что «Основоположение социологии права» весьма не структурированное произведение, которое сложно анализировать и целостно воспринимать. Г. Кельзен подвергает критике трактовку понятий «правовое предложение» и «правовая норма». По О. Эрлиху право – это совокупность правовых норм, но не каждая правовая норма может являться правом. Ойген Эрлих, обосновывая своё определение права, приводит множество исторических примеров, которые, по его мнению, доказывают его правоту. Однако отождествление понятия «правила» как фактического бытия и как должного поведения не дает возможности понять, даже с помощью приведенных автором примеров, суть правового предложения. Зачастую примеры, которые приводит Эрлих, являются не правовыми предложениями, а именно правовыми нормами, что доказывает лишь противоречивость теории автора, и неудачное смешение методов познания социологии и права. По мысли Г. Кельзена, если О. Эрлих под «правовым предложением» понимает не только общеобязательную норму, но и описание долженствования, то понятно, что он считает право состоящим (по меньшей мере, частично) из таких правовых предложений. Либо право частично является правилом бытия, а частично предписанием должествования? Но ведь это невозможно, если существует единое понятие права» [12, c. 611].

Краеугольным камнем работы О. Эрлиха является утверждение о том, что всему правовому на свете предшествуют некие фактические обстоятельства. Г. Кельзен считает это суждение сомнительным, т.к. не следует утверждать, что «правовая норма во времени должна предшествовать фактическому состоянию, которое должно получить свою юридическую квалификацию через эту норму» [12, c. 611]. Договор не предшествует предложению о договоре, он есть некоторое естественное положение вещей. Проблема состоит не в том, что раньше появилось во времени, основным является гносеологический вопрос. Обязательство становится обязательным для исполнения, так как оно является условием должного, а не фактического, а иначе оно просто не будет исполняться.

В продолжение критики О. Эрлиха Г. Кельзен в очередной раз указывает на противоречивость понятий, используемых правоведом-социологом. На одной странице своего произведения автор трактует понятие «правовой нормы» и «правового предложения» так, на другой – иначе, на одной странице «правовая норма» индивидуальна, а на другой – абстрактная и общая.

Ошибочным, по мысли Г. Кельзена, является и утверждение О. Эрлиха о том, что «в основе наших представлений лежат факты», они порождают мысль, ведь существуют такие понятия как «добро» и «зло», «хорошо» и «плохо», которые ни на каких фактах не основываются. Правовая норма и без фактов является правом, ведь факт это то, как суще, а право – это то, как должно. Понимание факта, как чего-то предшествующего мысли, приводит нас только к реальной действительности, но не к ценностям, которые невозможно обосновать конкретными фактами, предшествующими мыслям. Ответ на данные вопросы должна давать не юриспруденция, а социальная психология, её предмет не право, а мысли, чувства и идеи.

В третьей части своих критических заметок Г. Кельзен продолжает анализировать теорию юридических фактов О. Эрлиха. Исследователь замечает, что некоторые из выделенных О. Эрлихом юридических фактов не соответствуют данному им понятию «факта», например «обычай», в силу которого другие факты становятся фактами и принимают должностной характер не может быть фактом, так как, по сути, данное понятие является общим, ибо только через этот самый обычай другие юридические факты такие как «владение», «договор», «отношения властвования» превращаются из правил в факты.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Спорной является и высказанная О. Эрлихом мысль о том, что правовые предложения предшествуют отношениям властвования. Г. Кельзен усматривает в тезисах автора логическую ошибку в определении того, что первично, ведь всем известно, что «сначала должны существовать отношения властвования и только потом после этого в сознании людей зарождаются нормы по поводу этих отношений» [12, c. 619]. Данное утверждение выдвигается Г. Кельзеном, как априорное.

Затем О. Эрлих выдвигает свою теорию по поводу факта владения, замечая, что «везде владение превращалось в правовое отношение через интеграцию в экономический порядок» [12, c. 620]. Возражая этому высказыванию, Г. Кельзен отмечает, что если принимать данную идею за истину, то тогда экономический порядок являлся бы так же и правовым порядком. Здесь связь другая, экономические факты создают правовую норму о владении, которая образовывает правоотношение.

По поводу договора О. Эрлих говорит о том, что не менее важны договоры, которые создают обязательства, но не влекут ответственности. Г. Кельзен возражает, что такую ответственность невозможно назвать ответственностью, так как она не имеет никакой реакции от общества. Обязательство является обязательством, когда есть ответственность. К тому же отождествление понятия ответственности с возможностью судебной защиты приводит к тому, что те обязанности, которые не предполагают ответственности, не являются экономически значимыми, а значит, не является правовой нормой, которая порождает правовые отношения. Эти нормы могут быть моральными, религиозными, этическими, но никак не правовыми. По мысли Г. Кельзена, самым несерьезным способом определения сущности права является попытка разграничить право от других норм с помощью таких понятий как «чувство негодования» и «чувство возмущения».

В четвёртой части критических заметок Г. Кельзен исследует авторские трактовки понятий «государство» и «право», представленные в работе О. Эрлиха, вновь отмечая их разночтение внутри работы. Сложно провести границу между правом юристов, правом, закреплённым в законе, государственным правом, однако однозначно можно понять лишь одно, что все эти понятия упираются в понятие «закона». Разграничение государственного и негосударственного права на основаниях, предложенных Эрлихом сделать очень сложно, ведь он то отождествляет государственное право с законом, то нет.

Продолжая, построение абсолютно неправильных логических цепочек, О. Эрлих полагает, что государственное судопроизводство, возникло раньше государственного порядка. Автор работы «Основоположение социологии права» противоречит сам себе, отмечая, что государство является военным союзом, и в то же время утверждает, что «существовали и такие государства, которые военными союзами и не являлись» [12, c. 626]. В понятие «государство» должны включаться все когда-либо существовавшие образования, ведь государство – это форма социального единства, а не его содержание. Именно поэтому не стоит отождествлять понятие «государство» с неким военным союзом. О. Эрлих не считает совокупность племён государством, и момент образования государственности отождествляет с образованием знати, которая выполняет некие вспомогательные действия. Однако о государстве может идти речь при наличии некой организации, а деление на классы и выделение такой черты как вымогательство не делает данную организацию государством. «Наличие какого-то особого содержания данных норм значения здесь не имеет» [12, c. 627].

В заключительной части своей статьи Г. Кельзен, подводя итоги критического анализа, приходит к выводу, что попытки О. Эрлиха заложить основы социологии права должны быть признаны неудавшимися, по причине «полного отсутствия ясной постановки проблемы и чёткого метода» [12, c. 634].

Как ответ на критику Ганса Кельзена, Ойген Эрлих в 1916 году публикует своё «Возражение» и тем самым продолжает дискуссию. В своём «Возражении» О. Эрлих исходит из того, что Г. Кельзен совершенно неправильно понял и интерпретировал основные идеи, изложенные в «Основоположении социологии права». Отвечая на вопрос, поставленный Г. Кельзеном, является ли, правило частично правилом бытия и частично правилом должествования, О. Эрлих констатирует, что рассуждая о двойственности понятия «правило», Г. Кельзен сам смешивает понятия и не может провести четкую границу между правилом бытия и законом природы. Г. Кельзен неправильно истолковывает понятия, применяемые О. Эрлихом. Так, в его книге «Основоположение социологии права» право однозначно трактуется как правило должествования и иные интерпретации неправомерны. Кажущаяся подмена терминов может являться таковой только потому, что в своей работе правовед-социолог вступил на «неисследованную землю» [12, c. 634], и именно поэтому пришлось вводить иную терминологию, особенно для разграничения понятий «правовое предложение» и «правовая норма». «Правовое предложение – это всегда творчество законодателя или юристов, которые составляют законы» [12, c. 635], утверждает О. Эрлих. Автор признаёт небольшую неточность в определении правового предложения, так как оно является очень обширным, ведь возможна и устная передача правовых предложений, как, например, это делалось в Скандинавии. Г. Кельзен в своей статье высказал предположение о том, что О. Эрлих понимает под правовой нормой некую гетерогенную правовую норму, на что социолог резко возражает, утверждая, что в своём определении он выражал чёткую однозначную мысль, и не надо искать в ней никаких других смыслов.

О. Эрлих посетовал на то, что те разделы, в которых Г. Кельзен мог бы найти ответы на свои вопросы о сущности правовых предложений и правовых норм, были по какой-то причине проигнорированы ученым. Критикуя тезисы, выдвинутые О. Эрлихом, Г. Кельзен выдаёт за традиционное понимание своё собственное мнение о содержании правовых предложений, заявляя, что под ними понимаются общеобязательные правовые нормы. О. Эрлих, ссылаясь на авторитеты, опровергает доводы Г. Кельзена. Критикуя рассуждения О. Эрлиха о договоре, как о юридическом факте, Г. Кельзен ставит вопрос о том, что первично правовое предложение или сам договор, при этом использует термин «предпосылка для наблюдения», который сам О. Эрлих не использовал в своей работе. Далее социолог-правовед обращает внимание читателей на тот факт, что Г. Кельзен регулярно подменяет его понятия своими собственными. Так неправильно Г. Кельзеном трактуется представление о том, что «мысленная вещь» не является фактом, с чем О. Эрлих категорически не соглашается и утверждает, что мысленное познание всеми признано как факт.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Подводя итог своему «Возражению», Эрлих пишет, что вместо того, о чем он реально говорил, критиком «подставляется какая-то кельзеновщина», на основании которой ведется «аргументация с помощью известной из других работ Кельзена логикой». Целью «Возражения» О. Эрлиха является не критика статьи Г. Кельзена, а заявление о том, что предметом социологии права является не используемая терминология, к которой часто обращается Г. Кельзен, а отношение права к обществу.

В этом же 1916 году, в ответ на «Возражение» О. Эрлиха, Г. Кельзен публикует свою работу «Реплика», основной целью которой является не опровержение «скудных конкретных возражений», а лишь изложение собственных идей. В «Реплике», Ганс Кельзен утверждает, что всё произведение О. Эрлиха пропитано противоречиями и смешениями, отрицаемыми социологом. К О. Эрлиху обращается упрек в смешении причинно-следственного подхода, направленного на изучение бытия, и особого нормативного подхода, направленного на изучение правового должествования. Также попутно опровергаются и другие возражения О. Эрлиха, как подмена понятий.

На рубеже 1916 и 1917 годов выходит в свет «Реплика» О. Эрлиха, которая продолжает дискуссию, развернувшуюся между учёными. В ней автор заявляет, что Г. Кельзен продолжает подменять смысл его слов, и, цитируя лишь часть предложения, создаёт двойственность понятий. Основное противоречие, на которое О. Эрлих обращает внимание, заключается в том, что правило должествования входит в противоречие с выдвигаемой им концепцией «живого» права, которая заключается в том, что право рождается, изменяется и умирает в обществе, а уполномоченные органы лишь его лезитимизируют. Г. Кельзен неправильно интерпритировал понятие, вырвав его из контекста. Критик неправильно интерпретирует концепцию «живого» права О. Эрлиха, трактуя «живое право» как право сущего, а не только должного. Однако и это несправедливо, так как О. Эрлих понимает под живым правом правила должествования, фактически управляющие человеческими действиями. Подводит итог дискуссии двух учёных «Заключительное слово» Г. Кельзена, опубликованное также на стыке 1916 и 1917 годов. В нем автор опровергает обвинение в неверном цитировании и превратной интерпретации идей, изложенных в трудах О. Эрлиха.

Анализируя дискуссию Ойгена Эрлиха и Ганса Кельзена, можно прийти к выводу о том, как сложно перевернуть сложившиеся научные традиции и синтезировать нечто новое, более совершенное. Учёные совершенно не хотят услышать друг друга, Г. Кельзен рассматривает «Основоположение социологии права» О. Эрлиха, сквозь призму своих идей, и не учитывает того, что в данной работе использовались абсолютно новые методы, а в традиционные понятия вкладывался несколько иной смысл, отличающийся от общепризнанного. О. Эрлих же рассматривал критику со стороны Г. Кельзена не как что-то ценное, с помощью чего можно было усовершенствовать свою работу и обосновать её более тщательно, наполнив новой аргументацией, понятной учёным, придерживающимся иных взглядов, а как нечто посягающее на основы его труда, его концепции, его личности. В итоге именно из-за такого восприятия О. Эрлихом критики со стороны Г. Кельзена, его работа по «Основоположению социологии права» не добилась той цели, ради которой она создавалась учёным. Она не смогла перевернуть начала юриспруденции. Дискуссия, развернувшаяся между учеными, не принесла никаких плодов для развития юриспруденции, однако у каждого из этих двух учёных-юристов есть сторонники и по сей день, которые усовершенствовали их идеи. В завершении стоит сказать, что эти великие учёные внесли огромный вклад юридическую науку, а также способствовали развитию различных социальных институтов. Г. Кельзен являлся основателем первого конституционного суда, а О. Эрлих обосновал и выдвинул идею единого многонационального народа, объединённого общими правами и обязанностями. Обе эти идеи реализованы во многих странах и являются неотъемлемой частью современных правовых государств.

Список использованных источников

1. Бентон, И. Введение в основания нравственности и законодательства / И. Бентон. – М.: Директ-Медиа, 2009. – 734 с.
2. Васьковский, Е. Г., Шершеневич Ф. [Рецензия] / Е.Г. Васьковский, Ф. Шершеневич // Определение понятия о праве. Казань 1896 год – Журнал Министерства юстиции. [№ 1. Январь — № 2. Февраль]. -С.-Петербург : Типография Правительствующего Сената, 1897. -№ 2. — С. 324 — 329
3. Гоббс, Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Гоббс Т. //Сочинения: В 2 т. – М.: Мысль, 1991. – Т.2. – 731 с.
4. Гроций, Г. О праве войны и мира / Г. Гроций. – Репринт с изд. 1956 г. – М.: Ладомир, 1994. – 868 с.
5. Кельзен, Г. Чистое учение о праве и аналитическая юриспруденция. Перев. с англ. А. А. Краевского // Российский ежегодник теории права. № 2. 2009. СПб.: – 2011. – C. 432–453.
6. Ковалевский, М. От прямого народоправства к представительному и от патриархальной монархии к парламентаризму: Рост государства и его отражение в истории политических учений. Т. 2-3 / М.: Тип. Т-ва И.Д. Сытина, 1906. – 787 с.
7. Коркунов, Н. Лекции по общей теории права. – 8-е изд. – СПб.: Изд. Юр. Кн. Маг. Н. К. Мартынова, 1908. – 354, Х с.
8. Краевский, А. А. Чистое учение о праве Ганса Кельзена и аналитическая философия / А.А. Краевский // Российский ежегодник теории права.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

2203

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке