В 1980-1990-х гг. миграционная циркуляция усиливалась и усложня­лась. Французские исследователи сосредоточили свое внимание на следующих основных направлениях научных изысканий: миграция в контексте глобализации, циркуляция миграции и инициативы мигран­тов, международная миграция, ее мобильность и динамика, мигра­ционная политика, миграция и развитие, вклад мигрантов в экономи­ческое развитие, обеспечение научной информацией о тенденциях и состоянии миграции. В общественных науках Франции понятие диаспора претерпело множество изменений, вызванное постмодер­низмом, глобализацией и национализмом. Несмотря на то, что Франция является одной из европейских стран, наиболее насыщенной иностранным присутствием, она признает, что в 1990-х годах проблемы диаспоры как научной тематики не представляли большой интерес. В настоящее время наиболее активные дебаты ведутся по поводу определения понятия «диаспора», т. к. глобализация выявила возрастающее значение диаспор.

Французская концепция диаспоры и ее типологии исходит из существования единства группы, ее поддержания и способа функционирования. Один из ведущих французских социологов И. Ригони предлагает определение диаспоры, вбирающее синтез ее основных характеристик, включая причину отъезда, его продолжительность, степень интеграции в общество, наличие связей, реальных или воображаемых, с родным государством. Такие диаспоры являются скрытыми и позволяют создать «модель», эмпирические конфигурации которой расширяются [4, р. 87].

Для выявления типологии диаспор используются различные критерии. Одни исследователи использует критерий, основанный на степени сплоченности и динамизма диаспоры. Они оперируют разли­чием между выкристаллизированной диаспорой, где выделяются динамичные диаспоры, имеющие высокую эффективность транснацио­нальных сетей. Например, китайская диаспора, располагающая финан­совыми учреждениями и практикующая этническую предприимчивость. Наряду с выкристаллизованной диаспорой различаются аморфные или флюидные, т. е. неуловимые диаспоры с малоэффективными сетя­ми [2, р. 61]. Другие исследователи предлагают типологию, основанную на исторически свойственном для данной диаспоре занятии: банковское дело — для евреев, религиозная служба — понтийские греки, организация предприятий — для ливанцев и т. д. [1, р. 112].

Несмотря на разнообразие подходов к толкованию диаспоры, во французской общественно-гуманитарной мысли складывается следующее определение диаспоры: группа людей, находящихся в миноритарном положении за пределами своей исторической родины, отличающаяся стремлением поддерживать национальную идентичность (религия, язык, традиции), создающая сеть тесных связей между экспатриированными группами, маневрируя между мультиполярностью миграции и интерполярностью отношений. Французские исследования показывают, что диаспоры представляют мирное сосуществование параллельных сообществ, несмотря на то, что диаспоры могут испытывать давление по стороны автохтонов, проявлять сопротивление ассимиляции или, наоборот, проходить совсем незамеченными, проявляться как элемент фольклора.

Один из ведущих специалистов в области миграции А. Тарриус считает мигрировавших по разным причинам людей только группами, проявляющими общие черты с диаспорой, но не диаспорами. Подтверждая этот подход следующим фактом: 36 тыс. французов и 32 тыс. англичан в Монреале не являются диаспорой. Это только лишь группы людей, т. к. речь идет о лицах из богатых демократических стран, не перенаселенных. Французы и англичане эмигрировали в Монреаль, исходя из своих личных мотивов для реализации личных или профессиональных проектов. Он выделяет группу людей, которую называет кочевым населением, ищущим пространство для освоения и ассимиляции. Он разработал классификацию диаспоры: классическая, историческая, новая и современная [6, р. 89].

Французские исследователи изучают разнообразные темы, которые покрывают такие процессы миграции как интеграция, ассимиляция или аккультурация, миграционный поток как фактор рациональной организации пространств, репатриация. В 1950-х гг. французский социолог Р. Монтань был первым, кто ввел понятие «человеческой нории» (noria — вереница, череда) в миграционной циркуляции, т. е. прибытие мигрантов из одного населенного пункта (город, деревня и т. д.) в тот же населенный пункт взамен тех, кто репатриировался в тот же населенный пункт [3, р. 12].

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Такие факторы как закрытие ряда европейских границ для мигрантов как трудовой силы, образование семейных сообществ, экономический кризис оказали значительное влияние на связи иммигрантских групп, становящиеся более консолидированными, что способствовало созданию новых отношений между оседлостью и подвижностью—номадизмом, рассматриваемые как «миграционная циркуляция». Отношения оседлость—номадизм по А. Тарриусу представляют одну из современных тенденций изучения миграции, одно из перспективных направлений изучения антропологии миграционного движения. Антропология движения рассматривается как составляющая изучения миграции, отсылающаяся к возможности исследования непрерывности связей номадизм—оседлость [5, р. 137].Антропология миграции — это изучение прошлого мигрировавших народов для исследования современных обществ, чтобы разработать теоретическую модель, адекватную складывающейся социальной реальности.

Антропология миграции использует такие подходы как макро-, мезо- и микро-уровни. Структурный макроуровень, обусловленный политическими, экономическими и культурными факторами, покрывает мезо- и микроуровни. Мезоуровень, характеризующийся как рациональный, изучает общности и социальные сети (наличие сильных родственных связей). Микроуровень включает ценности (например, уровень свободы), в котором различают личный капитал, человеческий капитал (например, уровень развития школ, возможность получения профессионального образования), культурный капитал и политический капитал, включающий в первую очередь право голосования.

Особенностью научных исследований в области миграции является их организация в междисциплинарном контексте — социоло­гия, антропология, политические науки, социальная психология, история и т. д. Во Франции считается, что именно междисциплинарный подход может обеспечить обновление исследований по национальным меньшинствам, миграциям, восстановлению идентичности и националь­ной памяти, как индивидуума, так и целых групп, ассимиляции или приспосабливания мира под себя.

Вопрос влияния диаспор на некоторые культурные традиции и обычаи во французских исследованиях рассматривается с точки зрения инвестирования питания в современный мир и развития национальных кухонь мигрировавших сообществ. Кухня выступает как объект иссле­дования, как часть материальной культуры, придавая ей вкус и смысл, как часть этнографии. По мнению французских исследователей, всякая национальная кухня представляет экономический и эстетический капитал диаспор. По определению французского социолога А. Юбер, «национальное блюдо, пришедшее извне блюдо, представляет зеркало идентичности», меняющееся и трансформирующееся под воздейст­вием влияния и взаимообмена между населением и циркуля­ции продуктов питания. В статье «Разделяемая кухня», опубликован­ной в журнале «Диаспоры», французские исследователи на примере кухни проанализировали различные формы проявления культуры, описывая церемонию приготовления плова, как проявление коллектив­ной памяти формирующейся центральноазиатской диаспоры [7].

Французская научная школа по международной миграции и диаспорам стремится к системному исследованию миграционных потоков, рассматривая их основные виды, типы и формы; выявляя общие черты и особенности миграции, основываясь на междисциплинарных подходах.

Списоклитературы:

Bruneau M. Diasporas et espaces transnationaux. — Paris: Anthropos, 2004. — 250 p.

Médam A. Diaspora/Diasporas. Archétype et typologie // Revue européenne des migrations internationales. — 1993 .— № 9(1). — Р. 59—64.

Montagne R. Etude sociologique de la migration des travailleurs musulmans d’Algérie en France // Cahier liminaire. — № 1 à 8. — Р. 3—33.

Rigoni I. Mobilisations et enjeux des migrations de Turquie en Europe de l’Ouest. — Paris : L’Harmattan, 2001. — 463 p.

Tarrius A.Anthropologie du mouvement. — Orléans: Paradigme, 1989.—192 p.

Tarrius А. La mondialisation par le bas. Les nouveaux nomades des économies souterraines. — Paris: Balland, 2002. — 169 p.

Urbain С., Bissot H. Cuisines en partage. Le plov dans tous ses états. Constitution d’une diaspora autour d’un plat d’Asie centrale // Diasporas. — 2005. — N°7. [электронный ресурс] — Режим доступа — URL: http://w3.framespa.univ-tlse2.fr/revue/articles_fiche.phpid=335 (дата обращения 6.06.2012).