В данной статье предпринята попытка анализа решения проблемы «экстенсивности» и «интенсивности» в учении Канта И.. Обосновано это следующими соображениями. Во-первых, в некоторых аспектах его понимание экстенсивного и интенсивного имеет прямую логическую связь с положениями средневекового учения об «интенсификации и ремиссии качеств». Во-вторых, Кант является основоположником немецкой классической философии. Именно его идеи являются основой дальнейшей разработки системы категорий диалектики такими философами, как Шеллинг и Гегель.

В «Критике чистого разума» Кант выделял четыре основопо­ложения чистого рассудка: созерцание, восприятие, опыт и эмпиричес­кое мышление. Два первых им называются математическими осново­положениями, которые представляют собой, по сути, принципы применения (приложения) математики к естествознанию (к опыту). При этом аксиомы созерцания связываются у него с экстенсивными величинами, а антиципации восприятия — с интенсивными.

Все явления содержат некоторое созерцание в пространстве и времени. «Поэтому они могут быть схвачены, т.е. восприняты в эмпи­рическое сознание не иначе как посредством синтеза многообразного, который создает представления об определенном пространстве или времени» как сложения однородного и осознания синтетического «единства этого многообразного (однородного)», — пишет Кант [1, с. 237—238].

Единство многообразного однородного мыслится, по его мне­нию, в понятии величины. Отсюда все явления суть величины, причем величины экстенсивные, потому что как созерцания в пространстве или времени они должны быть представлены посредством того синтеза, которым определяются пространство и время вообще.

Пространство и время, считает кант, можно мыслить только последовательно, путем синтеза от «части» к «части». Он поясняет данное положение следующим образом: «Я могу себе представить линию, как бы мала она не была, только проводя мысленно все [ее] части, начиная с определенной точки, и лишь благодаря этому создавая ее образ в созерцании. То же самое относится и ко всякой даже малейшей, части времени. Я мыслю в нем лишь последовательный переход от одного мгновения к другому, причем посредством всех частей времени и присоединения их друг к другу возникает, наконец определенная величина времени» [1, с. 238]. А поскольку пространство и время являются необходимыми условиями созерцания, то всякое созерцание, выступая содержанием явлений, есть экстенсивная величина. Следовательно, всякое явление «может быть познано только посредством последовательного синтеза (от части к части) путем схватывания [1, с. 238]». Именно поэтому все явления, по Канту, созерцаются как «агрегаты», т.е. множество заранее данных частей.

Исходя из этих рассуждений по поводу смысла экстенсивной величины, Кант выводит следующее ее определение: «Экстенсивной я называю всякую величину, в которой представление о целом делается возможным благодаря представлению о частях (которое поэтому необходимо предшествует представлению о целом)» [1, с. 238].

Антиципации восприятия, будучи следующей ступенью рассудка и включая в себя созерцание, имеют также в своем содержании и ощущение. При рассмотрении данного основоположения кантом анализируется отношение категории «качество» к ощущениям в опыте, т.е. рассматривается возможность подведения ощущения не просто под величину, а под интенсивность величины, то есть степень. Степень выступает уже как количественное качество, которое доступно математическому описанию.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Подробнее

Ощущение, по мнению немецкого философа «… не обладает экстенсивной величиной, но все же имеет некоторую величину (а именно благодаря схватыванию ее, в котором эмпирическое сознание может возрасти в определенное время от 0 до данной меры схватывания), стало быть, интенсивную величину; в соответствии с ней всем объектам восприятия, поскольку в последнем содержится ощущение, должна быть приписана интенсивная величина, т.е. степень влияния на чувство» [1, с. 241].

Почему же антиципации восприятия не могут характеризоваться экстенсивной величиной? Кант поясняет это следующим образом. При воздействии чего-то реального на чувство возникает ощущение. Схватывание реального в одном (отдельном) ощущении наполняет только одно мгновение и поэтому в данном случае синтез не идет от частей к целому представлению. Это означает, что ощущение (реальное в явлении) имеет величину, но не экстенсивную, а интенсивную, которая схватывается посредством ощущения только как единство, а не множество однородного.

Всякое ощущение, по мысли Канта, как бы оно ни было мало, имеет степень, т.е. интенсивную величину, которая всегда может быть еще уменьшена, однако при этом данная степень никогда не будет наименьшей. «Всякий цвет, например красный, — пишет Кант, — имеет степень, которая как бы она ни была мала, никогда не есть наименьшая; то же самое можно сказать и о теплоте, моменте тяжести и т.п.» [1, с. 243].

Величина (и экстенсивная, и интенсивная) выражается, по мнению канта, числом, и «также как в основе всякого числа должна лежать единица, то в качестве единицы всякое явление есть величина, и, как таковое, оно всегда есть нечто непрерывное» [1, с. 244]. Иначе говоря, свойством величин выступает их непрерывность. Поэтому все явления, будучи непрерывными, суть «экстенсивные величины с точки зрения их созерцания, интенсивные величины с точки зрения одного лишь восприятия (ощущения и, следовательно, реальности)» [1, с. 244]. В ре-зультате Кант впервые приходит к обоснованию глубокого диалекти­ческого единства качества и количества, экстенсивного и интенсивного.

Это и другие положения немецкий философ применяет на практике в целях опровержения доказательства постоянности души. Представители рациональной психологии придерживались следующего тезиса: поскольку душа является простой (т.е. неделимой, так как в ней нет никаких частей — никакой множественности), постольку она не может делиться, уменьшаться, не может перестать существовать. Кант по этому поводу замечает: «если бы даже мы и признали душу простой сущностью, поскольку в ней нет ничего многообразного, составные части которого существовали бы вне друг друга, стало быть, в ней нет никакой экстенсивной величины, все же нельзя отрицать у нее, как и у всего существующего, интенсивной величины, т.е. степени реальности в отношении всех ее способностей и вообще всего того, что составляет ее существование…» [1, с. 377 —378]. А поскольку всякая интенсивная величина, по мысли Канта, может убывать через бесконечное множест­во меньших степеней, то она может превратиться в ничто если не путем деления, то путем постепенного ослабления.

Таким образом, по мнению автора «Критики чистого разума», постоянность души остается недоказанной и даже недоказуемой, т.е. вопрос, по сути, является антиномичным. Очевидно, что в опроверже­нии доказательства постоянности души существенную роль играет тезис, восходящий к учению об интенсификации и ремиссии качеств, согласно которому душе, подобно всему существующему, присуща некоторая интенсивность, хотя, будучи неделимой, она и не имеет экстенсивности.

В другой аргументации Канта против допущения существования пустоты используется еще одна важная идея, высказываемая в «Трактате о конфигурации качеств» средневекового мыслителя Орема Н. «Конечное качество, — писал, Орем, — может быть воображаемым простирающимся абсолютно во все стороны до бесконечности, без своего возрастания, при условии, что его интенсивность пропорционально уменьшается» [2, с. 718]. По мнению Канта, допущение существования пустоты основывается исключительно на метафизическом предположении, «… что реальное в пространстве (я не буду называть его здесь непроницаемостью или весом, — поясняет Кант, — потому что это эмпирические понятия) повсюду одинаково и может различаться только по своей экстенсивной величине, т.е. по количеству частиц» [1, с. 246]. В противовес этому кант пытается доказать, что если всякая реальность в восприятии имеет степень, то опыт никогда не обнаруживает пустого пространства или пустого времени, ибо пустоты не существует.

Этот вывод Канта, как и ряд других, послужили основой для дальнейшего анализа категорий «экстенсивное» и «интенсивное» выдающимися представителями немецкого классического идеализма Шеллингом и Гегелем.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Список литературы:

Кант И. Критика чистого разума. Сог.: В 6-ти томах. Т. 3.М.,1964.

Орем Н. Трактат о конфигурации качеств //Историко-математические исследования. Вып. ХІ. М.,1958

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

106

Закажите такую же работу

Не отобразилась форма расчета стоимости? Переходи по ссылке