Определяющим из них является т. н. «Концепция воспитания военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации», которая была разработана в соответствии с Программой перехода Вооруженных Сил Российской Федерации к единой системе воинского воспитания; данный документ был утвержден Президентом Российской Федерации 22 августа 2002 г. Красной строкой в нем проходит тезис о том, что «…без соответствующего морального настроя всех категорий военнослужащих, без их готовности добросовестно исполнять обязанности военной службы нельзя ожидать весомых результатов в реформировании современной российской армии» [2]. Иными словами, успех подготовки квалифицированного военного специалиста напрямую зависит, прежде всего, от положения дел в той области социальных процессов, которую специалисты называют социализацией, рассматривая ее как «…процесс и результат усвоения индивидом социального опыта, прежде всего — системы социальных ролей. … Происходит как в условиях стихийного воздействия различных обстоятельств жизни в обществе, так и в условиях целенаправленного формирования личности…Воспитание — ведущее и определяющее начало социализации» [4, с. 771].

Несмотря на то, что в армейских нормативных актах воспитательной направленности служебная деятельность должностных лиц предельно детализирована и персонифицирована, практическая реализация ее не может считаться успешной. Наиболее весомым аргументом в защиту этого тезиса является, на взгляд автора, количественные характеристики противоправных действий в войсках, особенно в межличностном их аспекте. Если нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими в общей структуре преступности в 1969 году составляли 9 %, в 1985 году — 17 %, в 1996 — 18 % от общего числа воинских преступлений, то уже к концу 90-х годов рост составил: в 1997 году — 26 %, в 1998 году — 43 %, в 1999 году — 41 % [5].

Акцент внимания автора к данному периоду, особенно к временному отрезку 90-х годов, объясняется взаимосвязью между ростом противоправных действий в это время в армии и состоянием наступившей социальной аномии российского общества. Именно в это время показатель доверия общества к армии в России снизился с 65 % до 28 % при существующем нормативном критическом уровне доверия — 30—40 % [1]. Для сравнения: в США, где госдепартамент позиционирует свои вооруженные силы как абсолютную, непререкаемую силу — «опору мира и демократии» на всей планете — около 90 % граждан доверяют своей армии.

Таким образом, внешним фактором десоциализации в армейских структурах, является неоднозначное отношение современного общества к защите своей страны и к ее защитникам. «Пусковым механизмом» социальной дезадаптации можно назвать изменившиеся социальные общественные ценности и установки, а результатом — искажение социальной армейской реальности, различные межролевые и внутриролевые конфликты участников воинской деятельности, стратификация «ратного труда» по признаку его престижности (в классификации П.А. Сорокина).

На протяжении четырех последних лет автором был проведен ряд панельных социологических исследований, где предметом изучения послужили социальные установки солдат срочной службы на предмет идентификации их отношения к обозначенному как «неуставному» асоциальному поведению (далее — НУВ) в армейской среде; особое внимание было уделено мнению респондентов о позиции, занимаемой офицерским составом в этом вопросе. Исследования проводились в подразделениях с различным служебно — боевым предназначением и штатной численностью: подразделение охраны дисциплинарной части (РО), два общевойсковых (МСР, ТР) и одно учебное (УБ) подразделения. Респондентам в ходе анонимного анкетирования были предложены несколько вариантов ответов (абсолютные показатели в процентных показателях могут составлять более 100 %). Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Таблица распределения ответов респондентов

Заслуживают внимания, прежде всего, следующие результаты:

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Устойчивый социально — архетипический стереотип восприятия мужчины как «защитника», значительное превалирование данной позиции над «обязательно — гражданской» дефиницией отношения к службе.

Искажение социальных установок военнослужащих, считающих НУВ непременным атрибутом армейских структур и механизмом полоролевой «инициации» вновь прибывших служить солдат. К примерам некомпетентности или дезориентации установок респондентов относятся формулировки: НУВ — «исконно армейская традиция», «школа жизни», «выдумки общественности».

Низкий «кредит доверия» к субъектам социализации — офицерам. Интересен для изучения и творческого осмысления тот фактор, что, несмотря на различия групп испытуемых, в том числе и по продолжительности военной службы (от 1 года в 2012 г. и до 2-х лет в 2008 г.), ответы респондентов в вопросе вероятностного отношения офицеров к НУВ по принципу их распределения оказались близкими, не имеющими статистически значимых различий. Иллюстрацией этого вывода являются данные таблицы 2; критерием оценки различий был выбран Н — критерий Крускала-Уоллиса.

Таблица 2.

Таблица рангов групповых различий распределения ответов в позиции «Офицеры и НУВ»

Где критическое значение χ2(количество степеней свободы ν = 3): 7, 815 < χ2кр< 11,345

По мнению автора, главными детерминантами десоциализации в условиях армейской службы являются ценностный дисбаланс в российском обществе и, что наиболее значимо, низкая эффективность деятельности офицера в качестве воспитателя — субъекта социализации подчиненных вследствие стратификации референтных групп участников совместной воинской деятельности.

В условиях сложившейся реальности перспективным вектором социализации в армейских организациях может быть включение в состав воспитательных структур специалистов, способных осуществлять квалифицированную узконаправленную деятельность со всеми категориями военнослужащих по овладению недостающими необходимыми навыками — социальных педагогов. Благоприятный прогноз работы в этом направлении находит подкрепление во мнениях многих социологов, говорящих о том, что «…армия сегодня представляется не столько эффективным и дееспособным институтом, сколько воплощением наиболее важных национальных символов, опорным моментом массовой идентичности» [3]. Такое отражение социальной реальности — перспектива для деятельности.

Список литературы:

Булычев Д.А. Имидж армии: реальность и перспективы // Ориентир. — 2006. — № 12. С. 30—32.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Концепция воспитания военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.innovbusiness.ru.html (дата обращения 8.8.2012 г).

Отечественные записки. [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http-.//www.liberal.ru. (дата обращения: 18.01.2007).

Словарь психолога — практика / Сост. С.Ю. Головин. 2-е изд., перераб. И доп. Мн.: Харвест, 2003. 976 с.

Специальный доклад Уполномоченного по правам человека в РФ: О нарушении уставных правил взаимоотношений между военнослужащими. М.: ППО «Известия», 2000. 99 с.