Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Научная статья на тему «Политика Карфагена в Сицилии в VI в. до н. э.»

Остров Сицилия, удобно расположенный на перекрестке торговых путей из Восточного в западное Средиземноморье уже с эпохи поздней бронзы привлекал взоры воинственных ахейцев и предприимчивых финикийских купцов. В VIIIв. до н. э. к её берегам вновь устремляются греки, пережившие потрясения дорийского нашествия и «темные века». Долгие годы в историографии не существовало единой точки зрения относительно раннего этапа колонизации острова.

Помощь в написании статьи

Основываясь преимущественно на данных нарративной традиции, одни исследователи полагали, что на Сицилии вначале возникают финикийские поселения [2, с. 182], другие считали первыми колонистами греков [11, с. 89–90]. При этом у историков не вызывало сомнений, что на первоначальном этапе взаимоотношения между ними носили мирный характер. Однако в первой четверти VI в. до н. э. остров становится ареной военных столкновений. Происходит это после того, как выходцы из Родоса и Книда под предводительством гераклида Пентафла предприняли попытку закрепиться на западной оконечности Сицилии у мыса Лилибея. Племя элимов в союзе с финикийской Мотией разбили греков, а сам Пентафл был убит (Diod. Sic. V. 9; Paus. X. 11, 3–5). С этого момента в отношениях греков и финикийцев наступает длительный период напряженности. Попытаться выяснить причины конфликта, произошедшего между греками и финикийцами и, какую роль в начавшейся борьбе сыграл Карфаген – основная задача данной работы.

Археологические изыскания на Сицилии и Сардинии дали интересный материал, свидетельствующий о присутствии на островах в XIV–XIII вв. до н. э. носителей микенской культуры. Микенская керамика, бронзовая статуэтка Мелькарта,небольшие свинцовые двухлезвийные топоры микенского типа, – все это подтверждает регулярные контакты Эгейского мира с Западным Средиземноморьем [9, с. 58; 3, с. 42]. Троянская война, ставшая в представлении эллинов кульминацией всего их «героического века» и, последующее за ней нашествие дорийцев остановили продвижение ахейцев на запад.

Когда в пережившей дорийское переселение гомеровской Греции X‑IX вв. до н. э. только возникали ростки первой европейской цивилизации, моряки Тира и Сидона уже безраздельно господствовали во всем Средиземноморье. Это было время финикийской талассократии [5, с. 16]. Если верить древним авторам, финикийцы начинают активно осваивать западные районы Средиземного моря сразу же после Троянской войны (Strab. III. 2, (13); Diod. Sic. V. 19). О торговой деятельности купцов Тира имеются упоминания и в Библии. Согласно договору тирийского царя Хирама с царем Израиля Соломоном (965‑928 гг. до н. э.) корабли Таршиша (им. в виду испанский Тартес) доставляли к берегам Леванта испанское золото и серебро. (3-я книга Царств. 9. 26, 27, 28). Правда, самая древняя финикийская надпись, найденная на юге Сардинии относится лишь к IXв. до н. э. (CIS. I. 444). Испанский археолог A. Аррибас полагает, что в период между XIIи VIII вв. до н. э. торговая деятельность финикийцев основывалась на эпизодических контактах без создания колоний. «Типы финикийских поселений подтверждают это предположение, так как они в большей степени временные и, судя по характеру, зависели от обмена легко портящимися товарами», – заключает исследователь [1, с. 38].

Фукидидсообщает, что: «… для торговли с сикулами они (финикийцы) основали свои фактории на мысах и прибрежных островках у Сицилии» (VI. 2, 5 / Пер. Г. А. Стартановского здесь и далее). Далее, по его словам, когда на остров стали пребывать греческие поселенцы, финикийцы отправились на запад. А. Харден так комментирует этот отрывок. «Если финикийцы и имели поселения на востоке Сицилии, то могли отражать любые атаки, на которые в то время были способны греки. Не уместней ли предположить, что финикийцы покинули восточную Сицилию, еще до греческого заселения острова … » [9, c. 58]. Эта гипотеза исследователя нам кажется вполне обоснованной. Первые финикийские поселения представляли собой небольшие торговые фактории, в задачу которых входил контроль над судоходными трассами. Именно отсюда, из западной части Сицилии, открывался путьк берегам Лигурии, Италии, Пиренейскому полуострову.

Выводу греческих колоний предшествовал длительный период доколонизационных связей [8, с. 38; 6, с. 79]. Новые колонии греков, подобно финикийским, также должны были обеспечить господство эллинов на морских торговых путях. Но «греки появляются на Сицилии одновременно и в качестве земледельцев» [8, с. 38]. К тому же, освоение новых земель у ионийцев и дорийцев практически всегда сопровождалось вытеснением местного населения, что не было характерно для финикийцев, преследовавших, главным образом, коммерческие цели [8, с. 38; 10, с. 219‑220; 7, с. 66].

После прибытия эллинов на Сицилию здесь возникает много городов, пишет Диодор Сицилийский (V. 6, 4). Если поначалу греки не особенно тревожили финикийцев, то с появлением их колоний Гиммеры и Селинунта в западной части острова, финикийской торговле стала угрожать реальная опасность. Находки протокоринфских ваз в древнейшем некрополе Мотии свидетельствует о том, что еще в первой половине VIIв. до н. э. между сицилийскими финикийцами и греками существовал определенный торговый контакт. Однако, позже в Мотии происходят два одинаковых по важности события: на месте старинных захоронений воздвигается крепостная стена, для защиты города от возможного нападения извне, а некрополь переносится на территорию Сицилии [4, с. 75].

Оба эти события должны находиться во взаимосвязи с тем, о чем сообщает нам Фукидид (VI. 2, 6): «Когда же многочисленные эллины начали совершать морские походы, оставив большую часть острова, финикийцы стали жить, объединив Мотию, Солунт и Панорм, поблизости от элимов, доверяя союзу с элимами, а также потому, что оттуда Карфаген имел кратчайший морской путь в Сицилию» (VI. 2. 6). Из чего можно заключить, что, во-первых: прежде независимые колонии финикийцев, основанные выходцами из различных городов-метрополий, объединяются в один государственный организм. Во главе объединения, вероятно, стояла Мотия, на что указывает расширение территории города. До этого времени не было и видимого намёка на образование государства у тех, кто всегда интересовался лишь тем, чтобы держать подальше своих соперников и обеспечить себе монопольную торговлю [6, с. 72‑73]. Во-вторых: сицилийские финикийцы заключают военный союз с элимами. И, наконец, в-третьих: это новоиспеченное государство надеялось на помощь своих собратьев карфагенян. Как справедливо отметил И. Ш. Шифман, « … обычно очень точный Фукидид ничего не сообщает о союзе сицилийских финикиян с Карфагеном». Отсюда напрашивается вывод, что сицилийско-финикийское государство было самостоятельным и в какой-либо зависимости от Карфагена тогда не находилось [11, с. 134]. Теперь для Карфагена, стремившегося создать в Сицилии зону своего господства, открывалась возможность, используя затруднения Мотии поставить под контроль союз финикийских городов. Как показали дальнейшие события, набиравший в то время силу Карфаген не остался безучастным к происходящему и попытался разыграть свою собственную политическую карту.

«Великие дела» в Сицилии Юстин приписывает пунийскому полководцу Малху (XVIII. 7, 1). После завершения экспедиции Малх переправляется в Сардинию, где терпит поражение. О войнах, которые вел этот полководец на островах известно мало. По-видимому, походы происходили в промежутке между 550–535 гг. до н. э.[11, с. 149; 10, с. 320]. И. Ш. Шифман полагал, что армия Малха была разбита сардами. Но, как показали археологические раскопки на Сицилии и Сардинии, противниками карфагенян стали финикийские города, часть которых была разрушена пунийцами [3, с. 43; 10, с. 321]. Из этого следует, что целью агрессии карфагенян стали не только местные племена, но и собственные соотечественники. С одной стороны, Карфаген, вроде бы, обеспечивал финикийцам поддержку в борьбе с греками, которые грозили стать конкурентами в этом районе Средиземноморья. С другой, – нес угрозу независимости финикийских городов.

Тем более это кажется вероятным, если принять во внимание, что Геродот, описывая борьбу финикийцев и элимов со спартанским царем Дориэем, основавшим в конце VI в. до н. э. на Сицилии новую колонию (V. 43–45; Paus. III. 3, 9), вначале называет элимов из Эгесты равноправными союзниками финикийцев (V. 46), а несколько позже, упоминая о тех же событиях, указывает на карфагенян (VII. 158). Диодор уже прямо называет главным соперником греков не сицилийских финикийцев, а пунийцев. «Лакедемонянин Дорией … основал Гераклею. Город быстро окреп, но карфагеняне из зависти и опасения, что, усилившись еще более, Гераклея лишит Карфаген главенства над финикийцами, выступили против нее с большим войском и, взяв силой, сровняли с землей» (Diod. Sic. IV. 23, 3 / Пер. О. П. Цыбенко).

Таким образом, политика Карфагена, проводившаяся в отношении финикийских городов Сицилии, ярчайшим образом демонстрирует путь развития Карфагенской державы в целом. Можно с определенностью говорить, что она возникает не в результате объединения финикийцев перед лицом какой либо общей опасности, а под ударами карфагенской армии, навязавшей своим «единокровным родственникам» власть собственного города [10, с. 321]. В итоге, молодое финикийское государство Сицилии так и не смогло проявить себя поскольку, не успев окончательно сформироваться, сразу попало в зависимость от Карфагена. В дальнейшем мы уже не встречаем в источниках никаких известий о политических союзах финикийских городов даже отдаленно, напоминавших самостоятельные государственные образования.

Список литературы:

1. Аррибас А. Иберы. Великие оружейники железного века / Пер. Е. Б. Межевитинова. – М.: Изд-во ЗАО Центрполиграф, 2004.–190 с.

2. Белох К. Ю. Греческая история TI. / Пер. М. О. Гершензона. – М.: Изд-во Государственная публичная историческая библиотека России, –3-е изд. /под ред. и со вступ. ст. Ю. И.Семенова. 2009.–512 с.

3. Кац Т. П. Нурагическая Сардиния и морские народы // Античный Мир и Археология. Межвузовский сборник научных трудов. –Саратов: Изд-во Научная книга. 1986. Вып. 6. С. 31–43

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

4. Залесский, Н. Н. Этруски и Карфаген // Древний мир. –М.: Издательство восточной литературы, 1962 г. С. 520—526.

5. Кисельников А. Б. Торговое мореплавание в Средиземноморье в XIV в. до н. э.–I в. н. Пенза: Изд-во ПГПУ им. В. Г. Белинского, 2010.–152 с.

6. Колобова К. М. Из истории раннегреческого общества: о. Родос IX‑VII вв. до н. э.– Л.: Изд-во Ленинградского Государственного Университета, 1951.‑326 с.

7. Лаптева М. Ю. У истоков древнегреческой цивилизации. Иония XI‑XVI вв. до н. э. – Спб.: ИЦ «Гуманитарная академия», 2009. –512 с.

8. Луцатто Дж. Экономическая история Италии / Пер М. Л. Абрамсон. – М.: Изд-во Иностранная литература, 1954.‑435 с.

9. Харден А. Финикийцы. Основатели Карфагена. / Пер. А. Л. Игоревского. – М.: Изд-во ЗАО Центрполиграф, 2004.–263 с.

10. Циркин Ю. Б. От Ханаана до Карфагена. – М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2001.–528 с.

11. Шифман И. Ш. Карфаген. — М.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006.–518 с.

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

699

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке

Реклама

Рекомендуем