Под LSP мы будем понимать совокупность языковых средств, использующуюся в какой-либо области профессионально-научных знаний и/или деятельности, служащую преимущественно для передачи предметной информации и отражающую понятийный аппарат данной науки [Н.Д. Андреев, А.С. Герд, З.И. Комарова, А.И. Комарова, Кудашев, В.М. Лейчик, А.В. Суперанская]. LSP – совокупность естественных или естественно-искусственных языковых средств, использующаяся в какой-либо области знаний и/или деятельности главным образом для передачи предметной информации и отражающая понятийный аппарат, не являющийся достоянием большинства носителей данного национального языка [4, с. 74].

В условиях современного общества, когда появляется все большее количество различных научно-профессиональных областей знания и видов деятельности, исключительную роль играет терминологическая лексика. Появлению многочисленных терминов и их совокупностей в терминологически развитых языках мы обязаны постоянному прогрессу науки, зарождению и развитию новых областей знания и наук, каждая из которых стремится выработать свою систему основных понятий и терминов, свой особый терминологический аппарат.

Внимание!

Если вам нужна помощь с работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

С.В. Гринев-Гриневич говорит о том, что специальная лексика составляет подавляющее большинство слов современных языков [1, с. 3]. Если раньше вопросы терминов касались в первую очередь ученых и специалистов, то вследствие бурно развивающейся компьютеризации всех областей человеческой деятельности все большее количество людей вовлекается в работу с терминами. Не является исключением и такая специальная область знания, как гомеопатия, где существуют специальные компьютерные программы по рубрикации симптомов и лекарственных средств, значительно облегчающих работу врача-специалиста и направляющих его деятельность максимально оптимальным образом.

Признавая тот факт, что LSP и язык для повседневного общения являются подсистемами одного и того же естественного языка, В.М. Лейчик говорит и об их принципиальных различиях [5, с. 11]:

1.Язык для специальных целей вторичен по отношению к языку повседневного общения, формируется на базе своего естественного языка.

2.Язык повседневного общения практически не ограничен в сфере своего использования, тогда как область применения ограничена данной конкретной наукой или областью профессионального знания.

3.Язык повседневного общения складывается стихийно, он естественен, в то время как в языке для специальных целей всегда есть тот или иной элемент искусственности.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Подробнее Гарантии Отзывы

Таким образом, ученый делает вывод о характеристике LSP как «естественно-знаковой системе или естественной системе с известной долей искусственности». В этом отношении понятие LSP может быть рассмотрено как синонимичное отечественному понятию «подъязык», так как в их основе всегда находится специальная лексика. Подъязык часто понимается как ограниченный набор лексических и грамматических конструкций для осуществления коммуникации по ограниченному диапазону тем [12, с. 98]. А. В. Суперанская также отмечает среди особенностей LSP определенную грамматическую и синтаксическую бедность: для него характерна частая повторяемость синтаксических конструкций. Исследователь делает вывод о том, что LSP может рассматриваться как целостный фрагмент национального языка и считаться одним из типов подъязыков, приспособленным для специальной коммуникации в области науки и техники [10, с. 63]. Однако вместе с тем подчеркивается и его более богатая лексическая насыщенность за счет специальных слов.

Также нельзя не отметить, что в рамках современного когнитивно-дискурсивного подхода постулируется важнейший методологический принцип: LSP, ядром которого является терминологическая лексика, призван отображать систему понятий данной научно-профессиональной области. Гомеопатический термин, таким образом, становится определенным «квантом» гомеопатического знания, выражающим специальное, научное понятие.

Все нижесказанное позволяет предположить наличие специального подъязыка такой специфической научно-профессиональной области, как гомеопатия, которая заметно набирает силу в современном обществе. Терминология гомеопатии является номинативной подсистемой, не изученной в лингвистическом аспекте. Исследование данного подъязыка представляется актуальным, принимая во внимание, что гомеопатический LSP репрезентирует специальные знания в активно развивающейся медицинской системе.

Гомеопатия является молодой наукой. Несмотря на свою давнюю историю за рубежом, в нашей стране она официально признана на законодательном уровне лишь в 1996 году, что является печальной причиной малой распространенности посвященных ей исследований. Являясь антропоцентрической медициной, в фокусе внимания которой находится человек и холистический подход к его организму и здоровью, гомеопатия получает все большее распространение в современном обществе. Статус молодой науки, безусловно, обуславливает особенности ее подъязыка, находящегося, по-видимому, еще в стадии становления.

Как известно, LSP вырастают на базе естественных языков, надстраиваются над ними, приобретая некоторые специфические признаки, в особенности в лексике. Так, тот факт, что развитие гомеопатии как науки началось относительно недавно, объясняет довольно солидный объем консубстанциональных терминов в ее LSP. Под консубстанциональными терминами мы понимаем терминологические единицы, образовавшиеся из слов общеупотребительной речи [1, с. 25]. А.И. Комарова говорит о консубстанциональности как о «двойной детерминации» терминов и слов общеупотребительного языка: различие в объеме информации и степени абстрактности понятия, характерные для разных употреблений этих слов, ставят эти единицы на грань омонимии и делают их несопоставимыми в плане содержания [2, с. 50-51].

Так, к примеру, характерным примером в данном случае представляется гомеопатический термин миазм (le miasme). Миазмы трактуются в словаре С.И. Ожегова как «ядовитые гнилостные испарения» [8, с. 301]. В гомеопатии термин миазм принимает другое значение (мы приводим одно из рабочих определений, поскольку в рамках самой гомеопатии вопрос о природе и сущности миазмов по-прежнему остается дискуссионным): «Миазмы – это наиболее общие типичные алгоритмы или способы патологической адаптации человека как единой социально-биологической системы к изменениям внешней и внутренней среды, являющейся базой для развития всех вторичных по отношению к ним хронических заболеваний» [6, с. 28]. Таким же примером может служить термин плюрализм (le pluralisme): идеалистическая философская система, считающая, что в основе мира и его явлений лежит несколько начал (в противоположность монизму), согласно толковому словарю Д.Н. Ушакова, и направление гомеопатии, в котором лечение проводится несколькими простыми гомеопатическими препаратами [9, с. 22]. Под словом потенция в обыденной речи мы понимаем «возможность; то, что существует в скрытом виде и может появиться при известных условиях» [8, с. 494]. В гомеопатии под потенцией (la potence) понимается степень разведения гомеопатического лекарственного вещества [9, с. 24].

Таким образом, речь идет о терминологизации лексической единицы общеупотребительной речи: слова становятся терминами, если начинают выполнять терминологические функции, достигают определенной степени «выраженности» взаимно однозначных соответствий между ними и соотносящимися с ними специальными понятиями [5, с. 79]. По мнению Д.С. Лотте, в случае перехода общеупотребительной лексической единицы в разряд терминологических единиц ей придается определенное содержание [7, с. 38]. Ученый говорит о четырех типах взаимоотношений меду старым и новым значениями: уточнение значения, сужение значения, изменение значения по аналогии понятий и изменение значения термина по смежности понятий [7, с.  38]. Так, терминологизация лексемы «потенция» представляется осуществленной по аналогии; проявление некоего свойства, скрытой силы при определенных условиях – в общеупотребительном языке, скрытая возможность лекарства оказывать целебное действие при определенных условиях (динамизации препарата) – в гомеопатии.

Характер молодой науки постулируется и в следующей особенности гомеопатического LSP: наличие многокомпонентных терминологических единиц: антигомотоксическая дренажная терапия, вторичное действие лекарства, степень разведения лекарственного вещества, гомеопатический препарат минеральной группы, возрастная динамика конституциональных типов. Хотя еще родоначальник терминоведения Д.С. Лотте говорил о краткости как одном из неоспоримых достоинств термина [7, с. 30], многие современные исследователи подчеркивают высокую информативность, точность и узкоспециальный характер, достигаемые за счет использования многословных терминов [Головин, Кобрин, 1987, Манерко, 2000, Голованова, 2008].

Как и всякая наука, являющаяся частью медицины в общем, гомеопатия обладает внушительным арсеналом лекарственных средств, гомеопатических препаратов, названия которых являются номенами и составляют солидный пласт в LSP гомеопатии. О разграничении терминов и номенов писал еще Г.О. Винокур: «Что касается номенклатуры, то, в отличие от терминологии, под ней следует понимать систему совершенно абстрактных и условных символов, единственное назначение которой состоит в том, чтобы дать максимально удобные с практической точки зрения средства для обозначения предметов, вещей, без прямого отношения к потребностям теоретической мысли, оперирующей этими вещами» [11, с. 223]. Основное разграничение номенклатуры, по А.А. Реформатскому, заключается в том, что терминология связана прежде всего с системой понятий отдельной науки, тогда как функция номенклатуры – маркировка отдельных объектов [1, с. 38].

Так, названия гомеопатических препаратов относятся к области номенклатурных обозначений, не выражающих специальные понятия, но выполняющих функцию выделения отдельных объектов данной профессиональной сферы: rhus toxicodendron (гомеопатический препарат, приготовленный по правилам гомеопатической фармации из растения «плющ ядовитый»), sulfur (сера элементарная), sulfur iodatum (смесь серы и йода) и т.п.

Коль скоро наука созидается, в первую очередь, человеком, и личность ученого играет первостепенную роль в становлении и развитии научного знания, LSP гомеопатии содержит и ряд терминов-эпонимов (а именно антропонимов). Примером может служить термин закон Ганемана-Геринга (в некоторых источниках, просто «Закон Геринга» (Loi de Hering) – в честь ученых Самуила Ганемана и Константина Геринга, разработавших ряд важнейших научных принципов гомеопатии. В честь отечественного ученого С.Н. Корсакова в гомеопатии назван метод дозирования лекарственных веществ – разведение по Корсакову (Dose Korsakovienne). Аналогично существуют разведения по Ганеману – Dose Hanemanienne.

Еще одной особенностью LSP гомеопатии является характерное также и для всей современной медицинской науки в целом обращение к латинским или греческим терминам или их элементам. Будучи в свое время интернациональными языками науки в западной Европе, латинский и греческий языки стали источником многих лексических заимствований и определенной моделью формирования современных терминов. Так гомеопатия широко пользуется греческими терминами: гомеопатия (homéopathie) — homoios – «подобный» и pathos – «болезнь»; этиология (étiologie) — aitia – «причина» и logos – «учение»; и латинскими: плюрализм (pluralisme) — pluralis – «множественный»; конституциональное лекарство (remède constitutionnel) — constitution – «установление».

Таким образом, мы видим, что научно-профессиональная область – гомеопатия – обладает своим собственным специальным подъязыком (LSP), призванным помогать специалистом данной сферы осуществлять акт профессиональной коммуникации. В ряд его характерных особенностей входят различные виды терминологических единиц: однословные и многокомпонентные термины, терминолексика с греко-латинскими элементами, консубстанциональные термины, термины — эпонимы. Также в состав данного LSP включаются и номенклатурные обозначения.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

Cписок литературы:

1.Гринев-Гриневич С.В. Терминоведение.[Текст] / С.В. Гинев-Гриневич. — М.: Изд. центр «Академия», 2008 – 304 с.

2.Комарова А.И. Функциональная стилистика: научная речь. Язык для специальных целей (). [Текст] / А.И. Комарова. – М.: Изд-во ЛКИ, 2009 – 194 с.

3.Комарова З.И. Семантическая структура специального слова и ее лексикографическое описание. [Текст] / З.И. Комарова. — Свердловск: изд-во Ур. ун-та, 1991 – 156 с.

4.Кудашев И.С. Проектирование переводческих словарей специальной лексики. [Текст] / И.С. Кудашев. — Хельсинки, 2007. – 445 с.

5.Лейчик В.М. Терминоведение. Предмет, методы, структура. [Текст] / В.М.Лейчик. — М.: Книжный дом «Либроком», 2009 – 256 с.

6.Линде В.А. Теория миазмов Самуила Ганемана. [Текст] / В.А.Линде. – С.-Пб.: Центр гомеопатии, 2001 – 72 с.

7.Лотте Д.С. Основы построения научно-технической терминологии. [Текст] / Д.С.Лотте. — М.: Изд-во акад. Наук СССР, 1961 – 158с.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Подробнее Гарантии Отзывы

8.Ожегов С.И. Словарь русского языка. [Тескт] / С.И. Ожегов. –М.: Русс. яз., 1987 – 797 с.

9.Песонина С.П., Линде В.А., Васильев Ю.В. и др. Словарь терминов, используемых в гомеопатии. [Текст] / С.П. Песонина, В.А. Линде, Ю.В.Васильев и др. – С.-Пб.: центр гомеопатии, 2004 – 36 с

10.Суперанская А.В., Подольская Н.В., Васильева Н.В. Общая терминология. Вопросы теории [Текст] / А.В.Суперанская, Н.В.Подольская, Н.В.Васильева. – М.: Книжный дом «Либроком», 2009 – 247 с.

11.Татаринов В.А. История отечественного терминоведения. Классики терминоведения: Очерк и хрестоматия. ТекстВ.А. Татаринов. – М.: Моск. Лицей, 1994. – 408 с.

12.Хомутова Т.Н. Язык для специальных целей (): лингвистический аспект. // Известия Росс. Гос. ун-та им. Герцена. № 11С.-Пб.: 2008. – с. 96-106