Что касается критериев, по которым молодежь выделяется в особую социальную группу, то они различаются в зависимости от социально-культурного контекста и представлений исследователя, однако вследствие общей тенденции продления процесса социализации в современных обществах, большинство авторов соглашаются с тем, что результатом этого процесса является расширение границ, в рамках которых определяется концепт молодежи. Расширение этого реального и символического пространства происходит «за счет увеличения времени на образование, переноса на будущее начала работы и самостоятельной жизни, более раннего включения в молодежные культуры и более позднего выхода из них» [6, С. 15]. В качестве особой социальной группы «молодежь представляет собой становящийся субъект общественного воспроизводства, поэтому ее социальное положение характеризуется неполнотой социального статуса, маргинальностью социальных позиций, неопределенностью социальных идентификаций» [2, С. 31]. Неопределенность социальных идентификаций, как сущностная характеристика современной российской молодежи, в условиях кризиса национально-государственной идентичности и в силу специфических потребностей личности молодого человека, заставляет активно искать во множестве идентичностей наиболее полно соответствующие собственному мировосприятию, ценностям и потребностям. Трудность осуществления этого процесса является с одной стороны следствием имманентных качеств, присущих сознанию молодого человека, выступающего в качестве новой для себя роли субъекта общественных отношений, а с другой следствием социокультурного кризиса произошедшего в стране после распада Советского Союза. Факт этого кризиса находит свое эмпирическое подтверждение во многих социологических исследованиях. В ходе проведения одного их таких исследований рабочая группа Института социологи РАН пришла к выводу, что: «граждане современной России испытывают серьезные проблемы с коллективной идентичностью — по большому счету, их мало что объединяет: нет ни общей идеологии, ни общих целей и интересов» [8, C. 9].

Молодежь, как «становящийся субъект общественного воспроизводства» способна более других групп ощутить «пустоту символического пространства, определяющего систему смыслов, на основе которых могла бы происходить ее самоидентификация» [См.:7]. Идентичность в условиях пустоты такого рода пространств, представляется проблемой, которую трудно рассматривать с позиций традиционных примордиального и модернистского подходов. Помимо перечисленных, в исследованиях проблем национальной идентичности принято также выделять конструктивистский подход, часто называемый постнеклассическим. Кратко рассмотрим каждый из них.

Представителями примордиального подхода (К. Гирц, Э. Смит, Ю. Бромлей, М. Н. Руткевич, А. Н. Малинкин, Н. Н. Моисеев, В. И. Козлов, А. С. Баронин, В. Г. Бабаков, В. М. Семенов, А. В. Гулыга, В. А. Махнач, Э. А. Поздняков, С. А. Кравченко и др.) нация рассматривается как объективно данная реальность, высший этап развития этноса. Нация трактуется в качестве расширенной родственной группы, высшей формы этнической общности людей, возникшей в эпоху складывания этнической территории и объединения людей, говорящих на одном языке, имеющих общую культуру, традиции, психологию и самосознание. Национальная идентичность, таким образом, рассматривается как «коллективное чувство лояльности», «привязанности, проистекающей из чувства естественной духовной близости» [См.: 5].

Модернистские теории нации сформировались во многом под влиянием классического марксизма, работ М. Вебера, Г. Зиммеля, психоанализа З. Фрейда, философии франкфуртской школы (Т. Адорно, В. Беньямин, Х. Маркузе, Ю. Хабермас). Общую позицию сторонников модернистского подхода можно сформулировать следующим образом: нация не является древней или извечной природной данностью, а представляет собой продукт экономических изменений, индустриальной революции, образования современных государств (О. Бауэр, М. Хрох, Э. Геллнер, Д. Бройи, Э. Хобсбаум, А. Коэн, Г. Дилигенский, В. Дойч и др.) [См. там же]. В этом процессе разные исследователи акцентируют свое внимание на различных аспектах формирования идентичности, как то, развитие современных форм коммуникации, железных дорог, средств массовой информации и т. д. Так, например, Э. Геллнер особую роль в процессе становления гомогенного общества, которое он называет нацией, придавал стандартизированному образованию [См.:3].

Сторонники конструктивистского подхода, вслед за Б. Андерсеном, трактуют нации как «воображаемые сообщества» [См.: 1].Воображаемыми большие сообщества являются вследствие того, что члены даже самой маленькой нации не могут знать друг друга в лицо или даже слышать друг о друге, но у каждого в воображении существует образ их общности. Собственно, все крупные сообщества людей являются воображаемыми, все дело заключается в способе воображения. Представители конструктивистского подхода (Б. Андерсен, К. Вердери, В. Тишков, А. Миллер) рассматривают нацию как продукт воображения, как идею или проект, формирующиеся при помощи дискурсивных практик – научных, художественных, политических. При этом «воображаемая природа» национальных сообществ вовсе не говорит о ложности или нереальности этих сообществ [См.: 5].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Национальная идентичность в рамках конструктивистского подхода рассматривается в форме нарратива и перформанса., то есть создаваемого нацией коллективного повествования, представления о самих себе и «других». С позиций исследователя национальной идентичности в рамках конструктивистской исследовательской парадигмы не важно, основывается ли самоутверждение нации на достоверных фактах или на воображении и императиве желания. Национальная идентичность, или утверждение того, чем мы являемся, что мы собой представляем и чего мы хотим, выражается символически, метафорически и аллегорически. Исследователь, таким образом, имеет дело не столько с фактическим наличием нации, сколько с выражением, репрезентацией этого наличия [5, с. 238‑246].В результате национальная идентичность представляет собой искусственную конструкцию, «продукт коллективного воображения, формируемого при помощи различного рода дискурсивных практик». Нам представляется, что методология конструктивистских исследований может быть довольно успешно применима к исследованию российских феноменов.

Главный акцент в рамках конструктивистского подхода ставится на понятии идентичности. В условиях символической неопределенности, этническую и гражданскую идентичность принято рассматривать в качестве бинарной оппозиции по отношению друг к другу. В соответствии с конструктивистским пониманием природы идентичности, для ответа на вопрос о соотношении этих двух понятий, следует понять, какое символическое значение вкладывает молодежь в эти конструкты. Для ответа на этот принципиально важный вопрос мы обратились к результатам исследования, проведенного институтом социологии РАН [См.: 4]. Анализ данных исследования показывает,что в массовом сознании молодых граждан России этническая идентичность, как правило, базируется на языке, культуре, национальности родителей, историческом прошлом, территории, гражданскую же идентичность связывают с особыми представлениями о месте страны в мире, о ресурсах страны, геополитическом пространстве, достижениях в культуре, исторической общности и т. д. Таким образом, можно утверждать, что когнитивное наполнение обеих идентичностей не исключает, а дополняет друг друга. Логическим следствием данного утверждения является необходимость и возможность совмещения этих двух видов идентичности. Проблема реализации этой задачи является отдельной темой, однако нам представляется, что в наибольшей степени этому совмещению способствовало бы создание гражданского общества, основанного на уважении человеческого достоинства, свободы и индивидуального выбора. Утверждение этих институтов не в их формальном состоянии, а в качестве реально действующих общественных практик является тем содержательным элементом, без которого реализация данного положения теряет всякий смысл.

Таким образом, конструктивистский подход к анализу дискурсивных практик формирования национальной идентичности не только приемлем для анализа механизмов конструирования российской национальной идентичности, его использование открывает новые возможности для понимания этого процесса в его символическом аспекте.

Список литературы:

1.     Андерсен Б. Воображаемые сообщества. М., 2001.288 c.

2.     Вишневский Ю. Р., Шапко В. Т. Парадоксальный молодой человек  // Социс. № 6. 2006. С. 26‑36.

3.     Геллнер Э. Пришествие национализма: Мифы нации и класса // Нации и национализм. М., 2002.416 с.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

4.     Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России. М.: Издательство Института социологии РАН, 2006.327 с.

5.     Лукина А. В. Новые подходы к исследованию национальной идентичности // Известия Уральского государственного университета № 33 2004. С. 238‑246.

6.     Омельченко Е. Л. Молодежь: Открытый вопрос. Ульяновск, 2004.184 с.

7.     Стефаненко Т. Г. Этнопсихология М., 2007. 368 с.

8.     Рабочая группа ИС РАН. Российская идентичность в социологическом измерении. Аналитический доклад. Часть 3 // Полис. № 3. 2008. С. 9‑29.