Но не стоит считать работу армейского духовенства сугубо политической, все-таки роль религии в Российской Империи была значительно выше, чем в современном обществе, а, значит, потребности людей с точки зрения религиозности принципиально отличались. Однако нас интересует не мировоззрение людей, а положение духовенства в пореформенной армии XIX века.

На протяжении всего XIX века армия представляла собой инструмент проводимой имперской политики. Являясь основой политического положения на международной арене, армия вынуждена была модернизироваться и постоянно развиваться. При этом нельзя говорить об армии как об обособленном от общества и от жизни страны конструкте. Связь армии с обществом стала особенно тесной с проведением военных реформ при Александре Втором в 1860-1870-х годах. Комплекс проведенных реформ, как в военном устройстве, так и в других отраслях коренным образом изменил многие принципы существования и функционирования армии Российской Империи. Пожалуй, главная роль здесь отводится введению всесословной воинской повинности. Однако важно понимать, что проведенные реформы базировались по большей части на опыте Крымской войны, а, значит, призваны были улучшить, прежде всего, боеспособность армии в частности и военную мощь государства в целом. В такой ситуации логично сделать вывод о том, что с проведением реформ, изменилась и жизнь человека в армии. Данный тезис ложится в основу нашего исследования. Более того, современная историческая наука апеллирует к незаконченности реформирования армии к началу русско-турецкой войны 1877-1878 гг., к тяжелым условиям жизни солдата в армии, к трудностям церковных служителей в армии, но подобные тезисы не всегда раскрываются, что является серьезным упущением, поскольку детальное рассмотрение этих проблем дает возможность понимать и оценивать ход реформирования и нововведений в армии Российской Империи на протяжении всего долгого XIX века. Однако наше утверждение справедливо лишь для исследований русско-турецкой войны, отчасти русско-японской, то есть той группы исследований, которые не ставят своей целью рассмотреть обозначенные проблемы детально, но нуждаются в подобных деталях. Таким образом, актуальность данной работы обуславливается нераскрытым в историографии тезисом о незавершенности проведения реформ к началу русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Новизна же обуславливается привлечением материалов, связанных с военным духовенством. Так как общество середины — конца XIX века было в высокой степени религиозным, священнослужители в армии играли высокую роль в поддержании боевого духа, необходимого морального уровня. Помимо этого, священники несли службу и в санитарной части. Поэтому мы считаем невозможным разделять исследования по социальной истории армии на «светские» и «духовные» составляющие.

Внимание!

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

На протяжении как XVIII, так и первой половины XIX века армейское духовенство выполняло сугубо «духовные» функции, как среди военнослужащих, так и среди местного населения. Военное духовенство определялось как «специальный орган религиозно-воспитательного воздействия на войска». В конце 50-х — начале 60-х годов XIX века появляется идея об использовании духовенства в образовании личного состава. И здесь можно обозначить две тенденции. Первая — повышение требований к образованию и, самое главное, к моральному облику, прежде, не только офицера, но и солдата тоже. Вторая тенденция является продолжением первой. Исходя из сформировавшихся требований к офицеру и обозначения роли духовного, религиозного воспитания в армии повышается требование к образованию самих священнослужителей. Отправной точкой служат события 1863-1867 годов. Во-первых, с целью качественной подготовки унтер-офицеров с 1867 г. стали обращать серьезное внимание на преподавание Закона Божьего в полковых учебных командах, которые тогда учреждались в частях. На унтер-офицеров возлагались обязанности быть для подчиненных активными проводниками веры и нравственности. В командах с двухгодичным курсом обучения на первое место среди предметов был поставлен Закон Божий. Во-вторых, в связи с этим, главный священник Кутневич, стараясь обустроить надлежащий порядок в полках, предписал в 1863 и 1864 гг. главному священнику Кавказской армии, равно как и всем благочинным внутренней России, «чтобы все священнослужители с особенным тщанием занялись преподаванием нижним чинам вверенных им полков Закона Божия» и при этом препроводил составленное им самим «Наставление по преподавании Закона Божия нижним чинам». По всем полкам для нижних чинов были разосланы специально изданные Св. Синодом пособия: «Букварь» и «Начатки христианского учения»». Интересно, что причины повышения образовательного ценза в дореволюционной и современной литературе оцениваются по-разному. Например, Ласкеев Ф.М. считает, что духовенство «вышло из рамок требоисправления и стало учителем и руководителем духовно-нравственной жизни православного русского воинства». Исследования конца XX века и современные видят причину повышения требования в последствиях военной реформы Александра Второго, так как изменился призывной контингент, повысился уровень образования войска.

Военное духовенство пополнялось за счет добровольцев из числа, закончивших духовные семинарии. И если на протяжении XVIII и первой половины XIX века для поступления на службе требовалось лишь желание, то в указанные период появляются жесткие требования знаний определенных текстов. Однако предъявление высоких требований к добровольцам, желающим поступить в военно-духовное ведомство, преподносится некоторыми исследователями как реальность присутствия таковых в войсках уже в конце третьей четверти XIX века. Так, В. Котков пишет». полковой священник, имевший высшее богословское образование, явление в данный период — обычное». Хотя на самом деле утверждение это довольно спорное. Если мы обратимся даже не к концу исследуемого периода, а в конец следующего десятилетия, то на статистическом материале увидим, что на 1 января 1888 г. в военно-духовном ведомстве состояло 303 священника, из них получили высшее богословское образование только 6. На 1 января 1902 г. состояло 462 священника, высшее образование из которых имели 24 человека.

Учитывая представленные цифры, верным будет сказать, что для прояснения успешности введения данных требований стоит рассматривать схожие показатели для русско-японской войны и Первой Мировой войны.

Жизнь военного духовенства в материальном плане всегда была несколько более трудной, чем духовенства в целом. Связано это с узким кругом источников дохода. Священнослужители в армии состояли на довольствии и получали жалованье, которого не хватало для нормального существования. Жалованье было настолько мало, что отправляясь, например, к театру военных действий и находясь там продолжительное время, семье священнослужителя приходилось залезать в долги, чтобы обеспечить его жизнь. «Жалованье армейского духовенства на протяжении практически ста лет оставалось неизменно небольшим и только за последние 30 лет первой половины XIX в. оно постепенно стало увеличиваться». В данной ситуации можно выделить две принципиально разные причины. Например, Невзоров Н. и Байдаков А.В. считают, что низкое материально обеспечение можно объяснить приоритетами священнослужителей, у которых «меркантильные расчеты в деятельности уступали свое место другим — более высокими нравственным целям». Также существует версия, что духовенство рассуждало так, что «если священники покажут настоящую работу в армии и на флоте, то лучшее материальное обеспечение придет к ним само собой». Однако нам представляется куда более реальной вторая причина — институциональная. Согласно ей, низкий уровень достатка пастырей, как в армии, так и на флоте, следует объяснять позицией соответствующих министерств, которые «вначале смотрели на священно — и церковнослужителей как на лиц, не имевших прямого отношения к их ведомствам».

Первым шагом к решению проблемы материального содержания стали события 1869 года, когда было изданное новое положение о постоянных военных госпиталях, по которому плата госпитальному священнику за молебны, панихиды и литургии в обыкновенные дни должна быть определена особы расписанием, утвержденным Главным священником армии и флота. Тогда же военным руководством был поставлен вопрос об установлении конкретной платы священнослужителям за разного рода требы. «По рассмотрении донесений госпитальных священников, составлено было расписание вознаграждения госпитальному причту за необязательные требы: за литургию 2-3 рубля, соборовании 2-3 руб., проводы тела усопшего 2-5 р. и т.д. Что же касается полковых священников, то для них едва ли не единственным дополнением к получаемому ими ограниченному содержанию по прежнему оставалось установленное особым Положением отчисление за исповедь от каждой роты от 3-х до 4-х руб. из экономической ротной или образной суммы». Однако ситуация законсервировалась еще на 5 лет.

Следующий этап улучшения материального положения в армии связан с 1874-1875 годами.18 сентября 1874 г. Александр Второй утвердил положение военного Совета «О присоединении к военной эмеритуре православного духовенства армии». А 1 января 1875 года оно вступило в силу. Согласно этому положению белое военное духовенство было допущено к участию в эмеритальной кассе. «Полные эмеритальные пенсии для военных священников за 35 лет службы при условии платы в течение всего срока в эмеритальную кассу назначались из следующего расчета: для Главных Священников — наравне с генерал-лейтенантами, для протоиереев, занимавших должности благочинных не менее пяти лет, и для настоятелей неподвижных соборов — полковниками, получавшими столовые деньги; для протоиерея — наравне с полковниками, не получавшими столовых денег; для священников — наравне с майорами, для диаконов — наравне с поручиками». При этом монахи доступа к эмеритальной кассе вовсе не имели. Плюс ко всему был обозначен порядок расчета выслуги лет духовенства. «При исчислении выслуги священнослужителям 25 — и 35-ти летнего срока, определяющего классы эмеритальных пенсий считать эти сроки со дня назначения их причетниками или посвящения в сан священнослужителя». Несколько раньше, 9-го февраля 1874 года, Военный Совет расширил права военного духовенства на получение медицинской помощи: «1) Священнослужителям и их семействам, в случае поступления их в военные лазареты, для лечения, производить офицерское содержание, для чего отпускать лазаретам по 30 коп. в сутки на каждого такового больного, и 2) в случае неимения мест, ни в госпитале, ни в лазарете, ни в больнице гражданского ведомства, предоставить им право, наравне с офицерами, пользоваться на своих квартирах, с получением от казны по 30 коп. в сутки. «.

Продолжением положительной для духовенства динамики улучшения материального и правового положения стало положение от 24 июня 1887г. «О повышении служебных прав военного духовенства и об увеличении его содержания».Ф. Ласкеев называет его днем «Дарованием царской милости военному духовенству», который явился для военных пастырей «знаменем нового времени, несомненно, благотворного для более успешного и плодотворного выполнения ими своей миссии. «.

Наконец, самым важным этапом стал приказ по военному ведомству от 26 февраля 1888г. за номером 45, когда было объявлено высочайше утвержденное положение о новых служебных правах и окладах содержания военному духовенству, а приказом по морскому ведомству, от 10 февраля 1890 г., за номером 20, это положение распространено на морское духовенство. Первый пункт приводил в соответствие должности священнослужителей с воинскими званиями:

«1) Военному духовенству предоставлены высшие права, более соответствующие его общественному положению, а именно: Главному священнику Гвардии и гренадер, армии и флотов — права Генерал-Лейтенанта; Главному священнику Кавказского военного округа — Генерал-майора; штатному протоиерею — благочинному — полковника; нештатному протоиерею и священнику — благочинному — подполковника; священнику — капитана, ротного командира; дьякону штатному и не штатному — поручика; штатному псаломщику из духовного звания — подпрапорщика».

Вместо существовавших тогда разных жалований предписывалось «производить военному духовенству одинаковые, соответственно присвоенным ему офицерским чинам, с некоторым впрочем, уменьшением. «. Также отдельно выделялись возможные прибавки к жалованию. «Для священнослужителей, получавших жалованье по основному окладу, были установлены срочные прибавки в сумме 336 рублей, а для получавших эти же надбавки по усиленном окладу».

На основании рассмотренного выше материала можно говорить о конце XIX века, как о времени постепенного, но верного улучшения положения духовенства в армии. Проводимая государственным и военным управлением политика была нацелена не только на совершенствование материального положения духовенства, но и на улучшение самого духовенства — повышение уровня и качества его образования. Логичным будет видеть прямую связь между этими событиями, так как вряд ли появилась бы идея улучшения жизни духовенства неспособного на выполнение своей цели должным образом.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

Пытаясь установить социальный состав и социальные условия армии Российской Империи в 70-е года XIX века, а также установить те проблемы и недостатки, огрехи реформ, обозначенные в историографии русско-турецкой войны 1877-1878 гг., мы пришли к следующим выводам. Армия Российской Империи в исследуемый период преимущественно состояла из крестьян, русских по национальности и православных по вероисповеданию. Введение всесословной воинской повинности отнюдь не сделало армию всесословной, количество дворян в ней не увеличилось, а вот офицерский состав стал менее замкнутой кастой. В результате, призывая 30% жеребьевых каждый год, военное управление пополняло армию в основном за счет крестьян, дворяне же старались освободиться от этой повинности, используя официальные льготы. Против ожиданий Д.А. Милютина, служба в армии не стала престижней и привлекательней, а приход недворянских сословий в офицерский состав сильно ухудшил и без того не самую оптимистичную картину. В итоге процент грамотных военнослужащих оказался весьма небольшим. Более того, изменение социального состава офицерства пополнило его необразованными, а иногда и неграмотными, людьми. Итогом стала невозможность наладить образование нижних чинов в достаточных объемах, учебные команды не покрывали всего личного состава. Невозможность образования нижних чинов объяснялась и отсутствием образованных унтер-офицеров и младших офицеров, которые непосредственно занимались этим. Однако мы не стремимся дать однозначно негативную оценку итогам военного реформирования в исследуемый период, исходя из того факта, что разработанные в течение 13 лет принципы военного устройства не претерпели изменений вплоть до падения Российской Империи. Жизнь, быт в армии исследуемого периода были крайне непростыми. Довольствие было нестабильным и неполным даже в мирное время, не говоря уже о военном. Офицеры были вынужденным покупать необходимые предметы, нижние чины же не имели даже такой возможности, исходя из небольшого жалованья. В военное же время ситуация осложнялась частой передачей вопросов довольствия из рук интендантов в руки частных комиссионеров, которые со своими задачами не справлялись. Отсутствие специальных помещений, налаженного и должного довольствия сказывались на боевой выучке и образованности военнослужащих негативно. Тем не менее, на примере приказов М.Д. Скобелева, мы показали, что многие аспекты жизни нижних чинов сильно зависели от офицеров, и при должной заботе офицерского состава о нижних чинах, все недостатки были легко устранимы. Досуг и образование офицеров решалось вышестоящим руководством, которое пыталось организовывать для офицеров лекции, библиотеки и т.п., но не редко упиралось в нежелание офицеров проводить время подобным образом. В то же время постоянное недовольство жалованьем, как унтер-офицеров, так и младших офицеров вынуждало Военное министерство повышать оклады, но, даже при всех принимаемых мерах, удовлетворить растущие потребности офицерства не удавалось. Схожие тенденции — улучшение быта, образованности, увеличение довольствия, мы встречаем по отношению и к военному духовенству. А изначальное положение военных пастырей было несравнимо тяжелее положения даже нижних чинов. Но здесь, пожалуй, можно однозначно оценить деятельность военного управления как успешную, поскольку положение священнослужителей действительно стало лучше.

Данная тема не является исчерпанной. Во-первых, возможно рассмотреть все те же параметры применительно к русско-японской войне и Первой Мировой войне. Во-вторых, более полную картину позволит получить привлечение более широкого корпуса источников. Самую большую группу составляют материалы Российского Государственного Военно-Исторического архива. С точки зрения статистического материала, фонды РГВИА представляют большой интерес. Также можно увеличить корпус источников за счет опубликованных воспоминаний и дневников офицеров, не использованных в данной работе. Но, пожалуй, при сохранении хронологических рамок, самые точные данные можно получить, детально рассмотрев экономическую сторону вопроса, на материалах бюджета Военного Министерства и комментариях к ним военного министра Д.А. Милютина, хранящихся в отделе рукописей РГБ. Вопросы, связанные с военным духовенством, возможно уточнить исследованием, посвященным набору в военное духовенство, а также его образованию в связи с изменившимся положением.

военное духовенство российская империя

Опубликованные

1.Григорьев А.Б. Вера и Верность: Очерки из истории отношений Русской Православной Церкви и Российской армии. М.: Кучково поле, 2005.

3.Дейченко П. Гурьев В. Письма священника с похода 1877-1878 гг. М.: Гос. публ. ист. б-ка России, 2007.

.Добротворский С. Сравнительная статистика военного духовенства за период времени с 1888-1902 гг. // Вестник военного духовенства. 1902. №.6.

5.Домнин И.В. Военная мысль в изгнании. Творчество русской военной эмиграции. М.: Русский путь, 1999.

.Домонтович М.А. Обзор русско-турецкой войны 1877-1878 гг. на Балканском полуострове СПб.: Гос. тип, 1900.

.Ефремов В.Я., Ипполитов Г.М. К вопросу о некоторых особенностях быта армейских офицеров в конце XIX — начале XX вв. // История российского быта: Материалы Четырнадцатой Всерос. заочн. науч. конф. / Под ред. С.Н. Полторака. СПб., 1999.

8.Зайончковский П.А. Военные реформы 1860 — 1870 годов в России. М.: Изд-во Московского Университета, 1952.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

.Зайончковский П.А. Русский офицерский корпус накануне Первой мировой войны. // Зайончковский П.А. 1904 — 1983. Статьи, публикации и воспоминания о нем. М., 1998.

10.Зайончковский П.А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX — XX столетий.1881 — 1903 гг. М., 1973.

11.Захарова Л.Г. Воспоминания генерал-фельдмаршала Дмитрия Алексеевича Милютина 1816 — 1843. М.: Российский архив, 1997.

12.Золотарев А.М. Материалы по военной статистике России. Население России как источник комплектования ее армии. СПб., 1889.

13.Золотарев В.А. Россия и Турция. Война 1877 — 1878 гг. М.: Наука. 1983г.

.Иванов Е.С. Воспитание воинской чести у офицеров российской армии XVIII — начала XX века: (Историко-педагогический анализ). М., 1994.

15.Иванов Ф.Н. Освобождение от натуральной рекрутской повинности населения регионов Российской империи (на примере Архангельской губернии 1820-1874 годов) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 10 (60).Ч. III.

Закажите работу от 200 рублей

Если вам нужна помощь с академической работой, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 экспертов готовы помочь вам прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

16.Иванов Ф.Н. Рекрутская повинность населения России в 1831-1874 годах: на материалах Европейского Севера: автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. — Сыктывкар, 2006.

.Иванов Ф.Н. Формирование региональной сети рекрутских присутствий в Российской империи XVIII — XIX вв. (на примере Вологодской губернии) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 10 (24): в 2-х ч.Ч. II.

18.Ивашко М.И. Военное и морское духовенство России (XVIII — начало XX вв.): историографическое исследование М., 2005.

19.Ивашко М.И. Русская православная церковь и Вооруженные силы (18 — начало 20 вв.). Историографическое исследование. М.: РАП, 2004.

20.Игнатьев А. А.50 лет в строю. Т.1. М., 1989.

21.Изонов В.В. Подготовка военных кадров в России (XIX-начало XX вв.): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. д-ра ист. наук (07.00.02) СПб.,: Б/и, 1998.

.Исторический очерк деятельности Военного управления в России. Т.3. СПб., 1879. Приложение. Н.49.

24.Копылов Н. Первая мировая война и русское офицерство. Некоторые аспекты проблемы. / Сравнительно-исторические исследования. М., 1998.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы

25.Котков В.M. Религиозно-нравственное воспитание и досуг военнослужащих русской армии. СПб, 1999.

.Ласкеев Ф. Священник Лейб-гвардии конного полка. Ратный труд военных пастырей (Общие итоги деятельности за 1800-1900 гг.) / Российский военный сборник. Вып.12. Христолюбивое воинство. М., 1997.

27.Ласкеев Ф.М. Историческая записка об управлении военным и морским духовенством за минувшее столетие (1800 — 1900 гг.). СПб., 1900.

28.Леонов О. Ульянов И. Регулярная пехота 1855-1918.М. Аст. 1998.

.Леонтьев А.О. О занятиях офицеров в строевых частях войск. СПб., 1974.

30.Лушников А.М. Армия, государство и общество: система военного образования в социально-политической истории России (1701-1917 гг.) Ярославль, 1996.

31.Мельникова Л.В. Русско-турецкая война 1877 — 1878 гг. глазами полкового священника В. Гурьева. // Военно-исторический журнал. URL: http://history.milportal.ru/2016/01/russko-tureckaya-vojna-1877-1878-gg-glazami-polkovogo-svyashhennika-vakxa-gureva/ (дата обращения 15.12.2015)

.Мещеряков Г.П. Русская военная мысль в XIX в. М.: Наука, 1973.

.Миловский М.П. История тыла и снабжения русской армии». Калининград, 1955.

Скидка 100 рублей на первый заказ!

Акция для новых клиентов! Разместите заказ или сделайте расчет стоимости и получите 100 рублей. Деньги будут зачислены на счет в личном кабинете.

Узнать стоимость Гарантии Отзывы

34.Миронов Б.Н. Социальная история России Т.2. СПб., 1999. С.210.

35.Невзоров Н. Исторической очерк управления духовенством Военного ведомства в России. СПб: Типография Ф.Г. Елеонского и А.И. Поповицкого, 1875.

36.Никитин Д. Заметки полкового священника о русском солдате // Христолюбивое воинство. Православная традиция Русской Армии. М.: Военный университет совм. Независимый военно-научный центр «Отечество и Воин». 1997.

37.Осипова М.Н. Великий русский реформатор фельдмаршал Д.А. Милютин. М.: Animi Fortitudo, 2005.

.Поликарпов В.В. Военная контрреволюция в России. 1905 — 1917 гг. М., 1990.

39.Приходченко А.А. Особенности военно-экономической деятельности в России в XVIII — начале ХХ века // Военно-исторический журнал. URL: http://history.milportal.ru/2014/07/osobennosti-voenno-ekonomicheskoj-deyatelnosti-v-rossii-v-xviii-nachale-xx-veka/ (дата обращения 25.12.2015).

.Протоиерей Поляков Г. Военное духовенство России. М.: ТИИЦ, 2002.

41.Российские офицеры. // Военно-исторический журнал. 1994. Н.3. С.66.

42.Рудник С.Н. Великие реформы в России 1860 — 1870 годов: эпоха и люди. СПб.: РГГМУ. 2013

43.Русская периодическая печать (1702-1894): Справочник. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1959.

Нужна работа? Есть решение!

Более 70 000 экспертов: преподавателей и доцентов вузов готовы помочь вам в написании работы прямо сейчас.

Расчет стоимости Гарантии Отзывы