Следует признать, что история политического контроля за такой важной технической новинкой как радио остается сегодня малоизучен­ной. Можно назвать несколько интересных исследований по истории цензуры советского радиовещания [2]. Вместе с тем, историки цензуры подчас предают забвению антропологическую компоненту. История государственных учреждений затмевает деятельность людей, их создававших. В данной публикации освещается жизнедеятельность советского цензора Трухановского В. М., который одним из первых постигал ремесло цензуры радиовещания на Урале.

Трухановский родился 11 июля 1890 г. в г. Нижнем Новгороде в семье преподавателя земледельческого училища. Рос вместе с тремя братьями и сестрой. В 1902 г. семья переехала в Петербург, и родители определили ребенка в гимназию. Учебное заведение Трухановс­кий В. М. закончил в 1910 г., достигнув возраста 20 лет. В этом же году молодой человек поступил на физико-математический факультет в Петербургский университет. «С этого времени я жил вполне самостоятельно, работая в Петроградских газетах в качестве корректора, выпускающего и репортера-рецензента по театрам…», — писал позднее Трухановский в своей автобиографии [3, л. 7]. В мае 1916 г. он оставил учебу и поступил волонтером в 16 Инженерно-строительную дружину Западного фронта, находившуюся в это время под Барановичами. До осени 1917 г. Трухановский работал в дружине старшим рабочим-табельщиком. Затем, вернувшись в Петроград, он решил снова учиться и поступил уже на медицинский факультет университета. Параллельно Вячеслав Михайлович был принят на работу в издательства петроградских газет «Красная звезда» и «Петроградская правда». В январе 1918 г. Трухановский получил назначение на должность выпускающего редактора газеты «Северная коммуна». В сентябре 1918 г., осваивая восьмимесячный курс советской партийной школы, партийным комитетом ВКП (б) 1-го городского района Петрограда он был рекомендован в члены коммунистической партии.

В мае 1919 г. Трухановский В. М. был переведен из Петрограда в Вятку, заняв на новом месте должности секретаря и заместителя редактора газеты «Красный набат», органа печати 3-й армии Восточ­ного фронта. Нередко редактор красноармейской газеты выезжал на передовую, принимая участие в боях. В один из таких жарких дней Трухановский получил контузию, и некоторое время провел в госпи­тале. В августе 1919 г. вместе с редакцией газеты Трухановский В. М. прибыл в г. Екатеринбург. После демобилизации по направлению Уралбюро ЦК РКП (б) в начале 1920 г. Трухановский поступил на работу в редакцию газеты «Уральский рабочий». Кроме того, некоторое время ему приходилось исполнять обязанности редактора екатеринбургской ежедневной газеты «Известия». В 1922 —1924 гг. Трухановский трудился в редакциях газет «Уральская новь» и «Уральский гудок».

Работая в редакциях, Трухановский выступал и в ипостаси талантливого литератора. В своей автобиографии, датированной 20апреля 1924 г., он писал: «Являюсь автором напечатанных в количестве более сорока рассказов, разбросанных по самым различным журналам Республики… В себе чувствую большую склонность к литературе, какую намерен развивать и дальше». Одновременно с желанием писать ему хотелось продолжить изучение медицины. «Если представиться возможность, хотел бы докончить медицинское образование, ибо для литератора, по моему мнению, нужно знать и сущность человека», — писал Трухановский В. М. [3, л. 7об.]. Заметим и то, что к своим 35 годам он овладел двумя иностранными языками — немецким и французским.

В январе 1924 г. Трухановский В. М. был командирован в Тюменский округ Уральской области на должность заместителя редак­тора тюменской газеты «Трудовой набат». Тюменский период деятель­ность занял чуть более одного года. Далее последовал его перевод в Ишимский округ, где в 1925 —1926 гг. Трухановский В. М. работал редактором газеты «Серп и Молот». В 1926 г. он оказался в Кунгуре и проработал здесь три года ответственным редактором окружной газеты «Искра» [4, л. 137 об.]134. В Кунгуре же Трухановский ввязался в конфликт с местным цензором Юматовым Н. И.

Инициатором конфликта выступил редактор «Искры». 27 февра­ля 1928 г. Трухановский В. М. направил письмо в Уральский обллит на имя главного цензора Ланге М. Р. От имени всей редакции он подверг­нул критике деятельность Юматова Н. И. «Контроль над репертуаром [зрелищных мероприятий] осуществляет зав. Окрлитом единолично, — писал Трухановский В. М. — В силу перегруженности он не может уделить достаточного внимания подбору репертуара. По этой причине и по ряду других подбор репертуара в Кунгуре оставляет желать лучшего» [5, л. 44]. Трухановский просил Уралобллит разъяснить вопрос, «кто и каким образом должен осуществляться контроль над ре­пертуаром зрелищных мероприятий». Обращение редактора «Искры» рассматривалось цензурным ведомством более месяца. 4 апреля 1928 г. на имя Трухановского В. М. в Кунгур был направлен ответ за подписью начальника Уралобллита. «Контроль за репертуаром соглас­но существующих законоположений возлагается исключительно на органы Главлита, каковым на территории округа является окружная инспекция печати и зрелищ (окрлит)», — писал Ланге М. Р. [5, л. 54]. Копия ответа Уралобллита поступила и в окрлит. Это не могло не обострить отношения Трухановского В. М. с цензором Юматовым Н. И. Чиновники и в дальнейшем, очевидно, продолжали враждовать. Подтверждением этому является содержание секретной директивы Уралобллита от 5 сентября 1928 г., направленной в редак­цию газеты «Искра». В обход окрлита Ланге М. Р. лично инструктиро­вал Трухановского В. М. о том, как следует освещать в печати, проходившие повсеместно на территории Уральской области военные маневры РККА [5, л. 88]. Примечателен и факт того, что из Кунгура Трухановский В. М. и цензор Юматов Н. И. были переведены пример­но в одно время — в первой половине 1929 г. Год спустя Юматов Н. И. возвратился в Кунгур и занял место Трухановского, получив назначе­ние на должность редактора «Искры». В 1934 г. они станут работника­ми аппарата Свердлобллита, и некоторое время будут работать бок о бок.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

В 1929 г. Трухановский В. М. вновь на редакторской работе в г. Свердловске. В 1930 —1932 гг. он занимал должности редактора газет «Гудок», «Голос рабочего», а также пост заведующего уральским отделением РОСТА. В середине 1932 г. началась его работа в уральском цензурном ведомстве. В Уралобллите Трухановский трудился до ноября 1934 г., занимая должность уполномоченного при областном радиокомитете [3, л. 12 об.].

Цензура радиовещания на Урале, как и в СССР, в рассматриваемый период времени находилась фактически в зачаточном состоянии. 24 мая 1930 г. Главлит РСФСР в циркуляре № 1141/с «О контроле над радиовещанием» потребовал от своих местных органов усилить цензурный контроль за деятельностью радиоузлов, станций и обществ. «Некоторые органы Лита совершенно устранились от какого бы то ни было предварительного или последующего просмотра радиопередач, очевидно считая, что контроль над радиовещанием не входит в круг их обязанностей» [6, л. 27]. Начальник пермского горлита Казанцев Г. С., характеризуя деятельность своих предшественников за период с 1930 по октябрь 1932 г., прямо указывал на полное отсутствие контроля за радиовещанием в г. Перми. По данным на 1 сентября 1933 г. вне поля зрения Казанцева Г. С. оставалось 13 радиоузлов, «которые имелись при некоторых предприятиях города» [1, л. 13]. «До сих пор этот участок работы почему-то отодвинут на задний план, — писал Трухановский в вышеупомянутой статье для «Бюллетеня Главлита». — Главлит, почему то особенностям радиоработы должного внимания не уделил» [1, л. 7 об.].

Свою деятельность по радиоцензуре Трухановский В. М. распределил на три основных направления:

ежедневный контроль за текстовым и музыкальным микрофонным материалом, передающимся в радиоэфир через радиостудии дикторами;

контроль за радиоперекличками;

контроль за радиотрансляциями из садов, клубов и т.д.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью

Работа цензора вносила существенные коррективы в развитие системы радиовещания на Урале. Не случайно в 1932 —1933 гг. Управление Уральского округа связи НКПТ СССР периодически делало попытки ограничить полномочия цензурного органа, ссылаясь на некие «соглашения с Главлитом» [1, л. 7]. Особенно настойчиво «связисты» настаивали на освобождении от предварительной цензуры технической процедуры радиоперекличек. Большие трудности представляла собой и деятельность по контролю за трансляциями совещаний и заседаний различных советских учреждений. «Трудно остановить оратора, говорящего из зала, — замечал Трухановский. — Остается одно — выключить микрофон, а это не всегда удобно».

Размышления Трухановского В. М. получили положительную оценку со стороны руководителей Главлита. «Тов. Трухановский правильно подошел к организации цензурной работы по радио», — говорилось в рецензии на его статью в «Бюллетене Главлита РСФСР» [1, л. 7 об.]. Вместе с тем, по признанию самого уполно­моченного Свердлобллита, в радиоэфир периодически продолжала попадать засекреченная информация, не подлежащая публичному освещению. Осенью 1934 г. цензор допустил серьезную оплошность: в свердловской радиогазете «Последние известия» была обнаружена «по­литическая ошибка». В начале 1935 г. в постановлении Первого райкома ВКП (б) г. Свердловска политредактору Свердлобллита Трухановско­му В. М. был объявлен выговор. Разбирательство и привлечение к партийной ответственности, очевидно, сыграло решающую роль в перспективе его дальнейшей работы в цензурном ведомстве.

Покинув Свердлобллит, 15 марта 1935 г. Трухановский получил назначение на должность управляющего свердловским областным отделом «Союзкинохроники». В кинематографии он проработал до 1936 г. В документах Главлита его фигура более не упоминается.

В последующем проблемы, актуализированные Трухановс­ким В. М., получат новое развитие. На областном совещании в июле 1934 г. в г. Свердловске было принято решение об установке на квартирах начальников райлитов контрольных радиоточек. При этом оплата за их установку и эксплуатацию возлагалась на местные радиовещательные организации. Подобные решения цензоров не могли устраивать уральские отделения связи. Конфликт интересов стал неизбежным. Примером выяснения отношений цензоров и связистов предложим считать ситуацию в Каменском районе.

20 октября 1934 г. в адрес Челябинского обллита было направлено письмо начальника Каменского райлита Пошлякова И. В.. Согласно доводам цензора, заведующие четырех районных радиоузлов были им проинструктированы о принципах цензуры микрофонного материала, радиопрограмм и пр. Кроме того, действуя согласно инструкциям Уралобллита, цензор уведомил заведующего городским радиоузлом о том, что имеющаяся у него радиоточка освобождена от абонентской платы, а все расходы по ее содержанию отныне несет сама радиовещательная организация [7, л. 20]. Ответные действия администрации радиоузлов в отношении райлита Пошляков И. В. наз­вал «полнейшей глупостью». На «претензии» цензора связисты подали жалобу в Челябинское областное управление связи. Ответ областных чиновников был краток: никаких прав контроля над радио у райлита нет. За неуплату абонентской платы сотрудники Каменского радио­узла, несмотря на протесты Пошлякова, сняли у последнего радио­точку и предъявили квитанцию о наложении штрафа. Подобные дейст­вия, безусловно, поставили под сомнение авторитет районного цензора в местных редакциях газет, типографиях и т.д. В связи, с чем Пошля­ков И. В. просил начальника Челябоблита Шмелева П. Н. разобраться в ситуации и помочь ему восстановить контроль над радиовещанием в районе. Однако обллит не спешил вмешаться в конфликт. Спустя месяц, 23 ноября 1934 г., Пошляков И. В. вторично обратился к руко­водству со словами: «…Нечего сказать, хорошая оперативность в работе. Однако я продолжаю ждать Ваших разъяснений, кто прав, я или отдел Челябинского радиоуправления» [7, л. 18]. К сожалению, в нашем распоряжении нет ответного письма Челябобллита. Ситуация же, в которую попал Пошляков, была типична и для других райлитов. В конце 1934 г. — начале 1935 г. сведения о противодействии, исходя­щем от связистов, приходили от цензоров Троицкого района Челябинс­кой области, а также Коми-Пермяцкого округа, Верещагинского, Нытвенского и Сарапульского районов Свердловской облас­ти [1, д. 111, л. 49—53]. Таким образом, логично утверждать, что конфликты со связистами приводили к дезорганизации в работе цензуры.

Список литературы:

Государственный архив Пермского края (ГАПК). Ф. Р-684. Оп. 3. Д. 123.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Цена статьи

Горяева Т. М. Радио России. Политический контроль радиовещания в 1920-х — начале 1930-х годов. Документированная история. М.: РОССПЭН, 2000. 175 с.

Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 4. Оп. 20. Д. 5247.

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 9. Д. 3644.

ГАПК. Ф. Р-307. Оп.1. Д. 1.

Государственный архив Свердловской области (ГАСО). Ф. Р-577. Оп. 2. Д. 23.

Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО). Ф. Р-496. Оп. 1. Д. 3.

Нужна помощь в написании статьи?

Мы - биржа профессиональных авторов (преподавателей и доцентов вузов). Пишем статьи РИНЦ, ВАК, Scopus. Помогаем в публикации. Правки вносим бесплатно.

Заказать статью