Крупнейшим представителем данного течения стал Н.М. Карамзин. Суть теории историка выражена в названии его сочинения «История государства Российского». По мнению автора концепции, история является совокупностью действий правителей, определенных индивидуальными их особенностями. Одним из активных сторонников Карамзина был историк И.П. Сахаров.

В 20-40-е гг. XIX в. было сформировано критическое направление. Новое течение в исторической науке проявило себя в полемике вокруг сочинения Н.М. Карамзина. С критикой научной концепции историка и определением новой системы «прагматической истории» в 30-40-х гг. выступил историк Н.Г. Устрялов. Последователями Устрялова были А.П. Зернин, М.П. Погодин.

В это же время в рамках критического направления была создана М.Т. Каченовским «скептическая школа». Свой курс истории России Каченовский всегда начинал с критического разбора исторической литературы, что впоследствии и вошло в основу его концепции. К этой школе принадлежали Н.М. Станкевич, М.Н. Катков, И.М. Снегирев, И.Е. Забелин.

В середине 40-х гг. XIX в. появляется новая концепция, согласно которой движущей силой исторического развития являлось государство. Основателями концепции были К.Д. Кавелин и С.М Соловьев. Именно с этими именами связывали новое направление в исторической науке, за которым утвердилось название «государственная школа».

Период правления Николая I в отечественной историографии второго Романова можно определить как этап «первоначального накопления» сведений. Русская историческая наука первой половины XIX в. была наполнена позитивистской наивностью. Не стали исключением и сочинения А.П. Зернина.

Александр Петрович Зернин  (1820 — 1866) – профессор Харьковского университета. Закончил главный педагогический институт, где остался преподавателем русской истории. В 1847 получил степень магистра и был переведён адъюнкт-профессором в Харьковский университет. Его научные труды свидетельствуют об основательном изучении затрагиваемых вопросов: «Об отношениях константинопольского патриарха к русской иерархии», «Об учреждении в России патриаршества», «Нифонт епископ новгородский», «Император Василий Македонянин», «Очерк жизни константинопольского патриарха Фотия», «Жизнь и литературные труды Константина Багрянородного», «Очерки, служащие к разъяснению польской истории XVI века», «О самозванцах».

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Типичной и центральной фигурой Московского государства XVII в., по убеждению Зернина, являлся царь Алексей Михайлович. Вообще, в его профессиональной деятельности второй Романов фигурировал сразу в трёх научных публикаций: первая – «Царь Алексей Михайлович» [8], вторая – «О мятежах в царствование Алексея Михайловича» [6], третья – «Судьба местничества при первых трех государях династии Романовых» [7]. Но ко второй четверти XIX в. относится только его первая работа, датированная 1854 г.

Главная особенность данного очерка заключается в том, что в содержательную часть включены только те данные из истории царствования Алексея Михайловича, которые относятся собственно к его личности. Другой новый и важный аспект работы – характеристика Алексея Михайловича через его взаимоотношения с приближёнными. Статья Зернина имела важное значение не только для развития историографии личности царя Алексея, но и для привлечения внимания к изучению исторических фигур наряду с политическими событиями. В отличие от других исследователей Николаевского времени, жаловавшихся на нехватку источников, Зернин считал: «При настоящем богатстве материалов отечественной истории мы имеем возможность подробнейшим образом представить не только государственную деятельность царя Алексея Михайловича, но также наглядно изобразить царя в его частных отношениях» [8, с. 41]

Описывая рождение будущего царя, Зернин видел в нем государственный смысл, поскольку Михаил Романов сразу отправил посланников к боярам, дворянам и иностранным посольствам с вестью о рождении наследника. В своем очерке Зернин отмечал, что «особых свидетельств о воспитании и детстве царевича нет» [8, с. 44], по его мнению, он воспитывался так же, как и все царские дети в XVIIв. При этом, автор ссылался на канонический труд современника Алексея Михайловича Г. Котошихина.

Значительное внимание Зернин уделял характеристике личности воспитателя царя – боярину Б.И. Морозову. Он опровергал устоявшееся мнение о корыстолюбии боярина, собрал мнения о Морозове как иностранных, так и отечественных современников. Первым из иностранцев о воспитателе царя Алексея Михайловича упоминал датский принц Вольдемар. Во время своего пребывания в России он отмечал, что Морозов имел силу еще при дворе царя Михаила Федоровича, а также расположение царевича. Другой иностранец, Адам Олеарий, изображал Морозова честолюбцем, стремившимся к усилению и утверждению своей власти. Тенденциозно негативное отношение к этому деятелю, по мнению Зернина, сформировалось благодаря Н.М. Карамзину, основывавшему свои выводы только на сведениях Олеария. Зернинже, в свою очередь, полагал: «При современных требованиях отечественной истории странно было бы делать приговор о ком бы то ни было на основании одних только иностранных известий, не пересмотрев сначала отечественных материалов» [8, с. 50].

По мнению Зернина, верить иностранным источникам можно частично, а вот Котошихину, написавшему фундаментальный труд о царствовании Алексея Михайловича, и Ф.М. Ртищеву, близкому человеку боярина, несомненно, можно.

Среди близких людей, особое внимание историка привлекла властная фигура патриарха Никона. Зернин уделил значительное внимание биографии патриарха, ссылаясь на данные И.К. Шушерина, записанные в «Житии патриарха Никона».

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

На протяжении исследования всего периода правления Алексея Михайловича, время от времени на передний план выходили отношения царя с близким окружением: Н.И. Одоевским, А.И. Матюшкиным, А.С. Матвеевым, А.Л. Ордин-Нащокиным. Зернин выделял такие черты личности царя, как простота и искренность, которые ярко раскрылись в общении с князем Одоевским. В подтверждение этому автор привел описание смерти сына князя и деятельное участие царя в организации похорон и утешении близкого друга.

Отношения с Матюшкиным сложились, как утверждал Зернин, с детства и перечислил несколько писем, пояснив, что они «очень разнообразны по содержанию и относятся к разным периодам его жизни» [8, с. 67]. Можно сделать вывод: переписка царя и Матюшкина была постоянной, а значит необходимой и важной для царя.

Изданное в журнале «Москвитянин» эпистолярное наследие царя Алексея Михайловича вызовет впоследствии интерес историка П.И. Бартенева, который в конце правления Николая I начнет собирать из разных источников,   письма второго Романова в единый сборник. Упомянутый сборник появится уже в правление императора Александра II под названием «Собрание писем царя Алексея Михайловича» [3].

Ценность сборника историка, литературоведа, издателя Бартенева в том, что это первая публикация, в которой были собраны письма царя Алексея Михайловича. Публикуемые источники систематизированы и снабжены предисловиями. Большой интерес представляют комментарии к письмам, объясняющие многие термины, имена, условия, в которых они создавались. Стремление Бартенева собрать воедино и прокомментировать уже напечатанные источники стало причиной кажущейся неполноты и беспринципности сборника, за что его отрицательно оценил историк И.Е. Забелин [5]. Факт публикации Бартеневым писем стал событием в научной жизни России середины XIX в.

Одним из важных политических шагов для юного царя было вступление в брак. Зернин писал о необходимости вступления в брак Московских монархов с иностранными представительницами, приводил примеры поиска невест царями Иваном Грозным и Михаилом Федоровичем. Проблема несостоятельности браков, по его мнению, заключалась в «отчужденности Московского государства» [8, с. 51]. Большое внимание автор уделил датскому посольствуВольдемара, созданному по случаю переговоров о заключении брака с царевной Ириной. Зернин искренне сочувствовал тому, что брак так и не был заключен.

Значительное место в своем труде Зернин уделил описанию царской охоты. В частности, его интересовало, на каких зверей охотились и каким образом их доставляли в места, где проводилась охота. При этом соколиной охоте Зернин посвятил больше внимания и ссылался на Котошихина и Мейерберга.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

На основе проведенной работы можно выделить особенности историографии Николаевского периода второй четверти XIX в.:

в отечественной историографии появились публикации отдельных царских писем. Так П. А. Муханов издал сборник исторических документов, среди которых были опубликованы двадцать два письма царя Алексея Михайловича к стольнику Матюшкину. Именно эти письма создали основу многих исторических работ Николаевского периода. При помощи переписки историки смогли составить частичный психологический портрет второго Романова;

в отечественной историографии исследования отличались очевидной неполнотой сведений. Историк Зернин использовал преимущественно материалы современников царя Алексея Михайловича как российских, так и иностранных – Котошихина, Олеария, Мейрберха, Коллинса и т. д. Конечно, современники любой эпохи были склонны преувеличивать достижения правителя, что приводило к искажению исторической реальности. Аутентичные документы XVII в., опубликованные во второй четверти XIX в. в Актах Археографической экспедиции [1], Актах исторических [2], Дворцовых разрядах [4], могли бы дополнить труд историка. К сожалению, он практически не использовал данные этих документов.

историографический труд историка Зернина наполнен панегирическими и апологетическими характеристиками, что характерно для Николаевской эпохи.

Список литературы:

Акты Археографической экспедиции. Санкт-Петербург: в Тип. Экспедиции, 1842. Т. 4.-565 с.

Акты исторические. Санкт-Петербург: в Тип. II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1836. Т. 4.-502 с.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Бартенев П.И. Собрание писем царя Алексея Михайловича с приложением «Уложения сокольничего пути»//Современник 1856. № 3.

Дворцовые разряды 1612-1700 гг. Санкт-Петербург: в Тип. II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. 1855. Т. 4.-1158 с.

Забелин И.Е. Черты русской жизни в семнадцатом столетии.//Современник. 1852. № 3.

Зернин А.П. О мятежах в царствование Алексея Михайловича. Санкт- Петербург: в типографии Х. Гинце, 1856. -138 с.

Зернин А.П. Судьба местничества при первых трёх государях династии Романовых. Санкт- Петербург: в типографии Х. Гинце,1856. -201 с.

Зернин А.П. Царь Алексей Михайлович (историческая характеристика из внутренней истории России XVII столетия) // Москвитянин. 1854. № 14.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью